Юрий абрамочкин: Юрий Абрамочкин — государственный фотограф эпохи

Содержание

Значительное из жизни СССР в фотографиях Юрия Абрамочкина

Многие кадры Абрамочкина стали классикой советской фотографии. Молодые фотографы учатся по ним видеть значительное в повседневном.

Юрий Васильевич Абрамочкин – всемирно известный фотограф, легенда советского и российского фоторепортажа. Начал работать фотокорреспондентом в 21 год, преуспевает в своём деле на протяжении шестидесяти лет. Работы Абрамочкина показывали на персональных и групповых выставках в Чехии, Болгарии, Германии, Франции, Голландии, Венгрии, Индии, Сирии, Румынии, России. Своим фантастическим трудолюбием и талантом он заслужил престижные награды, среди которых премия «Золотой глаз» международного конкурса World Press Photo.

Героями снимков Юрия Абрамочкина становились политические лидеры, артисты и писатели, учёные и космонавты. Но особое место в своей работе он отводил съёмке простых людей. Юрий Васильевич был в числе первых мастеров, привнесших в советскую репортажную фотографию непостановочные бытовые сцены.

Я очень люблю промежуточные кадры, – говорит фотограф. – Самые удачные сюжеты о публичных людях удаётся снять после протокольного позирования, когда все начинают вести себя естественно. Вообще фотограф не должен хвататься за камеру в первый момент знакомства с человеком. Надо проявить выдержку, присмотреться к человеку, создать непринуждённую, доверительную атмосферу и лишь тогда начинать съёмку. После съёмки надо расстаться с человеком по-доброму. Если репортёр уважает себя, то он должен уважать и человека, которого снимает.

Ниже подборка снимков советских лет, когда Юрий Васильевич колесил по всей стране, создавая шедевры документальной фотографии.


Экипаж «Три богатыря», 1980 год.


Целина молодела, Кустанайская область, 1962 год.


Рождение балерины, 1966 год.


Короткий перекус и школьные новости. Москва, 1965 год.


Рыбаки.


Советские авиаконструкторы А. Н. Туполев и С. В. Ильюшин.


Ямал, 1964 год.


Зачёт по стрельбе.


Эдита Пьеха зажигает.


Семейный ремонт автомобиля.


Женщины стирают бельё на реке.


Вячеслав Зайцев в молодости (слева).


Хлеб целины, 1964 год.


Цыплёнок на яйцах.


Джигиты, Дагестан, 1968 год.


Лезгинка Махмуда Эсамбаева. Предгорье Грозного, 1971 год.


Леонид Ильич Брежнев среди пионеров.


Леонид Брежнев и Устинов на трибуне Мавзолея Ленина 7 ноября 1982 года. Жить Брежневу оставалось менее трёх суток.


Похороны Константина Черненко. Москва, 1985 год.


Очередь в Мавзолей, 1987 год.


Уборка после парада, 1989 год.


Горбачёв и Рейган.


«Бони Эм» на Красной площади, 1978 год.


Огорожено вождями.


Москва строится.


Переселенцы, 1964 год.


Москва, 1969 год.


Школьный дворик, 1973 год.


Юрий Алексеевич Гагарин.


Юрий Гагарин, Гжатск, 1961 год.


Юрий Абрамочкин с Юрием Гагариным, 1961 год.

Смотрите также:

Советский фотограф Юрий Абрамочкин – о путешествии в США и улыбке Гагарина

11 декабря автору легендарного портрета Юрия Гагарина советскому фотографу Юрию Абрамочкину исполнилось 80 лет.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Юрий Абрамочкин снимал не только Гагарина. В его архиве – уникальные фото Никиты Хрущева, Рональда Рейгана, Валентины Терешковой, Майкла Джексона, Фиделя Кастро, Пражской весны и советской оттепели. Ему удалось снять жизнь такой, какая она была и есть на самом деле. Об этой человечности, путешествиях за границу, работе в советских газетах и многом другом Абрамочкин рассказал в интервью m24.ru.

– Как вы начали снимать?

– Активно снимать я начал году в 1961. И мне повезло, так как меня очень рано приняли в Союз журналистов. Хотя знаете, еще до этого я фотографировал на Фестивале молодежи и студентов в 1958 году, и потом немного работал на киностудии документальных фильмов.

– Как вы попали фотографом на фестиваль?

– Я в то время был партийный бонза – собирал билеты комсомольские, расписывался за них. Прихожу однажды, а мне говорят: «Ты же ведь в фотографии немного разбираешься?», – а я тогда уже подрабатывал лаборантом на студии. Я говорю: «Да, разбираюсь». Выдали мне удостоверение корреспондента, и с ним везде пропускали. Тогда все было попроще. Фестиваль проходил летом, на протяжении десяти дней, и практически все мероприятия проводились на открытых площадках. Столько интересного было! К сожалению, этот период съемки я потерял, у меня не сохранилось ни одного кадра. Очень жалею – это было самое начало моей карьеры.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– То есть начинали вы как любитель.

– Раньше было мало людей с камерами, и газет было тоже мало – «Правда», «Известия», Агентство печати «Новости», «Смена», «Московский комсомолец»… И везде одни и те же люди работали. Я быстро понял, что это мое и что надо продолжать где-то себя показывать. Как-то однажды я собрался ехать в отпуск в Анапу, и один парень мне говорит: «Слушай, там же родина советского шампанского «Абрау-Дюрсо»!» Дали мне пропуск на завод. Прихожу – а там сразу наливают. И так целый день! Так они еще и пять бутылок с собой дали вечером, а меня уже коллеги-кинохроникеры ждали с шашлыками. В общем, это не работа была, а отдых. Репортаж вышел не очень умелый, но все, что надо было, я снял. Так я начал «выходить в звезды», мне стали давать задания: то день за днем документировал, как передвигали здание на Комсомольском проспекте, то за сто километров снимал слепых. Правило было только одно: «Если плохо снимешь – больше не приходи».

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Вообще, время было очень своеобразное – послевоенное. И вот однажды попросили меня остаться. У меня с собой из фотоаппаратов, какой-то «Зенит» простенький был. 10 часов вечера. Привезли в Кремль. Ничего не сказали. В Георгиевском зале много офицеров сидит. А я хожу, не знаю, куда притулиться. Выходит Никита Сергеевич Хрущев, идет на трибуну и говорит: «Здравствуйте, товарищи! Молодцы, что собрались…» — а он тогда только приехал из Америки, где своим башмаком стучал, – как раз Карибский кризис в разгаре был. Я снял Хрущева. Отсмотрели – самое главное, резко. Все старшие товарищи, даже самые известные фотографы, сталинские времена помнили и ужасно боялись нечетких снимков. А у меня все получилось, и ко мне стали присматриваться. Но я нос не задирал, а больше работал. Вот с тех пор и живу так. Я самому себе поставил задачу: надо увидеть в человеке что-то человеческое, и снять это. И я много наснимал, – у меня целая комната завалена моим архивом.

– Абсолютное большинство фотографов журналистов, прославились съемкам военных действий. Как вас минула эта участь?

– Я ненавижу войну. Я одним из первых попал в Чехословакию в 1968 году, и там я видел все. Тогда я понял, что мне это неинтересно, и потому я этих вещей, издевательств над человеком, избегал. Мой приятель, “тассовец”, поехал в Чечню заработать деньги. И одна американка, репортер, дала ему две тысячи долларов, чтобы он ей снял историю. Сама она собой не рисковала, а денег у нее было много. Поехал он туда неофициально, и чеченцы его взяли в плен. Так он и остался там, и погиб. Мы не смогли его найти.

Войну можно по-разному показывать: можно отрезанную голову снимать, а можно колючую проволоку, которая скажет вам намного больше. Фотография сама за себя должна говорить, не надо ее комментировать.

– Тем не менее, вы стали популярнее многих из них…

– Я не думал об этом, честно. Мне просто было интересно жить. Я был молодой, сил было много, и возможности были колоссальные. Мы строили серьезное общество, мы верили в это.

– Как вы начали Гагарина снимать?

– Был 1961 год. Меня посадили в машину, потом в самолет – я и не знал, куда меня везут. Оказалось, что надо снять интервью с Гагариным. Это было уже после полета, и я немножко заволновался: одно дело – снимать слепых, а другое – первого человека в космосе. Тогда для печатных изданий очень мало снимков давалось, корреспонденты других газет уже сделали свои кадры и улетели, а я услышал, что на следующий день его кто-то должен рисовать, и думаю: чего мне-то спешить? И остался. Вот верьте или нет, а ночью я плохо спал. Вышел рано утром, смотрю – сидит Гагарин. Я рот открыл! Он меня знал – нас познакомили накануне. Я и говорю: «Юра, а можно снять?» – «Быстрее давай, потому что сейчас прибегут охранники, и ты ничего не сделаешь», – ответил он. Я пулей понесся за камерой, сделал тот знаменитый кадр с обложки “Огонька”, так он еще и прыгнул передо мной два раза.

Юрий Абрамочкин. Юрий Гагарин в Сочи

Сразу вокруг появились врачи, охранники: «Как, что, почему, кто разрешил снимать?!» – Если сейчас с этим строго, тогда было еще строже. Я растерялся, а Юра потрясающий парень – перед его улыбкой все сдавались: “Чего вы на него кричите? Он вас ждет уже полчаса, ничего не делает”. Так он меня спас. А потом по моей просьбе он со своей супругой прошелся на камеру. Все эти сюжеты и создали ту атмосферу, которая мне была нужна. И это тоже сыграло для моего авторитета.

– А в советской прессе такие фотографии Гагарина в панамке тогда печатали?

– Очень мало. Главная задача нашего агентства заключалась в том, чтобы создавать позитивный образ СССР за границей. Я после этого случая некоторое время снимал космонавтов. Снимаю что-то, привожу снимки, а военная цензура выбирает опять скафандр и «СССР». Я пришел к своей заведующей и говорю: «Я не могу так больше, я там снимаю, как они в бассейне плавают, а это все не пропускают, так какой же смысл мне туда ездить?» И я ушел оттуда.

Юрий Абрамочкин. На целине, Кустанайская область. 1962

Мне всегда сюжеты были важны, и я придумывал их. И другим фотографам всегда говорил: «Это твое мировоззрение, поэтому ты всегда должен иметь с собой небольшую камеру. Это твоя жизнь, то, как ты видишь мир. В этом и есть смысл: ты что-то свое увидел, и это оказывается интересно другим. Жизнь интересна, жизнь сама по себе. Были фотографы прикрепленные, а я был свободный: я хоть и от агентства снимал, но не каждый день туда являлся, – приду, событие интересное сниму, и опять пропаду. Так я однажды и схитрил, сказал начальству, что много свободного времени появилось, и уехал сначала в Сибирь, а потом на Север. Поэтому за десять лет я свою страну целиком изъездил.

– А за границу выезжали?

– Кстати, первый свой приз я получил в Праге. Я поехал туда с начальством по приглашению. Правда, официальные визиты были очень короткие – всего три-четыре дня, но иногда нам доверяли выезжать на несколько дней раньше.

В 1973 году я впервые оказался в Париже и сразу пошел гулять по набережной Сены, по дороге перебирая в голове все французские романы. Чуть ли не четыре часа я шел до собора Парижской Богоматери, отдал последние деньги, чтобы забраться на него, потому что надо было платить деньги за каждый аппарат.

Юрий Абрамочкин. Джордж Буш старший, Рональд Рейган и Михаил Горбачев

– А эти фотографии тогда можно было где-то напечатать?

– Сами печатали. Редакция отбирала негатив, и распоряжалась, печатала, тиражировала. Большим счастьем было, что отсевы нам отдавали обратно, – можно было прийти и забрать их через пару месяцев. Некоторые выбрасывали, а я всегда считал, что не надо этого делать. Я пахал, потел, рисковал жизнью ради них: я помню, летели однажды в Сибирь, смотрю в окно, а у нас правый мотор загорелся. Я эти снимки и теперь храню.

– Вас когда-нибудь просили показать западные страны в идейно-правильном свете?

– Западными странами никто не интересовался, кроме меня. Мы были поглощены собой, строили развитой социализм. Никому не интересно было, как там люди в Америке живут. Но я снимал, и у меня вполне получалось. Мне это было интересно: показать, что человеческая жизнь продолжалась и на Востоке, и на Западе, и в Сибири за колючей проволокой.

– В Агентстве печати “Новости” существовал спецхран, куда поступали западные журналы. У вас был к нему доступ.

– Однажды был такой случай. Я стою, а прямо на меня идет Косыгин. Через секунду мы все вместе должны пойти в кабинет Хрущева, чтобы снимать какого-то визитера. Косыгин и говорит: «Это советский аппарат?» Я говорю: «Советский». – «Ну и как он?» А я на тот момент уже несколько лет работал при начальстве, и поэтому не дрожал, не тушевался. Говорю ему: «Замечательно, но видите веревочку? Эта веревочка поднимает зеркало. Если эта веревочка лопнет, то никакого снимка не получится. А вообще аппарат очень хороший». Он меня спрашивает: «А есть другие?» – «Есть». – «А как они называются?» – «Никон». – «А вы откуда знаете?» – «В спецхране видел на картинке». Так вот там можно было посмотреть и Life, и Time, и все что угодно, но под расписку. Потом он спросил: «А это чей аппарат?» – «Японский». – «Да? Очень хорошо». Приехал в редакцию, там меня вызывают к начальству, и говорят: «Что ты себе позволяешь?! Советские аппараты ему не нравятся!» А главный редактор у нас был очень умный, он в итоге мне и выписал фотоаппарат. Таким образом я получил свой первый «Никон», до сих пор его храню. Естественно, я не только для себя попросил – выписал пять комплектов для коллег.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– У вас никогда не было желания показать обратную сторону жизни, негатив, проблемы, трудности? Сейчас на этом многие фотографы делают себе имя.

– Честно, никогда не увлекался негативом – его всегда можно найти. Один талантливый парень, довольно известный фоторепортер, показывал мне недавно свои снимки. Карточка замечательная, а ситуация такая: огни военных машин, в середине где-то метрах в тридцати стоит парень-солдат и писает. Я говорю: «Ну и что? Что ты хочешь сказать? Что в армии даже сортира нет? Кадр хороший, но очень плохой. Сделай человеческий снимок». Мы ведь по жизни стараемся приодеться, что-то сказать друг другу приятное, а когда люди начинают ругаться, мы стараемся дистанцироваться, уйти от этого. А есть те, кто все это выискивает. Я говорю: «Что это есть, мы и так без тебя знаем. Но это не надо снимать». Я снял такой кадр в Париже: едет мусорщик, и все у него чисто. Вот от такого кадра больше толку. Вот так мы должны научиться жить. Мы и так все исплевались, даже противно.

– В 1986-87 году было два проекта – «Один день из жизни Америки» и «Один день из жизни Советского Союза». Вы принимали участие в обоих. Почему в Советском Союзе альбом так и не вышел?

– Он вышел, но он был некоммерческий. Сам проект спонсировался американцами, и весь тираж они подарили нам. Я подозреваю, что он по определенным кругам и разошелся, а в продажу не поступил.

Я тогда полетел в США один, и поселили меня к нашему разведчику, который блестяще говорил по-русски. Мы с ним подружились, и я попросил его быть моим сопровождающим. Он со мной приезжал, и все двери перед нами открывались. А вечером сидел и печатал на машинке. Я спрашиваю: «Питер, а зачем в трех экземплярах?” – «Один мне, один тебе, а третий – в ЦРУ».

– В следующем году будет юбилей советской части проекта. Нет желания сделать какую-нибудь выставку об этом?

– Мы можем снять то, что имеем сейчас, но Советский Союз мы уже не снимем.

– Но вы же говорите, у вас комната негативами завалена.

– Вместе со мной «Один день из жизни СССР» снимали 300 человек из разных стран. У каждого было свое задание – кто-то на Северный полюс полетел, кто-то – в Сибирь. Всего не соберешь уже. Это был сложный проект, редчайшая возможность увидеть страну глазами иностранцев, потому что через три года Советского Союза не стало вовсе.

Екатерина Кинякина, Владимир Яроцкий

Цикл «История отечественной фотографии. Фотограф и власть». Встреча первая: фотограф Юрий Абрамочкин (РИАН)

Ведущий: Олег Климов

Цикл «История отечественной фотографии. Фотограф и власть.» открывается встречей с Юрием Абрамочкиным (РИА НОВОСТИ).

Ю. В. Абрамочкин, заслуженный работник культуры, член Союза Журналистов, обладатель премии «Золотой глаз» WORLD PRESS PHOTO, включен в Международную монографию «Современные фотографы» Contemporary Photographers издательства St. James Press Chicago & London, старейший корреспондент АПН (РИА Новости).

Юриq Абрамочкин впервые пришел в АПН (тогда еще Совинформбюро) в 1957, принес фотографии Московского фестиваля молодежи и студентов, снятые стареньким ФЭДом, подарком отца.

У истоков АПН стояли корифеи советского фоторепортажа 30-х: Г. Зельма, М. Озерский, А. Штеренберг, Я. Берлинер. М. Альперт, Я. Халип. Эти люди были учителями Юрия Абрамочкина, повлияв на стилистику всей фотошколы АПН.

Из-за того, что однажды редакторы не дали в печать снимки с Гагариным, где тот представлен обычным живым человеком, а не монументальной фигурой, Ю. Абрамочкин сменил космическую, романтическую, тему на политику. В его объектив попали многие политические лидеры (Н. Хрущев, Р. Никсон, королева Великобритании Елизавета, Ф. Кастро, Я. Арафат, М. Горбачев, Б. Ельцин, Д. Медведев).

В отличие от корреспондентов ТАСС, фотографов АПН обычно не подпускали близко к телу партийных лидеров, в основном, съемка велась телеобъективами, которые увеличивались при печати. Зато помимо официальных портретов они делали репортажи о «простых советских людях», «трудовых буднях» и прочих «реалиях» советской эпохи. Это не только сильно расширяло тематику, но и существенно раздвигало стилистические рамки, за которыми бдительно следили партийные цензоры.

Главный принцип работы своей работы Юрий Абрамочкин сформулировал так: «…фотография должна быть живой и выразительной. Я люблю промежуточные кадры. Самые удачные сюжеты о публичных людях удается снять после протокольного позирования, когда все начинают вести себя естественно. Фотограф не должен хвататься за камеру в первый момент знакомства с человеком. Надо проявить выдержку, присмотреться к человеку, создать непринужденную, доверительную атмосферу и лишь тогда начинать снимать. Важно после съемки расстаться с человеком по-доброму. Если репортер уважает себя, то он должен уважать и того человека, которого снимает. Нельзя уродовать человека ракурсом!»

Советские люди на фотографиях легендарного фотографа Юрия Абрамочкина


Советские люди на фотографиях легендарного фотографа Юрия Абрамочкина.


Юрий Абрамочкин – легенда советского и российского фоторепортажа. Он начал заниматься профессиональной фотографией в 21 год и не выпускал фотоаппарат из рук на протяжении шести десятилетий. Фотографии Абрамочкина не раз показывали на выставках по всему миру. Фотограф получал престижные награды, среди которых премия «Золотой глаз» международного конкурса World Press Photo.

1. «Три богатыря»


Фотография легендарного фотографа, 1980 год.


 

2. Рождение легенды


Рождение балерины, 1966 год.


 

3. Обеденный перерыв


Короткий перекус и школьные новости. Москва, 1965 год.


 

4. Любимое дело


Мгновение из жизни заядлого рыбака.


 

5. Туполев и Ильюшин


Советские авиаконструкторы А. Н. Туполев и С. В. Ильюшин.


 

6. Зачёт по стрельбе


Сдача зачета по стрельбе.


 

7. Семейный ремонт автомобиля


Техоблуживание и мелкий ремонт автомобиля своими руками.


 

8. Быт женщин в глубинке


Женщины стирают бельё на реке.


 

9. От яйца к цыпленку


Цыплёнок на яйцах.


 

10. Состоявшие при русских войсках проводники


Джигиты. Дагестан, 1968 год.


 

11. Махмуд Эсамбаев


Лезгинка. Предгорье Грозного, 1971 год.


 

12. Вынужденные мигранты


Переселенцы, 1964 год. Автор: Юрий Абрамочкин.


 

13. Леонид Ильич Брежнев и Дмитрий Фёдорович Устинов


Леонид Брежнев и Устинов на трибуне Мавзолея Ленина 7 ноября 1982 года.


 

14. Похороны Константина Черненко


Похороны Константина Черненко. СССР, Москва, 1985 год.


 

15. Очередь в Мавзолей


Очередь в Мавзолей на Красной площади. СССР, Москва, 1987 год.


 

источник

Если вам понравился пост, пожалуйста, поделитесь им со своими друзьями:

И не забудьте:
Подписаться на мой Instagram

Юрий Васильевич Абрамочкин

Фото | Юрий Васильевич Абрамочкин

Юрий Васильевич Абрамочкин — «живая легенда» российского фоторепортажа

Юрий Васильевич Абрамочкин — всемирно известный современный фотограф. Герои его работ — короли и президенты (ну и, конечно же, генеральные секретари), деятели науки и искусства. Однако снимки моментов из жизни обычных людей все же занимают в его творчестве особое место.

Представляем вам подборку его работ с комментариями автора.

1. Юрий Абрамочкин с Юрием Гагариным, 1961 год

2. Юрий Гагарин, Гжатск, 1961 год

Гагарин с матерью, бабушкой и старшей сестрой. Снимок сделан у нового дома, в одночасье построенного на месте отцовской развалюхи. А самого отца на снимке нет. Алексей Гагарин к тому моменту уже как следует «отметил» приезд сына.

3. Москва, Красная площадь, 1962 год

Приход Хрущева вызвал большие надежды. У народа появилось желание активнее участвовать в жизни общества.

4. Регулировщик, Москва, Красная площадь, 1962 год

Спустя несколько лет машинам запретили пересекать площадь. А происшедшие в России перемены сменили и набор автомобилей: место «Волг», «Москвичей» и «Побед», запечатленных на этом снимке и ставших у нас раритетом, заняли зарубежные марки.

5. Целина молодела. Кустанайская область. 1962 год

6. Переселенцы. 1964 год

По инициативе Хрущёва страна сделала ставку на развитие тяжёлой индустрии. Новостройки потребовали перемещения на восток, за Урал сотен тысяч людей, которых надо было где-то поселить. Началось промышленное сооружение блочных пятиэтажек, их назовут «хрущёвками». Они размножатся по всей стране под именем московского квартала Черёмушки. СССР выйдет на первое место в мире по количеству строящейся жилплощади. В поисках лучшей жизни переселенцы из Центральной России едут в Сибирь целыми семьями. Если с чемоданами, значит из города. Если из деревень, весь скарб умещается в тюках, коробах, сумках. В деревнях не было чемоданов. Их заменяли тяжёлые и прочные сундуки, которые из поколения в поколение передавались по наследству. Их оставаляли дома. Все тяготы передвижения и обживания на новом месте легли на плечи женщин. Большинство мужчин не вернулось с войны.

7. Короткий перекус и школьные новости. Москва. 1965 г.

Крупнейшая в Европе гостиница «Россия», рассчитанная на 5300 мест, только строится. Она предназначалась для делегатов съездов КПСС – отсюда до Кремлёвского дворца было рукой подать. Ради престижа уничтожается заповедная зона столицы с памятниками XV–XVIII веков. В 2007 году, спустя 40 лет, гостиницу разобрали. Чьи-то очередные строительные амбиции?

8. Москва. 1969 год

Нашли выход. Ведь своя ноша не тянет. И вроде нелёгкий груз, а на лицах выражение приподнятости.

9. Джигиты. Дагестан. 1968 год

10. Экипаж «Три богатыря». 1980 год

Этот снимок я сделал в новой трёхкомнатной квартире, куда переехала семья молодого московского журналиста. Так редакция наградила своего сотрудника за рождение тройни. А за этим стоял правительственный указ. Если семья прирастала тройней, получала прибавку в жилой площади. Бесплатно. Решение властей оказалось эффективным способом поощрения рождаемости. Опыт, который мог бы послужить нам и сегодня.

11. Лидеры государства приветствуют участников парада на Красной Площади.

12. Бони-М на Красной площади, 1978 год

Бони-М — одна из первых музыкальных групп Запада в стиле диско. Она приехала на гастроли в СССР и охотно позировала мне на главной площади страны. Мой фоторепортаж о ее концертах в Москве был напечатан в немецком журнале «Штерн». Он принес агентству ощутимую сумму в валюте, а мне… угрозу партийного выговора «за пропаганду буржуазной культуры и морали». Лишь звонок из Кремля в АПН положил конец этому абсурдному «делу».

13. Похороны Константина Черненко. Москва, 1985 год

14. Очередь в Мавзолей, 1987 год

В 1987 г. я участвовал в международном проекте «один день из жизни Советского союза» и получил задание снять все интересное, что произойдет в назначенный день в Кремле. Я впервые осуществил это без помех. И со Спасской башни увидел очередь к нашей национальной мумии. Мне показалось, что этот людской поток сам по себе смотрелся частью архитектуры площади.

15. Косметическая уборка после парада, 1989 год

16. Сложный выбор встал перед молодежью. 1993 год

17. Москва. 1993 год

Пожилые люди готовы были поддержать Ельцина, но разочарованные происходящим, они возвращаются к прежним идолам.

18. В.Путин и Б.Ельцин. Москва. 2000 год

Новый премьер-министр Владимир Путин с бывшим президентом Борисом Ельциным.

19. Современная женщина в русском наряде

20. Смог в Москве, 2010 год

21. День Победы на Красной площади, Москва

22. Марш миллионов, 15 сентября 2012 года, Москва

23. День ВДВ

24. Московские пробки

Использованы материалы: http://subscribe.ru/group/mir-iskusstva-tvorchestva-i-krasotyi/5718892/




«История в мгновениях. Наше время»

Выставка в Эрарте предлагает зрителю уникальную возможность заглянуть в лица людей, творивших послевоенную историю. Свой путь фотографа-репортера Юрий Абрамочкин начал во время, именуемое сегодня «оттепелью».

Первые опубликованные снимки были сделаны на Международном фестивале молодежи 1957 года. Это знаковое событие, помимо фестивальных детей и волны народного энтузиазма, подарила стране и такого мастера своего дела, как Юрий Абрамочкин. Вдохновившись первым удачным опытом, молодой владелец фотоаппарата ФЭД начал профессиональную деятельность в пришедшем на смену Совинформбюро агентстве печати «Новости», являвшемся передовой прогрессивной фотожурналистики. Принадлежность к профессиональному цеху открывала перед фотожурналистом огромные возможности. Путешествуя по стране и работая в «кремлевском пуле», Юрий Абрамочкин показал нам то, о чем сегодня читают в учебниках истории: Международный фестиваль молодежи и первого советского космонавта, гуляющего по цветущему полю с супругой, будни и досуг пионеров целины и становление советской эстрады с культом поп-звезд в 70-е.

Выставка включает в себя галерею портретов советских и мировых лидеров и новаторские для своего времени не постановочные бытовые сцены. Непротокольные, выполненные благодаря особого рода доверительному контакту снимки людей, которых знает вся страна, соседствуют с портретами современников, занятых промышленным ловом рыбы или обеденным перерывом в поле. В 2015 году Юрий Абрамочкин отметил 55-летие профессиональной деятельности. Выставка охватывает и шумное время «перестройки», и становление свободного рынка в новой России.

Многие фотографий автора отлично знакомы читателям периодики и заставляют вспомнить события и ставшего далеким, и недавнего прошлого.

Особую атмосферу экспозиции придает то, что все работы являются оригинальными серебряно-желатиновыми отпечатками, а не цифровыми принтами. В экспозиции представлены личные вещи автора — важные публикации в международной прессе, камеры и документы, позволяющие проникнуть за кулисы важнейших событий истории нашей страны.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Штрихи к коллективному портрету эпохи – Статьи


Члены Политбюро на трибуне Мавзолея. Красная площадь, 1962. Изображение: photochronograph.ru


Никита Хрущев и Леонид Брежнев встречают руководителя ГДР Вальтера Ульбрихта, Москва, 1962. Изображение: soviet-art.ru


Изображение: winestreet.ru


Леонид Брежнев и Ричард Никсон, Крым, 1974. Изображение: pinterest.ru


Леонид Брежнев и пионеры. Изображение: cloudarticles. info


Николай Тихонов, Константин Черненко и Юрий Андропов, 1973. Изображение: soviet-art.ru


Фидель Кастро в Москве, 1976. Изображение: pinterest.com


Михаил Горбачев и Рональд Рейган. Изображение: feldgrau. info


Михаил Горбачев, Рональд Рейган и Джордж Буш-старший, 1988. Изображение: ria.ru


Академик Андрей Сахаров покидает заседание Съезда народных депутатов. Москва, 1989. Изображение: kommersant.ru


Михаил Горбачев, 1990. Изображение: moslenta.ru


Борис Ельцин и Михаил Горбачев. Изображение: newsland.com


Министр экономики и финансов России Егор Гайдар и вице-премьер и министр финансов Польши Лешек Бальцерович, 1991. Изображение: r-reforms.ru


Министр внешнеэкономических связей РФ Петр Авен, 1992. Изображение: r-reforms.ru


Борис Ельцин предпочитал теннисный корт, но и на футбольном поле тоже появлялся. Изображение: pinterest.com


Маргарет Тэтчер в Москве, 1994. Юрий Абрамочкин «Полет сквозь время»


Елизавета II в Москве, 1994. Юрий Абрамочкин «Полет сквозь время»


Билл Клинтон. Юрий Абрамочкин «Полет сквозь время»


Владимир Путин и Борис Ельцин, 2000. Изображение: patriotikus.ru

Изображение анонса: photoisland. net
Изображение лида: diarioarbat.com

Юрий Абрамочкин (род. 11 декабря 1936 г.), российский фотожурналист

Карьера

Абрамочкин начал работать фотожурналистом в 21 год в конторе «Мосстрой» (Главное управление строительства и планировки в Москве) с основной работой по фотосъемке планов. Попробовать себя в фотографии он получил в 1957 году, когда ему предложили должность официального фотографа Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве.Он также сделал фотографии Комсомольского проспекта для «Мосстроя», и эти фотографии были опубликованы в «Советском еженедельнике», советской газете для капиталистических стран.

Абрамочкин сорок лет проработал в «Советском еженедельнике».

В 1961 году начал работать фотографом информационного агентства «Новости». Юрий Абрамочкин — один из 15 российских фотожурналистов, включенных в энциклопедию Contemporary Photographers, изданную Saint James Press в 1995 году. Горбачев, Борис Ельцин, Шарль де Голль, Вилли Брандт, Франсуа Миттеран, Ричард Никсон, Урхо Кекконен, Жак Ширак, Билл Клинтон, Юрий Гагарин, Рональд Рейган, Валентина Терешкова и Елизавета Вторая мировая война

Персональные выставки

1970 — Фотографии из Соединенные Штаты.S.R., Городской музей, Шопрон, Венгрия

1972 — Югославия

1974 — США. S.R.: Country and People, Photo Artists» Салон, Белград

1976 — Из альбома фотографа, Дом культуры, Прага

1976 — Фотографии из США СР, Выставочный павильон, Западный Берлин

1978 — Фотографии из США СР, Советский культурный центр, Дамаск

1978 — Sowjetunion: Land und Leute im Foto, Majakowski Galerie, Западный Берлин

1979 — Из альбома фотографа, Sic and Cine Club, Belgrade

1981 — Индия

1981 — Румыния

1984 — Болгария

1988 — Югославия

2001 — Москва

2002 — Франция

2009 — Москва

2002 — FRANCE

Юрий Абрамочкин — Фоторепортаж.Братья Люмьер Москва

Групповые выставки

1961: Национальная фотовыставка, Манеж, Москва

1962: Международная выставка фотоагентства, Прага

1964: WorldPress Photo, Амстердам (и 1965-1969, 1975-1976, 1976, 1964)

1966: Interpress Photo «66, Выставочный зал Манеж, Москва

1975: Fotosuit de Sovjet Unie, Stedelijk Museum, Amsterdam

1976: Фотографии из США. Интерпресс Фото «79, Гавана

1980: Спортас Посол Мира, Выставочный зал Манеж, Москва.

Жизнь в СССР в теплых и ироничных образах Юрия Абрамочкина. Фото

Легенда советской фотографии.

За полвека легендарный советский фотограф-документалист Юрий Абрамочкин объездил с фотоаппаратом полпланеты, и в объективе его фотоаппарата побывали не только политические деятели ХХ века, но и художники, писатели, ученые и космонавты.Но помимо выдающихся деятелей прошлого века, автор любил снимать обычных людей, показывая их жизнь и характер с первого взгляда.

Эмигранты, 1964 год. Автор: Юрий Абрамочкин.

Экипаж «Три богатыря», 1980 год. Автор: Юрий Абрамочкин.

Ямал, 1964 год. Автор: Юрий Абрамочкин.

Настройщик, Москва, Красная площадь, 1962 год. Автор: Юрий Абрамочкин.

Ремонт семейных автомобилей.Автор: Юрий Абрамочкин.

Юрию Абрамочкину удавались портреты прежде всего потому, что его всегда интересовали люди, независимо от их статуса, профессии и возраста. Он также умел и любил снимать детей. Без сахаристой сентиментальности, эмоциональности и лирического лепетания, но с юмором и сдержанной мужской теплотой. Созданные снимки настолько живые, искренние и настоящие, что и по сей день производят неизгладимое впечатление на зрителей и современных фотографов. По словам автора, он всегда любил промежуточные кадры, когда все после торжественного позирования начинали вести себя максимально естественно.Однако каждый раз, когда я смотрю на работы Юрия, кажется, что люди не умеют себя вести по-другому. Даже когда он сфотографировал двух легендарных самолетов – Туполева и Ильюшина, одетых в костюмы от звезд героев социалистического труда, сидящих на ступеньках самолета, он смог снять их так, что на фото виден не только характер каждого из их, но бремя жизни, а также масштаб личности и эпохи.

Советские авиаконструкторы А.Н. Туполев и Ильюшин. Автор: Юрий Абрамочкин.

Женщины стирают белье в реке. Автор: Юрий Абрамочкин.

Вячеслав Зайцев в молодости (слева). Автор: Юрий Абрамочкин.

Всадники, Дагестан, 1968 год. Автор: Юрий Абрамочкин.

Леонид Брежнев и Устинов на Мавзолее Ленина 7 ноября 1982 года. Прожить Брежневу осталось меньше трех дней. Автор: Юрий Абрамочкин.

«Во-первых, фотограф не должен вовремя схватить камеру с мужчиной.Ему нужно проявить сдержанность, присмотреться, создать непринужденную доверительную атмосферу и только потом приступать к съемке. А после расстрела мужчина должен уйти любезно. Ведь если репортер уважает себя, он должен уважать и человека снимать», — говорит мастер фотографии.

Похороны Константина Черненко. Москва, 1985. Автор: Юрий Абрамочкин.

Очередь в Мавзолей, 1987 год. Автор: Юрий Абрамочкин.

Горбачев и Рейган.Автор: Юрий Абрамочкин.

«Бони М.» на Красной площади, 1978 год. Автор: Юрий Абрамочкин.

Юрий Гагарин, Гжатск, 1961 год. Автор: Юрий Абрамочкин.

«Я человек-неугомонный, — сказал о себе Юрий. Сегодня мне интересно одно, завтра другое. Поэтому я считаю наиболее интересной жанровую картину, предпочитающую живость местности. Потому что главная задача — «поймать» типичное время для каждого случая», — говорит фотограф.

Целина Младшая, Кустанайская область, 1962 год.Автор: Юрий Абрамочкин.

Рыбаки. Автор: Юрий Абрамочкин.

Кредит на стрельбу. Автор: Юрий Абрамочкин.

Короткий перекус и школьные новости. Москва, 1965. Автор: Юрий Абрамочкин.

Уборка после парада, 1989 год. Автор: Юрий Абрамочкин.

Юрий Абрамочкин — один из самых известных фотографов-документалистов, чьи работы вошли в Золотой фонд советской фотожурналистики.Среди множества наград, которыми он по праву гордится, премия «Золотой глаз» международного конкурса World Press Photo (1987). И неудивительно, что его выставки, помимо России, проходят в Венгрии, Сирии, Чехословакии, Голландии, Индии, Франции и других странах. Ведь многие кадры, ставшие классикой советской фотографии, служат наглядным пособием для современных фотографов, которые изучают их, пытаясь увидеть смысл в мелочах и быту…

Леонид Брежнев среди пионеров.Автор: Юрий Абрамочкин.

Москва до постройки. Автор: Юрий Абрамочкин.

Танец Махмуда Эсамбаева. Предгорья Грозного, 1971 год. Автор: Юрий Абрамочкин.

Фонари Эдита. Автор: Юрий Абрамочкин.

Юрий Абрамочкин с Юрием Гагариным, 1961 год. Автор: Юрий Абрамочкин.

Последний рубеж коммунизма

«Мы осмотрели небо изнутри и снаружи. Ни бога, ни ангелов не обнаружено», — гласит куплет из стихотворения Маяковского «Летучий пролетарий.Эти строки (на русском языке они гораздо более содержательны) напечатаны под улыбающимся лицом Юрия Гагарина на советском плакате 1964 года футуристического дизайна. Над головой Гагарина витают имена прославленных космонавтов: Терешкова, Быковский, Попович, Николаев, Титов. В этом одном плакате сходятся несколько идей: государственный атеизм, освоение космоса, прославление космонавтов и — сохранившееся в названии цитируемого стихотворения — прославление того, что должно было считаться пролетарским достижением.


Вышеупомянутый плакат./ Художник: И. Радунский

Это лишь один из многих советских пропагандистских плакатов, прославляющих космические достижения. Многие другие материалы можно найти через учетную запись «Советские визуалы» в Твиттере, которая публикует в Твиттере фотографии, видеоклипы и пропагандистские фотографии всех периодов Советского Союза и загрузила особенно большую коллекцию пропаганды, связанной с космосом. Их коллекция ни в коем случае не является исчерпывающей и склоняется к предметам, которые легко копировать и отправлять, поскольку аккаунт часто перепечатывает и продает постеры.Но это дает среднестатистическому пользователю социальных сетей представление о том, насколько всепроникающей была космическая пропаганда, по крайней мере, за одно десятилетие до того, как, по словам историка Славы Геровича, «неудачи космической техники и ошибки космонавтов начали разрушать мифологическое совершенство космоса». космическая программа». 1

Сборник пропаганды

«Советские визуалы» можно разделить на пять частей. Первый рисует общественный образ космонавтов как пролетариев во всех смыслах этого слова. С одной стороны, космонавты — это обыватели (или, в случае Терешковой, обыватели), обычные люди, занимающиеся повседневными делами.Гагарин, например, заботился о своем ребенке и дурачился (в разумных пределах) в школе, как и все.


Слева: Гагарин с женой и новорожденной дочерью в 1961 году. Справа: Гагарин с другом и модельным скелетом в школе в 1950-е годы. / Фотограф: Юрий Абрамочкин, неизвестный фотограф.

С другой стороны, космонавты публично представляли «нового советского человека», идеал, который Хрущев стремился продвигать в начале 1960-х годов. Новый советский человек должен был составить «новую историческую, социальную и интернациональную общность людей с общей территорией, экономикой и социалистическим содержанием; культура, отражающая особенности многих национальностей […] и имеющая общую конечную цель: построение коммунизма. 2 Так что космонавты должны были видеть в своей работе достижения коммунистического общества. Они были не просто летчиками и учеными; они были неотъемлемой частью проекта распространения коммунизма за границей при одновременном укреплении его в Советском Союзе.

Действительно, следующая категория пропаганды в коллекции «Советские визуалы» посвящена международному сотрудничеству и конкуренции. Советско-американская космическая гонка была, конечно, площадкой для соперничества великих держав. Советское правительство создало космическую программу под названием «Интеркосмос» для подготовки космонавтов и проведения совместных миссий со странами Варшавского договора, чтобы продемонстрировать силу коммунистического союза против капиталистического Запада.Помимо помощи странам Варшавского договора, «Интеркосмос» содействовал космическим полетам стран третьего мира. Марка и плакат ниже посвящены сотрудничеству с Вьетнамом и Сирией, посылая сообщение о том, что самая влиятельная коммунистическая страна лучше всего подготовлена ​​для того, чтобы передать развивающимся странам научные знания.


Слева: марка 1980 года, посвященная советско-вьетнамскому сотрудничеству через Интеркосмос. Справа: плакат 1987 года, посвященный совместному советско-сирийскому космическому полету. / Неизвестные художники

По иронии судьбы, для коммунистической страны успехи в космосе стали расходным материалом.Герович описывает, как Гагарин стал «расходным товаром», появляясь на обертках шоколада и во время фотосессий. 3 Не только отдельные космонавты, но и вся идея космонавта стала чем-то, что можно было купить. Фарфоровые фигурки обычных космонавтов получили распространение в 1960-х годах. Эти типовые фигуры позволяли советским гражданам поставить себя на место фигурок (или костюмов) и ощутить, что если они и не были космонавтами, то достижения космонавтов были достижениями всего социалистического общества, включая их самих.


Фарфоровая фигурка космонавтов 1970-х годов. / Неизвестный производитель

Большая часть ранее обсуждавшейся пропаганды сосредоточена вокруг Юрия Гагарина, первого человека в космосе, но приличное количество фигурирует Валентина Терешкова, первая женщина в космосе. Советские Визуалы не имеют много пропаганды с участием Валентины Терешковой, но, учитывая то, что они разместили, кажется справедливым сказать, что большая часть пропаганды с участием Терешковой превратила ее космический полет в достижение прежде всего женского равенства, а не в подвиг космонавтики в его владеть правом.И даже тогда пропаганда поспешила отвести Терешкову к более традиционным ролям жены и матери, особенно после того, как она вышла замуж за товарища-космонавта Андриана Николаева. 4

Тем не менее, некоторые пропагандисты должным образом признали первоначальную цель миссии Терешковой. В сочетании с полетом Валерия Быковского на борту «Востока-5» миссия Терешковой была предназначена для изучения биологии человека в космосе и проверки усовершенствований ракетных систем. Плакат ниже посвящен их совместной миссии.


Плакат 1963 г., посвященный Востоку 5 и 6. / Художник: Викторов В.

Одним словом, советская космическая пропаганда просто завораживает. Просмотрите коллекцию советских визуалов, но также не стесняйтесь исследовать глубины космической пропаганды самостоятельно. Иди туда и исследуй!

 


Цитаты

[1] Герович, Советские космические мифологии , 152.

[2] Цит. по: Соболева, «Концепция «нового советского человека», 79.

[3] Цитируется по: Герович, , Советские космические мифологии, , 159.

[4] Сильвестр, «Она пересекает половой барьер», 197.

Дополнительное чтение

Герович, Слава. Советские космические мифологии: публичные образы, личные воспоминания и формирование культурной идентичности . Серия Питта в исследованиях России и Восточной Европы. Питтсбург, Пенсильвания: University of Pittsburgh Press, 2015.

.

Соболева Майя. «Концепция «нового советского человека» и его краткая история», Canadian-American Slavic Studies 51, 1: 64-85, doi: https://doi-org.stanford.idm.oclc.org/10.1163/22102396-05101012

Сильвестр, Рошана П.

Юрий абрамочкин: Юрий Абрамочкин — государственный фотограф эпохи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх