Дорога в никуда фото: D0 b4 d0 be d1 80 d0 be d0 b3 d0 b0 d0 b2 d0 bd d0 b8 d0 ba d1 83 d0 b4 d0 b0 картинки, стоковые фото D0 b4 d0 be d1 80 d0 be d0 b3 d0 b0 d0 b2 d0 bd d0 b8 d0 ba d1 83 d0 b4 d0 b0

Содержание

Обои для рабочего стола Дорога в никуда фото

Похожие обои на Дорога в никуда:


Notice: Trying to get property ‘translit’ of non-object in /home/admin/web/bankoboev.ru/public_html/app/prosmotr.php on line 63
Мнения и комментарии к данной картинке Комментариев к данной картинке пока нет.

Совет по выбору обоев — Разрешение экрана:

Очень важно при выборе обоев для рабочего стола учесть разрешение экрана. Разрешение – это свойство экрана, которое характеризует размер «картинки» (высота/ширина), и выражается в относительной величине, пикселях. Разрешение экрана зависит, в первую очередь, от размеров и пропорций монитора, а также от видеоадаптера, установленного на компьютере. С помощью нажатия правой клавиши мыши на рабочем столе, вы можете посмотреть свойства вашего экрана. Среди прочих и разрешение экрана. Если же вы обладатель такой ОС, как Windows 7, то во всплывающем окне по нажатию правой кнопки мыши будет отдельный пункт, который так и называется – «Разрешение экрана». Кстати, там же вы сможете это самое разрешение и изменить. Наиболее распространенными являются такие форматы, как 1280*800, 1280*1024 и 1600*1200. Полное соответствие размеров картинки с вашим разрешением, вовсе, не является обязательным. Достаточно, чтобы сохранялось соотношение сторон, тогда вы можете установить картинку с меньшим или большим расширением, главное, чтобы она не была совсем уж меньшего формата, поскольку это не лучшим образом скажется на качестве изображения.

Атлантическая дорога и мост в никуда. Норвегия. Описание, фото.

Атлантическая дорога – это участок дороги №64 в Норвегии. Он соединяет остров Аверёй с материком и полуостровом Ромсдальшальвейя. Это потрясающий маршрут с туристической точки зрения.

Во всем мире его знают как Atlantic Ocean Road, а в Норвегии официально называют Atlanterhavsvegen. Местные жители часто зовут его пьяным мостом из-за извилистого маршрута.

Где находится

Атлантическая дорога соединяет города Веванг и Карваг в юго-западной части Норвегии.
Географические координаты 63.016705, 7.348703

Общие сведения

Главная особенность этого маршрута в том, что он пролегает по нескольким скалистым островам. Часть островов заселена.

Обратите внимание на Мост Адама между Индией и Шри-Ланкой.

Длина Атлантической дороги 8274 метра. Ширина проезжей части – 6,5 метров. Максимальный уклон – 8%. Дорога проходит через несколько дамб, виадуков и мостов. Всего на пути 8 мостов общей протяженностью 891 метр.

Мост в никуда

Самый известный мост Атлантической дороги – это Стортсесундет (Storseisundet). Он находится в средней части пути. Он же и самый длинный. Его протяженность 260 метров, а высота над уровнем моря 23 метра.

Мост Стортсесундет

Интересный факт – этот мост с определенного ракурса кажется трамплином. За это его иногда называют «мост в никуда».

Мост Стортсесундет. Он же «Мост в никуда»

История и строительство Атлантической Дороги

Еще в начале 20 века здесь планировали построить железную дорогу. Но позже от идеи отказались. В 1970-х годах вновь вернулись к проекту дороги по островам. На это раз решили построить автомобильную дорогу.

Строительство началось 1 августа 1983 года. А 7 июля 1989 года дорогу торжественно открыли для движения.

Интересный факт – За время строительства, дорога была повреждена штормами 12 раз.

Стоимость проекта составила 122 млн. норвежских крон. Из них государство оплатило 75%. Остальное было получено в виде ссуды за последующую оплату проезда по этому участку. Планировалось брать плату за проезд по Атлантической дороге в течение 15 лет. Но уже к июню 1999 года ссуда была полностью погашена. С тех пор проезд стал бесплатным.

Интересный факт – более десятка автопроизводителей снимали рекламные ролики на Атлантической Дороге.

Атлантическая Дорога в туризме

Сейчас это не только важный транспортный путь, но и популярный туристический маршрут. Он является объектом культурного наследия и считается Национальным туристическим маршрутом Норвегии.

Интересный факт — В 2005 году Атлантическая Дорога получила премию «Строение столетия Норвегии».

На островах создано несколько туристических объектов. Здесь есть рестораны, дайвинг-центр и 4 смотровые площадки с автостоянками. Кроме этого есть места, где можно порыбачить. Если очень повезет, то в прибрежных водах можно увидеть даже китов.

Интересный факт — В 2009 году с мая по август дорогу посетили 258 654 человека.

Кроме автомобильной дороги, здесь есть и пешеходные маршруты

Атлантическая Дорога видео

Что такое «Дорога в никуда»?

Предыстория такова. В 1992 году историк и археолог Михаил Иванович Крайсветный участвовал в работе по реабилитации жертв Новочеркасской трагедии. Вместе с представителями московской военной прокуратуры они эксгумировали останки расстрелянных, захороненные на старом цыганском кладбище в стороне от посёлка Тарасовский.

Однажды к ним подошёл бульдозерист, работавший в песчаном карьере неподалёку и рассказал, что нашёл какие-то странные плиты. При осмотре карьера было обнаружено следующее: под песками на дне карьера обнаружились каменные плиты толщиной в несколько десятков сантиметров. Плиты имели почти прямоугольную форму. На одной паре плит было найдено соединение типа «в замок», то есть выступ одной плиты входил в паз другой. На обратных поверхностях плит были обнаружены борозды образующие узоры.

Вот фотографии этого момента, любезно предоставленные М.И. Крайсветным:


Отмытая от песка «дорога» на дне карьера. Фото из архива М.И. Крайсветного


Оборотная сторона плиты с бороздами. Фото из архива М.И. Крайсветного

Подивившись обнаруженному, группа вернулась к своей основной задаче.

Через 17 лет после этого случая Михаил Иванович стал другом и идейным вдохновителем нашей группы энтузиастов изучения родного края «Донские Зори». И не дававшая ему покоя все эти годы находка в Тарасовском районе была включена в программу наших исследований.

О первых впечатлениях от знакомства с этим объектом в 2009 году был написан рассказ «Дорога в никуда», опубликованный на портале «Донские Зори», вызвавший много шума и мгновенно растащенный по разным Интернет–ресурсам. Многие из фотографий, расположенных в фотогалерее ниже, публикуются здесь впервые.

После написания статьи начались изучение геологии района, консультации с геологами и уточняющие выезды на объект, очень быстро поставившие всё на свои места.

Параллельные полосы на поверхности плит — следы от зубов ковша экскаватора. Надеюсь, это понятно всем без дополнительных объяснений.


Следы работы экскаватора

По сути, этот карьер можно было бы использовать как наглядное пособие по изучению геологии района. Такая плита из сливного кварцита часто встречается в карьерах от Северского Донца до Среднего Дона.


Карьер в 2 км от «дороги». Видна плита кварцитов и её обломки на осыпи


Плита в карьере в 10 км от «дороги» в виде линзообразных тел.

По стратиграфии (последовательности чередования слоёв пород) было ясно, что в карьере «дороги» вскрыт бучакский (лютетский по международной классификации) ярус среднего эоцена (40-48 млн. лет).

А вот его описание из «Геологии СССР»; текст полужирным начертанием выделен мной:

Отложения среднего эоцена представлены почти исключительно песками с прослоями кварцитовидных песчаников, образующих в ряде районов довольно мощные (до 8—10 м) линзообразные залежи промышленного значения (динасовое сырье). На западе рассматриваемого района (бассейны рек Глубокой, Калитвы, Быстрой) бучакская свита слагается в общем однородной толщей светло-серых мелко-среднезернистых глауконито-кварцевых песков, обнаруживающих в ряде случаев четкую косую слоистость (образованную, видимо, морскими течениями). В нижней части толщи обычно прослеживается горизонт грубозернистых песков или галечника мощностью до 4—5 м, с разноцветными гальками кремня и кварца и с зубами акул. В вышележащей части толщи, мощность которой не превышает 25—30 м, встречаются обломки стволов и листья окремнелой древесины, а также «ризолиты», представляющие собой, видимо, окремнелые ходы илоедов.

Геология СССР. Том 46. Геологическое описание. Ростовская, Волгоградская, Астраханская области, Калмыцкая АССР, М., изд-во «Недра», 1970, стр. 386

Вот несколько фотографий разрезов карьера, где находится «дорога».
Я стараюсь не загружать вас цитатами, поэтому на фотографиях будут и дополнительные аргументы в пользу бучакского яруса.


Пески с косой слоистостью


Зеленоватые тонкоотмученные глины на нижней поверхности плит

Итак, эта плита из сливного кварцита не уложена неведомыми древними цивилизациями, а является хорошо известным геологическим объектом. С полосами на внешней поверхности мы разобрались, но как быть с «узорами» снизу плит?

Строго говоря, с верхней и нижней поверхности плиты покрыты коркой довольно непрочного песчаника, с нижней стороны переходящего в жёлто-зелёный слой мергелей с многочисленными следами жизнедеятельности, по-видимому, илоедов. Он довольно непрочен и разлагается, оказавшись вблизи поверхности, неравномерно и довольно прихотливо.


Обратная сторона плиты

В слое оранжевого песка, подстилающего плиты, находятся выкрошившиеся обломки этого слоя, принятые нами ошибочно во время первого посещения за «щебёнку».

Что касается прямоугольности плит. Можно говорить только о близости к этой форме. Сливные кварциты нашей области очень часто раскалываются на подпрямоугольные блоки, вне зависимости от толщины.

Все оставшиеся в карьере плиты также отличаются размерами, иногда значительно.

Резюмируя, можно с уверенностью утверждать, что «Дорога в никуда» — чисто природный объект.

Готов ответить на ваши вопросы, уважаемые читатели!

Тэги публикации:
загадкиисследованиякраеведениегеология

Дорога в никуда (США) – фото, мистика, история и легенда

В штате Нью-Мексико, недалеко от Альбукерке, есть автотрасса, которую местные жители называют «дорогой в никуда». Начиная с 2000 года только по официальным данным бесследно исчезли 17 проезжавших по ней человек.

Полиция штата и управление по туризму долгое время не желали говорить о пятнадцатикилометровом отрезке шоссе, где таинственно пропадали отдельные водители, а в некоторых случаях и целые семьи. Но вскоре мистические исчезновения людей довели эту ситуацию до критической отметки и замалчивать факты стало просто невозможно.

Дорога буквально проглатывает людей. Она ведёт к горному массиву Сан-Матео, где и заканчивается. Зачастую туристы хотят проехаться по трассе и полюбоваться красивым видом, но с возникновением дурной славы автотрассы, количество желающих немного поубавилось. Местные водители вообще советуют не рисковать и держаться от неё подальше.

На повороте, перед началом этого таинственного участка, есть небольшое кафе,  которое посещают туристы прежде чем отправиться в дальнейшее путешествие. Некоторые из них уезжают и больше не возвращаются. Поисковые операции не приносят никаких результатов.

«С этой дороги никуда не свернуть» — говорит патрульный Роберт Келли, — «Вокруг нет ничего, что могло бы показаться опасным. Такое впечатление, что люди просто растворяются в воздухе…».

Официантки и повара кафе рассказывают, что к ним иногда приходят посетители с расспросами об исчезнувших друзьях и родственниках. Один такой случай произошел с целой семьей из Чикаго — супругами Милли и Томасом Уолдруг и их детьми — сыном Джо и дочерью Лайзой.

«Миссис Уолдруг сказала, что отлучится на полчасика — прокатится по дороге с детьми, пока муж читает газету за чашечкой кофе» — вспоминает владелец кафе, — «Она предупредила, что скоро вернётся, но так больше и не появилась…».

Многие сыщики, ученые и даже экстрасенсы пытались разгадать тайну исчезновения людей, но все их попытки оказались тщетными и злополучная дорога получила эпитет сухопутного Бермудского треугольника.

Возможно вам будет интересно: Шоссе №666 — дьявольская дорога смерти.


 

дорога в никуда — Translation into English — examples Russian

These examples may contain rude words based on your search.

These examples may contain colloquial words based on your search.

Думаешь, такому умному парню, как я, непонятно, что это дорога в никуда?

You think a guy as smart as I am doesn’t realize that that’s a road to nowhere?

Многомиллиардная дорога в никуда.

Это была дорога в никуда.

Это дорога в никуда.

Поверь мне, это дорога в никуда.

Другой обсуждаемый вариант, а именно проведение специальной встречи заинтересованных стран для согласования текста «простого» договора и проведения ее результатов через Генеральную Ассамблею Организации Объединенных Наций — это, по нашему мнению, дорога в никуда.

The other option under discussion — namely, to hold a special meeting of the countries concerned to agree upon the text of a «simple» agreement, and have its results endorsed by the General Assembly — would be a road leading nowhere.

Это дорога в никуда!

«Клиника» 6-й сезон, 8-я серия «Моя дорога в никуда«

Itasa Team Scrubs proudly presents Scrubs — Season 06 Episode 08 My Road-trip VO subtitles

Это была дорога в никуда.

Дорога в никуда — OCCRP

OCCRP и KRIK

4 Декабря 2019 г.

Tweet this Share this on Facebook Поддержать нас

В родной Индии на Аруна Панчарию наложили санкции за манипулирование рынком: ему на десять лет запретили операции с ценными бумагами и закрыли доступ к рынку капиталов. В Дубае его оштрафовали за то, что он представил финансовой инспекции ложную информацию.

А в Сербии крупный проект по строительству автомагистрали отложили почти на три года, поскольку Панчария пообещал представить правительству расчетно-аналитическое обоснование, а затем пошел на попятный и исчез.

Фото: Facebook Арун Панчария

Тем не менее лондонское агентство по регистрации юридических лиц Formations House учредило и зарегистрировало для него банк в Гамбии — во всяком случае, ему так сказали.

OCCRP получил от группы активистов Distributed Denial of Secrets архив электронной переписки между Панчарией и Formations House и выяснил, с какой легкостью бизнесмен застолбил место в офшорном банковском секторе.

Сотрудники Formations House создали финансовое учреждение в Гамбии и предоставили Панчарии все атрибуты солидного «белого» бизнеса — от адреса до лицензии. Панчария назвал банк Global Suvarchase Bank Ltd.

🔗Formations House Responds

«AC Online Ltd T/A Formations House проверяет всех контрагентов в соответствии с постановлением Королевской налогово-таможенной службы о противодействии отмыванию денег от 2017 года. Formations House — торговая марка, представленная на рынке услуг уже более 15 лет. И, как все агенты в нашей сфере, после создания и регистрации компаний мы не контролируем их деятельность и действия их руководства.

«Как агентство по регистрации юридических лиц, мы соблюдаем правила противодействия отмыванию денег и проводим даже более доскональную проверку контрагентов, чем требует Регистрационная палата Великобритании при образовании юридического лица через интернет. Регистрационная палата тоже не контролирует тысячи зарегистрированных через ее онлайн-портал компаний, которые занимаются мошенничеством. И у нас нет возможности контролировать или отслеживать их деятельность».

«Все контрагенты, для которых агентство Formations House зарегистрировало компании, прошли необходимую финансово-юридическую проверку», — добавила она.

Также Павар сказала, что просочившиеся данные были похищены, что компания столкнулась с попыткой вымогательства. Но, несмотря на просьбы журналистов, она не подкрепила это заявление доказательствами.

ПоказатьСкрыть

Не факт, что в Formations House знали о непростом прошлом Панчарии, но в агентстве должны были выяснить подробности. Незадолго до того, как Панчария стал клиентом компании, за несоблюдение правил проверки она получила предупреждение от британского органа по борьбе с отмыванием денег — Королевской налогово-таможенной службы (HMRC).

HMRC отказалась комментировать расследование деятельности Formations House и принятые против агентства меры, заявив, что не может обсуждать вопросы, которые касаются конкретных предприятий.

Но, судя по просочившейся переписке, менее чем через год после предупреждения владелица Formations House Шарлотта Павар не только продала Панчарии то, что она выдала за офшорный банк, но и лично написала ему письмо с советами, как составить коммерческое предложение, чтобы оно выглядело более солидным.

Когда Панчария прислал компании почти бессвязное предложение со множеством противоречий и грамматических ошибок, Павар посоветовала ему «как следует всё обдумать».

Отметив, что он в общих чертах описал компанию, которая занимается и банковским обслуживанием, и слияниями и поглощениями, и управлением инвестициями, она написала: «Банк не может предлагать все эти услуги под одной крышей. Обычно для различных видов деятельности он создает отдельные фирмы».

В отличие от большинства клиентов Formations House, нацеленных на гамбийский офшорный сектор, Панчария действительно стремился заполучить банковскую лицензию Гамбии.

Фирмы, которые получил Панчария и другие клиенты Formation House, были фиктивными, поскольку их зарегистрировали через неофициальный реестр юридических лиц в Гамбии.

В Formations House Панчарии не сказали, что у агентства вообще нет разрешения на открытие банков и выпуск банковских лицензий в Гамбии, а следовательно, его банк будет юридически недействительным. То есть в итоге он получит просто компанию-пустышку, похожую на банк.

В октябре 2017 года в течение недели Formations House передало Панчарии «временную лицензию» для Global Suvarchase Bank, а также адрес в столице Гамбии Банжуле. А чуть более месяца спустя агентство отправило ему документ, который якобы был генеральной лицензией. Но на самом деле его изготовили сотрудники агентства.

OCCRP идентифицировал три зарегистрированные в Великобритании компании, которые принадлежат фиктивным гамбийским банкам и организациям. Помимо Global Suvarchase Панчарии этоe Revenue Group Global и Banque Universal.

Неясно, для чего Панчария использовал свой новый «банк», но через него он зарегистрировал в Великобритании компанию с очень похожим названием.

Панчария сказал репортеру OCCRP, что учредил банк, чтобы получать налоговые льготы и проводить валютные операции, но прекратил деятельность, обнаружив, что гамбийское правительство не согласовало лицензию.

«Когда занимаешься офшорным банковским делом, хорошо, если у тебя есть банк в Швейцарии или Люксембурге, — сказал он. — Гамбия — первая страна в Западной Африке, которая разрешила… офшорный банковский бизнес. Остальные страны пока такого не предлагали. Вот почему это хорошо».

Но сейчас Suvarchase «свернул деятельность», добавил он.

Также Панчария заявил, что не нарушал никаких законов в Индии, что дело в отношении него — результат личной вражды.

Он добавил, что Верховный суд до сих пор не рассмотрел его апелляцию. «Я ничем не манипулировал», — сказал Панчария.

У Suvarchase по-прежнему есть действующий сайт, но он пестрит ошибками и опечатками.

Другим клиентам за полную банковскую лицензию Formations House выставлял счета на сумму от 45 000 до 130 000 фунтов стерлингов. OCCRP нашел подтверждение только того, что Панчария заплатил агентству порядка 40 000 фунтов.

В разделе под названием «Видение» на сайте сказано: «Мы меняемся, чтобы стать образцовым учреждением, которое предлагает услуги офшорного Частного Банковского Обслуживания обеспеченным лицам и всем участникам корпоративного сегмента Мирового Рынка».

Фото: Global Suvarchase Bank Страница сайта Global Suvarchase Bank

Письма Панчарии в Formations House обычно были не длиннее его внушительной подписи: в конце каждого сообщения он в подробностях перечислял семь должностей, в числе которых были «генеральный консул Либерии в Дубае» и «директор Торговой палаты международного бизнеса в США» — OCCRP так и не удалось выяснить, существует ли на самом деле такая организация.

Фото: OCCRP Поддельная банковская лицензия, которую Арун Панчария получил для своего Global Suvarchase Bank

Также в его подписи красовалась должность председателя наблюдательного совета компании G.I.D.C. Doo, у которой был договор, как он не преминул отметить, с правительством Сербии.

На самом деле G.I.D.C. — сомнительное предприятие, которое так и не начало работу. В 2013 году его совместно учредили сербское правительство и дубайская компания Панчарии Global Capital Advisors Management, чтобы инвесторы из ОАЭ могли финансировать строительство автомагистрали в Сербии.

Через пять месяцев правительство подписало соглашение с G.I.D.C.; компания должна была представить Сербии расчетно-аналитическое обоснование и обеспечить подготовку технической документации для проекта дороги стоимостью 27,3 миллиона долларов.

Одобривший соглашение Велимир Илич, который занимал пост министра строительства и городского планирования, рассказал, что тогда в Сербии появилось немало богатых арабских инвесторов, искавших возможности для капиталовложений.

«Этот парень (Панчария) пришел с одним из [арабских] шейхов, — вспоминает Илич. — Они убедили нас, что он выполнит проекты безвозмездно, в качестве подарка. Но когда мы звонили им, чтобы выяснить, как идут дела… никто не отвечал».

В интервью сербским СМИ Панчария называл строительство магистрали «очень важным стратегическим проектом», который соединит Румынию и Украину с Адриатическим морем.

Фото: PRNewsFoto/Global Finance & Capital Арун Панчария (слева) подписал договор о намерениях с Велимиром Иличем, который на тот момент был министром строительства Сербии

Но, по словам Илича, он с самого начала с сомнением отнесся к планам Панчарии. Он назвал индийского предпринимателя «очень подозрительным», поскольку тот слишком настойчиво требовал, чтобы сербское правительство выдало ему официальные документы.

«Ему не терпелось подписать бумаги, — сказал Илич. — Он постоянно сидел то в правительственных, то в финансовых учреждениях… Но стоило ему получить договор и документы от правительства, как он исчез».

Илич считает, что Панчария либо искал возможность отмыть деньги, либо хотел получить документы, чтобы собрать деньги инвесторов в ОАЭ. Тем не менее сербские власти официально не расследовали возможные преступления индийского предпринимателя.

В октябре 2016 года сделка сорвалась, но договор с G.I.D.C. был еще в силе, и правительство не имело права искать других инвесторов. В итоге планы Белграда по строительству дороги между сербским городом Пожега и Черногорией пришлось отложить почти на три года.

Панчария отверг слова Илича и заявил, что компания G.I.D.C. выполнила все обязательства, а проект провалился по вине Белграда. Бизнесмен сказал, что в процессе потерял миллион евро.

«Мяч все время был на их половине поля, а не на нашей, — сказал он OCCRP. — Компания выполняла свою задачу, но когда правительство перестало нам отвечать… мы прекратили работу».

Tweet this Share this on Facebook

Дорога в никуда, или Последний шаг командира

Воскресенье, четыре утра. За окном густая, угольная чернота и ни единого намека на скорый восход. Но уже через полчаса мгла начнет отступать, заиграют робкие предрассветные проблески, вспыхнет от первой искры розовеющая дуга горизонта. Спать бы и спать еще в свой законный выходной день, но кому потребовалось звонить «большой сбор», да так громко и длинно, что, кажется, сейчас развалится голова?! Какой гад истошно кричит: «Команда, подъем!», да таким резким и мерзким голосом, что хочется оглохнуть и ничего уже не слышать никогда?! Какая тварь безжалостно врубает в казарме ослепительный свет и несколько десятков сонных полуголых парней начинают ворочаться и щуриться, как беспомощные котята?!

– Кто посмел? С какого перепуга?! – продирая слипшиеся глаза, командир в недоумении смотрит на часы. Он не может понять, кто кроме него мог решиться на такой беспредел. Мыслей никаких. Залитый вязкой патокой мозг буксует, скользит и никак не может за что-нибудь зацепиться. Скрипнула панцирная сетка видавшей виды армейской кровати. Ноги нащупывают, пытаются попасть в тапочки на полу. Встал, тряхнул головой, прошел, покачиваясь, по каюте. Зажурчала, забилась в умывальнике тонкая струйка. Растирая теплую воду по лицу и шее, сморкаясь и фыркая, командир постепенно приходит в себя. Только сейчас он начинает осознавать, что надсадный вой и шум в ушах – это не полусонные галлюцинации, а звук сирены за окном и топот ног куда-то бегущих людей.

 – Что такое? Тревога? По всей базе! Этого еще не хватало… – бормочет под нос командир, быстро натягивая штаны и через пуговицу застегивая рубашку. 

 В дверях уже топчется старпом, в глазах немой вопрос и искреннее недоумение: все прежние «тревоги» были, как и положено на флоте, «неожиданными», о них за неделю знали все – от водителя комбриговского уазика до жены начальника продсклада базы мичмана Прушкина – и к ним готовились. Прушкин, например, в такие дни старался утащить домой по максимуму, чтоб, если враги вдруг захватят базу, им меньше досталось. А тут вот – непонятно что! 

 Из штаба прибежал запыхавшийся рассыльный, с таинственным видом вручил под роспись пакет с солидной красной полосой наискосок и, не пояснив ничего, тут же скрылся. В подобной форме передачи распоряжений тоже было что-то новенькое. В пакете – приказ: экстренно готовить корабль к «бою и походу» и в шесть ноль-ноль сниматься со швартовых. По прибытии в точку погружения вскрыть другой пакет, за номером 7Ф, хранящийся на корабле у командира в сейфе под кроватью. О том, что это могло означать, даже думать не хотелось… 

 – Серьезно все, однако, – командир хмурится, еще раз перечитывает приказ и тянется к трубке телефонного аппарата. Но связи нет, телефон молчит, не издавая даже обычных гудков. Странно… 

 – Что произошло? Не в курсе? Новости вчера смотрел? – командир с надеждой глядит на старпома. 

Тот пожимает плечами и, наморщив лоб, начинает припоминать, о чем вчера говорили в программе «Время»: 

 – Прибалты хотят выйти из СССР, уже какие-то декларации о суверенитете понапринимали. Азеры с армянами опять режут друг друга в Нагорном Карабахе. Горбачев в Америке снова каялся и еще какую-то мирную инициативу предложил – Нобелевскую премию, видимо, уже конкретно пообещали… В общем, «процесс идет»… 

 – И это все? – командир разочарованно смотрит на старпома. 

 – Ну… Ельцин вышел из КПСС… – морщит лоб и припоминает тот из последних сил. – И с ним еще два… или три… миллиона членов… в смысле… партии. 

– Надо же какие смелые люди! Ничего ведь, блин, не боятся! На амбразуру прям, – восхищается героями командир. – Вот она – честь и совесть нашей эпохи! – плюет в сердцах. И вновь с надеждой: – Ну, Сергей Горыныч… тьфу ты, Гариевич! И что, никакого обострения международной обстановки? Никто никого не взорвал, не потопил, не сбил? Не захватил заложников? И даже просто никого не пристрелил? 

 Старпом беспомощно разводит руками, но при этом делает такое решительное и волевое лицо, что становится ясно: хоть и виноват, но готов исправить – взорвать, потопить, пристрелить… 

 – А это почему тогда? – командир словно не замечает рвения, выраженного на лице подчиненного, и кивает на окно, откуда еще доносится надсадный вой. – А это знаешь, что означает? – трясет он перед носом старпома злополучным пакетом с красной полосой. Старпом знает… Проходили… Он с опаской глядит на пакет, судорожно сглатывает слюну и незаметно, где-то в районе пупка, крестится. 

 Но командиру уже не до сантиментов, взгляд его холоден и решителен: 

 – Экипаж на борт! Быстро! Начинай приготовление! Я – в штаб. И давая понять, что разговор окончен, зарывается с головой в открытом сейфе, торопливо доставая и складывая в портфель личные вещи и документы. Через мгновение из-за двери доносится звериный рев старпома, ленивое шарканье ног перерастает в частый топот, и не более чем через десять минут экипаж рысцой по темным улочкам городка бежит на подводную лодку. 

 Прихватив тревожный чемоданчик, командир последним покидает казарму. Проходя по коридору, заглядывает в спешно оставленные каюты и кубрики, глядит на непривычный раздрай, на брошенные в суете вещи. И как-то неспокойно становится у него на душе… 

 До штаба пара минут хода. Наконец-то умолкла сирена, но в ушах еще звучит ее пронзительный, тревожный вой. Людей на территории базы уже нет – тревога разогнала всех по местам. Группа морпехов из роты охраны в полной боевой выкладке, бряцая оружием, пробегает мимо. Командир сторонится, пропускает и печально смотрит им вслед. Он пытается припомнить, когда в последний раз происходило нечто подобное. За двадцать лет подводной службы вспоминаются лишь два случая. Первый – когда в феврале семьдесят девятого года китайцы напали на Вьетнам. Тогда прямо с автономки его лодку завернули на юг и месяц держали на входе в Тонкинский залив в полной боевой готовности. Второй раз – когда в восемьдесят третьем был сбит южнокорейский «Боинг». Тогда тоже, ничего не объясняя, среди ночи выгнали лодку из базы, и уже в море пришел приказ следовать на перехват авианосно-ударной группы. И тоже был пакет с красной полосой наискосок… 

 Вспомнилось, как своими руками с минером и замполитом снимал шифр-замки с боевых клапанов третьего и четвертого торпедных аппаратов, как делал запись в вахтенном журнале о разблокировке ядерного боеприпаса, как двое суток в ожидании роковой команды стояли наизготовку. Тогда не думал, не осознавал, лишь потом стало доходить, как все было серьезно. Тогда обошлось… И вот опять! 

 Когда командир вышел из штаба, было уже совсем светло. Едва оторвавшись от кромки горизонта, рыжий раскаленный шарик уже пылал, плавил под собой море, выжигая на глади ослепительную дорожку. Искрясь и переливаясь, дорожка бежала к берегу, разрезая розоватое полотно залива почти пополам. Низкие лучи – еще деликатные, мягкие и совсем не жгучие – приятно припекали обращенное к солнцу лицо. 

 – Вот она, благодать-то! – блаженно жмурясь, командир глядит на раскинувшуюся перед ним бухту и всю эту идиллическую картину. – И чего людям надо? Созерцай, живи, радуйся… 

 Ветерок – мягкий, еще не влажный и не удушливо липкий – доносит с моря запах йода и гниющих водорослей. Там, на берегу, поблескивая из-под влажных черепичных крыш разноцветными квадратиками окон, в темной зелени елей и кокосовых пальм белеют хаотично разбросанные строения базы. Еще дальше, у самого уреза воды, щерятся редким частоколом вынесенные в море пирсы. У одного из них сверкает глянцем округлых бортов его подводная лодка. С флагштоков в готовности к погружению уже сняты флаг и гюйс. На мостике с биноклем на шее, щурясь, переговаривается с замполитом старпом. В носу и в корме одетые в оранжевые спасательные жилеты переминаются с ноги на ногу швартовые партии. Подводная лодка к выходу в море приготовлена и ожидает только прибытия командира. 

 Сколько раз вот так шел он на свой корабль. Как радостно всякий раз билось сердце, как трудно было скрывать за напускной суровостью эту свою пацанячью радость. Радость от осознания того, что вот она – грозная махина, сотни тонн смертоносного железа – отдана в полное его распоряжение и беспрекословно послушна его воле. Радость от предвкушения, что вот сейчас он окажется в привычной своей стихии, займется любимым делом… «В море – дома», – это как раз про него. Да, он был неискоренимым романтиком, любил море, морскую службу и оставался верен им до конца. Безжалостно отклоняя поступающие порой предложения перейти на теплое береговое местечко, он вновь выбирал тернистый путь моряка и ни разу о том не пожалел. Да, он любил свою нелегкую работу, он ею жил и был, наверное, счастливым человеком. 

 Всякий раз, подходя к пирсу, командир непроизвольно ускорял шаг. Там, на последних метрах, он едва не бежал. Взлетая по трапу, еще с палубы кричал старпому, чтобы тот командовал отход, карабкался на мостик и, пристроившись на откидной своей сидушке-насесте, наблюдал сверху за милой его сердцу палубной суетой. И вот – все как обычно: за спиной – опостылевший, суматошный берег, впереди – его родной корабль под парами и экипаж, застывший на боевых постах, готовый по мановению руки выполнить любой его приказ, размеренные подводные будни, привычная морская жизнь… Но почему на этот раз командир не спешит? Почему лезут в голову непрошеные мысли? До пирсов – меньше километра, десять минут спокойной ходьбы… Но почему командир непроизвольно замедляет шаг? Почему так стремительно бегут секунды? Скукоживается, неумолимо сокращается этот отпущенный лимит времени и пространства? О, как же хочется его растянуть! 

 – Родина вас учила, кормила, одевала, обувала – пора и долг отдавать! – еще звучат в ушах произнесенные несколько минут назад слова адмирала. Что тут можно возразить? Верно сказано. Святая обязанность всякого военного человека, получив приказ, идти его выполнять, и если надо, то погибнуть. Для этого Родина тебя готовила и содержала большую часть твоей жизни. Чтобы в нужный момент иметь право потребовать. А ты соглашался на такие условия… Значит, никаких сомнений, эмоций, посторонних мыслей и чувств. Вперед, командир! И что с того, что тебе известен радиус поражения ядерной торпеды? И то, что, выстрелив ею даже на максимальную дальность, старенькая дизелюха не успеет выйти из опасной зоны, слишком она для того тихоходна. Но даже если повезет, если успеет и ударная волна, ослабленная гидрологией моря ли, рельефом ли дна либо заступничеством высших сил, догонит и долбанет не слишком сильно, то это все равно не поможет! Тут же прилетит ответка – по квадрату, откуда был произведен залп, сразу же будет нанесен удар, и тоже ядерным боеприпасом. И вот тут-то уж шансов никаких! Зуб за зуб, око за око… 

 Адмиралу это тоже хорошо известно. Прощаясь, по-отечески похлопав по спине, крепко сжимая командиру руку, он неуклюже пытался шутить: 

 – До встречи, командир! Приказываю вернуться! Подводная лодка денег стоит… Да и ты со своими охламонами нам еще очень можешь пригодиться. 

 Солнце начинает не на шутку припекать. Жар от раскаленного асфальта ощущается уже даже лицом. В голове гулким стуком отдается каждый сделанный шаг. Черное полотно дороги медленно движется навстречу, наползает и неумолимо съедается под ногами. Все ближе и ближе пирсы. Утекают последние отпущенные мгновения, минуты и метры… Мысли – сумбурные, отрывочные – помимо воли возникают, роятся в голове: 

– Но что это? Почему? Зачем? Чья-то ошибка или сбой системы? Или действительно что-то произошло? В любом случае путь в один конец… Вот он, момент истины! 

…А если все же ошибка? Что, если какой-то идиот… Назад ведь потом не отыграешь… Ядерная торпеда – не воробей: «Пли! Ой, не пли, не пли…» Третья мировая, может, и не начнется, но нас накроют однозначно… 

 Командир идет, смотрит по сторонам, и цепкий взор его примечает всякую мелочь. Вот прямо перед ним, задрав хвост, часто-часто перебирая лапками по раскаленному асфальту, перебегает дорогу зеленая ящерка. Крикливые портовые чайки, наглые и грязные, дербанят какую-то тухлятину на берегу. Лениво колышется пожухлая на солнце трава, сухо шелестят обдуваемые легким ветерком ажурные листья пальм над головой. Море, словно присыпанное слюдяной крошкой, играет, искрится, слепит глаза… Все вокруг как всегда. Так же, как вчера, как неделю, год и столетия назад… Но возможно ли, что уже завтра этого ничего не будет? Исчезнет все, растворится, сгинет без следа… Оно, может, и останется, и будет существовать, но не для него, не для старпома, не для его парней… 

 Командир щурится, глядит на солнечную дорожку и грустно улыбается. Он отчетливо понимает, что, скорее всего, видит это все в последний раз. 

 – Но, что бы ни было… Ты – военный, ты присягу давал! Значит, никаких рассуждений! – гонит он от себя шкурные мысли. – А то что же получается? Если военный человек вместо того, чтобы выполнять боевой приказ, начнет думать, митинговать… На фиг он кому такой нужен? К стенке такого! Приказ есть приказ, и он должен быть выполнен! Беспрекословно, точно и в срок! Любой ценой! Иначе вакханалия и развал всего… Не нравится – иди на берег, в народное хозяйство, в демократы… 

 До пирса уже рукой подать. Со стороны моря доносится перекатистый шум прибоя. Вот белая будочка проходной, вахтенный матрос отдает честь. Последняя сотня метров… 

 – А деды наши как? На Курской дуге, под Сталинградом! – суровеет лицом командир. – А твой конкретно дед? В Маньчжурии за три дня до окончания войны погибший… «Последний бой, он трудный самый». Мог бы ведь и отсидеться. Три дня – и вся жизнь впереди. Но нет! Вряд ли в его голове могли зародиться такие мысли. А у меня вот зародились. 

… Но тогда была война! Все ясно, вот он – явный враг. Бей, круши, уничтожай! И сам, конечно, можешь погибнуть. Но на войне как на войне! Не страшна смерть, когда лицом к лицу… Да и сейчас страха-то ведь никакого нет. Хочется просто понять: кто, почему, зачем? За какие идеалы, во имя какой такой высокой цели я должен идти на смерть… И вести за собой людей, вверивших мне свои жизни. 

 Командир глядит на часы. Пять минут до отдачи швартовых. Привычно бежит по кругу неутомимая секундная стрелка. Еще целых пять минут! Нет, уже четыре… 

 – Да… На войне все было ясно… А что сейчас? Ведь разрядка, перестройка, гласность… Войска из Германии вот выводят… Горбачев взасос целуется с американцами и вообще находится сейчас вроде в Америке. Какая тут на фиг война? Бред какой-то… И вновь продолжается внутренний диалог, лезут мысли, непрошеные и каверзные. Никуда от них не деться! Они рождаются и назойливо крутятся в голове. Разум, смирившись с неизбежным, требует хоть какого-то логического обоснования. 

 – Но почему, зачем? Что могло произойти? – опять мысли по кругу. И вдруг спасительная: – Может, переворот кто в Москве замутил, воспользовался случаем… Лысый в Америке… Ну и ясно тогда, к чему вся эта канитель – американцы решили вмешаться, наши погрозили пальцем и сказали: «Оставляйте Горбачева себе, а к нам не лезте!» И повысили на всякий случай боеготовность до высшего уровня. И силы на дальних рубежах стали разворачивать… 

 Догадка была здравая, и на душе у командира как будто полегчало. Но ненадолго. Вспыхнувшие было радужные надежды быстро сменились другими мыслями, еще более тревожными: 

 – Какой на фиг переворот! Если и да, то он обречен… Кто возьмет на себя ответственность? Кто гайки рискнет закрутить и стадо в стойло опять загнать? А если этого не сделать, то все развалится! Еще хуже станет. Тогда и смысла никакого… 

 Но… Есть приказ! Через час будем в точке погружения, вскроем пакет… – командир с тоской глядит на близкие уже пирсы, на готовые к отходу корабли, на свою подводную лодку. 

 – Может, закосить… протянуть время. Ну не могло ничего серьезного произойти! Явно ведь какая-то ошибка. Выполнять ли в таких условиях приказ? Разберутся, потом окажется, что и не надо было. Молодец, скажут! На вот тебе вместе с Горбачевым Нобелевскую премию мира! Такая вот проверка на вшивость… 

 Тьфу! – плюет в сердцах командир и мысленно одаривает себя испепеляющим взглядом. 

 Вспомнилось, как пару лет назад по возвращении из автономки он случайно узнал, что обе ядерные торпеды, с которыми ходил воевать, оказались неисправными. Что сходили они тогда на другой конец земли, по сути, с бесполезными болванками – техник, готовивший торпеды на ЯТЧ (ядерная техническая часть. – Прим. авт.), специально не присоединил к зарядам какой-то важный разъем, внеся таким образом и свой посильный вклад в дело борьбы за мир. Командиру тогда стало обидно – за себя, за свой экипаж, за ту автономку, которая оказалась, по сути, профанацией, и прежде, чем пацифистом занялись соответствующие органы, собственноручно набил тому морду. 

 А вот сейчас его самого съедают шкурные мысли… 

 – Гнать, гнать, гнать! Под ногами уже горячее железо плавучего пирса, последние метры… 

 Командир подходит к трапу и останавливается. Лодка чуть заметно покачивается, натягивая и ослабляя изготовленные к отдаче концы. Взгляд скользит по дуге корпуса вниз, туда, где в промежутке между бортами журчит и колышется узкая полоска воды. Словно Рубикон, отделяет она свет от тьмы… 

 Командир делает шаг.

 – По местам стоять, со швартовых сниматься! – кричит он на мостик и привычно взбегает по трапу… 

 Из всего экипажа только он один знает, что обратной дороги нет. Командир всегда все знает.

Фото:

предоставлено Юрием КРУТСКИХ, с сайта submarines.narod.ru

 

История недостроенной дороги в Брайсон-Сити

Не связывайся с Техасом. Люди из штата Одинокая звезда любят это говорить, и это должно быть правдой, потому что это рифмуется.

Есть и другие места в мире с заслуженной репутацией упорства, превосходящего обычных людей вроде нас с вами.

Вы когда-нибудь участвовали в сухопутной войне в Азии? Я считаю так.

Но пока одни говорят о хорошей игре, другие рассказывают о той жизни без броских лозунгов и праздничных футболок.

Ты не связываешься с Техасом? Замечательно. Но не связывайтесь с жителями Брайсон-Сити, Северная Каролина, иначе вы можете схватить руки… в конце концов.

Подобно слонам, крутые жители Брайсон-Сити не забывают и хотят играть в долгую игру. Они похожи на терпеливых ростовщиков, готовых сломать ноги 60–70 лет спустя, чтобы получить то, что им причитается.

Какова история «Дороги в никуда»?

Наша история начинается в начале 1940-х годов.

Федеральное правительство приближается к завершению масштабной программы общественных работ, известной как Управление долины Теннесси.

TVA помогли вывести регион из Великой депрессии. И он обеспечил регион рабочими местами и электроэнергией через массивную серию плотин и озер.

Фактически, система озер предотвратила масштабные наводнения в регионе и создала серию удобных для туристов водных развлечений по всему региону.

Это была чрезвычайно успешная программа, унаследовавшая несколько темных секретов.

Но вы не можете приготовить омлет, не разбив несколько яиц, а яйца, которые взломала TVA, включали семейные фермы, кладбища и даже целые общины вверх и вниз по речной системе нескольких штатов.

Во имя прогресса людей выгнали из домов — с «справедливой» компенсацией — и все лицо региона изменилось.

В 1943 году TVA захотела создать озеро Фонтана и одноименную плотину.

Федеральное правительство заключило трехстороннее соглашение со штатом, округом Суэйн и Министерством внутренних дел.

Что случилось с дорогой в никуда?

Трехэтапный план был прост.

Во-первых, TVA выплатит округу 400 тысяч долларов в качестве компенсации за затопление шоссе 288, купит 44 000 акров и передаст землю Службе национальных парков, которая будет добавлена ​​к национальному парку Грейт-Смоки-Маунтинс.

Шаг второй сопровождался оговоркой, что жителей земли придется переселить. Как бы мне ни нравился парк, стоит отметить, что за эти годы мы довольно хорошо научились вывозить людей из этих гор.

Читайте также: Знакомьтесь, Когроны: последняя семья, которая действительно жила в Кейдс Коув

Наконец, третий шаг — который оказался проблемой — заключался в том, что Министерство внутренних дел, при условии выделения всех необходимых средств, построит замену дороги протяженностью 30 миль вдоль северной стороны озера Фонтана, чтобы предоставить семьям доступ к кладбищам, которые будет отрезано озером.

Когда был свернут проект «Дорога в никуда»?

Пройдет больше тридцати лет, прежде чем проект будет полностью свернут.

После завершения строительства плотины, в 1950-х и 1960-х годах, DOI медленно «продвигался» по живописной горной дороге, ведущей в парк.

Это красиво. И величественный. И это шесть миль в длину.

Верно, за 20 лет DOI удалось построить шесть миль дороги и туннель стоимостью примерно 4 миллиона долларов.

Официально он известен как Лейквью-Драйв, но на местном уровне это Дорога в никуда — нарушенное обещание, которое настолько злобно и пассивно-агрессивно, что в ознаменование этого сооружения построили знак.

В 1962 году были предприняты попытки заставить NPS серьезно пересмотреть план. Строительство велось на неустойчивой скале, дорога была бы дорогостоящей и потенциально могла бы нанести ущерб ландшафту местности.

К 1971 году строительство прекратилось после строительства туннеля и моста Ноланд-Крик.

Экологические проблемы были стимулом, поскольку было определено, что вымывание слабой кислоты из обнаженной породы может нанести ущерб близлежащим ручьям, растениям и рыбе.

Но жители Брайсон-Сити знали лучше. Федеральное правительство не хотело и дальше платить огромные деньги за дорогу, которая будет использоваться сравнительно мало.

Знак в честь «Дороги в никуда» (фото Мишель Берджесс / stock.adobe.com)

Судебные процессы «Дороги в никуда», последовавшие за

В 1983 году группа граждан округа Суэйн подала в суд, чтобы заставить федеральное правительство выполнить свое обещание.

Но правительство нашло лазейку, достаточно большую, чтобы проехать по ней одним из исторических поездов Брайсон-Сити.

Соглашение, подписанное еще в 1943 году, гласило, что DOI обязано построить дорогу только в том случае, если будут выделены средства.

Если Министерство обороны не запрашивало ассигнования, а Конгресс никогда не выдвигал этот вопрос, обещание не было нарушено, и «Дорога в никуда» осталась бы незавершенной.

Так вот, прошло 40 лет, и жители Брайсон-Сити были избиты в суде.

Они подняли шум на плотине или собрали пачку чая и бросили ее в озеро Фонтана? №

Они каламбурно обсуждали отделку дороги к плотине? Может быть. Я бы.

Жители Брайсон-Сити продолжали играть в долгую игру. Они выжидали своего часа и ждали, пока они не проникнут внутрь своего человека.

Фактическая дорога, ведущая в никуда (изображение с карт Google)

Получали ли жители округа Суэйн компенсацию?

Этот человек, представитель Северной Каролины Чарльз Х.Тейлор — Чаки Т. для его друзей — в 2001 году передал Федеральному управлению шоссейных дорог 16 миллионов долларов.

Спустя почти 60 лет после того, как весь этот бизнес по строительству плотин начался, жители Брайсон-Сити приняли закон на своей стороне.

В течение следующего десятилетия правительство представило ряд вариантов урегулирования обязательств DOI, и в 2010 году было подписано соглашение о выделении округу Суэйн 52 миллионов долларов.

Тем временем по выходным в течение лета Служба национальных парков продолжала переправлять жителей округа Суэйн через озеро Фонтана для посещения их старых семейных кладбищ для проведения Дней украшения и семейных встреч.

Отлично, можно сказать. Все хорошо, что хорошо кончается. Жителям Брайсон-Сити наконец-то заплатили, и они по-прежнему могут проводить семейные встречи на кладбищах, как и все, и все в полном порядке.

Ну, вроде как. Неудивительно, что федеральное правительство не просто устроило дождь.

К 2016 году округ Суэйн получил только 12,8 миллиона долларов и подал в суд, чтобы получить оставшуюся часть.

Однако и этот иск потерпел неудачу. И они выплатили последний взнос в июне 2018 года — в казначейство штата, где округ Суэйн получает доступ к процентам.

Внутри туннеля на Дороге в никуда нет огней. Путешественникам рекомендуется взять с собой фонарик (фото Ким МакГрю / shutterstock.com)

Как попасть на дорогу в никуда?

Дорога в никуда остается популярной достопримечательностью для посетителей Брайсон-Сити с доступом к пешеходным тропам, в том числе 33,5-мильной тропе Лейкшор, и прекрасным видам по пути.

Это прекрасный драйв и живой пример тщетности даже самых продуманных планов.

Чтобы добраться до дороги в никуда из центра Брайсон-Сити, направляйтесь на северо-запад Эверетт-стрит в сторону Айленд-стрит.

Everett Road через полмили превратится в Fontana Road. Следуйте по Эверетт-роуд, пока через 2,5 мили она не превратится в Lakeview Drive East. Следуйте по Лейквью-драйв примерно 3,5 мили, пока она не закончится на стоянке.

От парковки пройти по асфальтированной дороге через туннель. Также возьмите фонарик, если боитесь темноты. В туннеле нет огней.

К сожалению, в последние годы в этом районе наблюдается избыток мусора и мусора. Если можете, возьмите с собой мешок для мусора и перчатки и помогите содержать в чистоте место, когда уходите.

Начало тропы на берегу озера находится на другой стороне туннеля, где заканчивается тротуар.

Вы бывали на дороге в никуда в Брайсон-Сити, Северная Каролина? Расскажите нам о своем опыте в комментариях ниже.

Отказ от ответственности: хотя мы делаем все возможное, чтобы предоставить вам самую свежую информацию, достопримечательности и цены, упомянутые в этой статье, могут варьироваться в зависимости от сезона и могут меняться. Мнения, выраженные здесь, принадлежат только автору, а не какой-либо упомянутой компании, и не были рассмотрены или одобрены этими организациями.Свяжитесь с нами по адресу [email protected], если у вас возникнут вопросы или комментарии.

Фоторепортаж «Затерянные в пустыне»

Рувим Ву

06:55

Мы отправили фотографа Рубена Ву в пустыню с новым прототипом Ford Bronco и простой миссией: вернуть напоминание о красоте заблудиться.

Рувим Ву

10:34

Жизнь почти не позволяет нам заблудиться,
приходится почти на каждый момент задолго до того, как мы просыпаемся.Неудивительно, что нас привлекают незнакомые виды.
Мы нацелили «Бронко» на край Мохаве.

Рувим Ву

Рувим Ву

18:23

Ранние полноприводные машины были армейскими придурками — послушными, коротко стриженными. Первый Bronco сделал бездорожье поводом для радости. Прогулка, а не марш. Ретро-дизайн может показаться хрупким костылем, но новый Bronco кажется теплым и знакомым.

Рувим Ву

20:02

Мы так много работаем в погоне за комфортом, что упускаем тысячу удовольствий: колючки
пыли на нашей коже, запах обожженного камня, первый прохладный ветерок при закате дневного света.Без крыши и дверей, Bronco окутывает нас впечатлениями.

Рувим Ву

22:41

Дневной переход на ночь. По мере того, как цивилизация на
отстает, путь становится все более труднопроходимым. В какой-то момент каждый искатель приключений ищет полного безмолвного уединения. Ничто не отвлекает от этого момента ощущения истинной и полной жизни.

Рувим Ву

23:59

Наше возвращение в дикую природу не может длиться вечно, хотя в этот момент мы могли бы отчаянно этого желать.Ждут задачи повседневной жизни. Именно контраст — современное и винтажное, цивилизованное и грубое, сложное и простое — привлекает нас к подобному приключению. Но анализ может подождать. Сегодняшний вечер для неба, пустыни и верного синего Бронко. Восхитительно потеряно.

Эта история впервые появилась в 6 томе журнала Road & Track.

ПОДПИШИТЕСЬ НА ТРЕК-КЛУБ ОТ R&T ДЛЯ БОЛЬШЕ ЭКСКЛЮЗИВНЫХ ИСТОРИЙ

Дороги в никуда — Адам Себайр

Персональная выставка Адама Себира

Место проведения: The Rocks Pop-Up.
Адрес: 47 George Street (боковой вход), Сидней, Австралия. MAP
Выставка: со среды 2 мая по понедельник 11 июня 2012 года.
Часы работы: среда / чт / вс 12-20 часов | Пт-сб 12: 30
Справки: [email protected]
Каталог: скачать PDF-файл работ для продажи

Дороги в никуда — это выставка фотографий и видеоискусства, снятых в вокруг Дубая после мирового финансового кризиса. Пустынные, полностью обозначенные дорожными знаками многополосные автомагистрали вырезают полосы через песок, чтобы так же круто кончиться в глуши; памятники избытку и деньги, которые закончились.

Горожанин в пустыне чувствует себя маленьким и незащищенным. Такая необъятность и интенсивность природы вызывает беспокойство. Пустыня сопротивляется перспективному изображению — до тех пор, пока ее не пронизывает символ «прогресса» — Шоссе. Он прибывает заранее упакованным с собственной точкой схода и скульптурно-минималистской эстетикой, вписывая песчаную пустоту знакомыми знаками цивилизации: пунктирными белыми линиями, дорожными знаками, уличными фонарями и кольцевыми развязками.

Этими символами мы пытаемся укротить пустыню, настаивать на перспективе, доказывать, что мы больше, чем ее просторы.На пустынном шоссе не обязательно должны быть машины; он должен просто предложить потенциал: привести нас, в нашей автомобильной изоляции, к цивилизации на высокой скорости даже из самых отдаленных уголков природы. Это именно то, что делает выбегающее шоссе таким тревожным. Что случилось, спросим мы? Что это означает? Мы развернемся и вернемся? Или мы двинемся вперед? Итак, с бравадой мы устремляемся к горизонту, уверенные в своих технологиях, но втайне опасаясь, что нас поглотит песок.

Символизм опустынивания в значительной степени нависает над нашим видом, поскольку наша пристрастие к ископаемым видам топлива медленно готовит нашу планету.Наша автомобильная культура оставляет свой след в мире не только повышением глобальной температуры, но и чрезмерными асфальтовыми и бетонными памятниками, которые она оставляет позади.

Дорога в никуда | NCpedia

«Дорога в никуда» — забавное прозвище недостроенного шестимильного участка шоссе, которое является результатом невыполненного обещания правительства США небольшой общине в округе Суэйн. Возникновение дороги началось в 1930-х и 1940-х годах, когда федеральное правительство и администрация долины Теннесси взяли более 67 800 акров государственной и частной земли в графствах Грэм и Суэйн для строительства плотины Фонтана, создав озеро Фонтана и часть Грейт-Смоки-Маунтинс. Национальный парк.В качестве компенсации за землю, которая принадлежала многим семьям в течение нескольких поколений, правительство обещало возместить округу Суэйн потерю затопленного шоссе 288, которое обеспечивало доступ в этот район. Еще одним заверением было строительство дороги длиной около 30 миль, которая будет следовать по северному берегу озера и поможет заменить шоссе и позволит перемещенным жителям получить доступ к их семейным кладбищам.

Начавшаяся в 1940-х годах эта дорога, называемая Лейквью-Драйв, к 1969 году простиралась примерно на шесть миль, но была остановлена ​​из-за экологических проблем.Хотя в октябре 2000 года конгрессмен Чарльз Тейлор и сенатор Джесси Хелмс получили федеральное финансирование в размере 16 миллионов долларов для проекта North Shore Road, строительство дороги так и не было завершено, отчасти из-за предполагаемых затрат на строительство. Это остается деликатным вопросом для жителей района, которые продолжают рассматривать «Дорога в никуда» как нарушенное обещание.

Несмотря на сложные социальные и политические проблемы, связанные с дорогой, с нее открывается один из наименее людных видов на Национальный парк Грейт-Смоки-Маунтинс.Начиная примерно в трех милях от Брайсон-Сити, дорога обеспечивает вид на озеро Фонтана и реку Такасиджи, а также встречи с лесами и множеством небольших ручьев. Несколько пешеходных маршрутов, таких как примерно 44-мильная тропа Лейкшор, ведут от дороги к некоторым достопримечательностям парка, включая его самую высокую вершину, Купол Клингмана, до которой можно добраться по тропе Ноланд-Крик.

Дополнительные ресурсы:

Уильямс, Маргарет. «Урегулирование North Shore Road принесет округу Суэйн 52 миллиона долларов.»3 февраля 2010 г. Mountain Xpress . Http://www.mountainx.com/article/26676/.Tl-U6ZiGf9k (по состоянию на 17 августа 2012 г.).

Торговая палата округа Суэйн. «Брайсон-Сити: дорога в никуда». VisitNC.com, Министерство торговли Северной Каролины, Отдел развития туризма, кино и спорта. 18 декабря 2008 г. http://www.visitnc.com/journeys/articles/smoky-mountains/2 (по состоянию на 17 августа 2012 г.).

«North Shore Road EIS Website» Служба национальных парков Министерства внутренних дел США.http://web.archive.org/web/20080515230126/http://www.northshoreroad.info/index.htm (по состоянию на 17 августа 2012 г.).

Служба национальных парков, Министерство внутренних дел США. Протокол решения: Заключительный отчет о воздействии на окружающую среду North Shore Road . Ноябрь 2007 г. https://www.nps.gov/grsm/parkmgmt/upload/ROD%20signed.pdf (по состоянию на 17 августа 2012 г.).

Игельман, Джек. «Дорога в никуда.» Дикая природа Северной Каролины 70. Выпуск 2. Февраль 2006 г. с.4-9.

Болл, Джули. «Сделка по North Shore Road завершена». Эшвилл Ситизен-Таймс . 3 февраля 2010 г. стр. А.1.

Нил, Дейл. «Свейн-борд — это историческая сделка для дороги». Эшвилл Ситизен-Таймс. 6 февраля 2010 г. стр. А.1.

Барретт, Марк. «Сумма сделки North Shore превышает 12 миллионов долларов». Эшвилл Ситизен-Таймс. 18 декабря 2009 г. стр. А.1.

Барретт, Марк. «Свейн, чтобы получить выплату в размере 6 миллионов долларов». Эшвилл Ситизен-Таймс. 21 декабря 2007 г.стр. А.2.

«Двухпартийность в деле Северного берега похвальна». Эшвилл Ситизен-Таймс. 30 мая 2007 г., стр. В.6.

Барретт, Марк. «Парк Сервис поддерживает сделку по Норт-Шор-Роуд». Эшвилл Ситизен-Таймс. 26 мая 2007 г., стр. А.1.

Болл, Джули. «Вымостить или сохранить? Дебаты на северном берегу затягиваются — Часть 1». Эшвилл Ситизен-Таймс. 1 декабря 2006 г. стр. А.1.

«Номера дорог на северном берегу выглядят хуже». Эшвилл Ситизен-Таймс. 10 марта 2006 г. стр. А.8.

Кредиты изображений:

«Дорога в никуда». Национальный парк Грейт-Смоки-Маунтинс, Северная Каролина. 10 мая 2009 г. Изображение предоставлено пользователем Flickr Smoky Dan. https://www.flickr.com/photos/smokydan/3572752041/ (по состоянию на 17 августа 2012 г.).

Мост в никуда | Так держать, Дэвид!

Я хотел начать новый год с увлекательного приключения с упражнениями. Так что я связался со своим приятелем Джеффом (который всегда стремится исследовать что-нибудь новое), и на второй день 2015 года мы отправились в поход.

Поход был довольно эпичным — 11 миль. Мы пошли пешком к Мосту в никуда и обратно, и это было невероятно. Мой любимый поход пока что. Мне он понравился даже больше, чем Mount Echo (там руины 100-летнего отеля) или Inspiration Point.

Прежде чем я перейду к этому, быстрое объявление: Я теперь в Instagram! Для всех, кто любит фотографии в социальных сетях, вы можете подписаться на меня в Instagram по адресу @keepitupdavid. Я уже поделился некоторыми из этих фотографий в Instagram, так что это хороший повод подписаться на меня: посмотреть фотографии до того, как они появятся в блоге!

Вернуться к нашей регулярной программе. Мост в никуда — настоящий мост, и он определенно никуда не ведет. Подробнее о самом мосту чуть позже — сначала я сосредоточусь на пустоте. Наш поход начался с тропы в Национальном лесу Лос-Анджелеса, в 15 милях к северу от Азузы, штат Калифорния, — пригорода почти в часе езды. От начала тропы до моста нужно пройти 5 миль.

Тропа идет вдоль реки Сан-Габриэль, которая больше похожа на журчащий ручей, и местность прекрасна. Гигантские скалы, по которым можно забраться…

… и случайные разрушения давно исчезнувшего строения.

(Вы можете нажать на любую из этих фотографий, чтобы увеличить их.)

Иногда след полностью исчезал в русле реки, и мы шли по камням, пока он не появлялся снова.

Тропа пересекала реку взад и вперед, и мы должны были найти лучшее место для перехода. Было холодно (и температура воздуха, и температура воды), и мы хотели оставаться максимально сухими. Пару раз нам помогало упавшее бревно, но в большинстве случаев мы прыгали с камня на камень.

Я хотел бы представить Приложение А, видео, которое Джефф снял, где я пересекаю реку. Наслаждаться!

Мне очень понравился поход, потому что местность постоянно менялась. След будет идти от широкого к узкому или от несуществующего. Он приведет нас через узкие каньоны с опасными уступами…

… в огромные широко открытые долины:

В какой-то момент мы избежали двух переходов через реку, взобравшись на скалистую сторону обрыва. Кто-то повесил веревку, чтобы помочь спуститься с другой стороны.

Все это само по себе могло бы стать фантастическим походом. Но что сделало его еще лучше, так это то, что мы выбрали: Мост в никуда.

В 30-е годы прошлого века через эту часть гор строилась дорога. Мост в никуда был построен, чтобы проложить эту дорогу. Затем, в 1938 году, когда дорога еще строилась, сильнейшее наводнение смыло всего , кроме моста. Дорога так и не была восстановлена ​​или достроена, в результате чего мост оказался изолированным в глуши.

Мы шли пешком более двух часов, когда наткнулись на знак, сообщавший нам, что мы близки:

Джефф указывает на часть с надписью «Улыбнись, ты в кадре!» но я почти уверен, что это чушь собачья.

На первый взгляд мост совсем не впечатляет, но это потому, что мы были на его вершине.

Когда вы шагаете в сторону, вы начинаете видеть, насколько массивна конструкция под вами:

А потом вы смотрите вниз и понимаете, что река теперь на 120 футов ниже вас.

Вам знаком мост? Несколько лет назад, когда Джейк Павелка был холостяком на канале ABC «Холостяк», он взял Вену на свидание к Мосту в никуда, где они прыгнули с тарзанки. Но они не пошли туда пешком — взяли вертолет. И любой желающий может прыгнуть с тарзанки с моста в никуда. Специально для этого есть компания, которая каждые выходные проводит туда экспедиции.

Джефф и я немного расслабились на мосту, перекусили и полюбовались пейзажем.

Мост находится на одном конце крутого каньона, и другие туристы видели снежного барана на горе перед нами. Мы смотрели, смотрели и, наконец, увидели бегающего маленького парня. Похоже на молодь (еще без рогов), но что я знаю о снежном баране? Какое-то время это был профиль, но я был неуклюжим Мак-Баттерфингером со своей камерой, и я не получал снимка, пока он не отвернулся от нас. Поверьте мне на слово: на этой фотографии изображена задница снежного барана:

Мост в никуда имеет очень удачное название.Вы подходите с одного конца, и всего в нескольких футах от другого конца находится склон горы. Трудно представить, куда бы дальше пошла дорога, если бы строительство продолжалось. В туннель?

После окончания перил идет тропа, ведущая к реке на 120 футов ниже. Затем мы с Джеффом направились туда, и именно здесь вы можете увидеть мост во всем его величии.

Это был наш конечный пункт назначения, и я знал, что пожалею об этом, если не воспользуюсь возможностью искупаться.Вода была ледяной, но я расслабился…

… по колено. Этого было достаточно.

Это того стоило, просто чтобы получить вот это фото с мостом:

Мы покинули мост и начали наш пятимильный переход обратно к машине. Солнце находилось в совершенно другом месте, поэтому то, что раньше было в тени, теперь стало ярким, и наоборот. Из-за этого большая часть тропы казалась новой, и у нас были проблемы с определением мест, где мы ранее пересекали реку.

Но в конце концов мы вернулись к машине. Через семь часов после начала похода. (GPS Джеффа отследил наше фактическое движение за 5,5 часов, так что 1,5 часа из них были перерывами и весельем на мосту.) Добавьте сюда время в пути в горы возле Азузы и обратно, и это будет девятичасовое приключение.

Это стоило каждой минуты.

Так держать, Дэвид!

—————————

Следуйте за мной в Facebook, Instagram, Twitter и Google+.Также есть поле «Зарегистрироваться» в верхней части правого столбца на этой странице, где вы можете подписаться на получение новых сообщений по электронной почте!

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Эта запись была опубликована во вторник, 6 января 2015 г., в 12:01 и находится в рубрике Без категории. Вы можете следить за любыми ответами на эту запись через канал RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или откликнуться со своего сайта.

Сообщение навигации

» Предыдущий пост Следующее сообщение »

Дорога в никуда — Инженерное мышление — EZ Blogs

Каждый рабочий день более 250 000 транспортных средств блокируют Маршрут 128 здесь, в Восточном Массачусетсе. Это намного превышает проектную мощность, в результате чего возникают пробки, вызывающие раздражение пассажиров и повышающие температуру их двигателей. Чтобы удовлетворить растущие потребности, шоссе расширяли несколько раз. От этого только пробки стали шире.К северу от Бостона пересечение маршрутов 128 и 93 стало одним из самых загруженных в стране. По данным Департамента массовых автомобильных дорог, каждый день через этот клеверный лист проезжает до 400 000 автомобилей. Неплохо для шоссе, которое когда-то высмеивали как «дорогу в никуда».

«Дорога в никуда» — это то, что многие называли четырехполосным шоссе, предложенным в 1934 году комиссаром по общественным работам Уильямом Ф. Каллаханом, которое должно было стать частью его грандиозного плана для региона. Каллахан представил систему «спица и колесо», состоящую из кольцевой автомагистрали вокруг Бостона, соединяющейся с автомагистралями, расходящимися на север, запад и юг от города.Это было смелое предложение, учитывая тяжелые экономические условия, вызванные Великой депрессией. Рост безработицы привел к тому, что налоговые поступления упали как камень, и законодатели с осторожностью относились к финансированию такого крупного проекта. Как ни странно, Великая депрессия действительно помогла Каллахану наконец получить одобрение, когда под лозунгом восстановления федеральное правительство предложило 1 миллион долларов на строительство дороги.

Каллахан решил начать с колеса системы, полукруглой автомагистрали примерно в пятнадцати милях от города.Чтобы смягчить фактор NIMBY ( N ot I n M y B ack Y ard) в сообществах вдоль пути предложенной дороги, Каллахан умно выбрал маршрут, избегающий центров городов. Хотя это привело к насмешливому названию «дорога в никуда», это упростило получение разрешений на зонирование, а также снизило стоимость землепользования.

Произошла одна небольшая икота. Каллахан считал, что шоссе должно быть шириной в шесть полос, чтобы поддерживать движение, создаваемое новыми предприятиями, а также жилье, школы и другие вспомогательные службы, необходимые их работникам.Но даже при финансовой поддержке ФРС государство не давало ему денег более чем на четыре переулка. Абсолютно убежденный, что шоссе принесет благосостояние и более широкое использование дороги, комиссар DPW попросил дизайнеров добавить тротуары в планы.

Это 1937 год, на пересечении нового маршрута 128 и маршрута 1 в Линне, штат Массачусетс, показаны тротуары, предписанные Каллаханом.

Строительство шоссе началось к северу от города в 1936 году, хотя и медленно.К 1939 году было проложено всего несколько миль дороги, когда новоизбранный губернатор Леверетт Солтонстолл снял Каллахана с поста. Несколько союзников Каллахана в законодательном собрании нашли деньги, чтобы продлить шоссе еще на несколько миль, но к тому времени был конец 1941 года, когда вступление США в войну остановило все работы на шоссе.

После войны политика и оживленная экономика объединились, чтобы оживить шоссе. В 1949 году Уильям Каллахан был восстановлен в должности комиссара DPW новоизбранным губернатором Полом Девером.Послевоенное процветание, дешевый бензин, соблазн пригородной мечты — и обещание быстрых поездок по сверкающим новым шоссе — сделали финансирование намного более простым. Законодательный орган Массачусетса утвердил залог на 400 миллионов долларов в период с 1949 по 1952 год. В течение следующего десятилетия Route 128 будет расширен, и к 1959 году он станет одной непрерывной дорогой от Глостера до Брейнтри.

Завершенный Маршрут 128 в 1959 г.

Каллахан предсказывал процветание вдоль шоссе, но даже он был удивлен феноменальным ростом региона.В 1955 году вокруг шоссе 128 было 53 «коммерческих предприятия». Всего за четыре года их число увеличилось более чем в четыре раза и составило 226. К 1967 году, всего через восемь лет после завершения строительства шоссе, на шоссе было 729 предприятий, на которых работало более 66 000 человек. — цифра без учета работников государственных учреждений и предприятий.

Чтобы ничего не упустить из упорной решимости Каллахана построить шоссе, но этот взрывной рост не произошел естественным образом.Эта полоса бетона длиной 60 миль вокруг Бостона может считаться топливом для роста, но для горючего по-прежнему нужна искра. Искра исходила от человека по имени Джеральд Блейкли.

Шел 1950 год, и Блейкли только начинал работать в девелоперской фирме Cabot, Cabot and Forbes. Как позже рассказывал Блейкли, он изучал карту дорожной сети вокруг Бостона (система «спица и колесо» Каллахана) и однажды ночью он проснулся с видением, планом нового типа офисного парка — акцентом на парк.На веб-сайте девелоперской фирмы Блейкли (которую он начал после ухода из CC&F) поясняется: «Его видение интеграции развития с природной средой привело к концепции ландшафтных офисов и промышленных парков, позволяющих создать парковую атмосферу с газонами, деревья и привлекательный общий ландшафт ».

Итак, мы построили его, и они пришли. Сотни компаний, таких как Analog Devices, построили офисы, фабрики и распределительные центры рядом с шоссе 128. Красиво ландшафтный, похожий на университетский городок расположение ADI в Уилмингтоне является свидетельством видения Блейкли.*

Рост породил еще рост. Три гигантских торговых центра в Брейнтри, Берлингтоне и Пибоди (наряду с сотнями торговых центров, разбросанных по окрестностям) соперничают за наши доллары за покупки и отдых. Рост также порождал проблемы. Еще до того, как он был завершен, Маршрут 128 был расширен с четырех полос до шести, а затем и до восьми. По мере того, как стоимость земли возле шоссе 128 резко возросла, другое полуокружное шоссе, Route 495, строилось в пятнадцати милях от 128. Когда-то редко использовалось, Route 495 теперь имеет многие из тех же проблем с пропускной способностью, что и Route 128.На протяжении десятилетий жилищные застройки росли, как сорняки, когда города содрогались от бремени таких служб, как полиция, пожарная охрана, водоснабжение, канализация и школы. Многие почитают как катализатор процветания региона, автострады продолжали расширяться, а их развязки становились больше. Только эти более широкие дороги и развязки не справляются с нагрузкой лучше. Более широкие дороги привели только к более широким пробкам.

В 2002 году Департамент массовых автомобильных дорог (под сильным давлением со стороны окружающих сообществ) отозвал это предложение о гигантской новой развязке между маршрутами 128 и 93

На распутье оказался не только Бостон (это не каламбур.) Сиэтл, Остин и Сан-Хосе — это всего лишь несколько других городов с труднодоступными местами. Некоторые считают, что это решение лежит за пределами парадигмы бетонных полос. Это могут быть автономные и электромобили. Возможно, облегчение придет в виде эффективного и экономичного общественного транспорта. Или, возможно, появление 5G повысит эффективность и признание удаленной работы в качестве жизнеспособной альтернативы поездке в офис.

Вполне возможно, что в одном из бизнес-парков, вдохновленных кампусом Джеральда Блейкли, сидят люди, чьи «инженерные умы» породят идеи, которые еще предстоит воплотить в жизнь.Те, кто ежедневно страдает от долгих поездок на работу, от бампера к бамперу, безусловно, надеются, что мы сможем избежать проезжающей по шоссе версии Чарли на MTA, не имея возможности свернуть с дороги Билла Каллахана в никуда.

Чтобы увидеть больше фотографий, рассказов и даже фильмов, посетите сайт Building Route 128


* Видение, позвольте мне позаимствовать реплику у бейсбольного менеджера Эрла Уивера (который сказал, что «импульс хорош только для завтрашнего питчера»), хорош лишь как завтрашние идеи.Пока я пишу этот блог, прямо возле своего офиса здесь, в кампусе Analog Devices в Уилмингтоне, строятся два новых здания и гараж. Концепция университетского городка Блейкли все еще жива, хотя и с несколькими поворотами 21 и века, в частности целью создания кампуса с нулевым энергопотреблением. Планируется, что гараж также будет включать несколько зарядных станций для электромобилей и солнечную батарею мощностью в один мегаватт.

Stream Road To Nowhere (Melodic Techno Mix) от Audiomolekül

Сделал небольшой Melodic Techno Mix.Наслаждайтесь этим и надеюсь, вам понравится! Плейлист: 1. Макс Купер — Enveloped (Оригинальный микс) 2. Оливер Либ — Конвергенция (Midas 104 Remix) 3. Ян Пули — Начало (Dub) 4. Андре Собота — Morning Lust (Microtrauma Remix) 5. Recondite — Caldera (Оригинальный микс) 6. Дорожка 8 — Под моей кожей (Оригинальный микс) 7. Стефан Бодзин — Wir (Max Cooper Remix) 8. Доминик Юлберг — Сансула (Макс Куперс «Затерянный в звуковом миксе») 9. Мондкратер — Фобия (Teho Remix) 10. Луис М. — Интерстеллар (Stoertebecker Remix) 11. Microtrauma + Ryan Davis — Harmonia (Оригинальный микс) 12.Worakls — Metaphore (Оригинальный микс) 13. Audiomolekül — июль (Original Mix) 14. Frezel — Before the Great Judge (Оригинальный микс) 15. Доминик Юльберг + Габриэль Ананда — Пространство между нами (Оригинальный микс) 16. Нильс Фрам — Говорит (Original Mix)

Окончание с Нильсом Фрамом ❤️

болеет !!!

Потрясающе !!!

Ой, это так здорово. Такой финал эпической смеси!

Я люблю это

Идеальный трек

это будет большим

А-ч 😍

Комментарий от HT

привет! только что выпустил новый бит! проверьте это <3, я был бы признателен!

люблю это

так так хорошо

любовь

так приятно! trak id? <3

Комментарий Данна

perfecta transición 🙂

Ауууу… tollä Mix und dä Song eifach immer .. immer .. immer wieder <3!

отличный Set 1oV3 it ☀

Big Track !!

AA

Ok Worakls!

как называется эта бомба?

Отличное вступление, занимает места

классический

Комментарий Чё

Ян Пули.За что респект! Отличный набор!

<3 <3 <3

Комментарий Oro

хороший выбор и микс!

Комментарий Oro

Сансула <3

Комментарий Oro

хороший выбор

Отличный микс! И конечно спасибо за поддержку 🙂

.
Дорога в никуда фото: D0 b4 d0 be d1 80 d0 be d0 b3 d0 b0 d0 b2 d0 bd d0 b8 d0 ba d1 83 d0 b4 d0 b0 картинки, стоковые фото D0 b4 d0 be d1 80 d0 be d0 b3 d0 b0 d0 b2 d0 bd d0 b8 d0 ba d1 83 d0 b4 d0 b0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх