Ономастический портрет: ОНОМАСТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ» – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Содержание

ОНОМАСТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ» – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 413.13 https://doi.org/10.34680/2411-7951.2021.4(37).597-600

Т.В.Соловьева

НАУЧНОЕ ЗНАЧЕНИЕ МОНОГРАФИИ Т.В.ШМЕЛЕВОЙ «ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД:

ОНОМАСТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ»

Рецензируемая монография Т.В.Шмелевой «Великий Новгород: ономастический портрет» рассматривается на фоне современного состояния городской ономастики. Жанр обсуждаемого описания — ономастический портрет Великого Новгорода. Подтверждается плодотворность идеи ономастического портретирования города. Наиболее интересным признается ракурсное создание ономастического портрета, которое может служить основой для подготовки портретов других городов. Называются основные черты ономастического портрета Великого Новгорода, полнота которого достигается за счет привлечения исторических фактов. В целом книга оценивается как серьезное достижение в изучении ономастики.

Ключевые слова: ономастика, ономастический портрет, Великий Новгород, городские имена, городской ономастикон

Известный филолог Татьяна Викторовна Шмелева выпустила новую книгу, посвященную описанию

имен собственных Великого Новгорода [1]. Хочется отметить, что изучением городского ономастикона профессор занимается более 30 лет. Первые статьи появляются в 1988 году, посвящены они ономастическим исследованиям Красноярска: наименованиям улиц, магазинов, письменности городской среды. С 2000 годов Татьяна Викторовна исследует ономастику Великого Новгорода, других городов. Все эти наблюдения, обобщения, идеи опубликованы в жанрах статей, материалах конференций [2], монографии [3], учебных пособий [4, 5].

В чем же особенность нового труда, который сложился из многолетних наблюдений и размышлений автора над именами собственными городской среды? Т.В.Шмелева дает ответ на этот вопрос во введении: «Для представления результатов анализа городских имен выбрана метафора портрета, которая одновременно предполагает внимание к общему ономастическому облику города, создаваемому его именами, и к каждому штриху, который создает городское имя в ономастическом портрете» (с. 6). Жанр портрет обозначен и в названии книги. Научный метод портретирования хорошо известен, но по отношению к городскому ономастикону никогда не применялся. Исследователи в практике его изучения и описания сосредоточены на определенном фрагменте ономастикона, поэтому научные положения, изложенные в монографии, можно считать новаторскими, способствующими решению сложной задачи представления городского ономастикона в его полноте и детальности.

Предшествует ономастическому портрету города глава, в которой кратко излагается история открытия и изучения городского ономастикона в нашей стране, терминология, которая будет использоваться для портретирования. Автор утверждает, что «структура городского ономастикона определяется противопоставлением в городской среде таких фрагментов — 1) пространства города, 2) сооружений и 3) социальных институций, среди которых можно говорить о предприятиях, учреждениях и заведениях» (с. 17). Выделенные типы объектов подробно описаны. Особый интерес вызывает раздел «Имена городского пространства». Т.В.Шмелева вводит в научный оборот три понятия: территориальные объекты (город, районы, «территории на территории» — парки, рынки, стадионы, монастыри, кладбища), линейные объекты (названия городских улиц, проспектов, проездов, переулков, бульваров, набережных) и «точки» городского пространства (остановки транспорта, ворота, вокзал). Предложенное панорамное «деление» города удобно для ономастического описания, при этом в каждом фрагменте возможно выделение онимических терминов с их изменениями; корпус официальных и неофициальных названий.

Анализ публикаций о городской ономастике и сконструированная автором модель, относящая имена городского пространства к разным типам, легли в основу стратегии создания ономастического портрета города.

Портрет города представляется как ряд ракурсов. Первый ракурс — «пофрагментное» описание ономастикона города.

При рассмотрении имен городского пространства в Великом Новгороде (более 300 имен) автор объясняет не только ономастическое сегодня, но и рассматривает названия прошлого, вплоть до средневековья. Прежде всего, это проявляется в параграфах, описывающих портрет улиц: «История описания имен улиц», «История имен новгородских улиц», «Имена улиц как хранители памяти о героях войны», «Переименования и дискуссии»; уникальных территорий (Кремль, Ярославово Дворище, Рюриково Городище), монастырей. Ценно, что историческая изменчивость продемонстрирована и в описании имен заводов, школ, магазинов, кафе, что потребовало ввести понятие «ономастическая биография».

Таким образом, полнота портрета Великого Новгорода как древнейшего города России достигается автором необходимыми широкими историческими штрихами портрета. Причем в книге не только описывается«ономастическая биография» городских заведений, но и существующие названия в портрете Великого Новгорода соотносятся с позиций архаичного и актуального. Архаичная лексика именует не только элементы городского пространства, что вполне естественно, она появляется и на вывесках самых новых заведений, как бы продолжая и поддерживая древность города (стоматологическая клиника «Ладея», библиотека «Веда», магазин «Ладушки», кафе «Сударушка») (с. 211-212).

Объем портрету города наряду с исторической линией придают серьезные семантические изыскания. При представлении эргономии как фрагмента новгородского ономастикона все имена предприятий, лечебных, торговых заведений, заведений еды, имена гостиниц и заведений красоты отнесены к разным семантическим группам, выявлены способы их образования.

Второй ракурс портрета городского ономастикона составляет характеристика стилистических приемов. Их описание приводится в том порядке, который определяется их популярностью в новгородском ономастиконе, о чем говорит количество городских имен, полученных с использованием того или другого приема. Городская ономастика наиболее активно использует метонимию (магазин пива «Кружка пенного», кафе «Чайная ложка», кондитерская «Бриошь», аптека «Будь здоров!»), метафору (Мир паркета, Светомир, Страна дверей, Винный дворик), гиперболу (Империя сумок, Планета одежды и обуви, Море чая, Джинсовый рай), реже — аттракции (Столбери, Wildberries, АлкоХолл), персонификацию, или олицетворение (Дон Пион, Мистер Зуб, Месье Рокфор), говорящие фамилии (Стекловъ, Мадам Шторкина, Алла Дивановна).

Третий ряд черт, составляющих портрет городского ономастикона, представляет его осмысление в семиотическом плане. Этот ракурс заслуживает особого внимания. В исследованиях городские имена рассматриваются «по одиночке» или в определенной группе номинации: магазины, парикмахерские, др. Т.В. Шмелева же демонстрирует, как в каждодневном чтении городские имена отсылают друг к другу, связываются друг с другом, образуя цепочки — смысловые и графические, которые лингвисты называют культурными кодами (с. 230).

Поликодовость ономастикона показана как реализация следующих культурных кодов: персонного, православного, исторического, географического, кода русской словесности, инокультурного (античного, итальянского, восточного). При описании каждого кода выявляется множество открытий. Например, раздел «Инокультурные коды» убеждает в том, что нет засилья американизмов — один из мифов в представлении о современном российском городе: на новгородских вывесках читаем итальянские, испанские и массу восточных названий (с. 267).

Семиотична и визуальная сторона городских имен, как показано в разделе о каллиграфии городской среды, в котором выделены, описаны и проиллюстрированы фотографиями вывесок, ретрокод, ксенокод, пиктография, цифрография.

Представленный материал убеждает в том, что поликодовость городского ономастикона является важной чертой его портрета, без которой представить современный российский город, и Великий Новгород в том числе, невозможно (с. 255).

Нельзя не отметить, что приставка поли-, обозначающая множество, является и главной особенностью монографии автора. Ономастический портрет показывает Великий Новгород в трех планах. Для представления этих планов привлекаются теории разных наук: ономастики, истории, семантики, стилистики, семиотики, каллиграфии. Это прослеживается в списке литературы, в который наряду с ономастическими работами входят исследования по истории Великого Новгорода и разнообразные медийные публикации, в которых отражаются решения властей о наименовании или переименовании городских объектов, обсуждение этих решений горожанами, и в том числе профессиональными историками и филологами. Объем литературы впечатляет: более 800 источников! Это говорит о фундаментальности труда, раскрытии темы на пересечении нескольких наук. Множественность проявляется и в количестве новгородских онимов, около полутора тысяч (!), алфавитный индекс которых предлагается в качестве приложения. Это список именно онимов, а не городских объектов с именами собственными, поэтому рядом с именем может быть указано несколько объектов. Изучение списка дает представление об объеме ономастикона, выявляет однородные наименования, их количество. Интересно, что индекс показывает, что иноязычные именования, число которых беспокоит многих, составляет одну десятую часть онимов (с. 269).

На мой взгляд, еще одним приложением монографии мог бы стать список литературы автора по ономастике, может быть, представленный тематически. Почему это кажется важным? При описании имен эргонимии встречаем всего лишь одно предложение о том, что гостиница «Береста Палас» стала называться «Park Inn» (с. 203), а ведь у автора есть интереснейшая статья о наименовании гостиниц [6], изучение которой позволяет увидеть штрихи в портрете города более прописанными, четкими. Понятно, что весь имеющийся материал в книгу поместить нельзя, это был бы многотомник, но знакомство с обширной библиографией автора по ономастике (в работе представлены только 42 источника), мог бы быть полезен для заинтересованных читателей.

Монография подготовлена при финансовой поддержке РФФИ и администрации Новгородской области в рамках научного проекта «Ономастический портрет Великого Новгорода: диалектика древнего и актуального». Книга хорошо издана. Даже обложка является своеобразной метафорой. Это фотография въездного знака в Великий Новгород со стороны Москвы: крест, на котором помещены герб города, его название, год основания. Получается, что при пересечении границ города человек не только оказывается в нужной географической точке, но и в городе имен собственных, которые нужно увидеть и понять. «Увидеть» воочию имена позволяют фотографии Новгорода на дореволюционных открытках и современные снимки улиц, скверов, памятников, скульптур, вывесок, включение которых в книгу способствует чтению увлекательному и наглядному.

Чтение захватывает еще и потому, что «внутри» городской среды на всем протяжении книги оказывается новгородец, со своей историей, языковыми вкусами, культурными предпочтениями. Т.В.Шмелева делает

интересный вывод: «Рассматривая урбоним Великий Новгород как имя определенной территории, следует отметить, что административные и ономастические границы города в восприятии горожан не совпадают, так, Юрьев, Хутынский и Вяжищский монастыри мыслятся новгородцами как часть города, где они часто бывают и показывают обители своим гостям. То есть город в восприятии горожан несколько больше, чем в своих административных границах. Ономастический портрет ориентирован на такое «народное» представление о том, что относится к городу» (с. 135).

Поэтому рецензируемый труд является настоящим подарком, прежде всего, для новгородцев. Изучение книги позволит жителю Великого Новгорода узнать известные имена, открыть город с новых сторон, ракурсов…

Монография открывает широкие горизонты для исследователей ономастики города. Во-первых, возможно уточнение созданного портрета, его детализация, дополнения, ведь новгородский ономастикон постоянно обновляется, да и не все объекты оказались до конца прорисованными.

Во-вторых, подтвержденная плодотворность идеи ономастического портретирования, четко продуманное ракурсное описание городских имен, предложенная структура городского ономастикона дает возможность использовать теоретические положения работы, идеи автора, отличающиеся оригинальностью и многоаспектностью, в качестве основы создания портретов других городов. В дальнейшем возможно сопоставление, с одной стороны, ономастических портретов разных городов, как российских, так и зарубежных, что позволит осмыслить отдельные факты и фрагменты городского ономастикона, уловить общие тенденции развития городского ономастического пространства, представить обобщенно «российский город». С другой стороны, сопоставительный анализ способен выявить своеобразие ономастического портрета Великого Новгорода.

Думается, у этой работы будет много заинтересованных читателей, а у Т.В.Шмелевой — благодарных последователей.

1. Шмелева Т.В. Великий Новгород: ономастический портрет: научная монография. Великий Новгород: ТПК «Печатный Двор», 2020. 288 с.

2. Шмелева Татьяна Викторовна: библиогр. указатель / Сост. Е.М.Власова; науч. ред. Т.Г.Никитина. Великий Новгород: Изд-во НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2016. 147 с.

3. Шмелева Т.В. Ономастикон российского города [Электр. ресурс]. LambertAcademicPublishing, 2014. 145 c. URL: https://www.novsu.ru/file/1103280 (дата обращения: 19.05.2021).

4. Шмелева Т.В. Ономастика: учеб. пособие. Славянск-на-Кубани: Издательский центр филиала ФГБОУ ВПО «КубГУ» в г. Славянске-на-Кубани, 2013. 161 с.

5. Шмелева Т.В. Новгородская словесность: учебное пособие. Великий Новгород: Изд-во НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2016. 183 с.

6. Шмелева Т.В. Гостиница, отель, инн // Экология языка и речи: материалы Междунар. науч. конф. (17—18 нояб. 2011 г.) / Отв. ред. А.С.Щербак. Тамбов: Изд. дом Тамб. гос. ун-та им. Г.Р.Державина, 2012. С. 341-344.

References

1. Shmeleva T.V. Velikiy Novgorod: onomasticheskiy portret: nauchnaya monografiya [Veliky Novgorod: Onomastic Portrait: a monograph]. Velikiy Novgorod, 2020. 288 р.

2. Vlasova E.M. (comp.), Nikitina T.G. (ed.). Shmeleva Tat’yana Viktorovna: bibliogr. ukazatel’ [Shmeleva Tatyana Viktorovna: bibliography]. Velikiy Novgorod, 2016. 147 р.

3. Shmeleva T.V. Onomastikon rossiyskogo goroda [Onomastics of a Russian city]. Lambert Academic Publishing, 2014. 145 р. Available at: https://www.novsu.ru/file/1103280 (accessed: 19.05.2021).

4. Shmeleva T.V. Onomastika: ucheb. Posobie [Onomastics: tutorial]. Slavyansk-na-Kubani, 2013. 161 р.

5. Shmeleva T.V. Novgorodskaya slovesnost’: uchebnoe posobie [Novgorod vocabulary: textbook]. Velikiy Novgorod, 2016. 183 р.

6. Shmeleva T.V. Gostinitsa, otel’, inn [Hotel, inn]. In: Shcherbak A.S., ed. Proc. of «Ekologiya yazyka i rechi». Tambov, 2012. рр. 341-344.

Solovyova T.V. The significance of the monograph by T.V.Shmeleva «Velikiy Novgorod: an onomastic portrait». The

reviewed monograph of T.V.Shmeleva «Velikiy Novgorod: an onomastic portrait» explores the current state of urban onomastics. The genre of the description is an onomastic portrait of Velikiy Novgorod. The most interesting is the creation of an onomastic portrait foreshortened, which can serve as a basis for the preparation of portraits of other cities. The main features of the onomastic portrait of Velikiy Novgorod are revealed. In general, the book is regarded as a serious achievement in the study of onomastics.

Keywords: onomastics, onomastic portrait, Velikiy Novgorod, city names, city onomasticon.

Сведения об авторе. Татьяна Васильевна Соловьева — к.ф.н. (10.02.01), доцент; Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого, Институт непрерывного педагогического образования, кафедра начального, дошкольного и социального управления; ORCID: ; [email protected]

Статья публикуется впервые. Поступила в редакцию 16.08.2021. Принята к публикации 01.09.2021.

Ссылка на эту статью: Соловьева Т.В. Научное значение монографии Т.В.Шмелевой «Великий Новгород: ономастический портрет» // Ученые записки Новгородского государственного университета. 2021. № 5(38). С. 597-600. DOI: 10.34680/2411-7951.2021.5(38).597-600

For citation: Solovyova T.V. The significance of the monograph by T.V.Shmeleva «Velikiy Novgorod: an onomastic portrait». Memoirs of NovSU, 2021, no. 5(38), pp. 597-600. DOI: 10.34680/2411-7951.2021.5(38).597-600

2020. Т. 17. №2 | ВОПРОСЫ ОНОМАСТИКИ

Шмелева Татьяна Викторовна
Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого
Великий Новгород, Россия

Названия монастырей в новгородском ономастиконе

Вопросы ономастики. 2020. Т. 17. № 2. С. 186–200.
DOI: 10.15826/vopr_onom.2020.17.2.023

Рукопись поступила в редакцию 07.07.2019

Аннотация: В статье представлен опыт анализа фрагмента новгородского ономастикона, который составляют названия монастырей (экклезионимы) и производные от них городские имена. Анализируются исследования экклезионимов других городов, в том числе белорусских. В рассмотренных публикациях утверждается, что можно говорить об экклезионимике как особом направлении ономастики. Названия православных монастырей Великого Новгорода и его ближайших окрестностей охарактеризованы в отношении их мотивированности, показано, что среди них есть мотивированные агионимами — Антониев, Юрьев; названиями эпизодов евангельской истории — Рождества Богородицы, Воскресенский; названиями икон — Владимирской иконы Божией Матери. Кроме того, показано, что церковные наименования монастырей отличаются от их версий, бытующих в речи новгородцев: последние всегда однословны, тогда как церковные преимущественно многословные. В плане ономастического потенциала названия монастырей Великого Новгорода рассмотрены в трех группах в зависимости от расположения монастырей в городском пространстве; показано, как каждая группа мотивирует разные урбанонимы: городские монастыри — годонимы (улицы и переулки Десятинные, Лазаревские, улица Розважа), «окологородние», вошедшие в черту города — хоронимы (Антоново, Колмово), а находящиеся за чертой города — дромонимы и (реже) годонимы (Вяжищский проезд, Юрьевское и Сырковское шоссе, улица Хутынская). Подчеркнуто, что ономастический потенциал названий новгородских монастырей реализован не только в прошлом, от них образуются имена новых городскихобъектов — Деревяницкий мост, микрорайон Аркажи, кафе и гостиница «Антоново». В заключении указывается, что полученные результаты могут быть использованы при изучении экклезионимиконов других, особенно древних, российских городов.

Ключевые слова: городской ономастикон, Великий Новгород, названия монастырей, производные городские имена, экклезионимы, годонимы, хоронимы, эргонимы.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и администрации Новгородской области в рамках научного проекта № 18-412-530002 «Ономастический портрет Великого Новгорода: диалектика древнего и актуального».

Источники

Богданов В. Украшение земли Новгородской // Новгородские ведомости. 10.04.2010. С. 10.

Дубовицкая С. Тайны Колмовской церкви // Новгородские ведомости. 20.11.2010. С. 10.

Дубовицкая С. Крепость духа. Николо-Вяжищский ставропигиальный монастырь отпраздновал свое 600-летие // Новгородские ведомости. 19–25.09.2011. С. 10–11.

Евгений (Болховитинов). Исторические разговоры о древностях Великого Новгорода (1808) / сост. С. А. Коварская, Н. И. Морылева, Ю. А. Прокофьев и др. ; вступ. ст. Л. А. Секретарь, А. А. Селин. Великий Новгород : [б. и.], 2009.

Зайцев И. А., Кушнир И. И. Улицы Новгорода : справочник. 2-е изд., испр. и доп. Л. : Лениздат, 1980.

Запольская О. В., Моисеев С. В. Улицы Великого Новгорода : справочник. Великий Новгород : [б. и.], 2010.

Ласковский В. П. Путеводитель по Новгороду. Софийская сторона. СПб. : Алаборг, 2007.

Подольская Н. В. Словарь русской ономастической терминологии. 2-е изд., перераб. и доп. М. : Наука, 1988.

Поспелов Е. М. Имена городов: вчера и сегодня (1917–1992) : топонимический словарь. М. : Русские словари, 1993.

Секретарь Л. А. Монастыри Великого Новгорода и его окрестностей. М. : Северный паломник, 2011.

Исследования

Аринина Е. П. Содержательное и структурное своеобразие русских экклезионимов в типологическом аспекте : автореф. дис. … канд. филол. наук : 10.02.01 / Самар. гос. ун-т. Самара, 2008.

Асанов А. Ю. Экклезионимы на карте современного города Тамбова // Вестник Тамбовского университета. Сер. «Гуманитарные науки». 2014. № 9 (137). С. 170–174.

Борисевич О. А. Экклезионимия Беларуси: структурный, номинативный, лингвогеографический аспекты : автореф. дис. … канд. филол. наук : 10.02.02 / Витеб. гос. ун-т. Витебск, 2012.

Бугаева И. В. Фоновая семантика топонимов // Вестник Тамбовского университета. Сер. «Гуманитарные науки». 2007. № 4 (48). С. 13–17.

Бугаева И. В. Язык православной сферы: современное состояние, тенденции развития : автореф. дис. … д-ра филол. наук : 10.02.01 / Гос. ИРЯ им. А. С. Пушкина. М., 2010.

Бурак Е. Ю., Сапронова Т. Ф., Смолицкая Г. П. Названия московских храмов. 2-е изд. М. : Наука : Флинта, 2006.

Васильев В. Л. Архаическая топонимия Новгородской земли (Древнеславянские деантропонимные образования). Великий Новгород : НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2005.

Данильченко А. Е. Экклезионимы Кубани // Богослужебные практики и культовые искусства в полиэтническом регионе : сб. материалов междунар. науч. конф. / ред.-сост. С. И. Хватова. Майкоп : Магарин, 2016. С. 873–886.

Коренева Ю. В. Религиозная топонимика центра Москвы // Русский язык в славянской межкультурной коммуникации : сб. науч. тр. по итогам междунар. науч. конф., посвящ. 75-летию со дня рождения К. А. Войловой / отв. ред. О. В. Шаталова. М. : ИИУ МГОУ, 2018. С. 139–145.

Коренева Ю. В. Наименования монастырей Москвы: особенности структуры и семантики // Русский язык в славянской межкультурной коммуникации : сб. науч. тр. по итогам междунар. науч. конф., посвящ. памяти К. А. Войловой / отв. ред. О. В. Шаталова. М. : МГОУ, 2019. С. 116–121.

Лукина О. А. Агионим — экклезионим: проблемы взаимодействия (на материале названий культовых сооружений Беларуси) // Вестник Полоцкого государственного университета. Сер. A : Гуманитарные науки. 2015. № 10. С. 100–104.

Лукина О. А. Становление восточнославянской экклезионимики // Вестник Полоцкого государственного университета. Сер. A : Гуманитарные науки. 2017. № 2. С. 97–101.

Лукина О. А. Экклезионимика как наука: предмет, история, перспективы развития // Ученые записки УО ВГУ им. П. М. Машерова. 2018. Т. 25. С. 142–148.

Мишланов В. А. Церковнославянское и русское в современном правописании // Кириллица — латиница — гражданица / отв. ред. Т. В. Шмелева. Великий Новгород : НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2009. С. 243–245.

Шмелева Т. В. Хиатус в истории русского языка и современной произносительной практике // Ученые записки Новгородского государственного университета. 2017. № 1 (9). С. 1–5.

Шмелева Т. В. Имена новгородских храмов в современном ономастиконе // Ученые записки Новгородского государственного университета. 2019. № 2 (20). С. 1–4.

Министерство культуры Новгородской области | Книжно-иллюстративная выставка об истории Ильиной улицы

отделе краеведения Новгородской областной универсальной научной библиотеки (Кремль, 4) открылась книжная выставка об истории Ильиной улицы под названием «Знаменская — 1 мая — Ильина».

Ильина улица находится на Торговой стороне Великого Новгорода. Она проходит от пешеходного моста через Волхов до улицы Панкратова и вала Окольного города. В 2022 году будет продолжена реконструкция улицы на участке от пересечения с улицей Большая Московская до церкви Спаса Преображения на Ильине. Планируется, что на Ильиной расширят пешеходную зону, движение транспорта станет односторонним, будут выполнены работы по благоустройству и озеленению.

Книжная выставка расскажет читателям о прошлом этой улицы. Представлены издания об истории и археологии, топонимике, местных достопримечательностях, архитектуре и людях, которые жили на Ильиной в разные периоды — рассматривается история старинных зданий в связи с конкретными событиями и человеческими судьбами.

В книгах О. В. Запольской и С. В. Моисеева «Улицы Великого Новгорода», а также Т. В. Шмелевой «Великий Новгород: ономастический портрет» можно узнать о названиях улицы в разное время. Сборники «Новгород и Новгородская земля. История и археология», книга «Новое в археологии» описывают работы, которые проводились на Ильинском раскопе, средневековые постройки и археологические находки. Подробнее о церкви Спаса на Ильине улице и Знаменском соборе можно прочитать в книгах В. В. Седова, Л. М. Шуляк, Л. А. Секретарь и Т. Ю. Царевской.

Большой интерес представляют издания о жизни улицы в период XVIII — начала ХХ века. Это время описывает А. Н. Кириллов в одном из очерков научно-популярной книги «Лики губернского города» и Л. А. Секретарь в своей книге «Дома, события, люди». Авторы воссоздали яркую картину губернского города на основе архивных документов, публикаций дореволюционной периодики и мемуаров.

Выставка работает до 20 марта 2022 года.

Вход свободный.

Справки по телефону: 8 (8162) 77-37-88 (отдел краеведения)

2021 №1/Статьи

Вестник МГОУ. Серия: Русская филология / 2021 №1
Название статьи ВОЕННАЯ ХРЕМАТОНИМИКА: ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ НАЗВАНИЙ КОРАБЛЕЙ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА РОССИИ
Авторы Родина Н.А.
Серия Русская филология
Страницы 39 — 50
Аннотация Цель. Проанализировать лексико-семантические особенности названий кораблей военно-морского флота России, выявить мотивы и когнитивную специфику номинации, отражающие характерные черты языковой личности российского военнослужащего-ономатета. Процедура и методы. Описана методика сбора языкового материала, включающая изучение открытых печатных и электронных источников, обобщение, интерпретацию результатов и дискурсивный анализ. Материал исследования, представляющий собой названия кораблей ВМФ России, содержащие ономастический компонент, расклассифицирован и проанализирован с точки зрения частеречной принадлежности и особенностей семантики. Результаты. По итогам исследования выявлена необходимость изучения военных хрематонимов, созданных военнослужащим-ономатетом, на ярких примерах из различных лексико-семантических групп названий кораблей ВМФ РФ, показано отражение в военных хрематонимах значимых в профессиональном социуме фоновых знаний. Теоретическая и/или практическая значимость. Обобщён материал по исследуемой теме. Результаты исследования могут найти применение как в военном образовании, так и в факультативном курсе ономастики в гражданском вузе.
Ключевые слова языковая личность, военный социум, российский военнослужащий, военно-морской флот, ономастический компонент, хрематоним
Индекс УДК 81.373.2
DOI 10.18384/2310-7278-2021-1-39-50
Список цитируемой литературы 1. Апальков Ю. В. ВМФ СССР и России. Корабли противоминной обороны: в 2 ч. Ч. 2. М.: Морское наследие, 2019. 224 с.
2. Бойко Б. Л. Социально-речевой портрет человека на войне (на материале дневниковых записей) // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. 2008. № 2. С. 49-52.
3. Васюнькин В. В. Ракетные крейсера ВМФ СССР и России. М.: Морское наследие, 2019. 272 с.
4. Военная авиация и флот России. М.: Владис, 2017. 64 с.
5. Волкова С. Н. Проблемы классификации периферийных онимов в художественном тексте (на примере романа С. Н. Ермакова «Знак зверя») // Вестник Волжкого университета имени В. Н. Татищева. 2010. № 6. С. 8-15.
6. Воронина Л. В., Бондарев А. В. Лингвистические и экстралингвистические факторы, обусловливающие номинацию российского вооружения и техники // Actual Problems of the Theory and Practice of Philological Researches. 2018. С. 30-32.
7. Жданов Л. В. Полная энциклопедия кораблей и судов. М.: Моркнига, 2009. 312 с.
8. Жукова Л. В. Речевой портрет курсанта военного вуза // Теория и практика актуальных исследований. 2016. № 13. С. 26-39.
9. Захарчук О. А. Универсальные характеристики и национально-культурная специфика военного жаргона: автореф. дис. … канд. филол. наук. Челябинск, 2007. 23 с.
10. Иванцова Е. В. О термине «языковая личность»: истоки, проблемы, перспективы использования // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2010. № 4 (12). С. 24-31.
11. Кичева И. В. К вопросу о профессиональной языковой личности // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2012. № 1. С. 193-196.
12. Лупанова Е. В. Фразеологизмы военной тематики как эмоциональная составляющая речевого портрета военнослужащего // Общественные науки. 2016. № 6-2. С. 173-181.
13. Поспелов А. С. Российский военно-морской флот. От Петра Великого до современности. М.: Бомбора, 2019. 256 с.
14. Родина Н. А. Лексико-семантическая характеристика ассоциативных хрематонимов в российской армии (на материале названий военной техники) // Ономастика в Смоленске и Витебске: проблемы и перспективы исследования. Смоленск: Изд-во СмолГУ, 2019. С. 64-72.
15. Романов А. С. Военный сленг в контексте этнической стереотипизации // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Лингвистика. 2014. № 2. С. 134-144.
16. Соболева О. В., Попова О. А. Использование приёмов языковой игры в военном жаргоне // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2016. № 6 (60): в 3 ч. Ч. 1. С. 162-164.
Полный текст статьи pdf
Кол-во скачиваний 12


Языковой портрет говора села Лойма Прилузского района Республики Коми

Abstract: The article covers the linguistic features of one of the Northern Russian dialects — the Russian dialect of Loyma village (Komi Republic). It is shown that Loyma group of villages has long since been like an «enclave» formation, preserving the Russian language and culture in foreign language environment. A general description of the local onomastic system is given, as well as phonetic, grammatical and lexical features forming the dialect’s uniqueness. The lexis of Card index for the Dictionary of Loyma village dialect, holding in Scientific and Educational Center of Syktyvkar State University «Spiritual Culture of the European North of Russia», is first put into use. Card index materials were collected by teachers and students of the Philological Faculty at the University during the expeditions since 1976. System relations in the Loyma lexis are characterized. The attention is paid to the dialect words that preserve archaic semantic features. For example, in the Loyma dialect the word konec «end» in the ancient syncretic meaning «beginning, edge» is recorded. The Loyma lexemes vremya «period, maturity» and vremennoj «adult, mature» are interpreted as semantic archaisms. The detailed comments are given on the word naopako «inside out, back to front». The groups of dialect speech verbs recorded in Loyma are enumerated
В статье рассматриваются языковые особенности одного из диалектов севернорусского наречия — русского говора села Лойма (Республика Коми). Показано, что лоемский куст деревень издревле представляет собой так называемое «анклавное» образование, сохранившее русскую культуру и язык в иноязычном окружении. Дано общее описание локальной ономастической системы, а также фонетических, грамматических и лексических черт, формирующих своеобразие данного диалекта. Впервые вводится в научный оборот лексика Картотеки Словаря говора села Лойма, хранящейся в Научно-образовательном центре Сыктывкарского государственного университета «Духовная культура Европейского севера России». Материалы картотеки собраны преподавателями и студентами филологического факультета университета в ходе экспедиций начиная с 1976 года. Характеризуются системные отношения в лексике Лоймы. Уделяется внимание диалектизмам, сохранившим архаические черты семантики. Так, например, в лоемском говоре фиксируется употребление слова конец в древнейшем синкретичном значении «начало, край». Как семантические архаизмы интерпретируются лоемские лексемы время «пора, зрелость» и временной «взрослый, зрелый». Дан развернутый комментарий к слову наопако «наоборот, наизнанку». Перечислены группы диалектных глаголов говорения, записанных в с. Лойма

25. Из ономастики М. Кузмина. Вокруг «Серебряного века»

25. Из ономастики М. Кузмина

Как хорошо известно, проза М. Кузмина отчетливо делится на два разряда: стилизованная историческая и остро современная. В последней он очень часто не просто намекает на известные довольно широкому кругу знакомых события, но демонстративно предлагает узнать действующих лиц.

Уже при первом чтении повести «Крылья» Г. В. Чичерин писал Кузмину: «Спасибо за письмо с поздравлением и за „Крылья“, — только что полученные. Бесконечно тебе благодарен. Я успел только немного пробежать. Вижу, что есть кое-что автобиографическое (даже с именами!) и кое-что в этом отношении для меня новое»[1228]. Таким образом, проблема имен персонажей явственно фиксировалась сознанием современников.

С особенной отчетливостью должна была она ощущаться при чтении повести «Картонный домик», писавшейся в январе — марте 1907 года. Даже далеко не самые сведущие столичные газетчики, не обинуясь, писали: «…разве сам Кузмин не ввел в свою повесть портретов, списанных с натуры? Кто хоть раз видел Вяч. Иванова, тот без труда узнает его <…> Не менее удачно передана манера чтения Федора Сологуба…»[1229], или: «…сам Кузмин выводит в своих сказаниях „портреты“ Вяч. Иванова, Федора Сологуба и др.»[1230], для артистического же круга обеих столиц это было еще более очевидно. Собственно говоря, в раскрытии прототипической основы повести и описании связанных с этим разнообразных обстоятельств нужды давно уже нет[1231]. Но сам метод именования действующих лиц внимания заслуживает.

Главный герой «Картонного домика» первоначально именовался Курмышевым (как и его тетка), потом был назван Даньяновым, а в конце концов стал Михаилом Александровичем Демьяновым. Авторы статьи «Ахматова и Кузмин» проницательно увидели языковую причину такого именования: традиционная пара святых Козьма и Дамиан является основой для метонимической замены одного корня на другой. Но дело не только в этом.

Под фамилией Темиров в повести действует персонаж, восходящий чертами характера и ролью в реальных событиях к личности одновременно двух художников — Н. Н. Сапунова и значительно менее известного Н. П. Феофилактова. В недавно обнародованном документе — рассказе Феофилактова о своей жизни и творчестве — читаем: «Я учился на казенный счет в Межевом институте. <…> После окончания института начинается мое знакомство с художниками. Прежде всего с Судейкиным. Произошло это таким образом: у меня был товарищ по межевому институту Сапунов, который, не окончив института, поступил в школу живописи, ваяния и зодчества. Он сказал обо мне Судейкину. Я познакомился тогда же с Грабовским и Демьяновым. Они, как и Сапунов, жили тогда в меблированных комнатах „Лион“ на Сретенке»[1232]. Упоминаемый здесь Михаил Александрович Демьянов (1873–1913) — художник не слишком знаменитый, но все же и не вовсе безвестный[1233]. В частности, он сотрудничал в петербургских сатирических журналах эпохи революции 1905–1907 годов, а его присутствие в круге Судейкина (бывшего прототипом героя «Картонного домика»), Сапунова (близко дружного с Кузминым и даже утонувшего на глазах последнего во время совместной лодочной прогулки по морю), Феофилактова, И. М. Грабовского[1234] делает почти невероятным, чтобы Кузмин его не знал, хотя ни в одном известном нам его тексте художник Демьянов не назван.

Этим доселе неизвестным фактом обостряется интерес к проблеме функции имен реальных людей в автобиографической прозе Кузмина и их соотнесенности не только с биографиями этих людей, но и с явлением эстетического порядка — именами прозрачно шифрованными (Налимов — Сомов, Сметанин — Маслов, Борисова — Глебова), заимствованными в прямом (фамилия героя «Крыльев» Вани Смурова заимствована из «Братьев Карамазовых», а Матильды Петровны Сакс в «Картонном домике» — из известной повести А. В. Дружинина) или слегка варьированном (Курмышева — Гурмыжская, Сток — Штольц) виде из произведений русской классики.

Глава 1. Имена собственные (онимы) в художественном произведении. Ономастическое пространство рассказов, с помощью которых создаются образы персонажей произведений

Похожие главы из других работ:

Антропонимическая система в поэме Н.В.Гоголя «Мертвые души»

1. Имена собственные и нарицательные. Антропонимы

Человек имеет имя, отчество, фамилию, может иметь прозвище, псевдоним. Это — антропонимы. Совокупность антропонимов — антропонимия того ли иного языка. Наука, изучающая антропонимию, — антропонимика. Антропонимы…

Женский портрет в романе Л.Н. Толстого «Война и мир» (на примере образа Элен)

Глава 1. Портрет в художественном произведении

Интертекстуальность как доминирующий принцип поэтики «Записок потерпевшего крушение» Уве Йонсона

Глава 1. Теоретические основы интертекстуальности в художественном произведении

Образ читателя в романе У.М. Теккерея «Ярмарка тщеславия»

Глава 1. Проблема читателя в художественном произведении

Ономастическое пространство рассказов, с помощью которых создаются образы персонажей произведений

1.3 Принципы классификации имен собственных в художественном произведении

В большинстве случаев исследователи поэтической ономастики ограничивались описанием имен собственных одного или нескольких художественных произведений…

Описание физических явлений в художественной литературе

1.1 Возможности воплощения научных знаний в художественном произведении

Наука описывает явления и процессы окружающей действительности. Она дает человеку возможность: — пронаблюдать и проанализировать процессы и явления, — выяснить на качественном уровне механизм их протекания…

Особенности пространственно-временной организации пьес Бото Штрауса

1.1 ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ

Пространство и время — категории, которые включают представления, знания о мироустройстве, месте и роли человека в нем, дают основания для описания и анализа способов их речевого выражения и репрезентации в ткани художественного произведения…

Реализация образа автора в романе Теодора Драйзера «Американская трагедия»

Глава I. Образ автора в художественном произведении

Речь повествователя как основное средство его характеристики в романе Т.Н. Толстой «Кысь»

ГЛАВА I. ПОВЕСТВОВАТЕЛЬ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ И ОСОБЕННОСТИ ЕГО РЕЧИ

1.1. Речевая манера повествователя и типы повествования Литературный образ может существовать не иначе, как в словесной оболочке. Все детали изображенного мира получают художественное бытие, только будучи обозначенными словом. Слово…

Роль аллюзий на роман Иоганна Вольфганга Гёте «Страдания юного Вертера» в повести Ульриха Пленцдорфа «Новые страдания юного В.»

Глава 1. Категория интертекстуальности в художественном произведении.

Роль пейзажей в произведении «Слово о полку Игореве»

ГЛАВА 1. ПЕЙЗАЖ И ЕГО ФУНКЦИИ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ

Анализируя роль пейзажа в «Слове о полку Игореве», необходимо разобраться в том, что такое пейзаж и каковы его функции в художественных произведениях…

Роль символа в раскрытии авторского замысла в художественном произведении на примере новелл Эдгара Аллана По

1.4 Роль символов в художественном произведении

Символы можно обнаружить в произведениях литературы разных эпох и направлений, они придают художественному образу глубину и выразительность, связывают разные планы текста (сюжетный, подтекстовый, реальный, мифологический, исторический)…

Функции вещей в «Петербургских повестях» Н.В. Гоголя

1.2 Функции вещи в художественном произведении

Традиционно в литературоведении принято выделять следующие функции вещей в художественном тексте: культурологическая, характерологическая, сюжетно-композиционная [17: 41-43]. Вещь может быть знаком изображаемой эпохи и среды…

Функция чисел в романе Е.И. Замятина «Мы»

1. Роль числа в художественном произведении

Пифагор полагал, что все есть число, что все вещи можно представить в виде чисел. Античный миф гласит, что магией чисел владели еще атланты. Числовые модели изначально присущи человеческому сознанию и находили выражение в деятельности человека…

Характерологические свойства пейзажа

1.2 Пейзаж в художественном произведении

Пейзаж (франц. paysage от pays — страна, местность) — это один из содержательных и композиционных элементов литературного произведения, выполняющий многие функции в зависимости от стиля автора, литературного направления (течения), с которым он связан…

(PDF) Ономастический подход к произведениям а. Иванов как отражение художественной картины мира

273

Татьяна А. Сироткина и Дэвид Гиллеспи / Procedia — Social and Behavioral Sciences 154 ( 2014 ) 272 – 275

Описание «концептосферы» русского языка и ее фундаментальные строительные блоки были в центре внимания ученых-лингвистов на протяжении нескольких десятилетий. При этом идея «концептосферонимов» является

относительно новой, хотя и наиболее полно отражающей способность имен собственных выражать результаты мыслительной

деятельности человека (Щербак, 2012).

2. Основы

В данной статье будет рассмотрено творчество современного писателя из Перми А. Иванова, рассмотрены концепты, формирующие

концептосферу онимов и находящие отражение в языковом сознании автора.

2.1. Вербализация антропономического концепта

На наш взгляд, наиболее репрезентативной является вербализация антропономического концепта, через которую возникают различные

типы антропонимов: фамилии (Служкин), имена и отчества (Роза Борисовна), прозвища

(Русский) : «В только что выкрашенном вестибюле Служкин спросил у уборщицы, как зовут и отчество директора

, нашел личный кабинет директора на втором этаже, постучал и вошел» (Иванов, 2005а, с.12); «Начальник

Учебно-педагогической работы с воспитателями, иначе говоря, это вы, Роза Борисовна» (Иванов, 2005а, с. 13); «А почему бы не

Руски?», — крикнул кто-то из-за стоек сзади. «Русский — папа!» (Иванов, 2005а, с. 26).

Этот концепт отражает не только осведомленность носителя языка о современном «антропонимиконе», но и

системные концепции традиций и имянаречения: например, употребление полных или вторичных имен в зависимости от

ситуации (Серафима, Максим, Денис; Борька, Аленка, Вовочка): «ее зовут Серафима Стороженко» (Иванов,

2006а, с.134); «потом явился одноклассник отличника Максим Зимовец и целый век унижал и

угрожал и выпрашивал учебник» (Иванов, 2006а, с. 54); «Ванька договорился переночевать у Дениса

в доме Маркелова, а Леля у его подруги Лены Медведевой» (Иванов, 2005а, с. 198); ‘Борька Аргунов тогда

ни с того ни с сего зашел в гости, но, увидев, что вокруг никого нет, а отличник занят другими делами,

устроился поудобнее на Ванькиной кровати и закурил. (Иванов, 2006а, с.54); «когда Аленки нет

рядом, мне становится то одиноко, то даже страшно» (Иванов, 2006а, с. 139); «ты тогда, Лелечка, была

влюблена в Вовочку Петрова» (Иванов, 2006а, с. 62).

Эти прецедентные антропонимы, функционирующие в текстах, не только вызваны темой произведений (Нансен,

Лаперузо в романе «Географ глобус выпил»), но и показательны с точки зрения отражения

коннотации онимов и родственных ассоциаций, существующих в сознании современного человека (Ленин, Ясир

Арафат, Ивашка Сусанин, д’Артаньян, Александр Македонский): «Так, господин географ, помните ли вы хотя бы

, кто открыл Северный полюс — спросил Будкин.— Нансен, — неубедительно сказал Служкин. «Или

Амундсен. Может быть, Андерсена» (Иванов, 2005а, с. 18); «У меня есть четыре наглядных пособия: глобус, кусок полевого шпата,

физическая карта острова Мадагаскар и портрет Лаперузо» (Иванов, 2005а, с. 18); «растрепанный Ленин

заблудился у входа в зарослях акаций» (Иванов, 2005а, с. 32); «Сварливый, злющий, настоящий хулиган, хуже

Ясира Арафата» (Иванов, 2005а, с. 84); «Так вот у нас предатель всей России, настоящий Ивашка Сусанин» (Иванов,

2005а, с.119); «Скажу только, что у нас была стая, а теперь я дебил, а он д’Артаньян?»

(Иванов, 2006а, с. 52); «Он думает, что если он с девчонками знаток, то он Александр Македонский, а в остальных

случаях всех переубедит, а потом скажет, куда идти» (Иванов, 2006а, с. 53).

Зинатуллина (2012) справедливо отмечает, что «имена известных личностей употребляются писателями не только в

исторических произведениях, выполняя чисто номинативную функцию.Это основное употребление антропонимов имеет стилистическое

измерение и наряду с этим употреблением имен определенных личностей может нести дополнительную информацию о характере

: раскрывает их мировоззрение, помогает создавать стилистические фигуры, формирует сравнительные функции». Однако в

исторических произведениях («Весть: Чусовая», «Золото восстания») прецедентные имена в первую очередь, конечно,

служат средством объективации, обеспечивают историческую достоверность: «В XIII веке за Чусовой а.

битва разгорелась между башкирами и горским предводителем В.Н. Татищев над местным Косой бродом (Иванов,

2007, с. 98); «Аврамий, по прозвищу Венгр, был иноком монастыря на реке Конде»

(Иванов, 2005б, с. 151).

В повести «Сортировочная площадка», часть которой основана на элементах фэнтези, писатель использует придуманные

антропонимы, часто образованные от настоящих имен и фамилий его персонажей (Баронет Поло-Уин, от фамилии

Ономастика для деловых данных Майнинг — Блог NamSor

Это реблог оригинальной статьи ParisTech Review.

Может ли интеллектуальный анализ данных помочь экономическому развитию?

На сегодняшний день основным бизнес-приложением ономастики является нейминг или брендинг: поиск правильного имени для вашей компании или вашего продукта, чтобы выделиться в мире. Примечательно, что Onoma — греческий корень имени — также является зарегистрированной торговой маркой Nomen, агентства по присвоению имен, основанного Марселем Боттоном в 1981 году. Первоначально Nomen лицензировала одно из изобретений Роланда Морено, генератор имен Radoteur, и создала множество отличительных и глобальных торговых марок. такие как: Винчи, Клио или Амунди.Но как только у вашего бизнеса появилось имя, стоит ли вам забывать об ономастике? Уже нет. Глобализация, цифровизация и большие данные открывают новые области для экспериментов с прорывными приложениями в области продаж и маркетинга, коммуникаций, управления персоналом и управления рисками. Хотя дискриминация названий сопряжена с высоким риском злоупотреблений, она также может открыть новые, неожиданные пути для развития бедных районов.

Наш человеческий мозг каждый день интерпретирует имена, как мы понимаем язык, как знаем ту или иную культуру или регион мира: вероятное меню ресторана, промышленный сектор компании… даже имя собаки может рассказать вам кое-что о его владелец.Личные имена (имя, фамилия, никнейм в Твиттере) несут значения, которые различаются в зависимости от языка и культуры, но часто составляют неотъемлемую часть личности.

Извлечение семантики из имен

Как именно работает мой мозг, не ясно даже мне самому, но что, если бы я мог запрограммировать компьютер для извлечения семантики из имен: предоставил бы он ценную бизнес-аналитику? Некоторые люди в США думают так. Центральное разведывательное управление (ЦРУ) имеет многолетний опыт извлечения информации из личных имен: еще в 80-х годах они использовали программное обеспечение для распознавания имен LAS, чтобы помочь идентифицировать российских шпионов, распознавать фальшивые личности, отслеживать советское влияние.LAS может положиться на ЦРУ, чтобы помочь собрать базу данных с одним миллиардом имен для калибровки программного обеспечения. Это примерно все развитое население мира в то время.

Достигнув резкого роста бюджетов США на безопасность и внешнюю разведку после 11 сентября, LAS задумалась о диверсификации и начала обращаться к другим рынкам: маркетинг, соответствие требованиям финансовых услуг (в частности, KYC, т. е. «Знай своего клиента»). LAS была приобретена IBM в 2006 году. Но чтобы еще больше усилить свое лидерство, в 2011 году агентства безопасности США использовали корпорацию MITRE, чтобы способствовать дальнейшему «инновациям в технологиях, представляющих интерес для федерального правительства».Задача № 1 заключалась в сопоставлении мультикультурных имен — технологии, которая является ключевым компонентом сопоставления идентичности, которая включает в себя измерение сходства записей базы данных, относящихся к людям. Использование включает в себя проверку права на получение социального обеспечения или медицинских пособий, выявление и воссоединение семей в операциях по оказанию помощи при стихийных бедствиях, проверку лиц в списках лиц, подлежащих наблюдению за поездками, а также объединение или удаление дубликатов записей в базах данных. Сопоставление имен людей также можно использовать для повышения точности и скорости поиска документов, анализа социальных сетей и других задач, в которых одно и то же лицо может упоминаться по нескольким версиям или вариантам написания имени».Имя говорит больше — или что-то другое — чем просто национальность происхождения. Например, бостонские террористы Тамерлан и Джохар Царнаевы носят имена с окончанием -v, типичным для славянских имен (которые встречаются в России или в Болгарии), но могут быть признаны выходцами с Кавказа. После взрыва в некоторых СМИ появилось сообщение о том, что ФБР не знало, что террорист из Бостона ездил в неспокойный Дагестан в России в 2012 году, потому что «его имя было написано с ошибкой в ​​проездных документах». Однако эта информация осталась неподтвержденной и, вероятно, неточной, учитывая огромные инвестиции США в технологию сопоставления имен.

В Европе правовая база для использования таких инструментов варьируется от страны к стране, но в целом очень строгая. Директива 95/46/ЕС Европейского парламента и Совета от 24 октября 1995 г. о защите физических лиц в отношении обработки персональных данных и о свободном перемещении таких данных, статья 8, гласит, что «государства-члены должны запретить обработку персональных данных, раскрывающих расовое или этническое происхождение, политические взгляды, религиозные или философские убеждения, […]».В принципе, эта директива распространяется и на органы безопасности, однако есть исключения, которые государства-члены могут интерпретировать по-разному.

Проводя различие между термином «дискриминационное этническое профилирование» и более распространенным «этническим профилированием» для описания практики принятия правоохранительными органами решений исключительно или главным образом на основании расы, этнической принадлежности или религии, Европейский Союз признает необходимость обеспечения безопасности. заставляет понять сложные отношения, которые существуют между национальностью, географией и более субъективными понятиями, такими как: этническое происхождение, культурное происхождение, цивилизации, религии.Как эти знания могут быть применены, как могут быть собраны данные, остается вопросом национальной безопасности. Известно, например, что Великобритания и Франция имеют разные взгляды на эту тему. В любом случае то, что на практике делают антитеррористические органы, не является публичной информацией.

Охрана, пограничный контроль и т. д. — это самостоятельный бизнес. А как насчет других секторов?

Информация о клиентах: деловой потенциал и этические вопросы

В области продаж и маркетинга ономастика может использоваться для обогащения базы данных клиентов информацией, извлеченной из имен, которые в противном случае были бы практически или экономически недоступны.Таким образом, ритейлеры и люксовые бренды — особенно в сфере продуктов питания, одежды и косметики, где этническая принадлежность играет значительную роль, — могут повысить эффективность сбора информации о клиентах и ​​использовать эту информацию для более эффективного взаимодействия через онлайн-каналы. Вторя опасениям, высказанным в начале 20-го века Джоном Ванамейкером: «Половина денег, которые я трачу на рекламу, тратится впустую; беда в том, что я не знаю, какая половина», такие компании, как L’Oreal, которые тратят несколько миллиардов долларов в год на коммуникацию и рекламу, постоянно пытаются повысить эффективность своего таргетинга.

Давайте рассмотрим более сложный пример, например, проекты государственно-частного партнерства (ГЧП) в горнодобывающей промышленности, энергетике или инфраструктуре. Эти проекты могут иметь значительные социальные последствия на территории и поднимать различные политические или экономические вопросы. Понимание географии населения и признание интересов сообществ, совместно проживающих на этой территории, может иметь решающее значение для получения поддержки со стороны всех заинтересованных сторон. Ономастика в сочетании с геодемографической сегментацией может помочь быстро построить географические карты, которые можно использовать как для принятия решений, так и для целей коммуникации.Автоматическая кластеризация имен — это базовая технология, которая поможет расшифровать сложные идентификаторы, присутствующие на больших или малых территориях (от континента до дороги). Цель состоит в том, чтобы отвечать на сложные вопросы и справляться с неизбежными разочарованиями посредством надлежащего общения. Где должна проходить трамвайная линия в многонациональном регионе? Как перераспределить оффшорные нефтяные доходы на земли?

Что касается отдела кадров, я недавно разговаривал с руководителем крупного европейского банка, который сожалел о том, что было направлено недостаточно надежных экспатриантов для контроля над крупным приобретением в стране БРИК, которое обошлось в списание в несколько сотен миллионов евро.Среди тысяч сотрудников европейского головного офиса банк мог узнать имена нескольких человек, которые, вероятно, согласились бы вернуться на родину. Наличие некоторых людей, знающих оба языка и обе корпоративные культуры, помогло бы преодолеть межкультурный разрыв между местным руководством и другими экспатриантами, сэкономив миллионы евро.

В цифровом мире ономастика предлагает новый взгляд на анализ социальных графов: она может помочь раскрасить интернет-сообщества, профилировать лидеров мнений в соответствии с их аудиторией.В Твиттере, например, вы можете легко создать каналы связи, хорошо ориентированные на определенное сообщество (бизнес-экспатрианты, туристы, мигранты, а также международные инвесторы…)

Давайте теперь рассмотрим провокационное и противоречивое использование ономастики, которое поможет нам перейти к теме этики. Разные культуры, национальности и социальное происхождение подразумевают разное поведение в отношении Денег и Риска: зарабатывать, сберегать, тратить, играть в азартные игры, инвестировать, жертвовать, рисковать смертью и терять все… Это факт, что люди с аристократическими именами (местами где есть такой объект, как аристократические имена), заработают больше и получат более дешевый кредит, чем люди с именами, типичными для низшего класса или недавней иммиграционной волны.Почему бы не срезать путь: банк может корректировать цену кредита в зависимости от имени заемщика; компания по страхованию автомобилей может скорректировать свою оценку риска (включая риски страхового мошенничества, опасного вождения…) в соответствии с именем в форме заявки. Им бы лучше измерить свой риск. Кроме того, они могли бы предлагать более конкурентоспособные цены для категорий клиентов и лучше ориентироваться на них с коммерческой точки зрения.

Такое использование вызывает большие споры, поскольку поднимает вопрос о равенстве (или неравенстве) и дискриминации.Но дискриминация — это факт, и ономастика может позволить нам лучше увидеть и понять, как она работает. Почему люди с разными именами должны в первую очередь ударять по стеклянным потолкам, независимо от их навыков? Казанова выбрал себе имя де Сейнгалт и задавался вопросом, добился бы д’Аламбер своей высокой славы, своей всеобщей репутации, если бы он довольствовался своим именем г-н Ле Ронд или г-н Оллраунд.

Я сторонник прав на равные возможности. И все же я построил мощный алгоритм дискриминации на основе имен.NamSor — это программное обеспечение для распознавания имен, которое применяет ономастику для анализа глобальных потоков денег, идей и людей. Как и любая мощная новая технология, она сопряжена с потенциальными рисками злоупотреблений, но я считаю, что от нее есть положительное применение.

Одно классическое приложение, в котором ономастика играет существенную роль, называется геодемографией: оно состоит в анализе социологии конкретной территории (включая культурное и этническое происхождение ее жителей), выведенной из открытых источников и данных переписи населения.Геодемографические данные могут быть полезным инструментом для обеспечения, например, того, чтобы все население имело равный доступ к государственным услугам, таким как больницы. Компания Experian является одним из лидеров в этой области, особенно сильным в Великобритании.

Эффективное использование больших данных и открытых данных считается критическим фактором для будущих умных городов: обеспечение динамического распределения ресурсов, более эффективного использования энергии, оперативного реагирования на кризис и т. д. Сочетание социальных сетей и мобильных приложений с геолокализованными устройствами открывает новые возможности.Признание разнообразия населения, живущего в пространстве и времени, может помочь в разработке более инклюзивных городов и транспортных систем. Сенсоры, которые различают популяции (в смысле восприятия), могут нарисовать четкую картину, необходимую для предотвращения дискриминации (в смысле предпочтения), и помочь обезвредить некоторые бомбы замедленного действия, тикающие тут и там.

Ориентация на диаспоры: переломный момент для развития?

Но наиболее многообещающее использование программного обеспечения, такого как NamSor, может быть в другом месте, хотя оно по-прежнему связано с территориальным равенством.Для менее экономически развитых регионов мира весьма характерно использовать свою слабость (более бедное население) как силу (более дешевую рабочую силу) для привлечения инвестиций. Идея состоит в том, чтобы запустить благотворный круг создания рабочих мест, развития инфраструктуры, лучшего образования, обращения миграционных потоков и т. д., широко известного как эффект магнита ПИИ. Регион становится более привлекательным и постепенно продвигается вверх по глобальной цепочке создания стоимости. Теряя конкурентоспособность с точки зрения дешевой рабочей силы из-за нового богатства своего населения, она развивает другую экономику, основанную на инновациях, услугах, туризме, потреблении.

Большинство стран осуществляют определенную политику направления потоков инвестиций в более бедные регионы как средство сохранения их территориальной сплоченности и целостности. Такая политика наиболее эффективна, когда она сочетается с успешными частными инициативами. Таким образом, целью многих агентств по продвижению инвестиций (АПИ) является не столько привлечение больших денег, сколько привлечение крупного бизнеса, который даст работу и поможет вырастить своих людей. Глобальная конкуренция за привлечение таких инвестиций ужасна.

У более бедных регионов есть еще одна слабость, которую можно превратить в силу.Эмиграция, как правило, является упущенной возможностью, но через несколько лет она порождает диаспору, которую можно использовать для привлечения инвестиций обратно в регион.

Например, в начале 80-х Ирландия предприняла решительные шаги, чтобы активно восстановить связи со своими эмигрантами или успешными бизнесменами ирландского происхождения. Ребекка Берри напоминает нам, что «еще в 1986 году Ирландия была одной из самых бедных стран в Европейском союзе, но [в 2002 году] она стала одной из самых богатых. Двигателем этого нового ирландского процветания стали прямые иностранные инвестиции (ПИИ).[Между 1986 и 2002] ирландцы почти все сделали правильно. Они привлекли огромные суммы денег из Америки — во многом благодаря вековым личным и семейным связям — и использовали эти деньги для строительства заводов».

В регионах Нинся, Ганьсу и Цинхай проживает наименьшее количество миллионеров в Китае. Но если бы они могли воссоединиться с теми немногими, кто у них есть, в Пекине, Шанхае или даже за границей, разве это не изменило бы ситуацию?

Для этой цели ономастика может быть полезным инструментом, и она послужила стратегии развития европейской страны, Литвы.

InvestLithuania является первым Агентством по продвижению инвестиций (IPA), которое использует узнаваемость имени для заключения сделок ПИИ. С тремя миллионами человек, проживающими в Литве, и почти одним миллионом литовцев, проживающих за границей, существует множество личных и семейных связей, которые необходимо использовать для привлечения новых инвестиционных проектов в страну. Программа распознавания имен NamSor помогла обнаружить эти связи. Еще один способ ускорить появление новых потенциальных клиентов для инвестиций — лучше понять и использовать существующую сеть иностранных бизнесменов в самой стране.Домас Гиртавичюс, старший консультант Invest Lithuania, сказал: «Мы были впечатлены точностью программного обеспечения для распознавания имен: оно надежно предсказывает страну происхождения, а количество ложных срабатываний полностью управляемо».

Этот проект с InvestLithuania был очень успешным, и поэтому меня пригласили принять участие во Всемирном литовском экономическом форуме (WLEF), который проходил в Вильнюсе в этом году, 3 июня. Этот Форум организован Глобальными литовскими лидерами (GLL), некоммерческой ассоциацией, миссия которой состоит в том, чтобы воссоединиться с литовцами и друзьями Литвы за рубежом.Я считаю, что GLL — отличная инициатива, предоставляющая стране богатый опыт из разных уголков мира во всех областях (политика, образование, культура, бизнес…), а также устраняющая некоторые культурные пробелы, которые неизбежно существуют. в такой матрице (место/домен). В частности, GLL помогает привнести элементы культуры США и Великобритании, такие как предпринимательство и деловые связи.

В то время как некоторые диаспоры, особенно выходцы из Средиземноморья, имеют тысячелетнюю культуру деловых и личных связей, другие страны с трудом приспосабливаются к новой ситуации.Какова ценность социальной сети, такой как LinkedIn, для ливанской диаспоры? Низкий. Что может быть лучше средства коммуникации в Марселе, чем «сарафанное радио» для запуска Massilia Mundi, которая стремится стать социальной сетью международной диаспоры этого города? Но для многих агентств по продвижению инвестиций (IPA) LinkedIn является важным инструментом. Например, в традиционной литовской культуре люди дорожат крепкими семейными узами и личными связями с близкими друзьями, но не поддерживают широкую сеть профессиональных связей или случайных контактов.Я полагаю, что многие страны находятся в аналогичной ситуации, когда специальная организация могла бы помочь воссоединить людей: для них могут иметь значение такие инструменты, как социальные сети, профессиональные базы данных и ономастика.

Может ли это работать и для регионов в Китае? В 2005–2009 годах, когда я работал в глобальной консалтинговой фирме, у меня была возможность управлять проектом в банковской сфере, в котором участвовали китайские и французские команды: команда в Париже, в которую входили несколько молодых выпускников ParisTech китайского происхождения и команда в Шанхае.Я помню волнение и удовольствие всей команды, в том числе и меня, от реализации проекта, связанного с Китаем, с возможностью поехать в Шанхай, попробовать кухню разных регионов Китая, познакомиться с китайской культурой. Несколько человек из этой команды, как французы, так и китайцы, сейчас находятся в Китае. Цзин, теперь мой близкий друг, вернулась в Шанхай в 2009 году, и я помню, как она все еще чувствовала сентиментальную привязанность к своему родному городу Сянтань, провинция Хунань, и была готова помочь всем, чем могла.Из этого опыта я понял, что если бы существовала такая организация, как «Глобальные лидеры Нинся, Ганьсу и Цинхай», она не часто встречала бы упреки, когда обращалась за помощью, деньгами или опытом. Такая организация могла бы очень помочь сократить экономический разрыв с другими регионами.

Технически китайские имена легко узнаваемы среди других национальностей или происхождения. Таким образом, запросив профессиональную базу данных, мы можем составить ономастическую карту директоров китайских компаний.Например, на следующих картах представлена ​​плотность китайских и японских бизнес-сообществ в Южной Латинской Америке относительно друг друга.

Источник: Factiva DF Copyright 2013 NamSorts.com NomTriTM NamSorTM – Все права защищены

Сколько из этих успешных китайских бизнесменов (или бизнесменов китайского происхождения) родом из Нинся, Ганьсу или Цинхая? Именно здесь прикладная ономастика может изменить правила игры. Не то чтобы все вопросы решены.В настоящее время доступное программное обеспечение позволяет обнаруживать явления, а не понимать их в совершенстве. Например, я хотел бы поделиться двумя визуализациями данных, созданными в рамках этой работы, которые я нашел красивыми и многообещающими.

Что мы здесь видим? Что-то — что-то, что еще нужно проанализировать и понять, но что-то, что может иметь большую ценность для тех, кто пытается найти и идентифицировать потенциальных инвесторов или лиц, принимающих решения.Китайские фамилии на самом деле вызывают особые проблемы, поскольку они использовались на протяжении многих веков, а редкие или менее распространенные имена со временем исчезли, и сегодня осталось только сто различных имен. Но имена по-прежнему несут региональные различия, поэзию и другую семантику. Корни могут быть почти невидимы, ономастика все же может их отследить. И чем сложнее отслеживание, тем ценнее находки.

Этот контент находится под лицензией Creative Commons Attribution 3.0 Лицензия

Вы можете делиться, копировать, распространять и передавать этот контент

Скачать документы: Onomastique for Business.pdf (английская версия) Onomastique et Big Data.pdf (французская версия) Зеркала: [Harvard.edu] [arXiv]

Нравится:

Нравится Загрузка…

Ономастика на открытом воздухе

Ономастика — это изучение имен, и когда мы выходим на улицу, мы не можем не стать ономатологами. Имена вряд ли несущественны.Каждый рассказывает историю.

Например, бегущие события. У нас есть имена, связанные с календарем: Spring Dashes, Turkey Trots, Jingle Bell Runs. И у нас есть названия, описывающие само событие, например Sundae Sunday (десятимильный забег с мороженым на финише) или Pi Day Run, который я провел, будучи старшекурсником, 14 марта в 15:14, и чемпион выиграл пирог. В этих названиях — таких как «Веселый забег с голыми булочками» — мы и рассказываем, и слышим историю. Это повествование происходит через метафору. Метафора берет что-то, что мы знаем, и соединяет это с чем-то другим, так что, соединяя два, казалось бы, несопоставимых элемента, мы немного узнаем об этом объекте.Например, в St. Paddy’s Day Five Miler мы берем две хорошо знакомые нам вещи — отпуск и расстояние — и соединяем их вместе, разум находит связь между ними. Поэтому, когда мы говорим о Бостонском марафоне, мы создаем метафору, а затем с помощью этой метафоры рассказываем историю, историю бегущего сообщества. Само имя становится стенограммой своего тезки.

Находясь на улице, мы вынуждены путешествовать по дорогам, и эти имена также рассказывают историю. Мои любимые дороги, которые соединяют два места.Я слышу сельскохозяйственную историю на улице Ферма-к-рынку в округе Скагит, рассказ о торговле между городами на улицах Чейни-Плаза-роуд, Текоа-Оксдейл-роуд, Текоа-Фармингтон-роуд, Уэверли-Спенгл-роуд и Уэверли-Плаза-роуд. Названия говорят о прошлой экономике этих сообществ, их жители возили товары из города в город. (Любопытно, что эти географические названия никогда не меняются местами. Это всегда дорога Чейни-Спокан, а не дорога Спокан-Чейни. Может ли здесь быть повествование?) Некоторые названия дорог имеют большой смысл, например, Споканская Хай. Драйв, или Клифф-Драйв, или Вэлли-Чапел-роуд, названия, говорящие о географии и достопримечательностях.Некоторые имеют мало смысла. Рядом с домом моих родителей находится Бэйвью-стрит, дорога проходит поверх того, что когда-то было сельскохозяйственными угодьями, и география ясно показывает, что нигде на ней никогда не было водоема, не говоря уже о заливе. Я видел Osprey Heights Drive в жилом комплексе, где скопы не летают. Но у этих названий дорог тоже есть своя история, о стремлении соединиться с природой, с землей, нетронутой застройщиками, с дикой природой, которая когда-то обитала в этом районе.

Эти названия событий, эти названия дорог — все они рассказывают истории о местах.Мои друзья-велосипедисты говорят — часто в тоне бравады — о районе Палауса, который они называют Страной Тысячи Собак. В Спокане я бегу через Уксусные равнины (где сто лет назад когда-то стоял завод по производству уксуса) к Фелони-Флэтс (суровая часть города рядом с зданием суда), возвращаясь домой по Рыбной лестнице (цепочка зигзагообразных улиц, вверх по Южному холму терпимо). Во всех этих местах, во всех этих именах есть история, история.

Земля тысячи собак, Уксусные квартиры, Квартиры уголовников… Во всех этих местах, во всех этих именах есть история, история.

Затем есть Лата, переименованная в долину Висельников в сентябре 1858 года, когда генерал Джордж Райт устроил резню нескольких коренных американцев и вождя Куалчана. Когда я путешествую по улице Форт-Джордж-Райт-драйв и проезжаю мимо Института Форт-Райт в Мукогава на территории бывшего колледжа Форт-Райт, я начинаю думать, что наш город считает Райта героем, и я сожалею о Долине палачей — названии и ее повествовании. – может быть, празднует, а не осуждает резню. В Латахе и Долине Висельников я слышу напряженное повествование, неуверенность в том, какую историю рассказать.Я думаю о том, как Лата Пресвитериан использовал это имя. Я не уверен, намеренно ли церковь выступает против повествования, рассказанного Долиной палача, но, идентифицируя этот район по его индейскому названию, эти пресвитериане — сознательно или нет — рассказывают другое повествование, чем нынешнее, доминирующее.

Имена так часто и так легко становятся монолитными, бесспорными, авторитетными. Когда генерал Джордж Ванкувер называет гору Бейкер в честь 3 rd лейтенанта Джозефа Бейкера, он стирает ее первоначальное название Кулшан (что переводится как «белый часовой»).И когда генерал Ванкувер называет гору Ренье в честь контр-адмирала Питера Ренье, повествования, заключенные в Тахоме (что переводится как «больше, чем Кулшан»), также стираются, повествование о завоевании занимает место историй, о которых когда-то рассказывали, и в земле.

Очевидной критикой здесь было бы утверждение, что имена империалистичны, что они накладывают культуру на туземную. Но это слишком просто. Имена делают больше, чем это. Когда мы используем имя, мы вступаем в разговор о земле, ее людях, ее обычаях, ее традициях.Когда поселенец называет местность в честь своей семьи, он начинает писать историю, которая неизбежно противостоит историям, уже рассказанным там. И это самая захватывающая и тревожная часть ономастики — какие нарративы мы рассказываем по именам, которые используем, а какие ускользают. //

NYC Встреча с Лаурой Клоусон, Ономастикой и Ясураги! (Фото с тяжелым текстом)

Я не хочу писать подпись. Почему ты заставляешь меня писать?

Кажется, сегодня самое подходящее время, чтобы опубликовать это, потому что мы все в снегу (что дало мне отличный повод не выполнять миллион поручений, которые у меня есть каждые выходные.Кофты и свитера для меня :). И я должен закончить этот дневник.

Около двадцати человек пришли в Spitzer’s в прошлое воскресенье за ​​политикой, картошкой фри и……… снегом! — наша первая встреча в сезоне и наша первая встреча в 2016 году. Было приятно увидеть старые и новые лица и наших неожиданных гостей Ономастик и Ясураги , а также Лору Клоусон из Кембриджа на выходные. .

Onomastic, Mets102, sidnora, Roaring Girl, Laura Clawson, NYCDem, No Exit, mattc129, Taylor Надпись не требуется

Великие Мимозы, Кровавые Мэри и Латте — показаны позже:).

RoaringGirl фотографирует стол. aoeu, путешествующий инкогнито, сиднора и никдем. Мне нравится эта фотография Сидноры! Слева от нее находится theRoaringGirl, а напротив — nycdem.

Спасибо замечательной Белинде за прекрасные фотографии. Вдвоем нам удается это сделать, но ее фотографии намного лучше.

Лаура Клоусон и mattc129

Это моя первая попытка ведения дневника на DK5, и это довольно просто — за исключением того, что было бы неплохо иметь фотографии меньшего размера рядом, но я не мог понять это.Может быть в следующий раз. Очевидно, форматирование это на стороне бла. Однако наши прекрасные жители Нью-Йорка компенсируют это. Как эти два:

Никдем и Катни

И эти господа:

No Exit и коэнзи (и картофель фри)

Я добавлю сюда еще несколько картинок, а затем добавлю еще пару в тело дневника.

Ням! Мец102 Truffle Mac & Cheese, а вот и мимоза

И последнее, но не менее важное: один из наших замечательных гостей: (ясураги не стал фотографироваться, и наш нью-йоркский завсегдатай, рубир, тоже ускользнул от объектива — однако на яс была шикарная розовая вельветовая куртка с розовыми шнурками в тон).

Белинда Риджвуд с невероятным ономастиком!

СЛЕДУЮЩАЯ ВСТРЕЧА В НЬЮ-ЙОРКЕ 28 ФЕВРАЛЯ 2016 ГОДА — 12:00. @ СПИТЦЕР С

НАВАХО

Ономастика – ЭНТРОПИЯ

Ма, мы давно не разговаривали, по-настоящему разговаривали.

Я не уверен, когда в последний раз у нас был разговор, в котором мы оба хотели участвовать, в последний раз, когда я слышал твой голос и не чувствовал, как мои кишки защищаются, готовые к натиску.Должно быть, были такие времена, прежде чем ты научил меня другому.

У нас был разговор, когда я был совсем маленьким. Ты помнишь? Ты присел рядом со мной перед еще не моей школой; солнце припекало наши одинаковые волосы, одинаковые руки, одинаковые лица. Я говорил тебе, что хочу, чтобы меня называли моим Белым Именем. Другим детям было бы легче, рассудил я. Ты заправила мои волосы за ухо и сказала, хорошо. Я не знал тогда, что сделал выбор, который ты дал мне намеренно, потому что ты был вынужден сделать это для себя.

Мы читали вместе. Ты был тем, кто познакомил меня с той особой любовью, которая приходит с приятными словами, которые, как ты знаешь, не следует принимать как должное. Я благодарен тебе за это, за часы, которые ты провел со мной на полу со стопками библиотечных книг, и за часы, потраченные на прикалывание новых слов на облупившихся обоях в ванной. Я с любовью вспоминаю гордость в твоих глазах, когда я использовал новое слово, например, «палиндром», когда говорил о своем Белом Имени, или «канцероген», хотя ты был менее доволен тем, как я отчитывал Пату.(Полагаю, вы думали, что для сыновней почтительности плохое предзнаменование, что я буду неуважительно относиться к вашему отцу, но он в любом случае бросил курить.) Мы читали все — книжки с картинками, статьи в энциклопедиях, детективы, сказки — до тех пор, пока мы не стали «я», и я ушел. ты позади.

Однажды на перемене, когда я учился в первом классе, ваши ученики окружили меня. Это было на том же участке бетона, где я впервые провел эту линию между собой и миром ради комфорта других. Солнце было таким же жарким, и наши волосы, наши руки, наши лица все еще были одинаковыми.К тому времени я был почти такого же роста, как некоторые четвероклассники, но мне казалось, что они возвышаются надо мной. Они спросили меня, как тебя зовут. Я не раздумывал, а учил их произносить по слогам. Эти девочки, должно быть, вернулись после перемены, распевая песню, которую они сочинили об этом — песню, которую я до сих пор помню, — нарушив тайну, которую ты хранил, чтобы защитить себя. В тот день после школы твоя спина спросила меня, почему я делюсь такими вещами. Тогда я не понял твоего молчания.

Когда вы назвали меня, вы знали, что лжете?

Вьенг: столица, центральный узел; подарок, разделенный и переданный от вашей матери.

Я увидел твое лицо, когда впервые пришел домой без восемнадцати дюймов волос, которые у меня остались. Если бы я не знал, как сильно ты гордишься тем, что не ругаешься, я бы прочитал это выражение как «О, черт, я думаю, моя дочь серьезно относится к этому лесбийскому дерьму». Но ты никогда не окажешь мне честь, узнав меня таким. Ты все еще не смотришь моему партнеру в глаза. Мой друг, ты звонишь ей, надеясь, что твоя семья никогда не узнает правду. Вы говорите, что они не поймут, но они всегда хвалят меня за мои короткие волосы, мои мужские штаны, мои сильные руки, а вы говорите мне похудеть, когда я снова буду встречаться с мальчиками.

Не знаю, понимаете ли вы, что дистанция пришла задолго до странности; белая соседка моей сестры по комнате может говорить на вашем языке больше, чем я.

Самай: культура, традиции; как меня назвали, но не так, как я был воспитан.

В тот день в четвертом классе, когда я пришел к вам и сказал, что хочу быть евреем, вы сказали: Хорошо, если вы изучите все доступные варианты и решите, что лучше для вас. (Хотелось бы, чтобы вы так же ответили на мой пол.) Я ожидал от моей матери-меннонитки сопротивления, которого так и не последовало, но в моем возрасте у вас, вероятно, был такой же разговор с вашей матерью: Ма, я хочу быть христианином . Не знаю, что бы она сказала; возможно, она была удивлена, или, может быть, вы оба осознавали, что травма — одна из тех вещей, которые могут заставить ребенка усомниться в своей религии. Неудивительно, что я до сих пор.

О твоём детстве я знаю в основном цифры: две попытки в третьем классе, четыре дома от Сатико, восемь выстрелов из пневматического ружья твоего отца, четыре года в лагере для беженцев.Я знаю, что ты использовал банановый лист как зонт, когда был совсем маленьким, и я знаю, что ты ушел посреди ночи. И я знаю, что ты не любишь говорить об этом. Я полагаю, мы никогда не будем.

Я думаю о синяках, которые ты оставил на моих руках, ногах, шее — синяках, которые, вероятно, зеркально отражают следы, которые были у тебя когда-то, — и мне интересно, были ли у твоей матери такие же. Я думаю о тайнах и тишине, о том, как моя правда изгибается, чтобы соответствовать твоему рту, даже если к тому времени она совершенно неправильной формы, и я удивляюсь, как мои дети могут знать своих предков, если я не знаю своих историй.Я думаю о тех моментах перед школой и задаюсь вопросом, дам ли я своим детям белые имена или лаосские имена, говорящие о политике ассимиляции задолго до того, как они поймут, что означает слово насилие .

Знали ли вы, когда вы меня назвали, что я не смогу произнести свое имя правильно с первой попытки, даже во взрослом возрасте? Что я буду делать со своим именем каждый день то, что я сделал с твоим в тот день, когда учил твоих учеников, что ты другой?

Может быть, однажды я скажу тебе, что мое имя до сих пор горько на вкус, не как слезы или желчь, а как привкус маринованных свиных ушей и овощей, которые я никогда не смогу назвать, и сладко, как липкий рис и еще более липкий ананас. сока, и круглый, как звук смеха Пату.

В моем имени скрывается что-то, что подрывает то, как вы нас воспитали, вдали от всего, что могло бы заставить вас вспомнить.

Мне нравится думать, что ты сделал это нарочно.


Viengsamai Fetters — американка лаосского происхождения, изучающая литературу (среди прочего) в Университете Майами. Они работают младшим редактором в F(r)iction и в качестве EIC публикации своего кампуса femellectual. Viengsamai живет в Огайо со своей партнершей Лорен и несколькими растениями, чудом сохраняющими жизнь.

Загрузить PDF-версию

Последнее изменение ономастики: 31 января 2020 г., приглашенный участник

Введение в ономастические свидетельства в генеалогии

Далила Таунсенд Корнелл и ее тезка

Считали ли вы когда-нибудь, что имя является ключом к отношениям в вашей семейной истории? Если да, то вы уже экспериментировали с ономастическими свидетельствами в своей генеалогии!

Ономастика, или изучение происхождения, истории и использования имен собственных, иногда является полезным индикатором взаимоотношений в генеалогических исследованиях.Однако в историях с хорошо задокументированными личностями и отношениями шаблон именования может в конечном итоге остаться незамеченным как слегка интересный, но не относящийся к делу. Требуют ли эти случаи более внимательного изучения ономастических свидетельств?

Согласно истории места Достопримечательности округа Стьюбен, Нью-Йорк, Далила Таунсенд, первая жена Смита Корнелла, умерла в 1829 году. Федеральная перепись 1830 года указывает на пятерых сыновей и двух дочерей, но пока я знаю только имена из четырех сыновей: Смита, Хирама, Сократа и Гамильтона.

Гамильтон Т. Корнелл прожил жизнь авантюриста, хотя вы могли бы назвать ее жизнью негодяя, в зависимости от вашей точки зрения. В любом случае, слово «страсть к перемене мест», похоже, подходит ему. Он оставил свою жену и шестерых из восьми детей в Нью-Йорке, чтобы искать свое «состояние» — включая судебные процессы, шахтерские лагеря, продажу чудодейственного эликсира и проделать весь путь до Калифорнии с еще двумя женами и, по крайней мере, еще пятью детьми в его поминки. (Чтобы отследить его во времени, вы можете начать с этих переписей: 1850, 1855, 1860, 1860, 1870, 1875 и 1880 годов.)

Одну из них он назвал Далила.

Ономастическое свидетельство может принимать различные формы. Традиционные модели именования могут дать подсказки к именам родителей. Имена могут содержать подсказки к приоритетам родителей (например, библейские имена). Однофамильцы могут намекать на уважение родителей к лауреату.

Я нахожу удивительным, что спустя много времени после смерти Далилы Таунсенд Корнелл, вдали от глаз своей семьи, Гамильтон-авантюрист назвал дочь в честь своей матери.

Имея ограниченные детали генеалогии, я иногда забываю, что люди сложны. Детали, оставленные Гамильтоном Корнеллом в официальных документах и ​​напечатанные, представляют собой одну составную картину, и легко упустить из виду детали, которые не подтверждают ее, например те, которые предполагают, что свободный авантюрист любил свою мать и скучал по ней.

Другие виды

Я не эксперт по ономастическим исследованиям, но это одна из областей, о которой я надеюсь узнать больше в течение этого года.Обязательно напишу еще на эту тему в будущем! А пока вот некоторые ресурсы, которые вы можете просмотреть!

А ты?

У вас когда-нибудь был прорыв, который начинался с подсказок, засеянных личным именем или фамилией? Расскажите мне о своих удивительных открытиях, связанных с ономастическими свидетельствами, в комментариях ниже!

PS…

Это все веселье и игры, пока ваши генеалогические исследования не обнаружат что-то ужасное. На следующей неделе мы поговорим о том, что делать, если это случится с вами.

 

определение слова парономастика в The Free Dictionary

Превращение физической пищи в духовную эффективно подсказывает парономастическая игра «пост[еда]» — «пир» (1. Если у меня есть одна реальная оговорка по поводу этой книги, так это то, что в попытке сделать Хайдеггера еще более доступный для англоязычных читателей, он почти полностью затемнил фундаментально немецкое измерение творчества Хайдеггера, например, его связи с Хайматом, Гёльдерлином и поэтическое движение языка, которое оживает в собственном творчестве Хайдеггера с его бесспорным предпочтением парономастических конструкций. и философские этимологии.В основе этого утверждения лежит противоречивый взгляд на поэтическое вдохновение: несмотря на парономастическое присутствие Лауры в пейзаже и ее портрет, который Петрарка носит в своем сердце (RVF 90), поэт считает себя способным искать и опровергать поэтическое вдохновение. Парономастическое «роковое видение» кинжала направляет убийцу к будущим действиям (36), а синтаксическая плотность предполагает, что и узурпатор, и клинок являются орудиями судьбы: «такое орудие я должен был использовать» (43). Стихотворение повсюду сохраняется сложная, продуманная просодия, которую, возможно, лучше всего описать термином «парономазия» Романа Якобсона: буквально «почти называние».В своей книге «Язык в литературе» (1987) Якобсон определяет отличительный признак просодии как соответствие одних и тех же звуков музыкальной цели: «Парономазия, семантическое противопоставление фонематически сходных слов независимо от какой-либо этимологической связи». (31) Ярким примером этого явления у Якобсона является фраза из «Ворона» Эдгара Аллана По — «бледный бюст Паллады» (32) — в которой фонематическая близость «бледного» и «Паллады» имеет эффект. сродни тому, что де ла Сельва делает с «Devil» и «Revel.Парономастические качества «Дома с привидениями Леона» богато украшены, почти в стиле барокко. В этих главах Каллахэм приводит два основных аргумента, один из которых касается того, что он называет «парономастической инфинитивной конструкцией», т. е. q[a.bar]tol yiqt. [o.bar]l, и один, относящийся к самостоятельному инфинитивному абсолюту. Парономастический образ чувства, полностью обволакивающего свой объект. очерк об антиаристотелевской, «парономастической» логике «Аналектов».Джован Баттиста Пеллегрини предположил, что купцы и другие западные путешественники принесли парономастическую шутку обратно в Венецию и другие итальянские порты (250–251 гг.). Это не относится к Алеко, который не может смириться с цыганской концепцией воли/свободы ( volia) и вследствие этого разрушается в парономастической структуре текста. Блестящий стиль Набокова и неуловимые, часто парономастические аллюзии уравновешивают скрипучие, подчас деспотичные условности романа: «отредактированные» бумаги, висельная исповедь и обращения к читателю, а также ироничные сюжетные приемы: обнаруженный дневник, случайная смерть Шарлотты, прозрачные перевоплощения Квилти (блестяще сыгранные в фильме Питером Селлерсом), внезапное похищение Лолиты, неожиданное письмо замужней бывшей нимфетки и мелодраматическое убийство ненавистного соперника Гумберта и демонического угнетателя.
Ономастический портрет: ОНОМАСТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ» – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх