Дмитриев фотограф – Фотограф Максим Дмитриев (Нижний Новгород)

Фотограф Максим Дмитриев (Нижний Новгород)

Фотограф Максим Петрович Дмитриев (1858-1948), по-праву, считается одним из основоположников публицистической, документальной и социальной фотографии в России. В начале XX столетия Дмитриев, будучи членом Русского фотографического общества, являлся одним из самых известных отечественных фотографов. Его фотоработы многократно отмечались на многих российских и зарубежных фотовыставках того времени. Но после революции имя Дмитриева было несправедливо забыто и только по прошествии многих десятилетий творчество этого талантливого фотодокументалиста было вновь по достоинству оценено. Дмитриев в начале века объездил практически все приволжские города, снимая на свою камеру красивые волжские пейзажи и непостановочные бытовые сцены. Фотографии Максима Дмитриева сегодня являются яркой документальной летописью жизни Нижегородской губернии и России в целом.

Будущий классик русской фотографии родился 21 августа 1858 года в небольшой деревне Повалишино в Тамбовской губернии. Свое образование он, как и другие сельские мальчишки, начал в обычной церковно-приходской школе. После окончания школы мальчик был вынужден зарабатывать себе на жизнь простой работой – плетением корзин для продажи и пением псалмов на похоронах. Однако мать Дмитриева пожелала, чтобы мальчик занялся каким-либо более достойным ремеслом. Для этого она отвезла его в Москву и устроила Максима подмастерьем к известному московскому фотографу М.П. Настюкову. Здесь-то он впервые узнал, что такое фотография и получил первые практические знания, связанные с вымачиванием фотопластинок в азотной кислоте, их дальнейшей обработкой и ретушью. С учителем мальчику очень повезло. Настюков был не только известным фотографом, услугами которого пользовались даже члены императорской семьи, но и чрезвычайно талантливым, начитанным и любознательным человеком. Он живо интересовался особенностями национальной архитектуры, скульптурой и памятниками древнерусского быта. Дмитриев также не оставался в стороне и впитывал в себя как в губку кладезь новых знаний об искусстве. С согласия учителя мальчик продолжил обучение в воскресных рисовальных классах Строгановского художественного училища, где он начал осваивать живопись и основные приемы работы со светом и тенью.

01. Фото сделанное в фотосалоне М. Настюкова.

В мастерской Настюкова в распоряжение начинающего фотографа попали многочисленные художественные альбомы и гравюры, которые значительно расширили творческий кругозор молодого человека. Здесь же будущий фотолетописец Нижнего Новгорода впервые заочно познакомился с этим городом и его знаменитой ярмаркой, где М.П. Настюков с 1860 года имел собственную лабораторию.

02. Андрей Осипович Карелин, в фотоателье которого работал М. Дмитриев (ПОДРОБНЕЕ О КАРЕЛИНЕ)

В 1874 году 16-летним юношей Максим Дмитриев впервые отправился в Нижний Новгород, чтобы работать в фотопавильоне своего наставника Настюкова на Нижегородской ярмарке. Путешествие в Нижний Новгород оказало на юного фотохудожника огромное впечатление и стало судьбоносным: именно здесь Дмитриеву посчастливилось познакомиться с известным нижегородским фотографом и художником Андреем Осиповичем Карелиным, лауреатом нескольких международных выставок. Три года спустя молодой человек отказался от работы у Настюкова и переехал в Нижний Новгород, чтобы начать работу у одного из самых способных учеников Карелина, Д.Лейбовского, основательно усвоившего манеру и виртуозную фотографическую технику своего учителя. Наконец, в 1879 году исполнилась заветная мечта молодого фотографа: ему было предложено место в фотоателье Андрея Осиповича Карелина. Работа с известным фотомастером и художником способствовала окончательному формированию творческих способностей Дмитриева, а кроме того дала необходимые материальные средства для создания фотомастерской, которая и была открыта в 1881 году совместно с другими фотографами. Впрочем, разногласия с деловыми партнерами скоро заставили Максима Дмитриева выйти из предприятия, и художник еще несколько лет «скитался» по фотографиям Орла и Москвы прежде, чем предпринять новую попытку открыть собственную фотомастерскую.

03.

Владелица дома на бывшей Осыпной улице в Нижнем Новгороде купчиха Авдотья Пальцева не спешила переделывать помещение, приспособленное для фотоателье и по неизвестным причинам освобожденное А.Карелиным. Следующим арендатором помещения стал решивший начать собственное дело Максим Дмитриев. Следуя его пожеланиям, Пальцева построила новый двухэтажный флигель на месте небольшого старого. Именно там разместился фотопавильон. Фотолаборатория и зал ожидания клиентов находились на втором этаже основного здания, а на третьем поселился Дмитриев с семьей. Современники отмечали, что новая мастерская была сделана с размахом и пришлась по душе публике. Уже при входе будущий клиент мог оценить образцы работы мастера в большой стеклянной витрине. Фотографии были развешаны и вдоль крутой лестницы, по которой посетители поднимались на второй этаж в залитый светом застекленный павильон. Свои фотографии заказчики получали с фирменными паспарту с золотым тиснением: «Новая фотография Дмитриева в Нижнем Новгороде». Фотостудия Дмитриева была открыта в 1886 году.

04. Максим Дмитриев

В Нижнем Новгороде Максим Дмитриев женился на Анне Филипповне Городецкой и у них родилось трое детей — Анна, Александр и Катя.

05. Дети Максима Дмитриева.

06. Максим Дмитриев с семьёй

07. Максим Дмитриев с семьёй

08. Жена М. Дмитриева — Анна Филипповна

09. Жена М. Дмитриева — Анна Филипповна

10. Жена М. Дмитриева — Анна Филипповна в китайском костюме.

11. Жена М. Дмитриева с дочерью Анной

12. Дочь Максима Дмитриева Анна

13. Жена М. Дмитриева (справа)

14. Дети Анна и Александр

15. Брат жены Николай Филиппович Городецкий с детьми Дмитриевых.

Уже в первых самостоятельных фотоработах Максима Дмитриева четко прослеживалась главная особенность его фотографического творчества – документальные съемки с ярко выраженной социальной направленностью. Впервые М.П. Дмитриев выставил свои произведения на Всероссийской юбилейной фотографической выставке 1889 года в Москве. Там были выставлены 53 безукоризненно выполненные, большого формата фотографии самых разных жанров: портреты, пейзажи, групповые снимки, бытовые сцены. Посетители выставки восхищались великолепными волжскими видами, лесными пейзажами, группами людей и уличными сценами Нижнего Новгорода, дивились смелости фотографа, не побоявшегося выставить портрет недавнего ссыльного В.Г. Короленко. Знатоки фотографии разводили руками — такого прежде на выставках им видеть не доводилось: филигран­ное, поистине «карелинское» мастерство в сочетании с безошибочным расчётом на серьёзный коммерческий успех. Общий вывод был один: в рус­ской художественной фотографии появилось новое имя.

16. М. Дмитриев. Автопортрет с трубкой.

1889 год стал в творческой биографии М.П. Дмитриева началом его будущих блестящих успехов на фотографических выставках самых высоких рангов — отечественных и зарубежных. Спустя год — высшие награды на Одесской выставке за позировку в портретах, а в Казани — за сцены и жанры, мастерски скомпонованные. 1892 год принёс двойной успех М.П. Дмитриеву — золотую медаль Па­рижской международной фотографической выставки и Почётный диплом выставки в Амстердаме.

17.

Глубокий интерес М.П. Дмитриева к отечественной истории и этнографии сформировался благодаря его активному участию в деятельности Нижегородской губернской ученой архивной комиссии (НГУАК). Членом НГУАК Дмитриев стал по примеру своего учителя — художника и фотографа А.О. Карелина и его сына Андрея Андреевича. Оба они еще в 1888 году стали активно участвовать в действиях этой комиссии, выезжали по ее заданию на съемки исторических мест и предметов старины.

18. А. Н. Воскресенский, пристав Макарьевской части Нижегородской губернии и М. П. Дмитриев

Емкие по содержанию и прекрасно выполненные технически фотопанорамы исторических мест и отдельных памятников Нижнего Новгорода в условиях повышенного интереса к российским древностям получили широкое распространение даже среди простых обывателей. Высланная в 1895 году в столичную Академию художеств серия фотографий памятников Нижегородского Поволжья полу­чила высокую оценку. Максим Дмитриев выпустил около тысячи нумерованных видовых открыток. Кроме фотографии Максим Петрович Дмитриев занимался ещё и общественной деятельностью. Он был гласным Городской думы, присяжным заседателем при Нижегородском окружном суде, председателем нижегородского фотографического кружка.

19.

Из рекламного объявления тех лет: «Фотограф М. ДМИТРИЕВ, УДОСТОЕННЫЙ ВЫСШЕЙ НАГРАДЫ ПОЧЕТНОГО ДИПЛОМА на Голландской всемирной фотографической выставке в г. Амстердаме в 1895 г. и на Парижской всемирной фотографической выставке, по художественному отделу профессиональных фотографов за 1892 г. ЗОЛОТОЙ МЕДАЛИ, ЕДИНСТВЕННЫЙ В РОССИИ СНИМАЕТ моментально во всякую погоду ПОРТРЕТЫ, ГРУППЫ. Продаются волжские виды, типы, сцены, пейзажи, виды Н.-Новгорода, ярмарки и выставки. ПРИНИМАЮТСЯ ЗАКАЗЫ: по снятию заводов, магазинов, пароходов, животных, а также и копий со старых карточек, с которых увеличиваю до натуральной величины. Фотографии открыты ежедневно от 9 час. утра до 6 час. вечера. В ГОРОДЕ, Осыпная улица, дом Пальцевой, НА ЯРМАРКЕ 3-я Сибирская, д. Журавлева.
И ОБЩЕДОСТУПНАЯ: в собственном павильоне, рядом с цирком. Телефон № 195″

20.

21.

Максим Дмитриев сделал множество документальных серий, среди которых «Виды и люди Нижнего Новгорода», «Сормово», «Волжская коллекция» (очень подробно ЗДЕСЬ), «Неурожайный 1891-1892 год в Нижегородской губернии», «Русь верующая», «Нижегородская выставка», «Портреты» и другие, подробнее расскажу в следующих постах.

22. Помимо работы в студии Максим Петрович уделял много времени съёмкам видов Нижнего Новгорода и его окрестностей. Рассматривая эти снимки, которым уже более ста лет, невольно удивляешься их качеству. На фото — Нижний Новгород, Черный пруд.

«Бывало, облюбую где-нибудь интересное местечко, в верстах в пяти-семи от города, думаю, надо бы снять. Потом выбираю подходящую погоду, денёк с облачками, утречком или к вечеру. Погружаю на рессорную ручную тележку камеру, объектив, треногу, тройку двойных кассет с пластинками, брезент на случай дождя и… айда, впрягайся, Максим Петрович, езжай на съёмку» (А. Силоамский, статья «Большой художник», журнал «Советское фото», № 11,1958 г.)

23. Нижний Новгород, вид на Главный Ярмарочный дом, около 1895 года.

24. Дмитриеву приходилось таскать многокилограмовую камеру и наборы больших стеклянных пластинок по узким лестницам в поисках хороших ракурсов. На фото — Нижний Новгород, Гордеевка. Вид на одну из улиц. Справа на заднем плане — ипподром, 1896 год.

25. Максим Дмитриев снимал как «элиту» Нижнего Новгорода», так и его «дно».

На фотоснимках Дмитриева мы можем видеть губернаторов и дворян, полицию, городскую управу, банки и учреждения, архитектурные и исторические памятники, а также культурную и повседневную жизнь горожан. Но, конечно, одним из его наиболее интересных работ были те, которые рассказывали о нижегородских босяках – странниках, нищих, сезонных рабочих, старьевщиках, обитавших в ночлежных домах и на булыжных мостовых. На своих документальных фотографиях Дмитриев сумел правдиво показать «дно» российского общества, страшное и отчаянное.

26. На фото — игра в карты под навесом на Сафроновской площади.

Сцены, характеризующие повседневную жизнь русского народа, являлись, пожалуй, наиболее характерными для Дмитриева. Можно сказать, что простой народ был главным объектом его творчества, что зачастую вызывало резкую неприязнь и отторжение у официальных российских обозревателей. За снимок «Арестанты на строительных работах» Дмитриев удостоился самых нелестных отзывов и критических замечаний. Но он сохранял социальный подтекст в своих фотоработах несмотря ни на что.

27. Нижний Новгород, толпа у Казенной винной лавки.

Максим Дмитриев был дружен со многими представителями искусства и литературы, которые посещали его фотомастерскую и с удовольствием фотографировались. Дмитриев славился и как портретист. Сохранились великолепные портреты Ф. Шаляпина, В. Комиссаржевской, И. Левитана, К. Маковского, И. Бунина, В. Короленко, Л. Андреева, В. Гиляровского и многих других. Дмитриев создал целую галерею портретов М. Горького, Е. Пешковой (1896-1904 годы) и их детей.

28. Максим Горький с сыном.

29. Нижний Новгород, Сормово, здесь Дмитриев снимал выпуск 100-го паровоза.

30. Пропуск Дмитриева в Нижегородский кремль на всероссийскую выставку, проходившую в 1896 году.

31. Император Николай II на Всероссийской выставке, г. Нижний Новгород, 1896 год

Венцом же фотографического творчества Максима Петровича Дмитриева стала работа над циклом фотографий под названием «Волжская коллекция», (или «Волга. От истока до Каспия») начатая им в 1894 году. В ходе работы над этим колоссальным проектом Дмитриев запечатлел практически все наиболее интересные места Поволжья — от Рыбинска до Астрахани. Съемки классика отечественного фоторепортажа продолжались практически в течение десяти лет. В громадной коллекции фотоснимков Дмитриева оказалось несколько тысяч негативов, на которых запечатлены исторические достопримечательности, завораживающие пейзажи рек, вековые заволжские леса, виды городских поселений, жители Поволжья всех национальностей. С камерой весом около 100 килограммов, с пластинками в 50 на 60 сантиметров фотограф плавал по Волге. Фотографировал с борта парохода, с берега, вскарабкивался на крутые холмы, колокольни и мосты. В 1899 г. по предложению председателя Русского географического общества П. П. Семёнова-Тяншанского и другого известного географа А. В. Григорьева, М. Дмитриев был избран в действительные члены Русского географического общества.

32. Село Ширяево около Самары

Длина Волги 3 690 километров, десять лет потребовалось нижегородскому фотографу Дмитриеву, чтобы сделать этот самый длинный в мире фоторепортаж, зато ни одна страна на то время не имела столь величественного репортажа. Волгу и окрестности Максим Дмитриев снимал подробно, буквально через каждые несколько вёрст, делал иногда и несколько снимков на примечательной чем-то версте. Десять лет жизни на рубеже XIX и XX веков и огромных денег потребовал труд, который ему никто не заказывал, но который он сам считал важным оставить для потомков.

33. Самара, река Самарка.

После завершения «Волжской коллекции» М. П. Дмитриев не стал сидеть дома, а вновь отправился путешествовать, правда, на более близкие расстояния — по московской, нижегородской, владимирской, костромской землям, делая видовые «открыточные» снимки, которые охотно печатали столичные иллюстрированные журналы. Много времени он проводил в своём ателье, вёл фотолетопись нижегородской жизни, приезды и отъезды высоких гостей, ярмарки, проводы на службу в армию. По просьбе Академии художеств снимал старинные городские здания, Нижегородский кремль, этапы реставрации храмов, археологические раскопки и так далее.

34. Фото из серии «Русь верующая», Странник в Серафимо-Дивеевском женском монастыре. Вместе с П.И. Мельниковым-Печерским Максим Дмитриев много ездил по заволжским лесам. Старообрядческие скиты и монастыри – большая и интересная тема, в которую было вложено немало душевных сил.

Серия фотографий «Неурожайный 1891-1892 год в Нижегородской губернии», изданная им в виде альбома, была отмечена на многих отечественных и зарубежных фотовыставках. Это документальные снимки о тяжелой жизни народа Поволжья в годы неурожая, во всех деталях рассказывающие о бедственном положении российского крестьянства. Изданный фотоальбом Дмитриева способствовал сбору средств голодающим по всей стране, так как «говорил» громче всяких слов. Это был один из первых опытов «реальной» документальной фотографии в России.

35. На фото — доктор Решетилов осматривает больного сыпным тифом Кузьму Кашина в селе Накрусове.

С тяжеловесной камерой фотограф добирался до наиболее сильно пострадавших от засухи и эпидемий уездов и снимал, не зная усталости и страха. Он смело вносил свой аппарат в тёмные прокопчённые избы, где на прелой соломе вповалку лежали целые семьи в жестокой тифозной горячке. Запечатлевал полуразваленные крестьянские дома с голыми остовами крыш, кое-где сохранившими жалкие клочки со­ломы, и застывшие около них в невыразимом отчаянии людские фигуры. Показывал самоотверженный труд местной интеллигенции — врачей, сестёр милосердия, учителей, отдельных земских деятелей, стремившихся облег­чить страдания крестьянства.

36.

37. Рыбаки в низовьях Волги.

С началом 1-й мировой войны, а потом революции, М. П. Дмитриев всё больше времени проводил в своём павильоне. Приход к власти большевиков ограничил его в выборе маршрутов для путешествий. Но ателье у него сразу не отобрали, несмотря на то, что у него было 15 наёмных работников и его причислили к эксплуататорам. Только в 1929 году фотоателье Дмитриева перешло в ведение Нижегородского крайисполкома — комиссии по улучшению жизни детей. Его самого назначили заведующим и павильонным фотографом. Максим Горький в письме нижегородскому исполкому от 26 сентября 1928 г.писал: «Очень прошу Вас, не обижайте старика М. П. Дмитриева: человек этот честно проработал до 72 лет, сильно продвинул вперёд технику русской фотографии, обратил на неё внимание Европы и вообще заслуживает всяческого почтения…»

38. Групповой снимок на 70-летии М. П. Дмитриева г. Нижний Новгород, 1928 год

О дальнейшей судьбе Максима Петровича Дмитриева мы можем узнать из его собственного письма, написанного в 1937 году на имя председателя Горьковского облисполкома товарища Юлия Моисеевича Кагановича. Вот текст письма:

«Председателю Исполнительного Комитета Горьковской области товарищу Юлию Моисеевичу Кагановичу от фотографа Дмитриева Максима Петровича, г. Горький, 6-я линия, д. 22.
Глубокоуважаемый Юлий Моисеевич! Обращаюсь к Вам за защитой моих авторских прав фотографа-этнографа. Свою трудовую жизнь я начал с 9-летнего возраста. Пройдя тяжёлый путь «мальчика», я был отдан матерью в ученики в одну из Московских фотографий. Это и определило мой жизненный путь фотографа-этнографа и краеведа. Не имея и дня отдыха, я в течение почти 60 лет фиксировал жизнь, отмечая природу, быт и события Горьковского края и всей Волги. В каждом музее нашего Союза Вы найдёте мои фотографии. Мой фотоархив состоит из нескольких тысяч негативов и обнимает всю Волгу от истока до Астрахани, буквально всё строительство нашего края, как до-, так и послереволюционного периода, по моим фотографиям можно легко проследить всю жизнь края за полувековой период с 1886 года по 1932 год. Общественность оценила мою работу, и в 1927 году в день 50-летия моей работы ряд общественных организаций и государственных отметили мою деятельность. В 1929 году я передал свои фотографии в Деткомиссию, оставшись в ней в качестве руководителя художественной частью и фотографа. Мой архив я передал во временное пользование Деткомиссии. Преклонный возраст (мне 79 лет) и слабое состояние здоровья заставили меня оставить работу руководителя, и я решил заняться чисто архивно-этнографической работой, при помощи моего фотоархива. С этой целью я в 1933 году приступил к перевозке архива из фотографии Д. Т. К. к себе на квартиру. Однако этому воспрепятствовал Председатель Крайархбюро т. Монахов и изъял из моего архива около 7 000 негативов, сделав это изъятие вопреки моему согласию и ничего мне за негативы не уплатив. Такое огульное изъятие противоречит нашему законодательству, ибо согласно инструкции Центроархива хранению в Архбюро подлежат лишь снимки, имеющие историко-революционное значение, изображающее моменты революционной борьбы. Таким незаконным изъятием т. Монахов лишил меня возможности продолжать мою полезную работу этнографа-краеведа, а также и единственного источника к существованию. Имея в своём распоряжении архив, я мог бы выполнять многочисленные заказы краеведческих организаций и выставок по отпечатыванию снимков, а следовательно, получал бы материальное вознаграждение. Кроме того, эта работа удовлетворяла бы меня и морально, так как я имел бы возможность продолжать общественно полезную работу, пользуясь трудами всей моей жизни. Негативы от т. Монахова сложены в Старом Соборе в Кремле, судьба их мне неизвестна, и меня, автора их, не только лишили права ими пользоваться, но вообще в здание архива не допускают. Меня крайне обижает такое несправедливое ко мне отношение и полагаю, что своим трудом я заслужил более чуткое внимание, тем более что пользу стране я принёс не только как фотоработник, но и как гражданин. Из копии прилагаемого при сём письма А. М. Горького Вы увидите моё небезразличное отношение к революционному движению. Моя просьба к Вам, уважаемый Юлий Моисеевич, состоит в том, чтобы Вы оказали мне содействие к возврату незаконно отобранных у меня негативов, если же Вы полагаете, что негативы эти необходимы Государству, то я, не возражая против их хранения в Архиве-бюро, ходатайствую о назначении мне пенсии, с помощью которой я мог бы безбедно прожить остаток лет».

Множество стеклянных фотопластин было безвозвратно утеряно. Говорят, что в те годы в городе появились теплицы и парники из стеклянных негативов… Максим Петрович Дмитриев до конца своих дней сохранил любовь к фотографии, несмотря на болезнь и плохое зрение. Последние годы жизни знаменитый нижегородец провёл в полном забвении. 90-летие его никак не было замечено, и после смерти М. П. Дмитриева в «Горьковской коммуне» о нём появился лишь короткий некролог.

39. Здание бывшей фотостудии М. Дмитриева, прим. 1940-1950 годы. Во время войны здесь был размещен госпиталь. В подвале до сих пор сохранились металлические двери бомбоубежища, застекленную крышу пришлось заложить, а вот знаменитой застекленной стены на втором этаже дом лишился в послевоенные годы, когда там разместилось ателье по пошиву одежды, просуществовавшее до перестройки. Сейчас в бывшей фотостудии находится «Русский музей фотографии» (ул.Пискунова, 9а http://fotomuseum.nnov.ru/), где можно увидеть фотографии Карелина, Дмитриева и других известных фотографов.

Ни один из его современников не оставил такого обширного и разно­образного наследства. Он и портретист, и документалист, и этнограф, его по праву считают родоначальником публицистического фоторепортажа в России. Нет ни одной книги, посвященной истории Нижегородского края, где бы ни занимали самое почётное место «свидетели» прошлых лет — фотографии Дмитриева. Нет ни одной музейной экспозиции, посвящённой М. Горькому, Ф. Шаляпину, дореволюционному крестьянству, чтобы в них не использовались работы Дмитриева. Учёные-историки, исследователи архитектуры и градостроительства постоянно обращаются к фотографиям, созданным Дмитриевым, как объективным, точным и информационным историческим источникам.

40.

Смотря на творчество современных фотографов невольно напрашивается вопрос, есть ли сейчас что-то подобное? Или современный фотограф «измельчал»? Кто способен сейчас показать жизнь больных тифом, или отправится в путешествие длиною в 10 лет? Эти вопросы я задаю и себе. Будут ли кому-нибудь интересны мои фотографии через 100 лет?

Другие фотографы в моём блоге: Карл Булла, Семён Фридлянд, Иван Букин

Посмотрите также КАТАЛОГ ВСЕХ МОИХ ФОТОРЕПОРТАЖЕЙ
Я в соц. сетях (ВКОНТАКТЕ) (В ФЕЙСБУКЕ)

chronograph.livejournal.com

Дмитриев Максим Петрович — русский фотограф, фотохудожник (21 августа 1858 – 1948) » Перуница


М. П. Дмитриев. Автопортрет с трубкой. Дмитриев Максим Петрович (1858-1948) — фотограф, ученик А.О.Карелина, создатель школы отечественного фоторепортажа. Конец XIX начало XX века.

Родился в деревне Повалишино Кирсановского уезда Тамбовской губернии. Образование получил в церковно-приходской школе, где считался одним из лучших учеников. Благодаря усилиям матери, желавшей дать сыну хорошую профессию, в 15 лет Дмитриев поступил в мастерскую московского фотографа М.П. Настюкова, где приобрел практические навыки. М.П. Настюков поощрял в ученике стремление к познанию, и Максим Дмитриев по воскресеньям посещал рисовальные классы Строгановского художественного училища.

В 1874 г. 16-летним юношей Дмитриев впервые отправился в Нижний Новгород, на период работы Ярмарки, где Настюков владел своим фотопавильоном. Пребывание юного фотохудожника в Нижнем Новгороде стало судьбоносным: ему посчастливилось встретить известнейшего нижегородского фотографа Андрея Осиповича Карелина. Три года спустя молодой человек переехал в Нижний Новгород, чтобы начать работу у одного из самых способных учеников А.О. Карелина Д.Лейбовского. Наконец, в 1879 г. Дмитриеву было предложено место в фотоателье самого Карелина.

В 1887 г. М.П. Дмитриев открывает собственное фотоателье, оказавшееся весьма рентабельным. Однако работа в стационарных условиях не приносила мастеру полного удовлетворения: он стремился снимать живую природу, людей в обычных бытовых условиях. Московская публика впервые увидела работы Максима Петровича в 1889 г. на выставке, посвященной 50-летию светописи. Экспозицию составили 53 безукоризненно выполненные работы большого формата: волжские виды, лесные пейзажи, групповые и индивидуальные портреты. Среди последних были весьма смелые – например, портрет ссыльного В.Г.Короленко. И публика, и критики дали высокие оценки фотографиям Дмитриева.

В 1892 г. М.П. Дмитриев принял участие во Всемирной выставке в Париже, где был удостоен золотой медали. Иностранная пресса пестрела хвалебными отзывами. Золотые медали были получены им и на Московской выставке 1892 г., и на юбилейной выставке в Чикаго 1893 г. Важное место в творчестве фотографа всегда занимали работы, имевшие социальную направленность. После засухи 1891 г. в Поволжье Дмитриев создал цикл фотографий, изданный в 1893 г. отдельным фотоальбомом «Неурожайный 1891–92 год в Нижегородской губернии. Фотографии с натуры М. Дмитриева», который произвёл ошеломляющее впечатление.

Виды разоренных голодом деревень, умирающих детей, самоотверженной работы врачей, сестер милосердия и земских деятелей, помогающих больным крестьянам, никого не могли оставить равнодушными. Это было первое в России (и одно из первых в мире) издание с репортажными фотографиями, рассказывающее о постигшем русский народ несчастье, показывающее тяжелую жизнь и страдания простых людей. Альбом стал важной вехой в истории российского фоторепортажа.

В 1894 г. Дмитриев приступает к новой работе: он начинает создание цикла фотографий под названием «Волжская коллекция», запечатлевшего места вдоль Верхней и Средней Волги. Съемки продолжались 10 лет. Портретный жанр также нашел отражение в творчестве М.П. Дмитриева. В разное время гостями и клиентами его фотомастерской были Леонид Андреев, Иван Бунин, Федор Шаляпин, Вера Комиссаржевская и, конечно, Максим Горький, с которым фотограф был особенно дружен. Особую часть творчества Дмитриева составляют «научные» фотографии: фотохудожник принимал активное участие в восстановлении архитектурных памятников Нижегородской губернии, снимал археологические находки и фиксировал различные этапы реставрации церквей и монастырей.

После революции Дмитриев продолжал работать в Нижнем Новгороде, как и прежде отдавая всего себя любимой профессии. Оставаясь верным светописи, он фотографировал разруху первых лет советской власти и новостройки первых социалистических пятилеток. Его фотографии отразили изменения внешнего облика города и людей разных социальных групп, оставив будущим поколениям изобразительную энциклопедию нижегородской жизни. В конце 1929 г. фотоателье М.П.Дмитриева перешло в ведение Детской комиссии при Нижегородском крайисполкоме, а прежний владелец был утвержден заведующим художественной частью и павильонным фотографом.

Детская комиссия варварски отнеслась к наследию художника, сдав в утиль 16000 негативов. В 1933 г. краевое архивное бюро забрало у Детской комиссии уцелевшие материалы (около 7000 негативов), благодаря чему они сохранились до наших дней. Последние годы жизни фотохудожник провел в полном забвении. Однако художественное наследие М.П. Дмитриева всегда пользовалось успехом. И по сей день ученые, историки, архитекторы обращаются к фотографиям Карелина и Дмитриева как к объективным, точным и информационно насыщенным историческим источникам.

Память: на доме № 9 по улице Пискунова в Нижегородском районе Нижнего Новгорода, где работал мастер, установлена мемориальная доска


Старообрядцы. Деревня Кузнецово Семеновского уезда. Фото М. П. Дмитриева. Из серии «В заволжских скитах». Конец XIX начало XX века.


Нижний Новгород. Фото М.П. Дмитриева. 1896 г. Общий вид на Лубочные ряды и Мещерское озеро


Закладка ремесленного училища в селе Павлове Нижегородской губернии. Фото М.П. Дмитриева. 1895 г.


Благовещенский Керженский единоверческий мужской монастырь. Монах-схимник. Фото М.П. Дмитриева 1897 г.


Доктор Решетилов осматривает больного сыпным тифом Кузьму Кашина в селе Накрусове. Фото М.П. Дмитриева. 1891-92 гг.


Тифозная больница в селе Новая Слобода Лукояновского уезда. Фото М.П. Дмитриева. 1891-92 гг.


Семья больных тифом в городе Княгинине. Фото М.П. Дмитриева. 1891-92 гг.


Семья, больная тифом, в городе Княгинине. Фото М.П. Дмитриева 1891-92 гг.


Изба крестьянина Савойкина, умершего от голода, в городе Лукоянове. Фото М.П. Дмитриева. 1891-92 гг.


Народная столовая в деревне Пралевке Лукояновского уезда. Фото М.П. Дмитриева. 1891-92 гг.


Народная столовая в селе Большом Мурашкине Княгининского уезда. Фото М.П. Дмитриева. 1891-92 гг.


Нижегородские босяки. Фото М.П. Дмитриева. Конец ХIX — начало ХХ века.


Нижегородские босяки. Фото М.П. Дмитриева. Конец ХIX — начало ХХ века.


Нижний Новгород.Кулачный бой перед ночлежным домом Н. А. Бугрова. Фото М.П. Дмитриева. Конец ХIX — начало ХХ века.


Печерская слобода. Фото М.П. Дмитриева. Конец ХIX — начало ХХ века.


Поволжье. Ложкарное производство в деревне Деяново. Фото М.П. Дмитриева. 1897 г.


Поволжье. Ложкарный базар в городе Семенове. Фото М.П. Дмитриева. Конец ХIX — начало ХХ века.


Поволжье. Ложкарное производство. Отделка ложечного черенка. Фото М.П. Дмитриева. 1897 г.


Поволжье. Ложкарный базар в городе Семенове. Фото М.П. Дмитриева. 1897 г.


Поволжье. Осташковские рыбаки. Фото М.П. Дмитриева. Конец ХIX — начало ХХ века.

Рыбацкие тони в верховьях Волги. Фото М.П. Дмитриева. Конец ХIX — начало ХХ века.


Слуда. Вид на берег Оки. Фото М.П. Дмитриева. Конец ХIX — начало ХХ века.


Странник в Серафимо-Дивеевском женском монастыре. Фото М.П. Дмитриева. 1904 г.


Типы старообрядцев. Шарпанский скит в Семеновском уезде. Фото М.П. Дмитриева. Конец ХIX — начало ХХ века.


Типы старообрядцев. Семеновский уезд. Фото М.П. Дмитриева. Конец ХIX — начало ХХ века.


Типы раскольниц-поморок. Семеновский уезд. Фото М.П. Дмитриева. 1897 г.


Типы богомолок в Серафимо-Понетаевском женском монастыре. Фото М.П. Дмитриева. 1904 г.


Чернухинский скит. Уставщицы. Фото М.П. Дмитриева. 1897 г.


Настоятель молельни поморцев в Семеновском уезде. Фото М.П. Дмитриева. 1897 г.


Съезд старообрядцев в Нижнем Новгороде. Фото М.П. Дмитриева. Конец ХIX — начало ХХ века.


Президиум съезда старообрядцев с Н. А. Бугровым (в центре). Фото М.П. Дмитриева. Конец ХIX — начало ХХ века.

www.perunica.ru

Максим Петрович Дмитриев — основоположник российской фотопублицистики и знаменитый фотограф-документалист

Нижегородскому фотографу Максиму Петровичу Дмитриеву обязаны все историки и этнографы, исследовавшие Россию середины XIX — начала ХХ века, а также любители литературы и музыки того времени. Мало кто из его современников-коллег оставил настолько обширное и ценное фотонаследство.

Дмитриев практически в одиночку заложил основы фотопублицистики в России, он — родоначальник репортажной съемки, причем в современном ее понимании. Максим Петрович фотографировал рядовых крестьян и разнорабочих, а не только пышные процессии (хотя на приезде Николая II на городскую выставку работал тоже он). Фотограф использовал все достижения прогресса того времени — большеформатные камеры, гуммиарабик, печать на дереве и материи.

Также Максим Дмитриев был выдающимся портретистом. Он фотографировал Максима Горького с семьей (писатель дружил с ним много десятилетий), в его доме-студии бывали Федор Шаляпин, Иван Бунин, Дмитрий Менделеев, Владимир Гиляровский и другие представители сливок российской науки и культуры. Знаменитый критик Владимир Стасов, друг Льва Толстого, говорил, что даже в Европе не видел снимков, сопоставимых с работами Дмитриева.

Максим Петрович активно принимал участие в жизни губернии — снимал ее жителей, пейзажи, делал городские зарисовки, ездил к старообрядцам-кержакам и выксунским рабочим. Во время засухи и тифозной эпидемии в конце XIX века он создал серию сильных снимков о бедствующих жителях и поспособствовал привлечению внимания к их горю. Он не был сторонним наблюдателем, помногу занимался благотворительностью, а также этнографическими исследованиями.

Грандиозная работа Дмитриева — фотоцикл о Волге и Поволжье длиной в десятилетие — принесла ему почетное членство в Российском географическом обществе. Снимки из серии используются чуть ли не во всех научных изданиях по истории региона и России XIX века, на них запечатлены памятники архитектуры, курганы и горы, городки Поволжья и представители живших там этнических групп.

Будучи патриотом своего края, Дмитриев не был бессребреником. В нем сочеталось профессиональное мастерство, талант публициста и коммерческая жилка. Он умел безошибочно рассчитать успех, привлечь к себе внимание, предпринимательский талант позволил ему из воспитанника бездетного крестьянина стать владельцем собственного фотоателье.

Из деревни в Тамбовской губернии к собственному нижегородскому фотоателье

Максим Дмитриев родился в 1858 году. В возрасте 2 лет расстался с матерью, дворовой тамбовского помещика. До подросткового возраста он жил у крестьянина, у которого не было детей. Отучившись в церковно-приходской школе, мальчик начал зарабатывать себе на жизнь и в 14 лет переехал в Москву. Его мать смогла «пристроить» сына в подмастерья к фотографу, и за несколько месяцев Максим освоил навыки, на которые у других уходили годы.

Основы композиции, понятие перспективы и работу со светотенью юноша изучал, занимаясь по выходным в «Строгановке» (знаменитом художественном училище) и ретушируя фотографии. В середине 70-х годов XIX века он впервые приехал на нижегородскую ярмарку и в свободное время увлеченно бродил в толпе с портативной камерой. Там он встретил знаменитого местного фотографа А.Карелина, которому сразу понравился бойкий и явно талантливый молодой человек.

Стать учеником мастера с европейской известностью Дмитриев не смог — у него еще не закончился шестилетний контракт в Москве. Молодому фотографу повезло — владелец ателье продал дело, что позволило расторгнуть договор и уехать в Нижний. Там Дмитриев сначала работа у ученика Карелина, а потом перешел к нему самому в помощники. Кроме ценных навыков и знаний о свете, оптике и живописи, молодой фотограф смог накопить и деньги, которых хватило на открытие своего фотоателье.

Блестящий дебют, европейская известность и жизнь при советской власти

После нескольких лет разногласий с деловым партнером Дмитриев смог открыть свое личное ателье — оно стало в Нижнем Новгороде шестым. Победить в конкурентной борьбе ему помогли художественное и деловое чутье, энергичность и мастерство. Окончательный успех пришел к нему в 1889 году, после серии работ с юбилейной московской фотовыставки. Фотограф предусмотрительно поставил на фотографиях адрес своего ателье и о дебютанте заговорили.

После успеха в Москве пришла очередь столицы, где «Волжская коллекция» принесла автору похвальные отзывы. Следующие выставки Дмитриева состоялись в Одессе, Казани и других городах. К фотографу стали поступать многочисленные заказы, он много работал и был вынужден расширить свою студию.

К знаменитому на весь Нижний Новгород фотопавильону со стеклянными стенами и крышей добавились кирпичные подсобные сараи, где хранился огромный архив Дмитриева. На первом этаже дома была фототипия, где выпускались открытки с видами и портреты известных моделей фотографа, а на третьем этаже он жил с семьей.

Следующим этапом карьеры Дмитриева стал успех в Европе и США. Там экспонировались его работы, их удостаивали все новых наград. На фотовыставке в Париже фотограф показал не только отмеченные наградами снимки, но и остросоциальные кадры, на которых были сняты арестанты, занятые на стройке. Это вызвало недовольство российской критики и привлекло к работе внимание европейской публики.

В это же время фотограф сделал серию фотографий неурожая в Нижегородской губернии и приступил к волжскому циклу, который был закончен только в 1903 году. В серию вошли фото реки от Астрахани до Рыбинска, а всего автор сделал тысячи кадров. К сожалению, многократно растиражированные фотографии не принесли ему отчислений из-за несовершенства законов об авторском праве.

После революции Максим Дмитриев остался жить в Нижнем Новгороде. Его фотоателье сначала обложили огромным налогом, а потом национализировали — не помогло даже заступничество Максима Горького.

Бесценные негативы вывезли, многие из них пропали при переезде. Фотограф по мере сил продолжал заниматься творчеством и до последних дней интересовался новинками фотоиндустрии.

После его смерти в 1948 году в здании его бывшего ателье открыли первый в России фотомузей, где и сегодня поклонники могут увидеть плоды незаурядного таланта Максима Дмитриева.

 

 

fotogora.ru

Максим Петрович Дмитриев (1858—1948).

Максим Петрович Дмитриев родился 21 (9) августа 1858 года в Тамбовской губернии в семье крестьянина. Детство его прошло в Рязанской губернии. В четырнадцатилетнем возрасте Максим уже работал в знаменитой московской фотостудии М. П. Настюкова, в 70–80-х годах XIX века — в фотографических заведениях Орла, Москвы, Нижнего Новгорода. Обучался фотографическому мастерству у известного фотохудожника Андрея Осиповича Карелина (статью «Новгородский светописец» читайте в номере 7-8/2011).

В 1911 году вся фотографическая общественность России праздновала 25-летие профессиональной деятельности Максима Дмитриева. А начиналось все так: «Предъявителю сего, коломенскому мещанину Максиму Дмитриеву разрешается открыть в Нижнем Новгороде на Осыпной улице в доме Пальцева фотографическое заведение…». Такое свидетельство было выдано 7 февраля 1886 года нижегородскому фотографу, который более 40 лет проработал в этом здании на Осыпной улице (современный адрес — улица Пикунова, дом 9).

Фотопавильон находился на втором этаже здания, которое перестраивалось по проекту самого Дмитриева. Помещение было довольно просторным и, благодаря стеклянной крыше и стеклянной стене — очень светлым. Рядом — зал ожидания для клиентов, фотолаборатория. В конце 1880-х надстроили третий этаж, здесь стала жить семья Дмитриева. В «Новой фотографии М. Дмитриева», как ее назвал Максим Петрович, ­побывали ­многие известные люди. По чугунным ступенькам белого каменного дома поднимались Максим Горький и Федор Шаляпин, Владимир Короленко и Леонид Андреев, Дмитрий Менделеев и Павел Мельников-Печерский, Вера Комиссаржевская и Владимир Гиляровский, Иван Бунин и Дмитрий Мережковский…

Напротив дома располагалась деревянная витрина с огромным зеркальным стеклом. Гуляющие нижегородцы любили рассматривать портреты российских знаменитостей.

Со стороны двора к дому пристроили подсобные кирпичные помещения для стеклянных негативов, хранение которых тоже требовало больших площадей. Первый этаж Дмитриев оборудовал под фототипию, в которой выпускал свои открытки с видами Нижнего Новгорода и губернии, нижегородской ярмарки, Волги и Поволжья, с волжскими типами и сценами, с пароходами и, конечно же, с портретами известных людей. Всего он выпустил около тысячи открыток.

Именно в этом здании на Осыпной было сделано огромное количество замечательных снимков, которые экспонировались во Франции, Германии, Англии, Голландии, США и принесли автору мировую известность. Максим Петрович Дмитриев получил всеобщее признание. На оборотной стороне его фотографий появлялись все новые и новые награды. На обложках конвертов, в которых клиентам выдавались фотографии, значилось:

Портрет М. Дмитриева. Нижний Новгород. 1900-е гг.

ФОТОГРАФ М. ДМИТРИЕВ, Удостоенный высшей награды почетного диплома на Голландской всемирной фотографической выставке в г. Амстердаме 1895 г. и на Парижской всемирной фотографической выставке, по художественному отделу профессиональных фотографов, за 1892 год.

Дмитриева интересовало все: пейзажи, городские мотивы и особенно типажи: грузчики, крестьяне, богомольцы, извозчики, рабочие, босяки. Бытовая тема становится для Дмитриева основной. Всему миру он стал известен именно как фотограф-публицист. Но мастер не удовлетворяется одиночными снимками, он создает тематические циклы: семеновские ложкари, кулебакские и выксунские рабочие, Сормово, старообрядцы керженских лесов и т. д.

В 1891–92 годах Нижегородскую губернию постигло страшное бедствие: малоснежная зима, засуха, неурожай, эпидемии тифа и холеры. Максим Петрович обращается в канцелярию губернатора с просьбой разрешить съемки южных уездов губернии. 14 апреля 1892 года он получает не только разрешение, но и ­рекомендации всем чинам полиции «оказывать г-ну Дмитриеву ­всевозможное содействие». Дмитриев отправляется на съемку. Ее результатом стали ужасающие свой документальностью кадры: изможденные лица людей; больные, в холерной горячке лежащие вповалку на соломе; дети, ждущие своей очереди в бесплатной столовой; санитарные ­отряды, ­общественные работы… 72 снимка из этой ­серии Дмитриев представил на Всемирной выставке в Чикаго, где они удостоились золотой медали. В 1893 году он выпускает в своей фототипии альбом «Неурожайный 1891–1892 год в Нижегородской губернии». В предисловии к альбому Максим Дмитриев пишет: «Представляя настоящий альбом публике, смею просить ее быть снисходительной к моему труду, исполненному, насколько мне кажется, добросовестно, но при крайне ограниченных средствах и количестве времени, которое я мог посвятить его созданию».

В 1894 году Максим Петрович приступает к грандиозному труду, которому посвящает почти 10 лет жизни. Используя объемные тяжеловесные фотокамеры и стеклянные негативы, он фотографирует Волгу и Поволжье на всем ее протяжении, от истока до устья: утес Степана Разина, Жигулевские горы, Царев курган, Плес, архитектурные и исторические памятники, виды волжских городов, этнические группы людей, живущих в Поволжье. По предложению Семенова-Тян-Шанского за эти работы фотограф был избран действительным членом Географического общества. Для современников его фотографии стали настоящей сенсацией. Снимки Дмитриева использовались во многих научных трудах, но, к сожалению, их авторы зачастую не спрашивали разрешения на использование и не выплачивали гонораров.

Производство общественных работ по устройству проезда у соляных амбаров в Нижнем Новгороде. Неурожайный год в Нижегородской губернии. 1891-1892 гг.

Максим Петрович Дмитриев занимался не только фотографической, но и общественной деятельностью. Он — гласный Городской думы, присяжный заседатель при Нижегородском окружном суде, с 1908 по 1910 год — председатель правления нижегородского фотографического кружка. Но особенно активно Дмитриев участвует в деятельности Нижегородской губернской ученой архивной комиссии, занимаясь фиксацией памятников старины. Он принялся за это дело с большим энтузиазмом еще в 1888 году, объездив почти все уезды Нижегородской губернии. Высланная в 1895 году в столичную Академию Художеств серия фотографий памятников Нижегородского Поволжья получила высокую оценку. Архивная комиссия отметила замечательную работу Максима Петровича, «который всегда с полной готовностью выполнял поручения комиссии…».

У Максима Дмитриева всегда хорошо продуманные и высокохудожественные снимки. Он выбирает разнообразные точки съемки, успешно решая при этом объемно-пространственные задачи. Запланировав фотосъемку, ждет хороший солнечный денек с красивыми облачками, грузит свою деревянную фотокамеру и несколько стеклянных пластин на специальную рессорную тележку, впрягается в нее и отправляется на съемку. Со своей нелегкой камерой забирается на крыши домов, иногда даже на колокольни.

М. Горький с женой Екатериной Пешковой. Нижний Новгород. 1904 г.

1918 год коренным образом изменил жизнь многих людей. Ломался политический и экономический уклад жизни, менялась идеология людей, менялись каноны в искусстве. Максиму Петровичу Дмитриеву в 1918 году уже исполнилось шестьдесят. Основоположник и мастер публицистического фоторепортажа в России, он начинает испытывать серьезные трудности. 23 октября 1919 года по распоряжению Нижегородской ГубЧК был арестован его зять Александр Пирожников. Спасти удалось, но с трудом.

В 1928–1929 гг. большинство фотосалонов в стране было уже закрыто или ­национализировано. Не обходят стороной эти события и Дмитриева. Нижгубфинотдел причисляет его к разряду промышленников, использующих наемный труд, что облагалось в те годы непомерными налогами. Не помогали ни объяснения, ни прошения. Фотограф решается обратиться с просьбой о помощи к А. М. Горькому, с которым его связывали долгие годы дружбы. Одну из попыток Горького помочь нижегородскому фотографу мы видим в письме писателя к председателю Нижегородского губисполкома Н. И. Пахомову:

«Дорогой т. Пахомов, простите, но я снова беспокою Вас по делам Максима Дмитриева, фотографа. Фининспекция наложила на него 6000 р. годового, уплатить такой налог он не в силах, что разорит его, сведет на степень нищего. Мне думается, он имеет право быть зачисленным в категорию кустарей, а не промышленников, как его ­считают. ­Кроме того, он — член двух важных обществ: Археолого-этнологической комиссии и О-ва краеведов, что дает ему право на членство в ЦЕКУБУ. Ему 72 г. Человек, работая всю жизнь, капитала себе не нажил и в свое время — 1901–1903 гг. — оказывал немало материальных и технических услуг местному Комитету с-д. Это могли бы подтвердить Л. Б. Красин, А. М. Лежава. Очень просил бы о снижении налога с него. Надеюсь в августе побывать в Нижнем. Сейчас занят осмотром различных учреждений Москвы, еду в Коломну, Серпухов и т. д. Хорошо в стране Советов. Крепко жму руку. А. Пешков. 07.06.29 г.»

К сожалению, все просьбы писателя о снижении налога имели временный успех. В конце 1929 года фотография М. Дмитриева была национализирована — стала государственным предприятием: фотографией Детской трудовой коммуны (ДТК), которая подчинялась краевой комиссии по улучшению жизни детей при Нижегородском крайисполкоме. Комиссия заключила трудовой договор с М. Дмитриевым, согласно которому он нанимался на должность павильонного фотографа и заведующего художественной частью в бывшую собственную фотографию.

В 1933 году Максим Петрович приступил к перевозке огромного архива из ДТК к себе на квартиру. Но неожиданно ­председатель крайбюро товарищ Монахов воспрепятствовал этому и ­конфисковал у фотографа семь тысяч негативов. Спустя четыре года М. Дмитриев пишет теперь уже новому председателю Нижегородского крайбюро Ю. М. Кагановичу:

«Моя просьба к Вам, уважаемый Юлий Моисеевич, состоит в том, чтобы Вы оказали содействие к возврату незаконно отобранных у меня негативов. Если же Вы полагаете, что негативы эти необходимы государству, то я, не возражая против их хранения в архиво-бюро, ходатайствую о назначении мне пенсии, с помощью которой я смог бы безбедно прожить остаток лет».

При этом М.Дмитриев дает следующую оценку своей работе: «Мой ­фотоархив состоит из нескольких тысяч ­негативов и обнимает всю Волгу от истока до Астрахани, буквально все строительство нашего края, как до, так и после революционного периода; по моим фотографиям можно легко проследить всю жизнь края за полувековый период с 1886 года по 1932 год».

Но негативы не вернули… Бесценный фонд М. Дмитриева, к сожалению, сохранился не полностью. Много стеклянных негативов было безвозвратно утеряно. Максим Петрович в последние годы жил в доме своего зятя А. Пирожникова. Прогрессирующая потеря зрения усиливала в нем чувство одиночества, но он до последних дней интересовался фотографией и всем, что имело к ней какое-то отношение. Умер Максим Петрович Дмитриев 16 октября 1948 года. В газете «Горьковская коммуна» появилась в связи с этим небольшая заметка.

За свою долгую и плодотворную жизнь Дмитриев собрал огромный иллюстративный материал на самые разнообразные темы. Сегодня, спустя 125 лет, работы известного российского фотографа вызывают еще больший интерес, они публикуются в различных книгах, альбомах, журналах, газетах, используются в научных трудах — как у нас в России, так и за рубежом.

rosphoto.com

ФОТОГРАФ МАКСИМ ДМИТРИЕВ (окончание)

Читайте окончание (начало — здесь) поста об основоположнике российской социальной фотографии Максиме Петровиче Дмитриеве (21.08.1858−21.10.1948).

Отдельно стоит рассказать о многочисленных поездках и экспедициях.

В 1891—1892 гг. Максим Петрович проехал по Нижегородской губернии, фиксируя ужасные последствия неурожая: голод, болезни, нищету крестьян и запустение поволжских сел. Выпущенный по итогам поездки альбом «Неурожайный 1891−1892 год в Нижегородской губернии» привлек внимание общественности не только к бедственному положению крестьян, но и к творчеству автора. Работу высоко оценили и Лев Толстой (получивший свой экземпляр альбома из рук автора) и известный художественный критик В. В.Стасов.

Голодный год в Нижегородской губернии. Больные тифом в селе Протасове Лукояновского уезда. 1891−1892 гг.

В 1894 г. — поездка по Волге от Нижнего Новгорода до Астрахани («Художественный альбом Нижнего Поволжья» и «Художественный альбом Нижегородского Поволжья»). Работы этого цикла (вкупе с более ранними) вошли в знаменитую дмитриевскую «Волжскую коллекцию». Эта поездка стала началом многолетнего труда по созданию своего рода «фото-энциклопедии» реки от истока до устья, завершенной лишь в 1902 г. А труд был немалый; сотни километров пути, тысячи снимков (примерно через каждые четыре версты). При том, что снимал Максим Петрович на пластины 50×60 см (представьте себе размер камеры!), проявлял и печатал сам. «Волжская коллекция» Дмитриева была востребована. Часть фотографий, например, вошла в многотомное издание «Россия», подготовленное П. П.Семеновым-Тян-Шанским.

Осташковские рыбаки. Тверская губерния, 1894 г.

Живя в Нижнем Новгороде, Максим Петрович, разумеется, стал и фото-летописцем города. Этому способствовало его активное участие в работе губернской ученой архивной комиссии. В Нижнем предполагалось создать исторический музей. Часть отснятого материала вошла в альбом «Нижний Новгород». Следом выходит в свет альбом, посвященный Нижегородской ярмарке (фотограф работал на ярмарке часто и много).

В 1890—1900-е гг. Дмитриев работает над тематическими циклами о жизни Поволжья. Здесь и Макарьевский женский монастырь, и торговые села, и ложкари города Семенова, и Выксунские железные заводы, и быт постояльцев ночлежного дома, и раскольнические скиты Завольжья… Многие годы создавалась и его серия «Русь уходящая».

Кулачный бой перед ночлежным домом, построенным купцом Н. А.Бугровым. Нижний Новгоро, 1890-е гг.

Не буду подробно перечислять все выставки, в которых принял участие фотограф Дмитриев и все его награды, дипломы и медали. Их было множество.(медали, полученные фотографом занимали почти всю оборотную сторону фирменного паспарту его ателье). Дебютной стала выставка 1889 г. в Москве, посвященная 50-летию изобретения фотографии. И сразу сенсационный успех! В 1892 г. на Международной выставке фотографии в Париже привлекли общее внимание дмитриевские «Арестанты на строительных работах» — первая «заявка» на новаторский подход автора к выбору фотографического сюжета. Дальнейшая выставочная география весьма обширна: Амстердам, Петербург-Петроград, Сен-Жиль, Брюссель, Одесса, Казань, Чикаго…

Максим Дмитриев был и членом различных обществ: Московского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии; Казанского и Русского фотографических обществ; Императорского Русского географического общества. А еще и неплохим предпринимателем: со временем к фото-ателье добавились фототипическая мастерская, издававшая немалыми тиражами авторские фотографии, альбомы и даже открытки.

Пожар в Муромском затоне. Нижний Новгород, 1900-е гг.

Максим Петрович проработал в своем ателье до 1927 г. Тогда же город отметил 50-летие его профессиональной деятельности и 40-летие его ателье…

Думается, что у читателя возникнет желание познакомиться с работами Максима Дмитриева поближе. Это возможно. В России издано несколько прекрасных альбомов о его творчестве. Книгу из серии «Фотографическое наследие», например, можно полистать здесь.

Человеческая жизнь во всех ее проявлениях — тема неисчерпаемая. Она была интересна Максиму Дмитриеву, она по-прежнему служит источником вдохновения для фотографов и в наши дни. А 24 января 1955 г. в Музее Современного искусства в Нью-Йорке состоялась премьера грандиозного проекта «Род человеческий» («The Family of Man»). Выстака путешествовала по миру потом еще долгие годы. .

История фотографии в датах — здесь и здесь

А здесь — свежие новости из жизни СФР

Дежурила по блогу Александра Устинова

diletant.media

Фотографии царской России от основоположника фотожурналистики Максима Дмитриева

Факты из биографии Максима Петровича Дмитриева


Максим Дмитриев.

1858 г. Родился в Тамбовской губернии.
1873 г. Поступает в ученики к известному московскому фотографу М.П. Настюкову.
1874 г. Работает в фотопавильоне М.П. Настюкова на Нижегородской ярмарке.
1877 г. Поступает ретушером в ателье Д. Лейбовского.
1879 г. Принят в ателье выдающегося фотографа А.О. Карелина.
1881 г. Открывает собственное фотоателье.
1889 г. Принимает участие во Всероссийской юбилейной фотографической выставке в Москве.
1892 г. Получает малую золотую медаль Московской выставки, золотую медаль Парижской всемирной фотографической выставки, Гран-при выставки в Сен-Жиле, Почетный диплом выставки в Брюсселе.
1893 г. Издает знаменитый альбом фотографий «Неурожайный 1891-1892 год в Нижегородской губернии».
1894 г. Приступает к созданию монументального цикла фотографий, посвященного Волге.
1896 г. Принимает участие во Всероссийской промышленно-художественной выставке в Нижнем Новгороде.
1901-1904 гг. Снимает руины Макарьевского Желтоводского монастыря.
1903 г. Завершает работу над «Волжской коллекцией».
1913 г. Фиксирует в серии крупноформатных фотографий приезд императора Николая II в Нижний Новгород.
1929 г. Фотоателье Дмитриева переходит в ведение комиссии по улучшению жизни детей. Фотограф утвержден заведующим художественной частью и павильонным фотографом.
1937 г. Из архива Дмитриева реквизируются 7000 негативов.
1948 г. Умер в Горьком в возрасте 90 лет.

Голодный год в Нижегородской губернии 1891-1892


Народная столовая в деревне Пралевке Лукояновского уезда. 1891-1892 гг. Негатив 18 × 24 см.


Доктор Решетилов осматривает больного сыпным тифом Кузьму Кашина в селе Накрусове. 1891-1892 гг. Негатив 18 × 24 см.


Раздача хлеба в ссуду крестьянам в городе Княгинине. 1891-1892 гг. Негатив 18 × 24 см.


Больные тифом в городе Княгинине. 1891-1892 гг. Негатив 18 × 24 см.


Изба татарина Саловатова в деревне Кадомке Сергачского уезда. 1891-1892 гг. Негатив 18 × 24 см.

Нижегородская ярмарка 1896


Театральная площадь Нижегородской ярмарки во время половодья. Негатив 18 × 24 см.


Общий вид ярмарки со Спасского Староярмарочного собора. Негатив 18 × 24 см.


Машинный отдел Всероссийской художественно-промышленной выставки. 1896 г. Негатив 18 × 24 см.


Самокатская площадь. Кинотеатр «Волшебный мир». Негатив 18 × 24 см.


Колокольные ряды на ярмарке. Негатив 18 × 24 см.


Театр Фигнер. Негатив 18 × 24 см.


Общий вид на Лубочные ряды и Мещерское озеро. Негатив 18 × 24 см.

Русь верующая 1891-1904


Странник в Серафимо-Дивеевском женском монастыре. 1904 г. Негатив 18 × 24 см.


Настоятель молельни поморцев в Семеновском уезде. 1897 г. Негатив 18 × 24 см.


Типы богомолок в Серафимо-Понетаевском женском монастыре. 1904 г. Негатив 18 × 24 см.


Проводы иконы Оранской Божьей Матери из Нижнего Новгорода в Оранский Богородицкий монастырь. Негатив 45 × 55 см. Фрагмент.


Святой источник в Саровском мужском монастыре. Негатив 18 × 24 см.


Съезд старообрядцев в Нижнем Новгороде. Негатив 50 × 60 см. Фрагмент.


Богомолки-мордовки, направляющиеся в Серафимо-Дивеевский женский монастырь. 1904 г. Негатив 18 × 24 см.


Закладка городской соборной мечети в Нижнем Новгороде. 1902 г. Негатив 18 × 24 см.


Странники на пути в Саровский мужской монастырь. Негатив 18 × 24 см.


Оленевский скит. Уставщицы. 1897 г. Негатив 18 × 24 см.


Серафимо-Понетаевский женский монастырь. Вид на монастырский пруд и Больничную церковь. Негатив 18 × 24 см.


Проводы иконы Оранской Божьей Матери из Нижнего Новгорода в Оранский Богородицкий монастырь. Негатив 45 × 55 см. Фрагмент.


Благовещенский Керженский единоверческий мужской монастырь. Монах-схимник. 1897 г. Негатив 18 × 24 см.

Поволжье 1894-1904


Сушка сетей. Негатив 18 × 24 см.


Озеро Вселуг. Широковский погост. Негатив 18 × 24 см.


Ложкарный базар в городе Семенове. 1897 г. Негатив 18 × 24 см.


Типы старообрядцев. Шарпанский скит в Семеновском уезде. 1897 г. Негатив 18 × 24 см.


Группа старообрядцев. Деревня Кузнецово Семеновского уезда. Негатив 18 × 24 см.


Вид на Волгу с Башменской горы. Негатив 50 × 60 см. Фрагмент.


Караван судов на Волге под Ярославлем. 1894 г. Негатив 30 × 40 см.


Ложкарное производство. Отделка ложечного черенка. 1897 г. Негатив 18 × 24 см.


Осташковские рыбаки. Негатив 18 × 24 см.


Слуда. Вид на берег Оки. Негатив 18 × 24 см.


Александровский мост через Волгу в Сызрани. 1894 г. Негатив 18 × 24 см.

Нижний Новгород 1912-1914


Вид на нагорную часть Нижнего Новгорода с левого берега Оки. Негатив 45 × 55 см. Фрагмент.


Вид на плашкоутный мост и нагорную часть Нижнего Новгорода. Негатив 18 × 24 см.


Кулачный бой перед ночлежным домом Н.А. Бугрова. Негатив 18 × 24 см.


Нижегородские «босяки». Негатив 18 × 24 см.


В операционном зале Государственного банка. 1913 г. Негатив 18 × 24 см.


Площадь перед Ромодановским вокзалом. Негатив 18 × 24 см.


В зале городского суда. Негатив 18 × 24 см.


Нижегородские «босяки». Негатив 18 × 24 см.

 

cameralabs.org

ФОТОГРАФ МАКСИМ ДМИТРИЕВ

Самое время продолжить знакомство с классиками российской светописи. Один из них- Максим Петрович Дмитриев (21.08.1858−21.10.1948). Его творчество по праву считается той точкой отсчета, ос которой началась в России документальная фотография. И, кроме того, это человек интересной судьбы. Ему, незаконнорожденному сыну крепостной крестьянки, удалось стать одним из наиболее уважаемых мастеров отечественной светописи, получившим за свое творчество многочисленные награды и на родине и за ее рубежами. Такова была сила его таланта.

С 2 до 14 лет Максим воспитывался в семье крестьянина Куприянова. Затем приемный отец отвез подростка в Москву «на заработки». Заработками стала работа в посудной и переплетной мастерской. Но родная мать, Александра Герасимова, видимо, не хотела для сына такого будущего. Вольно или невольно именно она определила дальнейший жизненный путь мальчика, устроив его в ученики к известному мастеру М. П. Настюкову (по воспоминаниям самого Дмитриева эта была лучшая фотография в Москве).

Монахини на садовых работах перед церковью Живоносного Источника в Серафимо-Понетаевском женском монастыре. Нижегородская губерния, 1904 г.

За несколько месяцев была освоена вся технологическая цепочка от промывки стеклянных пластин до ретуши отпечатков. В это же время будущий фотограф посещает рисовальные классы Строгановского училища, постигая основы живописи и композиции. В последующие годы свои знания изобразительного искусства (что в то время считалось для фотографов едва ли не обязательным) Максим Петрович пополняет, посещая музеи и художественные выставки.

В 1874 г. Настюков взял юношу с собой на нижегородскую ярмарку для работы в собственном павильоне. Так Дмитриев впервые попал в Нижний Новгород. Эта поездка стала поистине определяющим моментом жизни. Здесь Максим Петрович познакомился с А. О.Карелиным — своим будущим наставником. Понравился ему и сам город.

Нижний Новгород. Ярмарка.1890-е гг.

В 1879 г. сбылась, наконец юношеская мечта — начинающий фотограф стал помощником мэтра. Эта работа, общение с Андреем Осиповичем, его советы и наставления так много дали в творческом плане (ранние произведения Дмитриева даже сравнивали с карелинскими работами)! Но было и желание открыть свое дело. Первая попытка (на паях с Л. Галиным) оказалась не очень удачной. Заведение просуществовало около года. Последовали несколько лет переездов и работа по найму в нескольких фотоателье Орла и Москвы. Наконец, в 1886 г. в центре Нижнего Новгорода на Осыпной улице появилось ателье с собственным именем на вывеске, просуществовавшее до 1929 г. (когда оно было национализировано).

На фоне «античных» колонн и рисованных декораций здесь снималась почтенная нижегородская публика. Витрину украшали портреты «господ артистов и писателей»: Д. Мережковского, Л. Андреева, И. Бунина, В. Комиссаржевской, Ф. Шаляпина, В. Короленко. Представители передовой демократически настроенной интеллигенции Нижнего Новгорода были частыми гостями дмитриевского дома и ателье. Но центральной фигурой в те годы был, разумеется, Алексей Максимович Пешков. Они были дружны. Дружба эта вылилась в обширную галерею фотопортретов. По просьбе писателя Максим Петрович высылал ему также портреты сделанных им «характерных» представителей уличной толпы — для разработки вариантов грима героев горьковских пьес. Однажды Дмитриев даже сделал на своем стенде (на выставке в Петрограде) такую композицию: портрет Горького, окруженный снимками «типажей» — городской бедноты. Стенд имел успех!

Убийство в Гордеевке. Нижний Новгород, 1900-е гг.

Хотя критики и отмечали «художественность» исполнения портретов, они были вполне традиционны. Портретирование не было сильной стороной Дмитриева. Максим Петрович предпочитал психологической глубине изображения создание «типажа». Студийная съемка была для него коммерческой основой для разнообразных поездок и экспедиций. Для творчества.

Фотограф не замыкался в тесных рамках своего ателье. Еще в юности он увлекся съемкой на натуре. И натурой этой был не только пейзаж и городская архитектура. Бытовые сцены, народные гулянья, крестьяне, рабочие, паломники, арестанты. Жизнь в многообразии ее проявлений — вот тема его работ. И фотографии эти были абсолютно новаторскими для своего времени, потому что Дмитриев не прибегал к постановкам, как тогда было принято. В отличии от В. А.Каррика и И. В.Болдырева (чьи работы на тему народного быта приобрели к тому времени немалую известность) снимал «вживую», став первым русским фотографом — документалистом.

Закладка ремесленного училища в селе Павлове. Нижегородская губерния, 1895 г.

Окончание следует…

А знаете ли вы, что 11 января 1907 родился Александр Житомирский — мастер политического фотомонтажа. Возможно, людям старшего поколения даже знакомы обложки книг, оформленные коллажами его работы.

История фотографии в датах — здесь и здесь

А здесь — свежие новости из жизни СФР

Дежурила по блогу Александра Устинова

diletant.media

Дмитриев фотограф – Фотограф Максим Дмитриев (Нижний Новгород)

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Пролистать наверх