Родченко александр михайлович фотографии: Страница не найдена

Содержание

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Передвижные выставки

В конце 1920-х годов наряду с занятиями полиграфией, дизайном, театром и кино Александр Михайлович Родченко (1891-1956) посвящает много времени фотографии. Он публикует свои экспериментальные ракурсные снимки в журналах «Советское кино» и «Новый ЛЕФ», снимает первые фоторепортажи по заданию редакций журналов «30 дней», «Радиослушатель», «Даешь!», получает удостоверения фотокорреспондента от журнала «Огонек» и газеты «Вечерняя Москва». Он показывал читателям журналов мир новой Москвы, постройки архитекторов Александра Веснина, Моисея Гинзбурга, Константина Мельникова. Он показывал сборку автомобилей на заводе АМО, генераторы на электростанц…

В конце 1920-х годов наряду с занятиями полиграфией, дизайном, театром и кино Александр Михайлович Родченко (1891-1956) посвящает много времени фотографии. Он публикует свои экспериментальные ракурсные снимки в журналах «Советское кино» и «Новый ЛЕФ», снимает первые фоторепортажи по заданию редакций журналов «30 дней», «Радиослушатель», «Даешь!», получает удостоверения фотокорреспондента от журнала «Огонек» и газеты «Вечерняя Москва». Он показывал читателям журналов мир новой Москвы, постройки архитекторов Александра Веснина, Моисея Гинзбурга, Константина Мельникова. Он показывал сборку автомобилей на заводе АМО, генераторы на электростанции (само здание МОГЭС было построено по проекту архитектора Ивана Жолтовского), производство электрических лампочек. Даже фабрика-кухня оказалась на его снимках целым заводом со своими цехами и технологией. Он верил, что будущее за индустриальным миром. Но Родченко снимал всю эту техническую натуру не ради политической агитации. Он был вдохновлен формами новой техники, эстетикой конструктивистской архитектуры как художник. Его обрывистые, ракурсные снимки как нельзя острее выявляли непривычную красоту индустриального мира: монохромную черно-белую гамму, ровные поверхности, геометризм форм, мощные ритмы конструкций. Снимая любой фоторепортаж, Родченко старался максимально подробно показать все технологические операции. По его фотографиям можно реконструировать производство, работу радиоцентра или, например, выпуск газеты. В очерке о газете 1928 года он показал, что новости начинаются со звонков в редакцию и писем корреспондентов. Правка и перепечатка материала. Набор текста, гранки. Изготовление печатных форм и запуск ротационной машины. Наконец, подсчет и упаковка пачек свежих номеров газет. Последние новости, которые читают за утренним чаем. Все это напоминает съемку документального фильма. Действительно, Родченко верен своему девизу показывать вещи и процессы со всех сторон, со всех точек. Его первой репортерской камерой был купленный в 1925 году в Париже компактный киноаппарат «Септ», позволявший снимать в режиме стоп-кадра на формат негатива 18х24 мм. «Лейка» появилась позже, только в конце 1928 года. Родченко мечтал о работе в кино не только в качестве постановщика, но в качстве режиссера и оператора. Такая возможность предоставилась в 1930 году, когда по заданию фабрики «Культур-фильм» вместе со съемочной группой он отправился в Нижегородскую область на съемку фильма «Химизация леса» по собственному плану-сценарию. Однако, в результате вся аппартура, которую выдали на студии, оказалась неисправной. Не подвели только «Лейка» и «Септ». Все, что было снято в той командировке, «списали». Остались лишь фотографии. Серия «Укладка штабелей на лесопильном заводе Вахтан» обошла позднее множество выставок. Обычная, банальная операция показана Родченко с такой динамикой, точностью кадра, вниманием к деталям, что стала своего рода пособием для фоторепортеров, снимающих трудовые процессы. Не бояться смело обрезать фигуры и детали, показывать работающих крупным планом, удивляться вместе со зрителем, что торцы бревен и брусьев, длинные плети досок так похожи на архитектуру или на … геометрическую абстрактную конструктивную живопись, которой Родченко занимался в 1919-1920 годах. Однако, замечая детали, он не забывал и о человеке. Всегда в сериях Родченко, посвященных заводам, типографиям, лесопильному заводу, даже промышленному озеленению Москвы, транспорту, почтовым перевозкам –за всем этим стоит работающий на производстве человек. Родченко – художник-производственник. В 1922 году он придумал для себя функцинальный костюм инженера-конструктора, который сшила его жена Варвара Степанова. В 1929 году он придумывал костюмы будущего для пьесы Владимира Маяковского «Клоп» в театре Всеволода Мейерхольда. Люди будущего в его костюмах похожи не то на лаборантов или ученых, не то на авиаторов. Из подкрашенной клеенки сшили костюмы-скафандры с необычными отстегивающимися деталями для горожан, директора зоосада, репортеров, сотрудников института воскрешений, где оказался «замороженный» на пятьдесят лет главный герой пьесы Присыпкин, вместе с которым ожил и постельный клоп… Рядом со станками на фотографиях Родченко всегда есть человек. Мы видим, как руки рабочих калибруют детали или играют в шашки во время обеденнго перерыва, видим руки литейщицы. На другом снимке: токарь у станка или повариха загружает в котел нарезанные овощи для супа на фабрике-кухне. На строительстве Парка культуры трамбуют дорожки, вешают провода на столбы, собирают конструкции цирка-шапито. Из ворот депо выезжает дежурная пожарная бригада на Электрозаводе. Герой Родченко – это интересующийся всем, активный, умеющий организовать свою жизнь молодой человек или девушка. Они работают и учатся, они занимаются спортом. Целая серия была посвящена утренней зарядке на крыше недавно построенного студенческого общежития в Лефортово. Родченко всегда старался содержать свой архив в порядке. Архив негативов, фотографий, проектов. Это был его рабочий инструмент. Из снимков, опубликованных в конце 1920-х годов в прессе, он собрал что-то вроде макета будущей книги, расклеив на стандартных листках картона контрольки, вырезанные из журналов фотографии. Все вместе создавало образ индустриального мира, красоту которого и хотел запечатлеть Родченко. Александр Лаврентьев

Родченко Александр Михайлович — это… Что такое Родченко Александр Михайлович?

Александр Родченко и Варвара Степанова на фото 1920 года

Алекса́ндр Миха́йлович Ро́дченко (23 ноября (5 декабря) 1891, Петербург — 3 декабря 1956, Москва) — советский живописец, график, скульптор, фотограф, художник театра и кино. Один из основоположников конструктивизма, родоначальник дизайна и рекламы в СССР. Работал совместно со своей женой, художником-дизайнером Варварой Степановой.

Биография

Родченко родился в Санкт-Петербурге в 1891 году. Отец — Михаил Михайлович Родченко (1852—1907), театральный бутафор. Мать — Ольга Евдокимовна Родченко (1865—1933), прачка. В 1902 году семья переехала в Казань, где в 1905 он окончил Казанское приходское начальное училище.

В 1911—1914 учился в Казанской художественной школе у Н. И. Фешина, где в 1914 году познакомился с Варварой Степановой. С 1916 года Родченко и Степанова начали совместную жизнь в Москве. В этом же году он был призван в армию и до начала 1917 года служил заведующим хозяйством Санитарного поезда Московского земства.

В 1917 году, сразу же после Февральской революции в Москве создается профсоюз художников-живописцев. Родченко становится секретарем его Молодой Федерации, и занимается, в основном, организацией нормальных условий жизни и работы для молодых художников. В это же время вместе с Г. Б. Якуловым, В. Татлиным и другими он работает над оформлением кафе «Питтореск» в Москве, а с 1918 по 1921 служит в отделе ИЗО Наркомпроса, заведует Музейным бюро. Одновременно с работой в наркомате разрабатывал серии графических, живописных и пространственных абстрактно-геометрических минималистских работ. С 1916 начал участвовать в важнейших выставках русского авангарда (на выставке «Магазин», организованной Владимиром Татлиным) и в архитектурных конкурсах. В текстах-манифестах «Все — опыты» и «Линия» зафиксировал свое творческое кредо. Относился к искусству как к изобретению новых форм и возможностей, рассматривал свое творчество как огромный эксперимент, в котором каждая работа представляет минимальный по форме живописный элемент и ограничена в выразительных средствах. В 1917—1918 работал с плоскостью, в 1919 написал «Черное на черном», работы, основанные лишь на фактуре, в 1919—1920 ввел линии и точки как самостоятельные живописные формы, в 1921 на выставке «5×5=25» (Москва) показал триптих из трех монохромных цветов (желтый, красный, синий).

Помимо живописи и графики занимался пространственными конструкциями. Первый цикл — «Складывающиеся и разбирающиеся» (1918) — из плоских картонных элементов, второй — «Плоскости, отражающие свет» (1920—1921) — свободно висящие мобили из вырезанных из фанеры концентрических форм (круг, квадрат, эллипс, треугольник и шестиугольник), третий — «По принципу одинаковых форм» (1920—1921) — пространственные структуры из стандартных деревянных брусков, соединенные по комбинаторному принципу. В 1921 подвел итог своих живописных поисков и объявил о переходе к «производственному искусству»

В конце 1919 Родченко вступил в общество «Живскульптарх» (Комиссия по разработке вопросов живописно-скульптурно-архитектурного синтеза), в 1920 был одним из организаторов Рабиса. В 1920—1930 преподавал на деревообделочном и металлообрабатывающем факультетах Вхутемаса-Вхутеина в должности профессора (в 1928 факультеты были объединены в один — Дерметфак). Он Учил студентов проектировать многофункциональные предметы для повседневной жизни и общественных зданий, добиваясь выразительности формы не за счет украшений, а за счет выявления конструкции предметов, остроумных изобретений трансформирующихся структур. С 1921 по 1924 работал в Институте художественной культуры (Инхук), где сменил в 1921 В. В. Кандинского на посту председателя. В 1930 был одним из организаторов фотогруппы «Октябрь». В 1931 на выставке группы «Октябрь» в Москве в Доме печати выставил ряд дискуссионных снимков — снятые с нижней точки «Пионерку» и «Пионера-трубача», 1930; серию динамичных кадров «Лесопильный завод Вахтан», 1931 — послужившую мишенью для разгромной критики и обвинения в формализме и нежелании перестраиваться в соответствии с задачами «пролетарской фотографии».

Участник групп «Леф» и «Реф» (1923—1930), художник журналов «Леф» и «Новый Леф». Был членом «Объединения современных архитекторов» (ОСА). В 1925 году был командирован в Париж для оформления советского раздела Международной выставки современных декоративных и промышленных искусств (архитектор советского павильона — К. С. Мельников), осуществлял в натуре свой проект интерьера «Рабочего клуба». Рекламные плакаты А. Родченко удостоены серебряной медали на парижской выставке 1925 года Родченко принадлежит авторство панно на Доме Моссельпрома в Калашном переулке в Москве.

Александр Родченко выглядывает из окна лестничной клетки

С 1924 занимался фотографией. Известен своими остродокументальными психологическими портретами близких («Портрет матери», 1924), друзей и знакомых из ЛЕФа (портреты Маяковского, Л. и О. Брика, Асеева, Третьякова), художников и архитекторов (К. Мельников, Веснин, Ган, Попова). В 1926 году опубликовал свои первые ракурсные снимки зданий (серии «Дом на Мясницкой», 1925 и «Дом Моссельпрома», 1926) в журнале «Советское кино». В статьях «Пути современной фотографии», «Против суммированного портрета за моментальный снимок» и «Крупная безграмотность или мелкая гадость» пропагандировал новый, динамичный, документально точный взгляд на мир, отстаивал необходимость освоения верхних и нижних точек зрения в фотографии. Участвовал в выставке «Советская фотография за 10 лет» (1928, Москва). Как фотограф, Родченко стал известен благодаря экспериментам с ракурсом и точками фотосъемки.

В конце 1920-х — начале 1930-х годов был фотокорреспондентом в газете «Вечерняя Москва», журналах «30 дней», «Даешь», «Пионер», «Огонек» и «Радиослушатель». Одновременно работал в кино (художник фильмов «Москва в Октябре», 1927, «Журналистка», 1927—1928, «Кукла с миллионами» и «Альбидум», 1928) и театре (постановки «Инга» и «Клоп», 1929), разрабатывая оригинальную мебель, костюмы и декорации.

В 1932 вышел из группы «Октябрь» и стал фотокорреспондентом по Москве издательства Изогиз. С 1933 работал как художник-оформитель журнала «СССР на стройке»[1], фотоальбомов «10 лет Узбекистана»[2], «Первая конная», «Красная армия»[3], «Советская авиация»[4] и других (совместно с супругой В. Степановой). Продолжал занятия живописью в 1930—1940-е годы. Был членом жюри и художником-оформителем многих фотовыставок, входил в состав президиума фотосекции профессионального союза кинофотоработников, был членом МОСХа (Московская организация Союза художников СССР) с 1932 года. В 1936 участвовал в «Выставке мастеров советского фотоискусства». С 1928 года регулярно посылал свои работы на фотографические салоны в США, Францию, Испанию, Великобританию, Чехословакию и другие страны

Применил фотомонтаж для иллюстрирования книг, например, «Про это» В. Маяковского. В 1930-х годах от раннего творчества, проникнутого революционным романтическим энтузиазмом, А. Родченко перешел к выполнению пропагандистских государственных задач: оформил много номеров журнала «СССР на стройке», в 1933 году участвовал в поездке на Беломоро-Балтийский канал, где сделал большую серию репортажных снимков. В 1938—1940 годах фотографировал артистов цирка, позже вернулся к живописи.

Наследие

В настоящее время дело продолжает его внук, Александр Николаевич Лаврентьев, который преподает дизайн и композицию во многих художественных учебных заведениях Москвы, в частности в Московской Школе фотографии и мультимедиа имени А. Родченко и МГХПУ имени Строганова, а также выступает редактором и консультантом научных трудов об Александре Родченко.

Библиография

Публикации

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

Александр Родченко. Из коллекции фонда Still Art Foundation

ПОНЕДЕЛЬНИК — ВЫХОДНОЙ Ельцин Центр совместно с Галереей Люмьер представляет выставку фотографий выдающегося художника русского авангарда Александра Родченко из коллекции фонда Still Art. В экспозицию вошли работы Родченко разных лет, начиная с первых фотографических опытов 1920-х до конца 1930-х годов. На выставке представлены знаменитые портреты друзей Родченко: художников, архитекторов, поэтов, писателей, кинорежиссеров, сотрудников журналов «ЛЕФ» и «Новый ЛЕФ», среди которых узнаваемый портрет Лили Брик, который стал основой для плаката Ленгиза, несколько фотографий Владимира Маяковского из первой фотосессии в мастерской Родченко на Мясницкой (1924) и знаменитая фотография Осипа Брика, где вместо одной из линз очков вмонтировано название журнала «ЛЕФ». В экспозицию также вошли портреты семьи: матери фотографа, его жены Варвары Степановой и дочери Варвары Родченко, архитектурные съемки и фоторепортажи: легендарные «Балконы» (1925), «Пожарная лестница» (1925), «Лестница» (1929), а также «Пионер-трубач» (1930) и «Пионерка» (1930). Александр Михайлович Родченко (1891–1956) – один из лидеров русского авангарда, новатор в области живописи, скульптуры, книжного, плакатного, кино- и театрального дизайна, начал фотографировать в 1924 году. Его экспериментальный подход к фотографии навсегда изменил историю этого вида искусства и повлиял не только на современников, но и определил развитие фотографии на десятилетия вперед. Используя такие приемы, как съемка с непривычного ракурса (сверху вниз и снизу вверх), который сразу же стали называть «родченковским»; диагональное построение композиции, задающее динамику и ритмичность кадру; съемка детали и крупного плана; применение двойной экспозиции и тонкая работа со светотеневыми контрастами, Родченко стремился, как писал Осип Брик, превратить знакомую вещь в «кажется никогда не виданную конструкцию», изменить привычный взгляд человека на окружающее, расширить возможности «видеть вещи». В экспозицию вошли 58 серебряно-желатиновых отпечатков из двух альбомов музейной серии портфолио, выпущенных тиражом 35 экземпляров в 1994–1997 годах, собранных под руководством Варвары Родченко, Александра Лаврентьева и галериста Говарда Шиклера. Печать фотографий, вошедших в портфолио и предоставленных фондом Still Art, осуществлена Александром Лаврентьевым и Юрием Плаксиным в фотолаборатории Родченко с оригинальных негативов автора. 18 марта – 22 мая Арт-галерея Вторник – воскресенье 10.00 – 21.00 По билету в Арт-галерею 0+

«Ни шагу без фотоаппарата»: друзья и близкие самого революционного фотографа СССР Александра Родченко — о его облике, методе и чувстве юмора

Автор Никита Слинкин

заведующий отделом культурно-просветительских программ МАММ

Об облике

В воспоминаниях дочери Варвары Родченко:

«Он любил, чтобы его называли по фамилии, просто „Родченко“ или „Родча“. Ударение всегда на первом слоге. Он был высокого роста по тем временам — 183 см, чуть ниже Маяковского. Голос — негромкий, мягкий, интонация слегка ироничная. Волосы… он брился наголо, начиная с 1920 года. Впоследствии многие представители „левого фронта искусств“, или ЛЕФа, тоже сбривали волосы: Маяковский, Брик, Шкловский, Третьяков».

Михаил Кауфман. Александр Родченко в производственном костюме, сшитом по его проекту Варварой Степановой. 1923 год. Собрание Мультимедиа Арт Музея, Москва

Из воспоминаний ученицы Родченко Галины Чичаговой:

«В мастерскую вошел человек, по своему внешнему обличью не то летчик, не то автомобилист. Его одежда была такова: бежевая куртка военного покроя, галифе серо-зеленоватого цвета; на ногах черные штиблеты и серые обмотки. На голове черная кепка с огромным глянцевым кожаным козырьком. Лицо очень бледное, с правильными чертами, губы своей яркостью выделялись над бледностью лица. Глаза блестящие, тёмные, с сильно очерченными ресницами. Я сразу увидела, что это человек новый, особенный. Его манера говорить и держаться с нами не была профессорской».

Варвара Степанова. Портрет Александра Родченко. 1926 год. Собрание Мультимедиа Арт Музея, Москва

В воспоминаниях студента ВХУТЕМАСа Захара Быкова:

«С виду замкнутый, иногда угрюмый, с нами он на редкость был общительный, относился как к сыновьям. Все свободное время часто проводил с нами. Иногда в перерывах ходил с нами в существовавшие тогда чайные, заказывал большой чайник с кипятком, а заварку на одного (так было дешевле). Покупали ситники и по русскому обычаю засиживались, вели разговор на разные темы бурной молодежной жизни. Родченко до странности не любил носить новую одежду, обувь. Они были как бы не по нему. Надев новый костюм, он звал нас за город, и там начинал кататься по траве и железнодорожным откосам. Так он „обновлял“ новые вещи.»

О методе

Александр Родченко сформулировал заповеди советского фоторепортера:

«Ни шагу без фотоаппарата.
Изучи аппарат, объективы и экспозицию.
Снимай жизнь, как она есть, никаких инсценировок.
Давай точные подписи.
Снимай быстро, по возможности незаметно.
Побольше оригинальности, остроты и неожиданности.
Прежде чем снимать, познакомься с тем, что будешь снимать.
Что должен знать советский фоторепортер?
Экономику, географию и этнографию.
Способы передвижения.
Спорт.
Способы сообщения.
Советский кодекс.
Языки.
Трудовые процессы.
Быть общественником, работать в фотокружке.
Читать газеты каждый день.
Это на ближайшее время».

В 1926 году в Москве Родченко сделал серию экспериментальных снимков. Так, у стены своего дома он повернул камеру в небо, втиснув восьмиэтажное здание в кадр на пределе глубины резкости. Осип Брик, критик и литературовед ЛЕФа, написал об этих снимках: «Знакомая вещь (дом) кажется никогда не виданной конструкцией, пожарная лестница — чудовищным сооружением, балконы башней экзотической архитектуры».

Александр Родченко. Пожарная лестница (вариант). 1925 год Из серии «Дом на Мясницкой». В этом доме (№ 21) жили Александр Родченко и Варвара Степанова. Собрание Мультимедиа Арт Музея, Москва

В воспоминаниях дочери, Варвары Родченко:

«Когда он снимал, то постоянно двигался вокруг человека, иногда трудно было уловить момент, когда он нажимал на спуск, настолько незаметно это происходило».

Фотография для Родченко — это возможность творить актуальное искусство, показывать мир «утренними глазами», как сказал однажды его соратник по ЛЕФ писатель Виктор Шкловский.

В каталоге передвижной выставки Родченко (Канада, США, Испания), включавшей фотографию, полиграфию и кино, куратор из музея в Нью-Мехико Стив Йейтс написал:

«Он революционировал традиционные формы искусства, он ввел фотографию в разнообразные средства и виды коммуникации. Его эксперименты между чистым искусством и масс-медиа породили множество новых направлений. Фотография, засверкав всеми своими гранями, влилась в основной поток развития современного искусства начала ХХ века».

Александр Родченко. Пионер-трубач. 1932. Собрание Мультимедиа Арт Музея, Москва

Из статьи Осипа Брика в журнале ЛЕФ:

«Родченко был беспредметником. Стал конструктивистом и производственником. Не на словах, а на деле.

Есть художники — они быстро усвоили модный жаргон конструктивизма. Вместо „композиция“ говорят „конструкция“; вместо „писать“ — „оформлять“; вместо „творить“ — „строить“. Но делают все то же: картинки, пейзажики, портретики.

Есть другие — эти не пишут картинок, работают в производстве, тоже толкуют о матерьяле, о фактуре, о конструкции, но выходит опять-таки стародавнее украшательство, прикладничество, петушки и цветочки или кружки и черточки.

И еще есть — они и картинок не пишут, и в производстве не работают, они „творчески познают“ „вечные законы“ цвета и формы. Для них реальный мир вещей не существует, им нет до него никакого дела. С высоты своих мистических прозрений они презрительно глядят на всякого, кто профанирует „святые догмы“ художества работой в производстве или другой области материальной культуры.

Родченко — не таков. Родченко понимает, что не в абстрактном познавании цвета и формы задача художника, а в уменье практически разрешить любое заданье на оформленье конкретной вещи. Родченко знает, что нет раз навсегда данных законов конструирования, а что каждое новое заданье надо решать по-новому, исходя из условий вот этого индивидуального случая.

Родченко знает, что, сидя у себя в мастерской, ничего не сделаешь, что надо идти в реальную работу, нести свой организаторский дар туда, где он нужен, — в производство».

Родченко-преподаватель

Из воспоминаний студента ВХУТЕМАСа Захара Быкова:

«Для меня и всей нашей группы Родченко был тем человеком, который научил нас понимать современную обстановку после революции конкретно, творчески, с широких производственных позиций, позиций требований широких „творческих масс“. Он очень умело мог по-новому раскрыть нашу специальность и место в производстве по массовому изготовлению бытовых вещей.

С Родченко у нас сложились дружественно-товарищеские отношения. На занятиях он предпочитал очень простую обстановку для обучения, которая должна быть как бы семейной, домашней, непринужденной. Так, собрав нас в кружок, он, сидя за верстаком, просто рассказывал обо всех аспектах нашей специальности, показывал книги, каталоги, фотографии, давал разъяснения.

Иногда рисовал тут же возможные варианты, иную трактовку. Приносил какие-либо вещи и заставлял нас тут же в классе разбирать и собирать, зарисовывать и запоминать их устройство и детали. Помню, как-то раз, Александр Михайлович принес на занятия простые самописки разных конструкций и устройств с флаконом чернил. Проделывая все необходимые манипуляции с заправкой ручек чернилами прежде, чем понять их устройство, мы все, не только руки, были в чернилах. Долго потом не могли отмыться. А он на нас смотрел, сидя рядом, и слегка улыбался.

С Александром Михайловичем Родченко было легко работать. Он был очень отзывчивый, имел ровный и спокойный характер. Даже если ему не нравилась работа студента, он находил возможность спокойно, терпеливо, не обидев, объяснить недостатки и дать нужные указания. Но мы научились распознавать и его настроение. Так, в день получки, если, приходя, Родченко вешал кепи на гвоздь, значит деньги есть, а если ее бросал куда попало, значит расстроен: деньги не получил. И мы потихоньку, незаметно уходили».

Александр Родченко. Эсфирь Шуб, Александр Родченко, Алексей Ган и Варвара Степанова в мастерской Родченко.1924 год. Собрание Мультимедиа Арт Музея. Москва

Из воспоминаний ученицы Галины Чичаговой:

«Без всяких предисловий, оглядев всех нас (нас было человек 20), молча принялся устанавливать натюрморт из принесенных им вещей. Мы увидели, что эти вещи повторяли цвета его одежды: бежевый, чёрный блестящий и черный матовый, несколько оттенков серых и т. д.

В этом натюрморте отсутствовали вещи, которые все привыкли видеть в современной живописи. Не было в нём ни ярких тканей, ни румяных яблок, ни расписной, богатой орнаментом посуды. На фоне куска фанеры, несколько отступая, стоял лакированный квадрат. Справа выгнутая фигура, вырезанная из алюминия. Здесь же стоял рулоном свернутый белый лист бумаги. На ближайшем плане слева — серая с синим отливом фотографическая ванночка и на самом первом плане стеклянный пузырёк, подматованный изнутри. <…>

Первую работу он нам предоставил делать самостоятельно, так, как каждый понимает её. И в дальнейшем его преподавание не носило характера навязывания. Воображаю, что все на своих холстах понаписали и как интересно было Родченко наблюдать результаты наших стараний».

Александр Родченко. «Черная рука». 1924 год. Фотомонтаж для обложки романа Мариэтты Шагинян «Месс-Менд, или Янки в Петрограде». Собрание Мультимедиа Арт Музея, Москва

Об обучении у Родченко вспоминает его студент, кинооператор Сергей Урусевский:

«Он повел нас в фотолабораторию. Положил на стол лист белой бумаги. Осветил его сбоку лампочкой. Между источником света и бумагой поставил несколько предметов, которые отбросили тени на бумагу. Заменив затем простую бумагу фотобумагой, он осветил ее и обработал. Получилась своеобразная композиция из теней и предметов.
Потом он предложил сделать то же самое каждому из нас.

Вскоре мы так увлеклись этой работой, что она превратилась для нас даже в своеобразную игру. И часто, возвращаясь домой, мы продолжали строить фантастические композиции, засвечивая „дневную“ фотобумагу на косых лучах заходящего солнца.

И в этой лабораторной работе мы постепенно поняли, что такое свет и тень, борьба черного с белым, поняли природу фотоматериала, природу фотографии».

О работе

В конце 1928 — начале 1929 года Маяковский привез из Парижа «Рено» — специально для Лили. В воспоминаниях Лили Брик:

«Родченко несколько раз просил меня сняться с новой машиной, но всё как-то не получалось. А тут Володя уговорил меня сделать несколько фотографий с „Реношкой“, я позвонила Александру Михайловичу и сказала, что собираюсь на машине в Ленинград. В Ленинград он со мной не мог поехать, но обрадовался возможности сделать снимки. Мы фотографировались в Москве, я была в одном платье, потом переоделась, заехали на заправку бензина к Земляному валу, он снимал с заднего сидения, как-то ещё… Мы условились, что отъедем вёрст двадцать, он поснимает, а потом вернётся домой, я же поеду дальше. Но дальше я не поехала, выяснилось, что дорога ужасна, и машина начала чихать, и вообще одной ехать так далеко скучно и опасно. На одной из фотографий я сижу в раздумье на подножке — ехать ли? И решила вернуться. Володе понравились эти отпечатки, и он жалел, что поездка не состоялась, тогда фотографий было бы больше. Потом мы между собой называли эту серию „Несостоявшееся путешествие“».

Александр Родченко. Лиля Брик около автомобиля. 1929 год. Собрание Мультимедиа Арт Музея, МоскваАлександр Родченко. Лиля Брик в салоне автомобиля. 1929 год. Собрание Мультимедиа Арт Музея, Москва

Из дневника Варвары Степановой от 25 ноября 1928 года:

«Лейка куплена за 350р., при помощи Швецовой. Даже не верится, взволнованное состояние. Нежной любовью прониклась я к М. Швецовой за столь героический поступок. Родченко ходит довольный. Думать о ней („Лейке“) такое удовольствие, когда вспоминаешь, что она есть. Целый день она у него на столе стоит и только к вечеру подошел к ней производственно… зарядил и сделал пробу… Теперь проявляет.»

Александр Родченко. Владимир Маяковский. 1924 год. Собрание Мультимедиа Арт Музея, Москва

Владимир Маяковский:

«Родченко. Приходи ко мне сейчас же с инструментом для черчения немедленно».

В 1920-е годы Маяковский и Родченко создавали рекламные плакаты. Тогда они украсили всю Москву, изменив представление о рекламе. Маяковский много и с удовольствием рисовал, но не любил чертить и вымерять. Родченко же говорил: «Линия есть первое и последнее как в живописи, так и во всякой конструкции вообще».

Об отношениях

Из письма Варвары Степановой 16 мая 1925 года:

«Милый, дорогой мой, сердитый, любимый и всякий еще Мулька! Напиши, познакомился ли ты, наконец, с Пикассо и Леже…»

С художником Фернаном Леже Родченко познакомился во время поездки в Париж в 1925 году. Тогда Родченко оформлял советский раздел Всемирной выставки (архитектор советского павильона — Константин Мельников) и осуществлял в натуре свой проект интерьера «Рабочего клуба». Рекламные плакаты Родченко были удостоены на выставке серебряной медали.

Александр Родченко. Сухаревский бульвар. Перекресток. 1928 год. Собрание Мультимедиа Арт Музея, Москва

Из воспоминаний дочери Варвары:

«Как помню, отец всегда проводил много времени дома. На ногах — мягкие тапочки, одет в мягкую фланелевую блузу, на голове — маленькая зеленая фетровая феска. В комнате было часто прохладно.

Утро. Он идет на кухню и варит в синем кофейнике кофе, греет в духовке хлеб к завтраку для всех. Он часто сушил из старого черного и белого хлеба маленькие гренки, посыпал их солью. Будил всех, подавал кофе на стол: «Я налил кофе, вставайте, идите „чай пить“». Но Варвара, моя мама, спит — допоздна работала, ответа нет… Пауза… «А я уже вылил обратно…» Снова молчание… «А я опять налил…».

О чувстве юмора

В воспоминаниях ученика Захара Быкова:

«Родченко любил цирк, много снимал и сам выполнял некоторые номера: крутил тарелки, делал различные гимнастические трюки. Любил шутки, больше всех от него доставалось Прохору Жигунову. Он постоянно над ним трунил. Прохор очень талантливый парень, одинокий (был в свое время беспризорником), добродушный и живой, он был с Родченко „на ты“, и Александр Михайлович принимал и относился к нему, как к сыну.

Как-то в мастерскую Родченко пришла жена О. М. Брика (между собой мы звали ее „Бричка“), явно щегольнуть нарядами, в необычном платье, вся в блестках, и попросила Александра Михайловича снять ее. Он как-то сразу согласился, долго ставил в разных позах и щелкал фотоаппаратом. Когда Брик ушла, Прохор спросил: „Ну неужели тебе не жаль пленки на такую ерунду?“. Родченко, ничего не говоря, показал ему аппарат, который не был заряжен. Видимо это не первый случай. Запомнился мне день рождения Родченко. В подарок мы решили купить ему гармонь, оцинкованное ведро, а Прохора послали купить на рынке живую курицу. Он купил, но она была странная, на трех ногах, третья нога выросла из грудной клетки. Это был редкостный подарок к именинам. В этот вечер Александр Михайлович был особенно веселый, он пел, играл на гармошке, хотя играть не умел, так же как и петь, больше дурачился, кричал и, до отказа растягивал меха, закидывая голову. В конце концов, гармонь лопнула. Тогда он разорвал ее пополам и начал играть на губах. А когда с гармонью делать было уже нечего, он одел ее себе на шею и с нею танцевал, подражая Чарли Чаплину».

Александр Родченко. Лестница. 1930 год. Собрание Мультимедиа Арт Музея, Москва

Внук Александра Родченко Александр Лаврентьев вспоминает:

«Он всегда подшучивал над своими друзьями. Ему нравился трюк „рвать палец“. Он никогда не был скучным человеком. Что бы он ни делал, он пытался найти что-то человеческое. У него было очень сильное чувство оптимизма».

Варвара Родченко вспоминает:

«За столом он всегда шутил, пересказывая по-своему то, что слышал по радио или читал в газетах: „Дают медали многоматерным детям. Медаль „Мать-героиня“ носят на правой стороне левой груди“.
Отец, разговаривая по телефону, тоже всегда шутил:
— Какую нужно поставить свечку, чтобы снимать вечером?
В разговоре с фоторепортером Елизаветой Игнатович:
— Потом он был тенор…
— Нет. он так басом и умер…
Еще диалог по телефону:
— Твердые пряники?
— Это мука с сахаром, закаленная в каменной печи…
Про „чуть-чуть“. Когда кто-нибудь говорил, что почти закончил работу или чуть-чуть не доделал, отец отвечал:
— Ну, „чуть-чуть“ не считается, один раз считалось — потом отменили».

Александр Родченко. Сбор на демонстрацию. 1928 — 1933. Собрание Мультимедиа Арт Музея, Москва

Несколько фраз из некролога, который написал Лев Кассиль, не были опубликованы:

«Где бы ни работал Родченко, он всегда оставался верен себе, своему долгу, своим творческим принципам. Таким и останется в нашей памяти этот скромный, вдумчивый, непоколебимо стойкий в своих взглядах человек и художник».

Присоединиться к клубу

Страница не найдена — МикроТехСервис

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки | Александр Родченко

Александр Михайлович Родченко (1891–1956) — один из величайших представителей актуального искусства прошлого столетия, родоначальник беспредметной живописи, главный инженер конструктивизма, пионер советской фотографии, уже при жизни ставший её классиком. Один из лучших русских фотографов-экспериментаторов середины 20-го века положивший основу многим направления в фотоискусстве. На сегодняшний день, Родченко — самый популярный русский фотограф, востребованный на Западе, чьи шедевры с успехом выставляются и закупаются крупнейшими мировыми музеями — MoMa (Нью-Йорк, США), Музей Людвига (Кёльн, Германия), Фотомузей Винтертура (Швейцария), Музей истории г. Вены (Австрия), Русский музей (Россия) и многие другие. Направление в фотоискусстве, созданное А. Роденко подарило русской фотографии многих известных фотографов 30-х, таких как: Аркадий Шайхет, Борис Игнатович, Марк Альперт.

Московский Дом фотографии в течение 10 лет ежегодно проводил выставки Родченко, по кусочкам открывая его архив, сканирование негативов заняло 4 года. В 2004-м году Дом фотографии вручил Родченко премию за вклад в культуру — при жизни он не получил ни одной награды. Премия была передана наследникам Родченко, удивительной семье, которая работает как научно-исследовательский институт, и благодаря которой мы вообще сегодня имеем представление о русской фотографии 20–40-х годов. Наследники решили, что истратят премию на выпуск монографии о Родченко, презентация которой состоится на открытии выставки.

Русский авангард ХХ века — явление уникальное не только в российской, но и мировой культуре. Ослепительная энергия созидания, наработанная художниками этой великой эпохи до сих пор питает современную художественную культуру и каждого из нас, соприкасающегося с арт-продукцией эпохи русского модернизма. Александр Родченко, безусловно, был одним из главных генераторов творческих идей и общей духовной ауры этого времени. Живопись, дизайн, театр, кино, полиграфия, фотография. .. — все области художественной культуры, в которые вторгался могучий талант этого очень красивого и очень сильного человека, претерпевали трансформацию, открывавшую принципиально новые пути развития.

Начало 1920-х годов — «эпоха промежутка», пользуясь термином Виктора Шкловского, одного из лучших критиков и теоретиков того времени, момент, когда — пусть на короткое время, пусть иллюзорно — возник резонанс между художественным и социальным экспериментом. Именно в это время, в 1924 году, Александр Родченко, уже сложившийся и известный художник, поставивший в центр своей эстетики лозунг «Мы обязаны экспериментировать», вторгается в фотографию. Результатом этого вторжения оказываются не только созданные им шедевры, вошедшие в классику мировой и российской фотографии, но и изменение представлений о природе фотографии и роли фотографа. В фотографию вносится проектное мышление. Она оказывается не только отражением действительности, но и становится способом визуальной презентации динамических мыслительных конструкций.

Родченко внедрил в фотографию идеологию конструктивизма, разработал методический инструментарий ее реализации. Открытые им приемы стремительно тиражировались. Их использовали как его ученики и единомышленники, так и эстетические и политические оппоненты. Однако само по себе использование «метода Родченко», включавшего открытую им диагональную композицию, ракурсную съемку и др. приемы, не гарантировало автоматически художественного масштаба фотографии. Практика Родченко-фотографа оказалась замешанной не только и не столько на формальных приемах, за которые его беспощадно критиковали уже с конца 1920-х годов, сколько на глубокой внутренней романтике, присущей ему еще в студенческие годы (достаточно вспомнить его удивительные письма-сказки, которые он писал Варваре Степановой в первые годы их знакомства).

Это романтическое начало, заложенное в детстве, проведенном за кулисами театра, где работал его отец, трансформировалось в мощное утопическое мышление Родченко-конструктивиста, верившего в возможность позитивного преображения мира и человека. В 1920-е годы Родченко в каждой новой фотографической серии ставит новые задачи и создает манифесты о том, какой должна стать фотография и жизнь, преображенная конструктивистским художественным началом. В 1930-е, особенно в конце 1930-х, измученный критикой и травлей, он пытается анализировать и жизнь, и художественную практику, в том числе собственную, эволюция которой во многом определила сложившуюся позже эстетику социалистического реализма. Кстати, во всей истории русской фотографии первой половины ХХ века Александр Родченко — единственный, кто благодаря своим печатным статьям и дневниковым записям, оставил уникальные свидетельства художественной рефлексии фотографа-мыслителя, осуществлявшего свое творчество сознательно.

Устав от непрерывных революционных преобразований, создавших реальность, далекую от идеалов, вдохновлявших ранний период его творчества, 12 февраля 1943 года он отмечает в дневнике: «Искусство — это служение народу, а народ ведут кто куда. А мне хочется вести народ к искусству, а не искусством вести куда-то. Рано родился я или поздно? Надо отделить искусство от политики…».

Александру Родченко, преданному друзьями и учениками, пережившему гонения и лишенному возможности работать и зарабатывать на жизнь, участвовать в выставках, исключенному из Союза художников, тяжело болевшему в последние годы жизни, повезло. У него была семья: друг и соратник Варвара Степанова, дочь Варвара Родченко, ее муж Николай Лаврентьев, его внук Александр Лаврентьев и его семья — небольшой, но очень сплоченный клан, заряженный творческой энергией. Как и для Александра Родченко, творчество стало главным в их жизни. А еще они посвятили эту жизнь сохранению наследия Александра Родченко и служению фотографии. Благодаря им работы Родченко заново узнал мир и его страна. Если бы не было этой семьи, возможно, не появился бы и первый фотографический музей в России — Московский Дом фотографии. В доме Родченко, вместе с семьей Родченко мы открывали и изучали историю русской фотографии, которую нельзя представить без Александра Родченко.

Ольга Свиблова, директор музея «Московский Дом фотографии»

Истории великих фотографов. Александр Родченко.

Из жизни первого русского дизайнера и мастера фотографии

fotobiz.pro начинает большой проект “50 важнейших фотографов современности”. Мы расскажем о фотографах, которые оказали большое влияние на становление фотографического искусства. Об авторах, которые своими работами формировали понятие “современная фотография”. О великих мастерах своего дела, знать имена и работы которых просто необходимо.

Странно, но большинство коммерческих фотографов не задумываются о корнях своей профессии, ориентируясь в работе лишь на коллег или на пару случайно знакомых имён. Но ведь этом смысле, наша профессия мало отличается от профессии, скажем, художника. Спросите мастера кисти, знает ли он кого-нибудь из известных художников — скорее всего, в ответ вы услышите небольшую лекцию о живописи, в которой собеседник расскажет о своих любимых художественных стилях, школах, скорее всего сопроводит рассказ массой дат, фамилий и ссылок на работы. Да, большинство художников имеют специальное образование (хотя бы на уровне художественной школы), где узнают обо всём этом. Но в большей степени это, разумеется, самообразование. Художникам необходимо знать глобальный контекст, потому что создавать работы в отрыве от творчества великих мастеров, без знания азов, невозможно. Так почему же фотографы мыслят иначе?

Первый профессионал в нашем списке — великий русский художник и фотограф Александр Родченко.

Даже если попытаться описать деятельность Александра Родченко исключительно в #тегах, получится несколько страниц текста. Важнейший участник русского авангарда, художник, скульптор, график, фотограф… И многое другое.

Родченко родился в Санкт-Петербурге, учился в Казанской художественной школе им. Фешина, там же познакомился с будущей женой — талантливым художником Варварой Степановой. Впоследствии занимал ряд важных должностей, среди которых, пост председателя института художественной культуры (на этом посту он сменил другого великого художника — Василия Кандинского)

Работать для жизни, а не для дворцов, храмов, кладбищ и музеев

— таков был его девиз, полностью отражающий настроения авангардистов того времени. Отвергая “украшательство” и идя против эстетических критериев искусства, они наделяли свои работы — от картин до архитектурных форм — множеством деталей, каждая из которых имела важную, конструктивную функцию. Отсюда и название одного из основных направлений их работы — конструктивизм. “Искусство будущего — говорил Родченко — не будет уютным украшением семейных квартир. Оно будет равно по необходимости 48-этажным небоскребам, грандиозным мостам, беспроволочному телеграфу, аэронавтике, подводным судам и проч”.

Свою работу Родченко начинал во времена великих перемен: за окном было то, что впоследствии назовут ленинским советским проектом. Надежды на светлое коммунистическое будущее вдохновляли.

Родченко и фотомонтаж

Среди прочего, знаменит Родченко и своими экспериментами в области фотомонтажа — он был фактически пионером этого искусства в России. Этакий мастер фотошопа, но во времена СССР. Нужно понимать, что Родченко как истинный коммунист и сторонник советской власти старался направить свои способности на укрепление новых жизненных порядков, поэтому с удовольствием занимался пропагандистской деятельностью. Так, именно в технике фотомонтажа оформлены самые интересные и запоминающиеся агитационные плакаты того времени. Мастерски сочетая текстовые врезки, черно-белые фотографии и цветные изображения, Родченко занимался тем, что сейчас бы назвали дизайном плаката — кстати, его часто называют родоначальником дизайна и рекламы в России. Именно Родченко Маяковский доверил оформлять свою книгу “Про это”.

Мы полностью завоевали Москву и полностью сдвинули или, вернее, переменили старый царски-буржуазно-западный стиль рекламы на новый, советский”

— говорил Родченко о знаменитой серии рекламы Моссельпрома, над которой они работали вместе с Маяковским.

Родченко и фотография

Родченко, как и все русские авангардисты, экспериментировал с формами и технологией. Так он и занялся фотографией, притом фотографией репортажной. Используя неожиданные ракурсы (термин «ракурс Родченко» часто встречается в искусствоведческой литературе), заставляя зрителя крутить отпечатки перед глазами (или головой перед отпечатками) и создавая изображения, которые будто вот-вот придут в движение, он зарекомендовал себя как один из самых прогрессивных и новаторских фотографов того времени. Хотя тогда их (фотографов) было, прямо скажем, меньше, чем сейчас. Родченко играет с изобразительными средствами фотографии, оттачивая их до предела. Ритмический рисунок, композиционно идеальное переплетение линий — всем этим он управляет мастерски.  Он был одним из первых, кто применил многократную съёмку объекта в действии — раскадровку. Родченко не боялся нарушать совсем недавно закрепившиеся фотографические каноны — делал портреты снизу-вверх или намеренно “заваливал горизонт”. Своим фотографичексим “глазом” он будто стремился охватить весь Советский Союз. Возможно, поэтому многие снимки (особенно репортажные кадры с демонстраций) он делал, стоя на лестницах, крышах или находясь в других неочевидных точках.

Родченко продолжал свои эксперименты и после “смерти” авангардного проекта — но при соцреализме и Сталине это уже не поощрялось. В 1951 его даже исключают из Союза Художников и реабилитируют только в 1954 — за 2 года до смерти.

Сегодня имя Александра Родченко носит важнейшее образовательное учреждение в области визуальных искусств — “Московская школа фотографии и мультимедиа”.

Понравилось? Расскажите о нас другим фотографам

Про это и про то

В Центре фотографии имени братьев Люмьер 24 января открывается выставка Александра Родченко. Работы — из коллекции Still Art Foundation, основанного Еленой и Михаилом Карисаловыми. Одним из кураторов проекта стал Александр Лаврентьев, внук Родченко.

Обещают показать ранние работы 1920-х-1930-х годов, включая фотографии Маяковского и его круга, семейные фото и хрестоматийные снимки лестниц, балконов, пионера-трубача, сделанные в резком неожиданном ракурсе. Без них не обходится ни одно солидное издание, посвященное истории советской фотографии ХХ века. Работы, представленные на выставке, были напечатаны в 1994-1997 годах для двух альбомов музейной серии. Тираж был маленький — 35 экземпляров. Отбор работ делался дочерью художника Варварой Родченко, Александром Лаврентьевым и галеристом Говардом Шиклером. Но снимки печатались Лаврентьевым и Юрием Плаксиным с авторских негативов в фотолаборатории Родченко. Если учесть, что работы Александра Родченко сегодня находятся известных фотографических музейных собраниях, включая нью-йорский МОМА, ГМИИ им. А.С.Пушкина и московский Мультимедиа Арт Музей, то отпечатки 20-летней давности с негативов 1920-х — сегодня уже раритеты.

При том, что слава Александра Родченко как фотографа и дизайнера даже сегодня перевешивает его известность как художника, фотография была его относительно поздней любовью. История о том, как «беспредметник» Родченко (а в довольно ожесточенной полемике «беспредметников» и «супрематистов» в 1919 году Родченко был на стороне первых, и — на стороне Татлина, а не Малевича) увлекся фотографией, выглядит достаточно парадоксально.

Похоже, что к фотографии он пришел через фотомонтаж. Именно так, а не наоборот. Достаточно сказать, что для ставшего легендарным издания поэмы Маяковского «Про это» (1923), фотографии делали Вассерман, Капустянский и Штеренберг. Абраму Штеренбергу, одному из лучших портретистов отечественной фотографии, Родченко заказывает портреты Владимира Маяковского и Лили Брик, подробно объясняя, какие именно снимки ему нужны для коллажа. Но вот «фотомонтаж обложки и иллюстраций конструктивиста Родченко». Именно обложка и фотомонтажи придали этому изданию взрывной смысл с забытым привкусом футуристического скандала. Многие из тех, кто был в курсе тайны посвящения поэмы («Ей и мне»), обнаружив на обложке портрет Лили Брик и портреты Маяковского в коллажах, сочли это шокирующим. Сегодня же исследователям очевидно, что фотомонтажи в качестве иллюстраций «придали этой интереснейшей поэме статус документа, живого интимного свидетельства реальной человеческой драмы» (А.Россомахин).

Мало того, фактически это была первая книга, в которой фотомонтажи использовались в качестве иллюстраций. Как доказывает Александр Лаврентьев, идея именно так необычно иллюстрировать поэму, могла принадлежать Маяковскому. Содружество «Реклам-конструктор Маяковский — Родченко» сработало, говоря словами поэта, «вещь…наилучшей обработки». Речь и поэме, и о книге.

Почему «конструктивист Родченко» увлекся идеей фотомонтажа, который ввели в газетный оборот дадаисты, в общем понятно. С одной стороны, фотомонтаж ассоциировался с новым технологичным миром и видением. Так, например, Густав Клуцис напрямую связывал фотомонтаж с индустрией, и собственно его фотомонтажи, использовавшиеся для оформления советских промышленных выставок за рубежом, разумеется, и были связаны с индустрией. С другой стороны, фотомонтаж был своего рода Рубиконом, перейдя который художник расставался с традиционной живописью. И дадаист Рауль Хаусман, признаваясь в ненависти к художникам, замечает: «…Рассматривая себя скорее как инженеров, мы хотели конструировать, собирать наши работы, чтобы отправлять их в мир». И то, и другое вписывалось в идеологию конструктивизма Александра Родченко, стоявшую на трех китах: ясность структуры, функциональность, технологичность.

Но почему уже в 1924 году Родченко сам берется за «Лейку»? Для того, чтобы делать коллажи, вовсе не обязательно самому снимать. Да, фотография идеально подходила под технологии массовой печати. Она была удобна в работе. Но главным для «конструктивиста Родченко», вероятно, все же было другое — она дарила новое видение. И если коллаж превращал фотографию в визуальный знак в цепочке высказывания (поэтического или политического, сюрреалистического или социалистического — другой вопрос), то фотография «переворачивала» мир.

Родченко в середине 1920-х годов не снимал на заказ. Он экспериментирует с ракурсами, двойной экспозицией, с неожиданными композициями. Фотография не просто давала дополнительную фактуру для «конструкций», она учила искать жесткие «ребра» структур в социальной реальности. «Каждое новое увидение рождает революцию», — написал однажды Родченко. Фотография для него было идеальным конструктором этого нового «увидения». Она была оптикой, которую мог использовать Левый фронт искусств (ЛЕФ). Стеклышко очков Осипа Брика, в которое вписаны буквы ЛЕФ, фактически не портрет, а программная декларация.

В 1916 году Родченко, готовясь к футуристической выставке «Магазин» и выбирая свой путь, выбрал революцию: «В это время я ходил зимой и летом в ободранном осеннем пальто и кепке. Жил в комнате за печкой в кухне, отгороженной фанерой. Я голодал. Но я презирал буржуазию. Презирал ее любимое искусство: Союз Русских художников, эстетов «Мира искусства». Мне были близки такие же необеспеченные Малевич, Татлин и другие художники. (…) Мы были не бухгалтеры и не приказчики буржуазии. Мы были изобретателями и переделывали мир по-своему. Мы не пережевывали натуру, как коровы жвачку, на своих холстах. Мы создавали понятия. Мы — не изображатели, а новаторы».

Двадцать лет спустя, в 1936 году, после разгрома группы «Октябрь» он был вынужден завершить свое выступление под названием «Перестройка художника» обещанием «создавать вещи, в которых фотографический язык служил бы полностью социалистическому реализму». Как хорошо, что Родченко не исполнил это обещание на «все сто».

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»

Борис Диодоров — «посол Андерсена в России»:

Легендарный советский фотограф Александр Родченко

Легендарный советский художник, график и фотограф Александр Родченко провёл 1920-е годы с фотоаппаратом Leica в руках, рождая смелые эксперименты с ракурсами, фокусируясь на необычных точках, создавая яркие образы.

Он пережил радикальные изменения в родной стране и закончил тем, что запустил решительные изменения в выбранной им форме искусства. «Мы обязаны экспериментировать», – провозглашал Родченко, отказавшийся от «созерцательной» фотографии.

Александр Михайлович Родченко родился в Санкт-Петербурге в 1891 году, застал конец царской империи, встретил приход Ленина, и был свидетелем сталинских репрессий. Как сын турбулентного поколения, он и сам был неспокойным. Хотя его первые художественные работы, появившиеся в течение 1910-х и 1920-х годов, были частью бурно развивающегося российского авангарда, Родченко стал одним из многих художников, чьи творческие инстинкты обуздали строгие принципы художественного выражения, действующие при советской власти. С 1930-х до самой смерти в 1956 году, его работы фокусировались на спортивных мероприятиях, парадах и других традиционных пропагандистских темах. 

С 7 марта по 28 июня 2015 года в Вилла Манин, коммуна Кодройпо в северной Италии, проходит выставка, на которой представлены сто работ художника. Его произведения демонстрируют тематику, технические приёмы и изобретательность Родченко. Коллекция охватывает работы для журналов, кино и рекламы, а также прекрасные композиции, созданные вместе с женой и соратницей Варварой Степановой.

Ранние работы Родченко выдают одарённого и смелого художника, вливающего, казалось бы, в мирские картины новую жизнь. Эта выставка лишена диктата соцреализма, чтобы показать яркие, продуманные и запоминающиеся образы, которыми известен Александр Родченко.

 Портрет Лилии Брик на плакате «Книги», 1924

Эскиз плаката для документального фильма Дзиги Вертова «Киноглаз», 1924

Утренняя гимнастика на крыше студенческого общежития в Лефортово, 1932

Пионер-трубач, 1930

Шуховская башня, 1929

Портрет матери, 1924 

Варвара Степанова, 1928

Радиослушатель, 1929

Лестница, 1930

Здание Моссельпрома, 1926

Укладка асфальта, Ленинградское шоссе, 1929

Лодки, 1926

Автобус, 1932

Обед в механизированной столовой, 1932

 Девушка с Лейкой, 1934

Фотографии А. Родченко и В. Степановой из архива Московского дома фотографии (Мультимедиа Арт Музея Москвы).

Выставку фотографий Александра Родченко в Москве продлили до 14 июня — Культура

МОСКВА, 4 марта. /ТАСС/. Выставка «Александр Родченко. Из коллекции Still Art Foundation», которая открылась в Центре фотографии имени братьев Люмьер 24 января, продлится до 14 июня. Ранее планировалось, что выставка будет работать до 5 апреля, сообщает пресс-служба центра в среду.

«В Центре фотографии имени братьев Люмьер выставка Александра Родченко из коллекции фонда Still Art продлена до 14 июня», — говорится в сообщении. В экспозицию выставки вошли работы Родченко разных лет, начиная с первых фотографических опытов 1920-х до конца 1930-х годов.

На выставке представлены знаменитые портреты друзей Родченко — художников, архитекторов, поэтов, писателей, кинорежиссеров, сотрудников журналов «ЛЕФ» и «Новый ЛЕФ». Среди них узнаваемый портрет Лили Брик, который стал основой для плаката Ленгиза, несколько фотографий Владимира Маяковского из первой фотосессии в мастерской Родченко на Мясницкой (1924) и знаменитая фотография Осипа Брика, где вместо одной из линз очков вмонтировано название журнала «ЛЕФ».

Также на выставке можно будет увидеть портреты семьи Родченко: матери фотографа, его жены Варвары Степановой и дочери Варвары Родченко. Кроме того, в состав экспозиции вошли архитектурные съемки и фоторепортажи: легендарные «Балконы» (1925), «Пожарная лестница» (1925), «Лестница» (1929), а также «Пионер — трубач» (1930) и «Пионерка» (1930).

Всего в экспозиции представлено около 60 серебряно-желатиновых отпечатков из двух альбомов музейной серии портфолио. Сокуратором выставки выступил внук и ведущий специалист творчества Родченко Александр Лаврентьев. В рамках образовательной программы к выставке пройдут экскурсии от правнучки Родченко Екатерины Лаврентьевой, лекция о беспредметном искусстве Родченко от искусствоведа Андрея Сарабьянова, а также детский мастер-класс по фотоколлажу.

Александр Родченко (1891-1956) был одним из основоположников конструктивизма и создателей первой советской рекламы. Работал над агитационными плакатами, писал абстракции, иллюстрировал книги и изобрел приемы художественной фотографии, которые используются по сегодняшний день. Целую серию рекламных плакатов художник выпустил совместно с Маяковским. В технике фотомонтажа Родченко создавал не только плакаты, но и иллюстрации для книг и журналов — например, к поэме Маяковского «Про это». Фотографией Родченко стал заниматься с 1924 года. К тому времени он был не только состоявшимся художником, но и педагогом — преподавал в Московском художественно-техническом институте. После Великой Отечественной войны художник увлекся пикториализмом — направлением фотографии, делавшим снимки похожими на живописные работы. Художник умер 3 декабря 1956 года. В 2006 году в Москве была открыта Московская школа фотографии и мультимедиа имени Родченко.

Фотограф Александр Михайлович Родченко | Музей Российской Фотографии

Александр Михайлович Родченко (05.12.1891/г.Санкт-Петербург — ☦ 03.12.1956) — фотограф, живописец, график.

Родченко, будучи обычным художником, вел непрерывные эксперименты в искусстве от живописи до скульптуры, от фотографии до графического дизайна. Он является важнейшим фотографом-авангардистом на службе революции, добившейся мирового признания.

Во времена Родченко советская фотография, фотомонтаж и графический дизайн были на голову выше всех.

«В фотографии есть старые точки, точки зрения человека, стоящего на земле и смотрящего прямо перед собой или, как я называю — «съемки с пупа», аппарат на животе.

Против этой точки я борюсь и буду бороться, как это делают и мои товарищи по новой фотографии. Снимайте со всех точек кроме «с пупа», пока не будут признаны все эти точки. Самыми интересными точками современности являются «сверху вниз» и «снизу вверх», и над ними надо работать. Кто их выдумал, я не знаю, но, думаю, они существуют давно. Я хочу их утвердить, расширить и приучить к ним.»

А.М.Родченко.1927 г.

Письмо в редакцию «Советского фото» на страницах «Нового Лефа».

Первые годы

Александр Родченко родился в семье рабочих в Санкт-Петербурге. Его отец, Михаил, работал с театральным бутафором, а его мать, Ольга, работала прачкой. В 1905 году семья переехала в Казань. Спустя всего два года умирает его отец. Из малого семейного бюджета мать находит деньги для обучения сына, и молодой Саша поступает в Казанскую художественную школу, где обучается с 1910 по 1914 годы. На последнем году обучения он встречает свою будущую жену Варвару Степанову. Для молодого и амбициозного художника Казань становится слишком мала и в 1916 году вместе с Варварой они уезжают жить и работать в Москву.

Родченко конструктивист

Как художник Родченко очень быстро впитывал все новое и революционное. В 1910-х годахего вдохновляли работы таких художников, как Обри Бердслей в стиле модерн. Позже его внимание привлекли футуристы, последователем которых и стал Александр, тут на него повлияли работы Владимира Татлина, а так же работы Казимира Малевича в стиле супрематизм.

Позднее эти увлечения привели Родченко к революционному в то время конструктивизму. Можно с уверенностью сказать, что Александр стал одним из отцов советского конструктивизма. Тут он мог проявить себя не только в живописи, его абстрактные формы стали материальны, новое направление дало возможность выразить себя во многих плоскостях искусства, а революционный настрой воодушевлял и подпитывал его идеями. Художник творил свои геометрические скульптуры из всевозможных материалов, создавая производственное искусство.

В 1921 году Родченко временно оставляет живопись и начинает работать во благо революции. Он присоединился к группе художников, идеей которых было внести в повседневную жизнь художественные формы. Тут Александр проявляет себя в качестве дизайнера. Он проектирует мебель, одежду, различных предметов домашнего обихода, узоры в текстильной промышленности, а также создает декорации для кино и театра. Теперь Родченко предпочитает дизайн, который бросает вызов классическому пониманию «произведения искусства».Он пропагандирует идею художника как инженера.

Родченко фотограф-авангардист

С 1923 по 1925 года Родченко плодотворно сотрудничает с поэтом Владимиром Маяковским. Он иллюстрирует некоторые из его книг и журналов, публикуемых современных советских писателей, таких как «ЛЕФ» и «Новый ЛЕФ». Так же вместе с Маяковским делают серию рекламных плакатов, в которых явно можно заметить революционный настрой.

В поисках самовыражения Александр приходит к фотографии, где вначале использует фотографии для публикаций статей и фотомонтажа. Но очень скоро открывает для себя всю эстетику этого искусства, тут он начинает эксперименты с игрой теней, ищет увлекательные композиции и нетрадиционные углы для съемок.

Так же в это время фотограф делает серию снимков великого поэта.

В 1920-ые году фотография приносит наибольший успех Александру. Он работает в качестве корреспондента ряда советских газет и журналов, его фотографии выставляются по всему миру. Его экспериментальный подход и авангардистские композиции удостаиваются больших похвал и признания.

Сталинский период. Последние годы жизни

С приходом к власти И. В. Сталина в середине 1930-х годов, Родченко оказался в очень рискованном положении. Вся идеология советского искусства была преобразована. Свободных духом авангарда активно подавляло государство. Александра с Варварой чудом миновала сталинская чистка, прокатившаяся по Советскому Союзу, в ходе которой были казнены и заключены в лагеря многие чиновники, пришедшие к власти во время большевистской революции.

В это время Родченко окончательно переходит к фотожурналистике. Его фотографии олицетворяют высшие достижения в эпоху сталинизма, изображая радужные парады, огромные промышленные предприятия и сельское хозяйство.

Внизу статьи представлены три номера иллюстрированного советского журнала «СССР на стройке», оформленные Родченко и Степановой. Эта пара была всей душой отдана искусству и поражала всех своей новизной взглядов и отважными решениями в полиграфии и фотомонтаже, опережавшие мастеров многих стран.

Конечно же, в то непростое для Александра время, фотографам категорически запрещалось отображать все ужасные человеческие потери этой широкой модернизации.

В 1940 году он вновь хочет возвратиться к живописи, представляя ряд абстрактных работ. Но эти работы все-таки не будут восприняты обществом и критиками.

Родченко возвращается в фотожурналистику и продолжает свою работу в качестве фотографа-корреспондента вплоть до своей смерти в 1956 году.

В 1920-ые годы Родченко внес важный вклад в развитие европейской фотографии и фотомонтажа, а плакаты и книги оформленные Александром, до сих пор остаются вершиной советского графического дизайна. После себя он оставил большое наследие, повлиявшее на многих художников и фотографов.

Из материалов paxel.ru

Семья Родченко:

Александр Родченко, его жена — Варвара Степанова.

Дочь — Варвара Родченко — ее муж Николай Лаврентьев.

Внук — Александр Лаврентьев — его жена Ирина Преснецова.

Работы Александра Михайловича Родченко представлены из фонда Музея Российской Фотографии (г. Коломна).

Великие имена. Символ советской фотографии Александр Михайлович Родченко

фотограф: Александр Михайлович Родченко

Александр Михайлович Родченко родился 1891 году в Санкт-Петербурге. Был одним из значимых лидеров русского авангарда, новатор в области живописи, скульптуры и книжного, плакатного, кинематографического и театрального дизайна, начал фотографировать в 1924 году.

Его экспериментальный подход к фотографии навсегда изменила историю этого вида искусства и повлиял не только на его современников, но и определил развитие фотографии на десятилетия вперед. Использование таких приемов, как съемка с необычных ракурсов (крайние точки обзора сверху или снизу), которые сразу получили имя как «родченковский ракурс»; диагональное построение композиции, определяющих динамику и ритм фотографии; детализация и съемка крупным планом; использование двойной экспозиции и деликатную работу с черно-белыми контрастами, Родченко стремился, как писал Осип Брик, превратить знакомую вещь в «внешне никогда не встречавшуюся конструкцию», изменить привычный взгляд человека на мир и расширить возможности видения.

Александр Михайлович Родченко — настоящий символ советской фотографии, такая же неотъемлемая часть советской культуры, как например Влади­мир Маяковский в советской поэзии. Западные фотографы, начиная с осно­вателей фотоагентства Magnum и заканчивая современными звездами вроде Альберта Уотсона, до сих пор используют многие приемы, введенные Родченко в фотографический мир искусства.

Кроме того, благодаря Родченко — появилось такое понятие, как современный дизайн, на развитее которого, сильно повлияли пла­каты создаваемые художником, такие как коллажи и интерьеры. К сожалению, в остальном творчество великого фотографа Родченко забыто — а ведь он не только фото­графировал и рисовал плакаты, но зани­мался живописью, скульптурой, театром и архитектурой.

Когда в 1914 году великий фотохудожник приехал в Казань, куда приезжали такие известные футуристы, как Владимир Маяковский, Давид Бур­люк и Василий Каменский, Александр Михайлович Родченко узнает об организованным ими вечере. После его посещения Родченко, в своем дневнике напишет следующие слова:

«Вечер окончился, и взволнованная публика медленно расходилась. Враги и поклонники. Вторых мало. Ясно, я был не только поклонником, а гораздо больше, я был приверженцем».

Этот вечер стал переломным для фотохудожника: именно после него вольнослушатель Казанской художественной школы, увлекающийся Гогеном и мир искусниками, понял, что хочет связать свою жизнь с футуристическим искусством.

В то же время Александр Михайлович Родченко знакомится со своей будущей супругой, ученицей той же Казанской художественной школы — Варварой Степановой. В конце 1915 года Родченко вслед за Степановой переезжает в Москву.

В Москве, через общих друзей Александр Михайлович знакомится с Владимиром Татлиным, который был одним из лидеров авангарда. Тот в свою очередь приглашает Родченко принять участие в футуристической выставке «Магазин». Участие было платным, однако, вместо вступительного взноса художника просят помочь с организацией, он должен был продавать билеты и рассказывать посетителям о смысле работ. Тогда же Родченко знакомится с Казимиром Малевичем, но к нему, в отличие от Татлина, симпатии не испытывает, да и идеи Малевича кажутся ему чуждыми. Так как Родченко больше был заинтересован в скульпто-живописи Татлина. Позже именитый фотограф в своем дневнике напишет о Татлине следующие слова:

«Я у него научился всему: отношению к профессии, к вещам, к материалу, к продовольствию и всей жизни, и это оставило след на всю жизнь… Из всех современных художников, которых я встречал, нет равного ему».

фотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченкофотограф: Александр Михайлович Родченко

[Alexander Rodchenko]

Еще больше новостей и вдохновения в наших социальных сетях: Вконтакте, Facebook, Instagram и Telegram

comments powered by HyperComments

Люмьер »Архив блога» Александр Родченко

Александр Родченко — Поэт Владимир Маяковский, 1924

Серебряно-желатиновый принт — 9,5×7

Александр Родченко — Лили Брик, 1924

Серебряно-желатиновый принт — 7,5 x 9,5

Александр Родченко — Художник Александр Шевченко, 1924

Серебряно-желатиновая печать — 10×7

Александр Родченко — художник и архитектор Александр Веснин, 1924 г.

Серебряно-желатиновый принт — 9.5×7

Александр Родченко — художник, продюсер, издатель Алексей Ган, 1924 г.

Серебряно-желатиновая печать — 10×7,25

Александр Родченко — художник и дизайнер Любовь Попова, 1924 г.

Серебряно-желатиновый принт — 9,75×6,25

Александр Родченко — Критик, Осип Брик, 1924

Серебряно-желатиновый принт — 9.5 х 7

Александр Родченко — актер и продюсер Виталий Жемчужный, 1924

Серебряно-желатиновая печать — 10×6

Александр Родченко — Евгения Жемчужная, 1924

Серебряно-желатиновая печать — 10 x 7

Александр Родченко — Скульптор Антон Лавинский, 1924 г.

Серебряно-желатиновый принт — 7.5×9,75

Александр Родченко — Писательница Эльза Триоле (сестра Лили Брик), 1924 год

Серебряно-желатиновый принт — 10×6,5

Александр Родченко — Режиссер-документалист Эстер Шуб, 1924

Серебряно-желатиновый принт — 9,5×6,75

Родченко Александр Сергеевич — Студент рабочего факультета, 1924 г.

Серебряно-желатиновая печать — 10×7

Александр Родченко — Варвара Степанова, 1925 г.

Серебряно-желатиновая печать — 10×7

Александр Родченко — В мастерской Родченко и Степновой, 1925 г.

Серебряно-желатиновая печать — 6.75×8,75

Александр Родченко — Режиссер Лев Кулешов, 1927

Серебряно-желатиновый принт — 9,5×7

Александр Родченко — Поэт Николай Асеев, 1927

Серебряно-желатиновый принт — 6×8,75

Александр Родченко — Варвара Степанова, 1928 г.

Серебряно-желатиновая печать — 10×7

Александр Родченко — Мать художника за столом, 1928 год

Серебряно-желатиновый принт — 7×9.5

Родченко Александр — Студент Вхутема Иван Морозов, 1927

Серебряно-желатиновый принт — 9,5×7

Родченко Александр — Студент Вхутема Иван Морозов, 1927

Серебряно-желатиновая печать — 10×6

Родченко Александр — водитель, 1929 г.

Серебряно-желатиновая печать — 6.5 х 8,5

Александр Родченко — Пионерка, 1930

Серебряно-желатиновый принт — 9,75 x 7

Александр Родченко — актриса Юлия Солнцева, продюсер Александр Довженко и поэт-футурист Алексей Крученых, 1930 г.

Серебряно-желатиновый принт — 6.5×8.75

Александр Родченко — профессор Борис Швецов, 1931 г.

Серебряно-желатиновый принт — 9.5×6,25

Александр Родченко — фотожурналист Вадим Ковригин на канале Москва-Волга, 1934 год

Серебряно-желатиновый принт — 9.75×7

Александр Родченко — фотожурналист Георгий Петрусов, 1934 г.

Серебряно-желатиновый принт — 7×8,5

Александр Родченко — Полевые цветы, 1937

Серебряно-желатиновая печать — 10×7

Александр Родченко — Пожарная лестница, 1925 г.

Серебряно-желатиновый принт — 10 x 6.75

Александр Родченко — Балконы, 1925

Серебряно-желатиновый принт — 10×5

Александр Родченко — Дом Моссельпрома, 1925 г.

Серебряно-желатиновая печать — 10×7

Александр Родченко — Колонны Музея Революции, Москва, 1926

Серебряно-желатиновый принт — 10×6.25

Александр Родченко — Самозвери, 1926

Серебряно-желатиновый принт — 10×7,5

Александр Родченко — Лодки на Москве-реке, 1926

Серебряно-желатиновый принт — 8,5×7

Александр Родченко — Сосны, Пушкино, 1927

Серебряно-желатиновый принт — 10×6.5

Александр Родченко — Брянский вокзал, 1927

Серебряно-желатиновый принт — 9,5×7

Александр Родченко — Девушка-сигарета, Пушкинская площадь, 1927

Серебряно-желатиновый принт — 7×9

Родченко Александр — Курьер, 1928 г.

Серебряно-желатиновая печать — 10×7

Александр Родченко — Стекло и свет, 1928

Серебряно-желатиновая печать — 10 x 7

Александр Родченко — Двор, 1928

Серебряно-желатиновая печать — 10×7

Александр Родченко — Демонстрационный сбор, 1928 г.

Серебряно-желатиновый принт — 7.5×9,5

Александр Родченко — Страж, Шуковская башня, 1927

Серебряно-желатиновый принт — 10 x 6.5

Александр Родченко — Gears, 1929

Серебряно-желатиновый принт — 5,75 x 9,75

Александр Родченко — Пионер с трубой, 1930

Серебряно-желатиновая печать — 10×7

Александр Родченко — Поворот уличной автомобильной линии, 1932 г.

Серебряно-желатиновый принт — 7×8.5

Александр Родченко — Оркестр, Беломорканал, 1933

Серебряно-желатиновый принт — 6.5×8.65

Александр Родченко — Корабли в шлюзе, 1933

Александр Родченко — Девушка с Leica, 1934

Серебряно-желатиновая печать — 10×7

Александр Родченко — Дайвер, 1934 г.

Серебряно-желатиновая печать — 10×7

Родченко Александр — легкоатлеты, 1934 г.

Серебряно-желатиновый принт — 9.5x.75

Александр Родченко — Скачки, 1935

Серебряно-желатиновый принт — 6 x 8,75

Родченко Александр — Спортклуб «Динамо», 1935 г.

Серебряно-желатиновый принт — 7 x 9

Александр Родченко — Гимнастика, 1936 г.

Серебряно-желатиновый принт — 6.25×9

Александр Родченко — Мужская пирамида, 1936

Серебряно-желатиновый принт — 10×5

Революционная фотография Александра Родченко на просмотре в Берлине

Искусство всегда использовало множество своих средств массовой информации, чтобы протестовать, давать голос тем, кто в этом нуждается, вызывать ажиотаж; но когда их всех использует один-единственный художник, мы обязаны помнить его. Александр Родченко — один из самых значительных художников-авангардистов, чья практика была поставлена ​​на службу политической революции в России в начале 20 века. Он начинал как традиционный художник, на которого повлияли русские футуристы, а затем конструктивистское движение, только чтобы расширить свое творчество до рекламы, дизайна обложек книг, скульптуры и, конечно же, фотографии . Художник влюбился в него в 1920-х годах, считая его наиболее подходящим визуальным инструментом для продолжающейся революции.Прекрасный выбор из них теперь можно увидеть в Берлине.

Александр Родченко — Парад пожарных на Красной площади, 1935 год

Фотография за революцию

Александр Родченко, пожалуй, наиболее известен своими уникальными композициями и фотографированием с нестандартных ракурсов. Он первым создал фотомонтажи, чем и прославился, но его настоящей страстью оказался традиционный способ фотографирования. В то время как изображения и текст, которые он сочетал ранее, были более упорядоченными, фотографии, которые он делал сам, были эстетически новаторскими, резко обрезанными или сделанными с резким контрастом, что часто удивляло зрителя.Эти произведения искусства стали важным вкладом в искусство и фотографию 1920-х годов и последующих лет. Видение Александра Родченко, возможно, лучше всего отражено в его цитате:

Я хочу сделать несколько невероятных фотографий, которые никогда не делались раньше … снимки, простые и сложные одновременно, которые поразят и поразят людей … Я должен добиться этого, чтобы фотография могла стать считается формой искусства.

Слева: Александр Родченко — Пионер с рогом, 1924/ Справа: Александр Родченко — Портрет матери, 1924

JUMP

На выставке в Берлине посетители смогут увидеть как самые известные работы Родченко, так и более редкие гравюры, замыкая круг фотографического опыта.Среди них есть простые портреты, такие как 1924 Портрет матери , а также известные кадры, такие как Пожарная лестница (1925) и Пионер с рогом . С крыши Лефортово в Москве идет серия Утренняя гимнастика . На выставке также будет картина, сделанная не Родченко, но изображающая трех других самых выдающихся художников своего времени: Владимира Маяковского, Всеволода Мейерхольда и Дмитрия Шостаковича.

Слева: Александр Родченко — Утренняя зарядка, 1935/ Справа: Александр Родченко — Демонстрация в День труда, 1932 год

Александр Родченко Фотография в DiehlCube

JUMP , выставка фотографий Александра Родченко, открылась в DiehlCube в Берлине 17 октября и будет оставаться на виду до 11 ноября 2017 года .Выставка организована при участии московской галереи ГЛАЗ. Собрать такое количество фотопринтов для этого случая тоже было непросто, поскольку большинство из них сейчас находится в музейных собраниях, таких как МоМА, или в частных коллекциях. Тем не менее, это было сделано, и теперь вам остается только наслаждаться!

Изображенное изображение: Александр Родченко — Прыжок, 1930-е годы. Все изображения любезно предоставлены DiehlCube.

Александр Михайлович Родченко

Александр Михайлович Родченко родился в г.-Петербург (Ленинград) 23 ноября 1891 г. Родченко был из простых людей. Его отец Михаил был театральным мастером, а мать, Ольга Евдокимовна, была прачкой. О раннем детстве Родченко известно немного. Считается, что он бросил школу в 1905 году, не закончив формальное образование.

В 1910 году Родченко поступил в Казанское художественное училище города Одессы. Его самые ранние работы этого периода являются образными и демонстрируют заметное влияние европейских тенденций, особенно плоскую декоративность, присущую искусству Обри Бердсли.Самая ранняя тема Родченко была получена из мира театра, где работал его отец, и цирка. Вскоре Родченко начал переходить к абстрактной живописи. К моменту окончания Казанского художественного училища в 1914 году он уже начал экспериментировать с абстрактным дизайном.

Первые чисто абстрактные работы Родченко датируются 1915 годом, когда он переехал в Москву и поступил в Строгановское училище. Он начал с абстрактных рисунков, нарисованных с помощью циркуля и линейки. Он также работал в коллаже, раскладывая листы бумаги на холсте.

Следующий год был важным для Родченко. В 1916 году он познакомился с Владимиром Татлиным, который впоследствии сыграл важную роль в русском конструктивизме. Через Татлина Родченко познакомился со многими ведущими фигурами русского авангарда, включая Казимира Малевича, Любовь Попову и поэта Владимира Маяковского. Он также познакомился с Варварой Степановой, на которой позже женился. В марте 1916 года Родченко представил часть своих картин на выставке футуристов Татлина «Лавка.«Независимый, хотя и борющийся, Родченко начал придерживаться левых политических идей.

На протяжении революционного периода в России (1917-1921) Родченко экспериментировал как с кубистическими, так и с футуристическими тенденциями. Также на него большое влияние оказали работы своего друга Татлина и супрематиста Малевича. У Татлина Родченко заинтересовался фактурой поверхности, а у Малевича он научился работать с плоскими геометрическими фигурами. Однако отношение самого Родченко к абстракции отличалось от отношения многих его коллег-художников.Его интерес к физике, математике и геометрии привел к довольно научному подходу, благодаря которому абстракция стала одновременно научным и творческим средством раскрытия реальности. Поэтому Родченко старался избегать духовных аспектов Кандинского, а также метафизических проблем, присущих творчеству Малевича. Он считал их искусство свидетельством избегания реальности. Для Родченко искусство должно было выполнять функцию социальных изменений и реформ. Он чувствовал, что его научный подход лучше всего подходит для решения проблем, которые представляла реальность.

После революции Родченко сыграл активную и энергичную роль в реформировании российского общества и культуры. В 1918 году работал в ИЗО, отделе изящных искусств Наркомата просвещения. С 1918 по 1926 год Родченко преподавал в Пролеткультовском училище в Москве и в вхутемах (технические мастерские) на протяжении 1920-х годов. Родченко также состоял в различных институтах, например, в ИНХУКе.

Между 1918 и 1921 годами прежний интерес Родченко к расположению плоских геометрических фигур на двухмерной поверхности перерос в «пространственные конструкции», где он вырвался за пределы холста, чтобы создать трехмерную скульптуру.Эти конструкции были сделаны из различных материалов, в том числе из дерева, жести и картона. Как и в своих рисунках и картинах, Родченко абстрагировался от плоских, плоских, геометрических фигур с натуры и собирал их в процессе, похожем на фабричный рабочий, часто создавая серию, основанную на одной теме. Всегда будучи экспериментатором, Родченко становился все более замысловатым и изощренным. Его Подвесная конструкция (1920) была одной из первых построенных скульптур в России с движущимися частями.В этой работе Родченко расположил серию пересекающихся и концентрических кругов дерева, которые свободно свисают, перемещаясь за счет естественной циркуляции воздуха. Родченко стал одним из первых пионеров конструктивистского движения в России.

1920-е годы были для Родченко самыми загруженными и продуктивными. Помимо своих активных преподавательских обязанностей, Родченко начал заниматься широким спектром творческих занятий. Он создавал костюмы и декорации для театра, а также оформлял полиграфию.В 1925 году оформил рабочий клуб Советского павильона на Парижской выставке декоративно-прикладного искусства.

Однако в 1920-е годы Родченко, похоже, посвятил большую часть своей энергии фотографии, области, в которой он был наиболее оригинален. Его фотографии, известные своим уникальным использованием техники перспективы и фотомонтажа, в конце 1920-х годов появлялись на обложках таких советских журналов, как Lef и Novyi Lef . Он также разработал несколько фотомонтажей для различных изданий стихов Маяковского.Мастерство Родченко как дизайнера и фотографа в конечном итоге привело его к созданию многочисленных агитационных плакатов для советского правительства. Такое практическое применение талантов Родченко в 1920-е гг. Свидетельствовало об изменениях, которые переживала Россия. Революционное правительство начало отговаривать художников от работы в «непрактичном» режиме абстракции. Вместо этого художников попросили служить государству и его больной экономике более практическими средствами. Вместо того, чтобы покинуть родину, как это сделали многие другие русские художники в этот период, Родченко предпочел остаться.Его твердое убеждение в том, что искусство создано на службе социальных реформ, идеально подходило для быстро меняющейся России.

К 1930-м годам абстрактная живопись и фотография Родченко все больше теряли популярность, поскольку русский вкус становился еще более консервативным. Популярность Родченко пошла на убыль. Родченко впервые вернулся к фигуративной живописи и сюжетам своей юности.

Во время Второй мировой войны Родченко был эвакуирован в Очеру, где он писал статьи и работал фотографом для нескольких местных газет, в то время как его картины становились все более абстрактными и эмоционально заряженными.Последние годы жизни он провел вместе с женой, работая над различными литературными проектами. Александр Михайлович Родченко скончался 3 декабря 1956 года в Москве.

Александр Родченко: первый российский художник-модернист

Александр Родченко считается одним из самых ярких и прогрессивных художников, появившихся в России в ХХ веке. Благодаря своим работам, охватывающим живопись, графический дизайн, фотографию и рекламу, он по-прежнему широко известен как один из основателей конструктивистского движения и отец современного российского дизайна.Отвергая традиционные формы искусства, он радикально способствовал формированию визуальных рамок социальных и политических ценностей России, оказывая влияние на развитие европейского модернистского искусства.

Портретная фотография Александра Родченко | © Aki-Pekka Sinikosk / WikiCommons

Родченко родился в Санкт-Петербурге в 1891 году. В 1914 году окончил Казанское художественное училище, а в следующем году вернулся в Москву, чтобы пройти обучение в Строгановском институте. Благодаря творческому влиянию кубизма и идеалам утопической возможности, пропагандируемым современными русскими футуристами, молодой художник стал активно участвовать в культурных дебатах вокруг абстрактного искусства.Геометрические формы, смелые линии и агрессивные мазки широко использовались в его композициях, поскольку он продолжал экспериментировать с инновационными элементами дизайна.

Именно в этом климате Родченко и его современники осознали, что станковая живопись и изобразительное искусство были застойными формами искусства. Вместо этого они настаивали на художественном радикализме, который страстно осуждал конформистское выражение. В статье МоМА, опубликованной в 1921 году, Родченко горячо подтвердил, что живопись «мертва». Реактивно он выставлял сплошные монохромные холсты в оттенках красного, желтого и синего и утверждал, что наконец ему удалось свести живопись к ее логическому завершению.

Представленный в рамках выставки абстрактного искусства 5 × 5 = 25 , работа Родченко стала тем, что сейчас считается одним из первых произведений искусства, использующих монохроматическую цветовую палитру. Покрывая широкие полотна тонально нейтральными цветами, он считал, что просто нет причин продолжать исследовать цветовые схемы и среду рисования. С политической точки зрения, сигнализируя о «конце живописи», он одновременно сигнализировал об окончании ограничительных ценностей среднего класса, которые долгое время ассоциировались с экспрессионистской живописью.

Вместо живописи Родченко занялся прикладным искусством, работая с ярким графическим дизайном и новаторской фотографией. Здесь можно было добиться более прямого и прозрачного выражения, которое шло рука об руку с рационализмом и силой процветающего коммунистического государства. Фотографии и типографика все чаще стали появляться в дизайне мебели, на афишах фильмов и в государственной рекламе. Это был вид искусства, «полезный», созданный с функциональной целью служить советскому обществу.

Агитпроп плакат | Public Domain / WikiCommons

Вместе со своим современником-конструктивистом Владимиром Маяковским Родченко считал себя решающей фигурой в художественном представлении режима. В течение 1920-х годов он выполнил многочисленные заказы на обложки книг, плакаты и партийные пропагандистские изображения. Сегодня он наиболее известен благодаря дизайну постера к фильму Сергея Эйзенштейна «Броненосец« Потемкин »» Сергея Эйзенштейна.

Благодаря ярким основным цветам, агрессивным геометрическим формам и повторяющимся жирным буквам, Родченко успешно подкрепил резкий динамизм советского режима.В отказе от пассивности цель состояла в том, чтобы превратить покорного зрителя в активного наблюдателя. Помня об этом, он часто работал со своей женой Варварой Степановой, обеспечивая графический дизайн для рекламы, начиная от детских манекенов и растительного масла до пива и фармацевтических препаратов. В 1920-е годы режим полностью принял Родченко как один из своих инструментов для формирования лица советской рекламы.

Однако в конечном итоге именно фотография стала играть важнейшую роль в творчестве Родченко.С помощью фотомонтажа и использования текста он сформировал новую личность — он больше не был просто «художником», но и динамичным артистическим «инженером».

Родченко неоднократно манипулировал углами, контрастами и наклонами для достижения новых перспектив и предотвращения пассивного просмотра. Он писал, что «нужно сделать несколько разных снимков объекта, с разных точек зрения и в разных ситуациях, как если бы он рассматривался во время раунда, а не просматривал одну и ту же замочную скважину снова и снова.Стремление к новым перспективам отражало стремление к переформулировке эстетики, созвучной социальным и политическим изменениям.

Тем не менее, в течение десятилетия искусство все чаще использовалось государством с единственной целью пропаганды, и экспериментальное видение Родченко постепенно утратило популярность у государства. Коммунизм идеализировал утопические формы и принимал только яркие примеры идеального истеблишмента — слишком абстрактные формы отвергались.

Рекламный макет Родченко и Маяковского | Public Domain / WikiCommons

Сегодня изображение Пионер с трубой является примером искусства, которое не устраивало режим.Пытаясь уловить реальные человеческие эмоции, Родченко обвиняли в манипулировании соответствующими формами и в грубом искажении представлений об утилитарном государстве. Действительно, при наблюдении за изображением, угол, под которым дети видны ниже, показывает выпуклый подбородок, который визуально выглядит гротескно. На фотографии были изображены разрозненные фигуры — это далеко не героизм и динамизм, которых требует правительство.

Несмотря на то, что вначале он был достойным артистом советского государства, со временем произведения Родченко стали рассматриваться как позорное нападение даже на самые радикальные формы коммунистического искусства.Оспаривая эстетический и политический манифест советского государства, он был исключен из группы художников «Октябрьский круг». Выйдя из немилости правительства, которое он так ревностно поддерживал, Родченко тихо вернулся к живописи в конце 1930-х годов. Его фотографическая карьера закончилась в 1942 году, хотя он продолжал организовывать выставки изображений для государства и выполнять небольшие рекламные заказы.

В этом смысле Родченко был сторонником и нарушителем коммунистического режима.На протяжении всей своей жизни он страстно верил в новое будущее Советского Союза, но в конечном итоге его работа не соответствовала политическим и социальным ценностям России того времени. Тем не менее, его наследие продолжает определять модернистское искусство, особенно в живописи, графическом дизайне и фотографии. Последний во многом способствовал формированию концепции современной европейской операторской работы. К моменту его смерти в 1957 году он участвовал в более чем 50 художественных выставках, и его работы продолжают появляться в галереях, вплоть до нью-йоркского MoMA и галереи Hayward в Лондоне.

Говоря о конструктивистских целях, Родченко однажды заявил: «У нас было видение нового мира, промышленности, технологий и науки. Мы одновременно изобрели и изменили мир вокруг нас. Мы создали новые представления о красоте и переосмыслили само искусство ». Радикальный, новаторский и амбициозный, Родченко достиг многих из этих целей. Однако вопрос в том, можно ли считать его видение этого конкретного мирового порядка актуальным сегодня.

Фотография 1924-1954: Лаврентьев, Александр: 9781577150022: Амазонка.com: Книги

Это наиболее полный том, изданный за пределами России, в котором запечатлены фотоработы Александра Родченко, одного из величайших художников бывшего Советского Союза. В нее Александр Лаврентьев, внук фотографа, включает более 400 снимков, воспроизведенных в рамках широкой категориальной структуры, что позволяет читателю получить представление о творчестве Родченко. Что наиболее отчетливо проявляется в содержании и форме этих фотографий, так это стремление художника передать образ целеустремленной индивидуальности и идеализированных отношений между человечеством и строящимся миром, строящимся в Советском Союзе.Отдельные портреты обычно содержат какой-либо прием, например отражение, или фиксируют движение, которое стирает стандартный стиль западной портретной живописи. Здания, даже деревья, фотографируются, чтобы привлечь внимание к пространству, которое они занимают, а не для изображения живописных пейзажей. Фотографии потрясающе оригинальны.

Русский художник-конструктивист Родченко (1891-1956), известный своими авангардными картинами, коллажами, графикой, скульптурой и сценическим дизайном, занялся фотографией в 1924 году и приступил к преобразованию среды с помощью своих динамических композиций, изобретательного использования фотомонтажа и радикальных экспериментов. с ракурсом.В этой обширной монографии искусствовед Лаврентьев, внук художника, представляет более 400 фотографий Родченко, большинство из которых черно-белые, и обсуждает жизнь, эстетику и методы работы художника. Его текст на английском, немецком и французском языках ясен и проницателен. Это внушительный объем. Это и безжалостно честные портреты жены художника, его друзей и коллег-художников, и мрачные сцены из жизни бывшего Советского Союза с его мрачными улицами, уродливыми промышленными зданиями, официальными спортивными мероприятиями и мрачными военными парадами.Эффектные фотографии, отличающиеся тем, что художник использует крайние ракурсы, часто искажающие фигуры до гротескности, рассказывают высказывания о мире, в котором жил Родченко.
Авторское право 1996 г., Reed Business Information, Inc.

Из библиотечного журнала

Искусствовед и внук Родченко Лаврентьев (Вавара Степанова: Полное собрание сочинений, MIT, 1991) составил обширный и ценный обзор вклада советского художника в область фотографии.Воспроизведенные здесь более 400 работ в значительной степени основаны на годах его величайшего творчества и увлечения авангардом, с 1924 по 1935 год. Но Лаврентьев мудро включил подборку графических работ Родченко и фотомонтажи, чтобы дать контекст, и, что удивительно, несколько лирических, даже сентиментальных, цветных фотографий 1950-х годов. Краткий, в основном биографический текст, напечатанный на английском, немецком и французском языках, будет интересен тем, что в нем кратко обсуждается обоснование Родченко фотографии как искусства.Тем не менее, исследователи будут очень признательны за «список фотографий», который включает не только название и год, но также сведения об использованных фотоаппарате и объективах, а также ссылки на места, где работа была опубликована и выставлена, если таковая имеется. Из-за размера его творчества исчерпывающий каталог произведений Родченко, вероятно, никогда не будет выпущен; этот красивый, но доступный по цене том — большой шаг к заполнению этой пустоты. Для всех библиотек, где собраны произведения художников ХХ века.Сотрудник Montage & Modern Life, 1919-1942 (MIT, 1992), Тупицын переработала свою диссертацию в удивительно увлекательный отчет об эволюции советской фотографии от радикальных художественных экспериментов до предсказуемого инструмента пропаганды. Хотя тексты временами сухие и содержат много цитат, истории сотрудничества Густава Клуциса, Элизара Лангмана, Родченко и других и их окончательного растворения в погоне за различными идеологиями хорошо рассказаны и хорошо задокументированы.-1956) проявил творческий и технически новаторский подход к фотографии, от его остроумных фотомонтажей до асимметричных уличных сцен и чудесно интимных портретов. Этот хорошо подготовленный ретроспективный сборник — бесценное дополнение к истории фотографии и советского искусства. Не просто искусствовед, Лаврентьев — внук Родченко, и его сочетание профессионального и личного добавляет измерения его увлекательным биографическим и критическим комментариям. Он цитирует работы Родченко о фотографии как изобразительном искусстве, и эту позицию художник отстаивал как когда он оскорблял репрессивные Советский Союз своим творчеством и международной известностью, так и когда он завоевал их одобрение своими яркими фотографиями спортивных мероприятий и других санкционированных тем.Описанный одним из многих редакторов журналов, с которым он работал, как «очень взволнованный человек», Родченко был действительно неистовым экспериментатором, черпавший из своего исключительного чутья в дизайне и страсти к графическому искусству, технологиям и театру вдохновляющие на его мастерские фотографические способности. композиции. Донна Симан

Обзор

Для Родченко обучение видеть по-новому было политическим заявлением, определением социально значимой фотографии, в то время как его недоброжелатели считали, что роль фотографа заключается в документировании революционных актов обычными средствами…. обилие новых изображений в этой книге, в том числе цветные изображения начала 1950-х годов … [делает] книгу … ценным сборником работ Родченко. — The New York Times Book Review, Виктор Марголин

Странное дело | Книги | The Guardian

Я начну с пары зрелищных очков и закончу очками. Даже если вы никогда не слышали имя Александра Родченко, вы, возможно, хорошо знакомы с его изображением Осипа Брик, мужа Лили Брик, возлюбленной поэта Маяковского, в 1924 году.Осип Брик был соучредителем LEF — журнала, аббревиатура которого расшифровывается как Levy Front Isskustva, Левый фронт искусств. На культовом изображении Родченко эти три буквы кириллицы изображены в одной линзе очков Брика. Один раз увидели, никогда не забудем. Это поразительный образец агитпропаганды журнала Брика и указатель его преданных левых взглядов. Это также подрывно — как и следовало ожидать от человека, чье художественное самоуважение было неотделимо от объектива. Фактически, Брик, фигура авангарда, слеп на один глаз.Лицевая сторона героического исторического видения — культурная слепота, ограниченность, конформность. Образ Родченко объединяет и то, и другое — поразительно и печально. Брик подвергался гонениям со стороны советских властей. В 1930 году Маяковский покончил жизнь самоубийством. Родченко был исключен в 1931 году из Октябрьского кружка художников по обвинению в «формализме». Я думаю, он мог предвидеть это.

В 1878 году фотография была звездой. В 1878 году фотограф Эдвард Мейбридж снял серию «Лошадь в движении», которая продемонстрировала, что художники — такие великие художники, как Дега, — ошибались.Окончательный успех «Лошади в движении» положил начало новой (полубойной) серии бегающих и прыгающих обнаженных женщин и мужчин — на тот случай, если у нас возникли какие-либо сомнения в том, как эти физические задачи локомотива выполняются мужчинами, обремененными только тайным полом и иногда даже не это. Фотография, казалось, окончательно заменила живопись как средство точного изображения реальности. Если вашей целью был мимесис, фотография — идеальный метод. На самом деле, если Дэвид Хокни прав в своей книге «Тайное знание» — и, забудьте о сентиментальных историках искусства, он прав, — на протяжении поколений художники тайком использовали фотографический предшественник, камеру-обскуру, в качестве вспомогательного средства для рисования.

Однако эти художники обнаружили, что фотографическое изображение является полезным ориентиром для определения пропорций и размеров, но скупости деталей. Такой рисовальщик, как Энгр, был вынужден дополнить свой образ информацией, полученной путем непосредственного «взгляда» на ситтера. Большая глубина резкости, обеспечиваемая фотографической пластиной XIX века, и длительная выдержка стали временным решением. Вскоре стало очевидным превосходство невооруженного глаза. Он видел больше. Он видел в кинематографе — функция «панорамной» функции современных камер должна приблизиться — и он видел квази-микроскопически при близком увеличении.Глаз варифокальный. Камеры нет. Если в фокусе потрепанная манжета удлиненного рукава, то лица владельца рукава не будет. Фотограф выбирает между передним и задним планами. Пленка тоже выбирает, и даже фокусник не может выбрать оба сразу. Не успела фотография свергнуть живопись, как обнаружились ее ограничения. Это прекрасный пример «Железного закона звездности», сформулированного Луи Менандом в газете New Yorker в 1997 году, «закона трехлетнего срока»: «Этот закон гласит, что звездность не может длиться более трех лет. годы.За нарушение этого закона нет наказания по той простой причине, что он нерушим ». Да, я знаю, и Менанд также знает очевидное возражение:« Однажды звезда, конечно, всегда звезда — и в этом проблема. . Ведь славу не следует путать со звездой. . . Слава — это период неизбежности, время, когда все работает так, что заставляет вас думать, что так будет работать вечно ». В 1879 году Уильям МакГонагалл вспомнил о катастрофе на Тей-Бридж и записал ее фотографии.Фотографии, представленные в расследовании. Но вечеринка почти закончилась. Этимология названия «фотография» означает «рисование светом», но разница между фотографией и рисунком в том, что фотография, наконец, механическая.

К 1880 году приспособление закончилось. «Строки в фотоальбоме юной леди» Ларкина ждали, чтобы выразить словами фактическое снижение важности. Титул Ларкина, пахнущий анахронизмом, является показателем того, что в XIX веке приговор уже был вынесен, и он просто ждал, пока Ларкин прочистит горло и признает фотографию виновной — в прозаичности, в вводящей в заблуждение буквализме: «Но о фотографии ! Как не искусство, / Верное и разочаровывающее! Это записывает / Скучные дни, как скучные, и держат — он улыбается, как мошенничество, / И не будет подвергать цензуре пятна / Как бельевые веревки и доски для смуты Холла.. . »Дело в том, что фотография — это не искусство — терпеливо и инертно ждали с 1880 года, когда Железный закон звездности постановил, что фотография не является неизбежной.

Вы можете ясно увидеть это в напрашивающемся вопросе Родченко: нервно хвастливое кредо 31 октября 1934 года «Фотография есть искусство»: «От вторичности и имитации офорта, живописи или ковра» — это не неправильный перевод: ковры были предметами искусства; Горький показал свою коллекцию Анне Ахматовой — «фотография» вырвался на свободу и встал на свой собственный путь.. . Она растет и утверждает свое право на то же уважение, что и живопись ». Каковы аргументы Родченко в пользу равенства? От коммуниста следует ожидать, что фотография« существенна и доступна »- доступна как доступная техника и что-то легко читаемое. Этот благочестивый, партийный аргумент плебисцитов можно не учитывать.

Другие выдвинутые аргументы — композиции, «которые оставляют Рубенса позади», откровение «неизвестного» (т.е. недокументированного) — могут быть опровергнуты примером: как «ракурс, невозможный на рисунках или картинах».Это правда, что некоторые из самых ярких фотографий Родченко зависят от радикального смещения точки зрения — хотя это не так радикально, как нефиксированная точка зрения кубизма, которая привносит скульптурные, круглые ценности в двухмерность живописи. Два примера: «Пионер-трубач» (1930) и «У телефона» (1928). В первом нам показывают трубач из-под подбородка. Труба обрезана, поэтому мы видим только мундштук и подкову из латуни. Изображение повернуто влево примерно на 10 градусов от ожидаемой вертикальной нормы.Композиционно это тихо, тонко эхом: ноздри трубачей, расположенные непосредственно над мундштуком, почти точно повторяют мундштук. Линия его правого уха воспроизведена в перевернутом виде на воротнике его униформы. Подкова инструмента содержит металлическую петлю, которая отражается в темных глазах. Женщина на настенном телефоне снята сверху, в драматическом ракурсе, она держит внушительный черный бакелитовый экзоскелет и говорит в его перископ. Композиция включает в себя оскорбление.Сейчас вы этого не видите, значит, видите.

Русские формалисты, в том числе Виктор Шкловский, сфотографировавшийся с Родченко, назвали эту технику «остранением», или «деланием странным». Одним из лучших примеров в литературе является вступление Набокова «Король, Королева, Валет», которое прекрасно описывает пример повседневного сюрреализма — ощущение, что станция выходит из поезда: «Огромная черная стрелка часов все еще неподвижна, но включена. смысл делать раз в минуту жест; этот упругий толчок приведет в движение целый мир.Циферблат медленно повернется, полный отчаяния, презрения и скуки, по мере того как железные столбы одна за другой начнут проходить мимо, унося свод станции, как мягкие атланты; платформа начнет движение мимо, унося в неизвестное путешествие окурки, использованные билеты, блики солнечного света и слюну. . . «И так, ярко, неопровержимо, на — тур де силы, заставляющее пересмотреть действительность. Телефон Родченко сделан столь же странно.

Но, конечно, ничего нового здесь нет.Возьмем, к примеру, «Сгорбившуюся танцовщицу сзади», примерно 1877–1878 гг., Рисунок маслом на выцветшей розовой бумаге, посвященный «mon ami Mathey». Правая часть рисунка заполнена спиной балерины — непослушной соломой, угловатым грибом нижних юбок, жестким колючим тюлем, блестяще схваченным измученной кистью Дега. Никаких рук не видно. Торса тоже нет. Это все жопа. Голова танцора — более темная продолговатая форма в правом верхнем углу юбок. Беспорядочная форма пачки, композиционная загадка, быстро расшифровывается и читается.Сначала это может быть ошибка, или кто-то просто пробует цвет, чтобы посмотреть, как он выглядит. Он выглядит несложным, некрасивым, несформированным, масса грубых мазков.

В Музее Родена есть рисунок (графит на бумаге, 1900 г.), на котором человек наклоняется назад — при виде спереди, всеми ногами и коленями — как прыгун в высоту, выполняющий флоп-флоп, который после Олимпийских игр 1968 г. заменил технику стрэддла, которая, в свою очередь, вытеснила ножницы. Вверху рисунка вы видите фаллос, расположенный справа от зрителя, вялый, как прядь волос.Верхняя часть тела незаметна. Слева посередине есть предположение о голове, имеющей такое же значение, что и голова сутулого танцора Дега. Наше удовольствие — это удовольствие от завершения, как в конце эпического сравнения, когда изначально неопределенное разрешается само.

Другими словами, фотография не опережает искусство. Он догоняет. Он подражает картине Эгона Шиле «Обнаженная в голубых чулках, наклоняющихся вперед» (1912, бумага, карандаш, гуашь, Музей Леопольда, Вена), в которой копчик — вершина картины.Поза сложена сама по себе, своего рода ироническая композиционная скромность, показывая только одну потертую туфлю в правом нижнем углу и три коротких цитаты синих чулок — кривая игра слов в этой чувственной работе, состоящей только из спины и позвонков.

Как только живопись успешно подтвердила свое превосходство, картина стала еще одной угрозой. Первоначально, конечно, фильмы были столь же чувствительны к обвинениям в бесхитростности. Ранние авторы, такие как Эйзенштейн и Дзига Вертов, были осторожны при компоновке своих снимков, а не просто наводили камеру.(Вы можете понять, почему Фрэнсис Бэкон позже был привлечен к кадрам из Эйзенштейна, таким как истекающая кровью медсестра в очках на одесской ступеньке в Потемкине.) Фотография Родченко быстро ассимилирует композиционные возможности Эйзенштейна и Вертова. Ярким примером является «Лестница» (1930), где женщина — чуть не по центру, отвесно по вертикальной оси — несет ребенка по каменным ступеням, круто наклонным вверх слева направо вниз. Только сужающаяся перспектива ступеней говорит зрителю, что это не венский модерн — нарочито плоская декоративная поверхность, пересекающаяся, как на картине Климта, с человеческим телом.

Позже, когда кино завоевало популярность и три года прославилось, фотография почувствовала себя вынужденной последовать за ним. Зависть фотографа Филиппа Халсмана к кинофильмам проявляется в его китчевом черепе, состоящем из обнаженных женщин — как в мюзикле Басби в Беркли, отчаянно ищущем изысканности. Халсман был очарован движением: как известно, он сфотографировал Мэрилин Монро, прыгающую босиком за жизнь, а вслед за ней герцог и герцогиня Виндзорские в воздухе. Другие знаменитости подхватили подножку Халсмана, который он объяснил теорией «прыжков»: когда их просили прыгнуть, знаменитости забывали быть знаменитостями и раскрывали больше своей незащищенной личности.На самом деле «прыжки» — это форма кинематографического подражания, как и упражнения Халсмана в фотомонтаже, такие как Дали Атомикус, где Дали находится в движении, кошки летят, брошенная вода находится на середине траектории, а стул левитирует. Все это примеры фотографий, которые хотели бы стать кинофильмами — когда вырастут. Сравните хвастовство Родченко в 1934 году: «Не говоря уже о двойной экспозиции (или растворении, если использовать кинематографический термин) …».

На самом деле фотографии Родченко настолько взрослые, насколько это возможно.Если вы ищете очевидную композицию, в его снимках массовых гимнастов используется естественный узор. Стэнли Спенсер, изображавший солдат времен Первой мировой войны, готовящих на своих сковородах для Мемориальной часовни Сэндхэм в Бургклере, говорил о своей композиции как облигато из ломтиков бекона. Однако правильное сравнение — это не Спенсер, а Лени Рифеншталь и ее драматические повторы. (По крайней мере, Родченко не придется сталкиваться с обвинениями в фашизме, выдвинутыми Сьюзен Зонтаг против фотографий Рифеншталь, воспевающих красоту нубийцев.То, как Родченко фотографирует коммунистическую физическую культуру, не является прославлением. Он эстетизирует стирание, достигаемое узором. Выкройка важнее национального мастерства.) Есть чудесная фотография Scierie: Planks of Wood (1931), которая размещена вокруг единого формального шаблона, созданного разделенными ногами рабочих. Переносимое дерево ведет взгляд из центра в левый верхний угол. Сложенные друг на друга доски справа привлекают внимание от центра направо.Все идет своим путем.

Насколько хорош Родченко? Самая известная его фотография — «Мать художника» (1924 г.). Все его значительные дары здесь. Выкройка труве присутствует в половине композиции, отданной крохотному платку в горошек его матери. Еще одно повторение — линия ее ноздрей и перекрывающаяся верхняя губа. И этот повтор сам повторяется и переворачивается в каждой брови. У нее есть собственный горошек, круглая киста сбоку от носа, окруженная единственной линзой ее очков, которую Родченко позволяет нам видеть.Искусство здесь спрятано. Вы должны искать это — потому что в первую очередь фотограф показывает вам старую женщину в ее теле, которая что-то рассматривает поближе. Но здесь есть сообщение и для нас. Посмотрите. Посмотри внимательно. Это своего рода кредо. Александр Родченко: Фотограф находится в галерее Hayward, Southbank Center, London SE1 с 7 февраля по 27 апреля. Детали: 0871 663 2519; southbankcentre.co.uk/visual-arts

Monday’s Photography Inspiration — Александр Родченко — Фотография и видение

Александр Родченко родился в Санкт-Петербурге.Учился в Казанском художественном училище, где учился с 1910 по 1914 год у Николая Фешина и Георгия Медведева. Художник быстро усвоил основные принципы академической подготовки, заслужив высокую оценку своих преподавателей. В 1914 году он познакомился с Варварой Степановой, однокурсницей, и они стали партнерами на всю жизнь и творческими сотрудниками.

Казань оказалась слишком маленькой и душной для зарождающегося видения Родченко. Он и Степанова переехали в Москву в 1915 году, чтобы лучше познакомиться с зарождающимся русским модернизмом, и навсегда поселились там в 1916 году.Родченко учился в Строгановском институте, где изучал рисунок, живопись и историю искусства.

В Москве Родченко находился под влиянием ключевых фигур русского авангарда, а именно Владимира Татлина и Казимира Малевича. Свой первый абстрактный рисунок, напоминающий супрематические композиции Малевича, он выполнил в 1915 году. Но на него повлияла не только авангардная художественная среда. Благодаря знакомству с либеральными мыслителями, такими как футуристы Давид Бурлюк и Василий Каменский, Родченко оказался в самом сердце большевистской революции 1917 года.

Будучи молодым человеком из рабочего класса, он воочию стал свидетелем социальной несправедливости царской России. Родченко глубоко верил в силу искусства как движущей силы социальных преобразований, о чем подробно говорится во многих его письмах и дневниках, которые только недавно были переведены на английский язык. Родченко воспринял зарождающуюся эстетику русского конструктивизма, став ведущим членом группы. Его участие в группе было эстетическим и идеологическим.

Первые годы Родченко продемонстрировали его художественный талант и стремление к новаторству.С 1917 по 1918 год он в основном экспериментировал с плоскими геометрическими композициями. Затем, в 1919 году, он создал полностью абстрактную серию из «Черное на черном» картин, которые можно было бы рассматривать как ответ на спиритуализм Малевича «Черный квадрат » (1915). Хотя работа Малевича, казалось, знаменовала конец живописи, она также рекламировала спиритизм, который отвергал Родченко. Картины Black on Black , столь же редуцирующие, хотя и не такие экстремальные, как Black Square , вместо этого подчеркивают материальные качества изображения.В 1920 году он был назначен директором Музейного бюро и Фонда закупок, недавно созданного агентства, отвечающего за огромные коллекции произведений искусства, переданные большевиками из дворцов богатых в общественное достояние. За время своего пребывания в должности Родченко приобрел 1926 произведений современного искусства от 415 художников и основал 30 государственных музеев в российских регионах.

Создавая провинциальные музеи, Родченко готовил художников для службы коммунистическому государству в Высших технических художественных мастерских.Он учил тем же принципам, которые сформировали его собственный художественный дискурс; он отверг иллюзорную репрезентацию как устаревшую форму, которой препятствует капиталистическая визуальная повестка дня, осудил живопись как доминирующий визуальный жанр, отдав предпочтение дизайну, который бросил вызов понятию произведения искусства как уникального товара и, что еще более радикально, продвигал идею Художник как инженер, ключевая творческая сила на службе масс.

В 1921 году Родченко присоединился к движению продуктивистов, группе художников, приверженных идее включения художественных форм в повседневную жизнь простых людей.В составе группы Родченко создавал выдающиеся утилитарные предметы, в том числе мебель, различные предметы домашнего обихода и текстильные узоры. Что еще более важно, он стал вовлечен в привнесение конструктивистских форм в массовую визуальную пропаганду большевиков. Его плакаты, такие как Книги (1923), стали символом раннего советского государства и его художественного рвения. Эти работы и сегодня считаются вершиной современного графического дизайна.

Идеи Василия Кандинского, возможно, оказали большое влияние на Родченко в первые советские годы, поскольку они были тесно связаны.Но в то время как Кандинский интересовался выразительными возможностями искусства, Родченко все больше интересовал его потенциал как лаборатория проектирования и строительства. Это различие отражается в его интересе к линии как к элементарной составляющей живописи. Однако его последние высказывания о живописи вернулись к проблеме цвета; в 1921 году он представил новаторский триптих «Чистый красный цвет», «Чистый желтый цвет», «Чистый синий цвет» (1921), состоящий из чисто монохромных панелей этих цветов.

В 1921 году Родченко сделал решительный, хотя и временный, перерыв в живописи. Вместо этого он сосредоточился на создании трехмерных моделей объектов дизайна, архитектурных эскизов и фотографии. Он также создавал декорации для кино и театра, проектировал мебель и одежду. С 1923 по 1925 год он сотрудничал с великим поэтом-авангардистом Владимиром Маяковским, иллюстрировав некоторые его книги и журналы для прогрессивных советских писателей, такие как LEF и NOVYI LEF .

Именно благодаря фотографии Родченко пользовался наибольшим успехом в 1920-е годы. Работал корреспондентом ряда советских газет и журналов, его фотографии выставлялись по всему миру. Его повсеместно хвалили за его авангардные композиции и экспериментальный подход к фокусировке и контрасту в своих фотографиях.

К 1930-м годам Родченко впал в немилость коммунистической партии. Визуальная идеология режима полностью изменилась, когда к власти пришел Иосиф Сталин.Родченко и его жене повезло, что они не погибли во время сталинских чисток, которые прокатились по Советскому Союзу и истребили многих людей, получивших известность во время большевистской революции. Когда соцреализм стал официальным искусством СССР, картины и рисунки Родченко были открыто осуждены властями за так называемый «формализм». Родченко тогда обратился к фотожурналистике. Его фотографические изображения олицетворяли эпоху высокого сталинизма, изображая щедрые парады, огромные промышленные предприятия и решительные преобразования в сельском хозяйстве, с другой стороны, ему было прямо запрещено снимать ужасающие человеческие жертвы широкомасштабной модернизации.В 1940-х годах он вернулся к живописи, исполнив ряд мощных абстрактных экспрессионистских композиций. Эти работы, однако, никогда не видели его современники, поскольку они открыто противоречили официально утвержденной эстетике. Работал фотографом в сталинские годы вплоть до своей смерти в 1956 году.

Нравится:

Нравится Загрузка …

.

Родченко александр михайлович фотографии. Легендарный советский фотограф александр родченко

Александр Родченко — Жизнь и фототворчество

Пионер-трубач 1930

Александр Родченко родился в 1891 году в семье театрального бутафора. Его отец отнюдь не желал, чтобы сын пошел по его стопам, и всеми силами стремился дать мальчику «настоящую» профессию. В автобиографических записках Родченко вспоминал: «В Казани, когда мне было лет 14, я забирался на крышу летом и писал дневник в маленьких книжках, полный грусти и тоски от неопределенного своего положения, хотелось учиться рисовать, а учили на зубоврачебного техника…» Будущий фотограф-авангардист успел даже два года поработать в технической протезной лаборатории Казанской зубоврачебной школы доктора О.Н. Натансона, но в возрасте 20 лет оставил занятия медициной и поступил в Казанскую художественную школу, а затем и в московское Строгановское училище, которое открыло ему путь к самостоятельной творческой жизни. К фотографии Родченко обратился не сразу.

Автопортрет
В середине десятых годов XX века он активно занимался живописью, а его абстрактные композиции принимали участие во многих выставках. Немного позже он проявил свой талант на новом поприще, приняв участие в оформлении кафе «Питтореск» в Москве, и на какое-то время даже отказался от живописи, обратившись к «производственному искусству» – течению, в крайней своей форме отрицавшему искусство и обращавшемуся сугубо к созданию утилитарных предметов.


Летний день 1929

Кроме того, в конце десятых – начале двадцатых годов молодой художник много участвовал в общественной жизни: он стал одним из организаторов профсоюза художников-живописцев, служил в отделе ИЗО Наркомпроса, заведовал Музейным бюро. Первые шаги Родченко на ниве фотографии относятся к началу 20-х годов, когда он, в то время театральный художник и дизайнер, столкнулся с необходимостью фиксировать на пленку свои работы. Открыв новое для себя искусство, Родченко был им полностью очарован – правда, в фотографии, как и в живописи, он в то время больше интересовался «чистой композицией», исследуя, как влияют друг на друга расположенные на плоскости предметы.

Шуховская башня.1929

Стоит отметить, что как фотографу Родченко повезло больше, чем как художнику – первого быстрее признали. Довольно скоро молодой фотограф создал себе репутацию новатора, выполнив ряд коллажей и монтажей с использованием собственных фотографий и вырезок из журналов. Работы Родченко печатались в журналах «Советское фото» и «Новый ЛЕФ», а Маяковский пригласил его для иллюстрирования своих книг. Фотомонтажи Родченко, использованные при оформлении издания поэмы Маяковского «Про это» (1923 г.) буквально стали началом нового жанра.

Портрет матери 1924

С 1924 года Родченко все чаще обращался к классическим областям фотографии – портрету и репортажу – однако и здесь неугомонный новатор не позволил сложившимся традициям диктовать себе условия. Фотохудожник создал свои собственные каноны, обеспечившие его работам почетное место в любом современном учебнике фотографии. В качестве примера можно привести серию портретов Маяковского, выполняя которые Родченко отбросил все традиции павильонной съемки, или «Портрет матери» (1924 год), ставший классикой съемки крупным планом.

Владимир Маяковский 1924

Большой вклад внес фотограф и в развитие жанра фоторепортажа – именно Александр Родченко первым применил многократную съемку человека в действии, которая позволяет получать собирательное документально-образное представление о модели. Фоторепортажи Родченко публиковались в целом ряде центральных изданий: газете «Вечерняя Москва», журналах «30 дней», «Даешь», «Пионер», «Огонек» и «Радиослушатель». Однако настоящей «визитной карточкой» Родченко стали ракурсные снимки – художник вошел в историю с фотографиями, сделанными под непривычным углом, с необычной и зачастую неповторимой точки, в ракурсе, искажающем и «оживляющем» обычные предметы. Например, фотографии, отснятые Родченко с крыш (верхний ракурс), настолько динамичны, что кажется, будто фигуры людей вот-вот начнут двигаться, а камера поплывет над городом, открывая захватывающую панораму – неудивительно, что первые ракурсные снимки зданий (серии «Дом на Мясницкой», 1925 и «Дом Моссельпрома», 1926) были опубликованы в журнале «Советское кино».

Дом Моссельпрома 1932

Примерно к этому же времени относится и дебют Родченко в качестве теоретика фотографии: с 1927 года в журнале «Новый ЛЕФ», членом редколлегии которого он являлся, художник начал публиковать не только снимки, но и статьи («К фото в этом номере», «Пути современной фотографии» и др.) Однако для начала 30-х годов некоторые его эксперименты показались слишком смелыми: в 1932 году высказывалось мнение, что знаменитый, снятый с нижней точки «Пионер-трубач» Родченко похож на «откормленного буржуа», а сам художник не хочет перестраиваться в соответствии с задачами пролетарской фотографии. Съемка строительства Беломорканала в 1933 действительно заставила Родченко во многом переосмыслить отношения искусства и реальности, которая казалась художнику все менее вдохновляющей. Именно в это время на фотографиях Родченко невиданные стройки социализма и новая советская действительность стали уступать место особому миру спорта и волшебной реальности цирка. Последнему Родченко посвятил целый ряд уникальных серий – снимки должны были войти в специальный номер журнала «СССР на стройке». К сожалению, выпуск был подписан в печать за пять дней до начала Великой Отечественной войны и никогда не увидел свет. В послевоенные годы Родченко много работал в качестве оформителя и вернулся к живописи, хотя по-прежнему нередко обращался к любимому жанру фоторепортажа. Его «нестандартное» творчество по-прежнему вызывало в официальных кругах определенные сомнения – закончились разногласия художника и власти в 1951 году исключением Родченко из Союза художников. Впрочем, спустя всего три года, в 1954 году, художник был вновь восстановлен в этой организации. 3 декабря 1956 года Александр Родченко скончался в Москве от инсульта и был похоронен на Донском кладбище.

Актриса Юлия Солнцева 1930

Варвара Степанова 1924

Архитектор Мельников на балконе своего дома 1929

Архитектор, живописец, декоратор Александр Веснин 1924

За червями Мальчики в лодке. Карелия 1933

Аппарат для проекции звездного неба 1929

Прыжок в воду 1932


Поэт Николай Асеев 1927


Маневры Красной Армии 1924

Писатель и критик Осип Брик, один из основателей журнала ЛЕФ

Сухарева башня 1928

Пионерка 1930

Метательница диска 1937

Памятник Пушкину 1930

Николай Асеев в мастерской Родченко 1924

Владимир Маяковский 1924

Владимир Маяковский 1924

Актриса Юлия Солнцева 1930

Железнодорожный мост 1926

Владимир Маяковский 1924

Владимир Маяковский. 1924

Футбол 1937

Газетный киоск 1929

Бокал из серии Стекло и свет 1928

Рабочий 1929 = завод АМО

Планетарий 1932

Радиослушатель. Репортаж. 1929

Прыжок в воду 1932

Рено Маяковского 1929

Санитарка 1930

Самолет Максим Горький над Красной площадью 1935

Режиссер Александр Довженко 1930

Сбор на демонстрацию 1928

Сбор на демонстрацию 1928

Очерк о газете. Тетя Поля-курьерша (В.Степанова) 1928

Стереотипы. Из серии Очерк о газете 1928

Пешеходы 1928

Кинорежиссер Лев Кулешов 1927

Балконы. Из серии Дом на Мясницкой 1925

Дорогу женщине 1934

Архитектор Мельников у выезда из Бахметьевского автобусного парка построенного по его проекту 1929

Творчество для Родченко было одним большим экспериментом, который открывал возможности, позволял находить новые формы, грани, приемы. По этой причине его творческая деятельность была весьма разносторонней. Он выставлял свои работы на значимых выставках авангардистов, писал научные трактаты, создал несколько циклов пространственных конструкций, активно занимался фотографией, оформлял спектакли, фильмы, занимался скульптурой и создавал рекламные плакаты.

Не уступала в плане активности и общественная деятельность. Родченко состоял в ряде таких организаций, как Живскульптарх, «Реф», ЛЕФ, МОСХ, был в числе организаторов РАБИСа, фотогруппы «Октябрь», трудился профессором во ВХУТЕМАСе и других организациях.

Скончался Александр Михайлович в Москве в возрасте 64 лет.

Особенности творчества мастера

Живопись, графика и конструкции

Родченко можно отнести к числу тех новаторов, которые не боялись экспериментировать и быть неугодными обществу. В плане живописи он был сторонником авангардизма, который ввел такие самостоятельные формы живописи, как линии и точки, экспериментировал с плоскостью, увлекался скульптоживописью Татлина, переосмысливал идеи супрематистов и других авангардистов его времени.

В живописи и графике художник строил композиции из линий и геометрических фигур, уделяя большое внимание их пересечениям, соединениям и врезкам. В противовес работе Малевича «Белое на белом» Родченко создал цикл картин «Черное на черном», в котором основное внимание уделил фактуре материала как новой характеристике живописи. Еще одной фундаментальной работой в этом направлении стал триптих «Три цвета. Желтый. Красный. Синий». Одновременно с этим художник начал внедрять такие далекие от живописи инструменты, как циркуль и линейка.

Особое значение для искусства имеют его пространственные конструкции, которые представляют собой подвешенные картонные, фанерные или деревянные элементы, соединенные по определенным принципам. Работая с конструкциями, Родченко не только использовал известные конструктивные принципы, но и находил новые. Все работы он объединил в циклы в зависимости от целей экспериментов. Так появились циклы «Складывающиеся и разбирающиеся», «Плоскости, отражающие свет» и «По принципу одинаковых форм».

Рекламные плакаты и фотографии

Родченко был одним из идеологов конструктивизма, который собирал произведение, как конструктор. Также одним из первых он осознал значимость фотомонтажа для агитации, что принесло ему известность на весь Советский Союз. Особый успех имели рекламные плакаты, которые он создал совместно с поэтом В. Маяковским.

Не меньшее влияние на искусство оказали и его эксперименты в фотографии. Родченко открыл такие важнейшие приемы, как ракурс и диагональ, создал множество оригинальных фотографий, широко известных не только в СССР, но и за его пределами.

Аукционные рекорды, стоимость картин Родченко

Чтобы понять, сколько стоят картины Родченко сегодня, обратимся к аукционным продажам и начнем с рассмотрения четырех самых крупных уходов его работ.

По наименьшей цене из этой четверки ушло произведение «Реклама печенья фабрики “Красный Октябрь”». Это гуашевый коллаж, созданный художником в 1923 году для Моссельпрома. Работа является хорошим образцом того периода творчества Родченко, кода он совместно с Владимиром Маяковским создавал рекламные плакаты. Два талантливых человека сумели фактически отойти от традиций в рекламе тех времен и разработать оригинальный стиль. Для их стиля характерны неожиданные ракурсы, броский слоган и самое причудливое расположение текста. В 1925 году аналогичные работы Родченко были отмечены серебряной медалью на выставке в Париже.

В год создания эти плакаты были развешаны по всей Москве, после чего слоган «Нигде кроме, как в Моссельпроме» стал крылатой фразой. В дальнейшем данное произведение неоднократно экспонировалось на выставках по всему миру: в США, Швеции, Великобритании, Германии и других странах.

На аукционе работу купили за 201 тыс. фунтов (314 тыс. долларов) при эстимейте 170-200 тыс. фунтов.

Ко второму крупному уходу работ Родченко относится картина «Клоун. Сцена в цирке». Она представляет особый интерес уже потому, что является одной из первых, которую художник создал после четырнадцати лет перерыва в живописи. Придя к выводу, что советской стране нужны не только правила и достижения, но и клоуны, фокусники, фейерверки с их возможностями отойти от всего обычного, Родченко в дальнейшем несколько лет работал в этой тематике.

Картина «Клоун. Сцена в цирке» ранее выставлялась в знаменитом «Гараже» коллекционерами из Москвы Молчановыми. Впервые она была продана на аукционе Sotheby`s в 1988 году, а в 2006 году была выставлена в этом же аукционном доме с эстимейтом 180-220 тыс. долларов. С торгов холст ушел за 508 тыс. долларов, превысив цену предыдущей продажи во много раз.

В 2015 году на Sotheby`s была представлена еще одна работа автора, характерная для другого направления его деятельности. Это авангардистское полотно «Круговая и линейная композиция», созданное в 1917 году. Заметим, что в наиболее значительных выставках русских авангардистов художник начал участвовать с 1916 года. Полотно неоднократно представляли на выставках в самых разных городах: в Кельне, Нью-Йорке, Лондоне, Стокгольме, Дублине и других.

Владея данным произведением, дочь художника в 1962 году подарила его крупному советскому коллекционеру русского авангарда Георгию Костаки, у которого картина пробыла 28 лет. В 1990 году ее продали на Sotheby`s Адольфу Альфреду Таубману — американскому инвестору и бизнесмену. После его смерти на торгах в 2015 года картина ушла за 646 тыс. долларов при эстимейте 300-500 тыс. долларов.

Но самой крупной считается продажа картины «Конструкция 95» с торгов Sotheby`s. При поступлении произведения в аукционный дом эксперты заявили, что это самое значительная из работ Родченко, которые когда-либо выставлялись на аукцион. Это связано в первую очередь с тем, что композиция относится к наиболее значительному периоду творчества художника, когда он написал серию картин «Линиизм». У каждого из холстов этой серии были свои номера. Более десятка из них, включая и «Конструкцию 95», художник представил на девятнадцатой выставке ВЦВБ художественного отдела Наркомпроса. Помимо этого в последующие годы ее демонстрировали в Кельне, Лондоне и Вене.

До нашего времени дошли фотографии из мастерской Родченко, на стенах которой висела эта картина. После его смерти работа находилась в коллекции его жены Варвары Степановой, а затем до 1996 года хранилась в Galerie Gmurzynska в Кельне. В этот год ее купил частный коллекционер и повторно выставил на торги уже в 2016 году. Картина изначально была заявлена с высоким эстимейтом 2,5-3,5 млн фунтов стерлингов и ушла за 3,6 млн фунтов (4,5 млн долларов).

Для полного ответа на вопрос о том, сколько стоят картины Родченко, рассмотрим примеры и менее крупных уходов. На аукционах пользуются спросом его иллюстрации для книг, плакаты, портреты, фотографии и картины в стиле авангардизма. Например, были проданы такие произведения: «Композиция» (Christie`s, 1999 г., 123 тыс. долларов), «К живому Ильичу» (Bonhams, 2013 г., 9 тыс. долларов), «Красная площадь» (Sotheby`s, 2001, 3 тыс. фунтов) и другие.

Экспертиза и продажа картин Родченко

Где и как оценить картину Родченко

При оценке произведений художника лучше воспользоваться опытом профессионалов, так как конкретная работа может стоить больших денег. В ходе проведения экспертизы картины Родченко специалисты изучат ее на предмет подлинности, авторских приемов, сохранности и ценности для общества. На основании ряда исследований, проводимых в лабораторных условиях и в литературных источниках, они смогут назвать адекватную стоимость произведения.

Александр Родченко открыл для фотографии диагональ и вертикальные ракурсы, его место в визуальном искусстве ХХ века сравнивают с ролью Маяковского в поэзии. Но многие современники художника обвиняли его в отсутствии таланта, а кто-то до сих пор не может простить Родченко патетических съемок лагерного труда. Татьяна Филевская вспоминает противоречивого гения.

Отец Александра Родченко работал бутафором в петербургском театре. До переезда в Казань их квартира размещалась прямо над сценой — чтобы выйти на улицу, надо было пройти по театральным подмосткам. С раннего возраста Александр Родченко интересовался искусством — но отец хотел для сына нормальной профессии и даже вынудил его учиться на зубного техника.

Впрочем, попытка стать медиком провалилась, и Родченко пошел вольнослушателем в казанскую художественную школу. Там он встретил будущую супругу Варвару Степанову, а также попал на вечер заезжих футуристов — Владимира Маяковского, Давида Бурлюка и Василия Каменского. В своем дневнике он писал: «Вечер окончился, и медленно расходилась взволнованная, но по-разному, публика. Враги и поклонники. Вторых мало. Ясно, я был не только поклонником, а гораздо больше, я был приверженцем». Вскоре Родченко переезжает в Москву с намерением присоединиться к футуристам.

Коса и камень

В Москве Родченко знакомится с Владимиром Татлиным и другими лидерами авангардного искусства, участвует в выставке «Магазин». Своим авторитетом он выбирает Татлина с его «скульптурживописью». Идеи конструктивизма, где форма сливается с функцией вещи, оказываются ему ближе теоретических размышлений Казимира Малевича о форме и цвете.

Но Родченко не смог остаться безразличным к последнему этапу супрематизма Малевича — в ответ на серию «Белое на белом» он создает свою серию «Черное на черном». Неискушенному взгляду эти работы могут показаться похожими, но их авторы имели совершенно разные задачи: Малевич завершает глубинное исследование возможностей форм и цвета в живописи, Родченко скользит по фактурам поверхности изображения.

Тем не менее Родченко часто ошибочно считают учеником Малевича, которым он никогда не был. А некоторые современники и вовсе называли его подражателем. «Он [Родченко] появился в 1916 году, когда все уже состоялось, даже супрематизм, — пишет литературовед и коллекционер Николай Харджиев. — Он пришел на все готовое и ничего не понял. Он ненавидел всех и всем завидовал. Дрянь был человек невероятная… Малевич сделал белый квадрат на белом фоне, а этот сразу черный квадрат на черном фоне — это сажа, сапоги. Когда он начал заниматься фотографией и фотомонтажом, на Западе уже были замечательные мастера — Ман Рэй и др. Лисицкий уже следовал за Ман Рэем, но не хуже. То художники были, а у этого фотографии — сверху, снизу — просто ерунда. Я считаю, что такого художника не было. Его раздули у нас и на аукционах».

Тем не менее Родченко часто ошибочно считают учеником Малевича, которым он никогда не был. А некоторые современники и вовсе называли его подражателем.

Александр Родченко. «Девушка с лейкой». 1934 год. Собрание музея «Московский Дом Фотографии». © A. Родченко — В. Степанова архив. © Музей «Московский Дом Фотографии»
Александр Родченко. «Пионер-трубач». 1930 год. Собрание музея «Московский Дом Фотографии». © A. Родченко — В. Степанова архив. © Музей «Московский Дом Фотографии»
Конструктор и монтажер
Александр Родченко. «Похороны Владимира Ленина». Фотоколлаж для журнала «Молодая гвардия». 1924 год
Александр Родченко. «Книги по всем отраслям знания». Плакат 1925 года. Ленгиз
Эстетика лагерная и пролетарская

На конец 1920-х пришелся закат авангардного искусства в СССР. Искусство должно было соответствовать принципам соцреализма, конструктивизм выходил далеко за рамки допустимого.

Родченко обвинили в формализме. Он воспринял это очень тяжело: «Как же так, я всей душой за советскую власть, я всеми силами работаю с верой и любовью к ней, и вдруг мы неправы». И власть дает Родченко шанс доказать свою преданность, поручив ему в 1933 году сфотографировать открытие Беломорско-Балтийского канала и оформить номер «СССР на стройке».

Победа человека над природой, стоившая сотни тысяч жизней (среди них и украинское Расстрелянное Возрождение), была зафиксирована в нескольких тысячах изображений, из которых сегодня известны около 30. Своими снимками и фотоколлажами Родченко создал миф о благотворном воздействии труда на перевоспитание заключенных. Он как будто не видел расстрелы десятков тысяч людей: «Меня потрясла та чуткость и мудрость, с которыми осуществлялось перевоспитание людей. Там умели находить индивидуальный подход к каждому. У нас [фотографов] этого чуткого отношения к творческому работнику еще не было тогда…»

Александр Родченко. «Лестница». 1930 год. Собрание музея «Московский Дом Фотографии». © A. Родченко — В. Степанова архив. © Музей «Московский Дом Фотографии»

Эта работа гарантировала Родченко безопасность и милость власти. Он продолжает создавать новую «пролетарскую» эстетику, делая знаковые серии фотографий физкультурных парадов. Теперь художники учатся у фотографов — учеником Родченко становится Александр Дейнека.

После войны Родченко снимает театр и цирк, занимается пикториализмом (попытка приблизить фотографию к живописи с помощью мягкости линий и создания живописных эффектов), оформляет вместе с женой книги и альбомы.

В 1951 году Родченко исключили из Союза художников, что фактически означало оставить его без возможности работать и жить. Только спустя четыре года Александра Родченко благодаря стараниям жены восстановили и даже разрешили ему провести персональную фотовыставку. Но он не дожил до ее открытия — в 1956 году 64-летний художник умер в Москве.

Своими снимками и фотоколлажами Родченко создал миф о благотворном воздействии труда на перевоспитание заключенных.

Родченко Александр Михайлович

(23.11) 5.12.1891, Петербург — 3.12.1956, Москва

Живописец, график, фотограф, дизайнер, педагог, член группы конструктивистов ИНХУКа (Институт художественной культуры), член группы «Октябрь», член Союза художников по секции графики

В 1911-1914 учился в Казанской художественной школе, в 1916 году переехал в Москву. Выставлялся как живописец с 1916 года, один из организаторов профессионального союза художников-живописцев в 1917 году. С 1918 по 1922 работал в отделе Изо Наркомпроса (отдел изобразительного искусства Народного комиссариата просвещения) как заведующий музейным бюро и как член художественной коллегии.

Одновременно разрабатывал серии графических, живописных и пространственных абстрактно-геометрических минималистских работ. С 1916 участвовал в важнейших выставках русского авангарда, в архитектурных конкурсах и работе комиссии Живскульптарх (комиссия по живописному, скульптурному и архитектурному синтезу). В текстах-манифестах «Все — опыты» и «Линия» зафиксировал свое творческое кредо. Относился к искусству как к изобретению новых форм и возможностей, рассматривал свое творчество как огромный эксперимент, в котором каждая работа представляет минимальный по форме живописный элемент и ограничена в выразительных средствах. В 1917-18 работал с плоскостью, в 1919 написал «Черное на черном», работы, основанные лишь на фактуре, в 1919-1920 ввел линии и точки как самостоятельные живописные формы, в 1921 на выставке «5х5=25» (Москва) показал триптих из трех монохромных цветов (желтый, красный, синий).

Одновременно с живописью и графикой занимался пространственными конструкциями. Первый цикл — «Складывающиеся и разбирающиеся» (1918) — из плоских картонных элементов, второй — «Плоскости, отражающие свет» (1920-1921) — свободно висящие мобили из вырезанных из фанеры концентрических форм (круг, квадрат, эллипс, треугольник и шестиугольник), третий — «По принципу одинаковых форм» (1920-21) — пространственные структуры из стандартных деревянных брусков, соединенные по комбинаторному принципу. В 1921 подвел итог своих живописных поисков и объявил о переходе к «производственному искусству».

В 1920 стал профессором живописного факультета, в 1922 — 1930 годах — профессор металлообрабатывающего факультета ВХУТЕМАСа-ВХУТЕИНа (Высшие художественно-технические мастерские — Высший художественно-технический институт). Учил студентов проектировать многофункциональные предметы для повседневной жизни и общественных зданий, добиваясь выразительности формы не за счет украшений, а за счет выявления конструкции предметов, остроумных изобретений трансформирующихся структур. В 1920-1924 был членом ИНХУКа.

С 1923 работал как дизайнер универсального профиля. Занимался полиграфией, фотомонтажом и рекламной графикой (совместно с В. Маяковским), входил в состав группы ЛЕФ (Левый фронт), позднее был членом редакционной коллегии журнала «Новый ЛЕФ».

В 1925 году был командирован в Париж для оформления советского раздела Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности, осуществлял в натуре свой проект интерьера «Рабочего клуба».

С 1924 занимался фотографией. Известен своими остродокументальными психологическими портретами близких («Портрет матери», 1924), друзей и знакомых из ЛЕФа (портреты Маяковского, Л. и О. Брика, Асеева, Третьякова), художников и архитекторов (Веснин, Ган, Попова). В 1926 году опубликовал свои первые ракурсные снимки зданий (серии «Дом на Мясницкой», 1925 и «Дом Моссельпрома», 1926) в журнале «Советское кино». В статьях «Пути современной фотографии», «Против суммированного портрета за моментальный снимок» и «Крупная безграмотность или мелкая гадость» пропагандировал новый, динамичный, документально точный взгляд на мир, отстаивал необходимость освоения верхних и нижних точек зрения в фотографии. Участвовал в выставке «Советская фотография за 10 лет» (1928, Москва).

В конце 20-х -начале 30-х годов был фотокорреспондентом в газете «Вечерняя Москва», журналах «30 дней», «Даешь», «Пионер», «Огонек» и «Радиослушатель». Одновременно работал в кино (художник фильмов «Москва в Октябре», 1927, «Журналистка», 1927-28, «Кукла с миллионами» и «Альбидум», 1928) и театре (постановки «Инга» и «Клоп», 1929), разрабатывая оригинальную мебель, костюмы и декорации.

Один из организаторов и руководителей фотогруппы «Октябрь». В 1931 на выставке группы «Октябрь» в Москве в Доме печати выставил ряд дискуссионных снимков — снятые с нижней точки «Пионерку» и «Пионера-трубача», 1930; серию динамичных кадров «Лесопильный завод Вахтан», 1931 — послужившую мишенью для разгромной критики и обвинения в формализме и нежелании перестраиваться в соответствии с задачами «пролетарской фотографии».

В 1932 вышел из «Октября» и стал фотокорреспондентом по Москве издательства Изогиз. С 1933 работал как художник-оформитель журнала «СССР на стройке», фотоальбомов «10 лет Узбекистана», «Первая конная», «Красная армия», «Советская авиация» и других (совместно с супругой В. Степановой). Продолжал занятия живописью в 30-е и 40-е годы. Был членом жюри и художником-оформителем многих фотовыставок, входил в состав президиума фотосекции профессионального союза кинофотоработников, был членом МОСХа (Московская организация Союза художников СССР) с 1932 года. В 1936 участвовал в «Выставке мастеров советского фотоискусства». С 1928 года регулярно посылал свои работы на фотографические салоны в США, Францию, Испанию, Великобританию, Чехословакию и другие страны.

Литература:

Chan-Magomedov S.O. Rodchenko. The complete work. London, 1986

А.М.Родченко и В.Ф.Степанова. (Из серии Мастера искусства книги). М., 1989

Alexandr M. Rodchenko, Varvara F. Stepanova: The Future Is Our Only Goal. Munich, 1991

А.Н.Лаврентьев. Ракурсы Родченко. М., 1992

Alexander Lavrentiev. Alexander Rodchenko. Photography. 1924-1954. KЪln, 1995

Александр Родченко. Опыты для будущего. М., 1996

Alexandr Rodchenko. (Published in conjunction with the exhibition Alexandr Rodchenko at the Museum of Modern Art). New-York, 1998

Из жизни первого русского дизайнера и мастера фотографии

сайт начинает большой проект “50 важнейших фотографов современности”. Мы расскажем о фотографах, которые оказали большое влияние на становление фотографического искусства. Об авторах, которые своими работами формировали понятие “современная фотография”. О великих мастерах своего дела, знать имена и работы которых просто необходимо.

Странно, но большинство коммерческих фотографов не задумываются о корнях своей профессии, ориентируясь в работе лишь на коллег или на пару случайно знакомых имён. Но ведь этом смысле, наша профессия мало отличается от профессии, скажем, художника. Спросите мастера кисти, знает ли он кого-нибудь из известных художников — скорее всего, в ответ вы услышите небольшую лекцию о живописи, в которой собеседник расскажет о своих любимых художественных стилях, школах, скорее всего сопроводит рассказ массой дат, фамилий и ссылок на работы. Да, большинство художников имеют специальное образование (хотя бы на уровне художественной школы), где узнают обо всём этом. Но в большей степени это, разумеется, самообразование. Художникам необходимо знать глобальный контекст, потому что создавать работы в отрыве от творчества великих мастеров, без знания азов, невозможно. Так почему же фотографы мыслят иначе?

Первый профессионал в нашем списке — великий русский художник и фотограф Александр Родченко .

Даже если попытаться описать деятельность Александра Родченко исключительно в #тегах, получится несколько страниц текста. Важнейший участник русского авангарда, художник, скульптор, график, фотограф… И многое другое.

Родченко родился в Санкт-Петербурге, учился в Казанской художественной школе им. Фешина, там же познакомился с будущей женой — талантливым художником Варварой Степановой. Впоследствии занимал ряд важных должностей, среди которых, пост председателя института художественной культуры (на этом посту он сменил другого великого художника — Василия Кандинского)

Работать для жизни, а не для дворцов, храмов, кладбищ и музеев

Таков был его девиз, полностью отражающий настроения авангардистов того времени. Отвергая “украшательство” и идя против эстетических критериев искусства, они наделяли свои работы — от картин до архитектурных форм — множеством деталей, каждая из которых имела важную, конструктивную функцию. Отсюда и название одного из основных направлений их работы — конструктивизм. “Искусство будущего — говорил Родченко — не будет уютным украшением семейных квартир. Оно будет равно по необходимости 48-этажным небоскребам, грандиозным мостам, беспроволочному телеграфу, аэронавтике, подводным судам и проч”.

Свою работу Родченко начинал во времена великих перемен: за окном было то, что впоследствии назовут ленинским советским проектом. Надежды на светлое коммунистическое будущее вдохновляли.

Родченко и фотомонтаж

Среди прочего, знаменит Родченко и своими экспериментами в области фотомонтажа — он был фактически пионером этого искусства в России. Этакий мастер фотошопа, но во времена СССР. Нужно понимать, что Родченко как истинный коммунист и сторонник советской власти старался направить свои способности на укрепление новых жизненных порядков, поэтому с удовольствием занимался пропагандистской деятельностью. Так, именно в технике фотомонтажа оформлены самые интересные и запоминающиеся агитационные плакаты того времени. Мастерски сочетая текстовые врезки, черно-белые фотографии и цветные изображения, Родченко занимался тем, что сейчас бы назвали дизайном плаката — кстати, его часто называют родоначальником дизайна и рекламы в России. Именно Родченко Маяковский доверил оформлять свою книгу “Про это”.

Родченко и фотография

Родченко, как и все русские авангардисты, экспериментировал с формами и технологией. Так он и занялся фотографией, притом фотографией репортажной. Используя неожиданные ракурсы (термин «ракурс Родченко» часто встречается в искусствоведческой литературе), заставляя зрителя крутить отпечатки перед глазами (или головой перед отпечатками) и создавая изображения, которые будто вот-вот придут в движение, он зарекомендовал себя как один из самых прогрессивных и новаторских фотографов того времени. Хотя тогда их (фотографов) было, прямо скажем, меньше, чем сейчас. Родченко играет с изобразительными средствами фотографии, оттачивая их до предела. Ритмический рисунок, композиционно идеальное переплетение линий — всем этим он управляет мастерски. Он был одним из первых, кто применил многократную съёмку объекта в действии — раскадровку. Родченко не боялся нарушать совсем недавно закрепившиеся фотографические каноны — делал портреты снизу-вверх или намеренно “заваливал горизонт”. Своим фотографичексим “глазом” он будто стремился охватить весь Советский Союз. Возможно, поэтому многие снимки (особенно репортажные кадры с демонстраций) он делал, стоя на лестницах, крышах или находясь в других неочевидных точках.

Родченко продолжал свои эксперименты и после “смерти” авангардного проекта — но при соцреализме и Сталине это уже не поощрялось. В 1951 его даже исключают из Союза Художников и реабилитируют только в 1954 — за 2 года до смерти.

Сегодня имя Александра Родченко носит важнейшее образовательное учреждение в области визуальных искусств — “Московская школа фотографии и мультимедиа”.

Родченко Александр Михайлович, подробная биография

(1891-1956) русский художник, фотограф

Александр Михайлович Родченко родился в Санкт-Петербурге 23 ноября 1891 года в известной старообрядческой семье. Искусство сопутствовало мальчику буквально с первых дней, поскольку его отец в то время работал в театре Петербургского русского клуба. Юноша учился в Казанской художественной школе, которую окончил в 1914 году, затем переехал в Москву и поступил в Строгановское художественное училище.

Именно там начинающий художник познакомился с Владимиром Татлиным и Александром Весниным, будущими конструктивистами. Вместе с ними Александр Родченко участвует в выставке 1913 года, во время которой знакомится с одним из ведущих художников XX века, будущим родоначальником супрематизма Казимиром Малевичем.

Однако он быстро отходит от кубофутуристических увлечений, хотя и принимает участие в дальнейших совместных выставках. Родченко становится лидером нового художественного течения — конструктивизма, его картины отличаются ярко выраженной геометричностью форм, он сам характеризует это направление как «линизм» (от слова «линии»). Красочная палитра в сочетании с четкими прямыми и кривыми линиями, по его мнению, может передать не только ритм, но и идею произведения. Ажурные переплетения линий на картинах Александра Родченко напоминают современную компьютерную графику.

После революции 1917 года он начинает преподавать во ВХУТЁМАСе, а затем и во ВХУТЕИНе. К началу двадцатых годов относится и его увлечение фотомонтажом. Одна из первых его работ — иллюстрации к поэме В. Маяковского «Про это». Героиней его фотопортретов стала возлюбленная поэта Лиля Брик, ее лицо появляется в окружении самых разнообразных предметов, подчеркивающих его выразительность.

В этой же книге проявилось дарование Родченко и как мастера художественной фотографии. Обычно его считают родоначальником новой русской фотографии XX века. Он не только преобразовал традиционный позитивно-негативный процесс, но и открыл иные возможности черно-белой фотографии.

Основные его изобретения — принцип деления экспозиции, использование точечного объектива, а также съемка через очень маленькое отверстие. Александр Михайлович Родченко впервые начал экспонировать один и тот же негатив несколько раз, совмещая на нем ряд изображений. Применение же точечной оптики позволило резко расширить угол зрения объектива, а использование небольшого отверстия, заменяющего оптику, приблизило работу фотоаппарата к обычному человеческому глазу. Все эти приемы позволили художнику добиться особой выразительности своих снимков, их яркой наглядности.

Важным изобретением Александра Родченко стало изменение пространства снимков. Он стал «играть» с ракурсом, фотографируя предметы с необычных положений: например, снимал деревья положенным на землю киноаппаратом. К сожалению, многие его приемы стали настолько распространенными, что имя автора даже перестало упоминаться, а прием съемок с любого положения пришел в мировую кинематографию.

Обращение к книжной графике началось с работы над журналом «ЛЕФ» (Левый фронт искусств), куда Родченко и его жену, известную художницу В. Степанову, пригласил Владимир Маяковский. В конце двадцатых годов Александр Родченко становится и главным фотографом основанного Горьким журнала «СССР на стройке». Для этого издания он готовил блестящие фоторепортажи, кроме того, разрабатывал макеты обложек и страниц, в которых совмещал фотографические и графические, а иногда и живописные элементы. Родченко открыл совершенно новое соотношение текста и изобразительного материала. Ныне многие из найденных им принципов построения графической структуры книги уже стали классическими.

Александр Михайлович Родченко принимал участие и в организации других журналов, основанных Горьким, например еженедельника «За рубежом», для которого делал фотографические обложки. В своих работах он расширял традиционные рамки применения фотографии. В частности, впервые применил фотографию для изготовления плакатов. Во время показа картины Сергея Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин» Родченко разработал серию фотоплакатов, использовавшихся для рекламы фильма в разных странах мира. Крупные буквы, контрастные геометрические элементы делали эти плакаты олицетворением искусства новой эпохи.

Значительным событием в его жизни стало участие в оформлении в 1937 году советского павильона Всемирной выставки в Париже, для которой он не только разработал графический дизайн, но и сконструировал мебель для раздела «рабочий клуб».

Начиная с тридцатых годов, лишенный возможности заниматься фотографией, Александр Родченко целиком сосредоточил свое внимание на живописи и книжной графике, а также на театральных постановках. В 1939 году его фотографии были удостоены приза на Шестом международном фотосалоне в Шарлеруа, во Франции, и на фотосалоне «Ирис» в Антверпене. В том же году он разрабатывает дизайн и делает цикл фотомонтажей для выставки в Сочи, посвященной творчеству В. Маяковского.

В начале войны Родченко находился в эвакуации, но уже в начале 1942 года возвращается в Москву и начинает работать в Совинформбюро. Художник не только готовит фотомонтажи, но и составляет целые выставки, посвященные подвигам советских солдат.

В послевоенные годы вместе с В. Степановой он издает графический альбом «Тридцать лет советской литературы». Наиболее крупная работа этого времени — серия плакатов, посвященных памяти В. Маяковского. Уже смертельно больной, мастер разрабатывает проект оформления спектакля «Спящая красавица» в Большом театре. Сделанные Александром Михайловичем Родченко эскизы выдерживают конкурс и принимаются к постановке. Однако смерть помешала завершению работы над ними.

фотографий Родченко Александр Михайлович. Легендарный советский фотограф Александр Родченко. Влияние на развитие фотографии

Как говорится, талантливый человек, талантливый во всем.

Легендарный советский фотограф, художник, скульптор. Основоположник конструктивизма, дизайна и рекламы в СССР. Сегодня мы расскажем вам о Александре Родченко (1891 — 1956) .

Большинство людей сразу назовут своего любимого художника, любимого писателя тоже, но, скорее всего, задумаются над ответом на вопрос о любимом фотографе.Мало кто знает Александра Родченко по имени, но нет человека, который не видел его картины.

В своих произведениях он опережал время, за что его часто критиковали. Так, одну из самых известных его фотографий «Пионер-трубач» когда-то назвали неполиткорректной. Мальчик на фото оказался слишком упитанным, и это не соответствовало советской пропаганде.

Александр Родченко не стал придерживаться правил и создал свой стиль. Самыми известными его кадрами, сделанными вопреки всем канонам фотографии того времени, являются документальный фильм «Портрет матери», ставший классикой съемки крупным планом, и серия портретов Владимира Маяковского, нарушил все правила павильонной фотосъемки.

«Сжимаешься вокруг предмета, здания или человека и думаешь, а как это снять: то, то или это? …Все старое…картинки разные, смотрите все по правилам бабушкиной композиции. И нужно революционизировать людей, видеть со всех сторон и при любом освещении.
А. Родченко. Тетрадь ЛЕФ. 1927 г.

Не менее известна работа мастера «Девушка с лейкой». На нем запечатлена его ученица Евгения Лемберг.Фотография получила всемирное признание, и в 1994 году она была продана на аукционе Christie’s за 115 000 фунтов стерлингов.



Фотограф серьезно увлекся жанром спортивной фотографии, в чем добился больших успехов. Его визитной карточкой стала съемка с необычных ракурсов, и в кадрах, снятых на спортивных аренах, он смог максимально использовать этот прием. Даже самые обычные сюжеты стали запоминающимися и яркими.

Александр Родченко – многогранный человек, добившийся успеха во всем, за что брался.Работал над оформлением кафе «Питтореск» в Москве, создал серию графических, живописных и пространственных абстрактно-геометрических минималистичных работ. Он также принимал участие в выставках русского авангарда, например, в выставке «Магазин», организовывал и архитектурные конкурсы.

В 1918 году Александр Родченко написал картину «Черным по черному», основываясь только на фактуре. Позже в его картинах появились линии и точки, ставшие самостоятельными живописными формами.Он был новатором в искусстве и рассматривал свою работу как глобальный эксперимент.

Александр Родченко стал одним из основоположников советского конструктивизма. Он проявил себя не только в живописи, но и во многих других областях искусства. Художник создавал геометрические скульптуры из самых разных материалов.



Родченко также зарекомендовал себя как дизайнер мебели и одежды, был автором декораций для кино и театра.

Сотрудничество с поэтом Владимиром Маяковским оставило заметный след в его творчестве: он иллюстрировал некоторые его книги и журналы «ЛЕФ» и «Новый ЛЕФ», сделал вместе с ним серию рекламных плакатов.

Идеология Советское искусство трансформировалось после прихода к власти И.В.Сталина. Государство активно подавляло свободомыслящий авангард. В это время Александр Родченко оставил живопись и стал заниматься только фотожурналистикой. Его фотографии олицетворяли высшие достижения эпохи сталинизма, торжественные парады, народные стройки, огромные промышленные предприятия, жизнь советских колхозов.

Это были снимки побед и достижений, а обычная жизнь страны того времени оставалась за кадром, так как фотожурналистам категорически запрещалось демонстрировать что-либо, бросающее хоть малейшую тень на правительство и его порядки.

В 1920-х Александр Родченко внес огромный вклад в развитие европейской фотографии и фотомонтажа. Он оставил большое творческое наследие, оказав влияние на многих художников и фотографов.

В наше время его дело продолжает Александр Николаевич Лаврентьев, внук художника. Преподает в Московской школе фотографии и мультимедиа им. Родченко и Московском государственном художественном университете имени Строганова, а также является редактором и консультантом. научные труды о своем знаменитом предке.

Советский мастер фотографии Александр Родченко известен как один из основоположников конструктивизма и создания совершенно нового направления — дизайна. Много лет работал с женой, художницей Варварой Степановой, параллельно занимаясь фотографией, живописью, графикой, книжным оформлением, скульптурой и рекламным дизайном.

В фотографии Родченко отдавал предпочтение документальности и реалистичности создаваемых им образов. Он является пионером в экспериментах с ракурсной композицией и точками съемки.

Александр Михайлович Родченко родился в 1891 году, его отец работал театральным бутафором. Сначала он учился на зубного техника, но страсть к живописи в конце концов пересилила его, и Родченко поступил в Казанское художественное училище. Именно там он познакомился со своей будущей женой Варварой Степановой, с которой впоследствии сделал много совместных арт-проектов.

Родченко активно увлекался живописью и работал над созданием абстрактных композиций. Некоторое время он посвятил себя так называемому производственному искусству, предполагавшему создание утилитарных предметов без всякого художественного содержания.

После революции 1917 года Родченко стал одним из секретарей профсоюза художников-живописцев в Москве, организовав необходимые условия для творчества молодых художников. В этот период он пробовал свои силы в оформлении кафе «Питтореск» в Москве и одновременно руководил Бюро музея. Его жизнь в искусстве – это постоянный эксперимент, связанный с созданием совершенно новых графических, живописных и пространственных проектов.

В живописи Родченко ввел линии и точки как самостоятельные изобразительные формы, в области создания пространственных форм — складные и разборные конструкции из плоских картонных элементов.В начале 1920-х занимался преподавательской деятельностью, обучая своих учеников основам создания многофункциональных предметов для быта и общественных зданий.

Творческие эксперименты постепенно привели Родченко к фотографии, которую он считал совершенно необходимым средством выражения для любого современного художника… Его портреты и репортажные снимки, а также интересные коллажи с использованием как собственных фотографий, так и вырезок из журналов сразу же привлекли внимание.

Фотографии Родченко стали публиковаться в таких изданиях, как «Вечерняя Москва, Советское фото», «Дай», «Пионер» и «Огонёк». Имея репутацию новатора в фотографии, Александр Родченко вскоре получил предложение от Владимира Маяковского проиллюстрировать его книги. Родченко сделал несколько фотомонтажей для оформления издания поэмы Маяковского «Про это» в 1923 году, что даже послужило началом возникновения нового направления современного искусства — иллюстрации к книгам и оформления.

Спустя два года рекламные плакаты Родченко были отмечены серебряной медалью на Международной выставке современного декоративно-прикладного искусства в Париже. В то же время он обращается к классической портретной фотографии в фотографии — портретам Маяковского, Асеева, Третьякова, Мельникова и других представителей искусства. Журнал «Советское кино» в 1926 году также опубликовал его первые ракурсы зданий, в том числе серии фотографий «Дом на Мясницкой» и «Дом Моссельпрома».

Чем Александр Родченко отличался от других фотографов 1920-х годов? Дело в том, что фотография того времени характеризовалась созданием изображений с горизонтальной композицией и прямолинейной перспективой. На фотографиях преобладали в основном статичные скульптурные композиции, не вызывавшие у зрителя больших эмоций.

Родченко первым в советской фотографии призвал отказаться от подобных догм в пользу изображений, максимально реалистично описывающих жизнь.Вот почему он постоянно экспериментировал с ракурсом и съемкой точек, чтобы поймать тот или иной предмет в те моменты, которые составляли бы его суть, движение.

В фотографии Родченко стремился раскрыть содержание предмета или целого явления. Для этого он умело «играл» с ракурсами, использовал светотеневые контрасты и работал над оригинальным композиционным построением кадра.

Александр Родченко вошел в историю российской и мировой фотографии как автор уникальных фотографий, сделанных с самых разных ракурсов, в непривычном и непривычном для человеческого глаза ракурсе.Он считал, что каждый фотограф должен «снять с глаз пелену, именуемую — «с пупка…» и снимать «со всех точек, кроме «пупка», пока все точки не будут распознаны».

В 1930-е годы Александр Родченко работал фотокорреспондентом издательства «Изогиз» и художником-оформителем журнала «СССР на стройке», что позволило ему принять участие в поездке на Беломорско-Балтийский канал, где снял серию репортажных фотографий. После ряда правительственных пропагандистских проектов, вдохновленных духом времени и революционным романтизмом, Родченко увлекся спортивной съемкой и фотографией.необычный мировой цирк.

В послевоенные годы от фотографии вернулся к живописи и декорированию. Однако его оригинальное творчество вскоре вошло в противоречие с позицией официальных властей, и в 1951 году Родченко был исключен из Союза художников.

Александр Родченко скончался в декабре 1956 года в Москве, похоронен на Донском кладбище. В фотографии его часто сравнивают с Эдвардом Уэстоном и Тиной Модотти. Во многом школа советской фотографии, созданная при его участии, открыла много новых выдающихся имен — Аркадия Шайхета, Макса Альперта и других.

В 1998 году в Музее современного искусства в Нью-Йорке прошла масштабная выставка работ Александра Родченко, на которой были представлены все его лучшие проекты в области живописи, графики и фотографии.

«Великий экспериментатор», по определению коллекционера Г.Д. Костаки. Продолжая свои поиски в области кубофутуристической и беспредметной живописи, высоко оценивая К.С. Малевич и В.Е. Татлин (в молодости считал его своим учителем), с 1917 по 1921 год создал оригинальную радикальную систему абстрактного искусства, основанную на геометрической структуре и минимальных выразительных средствах, стал одним из авторитетных мастеров 1920-х годов.

Родился в Санкт-Петербурге в здании театра на Невском проспекте, где его отец работал бутафором. С ранних лет мечтал создавать невероятные костюмы и спектакли из света, цвета, воздуха. После переезда семьи в Казань учился на зубного техника, но выбрал путь художника. В Казанской художественной школе (1911-1914) был вольнослушателем, подрабатывал уроками и оформительскими работами для Казанского университета. Среди преподавателей я особенно ценил Н.И. Фешин. Любимые художники: Винсент Ван Гог, Поль Гоген, Обри Бердслей.Ему нравились чистые линии на японских гравюрах Утамаро и Хокусая. Он интересовался литературой, писал стихи, иллюстрировал для себя пьесы Уайльда, любил поэзию Бодлера и русских поэтов Серебряного века Брюсова и Бальмонта. В Казани он познакомился со своей будущей женой, художницей В.Ф. Степанова.

утра Родченко. Беспредметная композиция № 65.1918. Холст, масло. 90 × 62. ПГКГ


утра Родченко. Сочинение. 1919. Холст, масло. 160 × 125. EMII

А.М. Родченко. Линии на зеленом фоне # 92. 1919 Холст, масло. 73 × 46. КОМ

утра Родченко. Состав 66/86. Плотность и вес. 1918.122.3 × 73. Государственная Третьяковская галерея

утра Родченко. Беспредметная композиция № 61. 1918. Холст, масло. 40,8 × 36,5 см. Тулмии

В 1916 переехал в Москву, учился в Центральном художественно-промышленном художественном училище, начал выставляться как живописец (выставка «Магазин». 1916).Родченко присоединился к поиску художников русского авангарда в конце 1910-х годов, но не стал повторять уже обнаруженное, считая, что каждый творец ценен своим оригинальным творческим опытом.

Приветствовал социальные потрясения 1917 года, активно выступал за свободу творчества. Участвовал в создании Профессионального союза художников-живописцев Москвы (1918), стал секретарем Молодежной (левой) федерации (председатель — Татлин) профсоюза. Выступая за уважительное отношение к новаторству, в статьях и обращениях, опубликованных в 1918 г. в разделе «Творчество» газеты «Анархия», он призывал художников к мужеству и бескомпромиссным поискам.Работал в Художественном отделе НКП в подразделении художественной промышленности, а позже — в 1919-1921 годах заведовал Музейным бюро НКП. В 1920-1924 годах он был членом Инхуки, участвовал в обсуждениях группы объективного анализа построения и композиции, в создании группы конструктивистов. Поддерживал демократическую направленность конструктивизма и промышленного искусства. Знаменитый проект «Рабочий клуб», представленный им на Международной выставке в Париже в 1925 году, — это мечта об удобной и рационально устроенной жизни.Его девиз 1920-х годов: «Жизнь, сознательная и организованная, способная видеть и конструировать, — это современное искусство».

Творчество Родченко, начиная с линейно-круговых графических композиций 1915 года, развивалось в духе геометрической абстракции. В 1916 году он работал над серией кубофутуристических композиций. В 1917–1918 исследовал способы живописного изображения взаимопроникающих плоскостей и пространства, показывая образцы своих работ на 5-й Государственной выставке (1918, Москва). В 1918 году выполнил цикл композиций из круглых светящихся форм «Концентрация цвета».1919 год — начало использования линии как внутренней формы в искусстве. Свое творческое кредо он закрепил в текстах-манифестах «Все — опыты» и «Линия» (1920). Он относился к искусству как к изобретению новых форм и возможностей, рассматривал свое творчество как огромный эксперимент, в котором любая изобразительная вещь ограничена в выразительных средствах.

Каждая работа Родченко – это композиционный опыт, минимальный по типу используемого материала. Он строит композицию на доминирующем цвете, распределяя его по поверхности плоскости переходами.Он ставит перед собой задачу сделать произведение, где основным формообразующим элементом является фактура — одни участки картины окрашены только черной краской, залиты лаком, другие — оставлены матовыми (работа «Черным на черном», 1919 г., на основе фактурных обработке, экспонируются на 10-й государственной выставке «Беспредметное творчество и супрематизм» (1919 г. Москва).Сочетание блестящих и по-разному обработанных поверхностей создает новый выразительный эффект.Граница фактур воспринимается как граница формы.Родченко сделал композиции из некоторых точек, линий, придающие этим элементам философскую многозначность, утверждающие линию как символ построения (19-я Государственная выставка, 1920, Москва).

Наконец, в 1921 году Родченко завершает свою живописную систему тремя равномерно окрашенными полотнами: красным, желтым и синим (триптих Гладкий цвет. Выставка 5 × 5 = 25. 1921. Москва). В проспекте к автомонографии 1922 года он пишет: «Я считаю пройденный этап в искусстве важным для постановки искусства на путь инициативной индустрии, на путь, который не придется проходить новому поколению». Это было началом перехода к «искусству производства».

Опыт Родченко убедил, что существуют универсальные композиционные схемы (вертикаль, горизонталь, диагональ, крестообразное построение, зигзаг, угол, круг и т. д.).Подчеркивание композиционных схем, выявление геометрических принципов построения композиции впоследствии составят суть его фотографических опытов с ракурса.

Помимо живописи и графики, Родченко занимался пространственными построениями. Он создал три цикла работ, в которых ввел принцип строения и правильного геометрического построения. Первый цикл — «Складывание и разборка» — выполнен из плоских картонных элементов, соединенных вставками (1918 г.).Второй — «Самолеты, отражающие свет» — свободно висящие мобили — концентрические формы (круг, квадрат, эллипс, треугольник и шестиугольник), вырезанные из фанеры (1920-1921). Третий — «По принципу тождества форм» — пространственные конструкции из стандартных деревянных брусков, объединенных по комбинаторному принципу (1920-1921).

Рисунки Родченко, его конструктивные и линейно-геометрические открытия повлияли на формирование характерного конструктивистского стиля в книжной и журнальной графике, в плакате, в товарном дизайне, в архитектуре.Если Татлин своим Памятником Третьему Интернационалу указал направление конструктивизма, то Родченко дал метод, основанный на структурно-геометрическом линейном формообразовании и комбинаторике.

В 1919-1920 годах принимал участие в работе Живскульптарха (комиссия Отдела Исо НКП создана Н.А. Ладовским, при участии архитекторов В.Ф.Кринского и Г.М.Мапу, скульптора Б.Д.Королева, художников Родченко и А.В.Шевченко), фантазировал о новых архитектурных сооружениях и типах зданий — киосках, общественных зданиях, многоэтажках.Он разработал концепцию «города с верхним фасадом», так как считал, что в будущем, в связи с развитием воздухоплавания, городом будут любоваться не снизу, не с уровня улицы, а сверху, пролетая над город или находясь на различных смотровых площадках. Земля должна быть освобождена для движения транспорта и пешеходов, а на крышах зданий должны быть запроектированы выразительные сооружения, переходы и висячие блоки зданий, которые и составят этот новый «верхний фасад города».

В 1920 г. он был профессором живописного факультета, с 1922 по 1930 г. — профессором металлообрабатывающего факультета Вхутемаса-Вхутеина, где фактически основал одну из первых русских дизайнерских школ. Учил студентов проектировать многофункциональные объекты для общественных зданий и быта, добиваясь выразительности формы за счет выделения конструкций, гениальных изобретений трансформирующихся конструкций.

Родченко сотрудничал с деятелями левого авангардного кинематографа: А.М. Ган, Дзига Вертов (титры для Киноправды, 1922), С.М. Эйзенштейн (плакаты к фильму «Броненосец Потемкин», 1925), Л.В. Кулешов (работа декоратора и художника-постановщика в фильме «Твой друг», 1927). Кинематограф привлекал Родченко как новое техническое искусство.

Первые фотомонтажи и коллажи в 1922 году были опубликованы в журнале «Кино-фот». Ее издал Ган, режиссер и архитектор, теоретик конструктивизма, автор первой книги о целях конструктивизма, обложку для которой сделал Родченко.Ган привлек Родченко и Степанову с первого же номера. Писал о заслугах Родченко в «Киноправде» Вертова, публиковал экспериментальные пространственные конструкции Родченко и его архитектурные проекты города будущего, карикатуры Степановой на Чарли Чаплина. Визуальная культура авангарда в кино, фотографии, архитектуре и дизайне объединилась. Книга И. Г. Эренбурга о кинематографе, оформленная Родченко в 1927 г., называлась «Материализация фантазии».Эти слова можно считать девизом самого художника.

Своими фотографиями, фотомонтажами и графическими композициями Родченко оказал влияние на режиссеров и операторов, создал памятные киноафиши к документальным фильмам Вертова, былинам Эйзенштейна, рекламу художественных фильмов режиссера Д. Н. Бассалыго на революционные темы.

Родченко был главным художником литературно-художественной группы «Леф», оформлял книги Б.И. Арватов, В.В. Маяковский, Н.Н. Асеев, С.М. Третьякова, обложки Лефа (1923-1925) и Нового Лефа (1927-1928).Вместе со Степановой и Ганем он включился в оформление технической и научно-популярной литературы. В книжной графике, оформлении рекламных плакатов, листовок, упаковки он придерживался нескольких принципов: подчинение композиционного решения графической схеме и структурному полю (модулю), использование рубленого рисованного шрифта, максимальное заполнение пространство листа с формами, использование графических акцентов (стрелки и восклицательные знаки). Он ввел фотомонтаж в оформление книг (первое издание стихотворения «Об этом», 1923), журналов и плакатов.

Совместно с Маяковским (текст) изготовил более сотни рекламных буклетов, плакатов, вывесок для государственных предприятий, трестов, акционерных обществ: «Добролет», «Резинотрест», Госиздата, ГУМа, разработав уникальную программу для каждой из организаций , что определило его графическую уникальность. Яркость, наследственность, некоторая брутальность рекламы первой половины 1920-х годов свойственны раннему конструктивизму.

В 1925 году Родченко ездил в Париж на Международную выставку декоративно-прикладного искусства и художественной промышленности, где в советском отделе представлен его проект интерьера «Рабочего клуба».Пространство клуба решено комплексно, с выделением отдельных функциональных зон (трибуна и экран, библиотека, читальный зал, входной и информационный уголок, уголок Ленина, шахматная зона со специально спроектированным шахматным столом), в единой цветовой гаммы (красный, белый, серый, черный, в эти же цвета по предложению Родченко был окрашен и павильон К.С. Мельникова).

Родченко занимался фотографией с 1924 года. Его психологические портреты родных («Портрет матери», 1924), друзей и знакомых из Лефа (портреты Маяковского, Л.Ю. и О.М. Брик, Асеев, Третьяков), художники и архитекторы (А.А.Веснина, Гана, Л.С.Попова). В 1926 г. он опубликовал в журнале «Советское кино» свои первые ракурсные фотографии зданий (серии «Дом на Мясницкой», 1925 г. и «Дом Моссельпрома», 1926 г.). В статьях «Пути современной фотографии», «Против обобщенного портрета для снимка» и «Большая безграмотность или мелкая гадость» пропагандировал новый, динамичный, документально точный взгляд на мир, отстаивал необходимость овладения верхними и нижними точками. зрения в фотографии.Участвовал в выставке «Советская фотография за 10 лет» (1928, Москва).

Веду страницу «Фото в кино» в журнале «Советское кино», публикую статьи о современной фотографии в журнале «Новый Леф». На базе фотосекции творческого объединения «Октябрь» в 1930-е годы создал одноименную фотогруппу, объединившую наиболее авангардистских мастеров советской фотографии: Б. В. Игнатовича, Е. М. Лангмана, В. Т. Грюнталя, М. А. Кауфмана. . В 1932 году поступил в Московский союз художников как художник книги.Но одновременно работал в президиуме Союза фотокинооператоров, был членом жюри фотовыставок, которые ВОКС отправлял в 1930-е годы в Европу, Америку и Азию.

В конце 1920-х — начале 1930-х — фотокорреспондент газеты «Вечерняя Москва», журналов «30 дней», «Дай!», «Пионер», «Огонек» и «Радиослушатель». Одновременно работал в кино (оформитель фильмов «Москва в октябре», 1927, «Твой друг», 1927, «Кукла с миллионами» и «Альбидум», 1928) и театре (постановки «Инга» и «Клоп». «, 1929).Его сценография отличалась лаконичностью и чистотой. Мебель и костюмы в духе позднего конструктивизма можно рассматривать как рациональные образцы производства. Динамичность и трансформация присутствовали даже в дизайне одежды.

В 1931 г. на выставке группы «Октябрь» в Москве в Доме печати выставил ряд спорных фотографий — «Пионерка» и «Пионер-трубач», снятые с нижней точки, 1930 г.; серия динамичных кадров «Вахтанская лесопилка», 1931 год, ставшая объектом разгромной критики и обвинений Родченко в формализме и нежелании перестраиваться в соответствии с задачами пролетарской фотографии.

В 1932 году уехал из Октября и начал работать фотокорреспондентом в Москве на Изогиз. В 1933 году художник-оформитель журнала «СССР на стройке», фотоальбомов «10 лет Узбекистана», «Первая лошадь», «Красная Армия», «Советская авиация» и др. (совместно со Степановой). Был членом жюри и художником-оформителем многих фотовыставок, был членом президиума фотосекции Профсоюза кинематографистов. В 1941 году вместе с семьей был эвакуирован на Урал (Очерь, Пермь).В 1944 году работал главным художником Дома техники. В конце 1940-х вместе со Степановой оформлял фотоальбомы: «Кино нашей Родины», «Казахстан», «Москва», «Московское метро», «300-летие воссоединения Украины с Россией». В 1952 г. исключен из МСХ, восстановлен в 1955 г.

Умер от инсульта, похоронен на Донском кладбище в Москве.

Работы Родченко находятся в ГТГ, ГРМ, МЛК ГМИИ им. Пушкина, ГММ, Московском Доме фотографии, МоМА, Музее Людвига в Кёльне и других собраниях.

Александр Родченко — такой же символ советской фотографии, как Владимир Маяковский — советская поэзия… Западные фотографы, от основателей фотоагентства «Магнум» до современных звезд вроде Альберта Уотсона, до сих пор используют приемы, которые Родченко привнес в фотографическое искусство. средний. Кроме того, если бы не Родченко, не было бы и современного дизайна, на который большое влияние оказали его плакаты, коллажи и интерьеры. К сожалению, остальные работы Родченко забыты — а ведь он не только фотографировал и рисовал афиши, но занимался живописью, скульптурой, театром и архитектурой.

Анатолий Скурихин. Александр Родченко на строительстве Беломорканала. 1933 год © Музей «Московский Дом фотографии»

Александр Родченко. Похороны Владимира Ленина. Фотоколлаж для журнала «Молодая гвардия». 1924 год

Александр Родченко. Здание газеты «Известия». 1932 год © Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / Музей Московский Дом фотографии

Александр Родченко.Пространственная фотоанимация «Самозвери». 1926 год © Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / Музей Московский Дом фотографии

Родченко и ст

Александр Родченко родился в Санкт-Петербурге в 1891 году в семье театрального реквизитора. С детства он приобщился к миру искусства: квартира располагалась прямо над сценой, через которую нужно было пройти, чтобы спуститься на улицу. В 1901 году семья переехала в Казань.Сначала Александр решает выучиться на зубного техника. Однако вскоре он бросает эту профессию и становится вольнослушателем Казанской художественной школы (поступить туда он не смог из-за отсутствия аттестата о среднем образовании: Родченко окончил всего четыре класса церковно-приходской школы).

В 1914 году в Казань приехали футуристы Владимир Маяковский, Давид Бурлюк и Василий Каменский. Родченко пошел на их вечер и записал в своем дневнике: «Вечер кончился, и возбужденная публика потихоньку расходилась, но по-разному.Враги и поклонники. Последних немного. Ясно, что я был не только поклонником, но гораздо больше, я был последователем. Этот вечер стал переломным: именно после него волонтер Казанской художественной школы, увлеченный Гогеном и миром искусства, осознает, что хочет связать свою жизнь с футуристическим искусством. В том же году Родченко знакомится с его будущая жена, ученица того же Казанского художественного училища, Варвара Степанова.В конце 1915 года Родченко вслед за Степановой переехал в Москву.

Родченко, Татлин и Малевич

Однажды в Москве через общих друзей Александр знакомится с Владимиром Татлиным, одним из лидеров авангарда, и тот приглашает Родченко принять участие в футуристической выставке «Магазин».Вместо вступительного взноса художника просят помочь в организации — продать билеты и рассказать посетителям о смысле произведения. В это же время Родченко познакомился с Казимиром Малевичем, но, в отличие от Татлина, не испытывал к нему симпатии, а идеи Малевича казались ему чуждыми. Родченко больше интересует скульптурная живопись Татлина и его интерес к конструкции и материалам, чем размышления Малевича о чистом искусстве. Позже Родченко писал о Татлине: «Я научился у него всему: отношению к профессии, к вещам, к материальному, к пище и ко всей жизни, и это наложило отпечаток на всю мою жизнь… Из всех современных художников, которых я встречал, ему нет равных».

Казимир Малевич. Белый на белом. 1918 год MoMA

Александр Родченко. Из серии «Черное на черном». 1918 год © Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / MoMA

В ответ на «Белое на белом» Малевича Родченко пишет цикл работ «Черное на черном». Эти, казалось бы, похожие работы решают противоположные задачи: с помощью монохрома Родченко использует фактуру материала как новое свойство изобразительного искусства.Развивая идею нового искусства, вдохновленного наукой и техникой, он первым применил «нехудожественные» инструменты — циркуль, линейку, валик.

Родченко и фотомонтаж


Александр Родченко. «Обмен всего». Дизайн обложки сборника поэтов-конструктивистов. 1924 год Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / Музей Московский Дом фотографии

Один из первых в Советском Союзе Родченко осознал возможности фотомонтажа как нового вида искусства и начал экспериментировать с этой техникой в ​​области иллюстрации и пропаганда.Преимущество фотомонтажа перед живописью и фотографией очевидно: благодаря отсутствию отвлекающих элементов лаконичный коллаж становится самым ярким и точным способом невербальной передачи информации.

Работа в этой технике принесет Родченко всесоюзную известность. Он иллюстрирует журналы, книги, создает рекламные и агитационные плакаты.

«Рекламные конструкторы» Маяковский и Родченко

Родченко считается одним из идеологов конструктивизма, направления в искусстве, где форма полностью сливается с функцией.Примером такого конструктивистского мышления является рекламный плакат «Книги» 1925 года. В его основу положен плакат Эль Лисицкого «Бей по белым красным клином», а Родченко оставляет от него только геометрическую конструкцию — треугольник, вторгающийся в пространство. круга — и наполняет его совершенно новым смыслом. Он уже не художник-творец, он художник-конструктор.

Александр Родченко. Плакат «Ленгиз: книги по всем отраслям знаний.1924 год ТАСС

Эль Лисицкий. Плакат «Бей по белым красным клином!» 1920 год Wikimedia Commons

В 1920 году Родченко познакомился с Маяковским. После довольно курьезного инцидента, связанного с рекламной кампанией « » (Маяковский раскритиковал лозунг Родченко, думая, что его написал какой-то второсортный поэт, тем самым серьезно обидев Родченко), Маяковский и Родченко решили объединить усилия. Маяковский придумывает текст, Родченко занимается графическим оформлением.Творческое объединение «Реклама-конструктор «Маяковский — Родченко»» отвечает за 1920-е годы — плакаты ГУМа, Моссельпрома, Резинотреста и других советских организаций.

Создавая новые плакаты, Родченко изучает советские и зарубежные фотожурналы, вырезая все, что может пригодиться, тесно общается с фотографами, помогающими ему в съемке уникальных сюжетов, и в конце концов покупает в 1924 году собственный фотоаппарат. И моментально становится одним из главные фотографы страны.

Родченко фотограф

Родченко начинает фотографировать довольно поздно, будучи уже зрелым художником, иллюстратором и преподавателем ВХУТЕМАСа. Он переносит идеи конструктивизма в новое искусство, показывая пространство и динамику в картине через линии и плоскости. Из множества этих опытов можно выделить два важных приема, открытых Родченко для мировой фотографии и актуальных и по сей день.

Александр Родченко.Сухаревский бульвар. 1928 год © Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / Музей Московский Дом фотографии

Александр Родченко. Первый трубач. 1932 год © Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / Музей Московский Дом фотографии

Александр Родченко. Лестница. 1930 год © Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / Музей Московский Дом фотографии

Александр Родченко.Девушка с фотоаппаратом Leica. 1934 год © Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / Музей Московский Дом фотографии

Первый прием — ракурса … Для Родченко фотография — способ донести до общества новые идеи. В эпоху самолетов и небоскребов это новое искусство должно научить вас видеть со всех сторон и показывать знакомые предметы с неожиданных точек зрения. Родченко особенно интересуют ракурсы сверху вниз и снизу вверх. Эта одна из самых популярных сегодня техник стала настоящей революцией в двадцатые годы.

Второй прием называется по диагонали … Еще в живописи Родченко определял линию как основу любого изображения: «Линия есть первая и последняя, ​​как в живописи, так и вообще во всяком построении». Именно линия станет основным конструктивным элементом в его дальнейшей работе – фотомонтаже, архитектуре и, конечно же, фотографии. Чаще всего Родченко будет использовать диагональ, так как, кроме нагрузки на конструкцию, она несет еще и необходимую динамику; сбалансированная статическая композиция — еще один анахронизм, с которым он будет активно бороться.

Родченко и соцреализм

В 1928 году в журнале «Советское фото» было опубликовано клеветническое письмо, где Род-ченко обвинялся в плагиате западного искусства… Этот выпад оказался предвестником более серьезных бед — в тридцатых годах лидерами авангарда стали одного за другим осуждали за формализм. Родченко был глубоко расстроен обвинением: «Как же так, я всей душой за Советскую власть, работаю изо всех сил с верой и любовью к ней, а вдруг мы ошибаемся», — записал он в дневнике.

После этой работы Родченко снова попадает в растерзание. Теперь он в числе творцов новой, «пролетарской» эстетики. Его фотографии спортивных парадов — апофеоз идеи соцреализма и яркий пример для молодых художников (среди его учеников — Александр Дейнека). Но с 1937 года отношения с властями снова разладились. Родченко не приемлет вступление в силу тоталитарного режима и его работа больше не приносит ему удовлетворения.

Родченко в 1940-50-е годы Александр Родченко.Акробат. 1940 год Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / Музей Московский Дом фотографии

После войны Родченко почти ничего не создает — только оформляет книги и альбомы вместе с женой. Устав от политики в искусстве, он обращается к пикториализму – направлению, появившемуся в фотографии еще в восьмидесятых годах XIX века Пикториальные фотографы пытались уйти от естественности фотографии и снимали специальными мягкофокусными объективами, меняли свет и экспозицию. для создания живописного эффекта и приближения фотографии к живописи….Увлекается классическим театром и цирком — ведь это последние направления, где политика не определяет художественную программу. Настроение и творчество Родченко в конце сороковых годов многое говорит о новогоднем письме от дочери Варвары: «Папа! Я бы хотел, чтобы вы нарисовали что-нибудь для работ в этом году. Не подумайте, что я хочу, чтобы вы все сделали в «соцреализме». Нет, так что вы можете делать то, что вы можете сделать. И я помню каждую минуту, каждый день, что ты грустишь и не смеешь.Мне кажется, тогда бы ты был веселее и знал бы, что умеешь делать такие вещи. Целую тебя и желаю счастливого Нового года, Муля. »

В 1951 году Родченко был исключен из Союза художников и лишь через четыре года, благодаря неиссякаемой энергии Варвары Степановой, восстановлен. Александр Родченко умер в 1956 году, незадолго до своей первой фотовыставки, также организованной Степановой.

Материал подготовлен совместно с Мультимедиа Арт Музеем для выставки «Опыты для будущего».

Источники

  • Родченко А. Революция в фотографии.
  • Родченко А. Фотография – это искусство.
  • Родченко А., Третьяков С. Вера в себя.
  • Родченко А.М. Эксперименты на будущее.
  • В гостях у Родченко и Степановой!

Он пережил радикальные перемены в родной стране и, в конце концов, внес кардинальные изменения в выбранный им вид искусства. «Мы обязаны экспериментировать», — заявил Родченко, отказавшийся от «созерцательной» фотографии.

Александр Михайлович Родченко родился в Петербурге в 1891 году, застал конец царской империи, встретил приход Ленина, стал свидетелем сталинских репрессий… Как сын бурного поколения, он сам был неспокойным. Хотя его первые работы, появившиеся в 1910-х и 1920-х годах, были частью расцветающего русского авангарда, Родченко стал одним из многих художников, чьи творческие инстинкты обуздали строгие принципы художественного выражения, действовавшие при советской власти.С 1930-х годов до своей смерти в 1956 году его работа была сосредоточена на спортивных мероприятиях, парадах и других традиционных пропагандистских темах.

С 7 марта по 28 июня 2015 года на вилле Манин, коммуне Кодройпо на севере Италии, проходит выставка, на которой представлены сто работ художника. Его работы демонстрируют тематику, приемы и изобретательность Родченко. В коллекцию вошли работы для журналов, кино и рекламы, а также замечательные композиции, созданные вместе с женой и коллегой Варварой Степановой.

Ранние работы Родченко выдают одаренного и смелого художника, переливаясь в, казалось бы, обыденные картины. новая жизнь… Эта выставка лишена диктата соцреализма, чтобы показать яркие, продуманные и запоминающиеся образы, которыми известен Александр Родченко.

Портрет Лилии Брик на афише «Книги», 1924 г.

Эскиз афиши к документальному фильму Дзиги Вертова «Киноглаз», 1924 г.

Утренняя зарядка на крыше студенческого общежития в Лефортово, 1932 год

Пионер-трубач, 1930 г.

Шуховская башня, 1929

Портрет матери, 1924 г.

Варвара Степанова, 1928 г.

Радиослушатель, 1929 г.

Лестница, 1930

Здание Моссельпрома, 1926 г.

Асфальтирование, Ленинградское шоссе, 1929 г.

Лодки, 1926 г.

Автобус, 1932

Обед в механизированной столовой, 1932 г.

Линейная конструкция Картина Александра Михайловича Родченко (Александр Михайлович Родченко) (1891-1956) 1919 Женевский историко-художественный музей

Линейная конструкция. Картина Александра Михайловича Родченко (Alexander Michaelovich Rodchenko) (1891-1956) 1919 Женевский историко-художественный музей

{«event»:»просмотр страницы»,»page_type1″:»каталог»,»page_type2″:»image_page»,»language»:»en»,»user_logged»:»false»,»user_type»:»электронная торговля»,» nl_subscriber»:»ложь»}

{«event»:»ecommerce_event»,»event_name»:»view_item»,»event_category»:»browse_catalog»,»ecommerce»:{«items»:[{«item_id»:»LRI4617749″,»item_brand»:»другое «,»item_category»:»иллюстрация»,»item_category2″:»in_copyright»,»item_category3″:»стандарт»,»item_category4″:»родченко_александр_1891_1956″,»item_category5″:»not_balown»,»item_list_name»:»search_results», «item_name»:»linear_construction_painting_by_aleksander_mikhailovich_rodchenko_alexander_mikhailovich_rodchenko_1″,»item_variant»:»undefined»}]}}

Найдите архив Бриджмена, загрузив изображение.
Перетащите файл сюда или нажмите «Обзор» ниже.

Найдите файл


Обратите внимание, что следует загружать только файлы с низким разрешением.
Результаты будут возвращать только точные совпадения.
Любые изображения с наложенным текстом могут не давать точных результатов.
Детали больших изображений будут искать соответствующие детали.

Обработка результатов поиска

Выберите свой цвет

Добавьте до 5 цветов и сдвиньте разделители, чтобы настроить композицию

Добавить цветовой блок

Фильтры

Добавьте ключевые слова для уточнения результатов

Поиск

Текст

Заголовок

Художник

Середина

Расположение произведения искусства

Века

к

Представлять на рассмотрение Весь контентИзображенияВидео

Фильтр regionUnited KingdomGermanyFranceItalyUnited Штаты ——————- AfghanistanÅland IslandsAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua И BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia И HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Кокосовые) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическая Республика Из TheCook IslandsCosta RicaCote D’ivoireCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland (Мальвинские) острова Фарерские IslandsFijiFinlandFranceFrench GuianaFrench PolynesiaFrench Южный TerritoriesGabonGambiaGeorgiaGermanyGhanaGibraltarGreeceGreenlandGrenadaGuadeloupeGuamGuatemalaGuernseyGuineaGuinea-б Остров issauGuyanaHaitiHeard И МакДональда IslandsHoly See (Vatican City State) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика OfIraqIrelandIsle Из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика OfKorea, Республика OfKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика OfMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты OfMoldova, Республика OfMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Марианские островаНорвегияОманПакистанПалауПалестинская территория, оккупированнаяПанамаПапуа-Новая ГвинеяПарагвайПеруФилиппиныПиткэрнПольшаПортугалияПуэрто-РикоКатарРеюньонРумынияРоссийская ФедерацияРуандаостров Святой ЕленыСент-Китт s И NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Фолиант И PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwanTajikistanTanzania, Объединенная Республика OfThailandTimor-lesteTogoTokelauTongaTrinidad И TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks И Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited Арабские EmiratesUnited KingdomUnited StatesUnited Штаты Экваторияльная IslandsUruguayUzbekistanVanuatuVenezuelaViet Нам Виргинские острова, Британские Виргинские острова, Ю.s.Wallis And FutunaЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

Сортировать поСамые актуальныеСамые популярныеСамые последниеНомер активаИмя создателя

Размер результатов306090

Блок метаданных (скрытый)

Свяжитесь с нами для получения дополнительной помощи

Размер файла с высоким разрешением

Поиск других изображений или видео в высоком разрешении

Описание

Линейная конструкция Картина Александра Михайловича Родченко (Александр Михайлович Родченко) (1891-1956) 1919 Женевский историко-художественный музей

Фото кредит
Луиза Риччарини / Бриджмен Изображения
Ключевые слова
/ искусство / Риччарини / русский / линия / русский / серый / пустой / рисование / чернить / форма / Россия / цвет / 20 20 20 ХХ ХХ 20 век

Доступность

Размер [пиксели] Размер в 300 dpi [мм] Размер файла [МБ]
Большой 2984 × 3986 пикселей 253 × 337 мм 3 МБ
Средний 767 × 1024 пикселей 65 × 87 мм 1 МБ
Авторское право
В авторском праве
Авторские права артиста должны быть подтверждены в стране, где вы лицензируете.

Великобритания:
www.dacs.org.uk
Германия:
www.bildkunst.de
Австрия:
www.Bildrecht.at
Швейцария:
www.prolitteris.ch
США:
www.arsny.com
Италия:
www.siae.it
Франция:
www.adagp.fr

Владимир Маяковский | Художественный институт Чикаго

Владимир Маяковский

Дата:

1924 г., напечатано 1940-х гг.

Исполнитель:

Александр Родченко
Русский, 1891-1956

Об этой работе

До того, как заняться фотографией, Александр Родченко был наиболее известен своей живописью и новаторским графическим дизайном, созданным им в первые годы Советской России.Он был одним из пионеров фотомонтажа, который сочетал текст и жирный цвет с найденными фотографиями. Его первым набегом на фотографию стала серия из шести портретов поэта Владимира Маяковского, чей решительный образ он использовал в дизайне обложек книг с 1925 по 1929 год.

После смерти Маяковского в 1930 году Родченко побудили превратить несколько его фотографий в памятные изображения для недавно прославленного поэта. Загробная жизнь фотографии как популярной иконы была далека от прежних целей Родченко, поскольку он утверждал, что камера фиксирует моменты жизни, а не обобщает характер человека.«Кристаллизуйте человека не по одному «синтетическому» портрету, — писал он в 1928 году, — а по целому ряду снимков, сделанных в разное время и в разных условиях».

Статус

В настоящее время не отображается

Отдел

Фотография и СМИ

Художник

Александр Михайлович Родченко

Титул

Владимир Маяковский

Место

Россия (Объект произведен в)

Дата

Сделано в 1924 г.

Средний

Серебряно-желатиновый отпечаток

Размеры

23.8 × 16,6 см (изображение/бумага)

Кредитная линия

Благодаря предыдущим подаркам Дэвида С. и Сараджина Руттенбергов, Семейной коллекции Сандор в честь Школы Института искусств Чикаго, Майкла Д. Делмана, Ревы и Дэвида Логана, а также Шерри и Алана Коппел; куплены на средства, предоставленные анонимным донором; при предварительной покупке в фонде Special Photography Acquisition Fund

Справочный номер

2015.192

Расширенная информация об этом произведении

Информация об объекте находится в стадии разработки и может обновляться по мере появления новых результатов исследований.Чтобы помочь улучшить эту запись, пожалуйста, напишите по электронной почте. Информация о загрузке изображений и лицензировании доступна здесь.

Галерея Люмьер — Александр Родченко.Из коллекции Фонда неподвижного искусства — Галерея Люмьер

The Lumiere представляет выставку фотографий выдающегося русского авангардиста Александра Родченко из собрания Фонда «Still Art», созданного Еленой и Михаилом Карисаловыми. В экспозицию вошли работы Родченко разных лет, от первых фотографических опытов 1920-х до конца 1930-х. На выставке представлены портреты друзей Родченко — художников, архитекторов, поэтов, писателей, кинематографистов, сотрудников журналов ЛЕФ и Новый ЛЕФ , в том числе знакомый портрет Лили Брик, использованный в рекламном плакате Ленинградского отделения. Госиздата, несколько фотографий Владимира Маяковского с первой фотосессии в мастерской Родченко на Мясницкой улице (1924 г.) и знаменитая фотография Осипа Брика, где одна из линз в его очках заменена логотипом ЛЕФ.В экспозицию вошли также семейные портреты: матери Родченко, его жены Варвары Степановой и дочери Варвары Родченко, архитектурные съемки и фоторепортажи: легендарные Балконы (1925), Пожарная лестница (1925), Лестница (1929), а. а также Пионерка с трубой (1930) и Пионерка (1930).

Сокуратор выставки — внук Родченко Александр Лаврентьев, ведущий специалист по его творчеству.На выставке представлены 58 серебряно-желатиновых оттисков из двух альбомов серии музейного портфолио, изданных тиражом 35 экземпляров в 1994-1997 годах, собранных под руководством Варвары Родченко, Александра Лаврентьева и галериста Говарда Шиклера. Фотографии, вошедшие в портфолио и представленные на выставку фондом Still Art Foundation, были напечатаны Александром Лаврентьевым и Юрием Плаксиным в фотолаборатории Родченко с его оригинальных негативов.

Александр Михайлович Родченко (1891–1956), один из лидеров русского авангарда, новатор в области живописи, скульптуры, книжного, плакатного, кино- и театрального дизайна, начал фотографировать в 1924 году.Его экспериментальный подход к фотографии навсегда изменил историю этого вида искусства и повлиял не только на современников, но и определил развитие фотографии на десятилетия вперед. использование таких приемов, как съемка с необычного ракурса (крайние точки обзора сверху или снизу), которые сразу же стали называть «родченковскими»; диагональное построение композиций, определяющее динамику и ритм фотографии; детальные и крупные планы; использование двойной экспозиции и тонкая работа с черно-белыми контрастами, Родченко стремился, как писал Осип Брик, превратить привычную вещь в «кажущуюся никогда невиданной конструкцию», изменить привычный взгляд человека на мир, расширить возможности «видеть вещи».

Александр Родченко — Биография — IMDb

Александр Михайлович Родченко (Александр Родченко) родился 5 декабря 1891 года в Санкт-Петербурге, Россия. Его отец, Михаил Михайлович Родченко, был театральным художником. Его мать, Ольга Евдокимовна, была прачкой. С 1908 по 1910 год Родченко был зубным техником Стоматологической школы доктора Натансона. В 1910-1914 годах учился живописи в Казанской художественной школе у ​​Николая Фешина, затем в Строгановском художественном институте в Москве.

Родченко испытал влияние Казимира Малевича, Владимира Татлина, Василия Кандинского и других художников, работавших в абстрактном стиле. Он был учеником и помощником Владимира Татлина, и на его творчество сначала повлиял кубизм, затем кубофутуризм. Его ранние рисунки и картины следовали за развитием супрематизма и футуризма. Он работал с самыми разными средствами массовой информации в качестве декоратора, дизайнера мебели и театра, печатника, художника, скульптора и фотографа. После революции 1917 года Родченко примкнул к большевикам.Он верил в новые возможности для искусства и стал активным во многих приложениях искусства, иллюстрации, коммерческого дизайна и фотографии. В 1921 году Родченко сменил Василия Кандинского на посту председателя Государственного института художественной культуры (ИНХУК) и председателя Музейного бюро и Российской государственной художественно-приобретательной комиссии. В 1921 году он стал соавтором «Манифеста конструктивистов». Он сотрудничал с писателем и актером Владимиром Маяковским, режиссером Всеволодом Мейерхольдом, композитором Дмитрием Шостаковичем, кинорежиссером Дзигой Вертовым и многими другими.В 1923-1928 годах сотрудничал с Осипом Бриком в Левом фронте искусств (ЛЕФ). В 1925 году Родченко завоевал четыре серебряные медали на Парижской международной выставке.

Александр Родченко стал одним из основоположников конструктивизма и продуктивизма в России. Его инновации произвели революцию в искусстве фотосъемки. Он использовал свою камеру, как если бы это был инструмент для рисования. Он освоил использование фотомонтажа, необычных ракурсов, широких рамок и фотосерий. Его способ фотографировать с необычных и скрытых точек зрения, исследуя потенциал теней, открыл новые измерения в фотоискусстве.Родченко снимал свои объекты с высоких ракурсов сверху или снизу, чтобы шокировать зрителя и отсрочить узнавание. Он сделал важные фотопортреты актрисы Лили Брик, писателя Осипа Брика, актера Владимира Маяковского, режиссера Всеволода Мейерхольда, режиссера Дзиги Вертова, режиссера Александра Довженко и других корифеев русской культуры. Он также организовал множество фотовыставок. Родченко был художником-постановщиком нескольких фильмов советского производства. Его самой новаторской и интересной работой был его графический дизайн и работы по монтажу рекламы и постеров к фильмам, что стало его основным вкладом в искусство постеров к фильмам.Его афиши к фильмам «Броненосец Потемкин» (1925), «Киноглаз» (1924) и др. относятся к числу высших достижений киноплакатного искусства.

В 1928 году Родченко написал манифест «Против синтетического портрета, за снимок», в котором доказывает документальную объективность фотографии. «Снимки не позволяют идеализировать или фальсифицировать Ленина», — писал Родченко. Вскоре на него напали сталинисты и обвинили в поддержке Троцкого и его идей. Его выставки отменили, его уволили с крупных проектов и работ.Многие годы он был лишен средств к существованию. Это вызвало у него депрессию, высокое кровяное давление и другие проблемы со здоровьем. Родченко было официально предъявлено обвинение в «буржуазном формализме», а его фотографии были подвергнуты цензуре и запрещены к публичным показам. Однако с 1934 по 1938 год ему было поручено сделать несколько фотоальбомов для советской пропаганды, таких как: «Беломор-канал имени Сталина» и «Красная Армия» (Красная Армия, 1938). Родченко прекрасно поработал, но оставался под подозрением в течение многих лет диктатуры Иосифа Сталина.

Александр Родченко был противником соцреализма. С конца 1930-х годов и до конца жизни он был вынужден оставить фотографию из-за паранойи сталинской цензуры. Он время от времени возвращался к живописи после 1942 года, создал серию абстрактных декоративных композиций, но его искусство подверглось остракизму. Последние двадцать лет своей жизни он жил в нищете и безвестности. Родченко постоянно преследовали чиновники за его искусство, его членство в Союзе советских художников было аннулировано, и он был сделан изгоем.Его членство было восстановлено только в 1954 году, после смерти Сталина. Родченко умер от инсульта 3 декабря 1956 года в Москве и был похоронен на Донском кладбище в Москве, Россия.

— мини-биография на IMDb Стив Шелохонов

Литтманн Культурпроекте

Пионер игры на трубе, 1930 г.

Александр Родченко 22,5 х 22,7 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

Пожарная лестница, 1925 г.

Александр Родченко 29,3 х 19,3 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

Портрет О.М. Брик (фотомонтаж для журнала ЛЕФ), 1924 г.

Александр Родченко 27,7 х 20,3 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

Портрет матери художника, 1924 год

Александр Родченко 27,3 х 20,3 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

Дайвинг, 1936 г.

Александр Родченко 28,2 х 19 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

Пирамида, 1936 г.

Александр Родченко 28,4 х 18,7 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

Мясницкая дорога (ныне Кировская дорога), 1928

Александр Родченко 19,2 х 28,3 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

Шестерни, 1930 г.

Александр Родченко 18,2 х 28 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

Зимний пейзаж, Карелия, 1933 год

Александр Родченко 28,5 х 18,5 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

Танец, 1928

Александр Родченко 21,4 х 15,2 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

«Сверху», Фотомонтаж, 1930 г.

Александр Родченко 28,4 х 17,8 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

«Сверху», Фотомонтаж, 1930 г.

Александр Родченко 27,56x 18,9 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

Дети, играющие на лестнице, 1930 г.

Александр Родченко 19,3 х 29,5 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

Детский смех, 1930 год

Александр Родченко 28,3 х 19,2 см
Желатин-бромсеребряная бумага
Фото: © 2009, Pro Litteris, Цюрих

перевод недоступен – Общий вид выставки на канале Фундасьон (Мадрид) октябрь 2009 г.

Фото: © Игнасио Эрнандо

перевод недоступен – Общий вид выставки на канале Фундасьон (Мадрид) октябрь 2009 г.

Фото: © Игнасио Эрнандо

перевод недоступен – Общий вид выставки на канале Фундасьон (Мадрид) октябрь 2009 г.

Фото: © Игнасио Эрнандо

перевод недоступен – Общий вид выставки на канале Фундасьон (Мадрид) октябрь 2009 г.

Фото: © Игнасио Эрнандо

В Центре фотографии имени братьев Люмьер открывается выставка работ Александра Родченко

МОСКВА .- Центр фотографии имени братьев Люмьер представляет выставку фотографий выдающегося русского авангардиста Александра Родченко из коллекции Фонда «Стилл Арт», учрежденного Еленой и Михаилом Карисаловыми. В экспозицию вошли работы Родченко разных лет, от первых фотографических опытов 1920-х до конца 1930-х. На выставке представлены портреты друзей Родченко — художников, архитекторов, поэтов, писателей, кинематографистов, сотрудников журналов «ЛЕФ» и «Новый ЛЕФ», в том числе знакомый портрет Лили Брик, использованный в рекламном плакате Ленинградского отдела Госиздата. (Госиздат), несколько фотографий Владимира Маяковского с первой фотосессии в мастерской Родченко на Мясницкой улице (1924 год) и знаменитая фотография Осипа Брика, где одна из линз в его очках заменена логотипом ЛЕФ.В экспозицию также войдут семейные портреты: матери Родченко, его жены Варвары Степановой и дочери Варвары Родченко, архитектурные съемки и фоторепортажи: легендарные «Балконы» (1925 г.), «Пожарная лестница» (1925 г.), «Лестницы» (1929 г.), а также «Пионер». с трубой (1930) и пионеркой (1930).

Сокуратор выставки – внук Родченко, Александр Лаврентьев, ведущий специалист по его творчеству. На выставке представлены 58 серебряно-желатиновых оттисков из двух альбомов серии музейного портфолио, изданных тиражом 35 экземпляров в 1994-1997 годах, собранных под руководством Варвары Родченко, Александра Лаврентьева и галериста Говарда Шиклера.Фотографии, вошедшие в портфолио и представленные на выставку Фондом «Стилл Арт», были напечатаны Александром Лаврентьевым и Юрием Плаксиным в фотолаборатории Родченко с его оригинальных негативов.

Александр Михайлович Родченко (1891–1956), один из лидеров русского авангарда, новатор в области живописи, скульптуры, оформления книги, плаката, кино и театра, начал заниматься фотографией в 1924 году. Подход к фотографии навсегда изменил историю этого вида искусства и повлиял не только на его современников, но и определил развитие фотографии на десятилетия вперед.

Родченко александр михайлович фотографии: Страница не найдена

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх