А м родченко: Родченко Александр Михайлович — биография художника, личная жизнь, картины

Содержание

Родченко Александр Михайлович — биография художника, личная жизнь, картины

Александр Родченко был одним из основоположников конструктивизма и создателей первой советской рекламы. Он работал над агитационными плакатами, писал абстракции, иллюстрировал книги и изобрел приемы художественной фотографии, которые используются и сегодня.

«Я был приверженцем». Знакомство с авангардом

Александр Родченко родился 5 декабря 1891 года в Петербурге, в семье Михаила и Ольги Родченко. Его мать работала прачкой, отец — театральным бутафором. Жили они в небольшой квартире прямо над помещением театра; чтобы выйти на улицу, нужно было каждый раз проходить прямо через сцену. Поэтому раннее детство мальчика проходило в «закулисной» обстановке. Михаил Родченко не хотел, чтобы сын пошел по его стопам, и настаивал на получении «настоящей профессии». Сразу после окончания четырех классов церковно-приходской школы мальчик пошел учиться на зубного техника и даже какое-то время работал протезистом. Однако в 1911 году он поступил вольнослушателем в художественную школу в Казани, куда к тому моменту переехала семья Родченко. В той же школе училась Варвара Степанова, которая позже стала женой и соратницей Родченко, известным художником и дизайнером.

В 1914 году во время всероссийского турне в Казань приехали футуристы — Владимир Маяковский, Василий Каменский и Давид Бурлюк. Их вечер произвел на Александра Родченко сильное впечатление: он понял, что хочет заниматься футуристическим искусством.

В конце 1915 года Александр вместе с женой переехал из Казани в Москву. Там через общих друзей он познакомился с художником Владимиром Татлиным — одним из основоположников авангардистского движения. Татлин предложил Родченко принять участие в футуристической художественной выставке «Магазин». Вместо вступительного взноса Александр Родченко помогал в организации мероприятия: продавал билеты и рассказывал гостям о представленных работах.

«Я от него [Татлина] учился всему: отношению к профессии, к вещам, к материалу, к продовольствию и всей жизни, и это оставило след на всю жизнь… Из всех современных художников, которых я встречал, нет равного ему».


Казимир Малевич. Белое на белом. 1918. Нью-Йоркский музей современного искусства, Нью-Йорк

Александр Родченко. Черное на черном. 1918. Вятский художественный музей имени В.М. и А.М. Васнецовых, Киров

В эти годы Родченко окончательно определился с направлением собственного творчества. Вдохновившись картиной Малевича «Белое на белом» («Белый квадрат на белом фоне»), он создал серию работ «Черное на черном». Однако если картина Малевича построена на геометрических формах и игре оттенков, то основным выразительным средством для Родченко стала фактура — именно она сделала композицию объемной.

Иллюстратор, декоратор, мастер авангардного плаката

Александр Родченко стал одним из основоположников конструктивизма — его работы отличались лаконичностью и геометризмом. Художник иллюстрировал книги, работал над декорациями для театральных постановок и киносъемок, однако наиболее известными стали его рекламные плакаты.

Кроме традиционных средств живописи и графики, Родченко использовал приемы фотомонтажа, создавая лаконичные и информативные коллажи.

Целую серию рекламных плакатов художник выпустил совместно с Владимиром Маяковским: поэт отвечал за краткие запоминающиеся лозунги. Конструктивистские плакаты полностью вписывались в революционную идеологию молодого советского государства. Они были призваны и просвещать, и информировать, и агитировать.

В технике фотомонтажа Родченко создавал не только плакаты, но и иллюстрации для книг и журналов. В частности, к поэме Маяковского «Про это».

Александр Родченко, Владимир Маяковский. «Приезжий с дач, из городов и сел (Реклама ГУМа)». 1923. Изображение: n-europe.eu

Александр Родченко, Владимир Маяковский. «Нигде, кроме как в Моссельпроме». 1925. Изображение: n-europe.eu

Александр Родченко, Владимир Маяковский. «Самый деловой, аккуратный самый (Реклама ГУМа)». 1923. Изображение: n-europe.eu

Фотоэксперименты Александра Родченко

Фотографией Александр Родченко стал заниматься с 1924 года.

К тому времени он был не только состоявшимся художником, но и педагогом — преподавал в Московском Художественно-техническом институте. Сначала Родченко снимал лишь для того, чтобы собрать новые материалы для коллажей, однако позже его новаторские работы стали очень популярны. Родченко использовал необычные ракурсы, благодаря чему его работы приобретали особую динамику и реалистичность. Наиболее эффектно для тех лет выглядели снимки с диагональной композицией, когда съемка велась сверху вниз или снизу вверх. Такие методы противоречили строгим канонам фотоискусства того времени. Но приемы Александра Родченко быстро стали популярны у его коллег, а многие из них используются в профессиональной фотосъемке по сей день. Однако некоторые его эксперименты критиковали. Например, работу «Пионер-трубач»: на ней мальчик с горном снят с нижнего ракурса. Про снимок говорили, что мальчик более похож на «раскормленного буржуа», чем на советского пионера.

Кроме жанровых фото Александр Родченко создавал портреты — самыми известными его работами стали «Портрет матери», фотографии Владимира Маяковского, Осипа и Лили Брик — и репортажи.

Александр Родченко. Пионерка. 1930. Фотография: moma.org

Александр Родченко. Лиля Брик (Портрет для рекламного плаката «Ленгиз: книги по всем отраслям знания»). 1924. Фотография: n-europe.eu

Александр Родченко. Портрет матери. 1924. Фотография: fotogenico.ru

С конца 1930 годов Александр Родченко перестал экспериментировать с темами и жанрами. Он практически не снимал и не рисовал, лишь оформлял книги вместе с женой.

После Великой Отечественной войны художник увлекся пикториализмом. Это направление фотографии делало снимки похожими на живописные работы. Фотохудожники достигали подобного эффекта за счет особых настроек света и выдержки. В этот период Александр Родченко интересовался цирком и театром и в стиле пикториализма часто снимал артистов.

Художник умер 3 декабря 1956 года. Он немного не дожил до открытия своей первой фотовыставки, которую организовала его жена. Сегодня имя Родченко носит Московская школа фотографии и мультимедиа, в которой преподает его внук, Александр Лаврентьев.

РОДЧЕНКО Александр Михайлович

«Великий экспериментатор», по определению коллекционера Г.Д.Костаки. Продолжая поиски в области кубофутуристической и беспредметной живописи, высоко оценивая К.С.Малевича и В.Е.Татлина (в молодости считал его своим учителем), с 1917 по 1921 создал оригинальную радикальную систему абстрактного искусства, основанную на геометрической структуре и минимальных средствах выразительности, вошёл в число авторитетных мастеров 1920-х.

Родился в Петербурге в здании театра на Невском проспекте, где его отец работал бутафором. С ранних лет мечтал создавать невероятные костюмы и представления из света, цвета, воздуха. После переезда семьи в Казань учился на зубоврачебного техника, но выбрал путь художника. В Казанской художественной школе (1910–1914) был вольно­слушателем, подрабатывал уроками и оформительскими работами для Казанского университета. Среди преподавателей особенно ценил Н.И.Фешина. Любимые художники: Винсент Ван Гог, Поль Гоген, Обри Бёрдсли. Ему нравилась чистота линий в японской гравюре Утамаро и Хокусаи. Интересовался литературой, писал стихи, иллюстрировал для себя пьесы Уайльда, любил поэзию Бодлера и русских поэтов Серебряного века Брюсова и Бальмонта. В Казани познакомился с будущей женой художницей В.Ф.Степановой.

А.М.Родченко. Беспредметная композиция №65.1918. Холст, масло. 90×62. ПГКГ

А.М.Родченко. Композиция. 1919. Холст, масло. 160×125. ЕМИИ

А.М.Родченко. Линии на зелёном фоне №92. 1919.Холст, масло. 73×46. КОХМ

А.М.Родченко. Композиция 66/86. Плотность и вес. 1918. 122,3×73. ГТГ

А.М.Родченко. Беспредметная композиция №61. 1918. Холст, масло. 40,8×36,5. ТулМИИ

0 / 0

Переехал в Москву в 1916, учился в СЦХПУ, начал выставляться как живописец (выставка «Магазин». 1916). К поискам художников русского авангарда Родченко подключился в конце 1910-х, но не повторял уже открытое, считая, что каждый творец ценен собственным оригинальным творческим опытом.

Приветствовал социальные перевороты 1917, активно выступал за свободу творчества. Участвовал в создании Профессионального союза художников-живописцев Москвы (1918), стал секретарём Молодой (левой) федерации (председатель – Татлин) профсоюза. Агитировал за уважительное отношение к новаторству, в статьях и воззваниях, публиковавшихся в 1918 в разделе «Творчество» газеты «Анархия», призывал художников к смелости и бескомпромиссности поиска. Работал в Отделе Изо НКП в подотделе художественной промышленности, а позднее – в 1919–1921 заведовал Музейным бюро НКП. В 1920–1924 был членом Инхука, участвовал в дискуссиях группы объективного анализа о конструкции и композиции, в создании группы конструктивистов. Поддерживал демократическую ориентацию конструктивизма и производственного искусства. Известный проект «Рабочего клуба», представленный им на Международной выставке в Париже 1925 года, – мечта об удобно и рационально организованной жизни. Его девиз 1920-х: «Жизнь, сознательная и организованная, умеющая видеть и конструировать, есть современное искусство».

Творчество Родченко, начиная с линейно-циркульных графических композиций 1915, развивалось в духе геометрической абстракции. В 1916 работал над серией кубофутуристических композиций. В 1917–1918 исследовал способы живописного изображения взаимопроникающих плоскостей и пространства, показав примеры своего творчества на 5-й государственной выставке (1918. Москва). В 1918 сделал цикл композиций из круглых светящихся форм «Концентрация цвета». 1919 – начало использования линии как самоценной формы в искусстве. Зафиксировал своё творческое кредо в текстах-манифестах «Все – опыты» и «Линия» (1920). Относился к искусству как к изобретению новых форм и возможностей, рассматривал своё творчество как огромный эксперимент, в котором любая живописная вещь ограничена в выразительных средствах.

Каждая работа Родченко – это минимальный по типу используемого материала композиционный опыт. Он строит композицию на доминанте цвета, распределяя его по поверхности плоскости с переходами. Ставит себе задачу сделать произведение, где главным формообразующим элементом выступает фактура, – одни участки картины, написанной лишь чёрной краской, заливая лаком, другие – оставляя матовыми (работы «Чёрное на чёрном», 1919, основанные на фактурной обработке, показаны на 10-й государственной выставке «Беспредметное творчество и супрематизм» (1919. Москва). Сочетание блестящих и по-разному обработанных поверхностей рождает новый выразительный эффект. Граница фактур воспринимается как граница формы. Родченко делал композиции из одних точек, линий, придавая этим элементам философскую многозначность, утвердив линию как символ конструкции (19-я государственная выставка. 1920. Москва).

Наконец, в 1921 Родченко завершил свою живописную систему тремя ровно окрашенными холстами: красным, жёлтым и синим (триптих «Гладкий цвет». Выставка «5×5=25». 1921. Москва). В проспекте к автомонографии в 1922 он пишет: «Пройденный этап в искусстве считаю важным для выведения искусства на путь инициативной индустрии, путь, который новому поколению не надо будет проходить». Это было начало перехода к «производственному искусству».

Опыт Родченко убеждал, что существуют универсальные композиционные схемы (вертикаль, горизонталь, диагональ, крестообразное построение, зигзаг, угол, окружность и так далее). Подчёркивание композиционных схем, выявление геометрических принципов построения композиции составит позднее суть его фотографических экспериментов с ракурсом.

Помимо живописи и графики Родченко занимался пространственными конструкциями. Создал три цикла работ, в которых ввёл принцип структурности и закономерного геометрического построения. Первый цикл – «Складывающиеся и разбирающиеся» – из плоских картонных элементов, соединяющихся на врезках (1918). Второй – «Плоскости, отражающие свет», – свободно висящие мобили – вырезанные из фанеры концентрические формы (круг, квадрат, эллипс, треугольник и шестиугольник) (1920–1921). Третий – «По принципу одинаковых форм» – пространственные структуры из стандартных деревянных брусков, соединённые по комбинаторному принципу (1920–1921).

Конструкции Родченко, его структурно-геометрические линейные открытия повлияли на формирование характерного конструктивистского стиля в книжной и журнальной графике, в плакатах, в предметном дизайне, в архитектуре. Если Татлин указал направление конструктивизма своим Памятником III Интернационала, то Родченко дал метод, основанный на структурно-геометрическом линейном формообразовании и комбинаторике.

В 1919–1920 участвовал в работе Живскульптарха (комиссия Отдела Изо НКП создана Н.А.Ладовским, при участии архитекторов В.Ф.Кринского и Г.М.Мапу, скульптора Б.Д.Королёва, живописцев Родченко и А.В.Шевченко), фантазировал на тему новых архитектурных структур и типов зданий – киоски, общественные сооружения, высотные здания. Разрабатывал концепцию «города с верхним фасадом», так как считал, что в будущем, в связи с развитием аэронавтики, любоваться городом станут не снизу, не с уровня улицы, а сверху, пролетая над городом или находясь на всевозможных смотровых площадках. Землю надо освободить для движения и пешеходов, а на крышах зданий проектировать выразительные конструкции, переходы, висящие блоки зданий, которые и составят этот новый «верхний фасад города».

В 1920 – профессор живописного факультета, с 1922 по 1930 – профессор металлообрабатывающего факультета Вхутемаса–Вхутеина, где фактически основал одну из первых отечественных школ дизайна. Учил студентов проектировать многофункциональные предметы для общественных зданий и повседневной жизни, добиваясь выразительности формы за счёт выявления конструкции, остроумных изобретений трансформирующихся структур.

Родченко сотрудничал с деятелями левого авангардного кинематографа: А.М.Ганом, Дзигой Вертовым (титры для «Киноправды», 1922), С.М.Эйзенштейном (плакаты для фильма «Броненосец Потёмкин», 1925), Л.В.Кулешовым (работа декоратора и художника-постановщика в фильме «Ваша знакомая», 1927). Кинематограф привлекал Родченко как новое техническое искусство.

Первые фотомонтажи и коллажи 1922 были опубликованы в журнале «Кино-фот». Издавал его Ган – режиссёр и архитектор, теоретик конструктивизма, автор первой книги о целях конструктивизма, обложку для которой сделал Родченко. Ган привлёк Родченко и Степанову с самого первого номера. Он писал о титрах Родченко к «Киноправде» (серии хроникальных фильмов) Вертова, публиковал экспериментальные пространственные конструкции Родченко и его архитектурные проекты города будущего, шаржи Степановой на Чарли Чаплина. Визуальная культура авангарда в кино, фотографии, архитектуре и дизайне была единой. Оформленная Родченко в 1927 книга И.Г.Эренбурга о кинематографе называлась «Материализация фантастики». Эти слова можно считать девизом и самого художника.

Своими фотографиями, фотомонтажами и графическими композициями Родченко повлиял на режиссёров и операторов, создал запоминающиеся киноплакаты для документальных фильмов Вертова, киноэпопей Эйзенштейна, рекламу для игровых фильмов режиссёра Д.Н.Бассалыго на революционную тематику.

Родченко был основным художником литературно-художественной группы Леф, оформлял книги Б. И.Арватова, В.В.Маяковского, Н.Н.Асеева, С.М.Третьякова, обложки «Лефа» (1923–1925) и «Нового Лефа» (1927–1928). Вместе со Степановой и Ганом подключился к оформлению технической и научно-популярной литературы. В книжной графике, проектировании рекламных плакатов, листовок, упаковки придерживался нескольких принципов: подчинения композиционного решения графической схеме и структурному полю (модулю), использования рубленого вычерченного шрифта, максимального заполнения пространства листа формами, использования графических акцентов (стрелок и восклицательных знаков). Ввёл фотомонтаж в оформление книг (первое издание поэмы «Про это», 1923), журналов и плакатов.

Совместно с Маяковским (текст) выполнил более ста рекламных листовок, плакатов, вывесок для государственных предприятий, трестов, акционерных обществ: «Добролёт», «Резинотрест», Госиздат, ГУМ, разработав для каждой из организаций уникальную программу, определявшую её графическую неповторимость. Яркость, плакатность, некоторая брутальность рекламы первой половины 1920-х характерна для раннего конструктивизма.

В 1925 Родченко едет в Париж на Международную выставку декоративных искусств и художественной промышленности, где в советском разделе представлен его проект интерьера «Рабочего клуба». Пространство клуба было решено комплексно, с выделением отдельных функциональных зон (трибуна и экран, библиотека, читальня, вход и информационный уголок, уголок Ленина, зона для игры в шахматы со специально спроектированным шахматным столом), в единой цветовой гамме (красный, белый, серый, чёрный, в эти же цвета по предложению Родченко был выкрашен и павильон К.С.Мельникова).

Фотографией Родченко занимался с 1924. Известны его психологические портреты близких («Портрет матери», 1924), друзей и знакомых из Лефа (портреты Маяковского, Л.Ю. и О.М.Брик, Асеева, Третьякова), художников и архитекторов (А.А.Веснина, Гана, Л.С.Поповой). В 1926 опубликовал свои первые ракурсные снимки зданий (серии «Дом на Мясницкой», 1925 и «Дом Моссельпрома», 1926) в журнале «Советское кино». В статьях «Пути современной фотографии», «Против суммированного портрета за моментальный снимок» и «Крупная безграмотность или мелкая гадость» пропагандировал новый, динамичный, документально точный взгляд на мир, отстаивал необходимость освоения верхних и нижних точек зрения в фотографии. Участвовал в выставке «Советская фотография за 10 лет» (1928. Москва).

Вёл в журнале «Советское кино» страничку «Фото в кино», печатал статьи о современной фотографии в журнале «Новый Леф». На базе фотосекции творческого объединения «Октябрь» в 1930 создал одноимённую фотогруппу, в которой собрались самые авангардные мастера советской фотографии: Б.В.Игнатович, Е.М.Лангман, В.Т.Грюнталь, М.А.Кауфман. В 1932 вступил в Московский СХ как художник книги. Но одновременно работал в президиуме Союза фотокиноработников, был членом жюри фотовыставок, посылавшихся в 1930-е ВОКС в Европу, Америку, Азию.

В конце 1920-х – начале 1930-х – фотокорреспондент газеты «Вечерняя Москва», журналов «30 дней», «Даёшь!», «Пионер», «Огонёк» и «Радиослушатель». Одновременно работал в кино (художник фильмов «Москва в Октябре», 1927, «Ваша знакомая», 1927, «Кукла с миллионами» и «Альбидум», 1928) и театре (постановки «Инга» и «Клоп», 1929). Его сценография отличалась лаконизмом и чистотой. Мебель и костюмы в духе позднего конструктивизма можно рассматривать как рациональные образцы для производства. Динамика и трансформация присутствовала даже в моделях одежды.

В 1931 на выставке группы «Октябрь» в Москве в Доме печати выставил ряд дискуссионных снимков – снятые с нижней точки «Пионерка» и «Пионер-трубач», 1930; серия динамичных кадров «Лесопильный завод Вахтан», 1931, – ставших объектом для разгромной критики и обвинения Родченко в формализме и нежелании перестраиваться в соответствии с задачами пролетарской фотографии.

В 1932 вышел из «Октября» и начал работать фотокорреспондентом по Москве «Изогиза». В 1933 – художник-оформитель журнала «СССР на стройке», фотоальбомов «10 лет Узбекистана», «Первая конная», «Красная армия», «Советская авиация» и других (совместно со Степановой). Был членом жюри и художником-оформителем многих фотовыставок, входил в состав президиума фотосекции Профсоюза кинофотоработников. В 1941 вместе с семьёй эвакуирован на Урал (Очер, Пермь). В 1944 работал главным художником Дома техники. В конце 1940-х вместе со Степановой оформил фотоальбомы: «Киноискусство нашей Родины», «Казахстан», «Москва», «Московский метрополитен», «300-летие воссоединения Украины с Россией». В 1952 исключен из МОСХ, восстановлен в 1955.

Умер от инсульта, похоронен на Донском кладбище в Москве.

Работы Родченко находятся в ГТГ, ГРМ, МЛК ГМИИ, ГММ, Московском доме фотографии, МоМА, Музее Людвига в Кёльне и других собраниях.

РОДЧЕНКО АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Художник-авангардист, график, сценограф, фотограф, один из основоположников конструктивизма, дизайна и фотомонтажа.

Родился в семье бывших крестьян. Его отец  - Михаил Михайлович Родченко (1852-1907) работал бутафором в Русском клубе в Петербурге, мать  - Ольга Евдокимовна Родченко (1865-1933) - прачкой. Детство будущего конструктивиста прошло за кулисами театра. С 1902 года семья жила в Казани. Художественное образование Родченко начал получать в Казанской художественной школе (1911-1914), где познакомился со своей женой Варварой Степановой (1894-1958). В феврале 1914 года Казань посетили футуристы В. Маяковский, Д. Бурлюк и В. Каменский, и Родченко, переняв их идеи, начал создавать работы в кубофутуристической, абстрактной манере.

В 1914 году он переехал в Москву и поступил в Строгановское художественное училище, которое, однако, не окончил. Впервые его работы экспонировались на футуристической выставке "Магазин" в 1916 году (живописная картина в кубофутуристической манере "Танец" (1915) и серия графических абстрактно-геометрических композиций, выполненных при помощи чертежных инструментов). В этой выставке также принимали участие лидеры авангарда К. Малевич и В. Татлин. Малевич высоко оценил серию беспредметной графики Родченко и пригласил его  к себе в мастерскую, но Родченко избрал своим наставником конструктивиста Татлина.

Родченко быстро стал одним из координаторов художественной жизни СССР.  С восторгом встретив Октябрьскую революцию, в 1917 году он стоял у истоков профсоюза художников-живописцев, был его секретарем, затем в 1920 году стал одним из создателей РАБИСа (советского профсоюза работников искусства). В 1918-1921 годах Родченко служил в Коллегии по делам изобразительных искусств (ИЗО) Наркомпроса. Вел он и преподавательскую деятельность: с 1920 года был профессором на производственных факультетах ВХУТЕИНа (Высший художественно-технический институт), а с 1921 года возглавлял ИНХУК (Московский институт художественной культуры).

В 1917 году Родченко вместе с Г. Якуловым и В. Татлиным был приглашен в качестве декоратора для интерьеров московского кафе "Питтореск", оформив для этого заведения светильники. Однако, занимаясь дизайном, он не оставлял своих разработок в области беспредметного, абстрактного искусства.

В 1917-1918 годах его занимала проблема плоскости. Он создавал различные кубофутуристические композиции из извивающихся и пересекающихся плоскостей ("Проект проектированных плоскостей" (1916), многочисленные "Беспредметные композиции", "Необъективная композиция"(1917)). С 1918 года Родченко занимали проблемы света и цвета в живописи, разрешение которых он искал с чрезвычайно высокой активностью (по подсчетам В. Степановой, в одном только 1918 году он создал около 98 работ). Радикализм его поисков привел к минимализму средств выражения: он создал серии "Концентрация света", "Обесцвечивание" - композиции из круглых светящихся фигур. В противовес Малевичу с его картиной "Белое на белом" (1918), в 1919 году Родченко создал полотно "Черное на черном". К 1920 году был закончен его цикл "Конструкции" ("Линии на зеленом", "Линия № 128" и др.).  В следующем году результатом его экспериментов в живописи стала серия работ "Линии", или "Линизм". Родченко ввел понятие линии как самостоятельной живописной формы, фактически редуцируя живописную плоскость до простой прямой. При этом он делал акцент на фундаментальном значении линии как каркаса композиции и элемента, "с помощью которого только и можно конструировать и созидать". Итогом его изысканий в этой области стал текст "Линия" (1921). Заявляя, что "в линии выяснилось новое мировоззрение - строить по существу, а не изображать, предметничать или беспредметничать, строить новые целесообразные конструктивные сооружения в жизни, а не от жизни и вне жизни", Родченко фактически закладывал теоретическую основу конструктивизма.

Помимо этого, художник создавал висящие пространственные конструкции, состоящие из плоских картонных элементов, намеренно произвольно построенных, дабы показать универсальность принципа их построения (серии  "Складывающиеся и разбирающиеся" (1918), "Плоскости, отражающие свет" (1921)).

Последний аккорд его живописным поискам был дан на выставке «5х5=25» (Москва, 1921), где художник показал три монохромных холста разных цветов: желтого, красного, и синего.  После этого Родченко объявил о переходе к "производственному искусству" и конструированию реальных вещей, отказавшись от живописи. Официальной "датой рождения" конструктивизма можно считать март 1921 года, когда в Московском ИНХУКе Родченко, Степанова и Алексей Ган создали "Рабочую группу конструктивистов". Позже к ним присоединились К. Иогансон, К. Медунецкий,  братья Стенберги,   О. Брик и др.

С 1920-х годов Родченко концентрируется на производственном и агитационном искусстве, работая в области плаката, рекламы, фотомонтажа и фотоколлажа. Фактически он был дизайнером-универсалом, проектируя мебель, одежду, бытовые предметы, орнаменты тканей и реализуя свою идею художника как инженера. В 1923 году он был приглашен В. Маяковским в журнал "ЛЕФ" ("Левый фронт искусств"), затем  - в "Новый ЛЕФ", создал типографские шрифты и обложки для множества других советских журналов.

Родченко сотрудничал с Маяковским и в области рекламы. Вместе они создали множество плакатов для различных товаров (поэт отвечал за текст, художник - за дизайн и внешний вид плаката). Кроме того, Родченко много работал и в качестве театрального оформителя: самые яркие и новаторские работы - в спектакле "Клоп" по пьесе Маяковского в театре В. Мейерхольда (1929) и  постановке "Шестая мира" для Московского мюзик-холла (1931).

В 1925 году художник посетил Париж в качестве участника международной выставки декоративного искусства, где экспонировал оборудование рабочего клуба и был удостоен четырех серебряных медалей.

Оформляя издание поэмы Маяковского "Про это" (1923), Родченко впервые применил метод фотоколлажа.  Активно начав работать в фотографии в 1920-х, Родченко сильно повлиял на становление ее как отдельного вида искусства. Наибольшего признания достигли его экспериментальные разработки в области ракурса и точек съемки. Многие его снимки стали классикой мировой фотографии и еще при жизни автора экспонировались на множестве международных выставок и биеннале. Начиная с 1930-х, в период  господства соцреализма в искусстве, Родченко работал фотокорреспондентом во многих советских газетах и журналах. С 1935 года он вместе с В.Степановой оформил ряд фотоальбомов для издательства «ИЗОГИЗ». Однако его работы часто подвергались нападкам за несоответствие идеологическим установкам времени.

Умер художник 3 декабря 1956 года в Москве.

свободное искусство в советской России

После революции 1917-го года молодые художники-авангардисты, вдохновленные идеей об обществе, свободном от старых порядков, стремительно развивали новые творческие направления, экспериментировали со стилем и воплощали смелые идеи. Одним из таких авторов был Александр Родченко: он разработал новейшие приемы в живописи, рекламе и фотографии. «Родченковские» оригинальные ракурсы, работа со светотенью и с перспективой, техника фотомонтажа используются и сегодня.

Из этой биографии вы узнаете:

  • как юный Александр Родченко познакомился с авангардом и его ведущими авторами;
  • какую роль в его творчестве сыграли Владимир Татлин и Владимир Маяковский;
  • как Родченко изменил иллюстрацию и фотографию в советской России;
  • почему его стиль уникален и как его приемы используют современные мастера;
  • почему советская власть в 1930-е годы подавила экспериментальный стиль Родченко.
Александр Михайлович Родченко, 1891-1956

Ранние годы Родченко

Александр Роденко родился 5 декабря 1891 года в Петербурге, в семье театрального декоратора и прачки. С ранних лет мальчик был связан с миром искусства: семья жила над театром, поэтому на улицу они выходили через сцену. «Закулисная жизнь» быстро наскучила ему, идти по стопам отца он не хотел. Да отец и сам надеялся, что сын получит «настоящую» профессию. После переезда в 1901-м году в Казань Родченко стал учиться на зубного техника и несколько лет работал по специальности, но врачебное дело было ему не по душе.

В 1911-м году Александр бросил профессию, чтобы стать вольнослушателем в Казанской художественной школе. У юноши не было свидетельства об образовании после четырех классов церковно-приходской школы, поэтому он не мог поступить на полное обучение. Тем не менее через год успешной учебы вольнослушатель Родченко сдал экзамены и поступил в класс живописи.

Ученики Казанской художественной школы. Александр Родченко — во втором ряду третий слева

«Казанская художественная школа отличалась большой терпимостью ко всяким новаторствам своих студентов. Правда, в этой глубокой провинции наша „левизна“ была очень относительной. Например, мы, т.е. Никитин и я, писали одновременно под Врубеля и Гогена, „левее“ до нас не доходило».

В 1913-м году в училище Родченко познакомился с Варварой Степановой, своей будущей женой и соратницей. Варвара, увлеченная модерном и экспериментами с формой и цветом, вместе с мужем в будущем станет у истоков конструктивизма. Они будут организовывать выставки, участвовать в художественных объединениях, искать и развивать свой стиль.

«У нас будет фантастическая обстановка, не правда ли, Нагуатта, мы будем жить странно? Действительность сделаем грезой, а грезу — действительностью... Жить в своем собственном мире, где нет никого, кроме нас!» Так писал Родченко своей возлюбленной во время долгой разлуки, когда Степанова одна уехала покорять Москву. С тех пор в переписке Варвара всегда оставалась в образе королевы Нагуатты, а Родченко — Леандра Огненного. В минуты разлуки они писали друг другу сонеты в патетическом возвышенном стиле, используя символы и метафоры, создавая в стихах свой собственный мир.

В будущем супруги будут работать как единый творческий организм, вдохновляя друг друга в авангардной репортажной фотографии и в агитационной моде и текстиле, в которой работала Варвара. Художница придумывала орнаменты для повседневной одежды и разрабатывала практичную форму для рабочих.

Где бы ни жили Родченко и Степанова, их дом становился творческой мастерской, пространство напоминало производственный цех, где каждый день создавалось что-то новое, производились «опыты для будущего».

Варвара Степанова. Карикатура на себя и Александра Родченко, 1920 год

1914 год стал поворотным в судьбе Родченко: он познакомился с творчеством кубофутуристов Давида Бурлюка, Василия Каменского и Владимира Маяковского на их выступлениях в Зале Дворянского собрания в Казани. На тот момент российский кубофутуризм, соединив принципы итальянского футуризма и французского кубизма, был популярным художественным направлением. Беспредметное искусство без правил и канонов привлекало и казанского студента, уставшего от классического образования.

Вдохновленный выступлениями Бурлюка, Маяковского и Каменского, Родченко начал заниматься футуристическим искусством. Он стал не просто поклонником футуристической живописи — он стал приверженцем. Он стремился «освободить живопись» от формализма, работая только с пространством и формой: «Я предпочитаю видеть необыкновенно обыкновенные вещи... Нашел путь единственно оригинальный. Я заставлю жить вещи, как души. Я найду в людях вещи...».

Александр Родченко. Девушка с цветком, 1915 год

Начало московской жизни и первые выставки

В конце 1915-го года вслед за возлюбленной Александр Родченко переехал в Москву. Через общих друзей молодой живописец познакомился с Владимиром Татлиным, одним из ведущих московских авангардистов. Тогда Татлин организовывал футуристическую выставку «Магазин» и предложил Родченко поучаствовать в ней в обмен на помощь в организации. Это стало первой экспозицией художника.

Организуя выставку, Александр общался и с другими знаменитыми художниками. Однако супрематисты во главе с Казимиром Малевичем, с его глубокими философскими идеями о чистом искусстве и игрой геометрических фигур и оттенков на полотнах, живописца не впечатляли. Отталкивали идеалиста Родченко неискренность и самовлюбленность Малевича. Концептуальный подход его живописи привлекал его меньше, чем монументальные скульптуры Татлина, в которых форма была важнее содержания, а практичность становилась основой произведения. Родченко выбирал искусство, свободное от любых идейных основ.

Работа с Татлиным — следующий важный этап в творческой жизни Александра: фактура стала центром его изобразительной технологии и стиля, он продолжал эксперименты с формой. В основе его раннего стиля лежала беспредметность. Накладывая друг друг разнообразные формы, художник выстраивал глубокое пространство, превращая плоскости в трехмерные структуры. Многие идеи для вдохновения Родченко брал из монографий об астрономии, математике, физике и выражал на полотнах чистую энергию, законы Вселенной.

«Я от него [Татлина] учился всему: отношению к профессии, к вещам, к материалу, к продовольствию и всей жизни, и это оставило след на всю жизнь... Из всех современных художников, которых я встречал, нет равного ему».

Владимир Татлин. Угловой контррельеф, 1915 года Александр Родченко. Линейно-циркульная композиция, 1915 год

Конструктивизм и «конец живописи»

В октябре 1917-го года авангардисты начали активно сотрудничать с большевиками. Они создали профсоюз художников-живописцев, в котором Родченко занял место секретаря Молодой Федерации. Он поддерживал молодой большевистский режим, был сторонником левых идей, участвовал в большинстве художественных партийных проектов. Несколько лет Александр работал в Наркомате просвещения, затем стал членом Живскульптарха (комиссии при Наркомате, которая разрабатывала стилистический язык советской авангардной архитектуры), был одним из организаторов РАБИС — Союза работников искусств. В то время сами художники определяли, как будет развиваться советское «искусство для народа».

В Живскульптархе Родченко разрабатывал концепцию «города с верхним фасадом». Он верил, что в будущем, благодаря новым технологиям, люди будут летать над городом и любоваться городским пейзажем с непривычного для них ракурса — сверху. Он проектировал конструкции, переходы и висящие блоки на крышах и стенах зданий, которые и должны были стать «верхним фасадом города». Такая перспектива открывала бы для зрителя уникальные виды, новый взгляд на повседневность.

В 1920-м году сформировалось первое конструктивистское объединение — группа нового художественного видения в советской России. Ее участники считали, что творчество должно быть утилитарным, то есть практичным и удобным, а форма вещей максимально простой и запоминающейся. Советское правительство поддерживало эти идеи, потому что такой взгляд соответствовал большевистской идеологии об искусстве для народа — «производственном искусстве».

В 1921-м году Родченко объявил о «конце живописи»: «Я довел живопись до логического конца. Я выставил 3 холста: красный, синий и желтый. Все кончилось». «Искусство ради искусства» умерло, утверждал автор, наступил новый этап в жизни страны.

Александр Родченко. Красный. Желтый. Синий, 1921 год

В то же время Александр Родченко начал преподавать во ВХУТЕМАСе — на Высших художественно-технических мастерских. Преподаватели-конструктивисты обучали «производственному искусству»: учили проектировать многофункциональные предметы, используя возможности формы и трансформирующейся структуры. Красота нового искусства рождалась из практичности и удобства. Многие выпускники курсов ВХУТЕМАС стали ведущими советскими дизайнерами.

Фотомонтаж и реклама

В 1920-е годы Родченко отошел от живописи, решив стать «художником-производственником» и заняться самыми советскими видами искусства — коллажем и плакатом. Тогда художник-конструктор оформил более ста рекламных плакатов, участвовал в разработке обложек всех выпусков журналов Левого фронта искусств, иллюстрировал книги, руководил сценографией спектаклей в Государственном театре имени Всеволода Мейерхольда.

Родченко первым стал делать фотоколлажи и фотомонтажи в СССР: для коллажа он брал вырезки из журналов, а для монтажа специально снимал фотографии. Преимущество фотоколлажей и плакатов для авангардиста было очевидно: лаконичность и яркость, широкий выбор материалов и композиционных возможностей. Для Родченко это стало той самой новой индустриальной тематикой, о которой он мечтал. Искусство, неограниченное для экспериментов и практично используемое в обществе.

Вскоре фотография стала вытеснять вырезки на плакатах Родченко, а монтаж практически заменил коллаж. В качестве моделей он снимал жену Варвару, себя и друзей. Конструктивисты предпочитали фотографию и фотомонтаж рисованной графике, однако Александр понимал, что подобный приемы ограничивают динамику его произведений. Фотография же выполняла сразу несколько задач: определяла структуру плаката, усиливала рекламный призыв, поддерживала композиционный строй.

В 1920-м году Александр на одной из выставок познакомился с Владимиром Маяковским и его возлюбленной Лилей Брик. Завязалось многолетнее художественное партнерство и тесная дружба: Родченко был для Маяковского «стариком», Родченко же звал поэта Володей. Позже мастер опубликовал текст «Работа с Маяковским», где рассказал о работе с Володей, о времени в доме «Брико-Маяковского» в Москве и на их даче в Пушкино. Также Родченко посвятил товарищу главу автобиографии «Опыты для будущего».

Лиля Брик, «муза русского авангарда», стала одной из главных моделей фотографа: это Лиля агитирует советскую молодежь покупать книги на знакомом многим плакате для ленинградского отделения Госиздата — классическом примере визуальной интерпретации речи.

Началась совместная работа: Александр Родченко объединился с Владимиром Маяковским, создав творческую группу «Реклам-конструктор «Маяковский — Родченко»: Родченко отвечал за графическую композицию, Маяковский — за текст. Каждый текст поэт-футурист сопровождал рисунком в сатирическом стиле, но окончательный выбор дизайна оставался за Александром. К работе относились серьезно, воспринимая рекламу как литературное и художественное оружие. Продукция «Реклам-конструктора» «завоевала» Москву и переменила старый рекламный стиль. Плакаты для ГУМа, Моссельпрома, Резинотреста и других советских организаций оставили отпечаток на художественно-бытовой среде 1920-1930-х годов.

«Реклама ― это имя вещи. Как хороший художник создает себе имя, так создает себе имя и вещь... Реклама должна напоминать бесконечно о каждой, даже чудесной вещи».
В.В. Маяковский «Агитация и реклама»

За столом в квартире по Гендрикову переулку. Справа редактор и литературный критик Осип Бескин (мелкий Бескин, по словцу Виктора Шкловского) и Лиля Брик. Слева Маяковский. На торце художница Варвара Степанова. Фото Александра Родченко. Июнь 1926 год Александр Родченко. Иллюстрация поэмы В.Маяковского “Про это”, 1923 год Первый рекламный плакат Родченко — Добролет Александр Родченко. Плакат «Ленгиз: книги по всем отраслям знания». ТАСС. 1924 год Владимир Маяковский, Александр Родченко. Реклама часов «Мозер». 1923 год Владимир Маяковский, Александр Родченко. Рекламная стена здания Моссельпрома. Проект раскраски 1924 года. Фотография 1925 г. Раскраска по фотографии В. Родченко. 1980 год Журнал ЛЕФ — объединения Левый Фронт Искусств Александр Родченко. Оформление пьесы Владимира Маяковского “Клоп”. Государственный театр имени Мейерхольда, 1929 год

Революция в фотографии

С 1924-го года Родченко полностью посвятил себя фотографии. Тогда начал формироваться его авангардистский стиль, который стал настоящей революцией в искусстве. Первая фотосерия Родченко — шесть портретов Маяковского, снятых в мастерской Родченко на Мясницкой. Затем он запечатлел друзей и родных, самых важных людей его творческой жизни: супругов Брик, А. М. Довженко, мать. Он снимал без характерных светотеней, фонов, обобщений, которые обычно использовались в фото­ателье. Основной локацией для ранних фотоэкспериментов в городской среде стала Москва: современный индустриальный динамично развивающийся город, устремленный в будущее.

Манера Родченко все больше наполнялась эстетикой конструктивизма, демонстрируя «динамику в вещи», подчеркивая пространство и фигурность изображения. Он стремился сделать каждый снимок уникальным при помощи новых приемов. Одним из них был ракурс: повседневные вещи становились необычными в глазах зрителя, если взгляд на них падал под другим углом. «Родченковские» ракурсы «снизу вверх» и «сверху вниз» стали прорывом для каноничного фотоискусства 20-х годов.

Второй революционный прием — диагональ — основа композиции. Линия организовывала пространство и оживляла изображаемый сюжет. А двойная экспозиция, используемая в ряде снимков, превращала статичный кадр в движущийся киноролик.

Основными цветами Родченко были черный и белый. Он также использовал множество серых оттенков. Палитра усиливала ракурс и композицию. Фотограф применял и другие художественные принципы, чтобы выстроить пространство: крупный план, светотень и перспектива. Все это придавало изображению большую выразительность.

Экспериментатор хотел получить необычные кадры, снимая тривиальные ситуации: «Я хочу научить людей видеть необыкновенно обыкновенные вещи». Строящаяся советская реальность стала идеальным полем для Родченко.

Современные фотографы используют принципы, разработанные отечественным фотоискусством: авторы «искажают» композицию и перспективу, ритмично задействуют цветовые палитры. Во второй половине 1920-х годов, когда в стране развивался тоталитаризм, Александр Родченко смог найти свободу для творчества. Он показал, что смелость и отсутствие канонов — основа фотографии. Это идея определяет и современное искусство.

Лиля Брик в мастерской Родченко, 1924 Девушки с платками, 1936 Памятник Пушкину, 1930 Лестница, 1930 «Двое», из серии «Студенческий городок в Лефортово», 1932 Девушка с «Лейкой» (Портрет фоторепортера Е. Лемберг), 1934 Извозчик, 1926 Атлеты, 1930-е Пионер, 1930 Пионер-трубач 1930 Пионерка, 1930 Александр Родченко. Писатель и критик Осип Брик, один из основателей журнала ЛЕФ, 1924 Портрет матери, 1924 Поэт Владимир Маяковский в редакции, Москва, 1927 Бокалы. Из серии «Стекло и свет», 1926 Кувшин. Из серии «Стекло и свет», 1926 Радиослушатель. Репортаж. 1929 Спортивный парад, 1930-е Архитектор Мельников на балконе своего дома, 1929 Прохожий, 1926

Закат творчества и наследие

В 1928-м году журнал «Советское фото» обвинил Александра Родченко в копировании западного искусства. Это было начало конца: советская власть, которая сначала поддерживала творцов-новаторов, к экспериментальной фотографии оказалась не готова к этому. Сказалось и общее ужесточение режима, который принимал форму тоталитаризма. Авангардистов обвинили в формализме, что для Родченко, который всецело поддерживал советскую власть и социалистические идеи, стало ударом.

Романтический порыв творчества Родченко сменился сдержанностью: теперь фотография следовала закону советской пропаганды. По заказу партии он снимал репортажи для альбомов и газет, но дух авангардной фотографии был сломлен.

В 1938-м году Родченко и Степанова выпустили парадный альбом о грядущих переменах в столице, разработанных Моссоветом — «Москва реконструируется». Они должны были доступно в художественной форме показать жителям столицы планируемые изменения, запечатлеть жизнь города на фотографиях или в графике, показать динамику движения Москвы в светлое будущее. Альбом стал достоянием полиграфического искусства: в книге сочетались графика, фотография, кинематографическое повествование и трехмерные конструктивные вставки.

В конце 1930-х годов Родченко отошел от политического искусства, окончательно разочаровавшись во власти и поняв, что больше не может быть рупором тоталитарного режима. Его интересы заканчивались там, где начиналась политика. В то время он занимался театральной сценографией, фотографировал цирковых актеров, обратился к пикториализму — направлению, в котором фотография сближалась с импрессионизмом и модерном.

Он также вернулся к живописным техникам, основной темой которых стал цирк. Родченко с юных лет любил клоунаду, показывал фокусы и устраивал розыгрыши. Для него представление становилось метафорой жизни: яркие трюки, чудо света, но в то же время опасность и беззащитность каждого. Это было не простым развлечением для зрителя, а жизнью, показанной изнутри.

Тяжелый период творческой жизни Родченко хорошо описывают слова его дочери: «Папуля! Мне бы хотелось, чтобы ты в этом году рисовал что-нибудь к произведениям. Ты не думай, что я хочу, чтобы ты де­лал все в «соцреализме». Нет, чтобы ты мог делать так, как ты можешь делать. И я каждую минуту, каждый день помню, что ты грустишь и не ри­суешь. Мне кажется, что ты тогда был бы веселее и знал бы, что ты можешь делать такие вещи».

Заключение

Александр Родченко был настоящим экспериментатором, основателем школы технической конструктивистской эстетики: свое предназначение он видел в сломе закостенелого и традиционного. Вдохновение художник находил в повседневных сюжетах. Так он раскрывал свой характер: в жизни мастер был скрытным, не позволял сентиментальности в обществе, но в его сюжетах открывался необыкновенный темперамент, энергичный и решительный нрав.

В последние годы Родченко впал в депрессию, дневниковые записи полны пессимизма: он жаловался, что жизнь с каждым днем становилось все скучнее, работы не было. Для пары Родченко-Степанова началась темная полоса.

В 1956-м году Александр Родченко умер, не дожив до первой персональной выставки, организованной Верой Степановой.
Последние годы изменили представление Родченко о власти и возможностях советского искусства: он отказался от поиска нового в повседневном и подчинился законам социалистического реализма, которые установила тоталитарная власть.

Смелое наследие Родченко осталось в истории. Искусство, ставшее памятником авангардной культуры. Вне времени и пространства. Современные художники, фотографы, дизайнеры помнят его яркие образы, обращаются к его специфическим техникам и работают с тем же свободным искусством, которое в свое время развивал Александр Родченко.

Интересные факты:

  • В 1925-м году Александр Родченко по предложению Владимира Маяковского поучаствовал в «Exposition Internationale des Arts Decoratifs et Industriels Modernes» в Париже. Он представил проект рабочего клуба, многофункциональную систему интерьера, и разработанные «Реклам-конструктором» плакаты. За это он получил серебряную медаль в разделе «Искусство улиц».
  • В 1925-м году Родченко пробыл в Париже два месяца, и это путешествие стало единственной его поездкой за границу. Французская столица, признанный центр мирового художественного развития, не впечатлила авангардиста. Его удивляло, насколько слабо в Париже была развита реклама, насколько буржуазно и легкомысленно проводила время интеллигенция. По мнению Александра, французское искусство было простым украшательством жизни. По сравнению с СССР Париж в смысле художественного вкуса был «провинцией».
  • В начале 1930-х годов Родченко организовал фотогруппу внутри творческого объединения «Октябрь», куда входили передовые художники индустриальных искусств. В 1932-м году общество ликвидировали из-за критики в «мелкобуржуазном эстетизме», а Александр был вынужден отказаться от фотографии на несколько лет.
  • Свою автобиографию Александр Родченко назвал «Черное и белое». Как и у каждого художника, в жизни Родченко были черные и белые полосы. Подобная игра цветов составляла также основное творческое пространство для фотографа: два цвета и множества оттенков серого между черным и белом, с помощью которого можно выразить все тональности изображаемого.
  • В 2006-м году в Москве основана Московская школа фотографии и мультимедиа имени Родченко, специализирующаяся на образовании в области современного искусства, фотографии и видеоарта. В школе преподает внук мастера Александр Лаврентьев.

Читайте также биографию Эля Лисицкого и Василия Кандинского.

Следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: Telegram, Instagram.

Если вы хотите поблагодарить Losko за проделанную работу, то можете пожертвовать деньги на Patreon и получить доступ к нашему закрытому каналу в Телеграм. Спасибо за вашу осознанность и что цените свой и чужой труд.

Школа Родченко - Родченко

Московская Школа фотографии и мультимедиа имени А. Родченко благодарна семье Александра Родченко – дочери Варваре Александровне Родченко, внуку Александру Николаевичу Лаврентьеву – за разрешение использовать имя великого фотографа в названии Школы и за активное участие в ее жизни.

Родченко прославился как современный художник-новатор, работавший в самых разных медиа: живописи, коллаже, книжном дизайне, фотографии, кино. Через 50 лет после его смерти, предоставляя своим студентам необходимые технические возможности, Московская Школа фотографии и мультимедиа продолжает родченковскую традицию художественной инженерии и мультимедийного характера творчества, ориентированного на новаторство и острое, критическое и содержательное взаимодействие с современностью. Именно это отличает Школу Родченко от учебных заведений, где акцент делается только на технической стороне и на коммерческом потенциале фотографии.

ИСТОРИЯ

Родченко Александр Михайлович родился (23 ноября) 5 декабря 1891 года в Петербурге в семье театрального бутафора.

В 1911-1914 годах учился в Казанской художественной школе, где и познакомился со своей будущей супругой Варварой Федоровной Степановой (в будущем известной русской художницей). В 1916 году переехал в Москву, начал выставляться как живописец (выставка «Магазин»). В 1917 году стал одним из организаторов Профсоюза художников-живописцев, секретарем Левой федерации. С 1918 по 1922 год работал в Отделе Изо Наркомпроса Заведующим Музейного Бюро. В 1920-1924 годах был членом Института художественной культуры.

Участвовал в важнейших выставках авангарда, в художественных и архитектурных конкурсах. В текстах-манифестах «Все опыты» и «Линия» (1920) зафиксировал свое творческое кредо. Родченко рассматривал свое творчество как огромный эксперимент, в котором каждая работа представляет минимальный по форме живописный, графический или пространственный опыт. В 1921 году подвел итог своим лабораторным поискам и обратился к производственному искусству.

В 1920 году стал профессором живописного факультета, а с 1922 по 1930 год был профессором металлообрабатывающего факультета ВХУТЕМАСа-ВХУТЕИНа. Учил проектировать остроумно сконструированные вещи. Один из родоначальников конструктивизма в полиграфии, рекламе, дизайне.

С 1923 году работал в полиграфии, ввел прием фотомонтажа в оформление книг, журналов и плакатов; вместе с В.Маяковским создал более 100 рекламных листовок, плакатов, вывесок, входил в состав группы ЛЕФ, позднее был членом редколлегии журнала «Новый ЛЕФ». В 1925 году был командирован в Париж для оформления советского раздела Международной выставки Декоративного искусства и Художественной промышленности, осуществил свой проект интерьера «Рабочего клуба».

С 1924 года стал заниматься фотографией. В 1926 году опубликовал первые экспериментальные снимки в журнале «Советское кино». В статье «Пути современной фотографии» в журнале «Новый ЛЕФ» пропагандировал динамичный взгляд на мир, актуальность верхних и нижних точек зрения в фотографии. Участвовал в выставке «Советская фотография за 10 лет» (1928 год, Москва) и «Выставке мастеров советского фотоискусства» (1935 год, Москва). В конце 20-х – начале 30-х годов был фотокорреспондентом в газете «Вечерняя Москва», журналах «30 дней», «Даешь», «Пионер», «Огонек» и «Радиослушатель». Одновременно работал в кино (художник фильмов «Москва в Октябре» 1927 год, «Журналистка» 1927-1928 года, «Кукла с миллионами» и «Альбидум» 1928 год) и театре (постановки «Инга» и «Клоп» 1929 год). В 1930 году был одним из организаторов и руководителей фотогруппы «Октябрь».

С 1932 года был фотокорреспондентом по Москве издательства Изогиз.

В 1933 году начал работать как художник-оформитель журналов «СССР на стройке», фотоальбомов: «10 лет Узбекистана», «Первая конная», «Красная армия», «Советская авиация» и других (совместно со Степановой). В 30-е и 40-е годы продолжал занятия живописью. Был членом жюри и художником-оформителем многих фотовыставок, входил в состав Президиума фотосекции Профсоюза кинофотоработников, был членом МОСХ с 1932 года. В 1941-1942 годах был вместе с семьей в эвакуации на Урале (Очер, Пермь). В 1944 году работал главным художником Дома техники, занимался оформлением книг. В конце 1940-х годов вместе со Степановой оформил фотоальбомы: «Киноискусство нашей Родины», «Казахстан», «Москва», «Московский метрополитен», «300-летие воссоединения Украины с Россией». В 1952 году был отчислен из состава Московского отделения Союза Художников, восстановлен в 1955 году.

Скончался от инсульта 3 декабря 1956 года. Похоронен на Донском кладбище в Москве.

 

Художник Родченко Александр Михайлович

5 декабря 1891 (Санкт-Петербург) — 3 ноября 1956 (Москва)

Живописец, график, дизайнер, сценограф, фотограф

Родился в семье театрального бутафора. В 1910–1914 учился в Казанской художественной школе у Н. И. Фешина. В 1914 переехал в Москву. Женился на В. Ф. Степановой. Продолжил обучение в Строгановском художественно-промышленном училище. В эти годы увлекся стилистикой модерна, придумывал декоративные виньетки. Однако уже в 1915 создавал графические композиции при помощи чертежных инструментов — циркуля и линейки. Увлекся коллажем. В 1916 вместе с Л. С. Поповой, В. Е. Татлиным, А. А. Экстер принял участие в футуристической выставке «Магазин» в Москве. В 1917 совместно с Татлиным и Г. Б. Якуловым оформил кафе «Питтореск» на Кузнецком мосту: создал проекты осветительных приборов.

В 1918–1920 работал над пространственными конструкциями. С 1918 работал в отделе ИЗО Наркомпроса, в 1918–1926 преподавал в школе московского Пролеткульта. С 1920 — член президиума Инхука. Родченко — один из организаторов производственного факультета ВХУТЕМАСа, а затем ВХУТЕИНа. Был в этих институтах деканом металлообрабатывающего отделения.

В 1920-е работал вместе с В. В. Маяковским в области плаката и книги. В 1921 экспонировал свои работы на выставке «5 х 5 = 25». В 1925 участвовал в международной выставке декоративного искусства в Париже, где экспонировал оборудование рабочего клуба и был удостоен четырех серебряных медалей.

С начала 1920-х работал для театра. В 1920 создал эскизы костюмов для неосуществленной постановки А. М. Гана «Мы». В 1929 оформил спектакль «Клоп» по пьесе В. В. Маяковского в театре В. Мейерхольда. В 1931 — спектакль «Шестая мира» для Московского мюзик-холла. Сотрудничал в журналах «Леф» (1923–1925) и «Новый Леф» (1927–1928), где публиковались некоторые его статьи и фотографии. Активно заниматься фотографией Родченко стал с конца 1920-х.

В 1930 вступил в группу «Октябрь», куда входили Г. Г. Клуцис и Эль Лисицкий. В 1930-х — 1940-х, в период гегемонии социалистического реализма, неоднократно подвергался нападкам. С 1935 вместе со Степановой оформлял фотоальбомы и журналы в издательстве «Изогиз». В начале 1940-х писал картины в духе абстрактного экспрессионизма.

Подробнее

В 1962 в Литературном музее в Москве состоялась ретроспективная выставка работ художника.

Родченко принадлежит к блистательным представителям новаторского направления 1920-х. В своем творчестве он стремился соединить технические задачи с художественными, по-новому осмыслить роль плаката и рекламы. Художественная эволюция Родченко была многогранной и вобрала в себя ранние символистские работы 1913, графические работы, выполненные в 1915 при помощи циркуля и линейки, абстрактную живопись второй половины 1910-х — начала 1920-х, подвешенные конструкции 1918–1921, фотографические работы 1920-х — 1930-х. Живопись Родченко, несмотря на ее несомненное новаторство, все же опиралась на различные источники: супрематизм К. С. Малевича и архитектоническую живопись Л. С. Поповой. Подлинной кульминацией творчества художника стали эксперименты с тремя измерениями — подвешенные конструкции. Вообще живопись, графика и пространственные объекты Родченко всегда были очень технологичны по методу. Любое его произведение — это своего рода лаборатория для художественного эксперимента.

Значительное место в творчестве Родченко занимает фотография, в которой он также выступил в роли новатора. Хотя первые фотоопыты были традиционны, именно благодаря им зритель знает лица многих знаменитых людей того времени: Маяковского, Осипа и Лили Брик, Кудешова, Асеева. В дальнейшем он первым в фотографии отказался от фронтального изображения и начал «играть» ракурсами фотокадра, заставляя зрителя по-иному взглянуть на привычный обыденный мир. Однако эти поиски самостоятельного изобразительного языка фотографии не мешали Родченко фиксировать помпезность физкультурных парадов и исчезающую прелесть старых московских площадей, позволяя в каждом кадре воплощать подлинный дух времени.

Работы Родченко находятся во многих музеях: ГМИИ им. А. С. Пушкина, Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, Музее современного искусства в Нью-Йорке, Художественном институте Чикаго, Музее Людвига в Кельне и других.

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.

Фотошедевры Александра Родченко на выставке в Москве • Интерьер+Дизайн

Александр Родченко, Девушка с «Лейкой», 1934

Центр фотографии имени братьев Люмьер готовит выставку работ Александра Родченко из коллекции фонда Still Art, созданного Еленой и Михаилом Карисаловыми. В экспозицию войдут работы, начиная 1920–1930-х: знаменитые портреты художников, архитекторов, поэтов, писателей, кинорежиссеров, сотрудников журналов «ЛЕФ» и «Новый ЛЕФ».


Новатор и авангардист Александр Михайлович Родченко (1891–1956)  начал фотографировать в 1924 году. Его экспериментальный подход навсегда изменил историю фотоискусства. Он снимал с непривычного ракурса (сверху вниз и снизу вверх), который стали называть «родченковским»; диагонально строил композиции, задающие динамику и ритм; внимательно снимал деталь и крупный план; применял двойную экспозицию. Родченко стремился, как писал Осип Брик, превратить знакомую вещь в «кажется никогда не виданную конструкцию», изменить привычный взгляд человека на окружающее.

Александр Родченко, Лиля Брик, 1924

Хрестоматийные произведения — портрет Лили Брик для плаката Ленгиза, снимки Владимира Маяковского из первой фотосессии в мастерской Родченко на Мясницкой (1924) и знаменитая фотография Осипа Брика, где вместо одной из линз очков вмонтировано название журнала «ЛЕФ» сопоставляются с портретами семьи: матери фотографа, его жены Варвары Степановой и их дочери Варвары. Отдельная часть экспозиции — архитектурные съемки и фоторепортажи: легендарные «Балконы» (1925), «Пожарная лестница» (1925), «Лестница» (1929), «Пионер – трубач» (1930) и «Пионерка» (1930).

Александр Родченко, Сбор на демонстрацию, 1928
Александр Родченко, Лестница, 1929Александр Родченко, Спортивный клуб «Динамо», 1935

Сокуратором выставки выступит внук Александра Родченко, Александр Лаврентьев. Будет представлено 58 серебряно-желатиновых отпечатков из двух альбомов музейной серии, выпущенных тиражом 35 экземпляров в 1994-1997 годах. Печать фотографий, вошедших в портфолио и предоставленных фондом Still Art, осуществлена Александром Лаврентьевым и Юрием Плаксиным в фотолаборатории Родченко с оригинальных негативов автора.

• Александр Родченко. Центр фотографии имени братьев Люмьер, Москва, 24 января – 5 апреля 2020

Александр Родченко, Первое издание - AbeBooks

Hardcover. Состояние: отлично. Состояние суперобложки: в порядке. 1-й. Ткань, позолота, 439 с., Илл., Нагрудник. заметки, указатель; 26 см. Твердый переплет, чистый внутренний экземпляр. Суперобложка защищена майларовой книжной обложкой. БОЛЬШОЙ РАЗМЕР! Без приоритета / эфир, кроме как по специальной договоренности. «В этой книге собраны все дневники, программы, очерки и основные статьи, написанные Александром Родченко в период с 1911 по 1956 год. Слово« эксперимент »было ключевым словом для художника, который задумал свое мультимедийное творчество как один огромный эксперимент.Родченко, которого друзья и современники называли «разведчиком будущего», искал новые пути в графическом дизайне и живописи, скульптуре и архитектуре, дизайне плакатов и кино, фотографии и дизайне книг, а также дизайне мебели и театров. Первая глава тома посвящена молодости Родченко и относится ко времени его учебы в Казанском художественном училище. Его дневники 1911-15 годов рассказывают о яркой атмосфере школы, объясняют ранние пристрастия художника к театральным, восточным и средневековым мотивам и вспоминают моменты, когда он впервые встретил Варвару Степанову, свою спутницу жизни и коллегу-художницу.Вторая глава посвящена наиболее активным годам русского авангарда: 1916–21. Здесь Родченко связан с Владимиром Татлиным, и происходит его эволюция как беспредметного художника. Его произведения этого периода исследуют его интерес к художественному процессу, способу рождения идей и часто сравнивают с другими художественными течениями того времени: супрематизмом, кубизмом и импрессионизмом. Третья глава проходит через 20-е годы и пик конструктивистского движения, когда Родченко стал одним из ведущих дизайнеров того времени.Эта глава является наиболее полной и включает статьи, посвященные образованию в области промышленного дизайна, графическому дизайну, рекламе, фотомонтажу и фотографии. Четвертая глава раскрывает настроение художника и общую ситуацию с советской культурой 30-х годов, время политических перемен, обвинений в формализме и больших успехов в фотографии. Последняя глава посвящена военному и послевоенному периоду и содержит только дневниковые тексты, в которых художник описывает эвакуацию своей семьи в страну, его последующие тяжелые условия жизни и работы, а также свои размышления о культурной политике того времени и жизни. в общем.Первоначально опубликованный в 1996 году в Москве семьей Родченко, «Эксперименты во имя будущего» публикуются здесь в своем первом английском издании. Это новое издание содержит дополнительные материалы и отличается другим дизайном и изображениями, но содержание по существу не изменилось ». - Издатель. СОДЕРЖАНИЕ: Да здравствует конструктивизм, Джон Э. Боулт; Примечание переводчика - Джейми Гамбрелл; Предисловие - Александр Н. Лаврентьев; Глава 1. В лабиринтах Короля Пламени Леандра, 1911-1916; Глава 2. Россия родила собственное творчество, и имя ей - необъективность, 1916-1921; Гл.3. Трудиться на всю жизнь, 1921-1939 гг .; Гл. 4. Реконструкция художника 1930-1940 гг .; Гл. 5. Мой корабль плывет, 1941–1952 годы. Размер: от 4 до 9 дюймов - 12 дюймов в высоту. Коллекционный.

Александр Михайлович Родценко Продажа картин и картин

Лот 242: АЛЕКСАНДР РОДЧЕНКО (1891-1956). [ДОБРОЛЕ.] 1923. 13¾x17¾ дюймов, 35x45 см.

Дата аукциона: 13 мая 2021 г.

Эстимейт: $ 20 000 - $ 30 000

Описание:
АЛЕКСАНДР РОДЧЕНКО (1891-1956)

[ДОБРОЛЕ.] 1923.

13 3 / 4x17 3/4 дюйма, 35x45 см.
Состояние A-: незначительные складки на полях; мелкие надрывы по краям; цвет приглушенный; наклонен к креплению. Бумага. В рамке.

Добролет, Российское общество добровольческого воздушного флота, было основано в 1923 году в рамках новой экономической политики Ленина, которая допускала форму ограниченного капитализма в некоторых крупных предприятиях. Как частично публичная компания, она изначально продавала акции гражданам России. Родченко работал над продвижением компании, а затем разработал для них плакаты и другие рекламные материалы.Текст на этом плакате гласит: «Всем ... Если кто-то не является акционером Добролет, он не является гражданином СССР / Один золотой рубль делает каждого акционером Добролетия». В середине-конце 1920-х годов Родченко работал с Владимиром Маяковским над рекламными кампаниями для Моссельпрома и ГУМа, а также для «Добролет». В 1930-е годы компания потеряла статус акционера и стала частью советского коллективного хозяйства - как «Аэрофлот». Родченко, который был молодым и практически неизвестным, когда начал свое сотрудничество с Добролетом, использовал «простые геометрические формы в качестве материала для визуальных изобретений и комбинаций».. . с помощью чистых геометрических форм все формы были преобразованы в символические узоры (знаки), которые могли быть визуально простыми и понятными, как буквы алфавита »(Rodchenko / Lufthansa, стр. 31). Этот плакат был напечатан на четырех разных цветовые схемы, включая красный и черный, красный и зеленый, зеленый и черный, красный и синий Родченко 82, Современный плакат 133, Авангард стр. 120 (вар), Родченко / Люфтганза стр. 68 (вар), Аэрофлот стр. 17, Искусство и власть, стр. 161, МоМА 497.1987 ....

Местоположение: New York, NY, US

Аукционный дом: Swann Auction Galleries

Дополнительная информация

Александр М. Родченко, Варвара Федоровна Степанова, наша единственная цель - будущее: [выставка в Sterreichisches Museum of Angewandte Kunst, Вена (2 мая - 31 июля 1991 г.) и Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Москва (25 октября - 15 ноября 1991 г.)]. изд. пользователя Peter Noever. С очерками Александра Н. Лаврентьева и Анжелы Влкер.[Пер. Мэтью Фроста.] фон Ноевер, Питер (Hrsg.) :: Gut Broschiert. (1991)

260 С.: berwiegend Illustr. ; 29 см. Gutes Exemplar; Einband stw. leicht berieben. - Брошур. - Englisch. // INHALT: Peter Noever Введение - Александр Н. Лаврентьев - Наша единственная цель - будущее - Анджела Волкер - Будущее - это цель? - Биографии - Система Родченко (Таблички) - Сочинения и сочинения - (Каталог) //. Он также привлек внимание Казимира Малевича своей геометрической графикой, которую Малевич считал близкой к супрематизму в трактовке формы.Родченко стремительно развивал свою систему живописи. Роль плоскости изменилась с простой области цвета, чтобы стать элементом пространственной структуры. В 1916 и 1917 годах Родченко для кафе Филиппова «Питтореск» в Москве разработал серию светильников и молдингов, основанных на пространственных сочетаниях плоскостей. Революция сначала привела к демократизации общества и вдохнула новую жизнь в социальный организм. Стимулировалась и художественная деятельность. В начале 1917 года в Москве был создан профсоюз художников, в котором участвовали Родченко и Степанова.В нем было три федерации - Старшая, Средняя и Молодая: Родченко стал секретарем Молодежной федерации и в конце 1917 года проводил выставку в клубе Федерации. С 1918 года Родченко и Степанова обычно вместе участвовали в выставках, часто заполняя целые комнаты одеждой. их картины и графика. Каковы были идеи этих двух художников? Как и у других членов Федерации молодежи, у них было довольно специфическое понимание искусства. Для них искусство было не только особой формой профессиональной деятельности, но и областью творчества, наименее канонизированной в то время: все, что требовалось, - это формулировка, определение и публикация новых художественных идей.Родченко заявил, что «значение имеет не живопись, а творчество». В контексте эволюции современного искусства во всем мире до наших дней очевидно, что Родченко видел свою задачу в том, чтобы расширить возможности визуального воображения и представить универсальные художественные концепции. Подобно тому, как нельзя судить о Площади Малевича только по формальным и композиционным критериям, но нужно также видеть философию, эстетику и «послание» художника, так и в творчестве Родченко содержится существенно больше, чем можно увидеть на холсте.По этой причине письменное или устное слово - комментарий художника к своей работе - является важным дополнением к нашему пониманию. Художники ревностно стремились сохранить за собой право первой публикации незавершенных экспериментальных работ. В период выставок футуристов, в частности с 1910 по 1920 год, все старались сохранить свои работы в секрете до самой выставки. Конкуренция между «измами» все еще была острой в 1918 и 1919 годах. В «левом» нефигуративном искусстве главным фактором было соперничество между системой супрематизма Малевича и концепцией конструктивного-необъективного искусства, которая только начинала проявляться.Необъективисты пытались организовать «Ассоциацию крайних новаторов в живописи» непосредственно перед одной из своих выставок; в группу вошли Веснин, Древин, Попова, Родченко, Степанова и Удальцова. Vorwort) ISBN 9783791311340 Sprache: Englisch Gewicht in Gramm: 1463. Bestandsnummer des Verkufers 1069120

Dem Anbieter eine Frage stellen

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки

Мы редко замечаем, как одеты известные художники, писатели или музыканты.Мы помним их лица, разговор, разные события. На самом же деле у каждого мужчины свой стиль, который проявляется, в том числе, и в одежде.

То, как человек ведет себя, разговаривает, выглядит или одевается, становится особенно важным, когда происходит резкий разрыв с прошлым, радикальное изменение культурных традиций. Одним из примеров этого могут быть 1920-е годы, когда на одежду повлияла футуристическая или конструктивистская эстетика. В одних случаях было важно поразить публику, в других - продемонстрировать уверенность в себе.Круг друзей и знакомых фотографа и художника Александра Родченко и его жены Варвары Степановой в одежде отличался твердым рационализмом и в то же время творческой свободой поз и жестов.

Интересно присмотреться к представителям этой среды, изображенным на фотографиях Родченко в период с 1924 по 1940 годы. Люди, принадлежащие к киноиндустрии, такие как Алексей Ган, Лев Кулешов или Борис Барнет, одеты с оттенком военной механизации.Кожаные пальто и куртки, обмотки, матерчатые кепки, иногда с лихой курткой, мотоциклетные очки и рукавицы. Все это элементы профессиональной формы. Режиссер или оператор-документалист обычно большую часть времени проводит на природе. Его одежда должна защищать от непогоды и в то же время быть легко заметной экипажем. Это сочетание определенной аффектации и рационализма. Александр Довженко - единственный человек на фотографиях Родченко, который одет несколько иначе - в более традиционный костюм.Но даже он не выглядит банально из-за выразительной прически, поворота головы и освещения.

Фоторепортеры одеты скромнее. Кто-то, как Вадим Ковригин, носит френч, кто-то - обычный московский костюм или просто брюки с белой рубашкой. Эти люди не должны привлекать к себе слишком много внимания. Их цель - наблюдать. Даже позы фотографов кажутся несколько отчужденными от объекта, который они снимают, будь то стадион или строительная площадка.Писатели выглядят, так сказать, более отечественными. Сергей Третьяков одет в длинную рубашку особого фасона, модного в 20-е годы, и этот дизайн популярен у Льва Толстого. Только Владимир Маяковский одет в строгий костюм, как будто он только что вернулся с публичных дебатов о литературе. Исключительно опрятно одетый, чтобы идеально выглядеть на сцене, для него так же важно, как и острое слово.

У женщин этого круга тоже свой индивидуальный стиль. Полный снимок одной из известных фотографий Родченко «Портрет моей матери» показывает некоторые особенности ее отношения к одежде.Она носит платье, типичное для пожилой женщины, которая жила в то время, когда каждая социальная группа могла быть идентифицирована по ее костюму. Государственные чиновники носили длинные пальто; люди из интеллигенции общего происхождения, так называемые разночинцы, выходили рубашками за пределы штанов, последние втыкались в сапоги; работающие женщины были одеты в длинные темные платья из мягкой фланели или пятнистого хлопка. Со времени революции прошло всего семь лет, но на фотографиях Родченко практически не видно следов этого разделения в костюмах.Появляется другое - желание выглядеть современно. Родченко придумывает себе костюм инженера-конструктора с множеством карманов для инструментов, который он носит во время обучения студентов во ВХУТЕМАСе. Позируя Михаила Кауфмана, Родченко охотно демонстрирует эту «униформу», которую Варвара Степанова сшила по собственному проекту. Степанова хорошо умела кроить и шить; Этому ее учили в школе в дореволюционные годы. В 1916 году в Москве она купила швейную машинку «Зингер», которая по тем временам была чем-то действительно ценным.

На других фотографиях Родченко совсем другой. В 1925 году, во время открытия Выставки декоративного искусства в Париже, он выглядит элегантным светским человеком в неизбежном костюме-тройке и шляпе. Кинопроба по фильму Сергея Эйзенштейна «Старое и новое» показывает Родченко и Степанову, изображающих пару иностранцев, находящихся с визитом в России. На фотографе кожаное пальто и фуражка-шлем (в таком пальто у Родченко было тридцать лет). Степанова от души смеется, запрокинув голову назад.В этой работе они похожи на некоторых голландских архитекторов или художников из De Stijl Group.

В 1930-40-е годы Родченко все еще сохранял свой личный стиль в одежде. Он рано облысел и трудно представить его с длинными волосами. Такие же лысые головы были у Маяковского, Третьякова и архитектора Александра Власова. Часть гардероба Родченко покупалась в магазинах, например, обмотки, туфли, галстуки; часть - выполнена Степановой из плотной шерсти или фланели. Ожидалось, что любая одежда будет удобной и прослужит долго.На всю жизнь в одежде Родченко повлиял конструктивизм, с единым стилем для разных случаев.

Степанова, кажется, была более гибкой в ​​одежде. Она умела импровизировать, когда муж фотографировал ее - то юной комсомолкой в ​​платке, то офисной дамой или француженкой.

Когда весной 1924 года Лилия Брик пришла в мастерскую Родченко и Степановой сфотографироваться, оказалось, что она привезла с собой целый чемодан, набитый одеждой.Был шерстяной костюм консервативного вида, созданный ее портным. Юная Луэлла Красношиокова позировала вместе с Лилией в костюме из той же ткани. Также было шелковое золотистое платье и прозрачное черное марлевое платье, которое носит Лилия Брик без всяких вещей, напоминающих стиль Айседоры Дункан. Некоторые платья из натурального льна создавались в ателье Ламановой. Лилия также приобрела кепку, перчатки и специальное платье, чтобы водить свой «Рено». Она с гордостью сообщила, что была единственной женщиной в Москве, за исключением жены французского посла, которая водила автомобиль.

Каждый член кружка Родченко отличается своим неповторимым стилем в одежде, отражающим внутренний стиль той или иной индивидуальности. Эти фотографии точно представляют их обоих.

А. Н. Лаврентьев

От пикториализма к соцреализму: русская фотография 1908-1938 - - Выставки

Галерея Наиля Александра рада объявить От пикториализма и авангарда к соцреализму: русская фотография 1920-1930-х годов .На выставке редких старинных фотографий будут представлены шестнадцать мастеров, в том числе Макс Альперт (1899-1980), Николай Андреев (1882-1947), Виктор Булла (1883-1938), Семен Фридлянд (1905-1964), Александр Гринберг (1885-85). 1979), Сергей Иванов-Аллилуев (1891-1979), Валентина Кулагина (1902-1987), Сергей Лобовиков (1870-1941), Николай Петров (1874-1940), Александр Родченко (1891-1956), Аркадий Шайхет (1898- 1959), Аркадий Шишкин (1899-1985), Михаил Тарханов (1888-1962), Василий Улитин (1888-1976) и М.Витоухновский (-).

1920-е годы в русской фотографии были самыми захватывающими, временем великих экспериментов. Фотографы разных стилей выставлялись в крупных салонах как дома, так и за рубежом. Как и на Западе, модернистская фотография входила в моду, в то время как пикториалистическое движение все еще было популярно среди фотографов, которые продолжали исследовать методы печати и оставались верными своим эстетическим идеалам. Особо отмечены работы Сергея Лобовикова, использующего бромойловые процессы в своих запоминающихся образах русской сельской жизни, и портреты русских «типажей», сделанные Витухновским, который путешествовал по России.Александр Гринберг прославил человеческую форму в своих исследованиях движения и обнаженной натуры. Виктор Булла задокументировал демонстрации и авангардные уличные украшения Петрограда начала 1920-х годов. Культовыми стали первые портреты Александра Родченко Владимира Маяковского в 1924 году. На выставке также представлены редкие абстрактные фотографии малоизвестного художника Михаила Тарханова, учившегося у Василия Кандинского в Вхутемасе в начале 1920-х годов. Это было время зарождения советской фотожурналистики, и работы Аркадия Шайхета и Макса Альперта, его важнейших основателей, представлены на выставке.

Фотография стала наиболее эффективным видом искусства и инструментом пропаганды нового советского общества с расцветом социалистического реализма в 1930-е годы. Выставка мастеров советской фотографии «» в 1935 году стала последней, где бок о бок были представлены произведения всех жанров. К концу десятилетия перестало существовать разнообразие стилей, изобразительность была запрещена из-за отсутствия идеологического содержания, фотографов-авангардистов обвинили в формализме, а Александра Гринберга приговорили к исправительно-трудовым лагерям за эротизм.Постепенно образы оптимизма и прославления Сталина заполонили журналы и советское кино. На выставке представлен фотомонтаж Валентины Кулагиной, созданный для входа в сибирский павильон на ВДНХ (Всесоюзная сельскохозяйственная выставка) - один из величайших образцов искусства социалистического реализма.

Как Джино Сарфатти создал авангардную лампу Родченко

Как Джино Сарфатти сделал авангардную лампу Родченко - Palainco Настольная лампа No.576 от Arteluce.

Вероятно, когда вы слышите имя Александра Родченко, вы вспоминаете авангард, конструктивизм, футуризм или его оригинальные фотомонтажи. Однако недавно наш взгляд упал на две лампы, опубликованные в каталоге 1970-х годов Arteluce. Эти лампы были вдохновлены рисунками Александра Родченко, сделанными пятьдесят лет назад, в 1920-х годах. Наше открытие привело к небольшому исследованию Родченко как дизайнера ламп и его связи с итальянской фирмой Arteluce.

  • На Родченко комбинезон, сшитый его женой Варварой Степановой. На заднем плане ряд разобранных пространственных построек, 1922 год (Фото М. Кауфман).
  • Александр Родченко (1891–1956) был одним из ведущих деятелей русского авангарда.Он был художником, скульптором, дизайнером и фотографом и как центральный представитель русского конструктивизма рассматривал искусство как практику, служащую социальным целям. Он установил новый стандарт дизайна и рекламы в СССР. Его фотография была социально увлеченной, стилистически новаторской и противоположной живописной эстетике. Эксперименты Родченко воплотили дух первых дней советской эпохи.

  • Ранняя абстрактная композиция.Фотоколлаж - Кризисный полет: Авиация стих (1923).
  • Знаменитая фотография с отчуждающей точки зрения, 1930 год.
  • Сразу после Октябрьской революции 1917 года люди всех мастей, анархисты, интеллектуалы, рабочие, большевики и солдаты, начали собираться, чтобы поделиться своими идеями.Эти собрания в конечном итоге нашли постоянное место в кафе Pittoresque в Москве.

  • Эскизы светильников для Café Pittoresque в Москве (1917).
  • Интерьер Café Pittoresque , Москва 1917-1918 гг.
  • Основными архитекторами кафе были Георгий Якулов, Владимир Татлин и Александр Родченко, которые в то время были начинающими художниками.Родченко спроектировал лампы и сделал масштабные рабочие чертежи по эскизам Якулова.

    В стандартной работе Селима Олеговича Хан-Магомедова о Родченко представлены замечательные образцы его работ. А еще более абстрактные изображения мы нашли на российском сайте Аленшин .

  • Эскизы светильников для Café Pittoresque в Москве (1917).
  • Два других очерка с российского историко-архитектурного сайта ( Аленшин, ).
  • Эти эскизы были очень похожи на абстрактные композиции, впервые появившиеся на его картинах.По словам Селима О. Хан-Магомедова: «Видно, что они выполнены художником, привыкшим работать на плоских поверхностях. На самом деле не хватает отношения пространства к объему реального объекта ». Он также отметил: «Лампы сконструированы таким образом, что являются одновременно абажуром, отражателем и декоративным элементом».

    И действительно, если вы сравните другой набросок (на этот раз цветной!) С одной из его ранних картин, вы ясно увидите сходство.

  • Эскиз светильника для Café Pittoresque в Москве (1917).Ранняя работа Родченко (источник: Галерея Тейт, Лондон).
  • Можно подумать, что построить реальный продукт, основываясь только на этих чертежах, будет довольно сложно.Но, к счастью, Родченко сделал больше, чем просто наброски на бумаге, некоторые концепции были прототипами. Через пятьдесят лет после того, как Родченко сконцентрировался на разработке ламп, в 1971 году Джермано Целант, известный итальянский историк искусства, критик и куратор, призвал Джино Сарфатти, владельца Arteluce и талантливого дизайнера, создать лампы на основе (эскизов) прототипов. . Джино Сарфатти идея понравилась, и он решил создать два светильника в стиле русского авангарда: № 576 и № 577.

    № 577 состоял из четырех элементов из матового опалового акрилового стекла, подвешенных на четырех тонких железных шнурах.

  • Подвесной светильник (№577 / S), Каталог 1974 г. (из архива Палаинко). Настольная лампа (№ 577) от Arteluce, Каталог 1974 г. (из архива Palainco).
  • Джино Сарфатти, основатель Arteluce и дизайнер множества красивых ламп.
  • Эта лампа появилась благодаря участию Советского Союза в международной выставке промышленного и прикладного искусства в Париже в 1925 году.Родченко был представлен комплектом макетов обстановки рабочего клуба. Многие из этих объектов были подвижными, их можно было легко вращать или модифицировать, что позволяло изменять организацию пространства.

    Сегодня реконструкция Клуба рабочих представлена ​​в новой Третьяковской галерее в Москве. Там вы можете воочию увидеть, как Родченко создавал интерьер по принципу трансформации.

  • Реконструкция рабочего клуба , Новая Третьяковская галерея в Москве.Фрагмент павильона.
  • В 1929 году драматург Анатолий Глебов пригласил Родченко спроектировать модульную мебель для его новой пьесы « Инга ».Целью пьесы было противопоставить старую модель буржуазной жизни новой работе, жизни и отдыху молодого рабочего класса. Родченко создавал различные сборно-разборные элементы, которые не только подходили для сцены, но и действительно могли использоваться в квартирах.

  • Обложка сборника сочинений.Афиша спектакля « Инга » в Театре Революции (высокая печать, 1929 г.).
  • Одним из его проектов была элегантная настольная лампа, которая использовалась во втором акте пьесы и, как вы можете видеть, вдохновила Джино Сарфатти на создание Arteluce No.576. Так Родченко создавал эскизы и лампы в России, а полвека спустя Сарфатти, итальянец, сделал светильники по эскизам Родченко и на основе настоящих светильников, которые он изготовил для спектакля и рабочего клуба . Лампы Arteluce - это результат сотрудничества двух вдохновляющих дизайнеров, которые никогда не встречались во времени и пространстве.

  • Настольная лампа No.576 Arteluce, Каталог 1974 г. (из архива Палаинко).
  • Оригинальный эскиз настольной лампы для Inga , акт II.Фото из набора для Inga , 1929 год.
  • Если вы хотите первым читать статьи о дизайнерах и специальном дизайне, подпишитесь на нашу рассылку новостей.

  • Связаться
  • Артикул: Как Джино Сарфатти создал авангардный светильник Родченко
  • Если не указано иное, весь материал получен и / или произведен внутри компании.Все права защищены.

    • Текст: «Родченко - Полное собрание сочинений» (Темза и Гудзон, 1986) Селима О. Хан-Магомедова и Палаинко
    • Источники изображений: : «Родченко - Полное собрание сочинений (Темза и Гудзон, 1986)», Архив Родченко, Дом красоты и культуры, М. Кауфман, Цены на антиквариат, Polinice, Alyoshin, Галерея Тейт, Arte Case, » Татлин Ларисы Алексеевны Жадовой (Риццоли, 1988), Рэдфорд.edu и архив Palainco

    Статья и ее содержание не могут быть скопированы или воспроизведены в какой-либо части или форме без предварительного письменного разрешения правообладателей.

    Опубликовано: 16 марта 2016 г.

верх

Ошибка

: это содержимое защищено

ART REVIEW; Когда радикальное искусство и политика шли (кратко) рука об руку

К 1922 году Родченко подчинил форму функции: круги стали доминирующим мотивом в дизайне тканей и чайных сервизов.Похожий путь прослеживается в использовании Родченко диагоналей. Они снова берут свое начало в плавающих формах более сложных супрематических работ Малевича, они дистиллированы и систематизированы в веерные линии «Конструкции № 89 (на светло-желтом)» 1919 года и становятся репрезентативными во многих из его самых известных работ. фотографии: наклонные изображения зданий, тележек или людей на улицах, снятые сверху, сверху или снизу.

Далее следует этап, на котором Родченко все больше движется к массовым коммуникациям, часто в сотрудничестве с Маяковским.Иллюстрируя поэму Маяковского «Pro Eto», он перекликается с запутанными, беспорядочными фотомонтажами немецких дадаистов Ханны Хох и Рауля Хаусмана. Но два друга также сотрудничали в рекламе государственной сети продуктовых магазинов «Моссельпром» и государственной авиакомпании «Добролет». Для последнего Родченко разработал плакаты, канцелярские товары, значки на лацканах, рекламные буклеты и эмблему компании на черно-красном биплане, создав, по сути, ранний пример скоординированной рекламной кампании.Маяковский, который когда-то определил рекламный текст как высшую форму поэзии, написал пропагандистские тексты, объявив, что русские, не владеющие акциями Добролетия, не являются настоящими коммунистами.

Не все, что они делали вместе, было настолько идеологически загружено: среди немногих эмоциональных точек шоу - фотографии Родченко с Маяковским, его угловатые черты лица и конфронтационный взгляд напоминают скульптора Ричарда Серра, который сам был конструктивистом последних дней.

Родченко был охвачен революционными идеалами с такого раннего возраста, что, когда революция провалилась, ему, похоже, не было на что отступить, по крайней мере, недостаточно, чтобы помочь ему взглянуть в лицо реальности.Обычная фотожурналистика в заключительном разделе выставки превосходит обычные пропагандистские искажения. Пытаясь вернуть себе расположение властей, Родченко совершил три поездки, чтобы сфотографировать строительство Беломорканала, где в условиях ГУЛАГа погибало 10 000 рабочих в месяц.

А м родченко: Родченко Александр Михайлович — биография художника, личная жизнь, картины

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх