Довима со слонами: «Довима и слоны» – кадр-загадка Ричарда Аведона

Содержание

«Довима и слоны» – кадр-загадка Ричарда Аведона

Это — одна из самых знаменитых фотографий в мире. Снятая более полувека назад для рекламы новой коллекции Кристиана Диора, «Осень-зима – 1955», она до сих пор приковывает внимание зрителей. А художники и критики по сей день гадают, что же именно хотел сказать Ричард Аведон этой своей работой.

Об истории создания «Довимы и слонов» известно немного. Съемка проходила в Париже в августе 1955 года, в здании Зимнего цирка («Цирк д’Ивер»). Впервые фотография была напечатана в сентябрьском номере знаменитого журнала мод Harper’s Bazaar. Элегантное черное платье на модели — первая работа тогда никому не известного 19-летнего юноши, которого мэтр Диор недавно взял в ассистенты. Звали юношу Ив Сен-Лоран.

Ричарду Аведону (Richard Avedon) было тогда 32 года. Он уже был знаменитым и высокооплачиваемым фотографом. Фотографом-революционером — в те годы было принято снимать моделей в студии, в довольно статичных позах. Аведон же предпочитал необычные места для фотосессий, стремился передать движение, запечатлеть жизнь. Ему заказывали снимки журналы Vogue, Harper’s Bazaar, Look, Life, Theatre Art.

Довима в тот момент тоже была знаменитостью. Самая высокооплачиваемая модель Vogue, первой получившая приставку «супер-» к названию своей профессии, она воплощала все идеалы красоты и стиля тех лет: элегантность, роскошь, аристократическую отстраненность.

Довима стала настоящей находкой для Аведона. Она свободно чувствовала себя перед камерой, очень хорошо «понимала» одежду, в которой ей приходилось работать, а главное — безоглядно доверяла фотографу. «Я знала, чего он хочет, еще до того, как он успевал все объяснить. Он просил меня делать экстраординарные вещи, но я всегда была уверена, что в итоге получится замечательная фотография», — говорила она. Возможно, это было сказано именно о «Довиме и слонах».

Первое, что бросается в глаза, — резкий контраст между девушкой и слонами. Для достижения такого эффекта Аведон использовал сразу несколько средств. Это цветовая гамма — белоснежные лицо и руки модели, угольно-черное платье против серой кожи слонов. Фокус — четкая фигура Довимы на фоне постепенно теряющих резкость животных. И, конечно, сама идея фотографии.

Последнее — предмет жарких споров. Что именно хотел показать Аведон? Только ли красивое платье? Будь так, вряд ли о снимке помнили бы через 60 лет. Мнений множество. Одно из них возвращает зрителя к юным годам фотографа. Он с детства пытается ухватить хрупкую, трагическую красоту, которую на фото так резко оттеняет неуклюжая мощность, незыблемость животных. Причиной этому — беда с любимой сестрой Ричарда. Луиза Аведон, его первая муза, сошла с ума.

Другая версия — стремление автора отразить скоротечность жизни. Юная прелесть Довимы подчеркивает возраст, мудрость и печаль слонов. К теме старости Аведон будет еще не раз возвращаться в своих более поздних работах.

Третий вариант утверждает, что «Довима и слоны» — это воплощение архетипа красавицы и чудовища или богини, покоряющей диких зверей.

Эксперт по американской и афроамериканской культуре Малин Перейра в своей книге «Воплощая красоту: эстетика американских писательниц XX века» утверждает, что роскошная, свободно стоящая Довима воплощает собой такие понятия, как колониализм и капитализм, в то время как слоны в цепях — олицетворение угнетенных, невидимых, колонизированных народов.

Но в то же самое время модель вовсе не вольна распоряжаться собой. Она делает только то, что скажет ей фотограф, принимает только те позы, которые должны понравиться заказчику и зрителю. Символ этого — огромный белый пояс, который аллегорически приковывает ее к полу, так же, как цепи приковывают слонов.

Что бы ни хотел сказать своей работой Аведон, доподлинно известно лишь то, что сам он снимком был недоволен. Пересматривая его позже, он говорил, что фото можно было сделать лучше. Что надо было принести на съемки вентилятор — чтобы пояс лег по-другому, параллельно ноге слона, что стоит справа от Довимы. Самая знаменитая и самая дорогая фотография Аведона, «Довима и слоны», не вошла в «Автобиографию» фотографа — книгу, изданную им самим в 1993 году.

Мало кто знает, но у этой его работы есть другая, гораздо менее известная версия — с иной композицией, иным платьем и совершенно иной атмосферой.

По словам Аведона, ее негатив утерян. Но кто знает, может, автор-перфекционист, недовольный одним лишь углом пояса, сам предпочел «утерять» неудачный, по его мнению, кадр?

P.S.

Кстати, «Довима и слоны» занимает 14 место в рейтинге самых дорогих фотографий в мире. В 2010 году фотография была продана на аукционе «Кристис» за 1,15 млн долларов.

«Довима со слонами» Фотография «Довима со слонами», 1955 год

История самой знаменитой фотографии Harper’s Bazaar. Почему Ричард Аведон был не доволен снимком «Довима со слонами» и что стало с обладательницей самой тонкой талии в мире

Самая знаменитая фотография, когда либо опубликованная в Harper’s Bazaar, была сделана Ричардом Аведоном. Съемка проходила теплым августовским днем 1955 года в помещении Зимнего цирка в Париже. Сегодня оригинал фотографии находится в постоянной коллекции Музея современного искусства в Нью-Йорке. Самый большой ее отпечаток, сделанный для ретроспективы Аведона в музее Метрополитен в 1978 году, также вошел в историю. В ноября 2010 он был продан на аукцион Christie’s за 841000 евро или 1,1 миллиона долларов. Так «Довима со слонами» заняла 14 место в рейтинге самых дорогих фотографий в мире.

Впервые фотография, которой суждено было войти в историю, была напечатана в сентябрьском номере Harper’s Bazaar в 1955-м. Скульптурное черное платье Christian Dior – работа тогда никому не известного 19-летнего юноши, ассистента Диора. Звали дарование Ив Сен-Лоран. Героиней снимка стала супермодель того времени – Довима.

Ив Сен-Лоран, скетч платья Dior

Что хотел сказать Аведон? Есть несколько версий. Самая распространенная говорит о скоротечность жизни: хрупкая молодость на фоне мудрости и грусти слонов. Есть и политизированная теория. Согласно которой «покорительница диких зверей» воплощает собой ни что иное, как колониализм, в то время как слоны в цепях олицетворяют угнетенные народы.

В любом случае, Аведону фотография не нравилась. Он был недоволен работой настолько, что не включил ее свою «Автобиографию». Больше всего фотограф жалел, что на съемки не взяли вентилятор, чтобы пояс платья лег по-другому.

Ричард Аведон «Довима со слонами», Harper’s Bazaar, 1955 год

Довима же напротив осталась в восторге от съемки: «Когда мы наконец закончили, мне казалось, что слоны – мои друзья. Мы синхронно раскачивались взад и вперед».

Довима. Девочка-инвалид – супермодель – официантка

28-летняя модель находилась на пике своей карьеры и на момент съемки была большой знаменитостью.

Ее полное имя Дороти Вирджиния Маргарет Джуба. До-ви-ма появилась путем сложения первых двух букв каждого имени, когда будущей звезде было десять. Девочке диагностировали ревматизм, и до 18 лет она провела в полной изоляции, прикованная к постели. Довима стала ее воображаемой подругой и счастливым именем в будущем.

В мир моды она попала случайно и сразу оглушительно громко. Ее сразу провозгласили «суперутонченной аристократкой» и обладательницей самой тонкой талии в мире. Довима действительно была очень грациозной, объем ее талии составлял всего 48 сантиметров (при росте 176). Но вот аристократкой назвать ее было никак нельзя. Из-за болезни она пропустила школу, и пробелы в образовании часто становились объектом насмешек окружающих. Например, Довима не знала, что Египет находится в Африке, а из всех доступных книг читала только комиксы. Любимица фотографов стеснялась своих зубов (передние были выбиты в детстве) и не улыбалась на своих первых снимках.

Все заработанные деньги она отдавала мужьям. Первые два союза не были счастливыми, а второй брак и вовсе разрушил карьеру. Именно муж убедил ее повысить ставку до 75 долларов в час – немыслимой суммы по тем временам. Заказы прекратились.

В середине 1980-х уже бывшая суперзвезда работала хостес в ресторане Two Guys Pizza во Флориде. На видном месте, словно дразня ее, висела репродукция «Довимы со слонами». Но это было уже неважно, Довима вышла замуж в третий раз – за местного бармена. Последний брак принес ей счастье.

Довима умерла через четыре года после смерти супруга почти в полном одиночестве. В сейфе некогда самой высокооплачиваемой модели мира лежало всего сто долларов. 


Автор: Лариса Азанова.

почему снимок модели и слонов несколько десятилетий вызывает дискуссии

Снимок «Довима и слоны» входит в двадцатку самых дорогих фотографий в истории: десять лет назад снимок продали на аукционе в Лондоне за 1,15 миллиона долларов. Этой фотографии 65 лет, но она до сих приковывает взгляды публики и вызывает ожесточенные споры. Спросите, почему? Давайте разбираться вместе.

Ричард Аведон, автор, сделавший этот кадр и снимавший «Битлз», Мэрилин Монро, Уитни Хьюстон и других знаменитостей, был настоящим новатором в своей области. В то время все фотографы проводили съемки в студии, а модели позировали, словно статуи. Однако Аведон выбирал самые неординарные места для съемок: живая природа, зоопарки и даже цирк. Именно в цирк он пригласил звезду того времени среди моделей Довиму.

Довима на фото олицетворяет все, что было под силу модели того времени: элегантность, грациозность, роскошь. На ней модное платье, автором которого стал тогда еще никому неизвестный Ив Сен-Лоран, только начинавший работать в модном доме Dior. Довима позирует со слонами, закованными в цепи.

Именно во второй половине ХХ века произошло изменение человеческого сознания в отношении животных. В XIX веке и в начале ХХ века зверей безжалостно эксплуатировали, используя их в индустрии развлечений и делая из них цирковых знаменитостей. Вспомните диснеевский мультфильм «Дамбо» 1941 года, насколько он жесток на взгляд современного зрителя. С середины ХХ века начались дебаты о том, стоит ли вообще использовать животных для развлечений.

Другая фотография Довимы со слонами из той же серии, но менее известная

На первый взгляд «Довима со слонами» представляет собой невероятно красивый кадр со статной моделью в изящном платье и поясом из струящегося шелка. Однако это лишь на первый взгляд: красота Довимы и платья Dior обезображены слонами, закованными в цепи, которые словно в знак протеста пытаются отстраниться от прекрасной девушки. У этой фотографии есть и другое название, закрепившееся в СМИ: «Красавица и чудовище». Только вот кто именно в кадре монстр, остается решить зрителю.

Есть и другая версия: Довима олицетворяет здесь капитализм и колониализм, а слоны в цепях ― это все угнетенные народы.

Правда, сам Аведон так и не дал никакого комментария относительно того, что он хотел сказать этим снимком, возможно, критики уж слишком резко восприняли фотографию. Но ведь это определенно знак, что перед нами шедевр, если он заставляет рефлексировать даже спустя десятилетия.

Ричард Аведон вдохновляет #3

​Жемчужины Ричарда Аведона (продолжение)

Довима и слоны

«Dovima With Elephants, Evening Dress By Dior, Cirque D'hiver, Paris, August 1955» (с англ. «Довима и слоны, вечернее платье от Диор, «Зимний Цирк», Париж, август 1955 года»). Автор фотографии: Ричард Аведон (Richard

Avedon).

С 1946 года показы мод от кутюр в Париже происходят ежегодно. После революционного успеха Кристиана Диора в феврале 1947 года с дебютной коллекцией «The New Look» (с англ. «Новый Облик»), Париж возвращает себе имя мирового центра моды. Темпы экономического роста в США держат прежний курс – положительный. Высший и средний классы американцев богатеют: треть мирового экспорта товаров обеспечивает США. Появляются первые в мире кредитные карты, то есть теперь дорогие платья и аксессуары могут себе позволить те представительницы среднего класса, мужья которых располагают меньшим капиталом, но стараются подражать высшему обществу. Популярность и, соответственно прибыли от производства и продажи дорогих, разработанных во Франции, моделей одежды в США растут.

1955 год. На пике популярности находятся модели Довима (Dovima), Сюзи Паркер (Suzy Parker) и её старшая сестра Дориан Ли (Dorian Leigh). Ричард Аведон продолжает выполнять коммерческие заказы для «Harper’s Bazaar». В его снимках появляется больше театральности, зрелищности. Это отчасти следствие его детского опыта, перенёсшегося на любовь к театру в зрелом возрасте. Аведон уже попробовал свои силы в журнале, посвящённом театральной жизни – «Theatre Arts» – не только в качестве фотографа, но младшего редактора. Основа аведоновского стиля того времени хорошо выражается собственной фразой Мастера: «смысл, выкрученный на полную громкость».

На ежегодных показах в Париже Аведон ищет, как и прежде, квинтэссенцию французского на парижских улицах и заведениях, затем фотографирует в подобранном окружении свежую коллекцию. «Танцевальное па… я увидел слонов под гигантским небосклоном, спустя мгновение я уже знал, что мне нужно найти правильное платье и знал, что в этом месте есть потенциал». 1  Таким платьем оказался наряд «Soirée de Paris» (с франц. «Вечер в Париже») – дебют молодого модельера Ив Сен-Лорана (Yves Saint-Laurent), только-только пришедшего в процветающий модный дом Кристиана Диора, а местом – «Зимний цирк» в Париже.

На съёмках фотографии «Довима и слоны» в августе 1955 года. Сбоку от фотоаппарата – Ричард Аведон, правее – сын владельца «Зимнего цирка» Эмильен Буглиён (Emilien Bouglione), рядом – главный редактор «Harper’s Bazaar» Кармен Сноу, на заднем плане – Довима и слоны Фрида и Мари по бокам от неё. Автор фотографии: Сэм Шу (Sam Shaw). Правообладатель: «Sam Shaw Inc.». Источник.

Была середина дня, Аведон и Довима появились на пороге вольера, где жили животные цирка. Фотограф хотел, чтобы слоны позировали вместе с моделью. Эмильен Буглиён выделил Довиме свою комнату, чтобы та переоделась. Она вышла к животным, покормила их сахаром и морковью, привыкла к ним, а они к ней. Дальше два-три часа интенсивной работы и много фотографий (около 100 негативов за час). Аведон как всегда подвижный и энергичный, сновал по съёмочной площадке, активно менял камеры и точки съёмки. По команде дрессировщика слоны подняли передние лапы и хоботы… Щелчок затвора. Так родилась фотография, которая впоследствии стала «визитной карточкой» fashion-Аведона.

Наполненная отстранённой изящностью Довима, тонкая и хрупкая с гладкой, как шёлк ручной выделки, белоснежной кожей, подчёркнутой облегающим женский силуэт и тонкие руки платьем из однотонного чёрного бархата. Она словно готова воспарить, и в то же время прочно стоит на земле, стянута кристально чистым поясом, уверенно спадающим вниз к элегантно простому слегка заострённому носку туфельки. Женщина не то сдерживает, не то опирается на поднимающийся хобот огромного сильного животного одной рукой, и не то вопрошает, не то останавливает мощное движение другой рукой. Слоны, с их покрытой складками толстой кожей, неистовой мощью и необъятными размерами настолько сильно противопоставляются хрупкости, тонкости, изяществу, гладкости и плавности линий женщины, что невольно вспоминаешь сказку о красавице и чудовище. Это противоположность: две силы, равные по мощности и отличающиеся по образу действия, направлению. Там, где слон будет «бить посуду» сам того не желая, женщина останется спасительницей. Фотография исполнена напряжения. Кажется, ещё мгновение, ещё одно движение зверя – девичья хрупкость рассыплется на мельчайшие кусочки по твёрдой земле. Ещё один женский взгляд, один взмах рукой – грубая сила опадёт словно кленовые листья по осени.

На изображении есть примечательная деталь. Довима поднимает голову, слегка поворачивает набок и запрокидывает её назад, оголяя шею, сонную артерию – одно из самых беззащитных мест в человеческом теле. Женщина не то приглашает принести себя в жертву необузданной звериной силе, не то демонстрирует отсутствие страха перед ней. Тонкая грань в этих «не то, не то» содержит всегда, если почувствовать, уловимый аромат жизни, исполненный кажущимися противоречиями, множеством граней, каким-то мистическим образом сосуществующих вместе.

Похоже на «смысл, выкрученный на полную громкость»?

Эта фотография, как и другие коммерческие работы Аведона отчётливо вторят тенденции в американском обществе того времени. Социальный консерватизм – непреступное разграничение ролей мужчины и женщины, свойственное патриархальному укладу жизни – пришедший на смену «трудовой повинности» женщины в военное время и эстафеты ответственности и борьбы за выживание, вынужденно принятой женщинами у мужчин во времена Великой Депрессии, доведён до крайности настолько, что вот-вот даст трещину. Кажется, что ещё мгновение, и равновесие между хрупкой утончённой, почти неземной, женственностью Довимы и тяжёлой «локомотивной» мощью слонов падёт, исчезнет, испарится, раствориться словно и не было. Социальный консерватизм в США 1940-1950-ых годов, как показывает история, действительно, улетает в трубу в «свободные» 60-ые.

Художественная ценность рассматриваемой фотографии может заключаться в отчётливом выражении идеи, описанной выше (или какой-либо иной). Едва ли что-то мешает ей струиться с поверхности изображения к зрителю. Едва ли что-то препятствует, разрушает или отвлекает от неё, когда смотришь на картинку. Достаточно много деталей на разной глубине – от явных различий в формах и фактурах, до многосмысленности жестов – работают на одну и ту же задумку. И в этом заслуга Аведона-фотографа. Собрать в одном мгновении пазл, который бы символизировал некоторый смысл, понятный большинству. Так может делать человек, который не только обладает достаточным опытом в технике исполнения, что необходимо, но и чувствует малейшие движения и перемены, происходящие в окружающей его социальной атмосфере: «… уроки жизни, в награду лишь за умение наблюдать».

Такие фотографии едва ли создаются в момент спуска затвора. Они рождаются раньше в головах их авторов, а вызревают в многоподходовом осмотре контрольных отпечатков спустя несколько дней, месяцев и даже лет после съёмки и при печати (обработке), включающей в себя множественные дубли и десятки специальных операций.

Чтобы яснее выразить свою мысль о том, как «миллиметры» решают идею и задачу фотографии, покажу Вам снимок из той же съёмки:

«Dovima With Elephants, Evening Dress By Dior, Cirque D'hiver, Paris, August 1955» (с англ. «Довима и слоны, вечернее платье от Диор, «Зимний Цирк», Париж, август 1955 года»). Автор фотографии: Ричард Аведон (Richard Avedon). Источник.

Обладает ли эта фотография той же выразительностью, что её «сестра»? На мой взгляд, обладает. Но идеи фотографий разнятся. У этой, скорее, идея декоративности, формально-отстранённых роскоши и шика. Здесь меньше напряжения. Здесь слабо выраженно то состояние, когда как будто качение маятника достигает максимальной амплитуды, шарик зависает в верхней точке, и не способный в ней удерживаться сколь угодно долго он непременно падает ниц.

В первой фотографии внимания заслуживает ещё одна деталь. Цепи, опутывающие ноги слонов. Максимально противоположные герои сюжета: женщина и «чудовища», – она, жертвенно оголившая шею и стянутая роскошным поясом, притягивающем её к земле, и они, примурованные железными цепями к той же земле, становятся равноправными союзниками. Таким образом, эта деталь олицетворяет единство. Обоюдная повинность, приковывающая обе силы к одному основанию: к традиционному из века в век укладу жизни.

Единство и противоположность в этой фотографии создаёт ту самую гармонию, свойственную архитектуре Древней Греции и Древнего Рима, полотнам Яна Вермеера, Питера Пауля Рубенса, Леонардо да Винчи, Тициана Вечеллио и других мастеров визуальных коммуникаций, чьё творчество выдержало время. Присутствие гармонии выносит эту фотографию на берег Искусства, где становится малоразличимой грань между «коммерческим», жёстко ограниченным и предопределённым, и «художественным», абсолютно свободным и независимым.

Эта фотография не понравилась Аведону. Он хотел бы добавить струю воздуха, чтобы развеять ею свободное полотно пояса, и сделать линию, образуемую им, параллельной ноге слона, более диагональной и лёгкой. Сохранился ли бы тот эффект «приковывания к земле»? Возможно, в какой-то меньшей степени. Как бы там ни было, эта фотография стала олицетворением fashion-Аведона, приобрела самостоятельное от начального творческого замысла её авторов значение: стала символом американской культуры Послевоенного времени и, возможно, целого мироощущения людей без привязки к конкретным периоду и географии.

На русском языке Игорь Скрынников написал небольшое эссе, посвящённое фотографии «Довима и слоны». Наиболее примечательны в ней, на мой взгляд, три интерпретации, описанные автором. Познакомьтесь с ними.

Следующую остановку на творческом пути Ричарда Аведона сделаю в 1957 году. Фотография с изображённой на ней Мэрилин Монро (Marilyn Monroe) относится к тому же этапу в творчестве фотографа что и рассмотренное произведение, но её смысл уже связывает её с вызревающими идеями Аведона-художника.

Секс-символ

«Marilyn Monroe, Actress, New York City, May 6, 1957» (с англ. «Мэрилин Монро, Актриса, Нью-Йорк, 6 мая 1957 года»). Автор фотографии: Ричард Аведон (Richard Avedon). Правообладатель: Richard Avedon. Источник: Метрополитан-музей.

Будучи фотографом «Harper’s Bazaar» Ричард Аведон имел знакомства со многими знаменитостями, в том числе актрисами Голливуда. Для профессиональной роли, исполняемой фотографом в 1950-ые, это нормальное явление. Кинематограф является индустрией, тесно связанной с издательским бизнесом журналов о моде. Зритель смотрит на популярную актрису, и в желании подражать ей одевает «её» платья, аксессуары, перенимает стиль причёсок и макияжа, образ жизни, включающий места отдыха и принятия пищи, способы развлечений.

Образ Мэрилин Монро хорошо знаком не только в США, но и за их пределами. В 1950-ые годы он считался символом американской культуры, олицетворением идеальной женственности. Округлые открытые плечи, наполненные предплечья, округлые бёдра и оформленный живот, налитые груди, чувственные ярко-алые губы с чётким симметричным контуром, стрелки слегка раскосых глаз и увеличивающаяся к краям линия ресниц, подчёркнутые полоски бровей «домиком», выбеленные кудрявые волосы, открывающие всё лицо, свободные и в то же время, упруго развивающиеся на ветру. Всегда либо улыбающаяся, смеющаяся задорным смехом, гибкая и лёгкая в теле, либо наполненная до краёв чувственной нежности, порой, до роскошной беззащитности. Всегда с толикой загадки во взгляде и элегантном шике в жестах, походке и манере одеваться. Бесстрашная женщина, способная обнимать раскрывшего пасть тигра, и при этом выражать эмоции по-театральному ярко и чисто, что едва ли можно усомниться в их искренности.

К 1957 году Аведон уже не раз фотографировал актрису. В тот день, 6 мая, они работали в студии всю ночь. Мэрилин позировала:

«Marilyn Monroe, Actress, New York City, May 6, 1957» (с англ. «Мэрилин Монро, Актриса, Нью-Йорк, 6 мая 1957 года»). Автор фотографии: Ричард Аведон (Richard Avedon).

Ричард Аведон вспоминает: «Часами она танцевала, флиртовала и совершала все те вещи, которые делали её Мэрилин Монро. Затем наступил неизбежный упадок. Когда ночь подошла к концу, закончилось белое вино, закончились танцы, она села в углу подобно ребёнку. Всё ушло. Я увидел её неподвижной, без единого выражения на её лице. Я направился к ней, но не хотел фотографировать без её ведома. Когда я подошёл с фотоаппаратом в руках, я увидел, что она не говорит “нет”.» 2

Сама по себе эта фотография едва ли является чем-то необыкновенным, сложно создаваемым, в техническом плане. Каждый из Вас, наверное, (в моём архиве такие снимки есть) фотографировал портреты близких ему людей в моменты открытости, искренней грусти или печали, радости или нежности, другими словами, создавал портреты человека с обнажённой душой. Здесь центральная композиция с расположенными на уровне верхней трети линией глаз, пустой фон, мягкий бестеневой («голливудский») свет «в лоб» – всё просто, минималистично.

Ценность рассматриваемой фотографии, как и прежде, в её появлении «в нужное время в нужном месте».

Ассоциируется ли изображённый человек с Мэрилин Монро? С тем образом, который я описал выше, который смотрит на Вас с кадров «Некоторые любят погорячее» (на англ. «Some Like It Hot») и постеров наподобие панорамы выше? Скорее, нет. Я вижу опустошённый, потупленный (в английском языке есть точное слово – downcast) в-глубину-себя взгляд. Он растерян и, одновременно, не то тревожен, не то умиротворён, словно смотрящий перестаёт ощущать самость, отрешается, отдаёт всего себя в волю чего-то чужого, чуждого, постороннего своей внутренней природе. Даже блёстки на платье, кажутся, светятся тусклее и безжизненней.

Здесь традиционно для аведоновского стиля отражается сильный, «выкрученный на полную громкость» смысловой контраст, приобретаемый в контексте известного и привычного образа Мэрилин Монро. Этот контраст подчёркивает важная деталь, без которой рассматриваемая фотография даже в своём историческом, культурном контексте, имела бы, скорее всего, меньшую силу. Обратите внимание на внешние, «рекламируемые», атрибуты, такие как причёска, оформленные яркие губы и роскошное платье с блёстками и V-образным вырезом, подчёркивающим соблазнительной формы грудь. Они напоминает о Мэрилин Монро. Им в противопоставление ставятся атрибуты личности – взгляд, мимика лица и жесты – опущенные плечи и руки-плети. Они говорят о человеке.

Эта фотография – противопоставление «внешнего» и «внутреннего», образа и личности, иллюзии и обратной её стороны. Нормы Джин Мòртенсон, росшей в бедности и без отца, с душевнобольной матерью, с чередой отчимов и приёмных семей, испытавшей попытки изнасилования и побои ревнивого мужа, и Мэрилин Монро, богатой, знаменитой, элегантной и роскошной женщиной, желанной большинством американских мужчин 1950-ых вне зависимости от положения на социальной лестнице и являющейся объектом подражания многих женщин. Это демонстрация пропасти, бездны, между человеком, какой он есть, и созданным образом, который живёт отдельной жизнью и имеет мало общего с его носителем. Метко эту идею подкрепляют слова самого Аведона: «Мэрилин Монро не была конкретным человеком. Мэрилин Монро – её самой изобретение, гениальное изобретение, которое она создала, как автор книги создаёт героя» 3 .

Подумайте, в чём здесь может выражаться единство. И, вообще, выражается ли оно в этой фотографии?

Если бы я изучал только лишь это изображение, то в этом месте я бы поставил точку. Однако, рассматриваемое произведение находится в рамках статьи, посвящённой всему творчеству Ричарда Аведона в связи творчества с личностью автора. Предлагаю проанализировать её значение и в этом контексте.

Если оторваться от изображённого конкретного человека, то знаменитый снимок Ричарда Аведона может олицетворять столкновение «индивидуального» и «общественного». Проблему непреодолимого различия между тем, кем человек является, его представлением о себе и представлением о нём других людей, то есть общества. С этим конфликтом с рождения сталкивается каждый человек будучи «существом социальным».

С одной стороны, образ – это эффективный торговый приём, который начали использовать в викторианскую эпоху с появлением механизированного производства и, как следствие, первых реклам товаров и услуг. Ранее, когда создавались штучные продукты рассчитанные на локальную аудиторию, работало преимущественно «сарафанное радио». Идеализированный относительно желаний и потребностей общества образ вызывает доверие и назначает статус неизвестному, будь то к последней коллекции одежды от Диор или отдыхе в «Кафе де Флор» в Париже, ассоциированными с этим образом. Образ способен стимулировать определённое поведение в обществе, например, страсть к новинкам, покупкам в долг, и мнение, что Париж является центром мировой моды. Доверие покупателя к рекламируемому товару и статус, который обеспечивает наличие товара в руках покупателя, создаёт поток продаж.

С другой стороны, культивирование образа – это своеобразная форма ухода от действительности для его носителя. Образ замещает человека. Если последний не удовлетворён собой, своей жизнью, своим прошлым, другими словами, недостаточно уверен в себе, он может создать образ, чтобы компенсирует потерю или нехватку каких-либо событий или состояний. Аналогичный эффект – уход от разнообразия собственных чувств и эмоций, потребностей души – обеспечивают химические вещества, воздействующие напрямую на дофаминовые рецепторы в мозгу человека. Таким образом, образ помогал своему носителю существовать и жить той жизнью, в которой носитель нуждался, и одновременно, превращал его в заложника собственных особенностей личности.

Ричард Аведон, непосредственно работающий в рекламной индустрии, как я отмечал ранее, осознавал её механизмы и методы. Это одна из причин его постоянной востребованности как fashion-фотографа (его карьера в этом направлении равномерно длилась более 55 лет) и сопутствующего коммерческого успеха. Однако, возможно, фотограф представлял меньшие масштабы возможных последствий. Рассматриваемое изображение Мэрилин Монро является одним из многих того периода (с начала 1950-ых годов), в котором он впервые в своём творчестве исследует природу известности, влияние образа, взаимоотношения носителя образа и самого образа. Он ведёт эти исследования не из общего, «философского», интереса, а в разрезе глубокого личной потребности. Аведону 34 года, он знаменитый в США и Европе и хорошо оплачиваемый фотограф, другими словами, он тоже celebrity (с англ. «знаменитость»). Эту точку зрения подкрепляет его более поздняя собственная фраза: «В фотографии нет истины. Не существует истинного знания о личности какого-либо человека. Мои портреты в большей степени обо мне самом, чем о людях, которых я фотографирую. Я привык думать, что портрет – это результат взаимного обмена, результат чего-то, что происходит между тем, что фотографируемый субъект хочет показать, и тем, что фотограф хочет запечатлеть. Сейчас я думаю, что это совсем не так» 4.

Следующая фотография, которую я рассмотрю, относится к fashion. Она стала настолько популярной, что после появления в «Vogue» разошлась в виде постера в объёме двух миллионов копий. Предлагаю познакомится с ней поближе. Для этого я пропущу несколько страниц истории и отправлюсь в 1981 год…

Примечания:

1 Оригинальный текст: «A position in dance... I saw the elephants under an enormous skylight and in a second I knew I then had to find the right dress and I knew that there was potential here» ([1]). Обратно к тексту.

2 Оригинальный текст: «For hours she danced and sang and flirted and did this thing that’s—she did Marilyn Monroe. And then there was the inevitable drop. And when the night was over and the white wine was over and the dancing was over, she sat in the corner like a child, with everything gone. I saw her sitting quietly without expression on her face, and I walked towards her but I wouldn’t photograph her without her knowledge of it. And as I came with the camera, I saw that she was not saying no.» ([2], 12 абзац). Обратно к тексту.

3 Оригинальный текст: «There was no such person as Marilyn Monroe. Marilyn Monroe was an invention of her, a genius invention, that she created like an author created a character» ([3], 40:45 – 40:55). Обратно к тексту.

4 Оригинальный текст: «There is no truth in photography. There is no truth about anyone’s person. My portraits are much more about me than they are about the people I photograph. I used to think that it was a collaboration, that it was something that happened as a result of what the subject wanted to project and what the photographer wanted to photograph. I no longer think it is that at all» ([4], 11 абзац). Обратно к тексту.

Источники:

В порядке упоминания в статье

[1] (англ.) Заметка от 29 сентября 2015 года о фотографии «Довима и слоны» на сайте журнала модного дома «Диор». Источник.

[2] (англ.) Эссе «Richard Avedon: Avedon’s Endgame (2002)» (с англ. «Ричард Аведон: Эндшпиль Аведона (2002)»). Источник.

[3] (англ.) Документальный фильм «Richard Avedon: Darkness and Light» (с англ. «Ричард Аведон: Тьма и Свет»). Источник.

[4] (англ.) 50-минутная статья Эрика Кима (Eric Kim) «5 Lessons Richard Avedon Has Taught Me About Street Photography» (с англ. «5 уроков об уличной фотографии, поданных мне Ричардом Аведоном») содержащая множество полных цитат Ричарда Аведона, в том числе цитаты, редко встречающиеся в других источниках. К сожалению, выдержки приведены без указания их первоисточников. Источник.

«ДОВИМА И СЛОНЫ» Фотография Ричарда.

. | Модели и Фотографы Екатеринбурга
«ДОВИМА И СЛОНЫ»
Фотография Ричарда Аведона (1955 г)

Это один из самых знаменитых и самых дорогих снимков в истории фотографии. Он снят более полувека назад для рекламы новой коллекции Кристиана Диора, «Осень-зима – 1955» и до сих пор приковывает внимание зрителей.

Впервые фотография была напечатана в сентябрьском номере знаменитого журнала мод Harper’s Bazaar. Элегантное черное платье на модели — первая работа тогда никому не известного 19-летнего юноши, которого мэтр Диор недавно взял в ассистенты. Звали юношу Ив Сен-Лоран.

Ричарду Аведону (Richard Avedon) было тогда 32 года. Он уже был знаменитым и высокооплачиваемым фотографом. Фотографом-революционером — в те годы было принято снимать моделей в студии, в довольно статичных позах. Аведон же предпочитал необычные места для фотосессий, стремился передать движение, запечатлеть жизнь. Ему заказывали снимки журналы Vogue, Harper’s Bazaar, Look, Life, Theatre Art.

Довима в тот момент самая высокооплачиваемая модель Vogue, первой получившая приставку «супер-» к названию своей профессии, она воплощала все идеалы красоты и стиля тех лет: элегантность, роскошь, аристократическую отстраненность.

Этот снимок - слово танец, словно балет из волшебного сна, и она - главная героиня. Грациозная и утонченная, она стоит между двумя огромными животными, хрупкая женщина...

«Я увидел слонов под огромным куполом и сразу всё понял. Мне нужно было подобрать правильное платье и я уже знал, что это должно быть похоже на сцену из сна» - Ричард Аведон

За два-три часа интенсивной работы было сделано множество фотографий (около 100 негативов за час). Аведон, как всегда подвижный и энергичный, сновал по съёмочной площадке, активно менял камеры и точки съёмки. По команде дрессировщика слоны подняли передние лапы и хоботы… Щелчок затвора...
Так родилась фотография, которая впоследствии стала «визитной карточкой» fashion-Аведона.

от Лейбовиц до Хльмута Ньютона – FAVOT.ru

Как Новый год без фильма «Один дома», как «Завтрак у Тиффани» без Одри Хепбёрн, как британский рок без Pink Floyd — глянец не может существовать без фотографий. Мы поговорим о легендарных снимках для журналов, узнаем, какая история стоит за ними и как на фотографии отреагировала аудитория.

1. Ричард Аведон («Довима и слоны») 

Это самый узнаваемый снимок Аведона — фотография модели Довимы в окружении слонов. Съемка проходила в Париже летом 1955 года, в здании Зимнего цирка. Утонченное платье на модели — работа 19-летнего ассистента Кристиана Диора. После смерти своего учителя он откроет собственный модный дом. Конечно, это Ив Сен Лоран. 

Фотографу на момент съемки было 32 года. Он уже нашёл собственный стиль — его «живые» фотографии контрастировали с классическими студийными снимками. Он был одним из первых, кто показал, что модель — больше, чем «вешалка» для одежды. Довима тоже была знаменита. Самая высокооплачиваемая модель «Vogue» со строгой, но живой красотой, она очень полюбилась Аведону. Он называл её «самой удивительной и необычной красавицей своего времени».

Снимок оброс теориями и догадками, как плющом. Есть предположение, что девушка на фотографии — воплощение хрупкой, трагической красоты. Причина этому кроется у истоков карьеры Ричарда Аведона: его первая муза, родная сестра фотографа Луиза, сошла с ума.  

Другие говорят, что автор изобразил скоротечность жизни. Нежная красота юной Довимы оттеняется огромными, повидавшими жизнь слонами. Тема старости проходит красной нитью сквозь всё творчество Аведона. 

Интересно, что автор снимком был недоволен. Пересматривая его позже, он говорил, что надо было принести на съемки вентилятор — чтобы пояс лег по-другому. Самая знаменитая и самая дорогая фотография Аведона, «Довима и слоны», не вошла в его книгу «Автобиография».

В преамбуле статьи мы уже упоминали Одри Хепбёрн. Испанский «Harper’s Bazaar» назвал лучшие, по мнению редакции, работы Аведона из прошлого столетия и поместил их на обложку одного из своих летних номеров. Туда вошёл и снимок актрисы. 

А это легендарная Твигги — новый идеал красоты в безбашенные 60-е. Эта съемка — целая веха в истории моды. После публикации фотографии в fashion-индустрии началась революция, и прожекторный свет упал на нестандартных, живых моделей. В жизни Ричарда Аведона тоже произошли перемены — в 1966 году он завершил свое сотрудничество с журналом «Harper’s Bazaar», и перешел в «Vogue», где проработал до 1990 года.  

Фотосессия «Я люблю змей», июнь 1981 года. Ричард Аведон фотографирует для журнала «Vogue». Ещё при сотрудничестве с «Harper’s Bazaar» он создаёт образы совместно со стилистом, а позже креативным директором Полли Меллен. Они приехали в Лос-Анджелес, чтобы сфотографировать актрису и модель Настасью Кински. Когда Полли спросила, какую фотографию хочет сделать Кински, модель сказала: со змеёй. 

Настасья 2 часа лежала на бетоном полу обнаженной — дрессировщик никак не мог положить питона так, чтобы это выглядело естественно. Аведон рассказывал: «Змея уползала, дрессировщик переворачивал её и так и сяк. Я делал снимки с его ногами, вылетающими из кадра, но они всё равно оставались на фотографиях…Происходящее походило на настоящий fashion-ад».

И тогда модель решила расслабить тело, чтобы питон мог ползти так, как ему хочется. Змея добралась до уха Кински и «поцеловала» его. Фотографу удалось поймать момент — так получился культовый снимок. Фотография была опубликована в «Vogue» спустя четыре месяца и разошлась в виде постеров двумя миллионами копий.

Библейские мотивы, история о Красавице и Чудовище — снимок до сих пор приобретает новые прочтения. Каждый находит в нём что-то своё. 

2. Энни Лейбовиц («Джон Леннон и Йоко Оно») 

Джон Леннон в объективе Лейбовиц появился ещё в 70-е, когда молодая и неизвестная девушка только начинала работать в «Rolling Stone». Свою лучшую обложку фотограф сделала в 1980 году. Бывший участник «The Beatles» попросил Лейбовиц сфотографировать его вдвоём со своей женой, художницей  Йоко Оно. Обнаженный и беззащитный, Леннон прильнул к телу любимой женщины (очень важно, что он лежит в позе эмбриона — показывая свою уязвимость). Позже Энни скажет, что герои фото не репетировали перед съёмкой, а поза Леннона была спонтанной и «очень сильной».

Спустя пять часов после фотосессии великий музыкант был застрелен, а выпуск номера «Rolling Stone» со знаменитой обложкой вышел посмертно без заголовков 22 января 1981 года. Фотография стала одной из лучших журнальных обложек по версии Американского общества редакторов.

Лейбовиц приглашали сделать для «Vanity Fair» фотопортреты королевы Елизаветы II, которую она уговорила на снимок без короны и шляпки. Съемки проходили в Букингемском дворце и Винздорском замке. Последний английская королева считает символическим, сакральным местом, где она всегда чувствует себя расслабленно и спокойно. Именно в нем маленькая Елизавета пряталась с сестрой, принцессой Маргарет, от немецких бомбардировщиков во время войны.

В 2007 году Энни Лейбовиц работала над рекламным роликом для Louis Vuitton, а позировал ей сам Михаил Горбачев. За его спиной можно увидеть Берлинскую стену — сняться на её фоне предложил бывший глава Советского Союза. 

3. Хельмут Ньютон (для рекламы парфюма) 

Более полувека — с 1950-х до 2004-го — он снимал для «Vogue» и других журналов обнаженных девушек. Его называли извращенцем, умалишенным, но никто не отрицал гения Ньютона. Стоит отметить, что фотограф уважал женщин. «Меня интересуют только сильные, независимые женщины», — говорил он. Героини его снимков — смелые, самодостаточные и напористые. Они хозяйки положения. 

Его однофамилец положил начало научной революции, а Хельмут Ньютон — революции сексуальной. Когда фотограф был в Индии, его удивило, что местные женщины убирали полу платья между ног, когда садились, а садились они «по-мужски». На снимке видно, как впечатлил Ньютона этот необычный ритуал. Полли Меллен, креативный директор «Vogue», рассказывала, отчего фотография произвела такой фурор: «Женщина раньше была объектом желания, а теперь мы видим женщину, которая смотрит на мужчину с вожделением. Тогда эта идея была радикальной».

 На редакцию набросились с гневными письмами, даже семья Полли Меллен осудила её за публикацию фотографий в журнале. Но сотрудница «Vogue» гордится своей работой. Она заставила людей задуматься о правах и желаниях женщины, когда это было немыслимо. 

4. Ирвинг Пенн («Пчела на губах»)

«Фотография торта может быть искусством» — говорил Ирвинг Пенн. Он совмещал в себе fashion-фотографа и художника. Наверное, поэтому к нему тянулись такие люди как Дали или Пикассо. Мастера ценят за его внимание к деталям, редкий композиционный дар и небанальное отношение к гламуру.

В 1995 году Ирвинг Пенн сделал серию фотографий для «Vogue» с незатейливым названием «Пчела на губах». Снимки стали хрестоматийными: ученики художественных вузов смотрели на идеальную композицию, игру красок и света, точное расставление акцентов. 

И снова съёмкой руководила Полли Меллен. Она рассказывала, как на кастинге выбрали самую «отчаянную модель», которая согласилась рискнуть и посадить себе на губы пчелу. Потом девушка приоткрыла рот, чтобы пчела села ей на язык. Ни пчела, ни модель не пострадали, а фотография стала одной из самых узнаваемых работ Пенна.

Этот снимок Ланы Дель Рей, сделанный в 2012 году для журнала «Interview» — цитата на Пенна. Потом мы увидим Билли Айлиш с пауком во рту в клипе «You Should See Me In A Crown» — и композиционно кадр тоже напоминает «Пчелу на губах».

Ричард Аведон: американская легенда | Блогер elena_dokuchaewa на сайте SPLETNIK.RU 18 июля 2016

Ричард Аведон родился в Нью-Йорке 15 мая 1923 года. Его предки эмигрировали из России в конце 19-го века, и русская тема тонко прослеживалась в его огромном фотонаследии. Начиная с того, что первой моделью маленького фотографа Ричарда был его сосед, великий русский композитор Сергей Рахманинов. «Шпион» с фотоаппаратом караулил мэтра в вестибюле дома, всячески старался обратить на себя внимание. «Я хотел, чтобы он увидел меня, признал меня, так или иначе», - говорил Аведон одному французскому журналисту несколькими годами позже. «Я хотел, чтобы он дал мне что-то от себя, что-то, что бы я мог хранить, что-то тайное и постоянное, которое бы соединило меня с ним». К сожалению, снимок великого композитора ныне утерян, но это был первая работа в частном пантеоне великих портретов Аведона. Интересно, что с детства Аведон мечтал стать поэтом, склонность к литературе проявилась в его работе в качестве со-редактора литературного журнала «The Magpie» средней школы Клинтона, в которой он учился. А в 1941 году он даже стал лауреатом поэтического конкурса городских средних школ Нью-Йорка.

В 1942-1944 годах Ричард служил в морской пехоте. После армии, решив посвятить себя фотографии, он создал портфолио и отнес его арт-директору журнала «Harper’s Bazaar» Алексею Бродовичу.

40-е годы ХХ века – это расцвет Кристиана Диора и эпоха New Look, на смену сдержанности военного времени приходят элегантность и шик. В истории моды начался новый виток. Одними из тех, кто стоял во главе фешн-индустрии тех лет, были журналы «Harper’s Bazaar» и «Vogue». Именно с ними и сотрудничал Ричард Аведон

Аведон принадлежал к тем, кто сформировал новое видение моды, свежий взгляд на рекламную и фешн-фотографию. Совместно с Ирвином Пенном Ричард открыл миру всю уникальность и выразительность студийных съемок.

50-е годы стали расцветом творчества Аведона. Самой яркой и известной моделью тех лет была неповторимая Довима, вдохновлявшая ведущих кутюрье тех лет: Кристиана Диора и Жака Фата. Одним из самых лучших снимков прекрасной модели стал тот, на котором Довима была изображена в окружении слонов. Его автором был Ричард Аведон.

«Довима со слонами, вечернее платье от Dior»

В 1956 году его пригласили стать консультантом и фотографом на съемках фильма «Fanny Face», с Фредом Астером и Одри Хепберн в главных ролях. Фред Астер сыграл популярного модного фотографа Дика Эйвери, в котором угадывались черты Ричарда Аведона. Аведон, кстати, предоставил некоторые из своих фотографий для этой постановки, включая знаменитый потрет Одри Хепберн, на котором видны только глаза, брови и губы актрисы, но не узнать ее невозможно.

В 1958 году журнал «Популярная фотография» признал Аведона одним из 10 великих фотографов мира.

Хотя в модной съемке Ричард Аведон нашел свое призвание, он никогда не ограничивался только фэшн-фотографией. С 1952 по 1954 год, не прекращая сотрудничество с модными изданиями, Аведон был редактором и фотографом в журнале «Театральное искусство».  

Работы с 1951 по 1960:


Некоторым подведением итогов за этот период стал альбом фотографий Ричарда Аведона под названием «Наблюдения» («Observations»), который вышел в 1959 году. Он интересен тем, что над ним работали три знаменитости: Ричард Аведон (автор фотографий), Алексей Бродович (автор полиграфического оформления) и Трумен Капоте (автор текстов).

При этом, в угоду дизайнерским изыскам Бродовича, Капоте пришлось изменять текст таким образом, чтобы каждый абзац начинался с определенной буквы. В 1962 году в Смитсоновском институте Вашингтона прошла авторская выставка Ричарда Аведона, в оформлении которой также участвовал Алексей Бродович. Известный дизайнер вообще принимал участие в судьбе Ричарда Аведона вплоть до конца своей жизни. Однако, не в последнюю очередь благодаря непростому характеру Бродовича, их отношения нельзя назвать безоговорочно дружескими - дизайнер и фотограф навсегда остались строгим учителем и «нерадивым» учеником. «Он так и умер, ни разу не похвалив меня», - с горечью сказал Ричард Аведон после смерти Алексея Бродовича в 1971 году.

В 1966 году Ричард Аведон расстался с «Harper's Bazaar» и перешел в «Vogue». На страницах этого журнала он открыл миру модель Твигги, которая стала идеалом новой красоты.

Для «Vogue» Аведону позировал Энди Уорхол со свежими шрамами после операций и Ринго Старр с белым голубем на руке.

Лукино Висконти, Фрэнк Заппа, Боб Дилан - список знаменитостей, представших перед нами на фотопортретах работы мастера можно продолжать и продолжать. 

Излюбленный прием фотографа при портретной съемке - нейтральный, по преимуществу белый фон. Благодаря ему, персонажи Аведона оказывались вне предметного контекста, который способен отвлечь зрителя от личности модели. Сам фотограф писал об этом так: «Я всегда, с самого начала, пользовался белым фоном. Серый фон - только тогда, когда присущий ему викторианский романтизм входит в конфликт с объектом съемки, как это видно на примере Энди Уорхола, демонстрирующего свои шрамы. При работе с белым фоном очень трудно удержаться от того, чтобы графичность не вышла на первый план». 

Но на фотографиях Аведона появились и герои, далекие от гламура - ведь шли семидесятые, время хиппи и войны во Вьетнаме. В разгар вьетнамской войны Аведон приехал в Сайгон для фотосъемки американских солдат. Это поездка принесла ряд снимков (например, очень известный «Армия США с вьетнамскими женщинами. Сайгон»), при работе над которыми Аведону удалось очень успешно испытать себя в новом жанре военного репортера. 

К этому времени перестал восприниматься как фэшн-фотограф, а слава его шагнула далеко за пределы модных журналов. Выставочные залы Америки буквально боролись за каждую экспозицию Аведона - выставки следовали одна за другой. В 1970 году в Институте Искусств (Миниаполис) прошла выставка Ричарда Аведона - ретроспектива портретов, сделанных в 1945-1970 годах. В 1974 году нью-йоркский Музей современного искусства показал экспозицию, посвященную отцу фотографа. В следующем году в Нью-Йорке состоялась выставка «Портреты» (1969-1975 гг. ), в которую вошли в том числе и работы антивоенной тематики. В 1978 и 1980 годах в музее Метрополитан (Нью-Йорк) и Музее Института искусств (Беркли) прошли ретроспективы фэшн-фотографий Ричарда Аведона. Активно издавались и фотоальбомы: «Портреты» («Portraits», 1976 г.), «Аведон: Фотографии», 1947-1977 гг. В 1976 году в журнале «Rolling Stone» были опубликованы фотографии серии «Семья», которые также объединяются в своеобразный альбом, посвященный известным политикам и бизнесменам. 

Между тем фотограф, при жизни признанный классиком, отнюдь не почивал на лаврах. Более того, к концу семидесятых годов он выработал новую стилистику «реальной» фотографии. Вместо гламурного сияния этот стиль давал портреты, отчетливо прорисованные до последней морщинки, шрама, родинки. Таким образом был выполнен альбом «Американский запад» («In The American West», 1985 г.) - строго фронтальный ракурс, нейтральный фон, единственный объект в центре кадра. Это снова была революция, но если идея привнесения в моду жизни, с которой началась карьера Аведона, сразу нашла множество поклонников, то новая «минималистическая» стилистика автора поначалу понравилась далеко не всем.  

Портреты 1979-1984 годов, объединенные в проект «Американский запад», казались странными, выставку принимали не все музеи, а критика восприняла альбом негативно. Например, в журнале «Искусство в Америке» («Art In America») появилась статья Макса Козлова, в которой говорилось: «Он (Аведон) изображает американский запад, как быдло, состоящее исключительно из уродов». Многие критики просто отказывались считать эти работы предметом искусства. Лишь годы спустя фотографии альбома «In The American West» заняли подобающее им место в мировом культурном наследии - как уникальные художественные документы, непредвзято запечатлевшие целую эпоху. 

С 1992 года Ричард Аведон работал штатным фотографом в еженедельнике «The New Yorker». Без портретов его работы не обходилась ни одна более или менее значимая статья. Параллельно Аведон занимался и собственными проектами. Одним из таких проектов была серия под названием «За демократию». При работе над ней на 82 году жизни Ричард Аведон скончался от кровоизлияния в мозг.  

Ричард Аведон и Твигги в парижской студии 1967.

Барбара Стрейзанд, 1965

Рене, 1947 из коллекции Диора

Человек в шляпе, Италия 1948

Элиза Даниелс, 1948

Мэрлин Монро. Нью-Йорк 6 мая 1957


Момент работы.


Модель Кармен. Париж, 1957. Была одной из муз Сальвадора Дали.

Марлон Брандо, 19 апреля 1951.

Сьюзи Паркер и Робин Тэттерсолл. Париж, площадь Согласия 1956

Таким мы ещё Чарли Чаплина не видели . Нью-Йорк 13 сен 1952

Одри Хепберн, 18 декабря 1953.


Рудольф Нуриев,1962. Он великий балерун. Он даже на фото парит.

Mikhail Baryshnikov and Jon DeVries by Richard Avedon for 'Forbidden Christmas or the Doctor and the Patient, 2004


Верушка и Ричард Аведон, 1967.

Она же Верушка, 1967. 

Сюзи Паркер, 1962. «Он был самим замечательным человеком в этом бизнесе, потому что первым понял: модели – это не просто вешалки для одежды».

Боб Дилан. Нью-Йорк, Гарлем 4 ноя 1963

Боб Дилан. Нью-Йорк 10 фев 1965. Снимали после дождя, и мне так нравиться свечение на заднем плане. Как будто что-то сверхъестественное.

Катрин Денев. 22 сентября 1968

София Лорен, 2 октября 1972. Одна красивая женщина за другой.

Элизабет Тэйлор, 1 июля 1964.

Энди Уорхол, 1969. В 1968 феминистка Валери Соланас три раза выстрелили в живот Энди, он остался жив, но шрамы всегда напоминали ему об этом.


Он всегда боялся, что следующий снимок может быть хуже предыдущего, это чувство преследовало его всю жизнь. Заканчивая одну фотографию он уже думал о следующей, выстраивая сюжет.

«Это как проклятие, — говорит он. — У меня нет покоя в душе. Я постоянно работаю и уже перестал понимать, что можно делать, кроме работы. Это слоган моей жизни: «Я обдумываю следующую фотографию»».


Джин Шримптон, 1965

Твигги, 1968

Майя Плисецкая, 1966

1962 год

Шер, 1974

Чина Мачадо, 1965

Джин Шримптон, 1970

Верушка, 1972

Настасья Кински, 1981. Для этого снимка Настя пролежала 2 часа на холодном цементном полу, так же ей надо было зажать хвост удава косточками щиколоток. Она лежала не двигаясь, даже не шелохнулась когда змеиный язык коснулся мочки уха. На фото это прекрасно видно.

Германия, Берлин, Бранденбургские ворота; Канун Нового 1989 года. Год падения Берлинской стены. Можно только гадать, что конкретно празднует этот человек.

Стефани Сеймур

Маглозия Бела и Жизель Бундхен, 2000

Кутюрье Джон Гальяно. Нью-Йорк 9 дек 1999

Бьорк. Нью-Йорк 2 июня 2004

Ирвин Лазар, Элизабет Тэйлор и Джек Николсон, 29 марта 1993.

Ричард Аведон и Одри Хепберн

Просто Одри

 

Софи Лорен и Ричард Аведон, 1966

Миа Фэрроу, 1966. Это от нее Вуди Аллен ушел к её приемной дочери, после 12 лет отношений.


Верушка Нью-Йорк 1967 январь. Дочь немецких аристократов, а говорила всем, что из России, поэтому придумала себе такое экзотическое имя )))))


Она же в 1966.

Снимок называется «Собрание» 15 октября 1963 г.

Сид Чарисс, 1961. Американская танцовщица и актриса. Уже в 1952 году она застраховала свои ноги на 5 миллионов долларов, это была самая высокая сумма страховки в те года.

Туфелька (дизайн от Перуджи). Париж, площадь Трокадеро авг. 1948

Дориан Ли. 1949. Одна из первых моделей, получившая широкую известность.


Дориан Ли и велогонщик. Париж 1949

Сьюзи Паркер, Париж 1952. Сьюзи родная сестра Дориан Ли, она младше её на 12 лет. Сьюзи было 15 лет, когда Дориан (уже была очень известна) организовала для Сьюзи встречу в модельном агентстве, позже она также станет актрисой.

Сьюзи и Робин Таттерсолл, Мулен Руж, Париж 1957. В 1-ой части было ещё одно очень красивое совместное их фото.


Сьюзи Паркер, авг. 1956


Сьюзи Паркер, Робин Таттерсолл и Гарднер МакКей. 1956

Кэтрин Хепберн. Нью-Йорк 2 марта 1955. У Кэтрин кстати 4 Оскара, больше чем у кого-либо.

Коко 1958

Бриджит Бардо в парижской студии 27 янв. 1959

Довима. Париж янв. 1955. Была музой таких домов моды как Christian Dior, Yves Saint-Laurent.

Довима, 1950. Была самая высокооплачиваемая модель, $75 в час.

Ричард называл её «самой удивительной и необычной красавицей своего времени». А фотография, сделавшая её популярной «Довима со слонами» (она в 1-ой части) была продана на аукционе Кристис за 841.000 €.

Довима. Египет янв. 1951

Кстати, она сыграла в фильме с Одри «Забавная мордашка». (Снимок не из фильма)

Альфред Хитчкок, 16 марта 1956

 

Одри Хепберн (а также Арт Бухвольд, Симон, Барбара Маллен, Фредерик Эберстадт и Кернан Реджинальд) (вечерние туалеты от Бальмы, Диора и Пату) авг. 1959

Мария Каллас, 1970. Какие у нее тут глаза!! Я в них вижу и боль, и злость, и удивление. Шикарный Автопортрет.

Карита Маттила. 1975

Верушка, 1972


Настасья Кински, 1982

Стефани Сеймур в фотосессии Ричарда Аведона, 1994 год

Она же в 90-е.




Лиса Бигелоу и Альфред Лэсли, 1960. 

Майя Плисецкая. 1966

Дети Пабло Пикассо, Клод и Палома Пикассо. Париж 25 янв 1966

Убийца Дик Хикок. Канзас, Garden city 15 апр. 1960. Обратите внимание на лицо, как два разных человека, что свойственно убийцам.

Певица Дженис Джоплин. Техас, Порт Артур 1969

Тилли Тиззани, 1964. Известная в свое время модель.

Жена Ричарда Аведона, Эвелайн Аведон. Нью-Йорк 23 июля 1975

Отец Ричарда,Якоб Исраэль Аведон, 1975.

Тина Тернер, 1971

Бьянка Джаггер, 1972

Санни Харнетт, 1954. Модель и актриса, тоже снялась в «Забавная Мордашка».

Санни Харнетт. Париж, Казино Ле-Туке

Певица Мариан Андерсен. Нью-Йорк 30 июня 1955

Марк Шагал, 1959

Герцог и герцогиня Винздор. Нью-Йорк. Waldorf Astoria, номер 28А. Снимок сделан в гостинице ))))

Герцог Виндзорский отрекся от престола в 1936 и наследником стал Георг Шестой, который был заикой (Колин Фёрт «Король говорит»). Существует 2 причины отречения от престола: он был влюблен и женился на разведенной американке Уоллис Симпсон (на фото), и как он говорил: «Я нашёл невозможным… исполнять обязанности короля без помощи и поддержки женщины, которую я люблю»; вторая причина — вся любовь была прикрытием его нездоровой симпатии к Гитлеру, поэтому и отрекся. В жизни они прослыли отвратительной и бесчувственной парой. Аведон хотел показать их другими, и перед тем как щелкнуть затвор камеры, соврал, что по дороге к ним на съемку, его такси задавило собачку. Ричард Аведон: «Они любили собак больше, чем они любили евреев».

Элиза Даниелс, 1948

Элиза Даниелс и уличные актеры, Париж 1948

Кристиан Берард и Рене, 1947

Джорджия Хэмилтон, 1953

Марго Маккендри и Чина Мачадо, 1961

«Каждый фотографирующийся знает, что его фотографируют. Поэтому он неестественен, он поневоле создает образ самого себя. Но есть еще и мои представления. Мое «я» вступает в отношения с «приготовленной» личностью модели. Ответ, полученный в результате — производное от тех взаимодействий, которые происходят прямо в студии. Это химический процесс».

Данни Веил, 1962. Писательница.

Ингрид Бергман, 1962

Михаил Барышников и Твила Сарп (тоже танцовщица), 1975

Ингрид Боултинг, 1970

Наталья Семанова, 1998

Маурицио Кателлан, 2004. Одна из последних фотографий.

 

Джон Кеннеди и его дочка Каролина. Она единственный их ребенок из 4-ых, оставшийся в живых, все остальные умерли ((((

Снимки, которых я не нашла названий и моделей ((((

Скорее всего из рекламы одежды.


Вроде как Сьюзи Паркер

Ричард Аведон и Фред Астер за работой, ничто не помеха )))

Все новое это хорошо забытое старое. .

 Dovima by Richard Avedon.

Ричард Аведон часто многие фотографии делал “первым”. На обложке Harper Bazar в 1965 впервые для женского модного журнала появился мужчина - Стив Маккуин. Его голову обнимает рука модели Джин Шримптон со множеством браслетов. В 2010 году фотограф Дэвид Слайпер повторил сцену на обложке GQ Australia, изобразив человека года - Райана Квэнтина.

Были у него и такие снимки ))))

Вики Гилберт в рекламе духов Chanel No.5. 

Audrey Hepburn, photo by Richard Avedon, Harper's Bazaar, September 1961

Kate Moss Photography by Richard Avedon For Versace Campaign Fall 1996

Calvin Klein Jeans Brooke Shields  ©Richard Avedon

А на Заречной улице весна))

Та фотосессия, что побудила меня написать этот пост. 22 декабря 1958 годаMarilyn Monroe позировала фотографу Ричарду Аведону. Он решил сделать фотосессию в которой Монро должна была изображать кинозвезд прошлых лет. В итоге получилось следующее:

 

 Marilyn Monroe as Lillian Russell


 

 

Marilyn Monroe as Marlene Dietrich

 Marilyn Monroe as Clara Bow


 

 

Marilyn Monroe as Jean Harlow

Ричард Аведон: «Удиви меня. Каждый снимок должен изумлять!»

4 вещи, о которых вы не знали, что слоны делают для вас

Примечание редактора: 18 апреля 2018 года Conservation International выпустила фильм о виртуальной реальности «Моя Африка». В фильме рассказывается история молодой женщины самбуру из Кении, чье сообщество работает над спасением слонов, воссоздавая древнее сосуществование людей и дикой природы. В честь этого фильма Conservation News рассказывают истории о людях, местах и ​​дикой природе «Моя Африка».

Этот пост был обновлен 10 сентября 2020 г.

Исследования показывают, что в дикой природе осталось всего около 415 000 африканских слонов, по сравнению с более чем одним миллионом поколений назад. Каждый год десятки тысяч слонов убивают браконьеры, ищущие слоновую кость, и другие формы конфликтов.

Помимо того, что слоны удивительные существа, они на самом деле делают жизнь всех нас лучше, иногда удивительным образом. В этой статье Human Nature исследует четыре способа, которыми слоны могут принести пользу вашей жизни.

1. Слоны сажают деревья и борются с изменением климата.

Исследования показали, что слоны помогают защитить здоровье лесов в Центральной Африке, разнося семена деревьев. Поскольку слоны перемещаются на такие большие расстояния, они играют ключевую роль в распространении саженцев деревьев повсюду. Ученые задокументировали более низкое разнообразие деревьев в лесах, потерявших слонов, что означает менее здоровый и устойчивый лес. Сохранение здоровья лесов гарантирует, что они будут продолжать накапливать углерод в своих стволах, корнях и почве, что, в свою очередь, помогает уменьшить последствия изменения климата.

2. Защита слонов повышает безопасность.

Браконьерство и торговля дикими животными подрывают безопасность местных деревень, вызывая насилие между охотниками и общинами. Но в Lewa Wildlife Conservancy в Кении рейнджеры проходят обучение и получают квалификацию полицейских резервистов, которые реагируют как на преступления, связанные с дикой природой, так и не связанные с дикой природой в этом районе.

Организация Conservation International помогла организовать патрули рейнджеров на территории близлежащего фонда «Северные пастбища», чтобы защитить общину и ее дикую природу от вторжений браконьеров.По словам генерального директора Conservation International доктора М. Санджаяна, эта работа уже ведется. сделать местных союзников, сосредоточив внимание на безопасности и благополучии.

«Однажды я спросил женщину:« Что дала вам охрана природы? »И она сказала мне:« Сохранение позволяет мне спать без обуви по ночам ». Она имела в виду это, потому что в доме есть безопасность. регион сейчас, она не вынуждена надевать обувь, чтобы бежать, когда появляются рейдеры ».

3. Слоны поддерживают другие виды животных.

Слоны - «инженеры экосистемы»: они перебирают деревья, чтобы поддерживать экосистемы саванны, выкапывают водоемы и удобряют. земля, которая помогает другим животным процветать.Было также показано, что слоны являются эффективным центральным видом для планирования сохранения, поскольку их среда обитания сильно коррелирует с другими крупными млекопитающими и видами, представляющими интерес для сохранения. Найдены слоны в самых разных экосистемах, включая саванны, луга и леса, а также пустыни, болота и горы. Защита среды обитания слонов помогает и многим другим видам.

4. Это достопримечательность.

Процветающая туристическая торговля позволяет слонам приносить деньги местным сообществам. В исследовании оценивается туристическая ценность слона в 1,6 миллиона долларов США на протяжении всей его жизни. Эту экономику можно увидеть в Ботсване, самом процветающем южноафриканском регионе. страна, где проживает самая большая популяция слонов в Африке. Туризм, в основном связанный с дикой природой страны, составляет около 10 процентов экономики страны. Эта цифра выросла по мере укрепления Ботсваны. его защита слонов.

В слоновьем заповеднике Ретети в Кении, первом приюте для слонов в Африке, принадлежащем и управляемом местным сообществом. члены сообщества заняты спасением осиротевших слонов и возвращением их в дикую природу.Сообщество теперь получает прямую выгоду от туризма дикой природы. Доходы от здоровых популяций слонов позволяют членам сообщества улучшать свои дома, расширять свой бизнес и отправлять детей в школу.

Что ты умеешь?

Чтобы помочь сохранить слонов, африканские страны возглавляют Инициативу защиты слонов, коалицию 18 африканских стран, приверженных закрытию своих рынков слоновой кости и устранению или выводу из коммерческого использования своих запасов слоновой кости. В качестве совместного секретариата Conservation International работает над поддержкой этого африканского стенда слонов.

Conservation International поддерживает инициативу Сарара, партнерство с Фондом северных пастбищ для защиты дикой природы и расширения экотуризма в заповеднике дикой природы Намуняк на севере Кении. Инициатива также поддерживает заповедник слонов Ретети, который вместе с местной общиной Самбуру спасает осиротевших слонов.

«Моя Африка» был выпущен при поддержке The Tiffany & Co.Foundation и в сочетании с Passion Pictures и Vision3. Дополнительная поддержка распространения была предоставлена ​​glassybaby.

Морган Линч - штатный корреспондент Conservation International.

Хотите читать больше подобных историй? Подпишитесь на рассылку новостей по электронной почте или сделайте пожертвование в Conservation International.


Дополнительная литература

Примите меры - Слоновий заповедник в Теннесси

НЕТ. 1

Слоны - разумные существа со сложными физическими и социальными потребностями.

НЕТ. 2

Слоны в Святилище заслуживают не меньше, чем индивидуальный уход за слонами на всю жизнь.

НЕТ.3

«Убежище» означает обеспечение безопасного убежища и естественной среды обитания, предназначенное исключительно для благополучия слонов.

НЕТ. 4

Защищенный контакт и положительное подкрепление - краеугольные камни гуманной и эффективной работы со слонами в неволе.

НЕТ.5

Сотрудничество и обмен передовым опытом приводит к лучшему управлению, лечению и уходу за слонами повсюду.

НЕТ. 6

Персонал преуспевает в командной работе, постоянном обучении и общей приверженности благополучию слонов, находящихся под опекой Святилища.

НЕТ.7

Честность, порядочность и открытое общение с партнерами и ключевыми заинтересованными сторонами лежат в основе отношений и деловой практики The Sanctuary.

НЕТ. 8

Люди могут и должны внести свой вклад в защиту диких слонов, чтобы этот вид мог выжить для будущих поколений.

BBC - Земля - ​​Зоопарк, который хочет выпустить на волю диких слонов в Дании

Rewilding здесь, чтобы остаться. Этот термин в широком смысле относится к восстановлению дикой природы до их былой славы, но именно реинтродукция крупных млекопитающих, от волков до бобров, захватила общественное воображение и стала определять эту амбициозную стратегию сохранения.

Подобные проекты неоднозначны.Некоторые экологи опасаются, что возвращение вымерших животных в наши радикально изменившиеся современные экосистемы может иметь непредвиденные последствия.

Между тем фермеры и землевладельцы выражают озабоченность по поводу того, как нарушители, такие как волки или рыси, могут повлиять на их средства к существованию.

Только представьте, как они отреагируют на идеи, предложенные небольшой, но преданной группой экстремалов. По их мнению, равнины Северной Америки и Европы станут домом для еще более диких видов, включая львов, слонов и гепардов.

«Вначале, когда мы рассказывали людям об этом проекте, они просто смеялись над нами», - говорит Оле Соммер Бах, куратор зоопарка Randers Rainforest, имея в виду план своего учреждения по введению популяции азиатских слонов на севере Дании. «Я думаю, что большинство людей думали, что это какая-то провокация или розыгрыш, но на самом деле это не так».

Это плейстоценовый ревилдинг. Защитники хотят перевести часы не на сотни, а на тысячи лет. Фактически, около 13000 лет, когда эра плейстоцена подходила к концу: почти непостижимый отрезок времени для нас, смертных, но всего лишь мгновение ока для экосистем Земли.

Один корреспондент назвал Грина «тупицами, тупицами, тупицами с забитым мозгом»

Сегодня остающаяся «мегафауна» планеты в основном ограничена Африкой и Азией. Но во время плейстоцена каждый континент был населен огромными млекопитающими, от гигантских вомбатов в Австралии до различных видов слонов, которые бродили по Северной Америке и Европе.

Сами животные исчезли. Но экосистемы, которые эволюционировали вместе с ними, остаются, и их функция сильно снижается из-за отсутствия таких ключевых видов.

Но помощь может быть под рукой. Исследователи плейстоцена предполагают, что некоторые животные, все еще обитающие в Африке и Азии, многие из которых сами находятся на грани исчезновения, достаточно похожи на своих вымерших собратьев, чтобы служить эффективными заместителями.

Эти идеи были впервые предложены геофизиком Полом Мартином как часть его гипотезы о плейстоцене избыточного уничтожения, согласно которой человечество было главным зачинщиком глобального исчезновения мегафауны. Тем не менее, они были кристаллизованы в их нынешнем виде десять лет назад группой, возглавляемой двумя исследователями из Корнельского университета в Итаке, штат Нью-Йорк: Джошем Донланом и Гарри Грином.

Команда, которую Грин называет «экспертами и провидцами», собралась на пыльном ранчо в Нью-Мексико. Вместе они создали основу, с помощью которой животные плейстоценового типа могут быть повторно завезены в США.

Основная причина заключалась в том, что нынешние природоохранные усилия по возвращению США к доколумбовскому эталону (то есть до 1492 г.) полностью произвольны. К этому моменту люди уже внесли свой вклад в исчезновение десятков видов.

Результатом этой встречи стала знаменательная статья, опубликованная в журнале Nature и озаглавленная просто «Возрождение Северной Америки».В нем команда предусматривает выпуск, среди прочего, бактрийских верблюдов, чтобы заменить позднеплейстоценовых Camelops , африканских львов, которые заменят американских львов, и слонов, которые заменят мамонтов, мастодонтов и гомфотеров.

Вначале, когда мы рассказывали людям об этом проекте, они просто смеялись над нами

Их основные цели были двоякими. Во-первых, они хотели восстановить экосистемы Северной Америки и восстановить давно утерянные экологические процессы.Во-вторых, они предложили «убедительное видение биологии сохранения 21 века: сохранение животных подальше от Африки».

Отклик на газету был обширным и неистовым. Коллеги-ученые, средства массовой информации и представители общественности все взвесились, и один корреспондент назвал Грина «тупицами, тупицами, тупицами с взбитыми мозгами».

Более красноречивая критика исходила от эволюционного эколога Дастина Рубинштейна, который охарактеризовал возрождение плейстоцена как «лишь немного менее сенсационное предложение», чем Парк Юрского периода .Важно отметить, что он и его коллеги-исследователи полагали, что ресурсы, вложенные в такого рода ревайлдинг, лучше потратить на защиту африканских животных в Африке.

Но, возможно, возврат плейстоцена не так возмутителен, как кажется на первый взгляд. Донлан, Грин и их коллеги, в конце концов, не предлагали ввести бесплатный выпуск диких животных в Северной Америке. Вместо этого они предложили контролируемые экспериментальные релизы для проверки своих идей.

Это было в 2006 году. Десять лет спустя африканские львы все еще не бродят по Дикому Западу, и, за исключением черепах болсонов, вновь появившихся на их доисторическом ареале в Нью-Мексико, попытки восстановления воли в США были немногочисленными и редкими.

Мы хотим создать пространство для естественных процессов.

«С точки зрения реализации проектов реиллинга плейстоцена, это все еще довольно ограничено», - говорит Йенс-Кристиан Свеннинг, исследователь Орхусского университета, Дания, и советник компании Randers elephant. проект. «Научная литература по этому вопросу полна дебатов, но эмпирическая работа действительно отсутствует».

По ту сторону Атлантики, однако, правительства и общественность в целом были более склонны к восстановлению воли.По всей Европе было реализовано множество успешных проектов, и на один или два даже был нанесен ярлык «плейстоцен».

Оостваардерсплассен в Нидерландах - это территория освоенных водно-болотных угодий, где обитает интродуцированный крупный рогатый скот, пони коник и благородные олени, имитирующие сообщества травоядных на древних лугах.

«Мы хотим создать пространство для естественных процессов», - говорит Перри Корнелиссен, эколог из парка. Вместо того, чтобы выбирать искусственные системы управления для создания идеальной среды обитания для птиц водно-болотных угодий - основная задача парка - его создатели выбрали более дикий подход.«Результаты нашего мониторинга показывают, что травоядные действительно создают обширные пастбища для гусей и луговых птиц, таких как чибисы и золотые ржанки», - с энтузиазмом говорит он.

Если говорить более конкретно, то это российский Плейстоценовый парк, попытка «восстановить экосистему гигантских степей» позднего плейстоцена. Тем не менее, как и в Oostvaardersplassen, парк до сих пор проводил линию на введение чего-то столь же экзотического, как львы или слоны.

Когда мы почти 15 лет назад упомянули о них как о возможности повторного вождения, люди тоже смеялись над нами

«Животные, выпущенные в этих парках, все еще в основном относятся к эпохе голоцена [11700 лет назад до наших дней], - говорит Свеннинг.«Это менее провокационно, и это всего лишь небольшой шаг за пределы традиционного природопользования, когда в качестве пастбища используются домашние лошади или крупный рогатый скот».

Но теперь Бах и его коллеги хотят заявить о своих претензиях на самый дикий эксперимент переворота. Под их присмотром они надеются впервые за тысячелетия увидеть слонов, бродящих по датскому ландшафту.

У зоопарка есть форма, когда дело доходит до восстановления лесов. Успешно наблюдая за реинтродукцией европейских бизонов в Рандерсе, Бах и его коллеги рассматривают слонов как естественную эволюцию.

«Европейские бизоны вымерли в Дании примерно 8000 лет назад, и когда мы упомянули о них как о возможности повторного вымирания почти 15 лет назад, люди тоже смеялись над нами», - вспоминает он. «Теперь это реальность».

Абсолютно решающее значение для проекта будет иметь детальная подготовка и мониторинг. «Мы не собираемся просто выпускать их на свободу и ждать, пока они окажутся в Испании или где-то еще», - объясняет Бах. «Мы создадим огороженную территорию, выпустим слонов и затем внимательно проследим за происходящим."

Если бы вы построили машину, которая могла бы делать то же самое, что и слон, вы, вероятно, стали бы очень богатыми

Команда намеревается следить за всем, от их взаимодействия с местными деревьями до воздействия их навоза на сообщества насекомых.

Это именно тот относительно небольшой эксперимент, который имел в виду Грин и Донлан. Только с твердыми данными, полученными в результате проверки гипотез и научно-обоснованного мониторинга, можно будет определить, насколько эффективны такие, казалось бы, радикальные стратегии в создании положительное изменение экосистемы, подобное тому, которое наблюдается в Остваардерсплассен.

Кроме того, сохранение экосистем таким образом дает экономические выгоды. «Если бы вы построили машину, которая могла бы делать то же самое, что и слон, вы, вероятно, стали бы очень богатыми», - говорит Бах. «Они могут делать все, от заделки почвы до разбрасывания семян, и они уже существуют! Нам просто нужно их использовать».

А как насчет этой другой цели ревилдинга плейстоцена: насколько реалистично идея использования ревилдинга в качестве стратегии сохранения исчезающих экзотических млекопитающих? Ответ на этот вопрос может прийти из самого неожиданного места: Австралии.

Нигде проблема интродукции видов не вызывает таких споров, как в Австралии. Десятилетия случайных и преднамеренных интродукций видов оставили на континенте очень хрупкие экосистемы.

Миссия состоит в том, чтобы доставить по воздуху популяцию белых и черных носорогов на 11000 км из Южной Африки в Австралию

Даже относительно скромные научно обоснованные усилия Rewilding Australia по введению местных сумчатых, таких как куоллы и тасманские дьяволы, в бывшие части их ареалов. на материке пришлось столкнуться с неудачами.

В этом климате кажется безрассудным предлагать дальнейшие крупномасштабные интродукции чужеродных видов, но именно это сделал Дэвид Боуман, профессор биологии изменения окружающей среды в Университете Тасмании, еще в 2012 году. Способом справиться с наплывом гигантской африканской травы гамба, которая была причастна к увеличению лесных пожаров в Австралии, было бы введение носорогов и слонов - единственных травоядных, достаточно крупных, чтобы их съесть. Эти животные, хотя эволюционно далеки от гигантских австралийских плейстоценовых сумчатых, все же могут служить жизнеспособными заменителями.

Примечательно, что проект такого рода действительно реализуется, хотя и по другим причинам.

Проект «Австралийский носорог» - решительный ответ на катастрофическую ситуацию, которая в настоящее время разворачивается на африканском континенте. Если браконьерство будет продолжаться с нынешних темпов, к 2024 году носороги вымрут в дикой природе.

На самом деле это может оказать благотворное влияние на Австралию в целом, а также на охрану носорогов

Этим вопросом руководил основатель проекта Рэй Дирлав и его сотрудники пришли к такому же выводу, что и плейстоценовые ревайлдеры: этих животных необходимо сохранять вдали от Африки.

Задача - доставить по воздуху популяцию белых и черных носорогов на 11 000 км из Южной Африки в Австралию. Если все пойдет по плану, первая партия будет отправлена ​​в течение этого года.

Оказавшись там, аналогичные условия в Австралии - и, что особенно важно, относительное отсутствие браконьеров - должны предоставить носорогам убежище.

Для Свеннинга этот проект открывает интересную возможность: «Если они добавят экологический компонент, то это действительно может оказать благотворное влияние на Австралию в целом, а также на охрану носорогов», - предполагает он.

Австралийские бантенги по численности превосходят своих азиатских собратьев, находящихся под угрозой исчезновения

Хотя тщательный мониторинг носорогов и их взаимодействия с австралийской средой будет ключом к успеху проекта, Дирлав не считает такое управление средой обитания ключевым элементом. Вместо этого он рассматривает этот проект как захватывающий новый подход к сохранению ex-situ.

«Было высказано предположение, что это могло бы стать моделью для других исчезающих видов, где вы отправите их в более безопасное место, пока все не уладится в их родной стране, а затем вы сможете их вернуть», - говорит он.

«Я думаю, что носороги должны быть в Африке. Я бы предпочел, чтобы они выживали и размножались там, где они есть, но на самом деле это не так. Они бродили по континенту миллионы лет, и теперь Южная Африка удерживает около 95% носорогов в мире. Они истреблены ».

Интересно, что Австралия уже имеет форму, когда дело доходит до предоставления убежища для находящихся под угрозой исчезновения млекопитающих. Популяция бантенгов - дикого крупного рогатого скота из Юго-Восточной Азии - была создана на континенте в 1849 году, и теперь, из-за сокращения среды обитания на их родине, австралийские бантенги фактически превосходят по численности своих азиатских собратьев, находящихся под угрозой исчезновения.

Исследователи выделили прецедент, созданный этой случайной историей успеха, подчеркнув роль, которую эти бантенги могут играть в выживании вида.

Успех всех этих проектов - независимо от того, работают ли они под лозунгом возрождения плейстоцена или нет - обеспечит решающее понимание эффективности переноса экзотических существ с целью защиты либо их самих, либо их адаптированных экосистем.

В течение следующих 50 лет азиатские слоны могут полностью исчезнуть из мира

На самом деле, возможно, само по себе плейстоценовое возрождение является бесполезным ярлыком, который отвлекает от более широкой картины поддержки природных процессов и сохранения видов.«Мы не стремимся к восстановлению экосистем или ландшафтов плейстоцена или даже голоцена. Эти эпохи прошли», - говорит Корнелиссен. «Сейчас мы живем в антропоцене».

Антропоцен по определению является периодом сильно измененных экосистем в результате деятельности человека. В этом контексте привезение слонов в Данию или носорогов в Австралию можно рассматривать как еще одно серьезное изменение сообществ дикой природы на нашей планете.

Но экстремальные времена требуют крайних мер, и смелые стратегии сохранения, подобные этим, могут иметь большое значение для оживления некоторых из наших самых ценных экосистем и существ, причем не только эффективным, но и самоподдерживающимся образом.

«В ближайшие 50 лет азиатские слоны могут полностью исчезнуть из мира», - говорит Бах. «Большинство людей в Европе считают слонов экзотикой и не считают своей обязанностью сохранять экзотических животных, но я думаю, что это глобальная ответственность».

Мы никогда не сможем вернуть все, что было потеряно, но мы все еще можем эффективно использовать ресурсы, которые остаются в нашем распоряжении. Для этого нам нужно мыслить масштабно.

Присоединяйтесь к более чем пяти миллионам поклонников BBC Earth, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter и Instagram.

Если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com под названием «Если вы прочитаете только 6 статей на этой неделе». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Earth, Culture, Capital, Travel и Autos, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Возвращение слонов в дикую природу, подробный обзор

Центр охраны слонов делает большие шаги к достижению одной из наших основных целей, выпуская группы слонов в неволе обратно в дикую природу.С марта 2019 года группа из 5 слонов живет в соседнем национальном парке Нам Пуй.
Но как мы сюда попали и каковы следующие шаги?

В ECC у нас есть 6 важных частей, составляющих нашу программу выпуска:

  1. Довести слонов до центра
  2. Программа разведения
  3. Социализация
  4. Пререлиз
  5. Мягкий релиз
  6. Заключительный выпуск

Наша отправная точка, слоны

Центр начинает свою деятельность с приобретения слонов, которые работали на лесозаготовках или в туристических лагерях. Мы решили купить их, чтобы убедиться, что несем полную ответственность за их благополучие.

В 2018 году группа из 16 слонов была спасена от незаконного вывоза за границу. Правительство Лаоса доставило нам 12 слонов в знак доверия к нашему проекту. ECC заручился поддержкой правительства, чтобы включить этих слонов в нашу программу выпуска.

Создание новых семей

Когда они прибывают на нашу концессию, мы проверяем, достаточно ли они здоровы, чтобы присоединиться к нашей программе разведения.Чтобы обеспечить существование слонов в дикой природе в будущем, нам нужно убедиться, что мы можем выпустить группу с особями всех возрастов.

Путем тщательного тестирования образцов крови и фекалий в нашей собственной лаборатории и ультразвукового исследования мы можем увидеть, может ли самка слона воспроизводить потомство. Некоторые самки никогда не рожали телят до 30 лет. Это может осложнить беременность.

Самок, которые едут на велосипеде, помещают вместе с самцом в одну из больших зон в центре.Мы предпочитаем, чтобы размножение было как можно более естественным, чтобы самка решала, когда она будет готова.

Присоединение к стаду

Проведя некоторое время в лесу, чтобы приспособиться к их новой среде, мы медленно знакомим их с другими слонами. У всех у них разные характеры, и важно, чтобы они хорошо вписывались в новую группу.

Как только мы узнаем, кто с кем ладит, мы объединяем их на длительные периоды времени в наших сферах социализации.Здесь они могут свободно взаимодействовать друг с другом под бдительным присмотром наших биологов. Мы делаем записи об их поведении и о том, сколько времени они проводят рядом с другими членами своей группы.

Выпускной день!

Когда группа приближается достаточно близко, она начинает вести себя, как стадо в дикой природе. Затем мы можем спланировать предварительный тест. Для этого мы перевели бы слонов на другую сторону нашей концессии. Здесь они могут свободно гулять вместе днем ​​и ночью.

Через пару дней без вмешательства человека мы проверяем, остались ли облигации целыми. Если группа демонстрирует то же поведение, что и во время процесса социализации, они на один шаг ближе к возвращению в дикую природу.

Назад в дикую природу

Следующий этап - это мягкий релиз. Он предназначен для проверки наших теорий о создании стада несвязанных слонов и способности нашего слона выживать в дикой природе. Слоны останутся на территории национального заповедника Нам Пуй как минимум 8 месяцев без какого-либо вмешательства человека.

Если в конце этого эксперимента слоны останутся поблизости и не приблизятся к деревням, у нас будет веская причина выпустить их и продолжить этот метод реинтродукции. Мягкое высвобождение с тщательным отслеживанием поведения помогает определить, можно ли считать это стадо настоящим выпуском, а также оценить программу выпаса в центре.

Почему важно освобождать группы, а не отдельных лиц?

Слоны в дикой природе живут семейными группами, называемыми стадами.Каждый член стада будет заботиться о других и защищать телят в группе. Они вместе перемещались по лесу в поисках пищи, воды и полезных ископаемых.

Если мы отпустим слона сами по себе, у него будет больше шансов вернуться в деревни и создать конфликты. Они не связываются с новым лесом, в котором их выпустили, и могут бояться других групп слонов в регионе.

Это что-то новенькое?

Махауты вокруг Национального заповедника работали в этом регионе веками.Когда у них не было работы, они выпускали слонов обратно в дикую природу. Это будет ненадолго и не вернуть их в лес полностью.

ECC настроил протокол с различными шагами, которые нужно выполнить. Знания махаутов оказали влияние на этот процесс. Это также погонщики региона, которые выслеживают слонов по всему лесу. Давая этому древнему образу жизни еще один шанс продолжить свое существование.

Слон | Виды | WWF

Слоны - крупнейшие наземные млекопитающие на Земле, у них массивные тела, большие уши и длинные хоботы.Они используют свои хоботы, чтобы поднимать предметы, трубить предупреждения, приветствовать других слонов или набирать воду для питья или купания, а также для других целей. И у самцов, и у самок африканских слонов вырастают клыки, и у каждой особи могут быть либо левый, либо правый клык, а тот, который они используют больше, обычно меньше из-за износа. Бивни слона служат многим целям. Эти удлиненные зубы можно использовать для защиты хобота слона, подъема и перемещения предметов, сбора пищи и снятия коры с деревьев. Их также можно использовать для защиты.Во время засухи слоны даже используют свои клыки, чтобы вырыть норы, чтобы найти воду под землей.

Африканский слон - самый крупный из всех видов слонов и весит до восьми тонн. Существуют два генетически разных африканских подвида: саванна и лесной слон с рядом характеристик, которые их различают.

Азиатские слоны по-разному отличаются от своих африканских сородичей, между ними более 10 явных физических отличий. Например, азиатские слоны меньше своих африканских собратьев, а их уши меньше по сравнению с большими веерообразными ушами африканских видов.Только у некоторых азиатских слонов мужского пола есть клыки, в то время как у африканских слонов мужского и женского пола растут клыки.

Возглавляемые матриархом слоны организованы в сложные социальные структуры, состоящие из самок и телят, в то время как слоны-самцы, как правило, живут изолированно или небольшими группами холостяков. Один теленок рождается у самки раз в четыре-пять лет и после периода беременности в 22 месяца - самого длинного из всех млекопитающих. За детенышами ухаживает все стадо родственных самок. Самки могут оставаться со своим материнским стадом на всю оставшуюся жизнь, в то время как самцы покидают стадо по достижении половой зрелости.

Слонам нужны обширные земельные участки, чтобы выжить и удовлетворить свои экологические потребности, включая пищу, воду и пространство. В среднем слон может кормиться до 18 часов и съедать сотни фунтов растительной массы за один день. В результате, теряя среду обитания, они часто вступают в конфликт с людьми в борьбе за ресурсы.

Что такое слоновая кость и почему она подходит слонам? | Рассказы

Мы все видели фотографии величественных слонов с длинными не совсем белыми бивнями по обе стороны от хобота.Эта слоновая кость прекрасна для животных и необходима для выживания вида. Но что именно?

Клыки слоновой кости на самом деле представляют собой массивные зубы, которые выступают далеко за пределы пасти слонов. Как и наши собственные зубы - и у многих млекопитающих, - эти бивни имеют глубокие корни. Большая часть бивня состоит из дентина, твердой, плотной костной ткани. И весь бивень покрыт эмалью, самой твердой тканью животного и той частью бивня, которая больше всего изнашивается.

Почему у слонов бивни из слоновой кости?
Бивни слона произошли от зубов, что дало этому виду эволюционное преимущество. Они служат для самых разных целей: копать, поднимать предметы, собирать еду, сдирать кору с деревьев для еды и защищаться. Клыки также защищают хобот - еще один ценный инструмент для питья, дыхания и еды, а также для других целей.

Так же, как люди левши или правши, слоны тоже имеют левый или правый клык. Доминирующий бивень обычно больше изнашивается от частого использования.

Как самцы, так и самки африканских слонов имеют бивни, в то время как только у азиатских слонов-самцов и только у определенного процента самцов сегодня есть бивни.

Почему брать бивни из слоновой кости у слонов незаконно?
За каждым куском слоновой кости - будь то полный бивень или резная безделушка - лежит мертвый слон. Браконьеры убивают около 20 000 слонов каждый год ради их клыков, которые затем незаконно продаются на международном рынке и в конечном итоге превращаются в безделушки из слоновой кости. Эта торговля в основном обусловлена ​​спросом на слоновую кость в некоторых частях Азии.

Всемирный фонд дикой природы находится в авангарде усилий, направленных на то, чтобы побудить правительства и общественность остановить преступления против дикой природы посредством глобальной кампании, направленной на применение силы нашей всемирной сети, нашего влияния на партнеров и правительства, а также энтузиазма наших сторонников.

Мы призываем все правительства - и особенно правительства стран спроса, таких как Китай, Вьетнам, Таиланд и США, - усилить правоохранительные органы, инвестировать в большее количество обуви на местах и ​​взять на себя обязательство по долгосрочному сокращению спроса на слоновую кость усилия.

Что мы можем сделать, чтобы остановить преступления против дикой природы?
Слоны и такие животные, как тигры и носороги, сталкиваются с угрозой браконьерства из-за их частей. Нам нужна ваша поддержка, чтобы остановить спрос на нелегальные детали и продукты из дикой природы. Обещаем остановить преступления против дикой природы и обязуемся сохранять красоту природы для поколений.

ПРИМЕЧАНИЕ. Эта история относится конкретно к слоновой кости. Хотя многие люди за пределами Арктики часто ассоциируют слоновую кость со слонами, этот термин также используется для предметов, которые происходят от других видов, и имеет другие условия. Узнать больше.

Bringing Elephants Home - Never Forget Elephant Foundation

В ответ на непреодолимую потребность, которая возникает у содержащихся в неволе слонов в Таиланде, мы надеемся, что сможем внести свой вклад в помощь новым слонам, которые отчаянно нуждаются в спасении.Благодаря тесному сотрудничеству с нашим местным сообществом мы узнали, что четыре слона нуждаются в немедленной помощи. Четыре девочки работали в туристическом лагере в Чиангмае, и, поскольку средства от туристической индустрии иссякли, они оказались перед угрозой голода, потому что у владельцев лагеря не было денег, чтобы прокормить их. Наше сообщество организовало транспорт для каждого слона, и мы помогли профинансировать их возвращение в джунгли, поскольку они оказались в такой ужасной ситуации, хотя денег очень мало. Каждый из этих слонов прожил свою жизнь по короткой цепочке, вдали от всего, что для нее естественно и с которым обращались как с объектом, а не с индивидуумом.А так как наш проект находится так близко к границе с Мьянмой, эти слоны сейчас находятся под угрозой отправки на лесозаготовительные работы в этой стране, поскольку это до сих пор является юридической практикой. Мы опасаемся, что эти слоны в конечном итоге вернутся в индустрию туризма, когда эпидемия COVID-19 закончится. Хотя мы сыграли определенную роль в работе с местными жителями, чтобы вывести их в джунгли, чтобы они могли свободно добывать корм, мы не можем спасти их навсегда и привлечь к программе «Никогда не забывай». К сожалению, у нас нет средств.

Хотя их прошлое было душераздирающим, мы очень надеемся на их будущее. Пространство Never Forget уникально, так как у нас есть тысячи акров земли, где слоны могут свободно передвигаться и кормиться. И с тех пор, как они вернулись, четыре слона жадно ели. Они были так голодны, и было замечательно видеть, как они могут питаться. Пространство здесь, в Never Forget, позволяет слонам обрести покой и вернуться в естественное состояние, в котором процветает их физическое, эмоциональное и психическое здоровье.Слоны «Никогда не забываются» не зависят от нас, чтобы кормить их, поскольку в джунглях есть все питательные вещества и витамины, необходимые для здорового образа жизни. Таким образом, спасение этих слонов приведет их домой в их естественную среду обитания, где все, что им нужно от нас, - это защита, любовь и уважение. Кажется, довольно просто, правда?

Ну вот и вы! Вы нужны нам сейчас больше, чем когда-либо. Мы видели физическую и эмоциональную трансформацию восьми слонов Never Forget, которых мы спасли за последние 14 месяцев, и отчаянно пытаемся передать это слонам, описанным ниже, но мы не можем сделать это в одиночку.Ваше участие в сборе средств для помощи этим слонам окажет прямое влияние на их будущее. Поскольку это небольшая некоммерческая организация, управляемая волонтерами, 100% вашего пожертвования идет непосредственно им на помощь и дает им возможность жить здоровой жизнью в безопасности в проекте Never Forget.

Довима со слонами: «Довима и слоны» – кадр-загадка Ричарда Аведона

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх