Типологический портрет: Типология портрета в художественном дискурсе Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Содержание

Портрет Е. О. Лихачевой - Виртуальный Pусский музей

Композиционное решение портрета писательницы и общественной деятельницы Елены Осиповны Лихачевой (1836–1904) не типично для портретного творчества Ге. Лихачева изображена в рабочем кабинете, за столом. В окружении разнообразных предметов ее маленькая фигура в черном платье как будто теряется. Глаза Лихачевой пристально смотрят на зрителя, в них читается интеллект и духовная глубина.

Еще в молодые годы Ге пришел к убеждению, что «художник обязан передать образ дорогих людей соотечественников», делая это не для себя, но «для общества». Подобными чувствами он был движим, когда писал А. И. Герцена, Н. А. Некрасова, М. Е. Салтыкова-Щедрина, позже ‒ Л. Н. Толстого. Гражданственная устремленность была одной из примет передвижнического портрета.

Образ передовой женщины, борца за социальный прогресс, утвердился в русском искусстве в 1880-е годы. Например, в это время Репин пишет и рисует Н.  В. Стасову, известную поборницу женского образования. За расширение прав женщин ратовала и Е. О. Лихачева, выступая в печати, будучи председательницей Общества содействия высшим женским курсам. Ге был довольно близко знаком с супругами Лихачевыми ‒ юристом и общественным деятелем Владимиром Ивановичем и Еленой Осиповной. Незаурядность личности последней, очевидно, и побудила художника взяться за кисть: в начале 1890-х годов он реже писал портреты, так как главные его помыслы были связаны с работой над философскими картинами из жизни Христа. Произведения христианского цикла отмечены остротой авторского переживания и смелой экспрессией художественного языка. В противовес этому портреты Ге, как правило более традиционны. По своей типологии они продолжают традиции передвижнического портрета.

Замысел портрета Е. О. Лихачевой (1836–1904) довольно прост. Человек в привычной для него среде, соответствующей его образу жизни и деятельности. Лихачева сидит за столом перед раскрытой книгой и просмотренными газетами. Спокойный приветливый взгляд обращен к зрителю. Лицо и прежде всего глаза, как всегда у Ге, написаны с особым вниманием. Не лепка объемов, отличавшая ранние портреты мастера, но наложение мелких живописных мазков придает лицу особую живость. При этом светлое пятно газетных листов передано обобщенно и деликатно, оно не нарушает гармонии композиции, сохраняя главенство в ней человека.

Типологический портрет политического обозревателя. Михаил Леонтьев

1. Типологический портрет политического обозревателя

Выполнила:
студентка 1 курса ИСФНиМК КФУ
Федорова Александра,
группа 13.3-600

2. Современное общество политизировано, причем год от года наблюдается тенденция к росту интереса политических сторон жизни.

СОВРЕМЕННОЕ
ОБЩЕСТВО
П ОЛ И Т И З И Р О ВА Н О ,
П Р И Ч Е М Г ОД О Т Г О Д А
Н А Б Л ЮД А Е Т С Я
ТЕНДЕНЦИЯ К РОСТУ
И Н Т Е Р Е СА
П ОЛ И Т И Ч Е С К И Х С ТО Р О Н
ЖИЗНИ.
Политические
обозреватели - самые
влиятельные фигуры,
которые размышляют
на данную тему; это
именно те, с мнением
которых считаются
многие люди.

3. Одним из самых известных обозревателей можно назвать Михаила Леонтьева

Михаил Леонтьев - ведущий телепередач
Первого канала «Однако» и «Большая
игра»,
главный
редактор
журнала
«Однако». Лауреат премии «Золотое
перо России».
Рассмотрим 3 его текста, опираясь на модель
политического
анализа,
используя
различные его виды: полный, частичный,
косвенный.

4. “В ответе за Юго - Восток” – статья, целиком посвященная ситуации в Донецкой республике.

“В ответе за Юго Восток”

статья,
целиком
посвященная ситуации в
Донецкой республике.
Если
рассматривать
данный материал с точки
зрения
политического
анализа,
то
можно
сказать,
что
данную
работу М. Леонтьева
можно отнести к виду
полного
политического
анализа,
так
как
выполнены
все
составляющие.
автор “увидел” событие, произошедшее на
Украине, а именно - это проблема подъёма
Донецка и всей республики в целом
1.
2.
3.
М. Леонтьев стремится изменить
господствующую политическую ситуацию,
пытается донести до читателей потребность
решения описываемого конфликта
журналист вырабатывает определенные
представления о системе политических
ценностей.

5. “Инициативы Медведева - заявка на будущее лидерство” – следующий пример

Итак, эту работу я
бы
отнесла
к
частичному
виду
политического
анализа,
потому
как:
Автор
поверхностно
описывает сложившуюся
ситуацию,
в
тексте
присутствуют
многочисленные
отступления от главной
темы
1.
Но помимо этого Леонтьев
раскрывает суть политического
события:
дебют
Дмитрия
Медведева
на
саммите
“большой
восьмерки”.
Описывается
значимость
фигуры
государственного
деятеля, его предложения по
поводу будущего
2.
В
ходе
прочтения
формируется
политический
портрет
описываемого
человека, происходит оценка
его деятельности. Аудитория,
опираясь
на
мнение
обозревателя,
делает
собственные
выводы
о
политической фигуре
3.

6. В качестве последнего примера возьму работу М. Леонтьева “Без президента Путина Россия перестанет существовать”

В
качестве
примера возьму
Леонтьева “Без
Путина Россия
существовать”
последнего
работу М.
президента
перестанет
Данное
обозрение, по –
моему мнению,
относится
к
косвенному
виду
политического
анализа:
1.
статья не
отличается
глубиной
размышлений: в
тексте не
приводятся
значимые
аргументы, нет
четкого описания
злободневной
политической
ситуации,
развития
конфликта
2.
образ героя
политического
обозрения
остается
расплывчатым,
читатели не могут
сделать
полноценного
вывода о
недостатках и
преимуществах
функционировани
я работы В.
Путина
3.
автор
пытается
высказать
собственные
пути развития
будущего, но
данные
аргументы не
являются
весомым
доказательством
Заключен
ие
Портрет
политического
обозревателя
знает не только
сиюминутное
мировое
положение, но
также
представляет
вариантыв
он ориентируется
развития событий
разнообразных
политических
ситуациях
политический
создает образ
работа
обозреватель не описываемого
политического
столько
деятеля,
обозревателя в
информирует о
настраивает
какой-то мере
событиях в
читателя на
помогает
области
заданную
читателям
политики,
оценку
ориентироваться
сколько
политика
в мире
раскрывает их
суть
при помощи основных
он анализирует
и, возможно,
методик
их и
корректировать
публицистического
обязательно
свои действия или
жанра
выражает свою
(биографического
взгляды
позицию
описания, комплекса
сведений о
осведомлен и о
слабых и сильных
сторонах всех
ключевых
политиков,
общественных
деятелях

8.

ЗаключениеНа основе данной работы я пришла к выводу, что
политический обозреватель – это в первую
очередь узкоспециализированная сфера
деятельности журналиста.
Обозреватель в поисках информации использует
журналистские материалы: статьи, заметки,
сообщения радио и телепередач.
Но, если, к примеру, корреспондент узнаёт
подробности событий, берёт интервью,
комментарии различных деятелей, то
политический обозреватель занимается
аналитикой, ему необходим более широкий
кругозор и видение всех политических событий
жизни здесь и сейчас.

Карл Брюллов. Портреты из частного собрания Санкт-Петербурга

Выставка впервые знакомит московскую публику с восемью произведениями Карла Павловича Брюллова (1799–1852), крупнейшего русского художника первой половины XIX века.

Демонстрация картин рядом с хрестоматийными полотнами мастера в экспозиционных залах Третьяковской галереи дополняет представление о художественном наследии Брюллова, а также дает зрителю редкую возможность познакомиться с настолько значимыми произведениями, известными лишь специалистам.

Подобные выставки вводят в общий культурный контекст картины, скрытые от глаз широкой публики, «скрепляют звенья общей цепи» истории русского искусства.

Портреты из частного собрания Санкт-Петербурга, представленные в залах Третьяковской галереи, исполнены К.П. Брюлловым в различные периоды творчества. Они демонстрируют своеобразные типологические структуры портретного образа: парадные и камерные изображения, групповой семейный портрет, конный «портрет-прогулка», автопортреты.

Брюллов-портретист исходил, прежде всего, из особенностей модели. Для живописца главным оставался человек с его неповторимыми индивидуальными чертами и особым душевным настроем. Найденная композиция каждого портрета, его колористическое решение всегда звучала в унисон с внутренним миром изображенных людей.

Владелец коллекции — прапраправнук архитектора Александра Брюллова, старшего брата живописца Карла Брюллова. От своих прославленных родственников коллекционер унаследовал семейную реликвию «Портрет аббата» (конец 1830-х).

Замечательное по мастерству и выразительности произведение всегда находилось в поле зрения исследователей. Так, портрет экспонировался на выставке картин и редких произведений, принадлежащих членам императорского дома и частным лицам Петербурга (1861) и на Историко-художественной выставке русских портретов, проходившей в Таврическом дворце (1905).  

Первоначальный собирательский интерес владельца к творчеству Брюллова был обусловлен фактом его личной биографии. В последующие годы шли целенаправленные поиски работ легендарного предка. Некоторые из произведений долгое время находились в частных руках за границей. Так, один из ранних автопортретов К.П. Брюллова был приобретен на лондонском аукционе, а конный портрет А.Н. Демидова куплен в Париже. Из московского собрания доктора медицины академика Д.А. Жданова поступило парадное изображение «Дамы у фортепьяно» (1838). Авторитетный исследователь творчества живописца Э.Н. Ацаркина атрибутировала изображенную на портрете как супругу Брюллова Эмилию Тимм.

Семейный «Портрет Е.П. Гагариной с сыновьями Евгением, Львом и Феофилом» (1824) был куплен у петербургских наследников великого физиолога и нобелевского лауреата И.П. Павлова.

Интересна история бытования вновь обнаруженного повторения самого известного автопортрета Брюллова (1848, ГТГ). В конце XIX века этот экземпляр принадлежал великому князю Константину Константиновичу (поэтический псевдоним — К.Р.) и находился в Мраморном дворце. В результате послереволюционных перераспределений картина попала в Музей Института русской литературы АН СССР (Пушкинский дом), откуда с разрешения президента Академии Н.И. Вавилова была передана художнику Г.Д. Епифанову в обмен на скульптурный бюст М.В. Ломоносова работы Ф.И. Шубина. До недавнего времени портрет хранился у потомков Епифанова.

В результате буквально за 15 лет удалось приобрести еще пять портретов кисти Брюллова. В числе других произведений эти работы экспонировались в залах Государственного Русского музея в 2013 году на выставке «Карл Брюллов. Из частных коллекций Москвы и Санкт-Петербурга». Предварительно все произведения прошли тщательную искусствоведческую и технико-технологическую экспертизу.

В рамках выставочного проекта впервые в Третьяковской галерее будет экспонироваться «Портрет А.К. Демидовой» (1836–1837) К.П. Брюллова из Государственного комплекса «Дворец конгрессов» в Стрельне. Эту картину Третьяковская галерея пыталась приобрести в 1995 и 2007 годах на торгах аукциона «Сотбис» в Лондоне.

Экспонируемые произведения:

— 7 живописных полотен из частного собрания;
— 1 живописное полотно из Государственного комплекса «Дворец конгрессов», Санкт-Петербург​.

Психологические портреты

Описание типов личности (психологические портреты), которые даны в терминах, близких к жизни и деятельности делового человека, приведены в приложении 1.

Темпераменты человека

Вернемся к темпераментам человека. Известный специалист в области соционики В. Гуленко показал возможность соединить психологический тип человека с его темпераментом. Ранее указывалось, что в соответствии с типологией темпераментов Г. Айзенка темперамент образуется сочетанием двух характеристик: экстра/интроверсия и эмоциональная устойчивость. Первая характеристика присутствует в типологии Юнга, вторую можно равноценно заменить с характеристикой рацио/ирраииональность, описывающей подвижность нервной системы: иррациональные типы легко переключаются с одной деятельности на другую, отличаются большой гибкостью в поведении. Рациональные же типы имеют инертную нервную систему - с трудом работают в режиме постоянных переключений, в поведении последовательны и надежны. В этом случае схема на рис. 1. примет следующий вид (рис. 2).

Из схемы следует, что:

Флегматики - рациональные интроверты (Робеспьер, Максим, Драйзер, Достоевский).

Сангвиники - рациональные экстраверты (Гюго, Гамлет, Джек, Штирлиц).

Меланхолики - иррациональные интроверты (Дюма, Есенин, Бальзак, Габен)

Холерики - иррациональные экстраверты (Дон Кихот, Жуков, Наполеон, Гексли).

Охарактеризуем полученные группы.

  1. Флегматики - это психологические типы, которые спокойны как внешне, так и внутренне. Это самый уравновешенный из всех темпераментов. Интровертная рациональность делает их сдержанными и закрытыми, не отвлекающимися на внешние раздражающие факторы. Это вовсе не означает, что флегматик не способен вспылить. Просто, чтобы довести его до такого состояния, надо потратить значительно больше сил, чем для представителей других темпераментов. Волевой выдержкой отличаются Максим и Драйзер, терпеливостью и покладистостью Робеспьер и Достоевский.
  2. Сангвиники - это психологические типы, которые беспокойны внешне, но спокойные внутри. Их можно охарактеризовать как среднеуравновешенных. Из-за внешней активности многие их принимают за холериков, но это не так: после вспышек раздражительности они очень быстро успокаиваются, для чего им достаточно переключиться на какой-либо другой внешний стимул. Сангвиникам это легко удается благодаря такому свойству, как иррациональная экстравертность. Настоящий же холерик пока не выплеснет накопившееся раздражение наружу, не успокоится. Без особых последствий ссорятся и мирятся Наполеон и Жуков, легко переключают свое внимание с раздражающей темы на приятную Гексли и Дон Кихот.
  3. Меланхолики - это психологические типы, которые спокойны внешне, но беспокойны внутри. Они подобно сангвиникам занимают промежуточное значение по степени уравновешенности нервной системы, сдвигаясь, однако, ближе к полюсу неуравновешенности. Меланхолики - интроверты, поэтому свои внутренние переживания они скрывают под маской спокойствия или, наоборот, оживленности. По этой причине их легко спутать с другими темпераментами. Проблема любого меланхолика - поиск внутренней гармонии, которую так легко разрушить грубыми воздействиями внешних факторов. Меланхолическими депрессиями страдают как оптимистически настроенные Дюма и Есенин, так и пессимисты Бальзак и Габен. Их чувствительная нервная система тонко воспринимает несовершенство мира, порождающее страдания, и заставляет прятаться либо за наигранным оптимизмом, либо за подчеркнутым пессимизмом.
  4. Холерики - это психологические типы, которые отличаются как внутренним, так и внешним беспокойством. Этот темперамент самый неуравновешенный: когда HI пути холерического психологического типа возникает внезапное препятствие, из-за экстраверсии он не в силах сдержать возбуждение - оно выплескивается наружу. Обойти препятствие ему тоже трудно из-за своей рационально! прямолинейности. Взрывным холерическим темпераментом отличается и нервозный Штирлиц, и беспокойный Джек, и взволнованный Гамлет, и обладающий сильным эмоциональным прессингом Гюго.

Теперь обратимся к моделям, с помощью которых можно описать психику человека, руководствуясь указанными выше свойствами. В соционике используются две модели; обе они принадлежат А. Аугустинавичуте, но поскольку первая из них наиболее близка идеям Юнга, ее принято называть модель "Ю". Вторая (модель "А") - самая полная, нее входят все 8 функций. На ней мы остановимся позднее а сейчас рассмотрим первую модель.

Модель "Ю"

Согласно этой модели, человеческая психика есть результат совместного действия четырех "каналов связи". Условимся именовать их по номерам по мере убывания силы действия: с самого сильного до самого слабого. Каждая из функций занимает свой канал, не повторяясь ни в одном; из них.

  1. Первый канал - самый мощный, в наибольшей мере! определяющий психический тип человека. Психическая функция этого канала связи именно та область, где индивид в наибольшей степени уверен в себе, легко ориентируется, спокойно переносит критику и шутки в свой адрес. По этому каналу человек получает наиболее полную и объективную информацию о мире. Его мысли, его действия и часто его профессия так или иначе зависят от вида функции, действующей в его первом канале.
  2. Второй канал называют продуктивным, или творческим. Это - доминантная сфера, область активного действия, направленного вовне. Творческие возможности человека всегда согласуются с функцией, действующей в этом канале.
  3. Третий канал: тут есть стремление (чаще всего неосуществимое) видеть себя в согласии с миром и с самим собой. Но этот канал не обладает слишком сильной энергетикой, так что давление, оказываемое в этой области, человек воспринимает весьма болезненно. Психическая функция размещенная здесь, оказывается в результате весьма уязви мой для постороннего вторжения. Вот почему третий информационный канал обозначают иногда как ТНС (точка наименьшего сопротивления).
  4. Четвертый канал называют обычно суггестивным, ибо по этому каналу человек в наибольшей степени внушаем Психическая функция, действующая здесь, - самая слабая из четырех; человек весьма неуверенно по ней ориентируется, и коррекция ему естественно необходима. Однако на сознательном уровне он почти безразличен к информации в данной области и довольно слабо ее воспринимает.

В дальнейшем для определения соционического типа мы будем пользоваться моделью "Ю" не только в силу ее относительной простоты, но, главным образом, потому что самые существенные каналы связи (первые три) выявлены уже. здесь. В общем виде эти модели для всех шестнадцати психологических типов выглядят следующим образом:

Символы функции для каждого соционического типа обозначены строго по их расположению в "каналах связи" (сверху вниз). Это означает, что функция, стоящая наверху, находится в первом (акцептном) канале. Ниже - второй (творческий) канал и т.д. Таблица, однако, вызывает целый ряд вопросов, например: почему типов всего 16 - ведь вариантов сочетаний должно быть значительно больше; почему в психике человека должен доминировать только один канал; только ли восемью функциями может определяться тип человека?

Не на все эти вопросы можно найти логически обоснованный ответ. Когда речь идет о человеческой психике, все остальные закономерности устанавливаются только путем длительных наблюдений (этому помогает и клиническая практика). Именно наблюдениями - их начал Юнг - установлено, что действительно в психике доминирует одна из психических функций - она-то и действует в первом канале. Эта функция, во-первых, должна совпадать с "вертностью" индивида, во-вторых, иметь точную ориентацию по оси "рациональность-иррациональность" и уже в этой области определиться по признаку либо логико-эмоциональному, либо сенсорно-интуитивному.

Кроме того, функция, расположенная во втором творческом канале, должна обладать, по крайней мере, тремя обязательными свойствами:

  1. Противоположной "вертностью". Если первая функция интровертна, то вторая должна быть экстравертна, и наоборот. Как было рассмотрено ранее, функции разной "вертности" мы условились изображать символами разных цветов.
  2. Функция второго канала должна быть также на другом полюсе по признаку рациональности-иррациональности, по сравнению с функцией первого канала.

Два вышеназванных признака можно обосновать очень просто: психика любого нормального человека должна обладать, хотя бы потенциально, свойствами равновесия. Поэтому две самых сильных функции в своих основных качествах обязательно будут дополнять друг друга.

Между обеими первыми функциями существует самая тесная взаимостимулируюшая связь. Обе функции как бы связаны в единое целое. Условимся называть это ВЕДУЩИМ БЛОКОМ. Так вот, именно этот блок и определяет соционический тип. Теперь понятно, почему их 16: таково количество возможных вариантов (из 8 по 2).

Что касается порядка расположения остальных двух функций, то он подробно расписан в модели "А".

Модель "А"

В модели Юнга (модель "Ю"), как было рассмотрено выше, в характеристике каждого типа использованы четыре из восьми функций. Однако человек не может обойтись без остальных четырех. Другое дело, что они не в той же степени проявляют себя и не так четко могут быть осознаны. Поэтому самая полная модель должна включать все 8 психических функций. Такая модель была построена А. Августинавичуте и в честь создательницы получила название модель "А". Эта модель - скорее результат интуитивной догадки, чем нечто логически доказуемое. Аналогично тому, как это было сделано при рассмотрении модели "Ю" , приведем сразу готовый результат. Нам достаточно выбрать модель, соответствующую только одному из 16 типов, например Дон Кихоту. Для сравнения приводим оба вариант.

Модель "А" составлена из двух колец так, как это изображено на рисунке. Верхнему кольцу обычно присваивают названия: сознательное, активное, ментальное; нижнему -бессознательное, пассивное, витальное. Верхнее активное кольцо включает в себя три уже хорошо знакомых нам из модели "Ю" информационных канала. Четвертый канал оказался в нижнем кольце модели "А".

По предположению автора модели, активное кольцо - сознательно. С его помощью человек осмысливает информацию, обменивается ею с другими людьми. Выдаваемая информация строго контролируется, непосредственным реакциям здесь места нет. Индивид говорит и демонстрирует с этого кольца только то, что он сознательно хочет сказать или показать.

Нижнее пассивное кольцо - подсознательно. Разница между сознанием и подсознанием (по мысли Юнга) в первом случае это то, что индивид делает, во втором - то, что с ним происходит. Кольцо сознания также носит название ментальное, что означает мыслительное, умственное, а кольцо подсознания - витальное, т.е. способствующее жизнедеятельности организма.

В одно из колец всегда входит интуиция времени, а в другое - интуиция возможностей. Поскольку первая характеризует восприятие процессов, меняющихся во времени, то кольцо с ней - динамическое, а кольцо с интуицией возможностей - статическое.

По сути дела это отражение двух одновременно существующих сторон материальной действительности: динамических и статических процессов. Но один из этих процессов воспринимается сознательно, другой - подсознательно.

Все четыре функции каждого кольца связаны энергетическим импульсом, который может иметь два направления: по часовой стрелке (+) и против часовой стрелки (-).

Теперь в рамках модели "А" рассмотрим взаимодействие дуалов. Модели дуалов в определенном смысле противоположны. Что у одного расположено в активном ментальном кольце, у другого находится в пассивном.

Направление импульса в каждом кольце задается сама активной функцией. По схеме видно, что знаки у колеи разные. Это ведет к максимальной социализации обоих индивидов и к повышению их жизненного тонуса.

Сильные и слабые стороны психологических типов, вытекающие из модели "Ю" и "А" , представлены в таблице 9

Всероссийский музей А. С. Пушкина

Значительная часть фонда была сформирована в Литературном музее ИРЛИ (Пушкинский Дом), филиалом которого музей Некрасова был с 1946 по 1953 год. Музей торжественно открылся 5 декабря 1946 года, к 125-летию поэта, в доме на Литейном, 36.

В 1953 г. Музей Н. А. Некрасова вместе с пушкинскими музеями нашего города был выделен из системы Академии наук и стал филиалом нового учреждения — Всесоюзного музея А. С. Пушкина (ныне — Всероссийский музей А. С. Пушкина). Значительная часть материалов тогда же была передана из ИРЛИ новому музею, в том числе и бесценные экспонаты — мемориальные предметы. На протяжении следующих шести десятилетий плодотворная собирательская работа в Мемориальном музее-квартире Н. А. Некрасова не прекращалась. Сотрудники целенаправленно собирали материалы и об И. И. Панаеве, что позволило создать и открыть мемориальные комнаты соредактора Некрасова по журналу «Современник».

Основу фонда составляют реликвии: прижизненные живописные, графические и фотографические портреты Н. А. Некрасова, его автографы, личные вещи, иллюстрации к его произведениям, издания его произведений, журналы «Современник» и «Отечественные записки», редактором которых он был на протяжении 30 лет. Несомненную художественную и историческую ценность составляют материалы «панаевской» коллекции, рассказывающие о старинном дворянском роде Панаевых, представители которого оставили заметный след в российской истории.


Николай Алексеевич Некрасов

И. Д. Захаров. 1843. Бумага, акварель. 16,8 × 14,6. КПН-6

Первое известное прижизненное изображение Н. А. Некрасова. Поступил в Пушкинский Дом в 1919 г. из личного собрания В. П. Гаевского — критика, историка литературы, автора публикаций в журнале «Современник». Впервые экспонировался в 1921 г. на выставке в память 100-летия со дня рождения поэта в Пушкинском Доме.

Из Пушкинского Дома в 1953 г.

.

Николай Алексеевич Некрасов

С. Л. Левицкий. 1856. Фотобумага, фотопечать. 13,6 × 9,6 — изображение, 23 × 18 — паспарту. КПН-28

Первый известный прижизненный фотопортрет Н. А. Некрасова. Поэт снимался у С. Л. Левицкого в ателье «Светопись Левицкого» в доме Имзена на Невском пр. напротив Казанского собора по настоятельной просьбе И. С. Тургенева.

В 1854–1855 гг. писатель часто посещал имение В. П. и М. Н. Толстых, своих соседей по Спасскому. 24 мая 1854 г. он сообщает Тургеневу: «Портрет мой в хорошей рамке посылается на днях графине Толстой». Такой же портрет Некрасов подарил перед отъездом за границу старшему конторщику журнала «Современник» и подписал его: «Карлу Ивановичу Вульфу на память. Н. Некрасов. СПб. 1856, Апр. (исправлено на “Авг”) ».

Из Пушкинского Дома в 1953 г.

Николай Алексеевич Некрасов

К. И. Бергамаско. 1872. Фотобумага, фотопечать. 11,3 × 8,5 — изображение, овал; 16,7 × 11,1 — паспарту. КПН-1884

Один из лучших фотопортретов Н. А. Некрасова. А. А. Плещеев, сын поэта А. Н. Плещеева, получил в подарок от Некрасова такой портрет 30 мая 1872 г. с автографом «Саше Плещееву на память. Н. Некрасов».

Из Пушкинского Дома в 1953 г.

 

Николай Алексеевич Некрасов

И. Н. Крамской. 1877. Холст, масло. 72 × 55. КПН-64

Портрет написан Крамским с натуры в квартире поэта на Литейном проспекте по заказу П. М. Третьякова. Начав работу 7 февраля 1877 г., художник окончил портрет уже в конце марта, хотя поэт не мог позировать подолгу: в то время он был уже тяжело и неизлечимо болен. По просьбе Некрасова Крамской сделал два авторских повторения портрета — для его сестры и жены.
Портрет, подаренный поэтом жене Зинаиде Николаевне, был приобретен у нее после смерти Некрасова крупным петербургским промышленником и меценатом, большим почитателем Некрасова В. Ф. Голубевым.

В 1921 г. поступил в Пушкинский Дом, в музей-квартиру — в 1953 г.

Иван Иванович Панаев

К. А. Горбунов. 1850. Бумага, карандаш. 14 × 12 — изображение; 26,8 × 18,4 — лист. КПН-22

Портрет был приобретен у дочери художника Н. К. Горбуновой-Васильевой Б. Л. Модзалевским. и подарен им Пушкинскому Дому, в музей квартиру поступил в 1953 г.

И. И. Панаев и Н. А. Некрасов

С рис. Н. А. Степанова <1848> г. Бумага, литография. 23 × 15. КПН-1746

Шарж на И. И. Панаева и Н. А. Некрасова был предназначен для «Иллюстрированного альманаха», который был задуман в середине 1847 г. в качестве приложения к журналу «Современник». По первоначальному плану издание это должно было включать около пятидесяти гравюр и литографий. К началу 1848 г. «Иллюстрированный альманах» был отпечатан и готов к выходу в свет, но был запрещен цензурой.

Из Пушкинского Дома в 1953 г.

 

Иван Иванович Панаев

Неизвестный художник. Последняя четверть XVIII в. Холст, масло. 63 × 51, овал. КПН-756

Портрет Ивана Ивановича Панаева, деда писателя, из парижского собрания семьи Панаевых. По желанию владельца коллекции Сергея Павловича Панаева и завещанию его жены Лидии Алексеевны панаевские реликвии были привезены из Парижа и переданы в музей-квартиру Н. А. Некрасова в 1966 г. их племянницей Александрой Иосифовной Панаевой-Бестужевой.

Надежда Владимировна Панаева

Н. А. Майков. 1846. Холст, масло. 100 × 84. КПН-1939

Портрет дочери Владимира Ивановича Панаева, известного поэта-идиллика, директора канцелярии министерства двора, двоюродная сестра писателя И. И. Панаева Надежды Владимировны Панаевой (в замужестве Кисловской).

Дар музею-квартире Владимира Сергеевича Кисловского, правнука Н. В. Кисловской, в 1988 г.

Портрет А. Я. Панаевой

К. А. Горбунов. 1841. Бумага, акварель. 19 × 15 — изображение, 26 × 21,5 — лист. КПН-42

Дар Пушкинскому Дому внучки А. Я. Панаевой В. С. Дрешер в 1929 г., в 1953 г. поступил в музей-квартиру.

.

Печатка А. Я. Панаевой.

2-я половина XIX в. Бронза, агат. Длина — 7,1. КПН-1709

Печатка с инициалами «А. П.». Дар внучатого племянника Н. А. Некрасова Луки Константиновича Горбатова в 1985 г.

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин

И. Н. Крамской. 1877. Холст, масло. 62 × 53. КПН-72

Поступил в Пушкинский Дом из Центрального хранилища Государственного музейного фонда в 1927 г.; в музей-квартиру — в 1953 г..

Кресло М. Е. Салтыкова-Щедрина

1880-е гг. Дуб, плетенка. Высота — 109, сидение — 62 × 58. КПН-458

Кресло выполнено в псевдо-русском стиле. Было приобретено Пушкинским Домом в 1926 году от жильцов квартиры на Миллионной улице, которую перед своим отъездом за границу занимала дочь Салтыкова-Щедрина Е. М. де Пассано, и где было обнаружено еще много вещей и рукописей писателя. Это кресло стояло в кабинете в его последней квартире на Литейном проспекте в доме Красовской (ныне дом № 60), что подтверждается фотографией, сделанной Л. Пантелеевым в феврале 1886 года и запечатлевшей Салтыкова-Щедрина, сидящим в этом кресле. Экспонируется в Музее-квартире Н. А. Некрасова.

Стол-бюро Н. А. Некрасова

1860-е гг. Орех, сукно, металл. 176 × 105 × 90. КПН-435

К верхней части бюро привинчена серебряная дощечка с надписью: «Письменный стол Н. А. Некрасова, завещанный Г. З. Елисеевым В. И. Ковалевскому». Г. З. Елисеев — соредактор Н. А. Некрасова по журналу «Отечественные записки». В 1918 г. был подарен родственником В. И. Ковалевского Е. П. Ковалевским Пушкинскому Дому, в 1953 г. поступил в музей-квартиру.

Кресло Н. А. Некрасова

1860-е гг. Орех, кожа, медь. Высота — 78, ширина — 92, глубина — 116; сидение — 72 × 76. КПН-559

Приобретено у вдовы Н. А. Некрасова Зинаиды Николаевны крупным петербургским промышленником и меценатом, большим почитателем Некрасова В. Ф. Голубевым. После его смерти хранилось в Москве в квартире писательницы Т. Л. Щепкиной-Куперник, которая писала: «В столовой стояло “некрасовское кресло”, принадлежавшее покойному поэту, в котором он проводил последние годы своей жизни. Я до сих пор не расстаюсь с ним». По ее завещанию кресло поступило в музей-квартиру в 1954 г.

Шкатулка для перчаток итальянской певицы А. Бозио

Картон, бархат, шелк, бронза, дер. 8 × 26 × 13. КПН-684

Анджолина Бозио — знаменитая итальянская певица (сопрано). С 1856 г. четыре сезона пела на сцене Итальянской оперы в Петербурге. В 1859 г. внезапно умерла от воспаления легких и была похоронена на Новом кладбище для иностранцев на Выборгской стороне.

Н. А. Некрасов писал: «Вспомним Бозио. Чванный Петрополь / Не жалел ничего для нее. / Но напрасно ты кутала в соболь / Соловьиное горло свое. / Дочь Италии! С русским морозом / Трудно ладить полуденным розам (1865,«О погоде», ч. II).

Шкатулка поступила в музей в 1960 г. от заслуженной артистки КБ АССР профессора Веры Ильиничны Павловской-Боровик, которая получила шкатулку от сестры В. Ф. Комиссаржевской артистки Надежды Федоровны Скарской-Гайдебуровой. Ее отец, знаменитый тенор Мариинского театра Федор Петрович Комиссаржевский, много раз пел с А. Бозио.

Шкаф в стиле Буль

2-я половина XIX в. Дерево крашеное, мастика, бронза, мрамор. 120 × 110 × 44. КПН-690

Приобретен в 1960 г. у В. И. Павловской-Боровик как типологический предмет для обстановки гостиной..

Композиция. Вещи из семьи Некрасовых

Композиция. Игральные карты, грифельная доска, мелок и щеточка для ломберного стола

 

Иллюстрация к стихотворению Н. А. Некрасова «Дядюшка Яков»

Н. И. Альтман. 1949. Бумага, картон, карандаш, цветной карандаш. 24 × 21. КПН-1105

Иллюстрация к стихотворению Н. А. Некрасова «Школьник»

А. Ф. Пахомов. 1941. Бумага, автолитография подкрашенная акварелью. 43 × 32 — изображение, 61,7 × 43,5 — лист. КПН-1185

Дар Э. Ф. Пахомовой, вдовы художника, в 1977 г.

Иллюстрация к сказке М. Е. Салтыкова-Щедрина «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил»

Приобретена у И. Н. Матвеевской, дочери художника в 2009 г.

Исследования по славянской диалектологии. 16: Грамматика славянских диалектов. Механизмы эволюции. Утраты и инновации. Историко-типологические явления. М., 2013.

16-й выпуск серийного издания «Исследования по славянской диалектологии» содержит статьи, посвященные рассмотрению грамматических особенностей славянских диалектов. Явления грамматики рассматриваются в широком аспекте – это образование отдельных морфем и парадигм, средства словообразования, семантика грамматических категорий. Предлагается также опыт построения именной словообразовательной модели, по правилам которой сочетаются именные и суффиксальные морфемы в частной диалектной системе (ЧДС). Грамматика славянских диалектов определенным образом реагирует на контакты с иноязычным окружением. Результаты этих контактов описаны на материале польского, чешского, словацких и севернорусских говоров, а также славянского диалекта в албаноязычном окружении. В ряде статей публикуются записи диалектных текстов. Выпуск представляет интерес для тех, кто интересуется грамматическим устройством славянских языков / диалектов в их динамике и современном состоянии.

The 16th issue of the series “Studies in Slavic Dialectology” contains articles devoted to the grammatical particularities of Slavic dialects. The grammatical events are examined widely, as a formation of different morphemes and paradigms, as means of word formation, as semantics of grammatical categories. The experience of creating substantial and suffixal morphemes in a dialectal system is also discussed. Grammar of the Slavic dialects has a particular reaction to the contacts with foreign environment. Results of such contacts are described through examples of Polish, Check, Slovak and North Russian dialects, as well as a Slavic dialect existing in the Albanian surrounding. In some articles transcripts of dialectal texts are published. This issues is useful for those, who are interested in grammar of Slavic languages/dialects in its developmental dynamics and current state.

Редколлегия издания: к. ф. н. М. М. Алексеева, к. ф. н. Д. Ю. Ващенко (Анисимова), д. ф. н. А. Ф. Журавлев, д. ф. н. Л. Э. Калнынь, М. Н. Толстая.

Отв. редактор выпуска: д. ф. н. Л. Э. Калнынь.

Рецензенты выпуска: д. ф. н. В. С. Ефимова, к. ф. н. И. И. Исаев.

Содержание

Предисловие

П. Е. Гриценко. Грамматический портрет диалекта

П. Жиго. К проблеме картографирования субстантивных парадигм в диалектах славянских языков

Т. В. Попова. Категория рода и перестройка типов склонения существительных в восточнославянских диалектах

О. А. Абраменко, С. Л. Николаев, А. В. Тер-Аванесова, М. Н. Толстая. Системы соотношения gen. и dat.-loc. a-основ в восточнославянских языках: сравнительно-исторический аспект

А.  Эркер. Формы настоящего времени в белорусском смешанном говоре на балто-славянском пограничье

Г. К. Венедиктов. Об аналогическом преобразовании презентной основы некоторых глаголов в болгарских говорах

А. Р. Чернявский. Формы глаголов 1 л. мн. ч. настоящего времени в белорусских говорах Общеславянского лингвистического атласа

В. П. Русак. Морфонология белорусских диалектных глаголов

Н. Е. Ананьева. Морфология глагола в польском говоре с. Вершина Иркутской обл.

А. В. Тер-Аванесова. Производные формы глагольной парадигмы и некоторые отглагольные частицы в одном среднерусском говоре

Л. Э. Калнынь. Флексия им. ед. м. р. местоименных прилагательных как особенность русских диалектов

Е. С. Лунькова. Опыт описания частной морфемной модели в смоленских говорах

А. Ф. Журавлев. Возвращаясь к проблеме категории числа у русского наречия

С. И. Иорданиди. К истории некоторых непродуктивных именных суффиксов в русском языке

И. А. Букринская, О. Е. Кармакова. Способы выражения собирательности в русских говорах: грамматика и семантик

С. С. Скорвид, Д. К. Поляков. О проницаемости грамматической системы в ситуации межъязыковой интерференции в говоре потомков чешских переселенцев на Северном Кавказе

С. А. Мызников. О грамматических аспектах прибалтийско-финского и севернорусского языкового взаимодействия: каузативные глаголы

М. М. Макарцев. Система личных местоимений в славянском говоре с. Бобоштица (округ Корчи, Албания)

Д. Ю. Ващенко (Анисимова). Неопределенные местоимения в словацких диалектах на фоне словацко-венгерских контактов

Г. С. Кобиринка. Украинские диалекты в свете лексикографии

Вставные слова и конструкции в жанре политического портрета (содержательная типология и способы оформления)


Please use this identifier to cite or link to this item: https://elib. bsu.by/handle/123456789/164512

Title: Вставные слова и конструкции в жанре политического портрета (содержательная типология и способы оформления)
Authors: Скворцова, Наталья Николаевна
Keywords: ЭБ БГУ::ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ::Языкознание
Issue Date: 2016
Publisher: Минск: РИВШ
Citation: Русский язык: система и функционирование (к 95-летию БГУ, 50-летию кафедры русского языка, 90-летию профессора П. П. Шубы) : сб. материалов VІІ Междунар. науч. конф., Минск, 18–19 октября 2016 г. / редкол. : И. С. Ровдо (отв. ред.) [и др.]. – Минск : РИВШ, 2016. – С. 233–238.
Abstract: В сборнике представлены работы, касающиеся исследования системы языка в синхронии и диахронии, семантической интерпретации и номинации, функционального и прагматического аспектов грамматических категорий, синтаксического строя русского языка, динамики языковых контактов, а также проблем преподавания русского языка в вузе и школе и преподавания русского языка как иностранного. Адресуется научным работникам, аспирантам, студентам.
URI: http://elib.bsu.by/handle/123456789/164512
ISBN: 978-985-586-042-7
Appears in Collections:2016. Русский язык: система и функционирование

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

фотографических типологий: изучение типов

Искусство фотографической типологии уходит корнями в серию портретов Августа Сандера 1929 года под названием «Лицо нашего времени», представляющую собой собрание работ, документирующих немецкое общество в период между двумя мировыми войнами. Сандер стремился создать запись о социальных типах, классах и отношениях между ними и признал, что показ его портретов как коллекции раскрывает гораздо больше, чем отдельные изображения.Этот рекорд был настолько мощным, что фотопластинки были уничтожены, а книга была запрещена вскоре после того, как нацисты пришли к власти четыре года спустя.


Вверху: изображения из «Лица нашего времени» Августа Сандера и вверху: работа Бернд и Хиллы Бехер

Термин «типология» впервые был использован для описания стиля фотографии, когда Бернд и Хилла Бехер начали документировать ветхую немецкую промышленную архитектуру в 1959 году. Супруги описали свои объекты как «здания, в которых анонимность считается стилем».Стоическая и отстраненная, каждая фотография была сделана под одним и тем же углом, примерно на одинаковом расстоянии от зданий. Их цель состояла в том, чтобы запечатлеть пейзаж, который они видели, как изменяющийся и исчезающий на их глазах, поэтому снова «Типологии» не только фиксировали момент времени, но и побуждали зрителя задуматься о месте объекта в мире.

Влияние Берчера как лекторов в Дюссельдорфской школе фотографии передало типологии следующему поколению фотографов.Ключевые фотографы-типологи, такие как Томас Струт, Томас Рафф, Томас Деманд и Джиллиан Уеринг, приводят к возрождению этих документальных размышлений на самые разные темы - от гигантских фотографий «паспорта» Раффа до пустынных пустых городов Спроса.

В последние годы к искусству типологий возобновился интерес, отчасти благодаря признанию со стороны галерей, в том числе галереи Тейт Модерн, которая провела ретроспективу типологий в Лондоне в 2011 году. Это движение получило признание благодаря акценту на сравнении, анализе и самоанализе. как, возможно, один из самых важных социальных вкладов 20-го века.


Бернд и Хилла Бехер


Источник изображения: artnet.com - Изображение газовых баллонов VII из серии: Типологии


Источник изображения: Галерея Барбары Кракова - Водонапорные башни Изображение IV из серии: Типологии


Источник изображения: Галерея Барбары Кракова - Каркасные дома, Промышленный район Зиген


Джефф Броус


Американские типологии - свежеокрашенные дома Джеффа Брауза


Рэйчел Бин


Шоколадный батончик в разрезе Рэйчел Бен


Джеймс Моллисон


Джеймс и другие обезьяны Джеймсом Моллисоном


Кевин Бауман


Изображения из 100 заброшенных домов - запись о заброшенности в Детройте в середине 90-х годов Кевина Баумана

Как создать мини-фотографическую типологию

Фотографические типологии - это уникальная и интересная форма фотографии. Вы когда-нибудь собирали что-нибудь? Штампы, пуговицы, фигурки? Если да, то вы создали типологию, даже не подозревая об этом!

Вот как превратить ваши навыки коллекционирования в создание мини-типологии фотографий. Это увлекательный способ визуально сравнивать и противопоставлять практически все!

Эта серия состоит из сломанных фотоаппаратов, которые я накопил за долгое время. Благодаря четкой концепции, простому фону и простому предмету различия между каждой камерой более заметны.

Что такое фотографическая типология?

Фотографическая типология - это изучение «типов». То есть серия фотографий, в которой приоритет отдается «сбору», а не отдельным изображениям.

Это мощный метод фотографии, с помощью которого можно изменить то, как мы воспринимаем окружающий мир. На самом деле, я часто слышал, как зрители восклицали, что они не смотрели на объект таким образом, прежде чем рассматривать его в типологии.

Извлекая визуальные элементы и представляя их в аналогичной последовательной последовательности, мы можем создать визуальный анализ объектов и более крупной окружающей среды и ее обитателей - часто без описания самих обитателей.

Это типологическая серия, которую я создал из бумаги Polaroid, обработанной в микроволновой печи.

История

Фотографические типологии, как полагают, произошли от серии портретов Августа Сандера 1929 года под названием «Лицо нашего времени». Его работы изображали портреты немцев в период между Первой и Второй мировыми войнами. Сандер использовал типологию для записи социальных групп и классов, а также взаимосвязи между различными человеческими переживаниями внутри. Он сфотографировал широкий круг людей, включая фермеров, детей, фабричных рабочих, старшеклассников и актеров, чтобы создать всеобъемлющий пример немецкого общества.Фактически, его работа произвела такое впечатление, что в 1936 году она была конфискована, а фотопластинки уничтожены нацистами.

Сандер признал, что совместная демонстрация его портретов в виде коллекции открывает гораздо больше, чем отдельные фотографии. Его работа подчеркивала сходства и различия между объектами, поддерживая последовательность в общей теме, когда все его объекты смотрели прямо в камеру.

Типология медиаторов.

Термин «типология» впервые был использован в 1959 году, когда Бернд и Хилла Бехер начали документировать свою серию архитектурных фотографий.Изображая разлагающиеся городские пейзажи, каждая фотография была сделана под одним и тем же углом, с одинакового расстояния и с одинаковыми настройками экспозиции. Чтобы запечатлеть пейзаж в движении, пара Бехер описала свои объекты как «здания, в которых анонимность считается стилем».

Их работа повлияла на поколения фотографов-типологов. Джефф Броус, известный фотограф, использует типологию для исследования «исторических, современных [и] повседневных аспектов американского культурного ландшафта».А серия Джона Сира, изображающая подносы для проявки известных фотографов, стала ярким примером фотографической типологии.

Эта типология подчеркивает различное влияние поляризации на различные пластмассовые материалы.

Начало работы

Концепт

Каждая типология начинается с одной фотографии. Но решить вопрос легче сказать, чем сделать. Для начала выберите простой предмет, который будет легко найти в цифрах. Забавно, как вещей становится мало, когда ты начинаешь их искать.Некоторые хорошие идеи могут включать:

  • Коллекция рок или любая коллекция с аналогичной концепцией или темой, выделенная на белом фоне.
  • Городские детали вроде трещин на тротуаре или крышек водостока.
  • Разнообразные двери и окна.
  • Сцены или объекты определенного цвета.

Конечно, прогулка и выбор интересующего вас предмета - тоже отличный способ начать.Типологи идут на все, чтобы найти сюжеты для сериалов. Сосредоточение внимания на простых деталях и объектах, которые часто принимаются как должное, - эффективный способ проникнуть в образ мышления типолога.

Типология самолетов, летящих над головой, которую я сделал, заложив под траектории полета различных аэропортов.

Стрельба по типологии

Типологические исследования могут длиться годами и включать сотни фотографий. Создание миниатюрной типологии из девяти фотографий упрощает и усложняет задачу.Поскольку вы создаете мини-типологию, вам нужен проект, который четко очерчивает сравнения и контрасты в рамках выбранной вами темы. Старайтесь выбирать смелый дизайн, четкие линии или необычный сюжет.

Одно из золотых правил типологической фотографии - последовательность. Вам нужно не только сфотографировать определенный тип объекта, вам нужно создать работу, которая четко указывает на различия и сходства между каждым из них.

Чтобы не отвлекаться, постарайтесь сохранить тот же угол наклона камеры, освещение и фон.Я считаю, что для фотографирования объектов лучше всего подходит чистый белый фон. Попробуйте фотографировать в одно и то же время дня, чтобы поддерживать одинаковую цветовую температуру и условия освещения.

В моей авиационной серии я располагался непосредственно под самолетом для получения стабильных результатов.

Отображение типологии

После того, как вы составили согласованный объем работ, пора составить типологию. Откройте документ Photoshop и начните перетаскивать фотографии на страницу.Вы хотите отрегулировать их так, чтобы они были точно такого же размера, как и все ваши другие изображения. Чтобы сохранить равные промежутки между изображениями, я использую инструмент New Guide.

Чтобы сохранить равные промежутки между изображениями, я использую инструмент New Guide.

Разделите изображение на равные части с помощью инструмента «Руководство», чтобы можно было равномерно распределить типологию.

После равномерного распределения ваша мини-типология готова!

Заключение

Фотографические типологии - особый и необычный жанр фотографии.Классифицируя и комбинируя изображения схожей тематики, вы можете выделить строительные блоки, которые образуют единое изображение.

Почему бы не пополнить свои коллекции фотографиями? Или отправиться в мир и визуально разделить среду на типы? Я хотел бы увидеть результаты в комментариях ниже.

Типологический портрет Мано, Южный Манде - Университет Хельсинки

TY - JOUR

T1 - Типологический портрет Мано, Южный Манде

AU - Хачатурян, Мария

PY - 2020

Y1 - 2020

N2 - Эта статья представляет собой типологический обзор мано, языка манде в Гвинее и Либерии.На нем изображен лингвистический портрет Мано как представителя южной ветви семьи Манде. Семейные особенности, общие для Мано, включают порядок слов S-Aux-O-V-X, параллелизм между номинальным и вербальным синтаксисом и повсеместное распространение пассивной лабильности. Особенности ветви включают богатую тональную морфологию, нестабильный характер носовых согласных и богатые местоименные парадигмы, в том числе вспомогательные, которые индексируют личность и номер субъекта. Некоторые из представленных здесь характеристик не были достаточно проанализированы в мандеистской литературе, поэтому неясно, насколько Мано необычен по сравнению с другими языками манде с точки зрения большого класса неотъемлемо принадлежащих существительных или номинализации на уровне предложения, которая может включать другой пункт как его составной элемент. Наконец, некоторые свойства почти наверняка специфичны для Mano, например, специальные тональные формы, используемые в условных предложениях. Эта статья помещает Мано в его типологический контекст, подробно останавливаясь на тех чертах, которые кросслингвистически хорошо засвидетельствованы, в сравнении с теми, которые кросслингвистически редки.

AB - Этот документ представляет собой типологический обзор мано, языка манде в Гвинее и Либерии. На нем изображен лингвистический портрет Мано как представителя южной ветви семьи Манде.Семейные особенности, общие для Мано, включают порядок слов S-Aux-O-V-X, параллелизм между номинальным и вербальным синтаксисом и повсеместное распространение пассивной лабильности. Особенности ветви включают богатую тональную морфологию, нестабильный характер носовых согласных и богатые местоименные парадигмы, в том числе вспомогательные, которые индексируют личность и номер субъекта. Некоторые из представленных здесь характеристик не были достаточно проанализированы в мандеистской литературе, поэтому неясно, насколько Мано необычен по сравнению с другими языками манде с точки зрения большого класса неотъемлемо принадлежащих существительных или номинализации на уровне предложения, которая может включать другой пункт как его составной элемент. Наконец, некоторые свойства почти наверняка специфичны для Mano, например, специальные тональные формы, используемые в условных предложениях. Эта статья помещает Мано в его типологический контекст, подробно останавливаясь на тех чертах, которые кросслингвистически хорошо засвидетельствованы, в сравнении с теми, которые кросслингвистически редки.

KW - 6121 Языки

U2 - 10.1515 / lingty-2020-2050

DO - 10.1515 / lingty-2020-2050

M3 - Статья

JO - Лингвистическая типология

JF - Лингвистическая типология2 SN

000 9 -0532

ER -

Роль идентификационного портрета в обновлении изображений Ветхого Завета в JSTOR

Abstract

Отождествление с фигурами Ветхого Завета в «портретном историческом портрете» служит главным образом скрытым портретом, портретом дарителя или портретом правителя и основывается на аналогиях добродетели, звания, имени или событий.Можно выделить три широкие группы: во-первых, отождествление правителей и военачальников с библейскими царями и полководцами иллюстрирует их добродетель и божественное право королей; во-вторых, свадебные и семейные портреты, в первую очередь в протестантских Нидерландах, демонстрируют самооценку субъектов как нового «избранного народа» и подражание библейским предкам; и в-третьих, отождествление с Юдифью и Олоферном или Давидом и Голиафом предполагает саморепрезентацию художника или личные, эротические значения. /// L'identification à des personnages de l'Ancien Testament dans un "Portrait Historié" sert avant tout d'image "cachée", de portrait donateur, ou d'image de maître, et se base sur l'analogie de la Vertu, du rang, du nom ou de l'évènement. On distingue trois groupes Principaux. D'abord l'identification des princes et commandants militaires avec les rois, maréchaux, ou dirigeants de la библейский аппарат, как иллюстрация божественного права и верту. Ensuite, les portraits de mariage et de famille, predominants aux Pays-Bas Protestants, démontrent la perception de nouveau "peuple choisi" et l'imitation de prédécesseurs bibliques.Enfin, l'identification avec Judith et Holofernes or David et Goliath, предполагают автопортрет художника или художественных кадров. /// Die Identifikation mit Personen des Alten Testaments im "Portrait Historié" dient vor allm als "verstecktes Bildnis", Stifterporträt oder Herrscherbildnis und basiert auf der Tugend-, Standes-, Namens- oder Ereignisanalogie. Es lassen sich drei große Gruppen unterscheiden: 1. Die Identifikation von Fürsten und Heerführern mit den Königen, Feldherren oder Führern der Bibel zur Veranschaulichung des Gottesgnadentums und der Tugendhaftigkeit.2. Ehe- und Familienporträts vorwiegend in den protestantischen Niederlanden демонстрации das Selbstverständnis als neues "auserwähltes Volk" und die Nachahmung der biblischen Stammeltern. 3. Identifikationen mit Judith / Holofernes oder David / Goliath lassen künstlerische Selbstdarstellung oder persönlich-erotische Motive vermuten.

Информация журнала

Artibus et Historiae публикует статьи об исследованиях истории искусства в самом широком смысле, включая кино, фотографию, а также другие области искусства, связанные с визуальным выражением.Журнал особенно поощряет междисциплинарные исследования в области искусства и проблем на границах истории искусства и других гуманистических дисциплин. Особое внимание уделяется исследованиям взаимосвязи различных искусств - живописи, архитектуры, скульптуры - и иконографии. Мы приветствуем работы, нетрадиционные с методологической точки зрения и содержащие новые, научно обоснованные концепции. В то же время история искусства как академическая дисциплина является основой и ориентиром для статей, опубликованных в Artibus et Historiae.Artibus et Historiae выходит раз в полгода. Статьи публикуются на итальянском, немецком, английском или французском языках, в зависимости от предпочтений автора.

Информация об издателе

IRSA (Istituto per le Ricerche di Storia dell'Arte) был основан доктором Йозеф Грабски в 1979 году как филиал исследовательского института и издательства. в новое художественное издание Artibus et Historiae. Юзеф Грабски, тогда молодой историк искусства и студент-исследователь Венского университета и Флорентийского фонда Роберто Лонги удалось заручиться сотрудничеством искусствоведов из разных стран. репутация, в том числе Андре Шастель, Джулиано Бриганти, Рене Юйге, Карло дель Браво, Эверетта Фахи, Германа Филлица и Конрада Оберхубера за новый институт и его публикация. IRSA изначально базировалась в Венеции (1979 - 1982), затем переехала во Флоренцию и Вена и, наконец, в 1996 году в Краков (Польша), где выходил полугодовой художественный журнал. Artibus et Historiae в настоящее время издается.

Сохранение родных языков - в начале было слово: Русская Церковь и коренные культуры Аляски

Среди наиболее прочного наследия Русской Америки - произведения, написанные и опубликованные на коренных языках Аляски: переводы христианских текстов, словари местных слов, грамматики, буквари и молитвенники.Традиция русских придавать литературную форму разговорным языкам восходит к XIV веку, когда святой Стефан Пермский создал алфавит для коми, финских племен на северо-востоке России. Традиция не применялась повсеместно, поскольку политические факторы иногда требовали подавления родных языков.

Вскоре после основания Русской Америки были предприняты попытки изучить родные языки. Еще в 1805 году Николай Ресанов из Русско-Американской компании составил словарь из 1200 слов на шести коренных аляскинских языках.Самым большим сторонником многоязычия был отец Иоанн Вениаминов. Он создал алфавит для алеутского языка и с помощью алеутского тоена (вождя) Ивана Панькова написал и опубликовал в 1834 году алеутский катехизис, первую книгу, опубликованную на родном языке Аляски.

Как епископ Иннокентий, Вениаминов поощрял изучение тлинкитского и различных алеутско-эскимосских диалектов, таких как атканский и центральный юпик, наиболее успешно через своего протеже-креольского священника Якова Нецветова.Последний, в свою очередь, обучал других местных священников и креольских священников, таких как Иннокентий Шаяшников и Лаврентий Саламатов, которые продолжали свою работу до американского периода.

После покупки США Аляски в 1867 году понимание коренных языков ухудшилось, хотя были предприняты значительные усилия по переводу тлинкитского языка. По иронии судьбы, на закате русского влияния на Аляске было опубликовано больше переводов (около пятнадцати), чем в «золотой век» 1830–1860-х годов (около восьми), но многие из них были переизданием более ранних исследований.

  • Отпечаток фотографии с литографии, обрезанный. [Иннокентий [Иоанн Вениаминов], митрополит Московский. Отдел биографических файлов, эстампов и фотографий, Библиотека Конгресса (75)
  • Голографическое письмо. Священнику Вознесенской церкви Уналаски Григорию Головину от священника Архангельской церкви Ситки Иоанна Вениаминова об Алеутском Евангелии, 19 апреля 1835 г., стр. 36 (лицевая сторона, оборотная сторона), 37 (лицевая сторона) (36 лицевых фотокопий). B37, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (76)
  • Голографическое письмо.Его Высокопреосвященству Иннокентию, епископу Иркутскому, Нирчинскому и Якутскому, Кавалеру, от священника Иоанна Вениаминова, ситкинского храма Святого Архангела Михаила, скромный доклад, 5 апреля 1837 г., с. 3,4 (3). ксерокопия). D339, Архив Русской Церкви на Аляске (77)
  • Голографическое письмо. [От архимандрита Феоклита, Сан-Франциско, архимандриту Анатолию, Миннеаполис], 27 августа 1899 г. D341, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (78)
  • Голографическое письмо.Его Высокопреосвященнейшему Николаю, епископу Алеутскому и Аляскинскому, от бывшего пастора Нушагакского свв. Петропавловская миссионерская церковь Преподобный Владимир Модестов, просьба, 28 сентября 1898 г., стр. 1,2 (2 фотокопия). D191, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (79)
  • Копия рукописи. Список из поручений Высокопреосвященнейшего Иннокентия, архиепископа Камчатского, Якутской духовной консистории от 24 мая 1862 г. за № 890, 1865 г., с.1. D339, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (80)
  • Печатная книга. Краткое изложение христианских учений на алеутском лисьевском языке Иоанна Вениаминова. Санкт-Петербург, 1840 г., титульный лист. Общие коллекции, Библиотека Конгресса (81)
  • Брошюра с голографией. Алеутский букварь преподобного Иоанна Вениаминова, ок. 1845, стр 1,2. D346, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (82)
  • Печатная книга.Алеутский праймер Иоанна Вениаминова. Москва: Синодальное книгопечатание, 1846, с.л. Общие коллекции, Библиотека Конгресса (83)
  • Печатная книга. Грамматический очерк об алеутском лисьевском языке Иоанна Вениаминова. СПб .: Типография АН, 1846, с. 51,52. Общие коллекции, Библиотека Конгресса (84a)
  • Ксерокопия грамматической таблицы. Из сочинения Иоанна Вениаминова «Грамматический очерк алеутского лисьевского языка».СПб .: Типография АН, 1846, напротив с. . Общие коллекции, Библиотека Конгресса (84b)
  • Печатная книга. Заметки Иоанна Вениаминова о колошском [тлинкитском] и кадьякском [эскимосском] языках. Санкт-Петербург: Типография Академии наук, 1846, титульный лист. Общие коллекции, Библиотека Конгресса (85a)
  • Ксерокопия грамматической таблицы. Из «Записок о колошских [тлингитских и кадьякских] языках» Иоанна Вениаминова.СПб .: Типография АН, 1846, напротив стр.30. Общие коллекции, Библиотека Конгресса (85b)
  • Фотография. Отец Яков Нецветов. С фрески в Русском православном соборе Святого Николая, Вашингтон, округ Колумбия. Офис интерпретационных программ (86)
  • Голографическая книга. Русско-алеутский словарь преподобного Якова Нецветова, ок. 1835-1843, с. 206,207. C2, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (88)
  • Компьютерный образ и биография.[Типологический портрет преподобного Иннокентия Шаяшнихова]. Офис переводческих программ (89)
  • Голографический документ. Оценка исполнения [Иннокентия Шаяшникова преподобным Нецветовым за 1847 год], стр.4 (лицевая сторона), 5 (оборотная сторона). B30, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (90)
  • Голографическая книга. [Евангелия от Матфея и Марка], переведенные на алеут преподобным Иннокентием Шаяшниковым, ок. 1872, стр 166, 167.C1, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (91)
  • Голографическая книга. [Деяния апостолов], переведено на алеут преподобным Иннокентием Шаяшниковым, ок. 1872 г., стр.25 (оборотная сторона), 26 (лицевая сторона). C1, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (92)
  • Компьютерный образ и биография. [Типологический портрет преподобного Лаврентия Саламатова]. Офис переводческих программ (93)
  • Голографический журнал.Журнал священника Лаврентия Саламатова за 16 августа 1861 г. по 1 июня 1862 г. [с. 19]. D45, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (94)
  • Фотокопия, вводный отрывок, Евангелие от Иоанна. Из [Евангелия от св. Марк, Лука и Иоанн], переведенная на алеутско-аткинский диалект преподобным Лаврентием Саламатовым, 1861, с.121. C2, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (95)
  • Брошюра с голографией. Русско-алеутский букварь [и молитвенник] для алеутской молодежи, перевод преподобного Лаврентия Саламатова, ок.1862, стр 11 (оборотная сторона), 12 (лицевая сторона). C2, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (96)
  • Компьютерный образ и биография. [Типологический портрет преподобного Ильи Тыжнова]. Офис переводческих программ (97)
  • Голографический отчет. Мнение кадьяков [эскимосов] о моих переводах, составленных на их языке 22 января 1846 г. Ильей Тыжновым, стр.2,3. B35, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (98)
  • Печатная книга.Букварь "Алеут-Кадьяк" Илья Тыжнов. Санкт-Петербург: Синодальная типография, 1848, стр. 8, 9. Общие собрания, Библиотека Конгресса (99)
  • Компьютерный образ и биография. Константин Ларионов. Офис переводческих программ (100)
  • Брошюра с голографией. Заметки [о кадьяк-алеутском (эскимосском) языке] Константина Ларионова, ок. 1865, стр 10,11. C2, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (101)
  • Брошюра с голографией.Кадьяк-алеутский (эскимосский) букварь [и молитвенник] Константина Ларионова, ок. 1865 г., обложка. C2, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (102a)
  • Ксерокопия, календарные дни и символы будних дней на русском и эскимосском языках. Из «Кадьяк-алеутского (эскимосского) букваря [и молитвенника]» Константина Ларионова, ок. 1865, стр. 28 (оборотная сторона), 29 (лицевая сторона). C2, Архив Русской Церкви на Аляске, Отдел рукописей (102b)

Перейти к основному содержанию Поиск