Дагеротип: Дагеротип — «зеркало с памятью»

Содержание

Дагеротип — «зеркало с памятью»

Дмитрий Сергиенко
«Троицкий вариант — Наука» № 14(308), 14 июля 2020 года

В череде громких событий истекшего года остался почти незамеченным скромный юбилей — 180 лет изобретения фотографии. Хотелось бы восстановить справедливость по отношению к этому поистине эпохальному событию. Хороший повод есть: 12 июля — Международный день фотографа.

История изобретения

Если от начала освоения огня до массового использования его в очагах человечеству понадобилось свыше двух миллионов лет, то от момента изобретения фотографии до превращения ее в ключевой элемент массовой культуры и современных коммуникативных технологий — неизмеримо меньше. Мы ежедневно пересылаем друзьям и родственникам фото и видео, делимся ими в соцсетях — не говоря уже о СМИ, немыслимых без качественных фотографий.

Датой изобретения фотографии, по решению IX Международного конгресса научной и прикладной фотографии, считается 7 января 1839 года, когда на заседании Академии наук Франции был обнародован доклад о технологии, придуманной французом Луи Жаком Манде Дагером и названной его именем. Талантливый театральный художник и изобретатель, создавший первую в мире диораму для «Гранд-Опера», на протяжении почти двух десятилетий работал над проблемой фиксации изображения. Как и для многих изобретений, практически приемлемая технология оказалась делом случая, увенчавшего годы упорного труда. После 11 лет бесплодных опытов экспериментатор забыл рядом со свежими проявочными пластинками, обработанными йодистым серебром, чашечку со ртутью — и полчаса спустя обнаружил, что ее испарения сделали изображение отчетливо видимым. Так родилась дагеротипия.

Дагеротип был еще очень далек от современных снимков и скорее напоминал отражение в зеркале. Изображение состояло из амальгамы, образующейся при взаимодействии галогенида серебра и ртути. Примечательно, что технология изготовления зеркал с применением амальгамы (но только на основе олова, а не серебра) была применена впервые еще в XVI веке. Поэтому дагеротип получил поэтическое и таинственное название — «зеркало с памятью». В зависимости от его наклона к источнику света при рассматривании, дагеротип мог выглядеть и как позитив, и как негатив, что создавало иллюзию реальности образа. Сегодня нам трудно представить подобное «зеркало с памятью», так как репродукция дагеротипа может дать лишь общее представление об изображении и — увы! — не способна передать его подлинный вид. Ограниченность технологии дагеротипии заключалась и в том, что она не позволяла сделать несколько идентичных пластинок или напечатать неограниченное количество экземпляров, как при печати позитивов с одного негатива. Тем не менее дагеротипия стала поистине цивилизационным прорывом, а ее создатель Луи Дагер приобрел всемирную известность. Правительство Франции установило изобретателю ежегодную пожизненную пенсию в 6000 франков, его имя внесено также в список величайших ученых Франции.

Преступные снимки

Небезынтересно вспомнить, когда дагеротипия попала в Россию и кем были люди — носители новой по тем временам технологии, тем более что широкую известность дагеротипия получила в связи с довольно драматическими обстоятельствами.

В книге известного историка фотографии Сергея Морозова «Русская художественная фотография» упоминается французский фотограф Давиньон, который в 1845 году путешествовал по Российской империи, чтобы запечатлеть ее достопримечательности. Он посетил Москву и Украину, а затем направился в Сибирь, где в это время проживали на поселении декабристы. Отметим, что именно дагеротипы политически неугодных ссыльных стали своеобразной «рекламой» новой технологии.

Давиньон стал первым профессиональным фотографом в России. Вместе со своим соотечественником Фоканье он открыл дагеротипное заведение для публики в Петербурге, на Никольской улице, близ Большого театра. Однако фирма просуществовала недолго. Скоротечность карьеры Давиньона в России была обусловлена его не самым удачным выбором портретируемых.

Иосиф Поджио отправил два дагеротипных портрета своим дочерям, но их перехватили и доставили в Третье отделение. Примерно то же произошло с посланными в Россию портретами Волконского, его жены и детей, а также портретом декабриста Панова.

Подробности этой детективной истории выяснились уже в XX веке. Известный петербургский фотограф и историк фотографии Владимир Никитин обнаружил в музее Пушкинского дома те самые дагеротипы трех декабристов; затем в поисках следов Давиньона он нашел статью «К иконографии декабристов» (журнал «Красный архив» за 1924 год). Там был опубликован отчет Третьего отделения канцелярии Его Императорского Величества по делу отставного инженер-поручика Давиньона за 1845 год.

Императору Николаю I сообщалось: «Из переписки государственных преступников (декабристов — Д.С.) усмотрено было, что отставной инженер-поручик Давиньон, занимающийся снятием дагеротипных портретов, путешествовал по Сибири и там снимал портреты с государственных и политических преступников. Пересылавшиеся к родственникам портреты поселенцев Поджио, Панова, Волконского, а также жены и детей последнего, оставлены в Третьем отделении».

Давиньон был арестован. На следствии он совершенно справедливо показал, что портретов он не распространял, ведь дагеротип существует всегда в единственном экземпляре и все сделанные им снимки находятся на руках лиц, которых он фотографировал.

К началу 1846 года Давиньон был освобожден. Большую роль в этом деле сыграла жена арестованного фотографа, Екатерина Давиньон, которая много хлопотала о его освобождении. Она обратилась с письмом на имя шефа жандармов графа Орлова, в котором убедительно доказала отсутствие в действиях мужа преступного умысла. Освобожден фотограф был под подписку следующего содержания:

«1845 года декабря 31 дня я, нижеподписавшийся, даю сию подписку в том, что не имею у себя ни одного портрета, снятого мною в Сибири посредством дагеротипа с некоторых государственных преступников, кроме подобного портрета с преступника Панова, который и представлен мною в Третье отделение, и если когда буду путешествовать, то обязуюсь, под строгою по законам ответственностью, не снимать портретов с упомянутых преступников. Уволенный от службы инженер-поручик А. Давиньон».

Дальнейшая судьба дагеротипии в России

Пионер отечественной светописи (русский синоним слова «дагеротипия») Сергей Львович Левицкий родился в Москве в 1819 году. Любопытно, что он был двоюродным братом Александра Герцена. Окончив Московский университет, Левицкий поступил на службу в Министерство внутренних дел, однако работа чиновника была ему не по душе. Он заинтересовался модным изобретением — дагеротипией. В 1843 году для поездки на Кавказ была сформирована правительственная комиссия с целью изучения состава и лечебных свойств минеральных вод. В состав комиссии входило много иностранцев. Левицкому, знавшему несколько языков, предложили принять в ней участие. Молодой фотограф, захватив свой фотоаппарат и несколько дюжин пластинок, посеребренных гальваническим способом, отправился на Кавказ.

Одним из членов комиссии был ученый Юлий Фрицше, которому предстояло выполнить анализ вод. Этот ученый по заданию Российской академии наук в 1839 году был откомандирован в Европу для изучения только что появившейся дагеротипии. По возвращении в Россию он представил обстоятельный доклад о возможностях нового изобретения. Фрицше и Левицкий подружились. Воспользовавшись отличным объективом Фрицше, Левицкий сделал несколько удачных снимков окрестностей Пятигорска, Кисловодска, гор Машук и Бештау. Некоторые из этих дагеротипов попали во Францию к известному парижскому оптику Шевалье, изготовившему объектив, так успешно послуживший Левицкому.

Шевалье, восхищенный пейзажами русского фотографа, выставил два лучших дагеротипа в своей витрине на Парижской выставке — и неожиданно удостоился золотой медали. Но не за свои объективы, а за дагеротипы Левицкого! Это была первая золотая медаль, полученная за фотоработы. С того времени имя Левицкого становится известным даже в Париже — на родине фотографии.

В 1844 году Левицкий уходит в отставку и отправляется в Европу с целью дальнейшего изучения фотографии. В 1845 году он с женой Анной приезжает в Рим, где делает первые из дошедших до нас дагеротипов, на которых можно сегодня увидеть Гоголя в кругу русских художников, живших тогда в Риме. Затем Левицкий переезжает в Париж, где в Сорбонне посещает лекции по естествознанию, а также знакомится с известными парижскими фотографами. Встречи эти проходили обычно в мастерской оптика Шевалье, куда порой захаживал сам великий мэтр, изобретатель фотографии Луи Дагер.

Вскоре Левицкий возвращается в Россию и открывает в Петербурге, недалеко от Казанского собора, свое ателье, которое быстро становится одним из лучших в столице. С ним сотрудничают писатели, художники, представители творческой интеллигенции. В 1856 году именно здесь он создает групповой портрет русских писателей, авторов «Современника»: Гончарова, Тургенева, Толстого, Григоровича, Островского. Журнал «Русская старина» писал:

«Даровитейший фотограф С. Л. Левицкий, <...> добрый приятель едва ли не всего Олимпа русской литературы, радушно предлагал свое искусство для воспроизведения портретов собравшихся в Петербурге писателей».

С 1852 года Левицкий стал работать и для императорского двора; в Зимнем дворце он снимал Александру Фёдоровну и Николая I, размножив портрет с помощью литографии. Всего он запечатлел четыре поколения династии Романовых.

Эксперименты со светом

В Петербурге у Левицкого много работы и разных неотложных дел. Одно из них — создание фотографической организации, которая объединила бы наиболее талантливых, знающих свое дело профессионалов и любителей фотографии. В 1878 году такая организация создается в рамках Императорского русского технического общества (ИРТО). Энтузиасты фотографии получают поддержку Дмитрия Менделеева — именно он подписывает ходатайство в правление ИРТО. Между членами нового объединения и великим химиком устанавливаются деловые и дружеские связи.

Ученый выступает в роли эксперта, с ним консультируются, обсуждают важные проблемы. И вот Левицкий по инициативе Менделеева начинает эксперименты со съемкой при искусственном освещении. Гениальный ученый, известный своими разносторонними интересами, уяснил, по какому пути должна далее развиваться фотография. Дело в том, что технология тех лет позволяла снимать только при ярком дневном освещении, что весьма сужало возможности фотографов. В Петербурге считалось, что пасмурные ноябрь, декабрь и половина января вообще непригодны для съемки. Опыты, проводимые за границей, также не давали положительных результатов.

Однако и Менделеев, и Левицкий продолжали работать над этой проблемой. В 1879 году Левицкий пишет Менделееву: «Милостивый государь Дмитрий Иванович! Несмотря на полную готовность и самое искреннее желание исполнить трудовую задачу, <...> я пришел к убеждению, что мы затеяли дело покамест невыполнимое — по крайней мере настолько, чтобы удовлетворить требованиям. Мы сделали целый ряд опытов

 — при освещении свечами Яблочкова на расстоянии восьми аршин короткофокусным объективом, едва дающим полпластинки. Нужно держать от 75 до 125 секунд при сильном напряжении искр, и при этом отчетливо выходит только центр».

Тем не менее опыты продолжались. Вскоре русский фотограф стал получать вполне приличные результаты. Затем начались эксперименты со смешанным светом. И вот наконец эксперты выставок признали, что снимки Левицкого, сделанные при искусственном освещении, ни в чем не уступают снимкам, выполненным при естественном, а иногда и превосходят их. В журнале «Фотограф», в № 11 за 1883 год, в отчете о Венской выставке читаем: «...применение электрического света в фотографии выставлено в совершенстве только С. Л. Левицким. Портреты Левицкого по эффекту и мягкости освещения превосходят даже лучшие снимки, выполненные при дневном свете».

Менделеев, в свою очередь, постоянно обращался к Левицкому за консультациями по вопросам фототехники. Когда возникла необходимость сделать снимок членов ученого совета Петербургского университета, он адресовался именно к Левицкому.

Сложнейшая для того времени работа была выполнена блестяще. Не имевшая прецедентов картина-коллаж печаталась с четырех (!) негативов. Работа по ее изготовлению затянулась на два месяца. Левицкому предстояло снять три отдельные группы, в каждой из которых следовало расположить портретируемых в непринужденных позах, а затем с ювелирной точностью добиться, чтобы при составлении отдельных частей образовалась единая, цельная картина. Кроме того, требовалось совместить составленную из трех частей группу с фоном, устранив возникающие при раздельной съемке перспективные несоответствия.

На этой бесценной фотографии изображены биолог А. Н. Бекетов, физиолог И. М. Сеченов, минералог А. А. Иностранцев, физики О. Д. Хвольсон и Ф. Ф. Петрушевский, химик А. М. Бутлеров.

Левицкий скончался в 1898 году. Он передал дела своего фотографического заведения сыну Рафаилу, который также был личным фотографом императорской семьи.

***

С момента изобретения «светописи» до настоящего времени прошло менее 200 лет, но фотография прочно вошла в нашу жизнь, во все сферы человеческой деятельности: науку, искусство, средства массовой информации. Завершим этот очерк словами известного индийского фотографа и журналиста Рагху Рая: «Фотография подбирает факт из жизни, и он будет жить вечно».

Увлекательная история фотографии - от дагеротипа до "цифры" / Аналитика

Окружающий человека мир постоянно меняется. Поэтому неудивительно, что люди всегда стремились найти способ автоматически запечатлеть и сохранить на долгие годы жизнь во всем ее многообразии.

Первые опыты

"Поймать" мгновения реальной жизни, одному из первых, удалось Луи Жаку Манде Дагеру (Louis Jacques Mande Daguerre), родившемуся 18 ноября 1787 года в Кормее, что возле столицы Франции. Начинал Дагер с того, что уже в тринадцатилетнем возрасте подрабатывал учеником архитектора. В 1804 году он перебрался в Париж, где его взял в ученики декоратор Гранд-Опера, и в течение трех лет Дагер занимался тем, что оказывал помощь в оформлении спектаклей. Карьера Дагера шла по нарастающей, в этом ему помогали талант и трудолюбие. Примерно десять лет Луи Жак отдал мастерской Пьера Прево, последний являлся видным мастером панорамной живописи. С 1816 года Дагер - главный художник театра Амбипо-Комик. Он добился таких успехов в оформлении декораций, что настал момент, когда критики стали говорить больше о декорациях на сцене, чем о театральном действе, на этой сцене происходящем. В 1822 году Дагер и его компаньон Шарль Бутон в специальном павильоне Парижа соорудили диораму. Последняя представляла собой полупрозрачное полотно, две стороны которого были картинами. Одна картина несла дневной сюжет, другая - ночной. Полотно освещалось с двух сторон через окна, перекрывавшиеся подвижными прозрачными цветными фильтрами-экранами. Мгновенная смена цвета и света "неузнаваемо" меняло картину. Диорамы создавались размером 14х22 метра; сюжеты менялись примерно каждые полгода. Успех диорам был огромен, их, например, показывали в Лондоне. С этих диорам, собственно, и начался долгий, тернистый путь Дагера к фотографии. Дело в том, что при создании диорамы Дагер использовал камеру-обскуру. Камера-обскура (от лат. camera obscura - "темная комната") была известна с незапамятных времен (о подобном устройстве есть упоминания у Аристотеля), но популярность приобрела в Средние века, с развитием живописи. К камере-обскуре прибегали многие художники для зарисовки с натуры, включая Леонардо да Винчи. Самые первые камеры-обскуры - это полностью затемненные помещения (либо огромные ящики) с небольшим отверстием в одной из стенок. В 1686 году Йоганнес Цан (Johannes Zan) создал портативную камеру-обскуру с зеркалом, расположенным под углом 45°, которое проецировало изображение на матовую горизонтальную пластину из стекла. Вместо пластины мог использоваться тонкий лист белой бумаги. Вот эти самые изображения, получаемые на матовом стекле, и захотел закрепить Дагер. В это время другой француз, Жозеф Нисефор Ньепс (Joseph Nicephore Niepce) уже достиг определенных успехов в подобном закреплении картинки. Для этого он брал стеклянную пластинку и покрывал ее тонким слоем асфальтового раствора. На этот высушенный слой с помощью прямых лучей солнца копировалось изображение с гравюры. Затем пластинка помещалась в смесь лавандового масла и керосина, растворявшая асфальт в местах, защищенных линиями гравюры от воздействия света. В самом конце пластинку промывали водой и высушивали, и таким образом получали на ней немного коричневатое изображение гравюры.

Eдинственный сохранившийся снимок Ньепса.

В 1826 году Ньепс, прибегнув к камере-обскуре, получил снимок вида из окна своей мастерской, для чего потребовалась восьмичасовая экспозиция. Изобретатель назвал снимок "гелиография", т.е. "солнцепись". Собственно, с этого момента рождение фотографии можно было считать свершившимся фактом. В 1827 году Дагер сводит знакомство с Ньепсом, и спустя два года они начинают совместную работу. Это сотрудничество не принесло мало-мальски значимых результатов, а в 1833 году Ньепс умер, в связи с чем Дагер временно прекратил опыты. Лишь в 1835 году к Дагеру приходит удача. Как гласит легенда, в один из летних дней в который уже раз разочарованный Дагер положил посеребренную медную пластинку, на которой не удалось получить изображения, в шкаф с химикалиями. Каково же было изумление Дагера, когда, открыв спустя несколько дней шкаф, он увидел на пластинке четкое позитивное изображение! Умудренный француз тут же понял, что все дело в каком-то химическом веществе, и стал каждый день помещать в шкаф новую пластинку, при этом убирая одно из веществ. В итоге, "виновник" появления картинки был установлен - им оказалась ртуть из разбитого термометра. Любопытно, что сам Дагер практически ничего не ощутил в тот знаменательный день. В последствии он писал: "Я был настолько подавлен многими предшествующими разочарованиями, что даже не почувствовал радости. Не забывайте, что это открытие пришло только после одиннадцати лет обескураживающих экспериментов, угнетавших мой дух". К этому стоит добавить, что после этого Дагеру пришлось потратить почти два года, чтобы найти подходящий фиксирующий состав (им оказался раствор поваренной соли, позднее его заменили на тиосульфат натрия). 19 августа 1839 года на объединенном заседании французских Академий наук и изящных искусств был озвучен способ получения позитивного изображения, названный затем в честь изобретателя дагеротипией. Дагера и его детище ожидал триумф, хотя способ получения дагеротипов не был простым. Посеребренные пластинки из меди приходилось тщательно полировать, а затем, в полной темноте, подвергать действию паров йода в течение считанных минут - это приводит к появлению тончайшего слоя йодистого серебра, обладающего высокой светочувствительностью. Именно в этом слое под воздействием света и формируется скрытое изображение, которое проявляется парами ртути, а закрепляется - фиксирующим составом.

Дагерротип, который Дагер в 1837 году передал в Лувр.

У дагеротипии были и другие недостатки. Например, снимки нельзя было размножать. Пластинки обладали малой чувствительностью, отчего время экспозиции составляло длительное время, а для съемки портрета человеческое лицо покрывали мелом, а волосы - пудрой, чтобы в камеру-обскуру попадало больше отраженного света. Наконец, дагерротипы были тяжелыми и дорогостоящими. Но прогресс не стоял на месте, и уже в 1840 году для повышения светочувствительности пластинок стали применять смесь йода с бромом, а профессор Венского университета Йозеф Максимилиан Пецваль ((Jozef Maximilian Petzval) рассчитал первый портретный объектив, который был построен немецким оптиком Питером Фохтлендером (Peter Voigtlander). Питер продолжил славные семейные традиции, ибо фирму " Фохтлендер", занимавшуюся оптикой, основал в Вене еще в 1756 году Йохан Кристоф Фохтлендер (Johann Christoph Voigtlander). В 1841-м в "Фохтлендер" создали первую полностью металлическую дагеротипную камеру.

Калотипия и коллодион

Значительный вклад в развитие фотографии внес Уильям Генри Фокс Тальбот (William Henry Fox Talbot). Именно его усилия привели к тому, что в фотографии появились фотобумага и негативы, с которых можно было в практически неограниченно количестве печатать позитивы. Свои опыты Тальбот вел параллельно с Дагером, уже в 1834 году Тальбот создал светочувствительную бумагу, изображения на которой закреплялись раствором хлорида натрия либо йодида калия. Поначалу Тальбот делал самые простые фотограммы - фотокопии, полученные путем наложения бумаги на изображение (например, гравюру). Позднее Тальбот построил камеру-обскуру с микроскопом и естественной подсветкой, с помощью чего получил позитивный отпечаток с негатива.

Уильям Тальбот - "отец" негатива.

В 1835 году, когда Дагер открыл способ дагеротипии, Тальбот снял на бумагу, пропитанную хлористым серебром, решетчатое окно дома, где он жил. Съемка продолжалась целый час. С полученного негатива Тальбот сделал позитивный отпечаток. Новый способ он назвал калотипия (от греческого "καλο" - "хороший" и "τνπος" - "впечатление"). 31 января 1839 года Тальбот сделал доклад на заседании Лондонского Королевского общества, который носил длинное название: "Некоторые выводы об искусстве фотогеничного рисунка, или о процессе, с помощью которого предметы природы могут нарисовать сами себя без помощи карандаша художника". С легкой руки Джона Гершеля изобретение Тальбота стало именоваться фотографией, он же "придумал" термины "негатив" и "позитив". Правда, и дагеротипия, и калотипия быстро канули в Лету - в 1851 году (кстати, в год смерти Дагера, что символично), когда англичанином Фредериком Скоттом Арчером (Frederick Scott Archer) был предложен мокрый коллодионный процесс. Изобретение Арчера позволило в разы увеличить светочувствительность и, как следствие, сократить время экспозиции до долей секунды. Данный процесс и по сей день используется в полиграфии. Принцип мокрого коллодионного процесса следующий: нитроклетчатку, получаемую в результате обработки отходов хлопка серной и азотной кислотами, растворяют в смеси эфира и спирта - таким образом, получается коллодионная масса. В нее добавляют соли брома и йода, после чего заливают ею стеклянную пластинку. Затем пластинку погружают в сосуд с раствором азотнокислого серебра, проводя таким образом к появлению слоя, в котором образуются чувствительные к свету галогениды серебра. Отметим, что все описанные манипуляции делаются при неактиничном освещении. Обработанная пластинка годилась для съемки, после которой ее проявляли в растворе пирогаллоловой кислоты, а закрепляли в растворе тиосульфата натрия.

Аппарат братьев Смит для получения дагерротипов.

Главным недостатком мокрого коллодионного процесса было то, что пластинки нельзя было сушить - слой коллодиона начинал растрескиваться и отслаиваться от стекла. Поэтому не прекращались эксперименты с другими веществами. С 60-х годов позапрошлого века исследователи обратили внимание на желатин, который использовался как связующая среда эмульсионного слоя. В 1871 году англичанин Ричард Мэдокс (Richard Maddox) предложил первый пригодный к использованию способ создания бромосеребряной желатиновой эмульсии, что повысило светочувствительность пластинок и позволило хранить последние в сухом виде. Между прочим, в современной фотографии используются галогенидосеребряные желатиновые фотослои. Одновременно с усовершенствованием мокрого коллодионного процесса велась работа над цветной фотографией - 17 мая 1861 года великий английский физик Джеймс Максвелл (James Maxwell) получил с помощью фотографических методов первое в мире цветное изображение. Тем самым он доказал трехкомпонентную (красный, зеленый и синий цвета) теорию зрения и указал путь создания цветной фотографии. А в 1903 году братья Люмьер создали процесс "автохром", при котором экспозиции длилась при хорошем освещении 1-2 секунды, а на пластинке получался цветной позитив.

А пленка лучше!

Несмотря на постоянное совершенствование фотографии с использованием пластинок, в конце 80-х годов XIX века появился абсолютно новый способ фотографирования - американская компания Kodak наладила выпуск негативных фотопленок на гибкой подложке из целлулоида, а также соответствующих фотоаппаратов. Выпущенный Kodak в 1888 году фотоаппарат представлял собой неразборную камеру, которая уже была заряжена на заводе фотопленкой на сто кадров. Когда человек "отщелкивал" все кадры, он попросту отправлял фотоаппарат производителю, который перезаряжал аппарат и отдавал пользователю фотоснимки в отпечатанном виде. Цена услуги составляла 10 долларов (фотоаппарат стоил 25 долларов). Скоро по всей стране появились мини-лаборатории Kodak и основатель компании Джордж Истмэн (George Eastman) мог праздновать победу.

Фотоаппарат Kodak серии Brownie 1900 года стоил всего один доллар.

Цветные пленки "Кодахром" появились в 1935 году, они имели три эмульсионных слоя. Их, как и за полвека до того, требовалось после съемки отдавать производителю, поскольку цветные компоненты добавлялись на стадии проявления. Привычная же цветная фотопленка (ею стала "Кодаколор") появилась в 1942-м. А в 1963 году на рынок поступил фотоаппарат Polaroid, который дал возможность делать моментальные цветные снимки. Нетрудно догадаться, что именно пленочная фотография отправила на покой фотопластинки, хотя, безусловно, мы должны воздать должное всем первопроходцам в области фотографирования, ибо без них мы бы не имели понятия, как в действительности выглядели люди XIX века и окружавшая их действительность. Фотоснимки тех лет просто бесценны. Изображение на фотопленке появляется после проявки, оно представляет собой зеркально обращенный негатив. Данный негатив переносится на фотобумагу с помощью повторной экспозиции, для чего требуется увеличитель. Проэкспонированную бумагу необходимо проявить, зафиксировать, промыть и, наконец, просушить. Несмотря на такую многоступенчатость процесса (не забудем, что непроявленную пленку и фотобумагу необходимо беречь от попадания лучей света), пленочная фотография вошла в массы, завербовав в свои адепты миллионы людей по всему миру. У каждого мало-мальски обеспеченного человека второй половины ХХ века имелся фотоаппарат, которым "щелкали" семейные торжества, выезды на природу, домашних питомцев и т. п. Чтобы получить фотоснимки, достаточно было отдать отснятую фотопленку в фотоателье, где проявка и печать стоили совсем недорого.

"Цифра" наступает

Идея создания электронного фотоаппарата пришла на ум человечеству очень скоро после появления фотографии химической - уже в 1908 году шотландец Алан Арчибальд Кэмпбел Свинтон (Alan Archibald Campbell Swinton) опубликовал в журнале "Nature" статью, где говорилось о возможности использования электронно-лучевой трубки для регистрации изображения. Правда, данный метод прижился в телевидении, впрочем, развитие цифровой фотографии нельзя представить в отрыве от развития цифрового видео. Так, в 1970 году ученые из Bell Labs разработали прототип электронной видеокамеры на базе ПЗС из семи МОП-элементов. Через два года компания Texas Instruments получила патент на "Полностью электронное устройство для записи и последующего воспроизведения неподвижных изображений". В качестве чувствительного элемента в этом аппарате применялась ПЗС-матрица, а изображения хранились на магнитной ленте, и воспроизводить их можно было на экране телевизора. Здесь нужно отметить, что устройство Texas Instruments было аналоговым, но в патенте давалось исчерпывающее описание цифровой камеры. В 1974-м с помощью ПЗС-матрицы компании Fairchild (черно-белой, с разрешением 100х100 пикселей) и 8-дюйм телескопа миру была показана первая астрономическая электронная фотография. Используя все те же ПЗС-матрицы, год спустя инженер Kodak Стив Сассон (Steve Sasson) создал первую работоспособную камеру. Сейчас это устройство поражает скромностью возможностей - при весе почти три килограмма оно записывало один снимок размером 100x100 пикселей на магнитную кассету в течение 23 секунд. В 1976 году Fairchild запускает в производство первую коммерческую электронную камеру MV-101, использовавшуюся на конвейере Procter&Gamble для контроля за качеством продукции. По параллельному интерфейсу MV-101 передавала изображение на мини-компьютер DEC PDP-8/E.

Та самая Mavica.

В 1980 году компания Sony выпустила первую цветную коммерческую цифровую видеокамеру, а годом позже - легендарную Mavica (Magnetic Video Camera). Эта камера записывала отдельные кадры в аналоговом формате NTSC, не случайно ее называли "статическая видеокамера" (Still Video Camera). Отснятые изображения сохранялись на гибком перезаписываемом магнитном диске Video Floppy. Этот диск имел размер 2 дюйма, на него записалось 50 кадров в режиме телевизионного поля или 25 - в полнокадровом режиме. Также допускалась запись аудиокомментариев. Несмотря на то, что Mavica не была полностью цифровой камерой, она совершила настоящий переворот - пользователи, наконец, получили удобное, компактное устройство для съемок, которое записывало кадры на диск. Первой полностью цифровой камерой считается All-Sky camera, созданная в канадском университете Калгари для съемок северного сияния. В дальнейшем развитие цифровой фотографии шло по нарастающей. Первой моделью, сохранявшей изображение в виде файла стала анонсированная в 1988 году Fuji DS-1P, оснащенная 16 Мб встроенной энергозависимой памяти. А уже в 1991 году Kodak представила первую профессиональную цифровую зеркальную камеру DCS-100, оснащенную 1,3-Мп сенсором. Пользователи по достоинству оценили возможность мгновенного фотографирования на диск с последующим выводом на ПК. Дело было лишь в соотношении цена/качества, и в 90-х годах прошлого века оно постоянно улучшалось в пользу конечного потребителя. Сегодня вполне приличные цифровые камеры есть у многих недорогих моделей сотовых телефонов, что говорит о тотальной экспансии цифровой фотографии на мировом рынке. А что же старая пленочная фотография? Она никуда не делась, и профессиональные фотографы до сих пор иногда предпочитают использовать оборудование для пленочной фотосъемки. Но, конечно, рядовые пользователи уже давно перешли на "цифру".

Если Вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.

Что за зверь Дагеротип | Natalia Bazilenco

Франция - именно в этом государстве начинает свое развитие американская фотография. О первом механическом способе получения изображения было заявлено на совместной встрече Академии художеств и Академии наук директором обсерватории Парижа. Произошло это 19 августа 1839 года.

Один из снимков полученный при помощи дагеоротипии

В честь основателя способа Луи Дагера, ему был присвоен термин «дагеротипия». Его суть состояла в размещении в камере-обскуре чувствительной к свету посеребренной пластинки, такой эффект был получен за счет ее обработки йодом. Для того чтобы рисунок проявился, пластину выдерживали над разогретой ртутью, а зафиксировать его удавалось промывкой специальным раствором гипосульфита. К такому доступному и практичному результату, не требующему помощи художника или гравера, Дагер пришел спустя 11 лет многочисленных опытов.

Дагер устраивал всевозможные показательные сеансы, как для деятелей искусства, так и ученых. Все его силы были направлены на пропаганду и популяризацию новой методики. Благодаря писателям, художникам и редакторам прессы, которая подчеркивала уникальность и перспективность изобретения, дагеротипия с невероятной скоростью стала распространяться по всему миру. Это была настоящая сенсация! Уже спустя месяц после заседания, на котором было объявлено об удивительном изобретении, в США появились первые дагеротипы, а Дороти Кэтрин Дрейпер стала первой женщиной, чей портрет запечатлели на дагеротип.

Первый даггеротип

Сэмюэл Морзе, известный американский изобретатель и художник, весной в ходе своего пребывания в столице Франции по рабочим вопросам, нанес визит и в студию Дагера. Он детально изучил дагеротипию от чего пришел в полнейшее ликование. Его настолько поразил данный способ получения фото, что он поведал обо всех деталях в письме, которое через месяц было опубликовано в издании «Нью-Йорк обсервер». Оказывать поддержку творения Дагера, Морзе не переставал и вернувшись в Штаты.

Когда до Америки дошло детальное описание способа и строения устройства, Морзе совместно с Джоном Уильямом, занимавшем в то время пост профессора Нью-Йоркского Университета, изо всех сил старались создать безупречные дагеротипы. Несмотря на сложность процесса, они даже занялись портретной фотосъемкой. Проблема создания такого фото заключалась в том, что натурщикам приходилось неподвижно сидеть в течение десяти минут под палящими солнечными лучами, поскольку чувствительность пластинок и светосила объективов были слишком низкими. Если современному человеку этот процесс покажется изнурительным, то человеку 18 века это казалось самым настоящим волшебством. К полученному снимку относились крайне бережно, ведь он существовал в единственном экземпляре. Фотографии часто хранили в специальных складных футлярах.

Фотоаппарат для дагеротипии, 1839 года выпуска

Невзирая на все трудности процесса фотосъемки, численность фотографов в Штатах стремительно увеличивалась. Уже к концу 1840 года были разработаны объективы, светосила которых в 16 раз превосходила светосилу менисков Дагера. Возросла и светочувствительность пластин. Добиться этого удалось за счет их обработки не только парами йода, но и хлора. Такие модификации позволили сделать портретную фотосъемку более комфортной как для позирующего человека, так и для фотографа. Она перестала быть похожей на пытку, ведь длительность экспозиции снизилась до пары минут, вес и габариты устройства существенно уменьшились, а процесс создания фото стал гораздо менее дорогостоящим. Такие достижения казались поистине революционными.

Дагеротип

В течение следующего десятилетия повсеместно стали открываться дагеротипные ателье, причем не только в столицах и крупных городах, но и в маленьких населенных пунктах. Все большее количество любителей желали профессионально освоить методику дагеротипии и отточить свое мастерство. В наибольшей степени развился портретный жанр. В этом была заслуга не только искусства, но и сложившейся политической обстановки. В те годы у власти стоял Президент Джэксон, известный в истории сторонник демократии. Особенно явно подчеркивались роль и значение обычного гражданина, поэтому люди с удовольствием делали свои фото. Кто-то хотел запечатлеть только себя, другие снимались вместе со всей семьей, некоторые и вовсе позировали с каким-либо предметом, который максимально отражал характер, интересы или склонности его владельца. Сам процесс позирования в то время у большинства вызывал особое чувство, подтверждающее факт их существования в мире.

Фото женщины афро-американки

В ту эпоху общая задумка портрета зависела не столько от фотографа, сколько от самого заказчика. Мастер отвечал лишь за технические аспекты вопроса и фактический результат. Редким исключением из этого правила стали дагеротиписты из Бостона – Хоус и Саутворт. Когда-то они оба безгранично восхищались работами Гуро, представителя Дагера, которые демонстрировались в их родном городе. Его творчество подтолкнуло их к профессии фотографа. В 1841 году они стали работать в паре. Хоус и Саутворт не обращали внимания на существовавшие в то время классические штампы позирования и съемки. Если все дагеротиписты снимали заказчиков исключительно сидя или стоя, то напарники фотографировали клиентов в позах, которые на их взгляд наиболее ярко проявляли характер, темперамент, род деятельности. Нестандартный подход наблюдался и в других видах съемки. Все фотографы старались увековечить живописные городские улочки, красивые бульвары, американскую природу и ландшафты, тогда как Хоус и Саутворт снимали заметенные метелью корабли в гавани, интерьеры бостонских центров культуры или даже занятия в женских школах.

Daguerreotype ca 1855 | A Bygone Era. Бр-р-р-р, от некоторых снимков мурашки по коже. Американский питбуль-терьер

В заключении стоит отметить, что в те времена фотоснимки сочетали в себе титанический труд, виртуозное умение и огромную любовь к собственному делу. Фотограф относился к процессу не как к промыслу и заработку, а как к высокому искусству, в отличие от большинства нынешних фотографов, которым сегодня совсем не хватает того трепетного и бережного отношения к делу.

эта статья на сайте nataliabazilenco.com

Читайте также:

История фотографии: дагеротипия

1839 год для фотографии стал одним из самых важных. Это был взрыв интереса к фотографии.
Луи-Жак-Манде Дагер (1787—1851) не изобрел фотографию, но он сделал ее действующей, сделал ее популярной. В течение 1839 года, его имя и его  фотографический процесс стали известны во всех частях света. К нему пришли слава, богатство и уверенность. Имя Жозефа Нисефора Ньепса было практически забыто. Кто такой был Ньепс? Давайте отвлечемся не надого и посвятим ему абзац своего внимания (как это ни смешно звучит).


Жозеф Нисефор Ньепc. Первая в мире фотография, сделанная на сплаве олова со свинцом. 1826 год.

Ньепс не только создал фотографию в камере-обскуре и изобрел диафрагму для исправления дефектов, которые он наблюдал при открытых линзах (изобретение было забыто более чем на пятьдесят лет, и его потом пришлось вновь изобретать). Но прежде всего Ньепс был первым, кто сделал изображение постоянным. Он называл эти изображения, полученные в камере-обскуре, «отражением видимого», чтобы отличать их от его «гравюрных копий». Его «гравюрные копии» были похожи на бутерброд, состоящий из гравюры (он ее делал с помощью масла прозрачной), которую он помещал между светочувствительной пластиной и чистым стеклом; стекло удерживало гравюру в ровном положении, пока все это сооружение выставлялось на солнечный свет.
Ньепс обрабатывал стеклянную пластину так же, как и металлическую, но с одной существенной разницей: когда битум растворялся лавандовым маслом, пластина промывалась и просушивалась, и на ней оставалось видимое изображение. Странно, что Ньепс, который старался разрешить проблему многоразовых репродукций, не попытался использовать полученное изображение на стекле как негатив, чтобы с него сделать отпечатки на светочувствительной бумаге. Этот принцип — негатив — позитив, от которого берет начало вся современная фотография, — был предложен Фоксом Тальботом несколькими годами позже в Англии.
В октябре 1829 года Ньепс написал Дагеру, предлагая ему сотрудничество «с целью усовершенствования гелиографического процесса, чтобы их объединенные достижения могли привести к успеху». Десятилетний контракт о сотрудничестве был подписан 14 декабря 1829 года, в котором, в частности, говорилось: «Г-н Дагер приглашает г-на Ньепса объединиться, чтобы добиться совершенства нового метода, открытого г-ном Ньепсом, для фиксирования изображений природы, не обращаясь к помощи художника». Это была неравноценная сделка, так как в содружестве Ньепс — Дагер новая камера Дагера была еще чем-то неопределенным, неиспробованным, а все, что, собственно, было известно о фотографии, являлось вкладом Ньепса. Но Дагер был жизненно важной половиной этого содружества. Старый и больной Ньепс не очень верил в будущее своих экспериментов, и ему была необходима энергия и самоуверенность Дагера. Кроме того, Ньепс верил в неувядаемый интерес Дагера к фотографии, в его убеждение, что процесс будет усовершенствован и принесет коммерческий успех. Ньепс отослал Дагеру детальное описание своего процесса: информацию о гелиографии, полностью объяснявшую подготовку серебряных, медных или стеклянных пластин, сведения о пропорциях различных смесей (именно это и было в то время самым большим секретом), о растворителях для проявления изображения, о промывочных и фиксирующих процессах, а также сообщил об использовании его последних экспериментов в гелиографии — употреблении паров йодида для усиления изображения.


Луи-Жак-Манде Дагер. 1837 год. Литография Дагер часто позировал своим друзьям художникам Этот рисунок был сделан за два года до того, как он опубликовал сообщение о дагеротипном процессе.

Именно Дагер был тем человеком, который сделал все, чтобы изобретение Ньепса воплотить в жизнь, и он двигался к цели, изобретая новые пропорции и смеци, новые воздействия на изображения. Основная идея Дагера заключалась в том, чтобы получать изображение с помощью паров ртути. Сначала он проводил опыты с бихлоридом ртути, но изображения получались очень слабые. Затем он усовершенствовал процесс, используя сахар или закись хлора, и, наконец, в 1837 году, после одиннадцати лет опытов, он стал подогревать ртуть, пары которой проявляли изображение. Он превосходно фиксировал изображение, пользуясь сильным раствором обычной соли и горячей водой для смывки частиц серебряного йодида, не подвергшихся воздействию света. Принцип Дагера был оригинален и надежен, и основан, без сомнения, на знаниях, полученных Дагером от Ньепса. Этапы процесса Дагера были следующими:
1. Тонкий лист серебра припаивался к толстому листу меди.
2. Серебряная поверхность полировалась до блеска.
3. Серебряная пластина пропитывалась парами йодида и становилась чувствительной к свету.
4. Подготовленная пластина помещалась в темноте в камеру.
5. Камера устанавливалась на треногу, выносилась на улицу и направлялась на любой предмет, освещенный солнцем.
6. Объектив открывался на время от 15 до 30 минут.
7. Скрытое изображение проявлялось и закреплялось в следующем порядке:

  • Пластина помещалась в небольшую кабину под углом 45 градусов над контейнером с ртутью, которую спиртовая лампа нагревала до 150 градусов (по Фаренгейту).
  • За пластиной велось внимательное наблюдение до тех пор, пока изображение не становилось видимым благодаря проникновению частиц ртути на экспонированную часть серебра.
  • Пластина помещалась в холодную воду, чтобы поверхность стала твердой.
  • Пластина помещалась в раствор обыкновенной соли (после 1839 года заменена гипосульфитом натрия — фиксирующим элементом, открытым Джоном Гершелем и немедленно взятым для использования Дагером).
  • Затем пластина тщательно промывалась, чтобы прекратилось действие фиксажа.

В результате получалась единственная фотография, позитив. Видеть ее можно было только при определенном освещении — под прямыми лучами солнца она становилась просто блестящей пластинкой металла. Изображение получалось зеркальным. Невозможно было сделать несколько таких пластинок или напечатать неограниченное количество экземпляров, как можно напечатать позитивы с одного негатива.

Слева на иллюстрации мы видим как выглядел конечный продукт дагеротипии. Стекло, овальная рамка и дагеротип вставлялись в гнущуюся, покрытую металлом рамку, а затем все это помещалось в футляр. Когда солнечный свет попадал на дагеротип, серебряное изображение становилось негативным (в центре). С поворотом руки изображение становилось полностью узнаваемым позитивом (внизу).

Чтобы получить максимум прибыли от своего изобретения, Дагер сначала попытался организовать корпорацию путем общественной подписки. Когда из этого ничего не получилось, он попытался продать свое изобретение за четверть миллиона франков, но для осторожных дельцов это показалось слишком большим риском. Дагер вызывал своей деятельностью значительный интерес: с тяжелой камерой и громоздким оборудованием он делал фотографии на бульварах Парижа, и многие его знали. Но он не объяснял своего процесса, и бизнесмены оставались равнодушны к возможностям фотографии. Тогда Дагер решил заинтересовать своим изобретением ученых, в частности, влиятельного астронома Доменика-Франсуа Араго (1786—1853), до которого дошли слухи о том, будто Россия и Англия сделали предложение закупить дагеротип. Араго доложил 7 января 1839 года Академии наук о достижениях Дагера и предложил, чтобы французское правительство купило патент. Сообщение о дагеротипе произвело сенсацию. Научные журналы опубликовали доклад Араго. Дагер стал больше известен своим изобретением. Он показывал виды Парижа, сделанные дагеротипом, редакторам газет, писателям, художникам, которые превозносили его изобретение. Дагер запросил за свое изобретение 200 тысяч франков (что было по тем временам большими деньгами).   Араго убедил Дагера, что пенсия французского правительства будет для него своего рода честью, национальной наградой в знак признания его изобретения. Пенсия была определена в размере 6000 франков в год пожизненно Дагеру и 4000 франков Исидору Ньепсу. Предложение было представлено палате депутатов 15 июня 1839 года, а спустя месяц одобрено королем Луи Филиппом.
19 августа Араго сделал доклад на заседании Академии наук, в котором рассказал об удивительном методе Дагера получать фотографические изображения природы во всех деталях без участия руки художника — картины, нарисованные самим солнцем. Трудно представить, какая это была сенсация. Доклад Араго вызвал большой интерес, особенно демонстрация дагеротипов, сделанных Дагером. С четким внутренним убеждением он предсказал значение этого процесса для будущего, рассказал о его значении для регистрации исторических событий. Он закончил свою страстную речь следующими словами: «Франция усыновила это открытие и с самого начала продемонстрировала свое благородство, щедро предоставив его всему миру». Араго, очевидно, не знал, что всего пятью днями раньше, 14 августа, Дагер уже получил патент в Англии. Теперь Дагер, с финансовой точки зрения, был обеспечен. А всего несколько месяцев назад, 8 марта, когда дотла сгорела его диорама, ему казалось, что он разорился. Диорама эта была громадным сооружением с огромными полотнами (длиной 76 и высотой 46 футов)(1 фут = 3-,48 см.), которая, очевидно, и подтолкнула Дагера к экспериментам в области фотографии. Он хорошо знал камеру-обскуру и делал много набросков с натуры в своих попытках создать иллюзию реальности. Для диорамы он рисовал огромные полотна настолько реалистично, что посетители полагали, что это были специально построенные в трех измерениях сооружения в помещении диорамы.


 


Оригинальная камера Дагера, сделанная Альфонсом Жиру, ее размеры - 12х14,5х20 дюймов.
Надпись на бирке "Аппарат не имеет гарантии, если на нем нет подписи г-на Дагера и печати г-на Жиру.
Дагеротип, сделанный Альфонсом Жиру под руководством изобретателя в Париже по улице Кок Сент-Оноре, 7"

Дагер начал делать детали для дагеротипа вместе со своим родственником Альфонсом Жиру. Книготорговец Жиру быстро забросил свои дела и полностью посвятил себя сборке камеры. Самуэль Шевалье полировал линзы, на камеру ставился штамп с порядковым номером, ставилась подпись Дагера, и камера становилась официальной.  На следующий день после того, как Араго сделал свой доклад, Жиру опубликовал наставление Дагера, состоявшее из 79 страниц. Все имевшиеся у него камеры и наставления были распроданы в течение нескольких дней. Во Франции наставление переиздавалось тридцать раз. Это была инструкция.  Не прошло и года, а наставление было переведено на все языки, напечатано во всех столицах Европы и в Нью-Йорке. Художники, ученые и простые любители вскоре улучшили и модифицировали процесс Дагера, сократив время экспозиции до нескольких минут, и создание портретов из возможности превратилось в действительность. Применение призмы позволило перевернуть изображение, и теперь портреты смотрелись нормально, а не зеркально.
 


Студия Саутворта и Хоувса, Бостон. Гарриет Бичер Стоу. Около 1856 года. Дагеротип.
Обратите внимание на то, что глаза у модели чуть опущены. Сидеть портретируемым приходилось по несколько минут неподвижно, поэтому широко открывать глаза было некомфортно.
В студиях были приспособления, которые крепились к стульям и держали головы клиентов, чтобы результат был гарантированным. 

Решительным шагом вперед было создание к 1841 году аппарата меньшего размера, что привело к уменьшению веса оборудования до 10 фунтов против 110 фунтов. Были улучшены средства, предохранявшие поверхность дагеротипа от повреждений и царапин. В 1840 году Ипполит Физо стал тонировать изображение хлоридом золота. Это не только сделало изображение более контрастным; создавался превосходный глубокий серебряно-серый тон, который, окисляясь, превращался в богатый пурпурно-коричневый. Признание и слава Дагера росли по мере того, как его изобретение повсюду покоряло воображение людей. Сам он, однако, ничего не внес в фотографию после опубликования данных о своем процессе. До самой своей смерти в 1851 году он жил в уединении в шести милях от Парижа. В 1843 году он заявил, что усовершенствовал мгновенную фотографию и может снимать птицу в полете, но не привел никаких доказательств в правдивость этого заявления. Изобретатель дагеротипа покоится в усыпальнице местечка Бри, похороненный согражданами 10 июля 1851 года.
Вот как бывает: только один предприимчивый человек сдвинул с места целый пласт знаний, популяризировав их и сделав нужными человечеству. Поэтому имя Дагера вошло в историю крупным шрифтом, а остальных энтузиастов, которые придумали и изобрели множество полезностей история забыла. Есть ли справедливость? Есть, конечно. Важно не изобретать велосипед, а делать его доступным и удобным, делать его известным и популярным.

Источник: photohappy.ru

Музей-заповедник усадьба Мураново имени Ф.Тютчева

В собрании мурановского музея хранятся восемнадцать дагеротипов, по праву включенных в категорию особо ценных экспонатов из-за их чрезвычайной редкости, хорошей сохранности, достойного художественного уровня и, что самое важное, из-за исключительного историко-мемориального содержания. Авторами семи дагеротипов являются братья Г. и И. Венингеры, К. Даутендей и К. П. Мазер, остальные — неизвестных мастеров. Шестнадцать из восемнадцати дагеротипов принадлежали семье Тютчевых, потомков поэта, последних владельцев мурановской усадьбы. Два дагеротипа поступили в собрание уже в музейное время (они единственные из собрания с подписанными датами, остальные дагеротипы датировались в процессе исследовательской работы). На них изображены лица из родственного окружения Е.А. Боратынского. Двойной портрет И. А. Боратынского, брата поэта, и его жены Анны Давыдовны (урожд. Абамелек), выполненный в 1854, г., был куплен в 1928 г. у В. Н. Обуховой, дальней родственницы Боратынских (они вместе со знаменитой певицей Н. А. Обуховой — потомки двоюродной сестры поэта, в замужестве Обуховой). Автор дагеротипа неизвестен, но явно принадлежит к хорошей художественной школе, о чём свидетельствует грамотно скомпонованное и безупречно выполненное изображение. Второй дагеротип, с портретом своей бабушки, подарила музею графиня А. М. Баранова (урожд. Боратынская) внучатая племянница поэта. На нём изображена С. М. Боратынская (урожд. Салтыкова, в первом браке баронесса Дельвиг) — жена С. А. Боратынского, брата поэта. Дагеротип датирован: на обороте окантовки надпись, выполненная неизвестной рукой: «март 1852 г.». Дар был осуществлён в 1933 г. и, конечно, дарительница была записана в книге поступлений без титула.

Ателье К.П. Мазера (?). Портрет С.М. Боратынской. Москва. 1852 г.

Автор дагеротипа считался неизвестным, но есть косвенные доказательства, что им является К. П. Мазер, который с 1851 по 1854 г.г. имел ателье в Москве, и наш дагеротип попадает в эти временные рамки. Оформление дагеротипов этого автора однотипно: как правило это чёрное паспарту с прямоугольным вырезом с закруглёнными углами и плавно изогнутой внутрь линией сторон, по внутреннему краю три золотистые линии; по периметру стекла — тиснёный золотистый кант. Кроме того у Мазера снимаются лица из дружеского круга С. М. Боратынской. Например, в собрании литературного музея ИРЛИ имеется дагеротип близкой подруги Софьи Михайловны А. Н. Карелиной, где она снята со своей дочерью Елизаветой Григорьевной (то есть прабабка и бабка А. Блока). Они были дружны, их обширная переписка дошла до нашего времени и некоторые сведения из их писем вошли в летопись жизни и творчества Е.А. Боратынского. Также в собрании ГИМа есть три дагеротипа Мазера с портретами членов семьи Кривцовых — соседей и друзей Боратынских по тамбовскому имению Мара. Как правило, знакомые рекомендовали понравившегося мастера друг другу. Так что наш дагеротип вполне может быть приписан К. П. Мазеру.

Возникает вопрос: почему же в собрании немного дагеротипов (как, впрочем, и других вещей), связанных с Боратынским, хотя музей располагается в доме, построенном для него, и тесно связан с именем поэта? Объясняется это особенностями судьбы. В своём новом усадебном доме Боратынские прожили только год, а затем уехали в заграничное путешествие, во время которого в 1844 г. поэт внезапно скончался в Неаполе. После его смерти между сёстрами А. Боратынской и С. Путятой был осуществлён раздел имущества, по которому Мураново досталось Софье. Вдова поэта получила богатые казанские имения, куда перевезла почти всё, что было связано с её мужем. Уже в музейное время некоторые вещи поэта и его семьи приобретались или были получены в дар от потомков, в том числе два дагеротипа, о которых и шла речь выше.

После Боратынских хозяевами Муранова стали их родственники Путята. От этой семьи сохранился единственный дагеротип, изготовленный в ателье И. Венингера в Санкт-Петербурге, но удивительный по непосредственности и очаровательности персонажей. Это три маленькие дочери Н. В. и С. Л. Путят: Анастасия, Ольга и Екатерина. В соответствии с возрастом девочек—старшая Анастасия примерно восьми лет, Ольга—шести, младшая Екатерина—четырех—датировать съёмку следует 1846 г. (даты рождения девочек соответственно: 1838,1840,1842 гг.).

Ателье И. Венингера. Портрет Ольги, Екатерины и Анастасии Путят. С-Пб., около 1846 - 1847 гг.

Можно представить, как тщательно готовили детей к съёмке: одели в нарядные платья, уговаривали сидеть смирно, не шевелясь. Старшая и младшая сёстры выдержали немалую временную паузу, необходимую для получения изображения, а Ольге это не удалось, она шевельнулась, и её головка немного смазана. Именно эта непоседа станет наследницей мурановского имения (её сестры рано уйдут из жизни), в 1869 г. выйдет замуж за И. Ф. Тютчева, сына поэта, почётного мирового судью, члена Государственного совета. Она доживёт до открытия музея в 1920 г., и именно её сын Н. И. Тютчев станет его основателем и первым директором.

Итак, с 1869 г. начинается «тютчевский» период в мурановской усадьбе. Сюда стекаются мемории рода: архив, фамильные портреты, документы, рукописи, мебель, предметы быта, изделия прикладного искусства и т. д. Но особую ценность имеют вещи, связанные с Ф. И. Тютчевым. После смерти поэта в 1873 г. его вдова Э. Ф. Тютчева решила, что наследником должен стать сын Иван.

Насыщенность усадебного дома предметами материальной культуры помогла сформировать богатое собрание, на базе которого была создана знаменитая экспозиция мурановского музея. Среди мемориальных вещей заметное место и по сей день занимают дагеротипы, из них 8 принадлежали собственно Ф. И. Тютчеву. Это портреты его детей: Екатерины — от первого брака; Марии и Ивана — от второго брака; два дагеротипа с выполненного в 1840 г. живописного портрета второй жены поэта Эрнестины Фёдоровны (урожд. баронессы Пфеффель) работы художника Ф. Дюрка. Оригинал портрета находится в собрании музея. Парные изображения родителей поэта И. Н. и Е. Л. Тютчевых, заключённые в одну рамку. Они висели в кабинете поэта в Санкт-Петербурге. Украшением коллекции является групповой портрет семьи тётушки поэта по материнской линии Т. Л. Миллер (урожд. Толстая), с мужем Фёдором Ивановичем и сыном Владимиром.

Долгое время в семье Тютчевых портрет красивой молодой женщины считался портретом первой жены поэта Элеоноры Фёдоровны (урожд. графини Ботмер). Однако Элеонора умерла в 1838 г., когда дагеротипия находилась ещё только в процессе разработки. Оказалось, что это изображение младшей сестры Элеоноры, красавицы Клотильды — предмета увлечения и адресата стихотворений Г. Гейне. Клотильда жила в семье Тютчевых в мюнхенский период их жизни и принимала деятельное участие в воспитании дочерей поэта— Элеоноры-Анны, Дарьи и Екатерины.

Дагеротип с портретом А. О. Россета, который входил не в родственный, а в светский круг знакомых семьи Тютчевых, вероятно, был подарен самим изображённым или его сестрой, знаменитой «калужской губернаторшей», красавицей и умницей А. О. Смирновой-Россет, с которыми поэт и его дочь Анна часто общались. Ещё одна вещь в собрании связана с лицами из дружеского окружения. Но это не дагеротип, а фотография с несохранившегося дагеротипа. На ней изображён пожилой мужчина с подростком. Со слов Кирилла Васильевича мы знаем, что для изготовления фотокопии дагеротип освободили от стекла, сделали снимок, и изображение на дагеротипе стало блекнуть, через несколько минут оно исчезло полностью. Осталась фотография, которую мы включаем в каталог дагеротипов за номером «19».

Самые востребованные и ценные дагеротипы — это два портрета самого Ф. И. Тютчева. Один из них был выполнен в Мюнхене между 1841 и 1844 гг. (время появления первого ателье в Мюнхене и год отъезда Тютчевых из Мюнхена в Россию). Но в 1844 г. Тютчев около двух месяцев (май — июнь) был в Париже — родине дагеротипии. Возможно, его портрет был выполнен там. Это самый ранний дагеротип коллекции. Второй, на котором поэт запечатлён с газетой в руке, скорее всего выполнен в конце 1840-х гг. Он неподписной, но рисованный задник с полками для книг и дверью появляется на дагеротипах ателье К. Даутендея в Санкт-Петербурге (см. групповой портрет членов-уч-редителей Петербургского архелогическо-нумизматического общества, ГИМ 68848).

Ателье К. Даутендея. Портрет Ф.И. Тютчева. С-Пб., 1848 - 1849 гг.

После того как эта пластина была раскантована, на обороте открылась надпись: «1875. Возобновлено». Значит ли это, что с нашего дагеротипа сделали копию, или же это копия с упомянутого оригинала, с которого в 1875 г., после смерти поэта сделали повторение? Думается, что первая версия более правдоподобна, так как сделанный в это же время портрет дочери поэта Марии примерно в восьмилетием возрасте, стоящей у того же кресла, на котором изображён отец, и по качеству исполнения и по оформлению (одинаковые коричневые кожаные рамки) очень похожи. Датировка тютчевского портрета осуществлена по возрасту изображённой девочки.

Кроме мурановских дагеротипов существует ещё один с портретом поэта, хранящийся в Пушкинском доме (ИРЛИ) в Санкт-Петербурге. В1928 г. он был передан в дар от Е. и Н. Тютчевых, внучек поэта и Е. А. Денисьевой. Скорее всего, он принадлежал Елене Александровне — последней роковой любви Ф. И. Тютчева, адресату стихотворений «денисьевского цикла».

В Российской государственной библиотеке (бывшей «ленинке») есть фотография с несохранившегося дагеротипа с изображением Ф. И. Тютчева. Таким образом, поэт позировал для дагеротипной съёмки, как минимум, четыре раза.

Увы, мы не имеем ни одного дагеротипа, запечатлевшего Е. А. Боратынского, хотя поэт умер в 1844 г., когда ателье уже существовали. Его прижизненные портреты вполне могли быть сняты, чему имеются косвенные подтверждения. В 1915 г. поэт Всеволод Иванов пишет сонет «Перед портретом Боратынского». Этот философско-поэтический шедевр возник от впечатления портрета Боратынского, несомненно, представленного в виде дагеротипа. Символисты предельно точны в деталях, а здесь автор говорит о «волшебном стекле» — что это, как не дагеротип с его таинственными переливами изображения? Хотя он до нас не дошёл, но, хочется верить, несомненно, существовал!

В ГМИИ им. Пушкина открылась выставка "Дагеротип, автохром, поляроид" — Российская газета

Выставка "Дагеротип, автохром, поляроид. 1/1" (куратор Ольга Аверьянова) в ГМИИ им. А.С. Пушкина продолжает линию фотографических блокбастеров, посвященных истории фотографии, начало которой в музее было положено британским проектом "Уильям Генри Фокс Тальбот. У истоков фотографии".

Тот проект открывался в феврале в день рождения главного героя - Уильяма Фокса Генри Тальбота, сумевшего закрепить на бумаге рисунки "карандаша природы", то бишь солнца, и назвавшего эти рисунки "калотипиями". Нынешняя выставка открылась в день рождения Луи Жака Манде Дагера, театрального художника, танцора, устроителя одной из самых знаменитых диорам в Париже.

Французы Дагер и его компаньон химик Ньепс использовали серебряные пластины и получали после их обработки парами ртути сразу позитив. В отличие от снимков Тальбота дагеротип нельзя было тиражировать. Он был всегда в одном экземпляре. Отсюда уточнение названия выставки - 1/1: один экземпляр тиража из одного возможного. Дагеротипы и первые автохромы - изобретение братьев Люмьер, позволившее делать цветные снимки на стеклянные пластины - для выставки в ГМИИ им. А.С. Пушкина дали не только наш Исторический музей, но и Французское фотографическое общество плюс Национальная библиотека Франции.

Обычно историки фотографии не забывают упомянуть, что именно придуманный Тальботом "перевод" изображения из негатива в позитив дал возможность тиражировать фото. А значит, стал основой фотографии ХХ века. Подразумевалось, что дагеротипы оказались тупиковой ветвью развития. Новая выставка в ГМИИ им. А.С. Пушкина доказывает, что у дагеротипов все же есть "наследники", пусть и не по прямой. В качестве таких дальних "родственников", объединенных "фамильным сходством", и выступают автохромы и поляроиды. Раритетное собрание поляроидов предоставила венская галерея OstLicht Collection.

Экспозиция выставки апеллирует не к логике осмысления, а к магии фотографии, что сродни театральной

Объединив три фотографические технологии - дагеротипы, автохромы и поляроиды, музей одним выстрелом убил пару зайцев. Во-первых, выбрал внятный принцип выделения сюжета для рассказа об истории фотографии. Во-вторых, уникальность собранных работ стала поводом перекинуть мостики к истории фотографии как части истории искусства.

Соединяя прихотливо снимки трех технологий и трех веков - от XIX до XXI, куратор делает акцент на произвольности сближений, рожденных сходством объектов, жанров или перекличками с историй живописи. Авторы проекта не сочли нужным рассказать подробно о фотографах. Меж тем трудно представить выставку, где об авторах картин не сообщали бы почти ничего. Об удивительном Антонене Персонна, чья коллекция импрессионистов украсила музей д"Орсе, хотя бы упоминается в видеоролике, который можно увидеть на выходе из залов… Там же есть анимационный фильм об Анселе Адамсе…Но про остальных, будь то влиятельный Сергей Левицкий, или выходец из Франции Иосиф Пейшес, снимавший в России в 1850-х, или Андре Ашет, представленный снимком "босоножки" а ля Айседора Дункан, нет информации даже в каталоге. Что ж, порадуемся, что есть список произведений и список фотографов.

Экспозиция выставки апеллирует не к логике осмысления, а к магии фотографии, что сродни театральной. Щелкает выключатель, и освещается миниатюрная сцена, на которой появляется девочка на пороге дома или дамы, которых овевает легкий бриз на набережной в порту… Этот театр интимный, очень личный. Он втягивает в чужую историю. Словом, пленяет. И это тот плен, из которого не хочется бежать.

Дагеротип, автохром, поляроид. 1/1 | izi.TRAVEL

180-летняя история фотографии прошла ряд важных технический этапов, которые создали ее визуальный образ. Ранние примеры «светописи» существовали только в одном экземпляре.

Черно-белый дагеротип Луи Дагера, который получали сложным и опасным способом при помощи йодистого серебра и ртути, представлял собой зеркальную металлическую пластину небольшого формата, удивительно точно фиксирующую мельчайшие детали натуры. Открытый почти в то же самое время англичанином Уильямом Генри Фоксом Тальботом негативно-позитивный процесс позволил делать бесконечное множество копий одной фотографии на бумаге. 

Братья Люмьер, известные как изобретатели кино, в 1903 году запатентовали собственный способ съемки цветных фотографий – автохромный. Именно он стал массовым и был таковым вплоть до 1935-го года. Здесь на стеклянную пластину наносился тонкий слой равномерно перемешанных гранул картофельного крахмала, окрашенных красным, синим и зеленым цветами. Изобретение автохрома позволило вывести фотографию из лаборатории ученого-изобретателя в мастерскую фотографа-художника и затем сделать достоянием широкого круга любителей. Несмотря на изящество и отличную цветопередачу, хрупкость стеклянной подложки не способствовала долговременному хранению автохромов.

В середине XX века появление моментальных поляроидных отпечатков представлялось настоящим чудом, сравнимым с магией самой фотографии.

Папа, а почему нельзя увидеть картинку сразу? Этот вопрос задала дочь основателя компании «Polaroid» своему отцу Эдвину Лэнду в 1943 году. Лэнд, занимавшийся изучением поляризационных материалов (отсюда и название его фирмы – «Поляроид») задумался о том, как получить картину незамедлительно. Его новое изобретение в корне изменило фотографию: теперь, для того чтобы увидеть только что снятое изображение, не нужно было тратить время в темной комнате, возясь с проявителем, фиксажем, увеличителем и фотобумагой. Легкое гудение моторчика, несколько секунд ожидания – и карточку можно подписывать. По мере того, как фотоаппараты «Polaroid» становились дешевле и удобнее в использовании, марка становилась всё более популярной. В 1972 году на рынок вышла сразу же ставшая классикой камера SX-70. Она побуждала к новаторству, делая бытовую и городскую фотографию живой и разнообразной. Моментальная технология чем-то походила на рок-музыку Led Zeppelin с их неповторимым звучанием и бесконечными экспериментами. Изо всех возможных способов визуальной фиксации моментов и фактов «Поляроид» оказался непревзойденной технологией. И, может быть, поэтому его в равной степени полюбили и туристы, и судебные эксперты. Такая популярность могла стать угрозой для качественной фотографии, если бы не интерес, который проявили к марке известные художники и фотографы, среди которых оказались: Энсел Адамс, Энди Уорхол, Роберт Мэпплторп, Хельмут Ньютон. То, как работали эти мастера, в очередной раз доказало, что шедевр можно снять, используя все, что угодно – будь то широкоформатная цифровая камера, «игрушечная моменталка» или смартфон.

Выставка «Дагеротип, автохром, поляроид. 1/1» не делит фотографию по жанрам, а технологии не представлены в хронологическом порядке. Мотивы и темы работ иллюстрируют разнообразие интересов как профессиональных фотографов, так и безымянных любителей к тотальной фиксации окружающего мира – в соответствии с авторской задачей, стилем времени или технологией. В целом экспозиция сосредоточена на демонстрации разнообразия визуальных мотивов и способах их воплощения, заданных условиями прогресса и эстетической парадигмой. Такая структура позволяет зрителю осмыслить фотографию как культурное явление, история которой творится на наших глазах.

дагерробаз - Что такое дагерротип?

Что такое дагерротип?

Дагерротип был первым коммерчески успешным фотографическим процессом (1839-1860) в истории фотографии. Названный в честь изобретателя Луи Жака Манде Дагера, каждый дагерротип представляет собой уникальное изображение на посеребренной медной пластине.

В отличие от фотобумаги, дагерротип негибкий и довольно тяжелый. Дагерротип точен, детализирован и резок.Он имеет зеркальную поверхность и очень хрупкий. Поскольку металлическая пластина чрезвычайно уязвима, большинство дагерротипов представлены в специальном корпусе. Существовали разные типы корпусов: открытая модель, складной корпус, ювелирные изделия…

Многочисленные портретные студии открыли свои двери с 1840 года. Дагеротипы были очень дорогими, поэтому только богатые могли позволить себе их портреты. Несмотря на то, что портрет был самым популярным предметом, дагерротип использовался для записи многих других изображений, таких как топографические и документальные предметы, предметы старины, натюрморты, природные явления и знаменательные события.
европейских дагерротипов немногочисленны. Они разбросаны по институциональным и частным коллекциям по всему миру. Многие аспекты дагерротипа еще предстоит открыть. Они могут помочь нам понять влияние фотографии на социальную и культурную историю Европы.

Посмотрите небольшой фильм о процессе дагерротипирования, сделанный в Nederlands Fotomuseum.

Оборудование для изготовления дагерротипов

Видео о полном комплекте дагеротиписта показывает оригинальный дагеротипический фотоаппарат с линзой, изготовленный парижской оптической фирмой Lerebours et Secretan около 1850 года.Это оборудование принадлежит коллекции Физического кабинета музея Fondazione Scienza e tecnica во Флоренции. К нему прилагается типичный дагерротипический набор, включающий штатив, ящик для обработки парами ртути, ящики для дыма с йодом и бромом, мягкую подкладку из оленьей кожи для полировки пластин и коробку с неэкспонированными посеребренными медными пластинами, готовыми к использованию.

Дагерротип средний | Статьи и очерки | Дагеротипы | Цифровые коллекции | Библиотека Конгресса

Луи-Жак-Манде Дагер изобрел дагерротип во Франции.Об изобретении было объявлено общественности 19 августа 1839 года на заседании Французской академии наук в Париже. Американские фотографы быстро воспользовались этим новым изобретением, которое могло запечатлеть «правдивое сходство». Дагеротиписты в крупных городах приглашали знаменитостей и политических деятелей в свои студии в надежде получить изображение для демонстрации в своих окнах и в приемных. Они призывали публику посещать их галереи, похожие на музеи, в надежде, что они тоже захотят сфотографироваться.К 1850 году только в Нью-Йорке насчитывалось более 70 дагерротипических студий.

Популярность дагерротипа упала в конце 1850-х годов, когда стал доступен амбротип - более быстрый и менее дорогой фотографический процесс. Несколько современных фотографов возродили этот процесс.

Процесс

Дагерротип - это прямой позитивный процесс, создающий очень детальное изображение на листе меди, покрытом тонким слоем серебра, без использования негатива.Процесс требовал большой осторожности. Посеребренную медную пластину сначала нужно было очистить и отполировать до тех пор, пока поверхность не станет похожей на зеркало. Затем планшет сенсибилизировали в закрытом ящике над йодом до тех пор, пока он не приобрел желто-розовый цвет. Затем пластина, помещенная в светонепроницаемый держатель, переносилась в камеру. После воздействия света пластину проявляли над горячей ртутью до появления изображения. Для фиксации изображения пластину погружали в раствор тиосульфата или соли натрия и затем тонировали хлоридом золота.

Время экспозиции для самых ранних дагерротипов составляло от трех до пятнадцати минут, что делало процесс почти непрактичным для портретной съемки. Модификации процесса сенсибилизации вкупе с улучшением фотографических линз вскоре сократили время экспозиции до менее чем минуты.

Хотя дагерротипы являются уникальными изображениями, их можно скопировать путем редагерротипирования оригинала. Копии также производились литографией или гравировкой. Портреты, основанные на дагерротипах, появлялись в популярных периодических изданиях и в книгах.Джеймс Гордон Беннет, редактор New York Herald, позировал для своего дагерротипа в студии Брэди. Гравюра, основанная на этом дагерротипе, позже появилась в « Демократическое обозрение ».

Камеры

Самые ранние камеры, используемые в процессе дагерротипирования, были сделаны оптиками и производителями инструментов, а иногда даже самими фотографами. Самые популярные камеры имели конструкцию раздвижного ящика. Объектив помещался в переднюю коробку. Вторая, немного меньшая коробка, скользнула в заднюю часть большей коробки.Фокус контролировался перемещением задней коробки вперед или назад. Изображение, перевернутое в боковом направлении, будет получено, если камера не будет оснащена зеркалом или призмой для коррекции этого эффекта. Когда сенсибилизированная пластина помещалась в камеру, крышка объектива снималась, чтобы начать экспозицию.

Дагерротип пластины, размеры

Пластина целая 6-1 / 2 "x 8-1 / 2"
Полупластина 4-1 / 4 дюйма x 5-1 / 2 дюйма
Четверть пластины 3-1 / 4 дюйма x 4-1 / 4 дюйма
Шестая пластина 2-3 / 4 дюйма x 3-1 / 4 дюйма
Девятая пластина 2 дюйма x 2-1 / 2 дюйма
Шестнадцатая пластина 1-3 / 8 "x 1-5 / 8"

Дагеротипический процесс

Луи Жак Манде ДАГЕР (1787-1851)

Процесс дагерротипирования был Первый практический метод получения постоянных изображений с помощью камеры.Человек, который дал свое имя этому процессу и усовершенствовал метод получение прямых позитивных изображений на покрытой серебром медной пластине - Луи Жак Манде Дагер , французский художник и живописец. Дагер начал экспериментировать со способами фиксации образов камерой-обскурой около 1824 г., но в 1829 г. он вошел в партнерство с Joseph Nicephore Niepce (1765-1833), француз ученый-любитель и изобретатель, которому в 1826 г. изображение вида из его окна с помощью камеры-обскуры и оловянная плита, покрытая битумом.Ньепс называл свое творчество обработать гелиографию («рисунок солнца»), но хотя он успел для получения постоянного изображения с помощью камеры время экспозиции было около 8 часов. Позже Ньепс отказался от оловянных тарелок в пользу посеребренные листы меди и обнаружили, что пар от йод прореагировал с серебряным покрытием с образованием йодида серебра , светочувствительное соединение.

После смерти Ньепса в 1833 г. Дагер продолжил эксперименты с медными пластинами, покрытыми серебром. йодид для получения прямых положительных изображений.Дагер обнаружил, что скрытое изображение на экспонированной пластине могло быть выявлено или «проявлено» с парами нагретой ртути. Использование паров ртути означало, что фотографические изображения можно было произвести за двадцать-тридцать минуты, а не часы. В 1837 году Дагер нашел способ «исправить» фотографические изображения с раствором поваренной соли. Два года спустя он последовал предложению сэра Джона Гершеля (1792-1871) и принял гипосульфат соды (сейчас тиосульфат соды ) как фиксирующее средство.

Дагер начал делать успешные картины используя усовершенствованный процесс 1837 года. 19 августа 1839 года на собрании в Париже миру был открыт процесс дагерротипа .

В Англии, Ричард Берд (1801-1885), бывший торговец углем и спекулянт патентами, купил патент на зеркальную камеру Александра Уолкотта и использовал услуги химика Джона Фредерика Годдарда (1795-1866), найти способ сократить время воздействия до менее нескольких минут, тем самым позволяя снимать дагерротипные портреты. 23 марта 1841 года Ричард Бирд открыл первый дагерротип Англии. портретная студия на лондонской Риджент-стрит. В июне 1841 года Борода приобрела от Дагера патентные права на процесс дагерротипирования в Англии.

[ НАД ] Дагерротип портрет Луи Жака Дагера работы Джона Жабеса Эдвина Мэйолла, фотохудожник, основавший студию в Лондоне в 1847 г. и позже открыл фотостудию в Брайтоне, Сассекс.Этот дагерротип датируется 1846 годом.

[ ЛЕВЫЙ] Аппарат и оборудование для изготовления дагерротипов, из рекламы, опубликованной в 1843.

Как дагерротипная фотография отразила меняющуюся Америку | В Смитсоновском институте

Как обитатели цифрового мира, большинство современных американцев ежедневно сталкиваются с десятками фотографий друзей, любимых, знаменитостей и незнакомцев.Мы запечатлеваем и распространяем изображения себя и других с поразительно небольшими усилиями, редко, если вообще когда-либо, отступаем, чтобы поразиться силе, которой мы обладаем.

Наши смартфоны позволяют нам увековечивать моменты нашей жизни с кристально чистой верностью, игнорируя неизбежность течения времени всякий раз, когда нас поражает прихоть, - и все же мы собираем нашу коллективную визуальную историю не с трепетом и рвением, а с отстраненностью легкомыслие, которое так часто сопровождается слишком большим количеством хорошего.

Этого не было в середине 19 века, когда первая в мире широко доступная форма фотографии, известная как процесс дагерротипирования, попала в молодые Соединенные Штаты.

Раньше было невозможно узнать чью-то настоящую внешность, если вы не встречались с ним лично. Вы не могли оглянуться назад на лица своих детей, когда они достигли совершеннолетия, или лиц своих покойных родителей, когда они были похоронены. Переживания и события сохранялись только после нескольких часов напряженных занятий живописью, рисованием или написанием прозы, да и то с поразительным несовершенством. Дагеротипы дали американскому народу возможность сохранять, а не просто воображать свою коллективную историю.

В честь этого основополагающего средства Национальная портретная галерея демонстрирует выборку дагерротипов середины XIX века - всего 12 - до 2 июня следующего года. Портретная галерея начала собирать дагерротипы в 1965 году, за три года до своего открытия для публики, когда у нее еще не было полномочий на приобретение фотографий. В этом году в ознаменование своего 50-летия музей отмечает необратимое влияние этих ранних изображений на сферу портретной живописи в целом.

Сидение для дагерротипа требовало от человека идеального удержания позы в течение 20 или более секунд. В этот период гравюре по дереву на бумаге дагеротиписту помогает ассистент с металлической головкой. (Национальная портретная галерея)

дагерротипов были названы в честь их французского изобретателя Луи Дагера, который сделал свою инновационную технику «бесплатной для мира» по договоренности с французским правительством.

Дагер основывается на работе пионера фотографии Нисефора Ньепса, с которым он много переписывался, взяв принцип Ньепса, согласно которому обработанная поверхность подвергается воздействию фильтрованного света, и делает процесс (относительно) быстрым и практичным.

Метод

Дагера основывался на медных пластинах, покрытых с одной стороны полированным серебром с высокой отражающей способностью и химически загрунтованных для экспонирования в «сенсибилизирующих коробках», заполненных йодом и бромом. Как только дагеротипист удостоверился, что данная пластина восприимчива к свету, он вставлял ее в громоздкую камеру-обскура (лат. «Темная комната»), которая допускала внешнее освещение только через единственное маленькое отверстие, закрытое линзой.

После длительного периода экспонирования (сидение неподвижно для дагерротипного портрета требовало определенных усилий) пластина была готова к работе в прайм-тайм. Проявив пластину с помощью горячего газообразного ртути, фотограф погружал ее в фиксирующий раствор, промывал и обычно тонировал хлоридом золота, прежде чем помещать в подходящий смотровой ящик или рамку.

«Для правильного просмотра, - говорит куратор новой выставки Энн Шумард, - дагерротип должен располагаться под правильным углом, чтобы изображение было видно. В противном случае все это почти исчезает, и серебряная пластина превращается в зеркало ». Спектральная природа дагерротипов придает им интригующую жуткость, а их двойственность зеркала и изображения вовлекает зрителя в то, что они видят, таким образом, что не имеет ничего общего с другими средами.«Это придает дагерротипу почти волшебное качество», - говорит Шумард.

Куратор Энн Шумард неравнодушна к этому величественному изображению лидера сенека Блэкснейка, который отстаивал права своего народа, а также в некоторой степени приветствовал культурное влияние европейских поселенцев. (Национальная портретная галерея)

Несмотря на то, что портреты Дагера были европейцами по происхождению, мистика портретной живописи Дагерра прижилась в Америке как нигде. «Наибольшей популярностью он пользовался в Соединенных Штатах, - говорит Шумард, - благодаря предпринимательскому духу американских практиков и среднего класса, состоящего из нетерпеливых потребителей.”

Изящность дагерротипов, хотя во многих смыслах и является коммерческим аргументом, все же вызывает определенные практические проблемы. Если, например, допустить контакт с кислородом извне, металлические пластины постепенно потускнеют. «Фотоконсерватор Национальной портретной галереи гарантирует, что каждый дагерротип защищен покровным стеклом и тщательно запечатан, чтобы воздух не попадал на тарелку», - поясняет Шумард. «Вне выставки дагерротипы музея хранятся в архивных коробках, изготовленных по индивидуальному заказу, в среде с контролируемым климатом.”

Объекты, которые они изображают, так же увлекательны, как и техника дагерротипных портретов. Эклектичный срез американских светил середины 19-го века, в линейку входят реформатор системы психического здоровья Доротея Дикс, командующий ВМФ Мэтью Перри (которого больше всего помнят по его экспедиции в Японию), прототипический импресарио П.Т. Барнум вместе с цирковым артистом Томом Пальцем и писателем-трансценденталистом Генри Дэвидом Торо.

Один из дагерротипов, который Шумард находит особенно захватывающим, - это портрет лидера нации сенека Блэкснейка, чей задумчивый взгляд за кадром и плотно сжатые губы придают изображению вид безмятежного достоинства.«После поддержки британцев во время американской революции, - говорит Шумард, - Блэкснейк присоединился к большому контингенту Сенеки и других членов Шести Наций, которые в 1797 году вели переговоры с Соединенными Штатами о защите резерваций в западном Нью-Йорке». Уравновешенный и прагматичный лидер, Блэкснейк также отстаивал систему образования для сенека, сочетающую традиционные практики и верования коренных американцев с западными. «Он единственный коренной американец, представленный в нашей коллекции дагерротипов», - говорит Шумард.

Многие другие богатые исторические повествования живут в выставленных портретах, которые не существовали бы без доступного способа фотографии, о котором мечтает Луи Дагер, и его щедрости, позволившей ему распространиться по всему миру. «Благодаря дагерротипному портрету, - говорит Шумард, - Национальная портретная галерея может представлять людей, которые в противном случае не участвовали бы в нашем визуальном повествовании об истории страны». Посетителям Галереи предлагается созерцать человечество, запечатленное в каждом изображении, и его отношение к их собственному, мимолетно отражающееся в серебряном блеске портретов.

«Дагерротипы: пять десятилетий коллекционирования» можно будет увидеть в Национальной портретной галерее Смитсоновского института в Вашингтоне, округ Колумбия, до 2 июня 2019 года.

Изобретение дагерротипического процесса

Эшли Моррис

Boulevard du Temple , Париж, III округ, Дагерротип. На изображении изображена оживленная улица, но, поскольку время экспозиции было более десяти минут, движение транспорта было слишком сильным, чтобы его можно было заметить.

Фотография отсканирована из книги The Photography Book, Phaidon Press, Лондон, 1997. Предоставлено Майклом Мэггсом, Википедия

Изобретение дагерротипа, изображения, запечатленного в меди, стало первой вехой в области фотографии.

Французский художник Луи Жак Манде Дагер впервые начал возиться с фотоаппаратом в 1824 году и к 1837 году успешно снимал позитивные изображения с помощью своего одноименного метода дагерротипа. В 1829 году он объединился с французским ученым Джозефом Нисефором Ньепсом, который открыл, как создавать фотографические фотографии. изображение с помощью фотоаппарата, покрытых серебром листов меди и йодида серебра.

Единственным недостатком была длительная восьмичасовая выдержка.

Однако в ходе дальнейших экспериментов Дагер узнал, что использование паров ртути во время разработки может сократить время воздействия примерно до 30 минут. Он также усовершенствовал процесс с помощью гипосульфата соды фиксирующего агента.

К 1839 году дагерротип был официально представлен плательщикам. Портретные студии начали появляться в Париже, которых к 1844 году открылось около дюжины, и в Нью-Йорке, которых к 1850 году насчитывалось более 70.Английский химик Джон Фредерик Годдард, который точно настроил время выдержки, сыграл важную роль в притоке этих студий. Он сотрудничал с Ричардом Бирдом, чтобы открыть первую лондонскую студию на Риджент-стрит в 1841 году.

Подробная, пошаговая процедура дагерротипа того времени начиналась с полировки и полировки покрытой серебром меди мягкой тканью, порошком и маслом до тех пор, пока серебряная пластина не стала глянцевой, как зеркало. Подготовленную пластину затем сенсибилизировали в герметичном йодирующем боксе, где сначала подвергали воздействию паров йодида, что сделало ее оранжевой, и подвергали лицевой стороной вниз воздействию хлорида паров брома. Комбинация химикатов привела к необходимому светочувствительному покрытию.

Пластина была загружена внутрь камеры, и после того, как фотограф поместил объект с подголовниками, зажимами или стойками, была сделана экспозиция на поверхности пластины путем снятия объектива. Время экспозиции увеличилось с 30 минут в 1839 году до менее минуты к 1842 году. Изображение проявлялось в темноте, над блюдом с нагретой (60 градусов) ртутью.

Неэкспонированный йодид серебра был смыт с пластины раствором хлорида натрия, чтобы аккуратно «зафиксировать» ртутные блики и тени на изображении.Из-за того, что фотография была настолько хрупкой, нанесенное изображение стало менее хрупким при нагревании с помощью хлорида золота.

Некоторые портреты были раскрашены вручную после того, как пластина была покрыта гуммиарабиком и высушена. Художник дышал на тарелку, чтобы создать липкую поверхность, и использовал кисть и сухой порошковый пигмент. Крепление дагерротипа было защищено рамкой со стеклянной лицевой панелью, устойчивой к царапинам.

Хотя сегодня этим занимается меньше людей из-за длительного процесса, недавнее возрождение помогает снова сосредоточить внимание на дагерротипе в более широком мире искусства.

Также в этом выпуске:

2020 г. | 2019 г. | 2018 г. | 2017 г. | 2016 г. | 2015 г. | 2014 г. | 2013 | 2012 г. | 2011 г. | 2010 г. | 2009 г. | 2008 г. | 2007 г.

Безумный шляпник и анатомия дагеротипа

Знаете ли вы, что октябрь - это месяц американских архивов? Чтобы отпраздновать это событие, мы поделимся некоторыми закулисными историями из нашей коллекции фотографий и выделим часть работы, которую мы делаем, чтобы сохранить, организовать, описать и предоставить доступ к изображениям в нашей коллекции.Этим летом наши сотрудники, стажеры и волонтеры оцифровывали, исследовали и каталогизировали нашу коллекцию ранней фотографии: 600 дагерротипов, амбротипов и тинтипов.

Так что же это за фото? Начнем с самого раннего: дагерротипа.

Дагерротип, названный в честь изобретателя Луи-Жака-Манде Дагера, был первым в мире массовым фото-процессом, который чаще всего создавался между 1840 и 1865 годами.Он был изготовлен из полированной медной пластины, покрытой светочувствительными солями серебра. Когда фотограф поместил эту пластину в камеру и экспонировал ее свету, изображение было создано прямо на пластине. Этот процесс известен как прямой позитив . Поскольку изображение фиксируется прямо на пластине, негатива нет, и оно обычно переворачивается вбок (зеркальное отображение), если фотограф не использовал призму, чтобы исправить это. Дагерротипы легко идентифицировать, потому что они отражаются как зеркало, когда их держат под определенным углом.

Создание дагерротипов было очень техническим и включало ряд опасных химикатов, включая ртуть, цианид и серную кислоту. Были даже сообщения о том, что у некоторых фотографов был «синдром безумной шляпы» или отравление ртутью. Несмотря на это, по оценкам, в Соединенных Штатах было создано 30 миллионов дагерротипов, и считается, что процесс создания дагерротипов появился в Колорадо в 1853 году.

Итак, вот вам задача: посидеть полностью неподвижно в течение 5 минут, сосредоточив взгляд на одной фиксированной точке, и постараться выглядеть приятно. Если вы выполнили этот тест правильно, то, вероятно, вы проиграли с треском. Это была дилемма, с которой столкнулись ранние дагеротиписты. Время выдержки составляло от 5 до 70 минут! Поэтому предмет самых ранних дагерротипов ограничивался такими вещами, как миска с яблоками или архитектура. Однако к 1840 году технический прогресс в линзах фотоаппаратов, наряду с изменением химического состава, позволил сократить время экспозиции и создать первые фотографические портреты. Однако даже с этими улучшениями время выдержки было довольно большим по сравнению с современными стандартами.В 1843 году для получения изображения при умеренном освещении все еще требовалось от 5 до 60 секунд. Из-за такого длительного времени выдержки сиделки часто подпирали металлическими подголовниками и просили не улыбаться. Любое движение может сделать окончательное изображение размытым или привести к появлению двух носов, трех подбородков и одного глаза.

Дагерротипы предлагали более дешевую альтернативу портретной живописи, чтобы запечатлеть свое сходство, но их создание по-прежнему было дорогостоящим, поэтому они в основном изображают самых состоятельных людей в регионе, которые могли позволить себе сеанс в студии.Сидя за дагерротипом, люди почти всегда надевали самую лучшую одежду для особого случая; фотограф часто вручную раскрашивал конечное изображение пигментами, чтобы сделать портрет более реалистичным, добавляя, скажем, румянец на щеки или золотой пигмент на украшения натурщика.

Давайте подробнее рассмотрим анатомию оболочечного дагерротипа:

  1. Корпус, который скрепляет все элементы вместе, часто был деревянным с тонким слоем кожи сверху.Или корпус из термопласта, также известный как объединительный корпус, был сделан из прессованных опилок и жевательного шеллака. На тыльной стороне ящиков часто использовались декоративные мотивы, которые со временем становились все более замысловатыми. Дагеротипы иногда размещались в других форматах, например, в булавках или медальонах.
  2. Войлочная или шелковая подушка, покрывающая корпус на противоположной стороне изображения, была разработана для защиты стекла от царапин или разбития.
  3. Сам дагерротип был помещен напротив войлочной подушки.
  4. Циновка, наложенная на дагерротип, была разных форм, размеров и текстур, но чаще всего была сделана из латуни. Он был разработан, чтобы скрыть недостатки, такие как отпечатки пальцев фотографа по краям дагерротипа.
  5. Поверх дагерротипа и мата помещали кусок стекла, чтобы защитить поверхность изображения от царапин и повреждений.
  6. Консерватор - это кусок латуни, который часто украшался орнаментом. Дагерротипы могут окисляться и тускнеть при контакте с воздухом, что в конечном итоге оставляет пятна на изображении.Чтобы предотвратить это, края дагерротипа, стекла и мата были склеены вместе, а затем они были обернуты консервантом, чтобы предотвратить просачивание воздуха. Консерваторы не использовались до 1847 года.

К 1865 году дагерротип потерял популярность из-за более дешевых фотопроцессов, таких как амбротип и тинтайп. Но дагерротип жив! Все еще есть фотографы, работающие в этой среде, и по всему миру предлагаются мастерские, чтобы помочь сохранить этот процесс фотографии.

Хотите увидеть каталогизированные нами дагерротипы? Зайдите в нашу онлайн-коллекцию по адресу http://h-co.org/collections и найдите термин «дагерротип». Пока вы там, нажмите «Основные моменты» (вторая вкладка) и выберите категорию «Ранние фотографии», чтобы увидеть все фотографии из этой коллекции, которые мы уже каталогизировали!

Следите за описаниями амбротипов, тинтипов и скрытого сюрприза, который мы нашли в наших коллекциях - опалотипа!

Луи Дагер, изобретатель дагеротипической фотографии

Луи Дагер (18 ноября 1787 г. - 10 июля 1851 г.) был изобретателем дагерротипа, первой формы современной фотографии.Профессиональный художник сцены для оперы, интересующийся световыми эффектами, Дагер начал экспериментировать с эффектами света на полупрозрачных картинах в 1820-х годах. Он стал известен как один из отцов фотографии.

Краткие факты: Луи Дагер

  • Известен для : Изобретатель современной фотографии (дагерротип)
  • Также известен как : Луи-Жак-Манде Дагер
  • Родился : 18 ноября 1787 г. в Кормей-ан-Паризи, Валь-д' Уаз, Франция
  • Родители : Луи Жак Дагер, Анна Антуанетта Отер
  • Умер : 10 июля 1851 года в Бри-сюр-Марн, Франция
  • Образование : Учился у Пьера Преворама, первого французского художника
  • Награды и почести: Назначен офицером Почетного легиона; назначил ренту в обмен на его фотографический процесс.
  • Супруг : Луиза Джорджина Эрроу-Смит
  • Примечательная цитата : «Дагерротип - это не просто инструмент, который служит для рисования Природы; напротив, это химический и физический процесс, который дает ей способность воспроизводить сама."

Ранняя жизнь

Луи Жак Манде Дагер родился в 1787 году в небольшом городке Кормей-ан-Паризи, а затем его семья переехала в Орлеан. Хотя его родители не были богатыми, они признали артистический талант своего сына.В результате он смог поехать в Париж и учиться у художника-панорамы Пьера Прево. Панорамы представляли собой огромные изогнутые картины, предназначенные для использования в театрах.

Театры диорамы

Весной 1821 года Дагер в партнерстве с Шарлем Бутоном создал театр-диораму. Бутон был более опытным художником, но в конце концов отказался от проекта, и Дагер взял на себя исключительную ответственность за театр диорамы.

Вид на Париж, написанный Луи Дагером около 1830 года.Musée Carnavalet, Histoire de Paris / Парижские музеи / общественное достояние

Первый театр диорамы был построен в Париже, рядом со студией Дагера. Первая выставка открылась в июле 1822 года и показала две картины, одну Дагера, а другую Бутона. Это стало бы образцом. На каждой выставке обычно представлены две картины, по одной от каждого художника. Кроме того, одно будет изображением интерьера, а другое - пейзажем.

Диорама размещалась в круглом зале диаметром 12 метров, вмещавшем до 350 человек.Комната вращалась, представляя огромный полупрозрачный экран, нарисованный с обеих сторон. В презентации использовалось специальное освещение, чтобы сделать экран прозрачным или непрозрачным. Были добавлены дополнительные панели для создания картинок с эффектами, которые могли включать густой туман, яркое солнце и другие условия. Каждое шоу длилось около 15 минут. Затем сцена поворачивалась, чтобы показать второе, совершенно другое шоу.

Зрители внутри диорамы Луи Дагера в Париже. Беттманн / Getty Images

Диорама стала популярным новым средством массовой информации, и возникли подражатели.В Лондоне открылся еще один театр-диорама, на строительство которого потребовалось всего четыре месяца. Он открылся в сентябре 1823 года.

Партнерство с Джозефом Ньепсом

Дагер регулярно использовал камеру-обскуру для рисования в перспективе, что заставило его задуматься о способах сохранения неподвижности изображения. В 1826 году он обнаружил работу Джозефа Ньепса, который работал над техникой стабилизации изображений, снятых камерой-обскурой.

В 1832 году Дагер и Ньепс использовали светочувствительный агент на основе масла лаванды.Процесс прошел успешно: они смогли получить стабильные изображения менее чем за восемь часов. Процесс получил название Physautotype.

Дагерротип

После смерти Ньепса Дагер продолжил свои эксперименты с целью разработки более удобного и эффективного метода фотографии. В результате удачной аварии он обнаружил, что пары ртути из разбитого термометра могут ускорить проявление скрытого изображения с восьми часов до 30 минут.

Хотя, по слухам, Луи Дагер стеснялся фотоаппарата, он снял этот дагерротипный портрет примерно в 1844 году. Музей Метрополитен, Коллекция Гилмана, Дар Фонда Говарда Гилмана, 2005 г. / общественное достояние

Дагер представил общественности процесс дагерротипирования 19 августа 1839 года на заседании Французской академии наук в Париже. Позже в том же году сын Дагера и Ньепса продал права на дагерротип французскому правительству и опубликовал буклет с описанием этого процесса.

Процесс дагеротипирования, камера и пластины

Дагерротип - это прямой позитивный процесс, создающий очень детальное изображение на листе меди, покрытом тонким слоем серебра, без использования негатива.Процесс требовал большой осторожности. Посеребренную медную пластину нужно было сначала очистить и отполировать до тех пор, пока поверхность не станет похожей на зеркало. Затем планшет сенсибилизировали в закрытом ящике над йодом до тех пор, пока он не приобрел желто-розовый цвет. Затем пластина, помещенная в светонепроницаемый держатель, переносилась в камеру. После воздействия света пластину проявляли над горячей ртутью до появления изображения. Для фиксации изображения пластину погружали в раствор тиосульфата или соли натрия и затем тонировали хлоридом золота.

Время выдержки для самых ранних дагерротипов составляло от 3 до 15 минут, что делало этот процесс практически непрактичным для портретной съемки. Модификации процесса сенсибилизации вкупе с улучшением фотографических линз вскоре сократили время экспозиции до менее чем минуты.

Этот рисунок 1839 года под названием «Дагеротипомания» комично изображает Францию, одержимую фотографией, благодаря популярности и доступности дагерротипов. Музей Дж. Пола Гетти, Лос-Анджелес, Дар Сэмюэля Дж.Вагстафф младший / общественное достояние

Хотя дагерротипы являются уникальными изображениями, их можно скопировать путем повторного дагерротипирования оригинала. Копии также производились литографией или гравировкой. Портреты, основанные на дагерротипах, появлялись в популярных периодических изданиях и в книгах. Джеймс Гордон Беннет, редактор New York Herald , позировал для своего дагерротипа в студии Брэди. Гравюра, основанная на этом дагерротипе, позже появилась в « Демократическое обозрение ».

Дагеротипы в Америке

Американские фотографы быстро воспользовались этим новым изобретением, которое могло запечатлеть «правдивое сходство»."Дагеротиписты в крупных городах приглашали знаменитостей и политических деятелей в свои студии в надежде получить изображение для демонстрации в своих окнах и приемных. Они призывали публику посещать свои галереи, похожие на музеи, в надежде, что они захотят К 1850 году только в Нью-Йорке насчитывалось более 70 дагерротипических студий.

Дагерротип Роберта Корнелиуса 1839 года считается первым «селфи» в истории фотографии.Библиотека Конгресса / общественное достояние

Автопортрет Роберта Корнелиуса 1839 года - самый ранний из сохранившихся американских фотографических портретов. Работая на открытом воздухе, чтобы воспользоваться светом, Корнелиус (1809-1893) стоял перед камерой во дворе за семейным магазином ламп и люстр в Филадельфии, скосив волосы и скрестив руки на груди, и смотрел вдаль, словно пытаясь представить, как будет выглядеть его портрет.

Корнелиус и его молчаливый партнер доктор Пол Бек Годдард открыли студию дагерротипирования в Филадельфии примерно в мае 1840 года и внесли улучшения в процесс дагерротипирования, которые позволили им создавать портреты за считанные секунды, а не за окно от трех до 15 минут.Корнелиус управлял своей студией два с половиной года, прежде чем вернуться к работе в процветающем семейном бизнесе по производству газовых осветительных приборов.

Смерть

Луи Дагера часто называют отцом современной фотографии. Musée Carnavalet, Histoire de Paris / Парижские музеи / общественное достояние

Ближе к концу жизни Дагер вернулся в пригород Парижа Бри-сюр-Марн и возобновил рисование диорам для церквей. Он умер в городе в возрасте 63 лет 10 июля 1851 года.

Наследие

Дагера часто называют отцом современной фотографии, которая внесла большой вклад в современную культуру.

Дагеротип: Дагеротип — «зеркало с памятью»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх