Этапы картинка – Этапы и стадии развития детского рисунка

Этапы и стадии развития детского рисунка

В этой статье освещены основные этапы и стадии развития детского рисунка:
1,5 — 3,5 года — период «каракулей». Этот период можно разделить на три основные стадии. Первые графические проявления возникают случайно. Складывается впечатление, что ребенка интересует в первую очередь не изображение, а карандаш. Чаще всего ребенок рисует прямые короткие горизонтальные или вертикальные линии, точки, галочки, спиралеобразные линии. Постепенно каракули упорядочиваются, штрихи ложатся рядом, становятся ритмичными — возникает стадия ритмических каракулей. Третья и последняя стадия доизобразительного периода рисования возникает тогда, когда ребенок вначале рисует, а потом, «увидев» в рисунке образ предмета, — называет его. Тогда на вопрос: «Что ты нарисовал?» — ребенок может с равной вероятностью дать любое название своему рисунку. Это может быть и солнышко, и мама, и яблоко . То есть появляется ассоциация между изображением на листе и образом, имеющимся у ребенка (возникает так называемая ассоциативная стадия).

3-5 лет — период примитивной изобразительности. Ребенок пытается через линию выразить эмоции и движения (например, прыгание девочки изображено в виде зигзагообразной линии).
6-7 лет — период схематичных рисунков. ребенок рисует схематические изображения предмета часто по памяти, а не с натуры. Он рисует то, что знает о данном предмете. Например, когда ребенок рисует всадника на лошади в профиль, он рисует у всадника обе ноги. Или, изображая человека в профиль, он делает на рисунке два глаза.
8-9 лет — период форм и линий. Ребенок испытывает потребность не только перечислять конкретные признаки описываемого предмета, но и передавать формальные взаимоотношения частей. Рисунки еще имеют вид схемы, и в то же время появляются первые задатки изображения, похожего на действительность.
После 9 лет — начинается период правдоподобных изображений. Этот этап характеризуется тем, что рисунок имеет вид силуэта или контуров без передачи перспективы, пластичности предмета.

РИСУНКИ ЧЕЛОВЕКА В РАЗНОМ ВОЗРАСТЕ
3,5 года — ребенок чаще всего рисует круг или овал, представляющий в большинстве случаев лицо, так как лицо ребенок воспринимает в качестве наиболее важной части фигуры. Непосредственно к голове ребенок присоединяет ноги, так возникает известный рисунок головонога.

3,5-4 года — у головонога появляется туловище, затем глаза, рот и волосы.
5 лет — туловище изображается в виде круга, овала, треугольника или четырехугольника. Голова непосредственно соединена с туловищем. Пропорции головы и тела, как и длина, а также присоединение конечностей, еще не находятся в согласии.
6 лет — прибавляются такие детали, как уши, волосы.
7 лет — ноги помещаются ближе друг к другу, руки присоединяются в правильном месте на высоте плеч, появляется намек на шею. Ребенок совершенствует прическу и одежду.

 

 

 

 

 

8 лет — переход от рисунка анфас к частичному или полному профилю.

 

 

 

 

 

9 лет — в рисунке все чаще присутствует попытка изобразить движение. В профильном рисунке это обыкновенно отображение ходьбы, в рисунке анфас — фигура несет, например, сумку. В этом возрасте развитие рисунка в общих чертах заканчивается, в последующие годы происходит лишь его совершенствование.

kidsmi.ru

Этапы развития жанровой фотографии

Дата публикации: 15.02.2010

История жанра как вида изобразительного искусства уходит своими корнями в далекое прошлое. В настенной живописи древних египтян встречаются сцены охоты, пиршеств, земледельческих работ, словом всего того, что отображает реалии повседневной жизни людей в те далекие времена. В красочных иллюстрациях к средневековым религиозным книгам, таким как «Книга часов» (Book of Hours), можно найти сцены из жизни простого люда…

Однако сам термин «жанровая живопись», или «жанровое искусство», появился в XVII веке, когда художники стали проявлять особый интерес к тому, что происходило за стенами художественных мастерских. Их привлекала простота изложения материала, отсутствие напыщенности и строгости, свобода творчества, и, таким образом, их картины приобретали повествовательный характер и заключали в себе некоторый философский смысл. Очень часто на полотнах появлялись вымышленные сюжеты, романтизированные художником, с сентиментальными нотками, именно поэтому такие картины имели большую популярность среди буржуазии и среднего класса.

z


z

И вот, когда жанровая живопись как вид изобразительного искусства всецело покорила сердца европейских художников, а случилось это примерно к середине XIX века, начинает появляться и жанровая фотография. Стоит отметить, что на ранней стадии развития фотография, в том числе и жанровая, откровенно подражает живописи. Дело доходило до того, что фотограф приглашал в свою студию моделей, одевал их в одежду, сшитую специально для той или иной задумки, оформлял антураж и полностью руководил процессом, отдавая распоряжения, где вставать и как двигаться.

Результатом всей работы были черно-белые репродукции, напоминавшие картины известных мастеров. Во многом такой подход определялся отсутствием технических возможностей. Ведь в то время фотографии делались на специальных влажных коллодиевых или серебряных пластинах, длина выдержки в среднем достигала 5–7 минут. Процесс был очень долгим и трудоемким, для этого и использовались натурщики, которые могли неподвижно оставаться на одном месте в течение долгого времени.

z


z

Однако технический прогресс семимильными шагами вел фотографию вперед. Благодаря эволюции фотоматериалов и камер отпала необходимость приглашать актеров и использовать декорации и костюмы. Теперь фотограф мог спокойно выйти на улицу, снимать случайных прохожих, участников народных гуляний и ярмарок, появляться в местах, пользующихся особой популярностью у высшего класса, представители которого благодаря своим манерам, богатой одежде и положению в обществе были «ценной добычей».

Возможности фотографа ограничивались лишь количеством пленки, полет фантазии же был безграничен. Снималось все, везде, всегда. Расходовались километры пленок, тонны проявителей и фиксажей, миллиарды листов фотобумаги. С одной стороны, такой расход позволял фотографу на сто кадров получать хотя бы один достойный внимания, но с другой — печаталась куча никому не нужного мусора, и качество материала снижалось день ото дня (конечно же, имеется в виду творческая сторона фотографии, а не качество самих отпечатков).

z


z

XX век ознаменовался целым рядом важных исторических событий — революций, войн, смены политических режимов… ничто не избежало объектива фотокамеры. В это время жанровая фотография тесно связана с репортажной съемкой. Штатные фотографы, получая задание и отправляясь в командировку снимать репортаж, попутно фиксировали все то, что происходит вокруг них. Зачастую именно такие «бытовые» снимки гораздо лучше подходят для репортажной серии, более полно и ярко характеризуют то или иное событие. Появляется новый термин — «фотоочерк», которым активно пользуются советские фотографы. Сейчас этот термин полностью вытеснила калька с английского слова Story, обозначающего у зарубежных фотографов то же самое. Современными российскими фотографами репортажная серия снимков, объединенных общей темой, называется фотоисторией или попросту «стори».

По сей день жанровая фотография пользуется большой популярностью. Мастерство фотографа определяется умением выявлять и отражать в фотографии все то, что скрыто от глаз обывателя, сочетая в кадре удачный ракурс, эмоциональную окраску и полноту сюжета. А ход истории и технический прогресс открывают новые горизонты для развития творческого потенциала и реализации самых разных идей.

z

z

prophotos.ru

Как рисовать разные рисунки поэтапно

ТОП уроки за сегодня

Рисуем собственного аниме персонажа

3525
330

Рисуем единорога

341
32

Рисуем розу. 12 уроков

396
25

Рисуем аниме девушку-кошку

148
42

Рисуем лицо аниме девушки

1124
133

Рисуем аниме пару

359
37

Рисуем собаку хаски

423
32

Рисуем нереальный треугольник

1
0

Рисуем котенка

248
24

Рисуем портрет Пак Чимина из группы BTS

86
4

purmix.ru

Детские рисунки: этапы формирования — Нестандартные дети

Рисунок – один из самых древних видов искусства, с помощью которого малыш изучает окружающий мир и выражает внутренний мир, мир своих переживаний.

Содержание

  1. Стадия марания
  2. Появление образа
  3. Схематическое изображение
  4. Правдоподобные изображения

Детский рисунок информативен. По существу это рассказ, выполненный в форме образов, который необходимо учиться читать.

Есть две стороны детского рисунка

  1. техника исполнения
  2. и цвет.

Техника исполнения – это то, как малыш изображает форму, как располагает предметы на листе бумаги. По совершенствованию формы и композиции можно судить о продвижении в умственном развитии, потому что не только мозг учит руку, но и рука учит мозг.

Становление детского рисунка переживает несколько этапов. Периодизация, автор которой Георг Кершенштейнер, описана Л. С. Выготским в своих работах. Кершенштейнер не учитывал стадию «марания», не считая эту продукцию рисунком.

Этапы формирования детского рисунка

Стадия марания

Это пробы рисования. Ребенок создает линию без  «рисунка» в хаосе и нагромождении. Это стадия доэстетическая – значительная часть детского рисования подчинена не красоте, так как нет еще эстетической задачи как таковой.

Часто период «марания» сравнивают с гулением, когда младенец овладевает «звуковой материей». По определению К. Бюлера это «фонетика рисования». Эта стадия продолжительна и неоднородна. Внутри нее есть ряд этапов, когда ребенок:

  1. подражает движениям взрослых,
  2. разглядывает каракули,
  3. рисует линии,
  4. повторяет каракули,
  5. рисует орнамент (овладевает первичной формой),
  6. появляется изображение.
Появление образа

Наступает тогда, когда малыш начинает видеть в своей «картинке» какой-то образ.

Происходит переход от «мараний» к стадии примитивных изображений. Как долго она будет длиться, зависит от скорости формирования зрительно-двигательной координации, совершенствования моторного контроля.

В этот период дети постигают очень важный для развития факт: с помощью линий можно создать сплошные, массивные пятна, то есть одномерное движение может образовать двухмерные массы. У малыша появляются умения изображать некоторые другие формы: неровные круги, нечто напоминающее многоугольники, углы, отрезки линий.

Схематическое изображение

Обычно появляется у детей приблизительно с 4-5 года жизни. Существенное отличие стадии: дошкольник рисует по памяти, а не с натуры.

Считается, что детский рисунок на этом этапе является как бы перечислением, схематическим рассказом об изображаемом предмете.

Период тянется очень долго и проходит ряд ступеней от первых совсем примитивных схем до наполненных существенным содержанием. 

Л.С. Выготский считал детский рисунок на ранних этапах этой стадии предвестником письма. Но чтобы дойти до символов второго порядка – букв, дошкольнику надо сделать еще одно открытие: изображать можно не только образы, но и речь. В норме это происходит примерно в 6-7 лет.

Правдоподобные изображения

Происходит постепенный отход от схемы и появляются попытки воспроизвести достоверный вид предметов. Предметы обрастают деталями.

Одновременно обогащаются темы картин: появляются пейзажи, внутренний вид домов и др. В данный период ошибки в рисунках еще не исправляются совсем или очень редко.

Самый обычный способ исправления – малыш бросает начальную картинку и переходит к новой на новом листе. Процесс рисования пока увлекает больше, чем выполнение определенной задачи на изображение.

В конце периода правдоподобных картин ребёнок начинает рисовать с натуры. Часто взрослые (даже педагоги) думают, что рисовать с натуры гораздо легче, чем по памяти. На самом деле это не так. Прийти к самостоятельному рисованию предметов с натуры без помощи педагога могут немногие дети. Большинство остаётся на этапе схематического рисования.

Необходимо помнить, что бывает затруднительно приурочить каждую стадию формирования детского рисунка к определенному возрасту, так как здесь больше, чем в чем-либо другом сказывается индивидуальная одаренность и влияние обучения.

Вместе с тем детский рисунок дает достаточно четкую картину соответствия особенностей рисования и умственного развития. Именно поэтому психологи рассматривают его диагностическое значение. Рисование умственно отсталых детей отличается отсутствием фазы активного «марания» и поздним появлением четвертой стадии.

mama-pomogi.ru

Этапы развития фотографии как искусства

1858 год Henry Peach Robinson. Первый фотомонтаж

Когда только была изобретена фотография, художники неоднозначно восприняли утверждение, что фотограф тоже художник, творец картин с невиданной доселе детализацией и точностью передачи пространства. Одни художники радовались за фотографов, другие сетовали, что фотоаппарат фиксирует действительность без вмешательства и труда человека.

1875 год. Фотограф Mathew B. Brady. Первый автопортрет

Развитие техник фотографии, химии, физических и оптических свойств помогало создавать фотографам первые произведения искусства. Начиная с 1850-х годов, многочисленные фотоклубы, организации и т.д. активно продвигали фотографию именно как искусство. В следствии чего, было проведены первые фотовыставки и начали выходить первые журналы, посвященные фотоделу.

В 1851-м году, художник Э. Делакруа основал во Франции Гелиографическое общество, а в 1854 году оно было переименовано в французское общество фотографии. Это общество действует и сегодня. В 1853-м году подобное общество организованно и в Англии. Все эти события дали рождение так называемому течению «За высокое искусство в фотографии».

Среди художников были и те, которые сначала восхищались искусством фотографии, потом разочаровывались в них. Художник Д. Рескин, который приветствовал появление светописи в 1840-х, уже через 30 лет писал: «…Фотографии нимало не превосходят изящные искусства потому что по определению искусство есть „человеческий труд, руководимый человеческим намерением».

В фотографию 19-го века пришла мода на подражание живописи. Это касалось композиции пейзажей, портретов, натюрмортов. Это подражание было скрытым протестом против простой прямолинейной фиксации событий. Условности и правила живописи стали теми чертами фотографии, которые делали ее более художественной и выразительной.

В начале 20-го века подражание живописи постепенно исчерпало себя, фотографам стало не интересно и они вернулись к тем средствам выражения, которое присуще только фотографии. Фотомонтаж, или коллаж были известны давно, но в 20-м веке эти приему набрали невиданных оборотов. А с появлением компьютера и программ  графической обработки изображений – фотографы могут осуществить все самые смелые идеи.

intpicture.com

Стадии развития детского рисунка










ТОП 10:







 

Первые детские рисунки называются по-разному: и «марания», и «каляки», «каракули». В. Штерн [199] соотносит их с детским лепетом, подчеркивая тот факт, что и лепет, и каляки – начало нового этапа освоения мира.

Прежде чем начать рисовать, ребенок должен научиться воспринимать чужой рисунок как изображение предметов, только тогда и свою собственную активность впоследствии он сможет осознать как создание таких картинок [115]. Постепенно между случайно начерченными каракулями и знакомым предметом возникает связь по сходству, и рисование включается в двигательную игру, отображающую жизненные ситуации [128].

Позже слово начинает вносить символическое значение в рисунок; оно закрепляет связь рисунка и предмета, что позволит формировать замысел. Тогда калякам будет придаваться то или иное значение. Наконец ребенок начнет рисовать намеренно, предваряя процесс собственным замыслом или указаниями взрослых. Готовность к воспроизведению собственных каракулей включается в зарождающуюся знаковую функцию сознания: ребенок начинает давать каракулям названия, и графические построения обретают значение.

Поскольку развитие детского рисунка идет в нескольких направлениях одновременно, то и классификация стадий его развития оказывается крайне противоречивой в разных работах в зависимости от того, что рассматривается как развитие: взаимосвязь называния рисунка и процесса рисования, усложнение графического изображения или сюжета рисунка, структурирование пространства. Мы будем выделять этапы развития, внутри которых рассмотрим стадии или ступени, хотя надо учитывать, что в различных исследованиях одни и те же ступени развития могут быть названы и этапами, и стадиями, и шагами. Не имеет значения, что называть стадией, а что – этапом, важно, что эти ступеньки развития отмечаются всеми без исключения авторами. Более того, этапы не появляются один за другим. На одном уровне развития рисунка каждый из этапов представлен в той или иной форме.

Первый этап – этап каракуль, или кинестетический рисунок, когда ребенок запечатлевает собственное движение по бумаге. Малыш, беря в руку карандаш, не стремится нарисовать что-то, он просто пробует свою руку и восхищается любым полученным результатом (рис. 4.2). Случайно возникающие формы становятся материалом для игры, причем удовольствие ребенок получает от простой активности на бумаге, от пятен краски, от того, как они сменяют друг друга. Он использует наиболее привычные движения: чиркания и круговые движения.



Каракули представляют собой графические следы, выполненные пальцем, карандашом, фломастером или любым другим предметом, способным оставлять след на поверхности листа, бумаги, стола, стены, обоев и т. д. Это могут быть точки, пятна, линии. Нормально развивающийся ребенок начинает рисовать их в возрасте около одного года (рис. 4.3). Постепенно в этом процессе происходит координация ощущений в зрительной и двигательной сфере, что приводит ко все более изощренным линиям, усилению нажима на лист и тому, что зрение успевает следить за движением руки. Ребенок осознает, что может оставлять видимые следы в этом мире [131].

 

Рис. 4.2. Ребенок, увлеченный процессом нанесения краски на бумагу

 

Рис. 4.3. «Каляки» ребенка (Слава, 2 года 11 месяцев)

 

Р. Арнхейм [9] утверждает, что рисование – это движение, то есть процесс рисования является видом двигательного поведения человека, он развился из наиболее древних видов поведения – жеста, описания формы предмета по его контуру.

На этапе каракуль ребенок проходит несколько ступеней, на каждой из которых появляется нечто новое в его рисунке.

Очередная ступень, на которую ребенок переходит (обычно в возрасте до года), состоит в том, что он обнаруживает определенную взаимосвязь: кроме того, что оставленные им каракули могут существовать сами по себе, они могут означать еще и нечто другое. Он отмечает, что взрослые пытаются связывать то, что есть на бумаге, с реальными объектами. Тогда и он сам начинает интерпретировать то, что было нарисовано. Однако слишком неточное изображение позволяет обозначать одно и то же самым различным образом, а потому он может составить целый рассказ, в котором одна и та же форма выполняет разные функции.




Теперь отдельные изображения становятся элементами графического языка, при помощи которого ребенок создает изображения людей, животных и предметов окружающего его мира. Малыш, как волшебник, может вызывать к жизни существа. Он их нарисовал – и они есть. Он их не нарисовал – и их нет [131].

В египетском мифе бог Тот с лицом Ибиса пишет имя фараона. И пока он не напишет имени, фараон не существует. Ребенку свойственно мифологическое мышление, не чувствительное к фактам (то есть факты не могут изменить представление ребенка, оно меняется только под воздействием другого представления), не чувствительное к числу (малыш еще не освоил количество и легко воспринимает единое как многое). Оно сильно до тех пор, пока правое полушарие мозга осуществляет ведущую роль в познавательных процессах. Как только левое полушарие в связи с развитием речи примет эту функцию на себя, ребенок будет способен к логике взрослых [98]. А пока он, как бог, создает и уничтожает маленькие вселенные на своих листочках бумаги.

Следующей ступенью в освоении пространства листа будет ощущение края. Оно возникает между первым и вторым годом жизни. Если в первых рисунках ребенок легко заходил за края рисунка, не замечая этого, упоенный самой возможностью реализоваться в зафиксированном движении, то теперь он уже видит границу рисунка, и рука четко останавливается перед краем, или линии загибаются в области угла (рис. 4.4).

 

Рис. 4.4. Ощущение края на рисунке ребенка (Арсений, 4 года)

 

Постепенно ребенок выделяет необходимые и достаточные признаки, характеризующие различные объекты. Это сложнейшая задача – нарисовать собаку так, чтобы ее никто не спутал с человеком. Ребенок должен знать, сколько конечностей у того и другого, каковы их типичные позы и т. д. Таким образом, рисование само по себе активизирует процесс познания, умение видеть и понимать, соотносить и размышлять.

К трем годам малыш все чаще и точнее изображает окружности. Сначала они похожи на непрерывный клубок, затем превращаются в отдельные кружки, которые он связывает с конкретными предметами. Считается, что появление окружностей связано с созреванием нервной системы, ответственной за координацию. Но есть и психоаналитическое объяснение, что таким образом ребенок изображает грудь матери. Однако даже дети, выращенные в детском доме, вскормленные искусственно, точно так же рисуют окружности, что опровергает эту интерпретацию.

Круг – это самый простой рисунок и самая распространенная фигура в природе [62]. Есть и представление о том, что в своих рисунках ребенок отражает развитие частей его тела. Например, первое появление окружности соотносится с закрытием главного родничка на голове, а появление зубцов в рисунках – с началом смены зубов у детей [154]. Доказательная база более сильна только у первого из этих представлений (хотя и она нуждается в более сильных аргументах).

Трехлетний ребенок, уже привыкший к карандашу и бумаге, сначала рисует фигуру, затем ее интерпретирует, хотя чуть позднее он может вновь изменить изображение в зависимости от направления игры или сказки. Например, нарисовав случайно неровный овал, он говорит: «О, киска получилась». Затем работает с этим образом, добавляя к нему необходимые элементы. Однако в любой момент в зависимости от настроения или внешней ситуации он может сказать, что «она не получилась». После этого он начинает новый рисунок либо с радостью обнаруживает, что киска превратилась в другой персонаж, причем это может быть и человек, и животное, и неживой объект. Для ребенка, чтобы приписать новую принадлежность его рисунку, будет важно не содержание этого объекта, а его форма.

Постепенно непрерывное фантазирование заменяется иной стратегией рисования: прежде чем дотронуться до листа бумаги, ребенок имеет в голове первоначальный замысел, которого он придерживается некоторое время. Например, садясь за стол, он объявляет, что будет рисовать кошку (рис. 4.5). Теперь рисунок будет оставаться рисунком кошки до конца игры-рисования. Однако такая кошка не сидит на месте, а активно участвует в игре, то выпуская когти, то прыгая, то ласкаясь. Поэтому со временем рисунок для внешнего наблюдателя все менее и менее соответствует замыслу, оставаясь для ребенка таковым.

В процессе рисования ребенок комментирует свои действия, если у него есть благодарные слушатели. Но и оставшись один, он продолжает говорить за своих героев, хотя комментарии становятся более короткими. Поэтому всегда, особенно в естественной для ребенка домашней обстановке, слышится бурчание, в котором можно разобрать реплики участников действия.

Возможности ребенка будут расти, а игра с героями будет еще долго продолжаться. Она будет усложняться записями слов, доступными маленькому художнику для написания (рис. 4.6).

 

Рис. 4.5. Кошка и клубок (Арсений, 3 года)

 

Рис. 4.6. Рисунок-игра с подписями имен главных героев (Станислав, 5 лет)

 

Детское рисование требует огромного количества листов бумаги, поскольку малыши не стирают – это в этом возрасте долгий процесс, а ненужная черточка мешает воображению ребенка. Он вновь и вновь воспроизводит на листе бумаги похожие как две капли воды формы, так что внешнему наблюдателю смена листов бумаги кажется бессмысленным занятием. Однако в процессе этой деятельности, поскольку теперь изобразительная активность ребенка обрела цель, он укрепляет руку, карандаш все более и более точно движется по листу, а художник все более точно представляет свой замысел.

Важный параметр, влияющий на творчество, – эмоциональное состояние творца. Рисунки характеризуют самого ребенка больше, нежели служащий моделью предмет [62]. Это легко заметить по рисунку. Кошка, которая лежит перед ребенком, свернулась в клубок, и ее лап не видно. Но ребенок знает, что у нее есть лапы, поэтому он честно рисует то, что не видят его глаза (см. рис. 4.1 и 4.5). Опыт рисования заставляет его сличать рисунок и оригинал. Если рядом окажется компетентный взрослый, который будет осторожно обращать внимание ребенка на разницу, ребенок быстро научится рисовать то, что он видит, особенно при наличии образной памяти, более того, он просто научится видеть.

Мы уже отмечали, что человек видит лишь то, к чему готов. Ребенок рисует лапу кошки. Но он замечает, что она не похожа на реальную. Он вглядывается в реальную и видит когти. Тогда он рисует когти. Некоторое время это большее сходство его удовлетворяет. Но он вновь видит неточности, особенно в тех случаях, когда ребенок находится в детском коллективе и может сравнивать свои рисунки с другими, или есть взрослый, готовый помочь. Тогда он учится рисовать не лапу-палку а лапу с изгибом (см. рис. 4.1 и 4.5). Так постепенно идет познание мира с одновременным обучением видеть формы, цвет, текстуру, световые блики.

Таким образом, развитие художественного мастерства ребенка движется в нескольких направлениях. С одной стороны, из спонтанной активности на бумаге оно переходит к связыванию изображенного с теми или иными образами, с другой – он сначала предсказывает будущий образ, а затем реализует его на бумаге.

К пяти годам у нормально развивающегося ребенка складывается индивидуальная символическая система, позволяющая ему использовать пространственные и цветовые коды для передачи информации при помощи рисунка [131].

Следующим этапом развития детского творчества будет рисование человека.

 

Первые изображения человека

 

Большинство взрослых пасует перед просьбой нарисовать человека. Но чем меньше ребенок, тем проще он соглашается на подобное предприятие. Он не ведает страха и не чувствует сложности. Как и в других рисунках, он изображает не человека, а его идею.

Классификацию стадий в изображении человека ребенком предложил Г. Роум еще в 1913 г. [62]. Он выделил следующие стадии.

1. Самые ранние попытки, при которых изображение не узнается.

2. Стадия «головастиков», на которой человек состоит из головы и ног.

3. Переходная фаза, в которой головастик приобретает туловище и дополнительные части тела.

4. Полное изображение лица человека с постепенным добавлением частей тела.

5. Переходная стадия, на которой появляется профиль, но эти попытки приводят к созданию смешанного профиля, в котором у человека представлено 2 глаза и 2 носа, а все тело нарисовано фронтально.

6. Правильная профильная ориентация, начало изображения движения.

Образ человека в первых рисунках предельно схематичен. Это окружность более или менее правильной формы, которая объединяет в себе голову и туловище. К ней под прямым углом прикрепляются палкообразные руки (в направлении, близком к горизонтальному) и вертикально ориентированные ноги. Это изображение принято называть головоногом (рис. 4.7). Он отображает то главное, что видит в себе и других ребенок: лицо, голову как объект жизнеобеспечивающий, несущий эмоциональную характеристику предмета, и ноги как средство передвижения. Однотипный рисунок многократно отрабатывается ребенком, пока не получит дальнейшее развитие.

 

Рис. 4.7. Первый рисунок человека – головоног (Арсений, 3,5 года)

 

Существует противоречивое объяснение такого рисунка. Так, Р. Арнхейм [9] утверждает, что в круге головастика представлены и голова, и тело, а следовательно, конечности прикреплены правильно, а название «головоног» – неверно. В то же время Д. Дилео [62], приводя массу изображений и объяснений, которые он услышал от детей, утверждает, что тела у этих рисунков нет, есть только голова.

По мнению Р. Арнхейма [9], в конструкции головонога заложена самая ранняя (по появлению в сознании) структура вертикально-горизонтальных отношений. Распростертые под углом 90 градусов руки – наиболее четкое зрительное изображение разницы направлений рук и ног. Точно так же малыш в этом возрасте направляет и ветви деревьев (рис. 4.8). Трансформируясь с возрастом и опытом ребенка, головоног получает туловище, уши, волосы, руки, ладошки и растопыренные пальцы. Тело становится прямоугольным и таким же по величине, как и голова. Уже у пятилетних детей не встречается рисунков, на которых человек изображен схематично, с руками и ногами в виде палок.

 

Рис. 4.8. Дерево с горизонтальными ветвями (Арсений, 3,5 года)

 

Еще один вопрос, постоянно всплывающий в научном обсуждении: рисует ребенок себя или кого-то другого? Многие настаивают, что он вкладывает в рисунок восприятие своего тела, которое активно развивается после первого года жизни. Восприятие себя – это основа, благодаря которой ощущения, полученные из окружающего мира, приобретают смысл. Как только ребенок начинает осознавать части своего тела, их положение в пространстве, свою возможность управлять движениями, формируется чувство индивидуальности.

Многие исследователи утверждают, что ребенок рисует себя. Однако, возможно, более прав Д. Дилео [62], который, соглашаясь, что ребенок спонтанно предпочитает рисовать человека своего пола, чаще рисует не ребенка, а взрослого человека. Возможно, именно поэтому рисунки детей разных рас одинаковы. Себя же малыш начинает рисовать гораздо позднее, когда рука будет более умелой. Если ребенок здоров и не имеет серьезных проблем, очарованный внешним миром, он забывает себя и изображает в рисунках скорее концепцию человечества, чем себя [62]. Точно так же мы не думаем о своем сердце, если оно не болит, не замечаем рук и ног, если они не устали. Ребенок, не испытывающий тревог и страхов, не чувствует себя.

То, что ребенок рисует не себя, подтверждается и тем, что освоенные в рисунке человека формы переносятся на другие объекты, например, животных, которые в это время в существенной мере «очеловечиваются» (рис. 4.9).

 

Рис. 4.9. Волк (Маша, 3,5 года)

 

Одна характерная черта в изображении людей остается постоянной. Вплоть до 10–11 лет лицо в них показывается только фронтально и лишь при необходимости – в профиль (рис. 4.10). Чаще всего профиль ориентирован влево [128, 131]. Появление профильного рисунка обусловлено новыми требованиями взрослеющего ребенка к рисунку и попыткой передачи движения [131].

 

Рис. 4.10. Мама (Арсений, 4 года)

 

Тело человека длительное время изображается в двух проекциях – плечи показаны фронтально, а ноги, вернее стопы, развернуты влево (см. рис. 4.9). То, что человек изображен анфас, можно объяснить несколькими способами. Это может быть и результат неумения изобразить человека в сложном повороте корпуса тела. Но это может быть и диалог ребенка с героем в процессе рисования (особенно в младшем возрасте). Трудно разговаривать с человеком, который отвернулся от тебя. В случае если персонаж представлен анфас – он предстает в наиболее выгодном свете, поскольку можно продемонстрировать все детали его лица. Встречаются рисунки, где совмещено положение анфас и профиль. Например, на изображении лица в профиль появляются два глаза, а в анфас – нос показан в боковой проекции. По-существу это изображение объективной геометрии пространства, в которой в одном изображении совмещены проекции разных сторон объекта. Такое несоответствие проекций разных частей возникает не только из-за стремления показать наличие на лице героя всех его частей (в случае с глазами), но и при выходе из трудного положения, связанного, в частности, с изображением сложной формы носа во фронтальной проекции [128].

Надо отметить, что подобные изображения встречаются и на египетских рисунках, выполненных на стенах пирамид [128], что также свидетельствует об универсальности рисунка ребенка и некотором сходстве этапов развития изображения в онтогенезе и филогенезе.

Но вплоть до восьми-девяти лет голова изображается несоразмерно большой (рис. 4.11). Возможно, что здесь играет роль интуитивное ощущение пропорций своего тела [128]. Представительство объектов, расположенных на голове, в коре головного мозга существенно больше, чем других органов. Да и у малыша соотношение головы и туловища иное, чем у взрослого, поскольку у взрослого голова составляет 1/8 всего тела, а у ребенка – 1/4.

 

Рис. 4.11. Красноармейцы (Станислав, 5 лет)

 

По причине детского эгоцентризма маленький художник может приписывать свои ощущения восприятия тела другим. Но у этого феномена могут быть и более тривиальные объяснения, например, состоящие в том, что на голове самое большое количество деталей, которые обязательны для обозначения человека, и ребенку пока сложно расположить их в маленькой окружности. Поскольку рисунок обычно начинается с головы, то ей и предоставляется большее место, тогда как все остальное рисуется по остаточному принципу (рис. 4.12).

Движение человека дети начинают рисовать поздно, поскольку, как уже упоминалось, чтобы быть познанным, нужно быть понятым. Но движение познается позднее всего. До 7–8 лет ребенок не может еще предвидеть последствия изменений, возникающих при движении, а потому и не может изобразить то, что только еще будет [131].

 

Рис. 4.12. Герой (Станислав, 7 лет)

 

Рисуя эмоции, например счастье, грусть и гнев, дети предпочитают фиксировать их с помощью рта, а не бровей [228, 267]. М. Саил (М. Sayil) [267] попытался понять это. Он проанализировал рисунки 4-, 6-, 8– и 10-летних детей. Дети лучше рисовали рот, чем брови, как в задачах на копирование, так и при свободном рисовании. Предпочтение рта объясняется не только трудностями рисования наклонных линий, но и недостаточностью внимания к деталям, неспособностью схватить экспрессивный аспект, усиливая внимание к деталям.

 

Пространство в рисунке

 

Третьим этапом в развитии рисунка ребенка можно считать структурирование пространства. В первых рисунках, соответствующих этапу каракуль, предметы нарисованы в любой последовательности, без ориентации в пространстве. Структура изображения ограничена только пространственными рамками листа, который часто и определяет взаимосвязи объектов, их протяженность и форму. Но уже на ранних стадиях творчества в рисунке формируется определенный внутренний порядок и возникает зрительная согласованность в организации объектов, например, во всем человеке или в фигуре головастика. Хотя фигуры, с точки зрения взрослого, кажутся плывущими в пространстве, вне гравитации, связь разных частей рисунка хорошо согласуется: например, лицевые особенности помещены близко друг к другу, обычно внутри круга или следуют сверху вниз к пуговицам (см. рис. 4.11).

Чтобы структурировать пространство, ребенок должен знать о нем, а главное – знать слова, обозначающие те или иные аспекты структуры пространства, например, понимать, что такое «перед» или «после». Ему нужно задумываться над тем, как сделать, чтобы кошка оказалась под столом, а не на нем. В процессе рисования происходит взаимное развитие пространственного мышления и владения пространством на бумаге. Ребенок уже освоил пространство в движении, но оно не было им осмыслено. Рисование активно подталкивает к этому, особенно при наличии взрослого, готового поддержать ребенка [229].

В возрасте между тремя и четырьмя годами малыш начинает изображать не просто отдельные объекты, но объекты во взаимодействии с миром. Под ногами должна быть земля, а над головой – небо, поскольку именно так устроен мир в голове ребенка. И тут ребенок, который уже собирает реальные формы из кубиков, создает сложнейшие картины в мозаике, сталкивается с чем-то, что еще не осознал его мозг. На двухмерном листе нужно воссоздать трехмерное пространство. Эта сложнейшая и для взрослого задача для маленького художника долго остается нерешенной. Чтобы решить задачу, нужно сначала поставить вопрос. Но в данном случае вопрос ребенок поставить не может, так как не знает ни слова «пространство», ни, тем более, что оно может быть двумерным или трехмерным. Он только знает, что рука движется по бумаге иначе, чем в комнате, но этот факт знает его рука, и о нем не догадывается его сознание, оперирующее словами.

Именно с этим связано кажущееся различие во владении пространством в мозаиках (пазлах), в реальном пространстве и на бумаге. В реальном пространстве оно структурировано не ребенком, он просто живет в нем и действует, постепенно подчиняясь его закономерностям. В мозаиках он действует в рамках заданных форм, поскольку в частицах мозаики взрослый уже ввел объем. Но на листе бумаги ребенок впервые сам должен создавать пространство, о котором он знает слишком мало для этого [229].

Именно поэтому фигуры на рисунке плывут в пространстве, хотя внутренняя взаимосвязь внутри фигур ребенку уже знакома, поэтому внутри каждой фигуры наблюдается определенный внутренний порядок и зрительная согласованность в организации (рис. 4.13). Например, хотя паровоз и парит в пространстве, но все вагоны расположены в правильной последовательности.

 

Рис. 4.13. Паровоз, парящий в пространстве (Славик, 4,5 года)

 

Различные модели, развиваемые детьми, обычно просты, но визуально соответствуют задаче и уровню трудности решаемой проблемы. Развитие рисунка человека предполагает не простое движение от примитивного к большей точности, а эксперимент с пространством и его составляющими и создание мысленных моделей этого пространства.

Если провести эксперимент и попросить ребенка воссоздать фигуру человека разными способами: собрать из имеющихся частей, нарисовать под диктовку, завершить начатый взрослым рисунок и нарисовать самому, то станет ясно, что малыш вне рисования может много больше. Значит, не только особенности его мышления, например детский реализм [251], не позволяют ему нарисовать человека, а нечто большее – сложность создания трехмерного пространства на плоской бумаге. Возможно, именно это, а не неумение видеть объект, приводит к ошибочным размещениям объекта на бумаге, сгущению в одних местах и разрежению в других, замене одних частей другими.

В рисунке могут встречаться и сюжеты, не соответствующие реальности: всадник на коне с обеими ногами по одну сторону (чтобы он не получился одноногим) (рис. 4.14), люди, находящиеся в лодке, просвечивают через ее борта (чтобы не были обрубленными). Такой тип рисунка называется рентгеновским стилем. Этот стиль также не объясняется в рамках детского реализма и скорее соответствует попытке ребенка представить трехмерное пространство на двумерном листе бумаги [9]. Мы помним, что ребенок в рисунке выступает как творец. Поэтому он должен творить «правильно»: у всего им созданного должны быть все положенные элементы, иначе он сделает им больно. Лишь к 7–8 годам рентгеновский рисунок полностью исчезает. Ребенок к этому времени утрачивает свои амбиции создателя сущего. Он понимает, что рисунок – это не жизнь, а лишь ее знак.

Уже в возрасте четырех-пяти лет может возникать прием, характерный для древнеегипетских рисунков, – фризовая (ленточная) композиция. В рамках российских исследований первым описал ее А. В. Бакушинский [15]. В ней земля изображается в виде опорной линии, а фигуры людей и животных располагаются на ней (рис. 4.15).

 

Рис. 4.14. Тачанка (Станислав, 5 лет)

 

Рис. 4.15. Пример фризовой композиции в детском рисунке

 

Пространство для неба остается незаполненным. Иногда оно представлено линией или облаком. Если в одном фризе сюжет не укладывается, то возникает второй и даже третий ярус (рис. 4.16). Изображение на фризе выглядит таким образом, как будто ребенок видит происходящее в некоторой последовательности, с низкого горизонта, по мере того как движется вдоль листа [128].

 

Рис. 4.16. Многоярусная фризовая композиция «Мир». на первом ярусе ее представлен разрез квартиры. а на втором – окружающий мир с вулканом

 

Фризовая композиция является первой попыткой ребенка построить систему пространственных координат, которая организует картину мира, создаваемого им на листе бумаги. В нем главным структурообразующим принципом является вертикаль – разделение листа на верх, середину, низ. Это самая ранняя и в эволюции, и в онтогенезе пространственная схема, при помощи которой ребенок пытается построить модель обитаемого мира [131].

По мере взросления влияние культуры проявляется в том, что вертикальная координата в рисунке приобретает символическое значение оси ценностей. Небо соотносится с божественным, светлым, земля – с низким и темным, горизонталь связывается со временем.

Овладение пространством происходит через стадию рисования изображения в плане. Чаще подобные рисунки совмещают две точки зрения – вид сверху и вид сбоку. Чтобы показать протяженность, глубину пространства, ребенок создает план-карту местности или места, на котором во фронтальной плоскости показывается все, что там находится [128]. В силу особенностей конструкции, в таком рисунке для неба и горизонта места не остается (рис. 4.17).

 

Рис. 4.17. Совмещение в рисунке плана и вида сбоку и сверху

 

Рассматривая универсальность детского рисунка, мы говорили о том, что ни один предмет в нем не может заслонять другой. При организации пространства ребенок не нарушает этот принцип, даже если он противоречит видимому (рис. 4.18). Например, сидящий за столом человек будет изображен так, что скатерть не заслоняет его ноги. Руки будут такой длины, которая нужна, чтобы дотянуться до чашки.

Тот факт, что дошкольники и дети младшего школьного возраста отождествляют в рисунках плоскость изображения с реальной предметной плоскостью, делают изображения без фиксации верха и низа, соединяют в рисунке предметы, изображенные в плане, с предметами, увиденными в профиль и прямо, свидетельствует о том, что у ребенка не сформировалось представление о собственной точке зрения. Следовательно, это и есть отражение детского эгоцентризма [50].

 

Рис. 4.18. Отсутствие наложения объектов в рисунке дошкольника

 

Таким образом, примерно в 5 лет к ребенку приходит осознание сложных пространственных отношений в мире вещей. Сообразуясь со своей логикой мышления, знаниями и представлениями о реальном мире, он решает эти проблемы в изобразительной деятельности специфическими способами. Глубина как третье измерение и как перспективное сокращение размеров удаленных предметов вплоть до 9-11 лет не присутствует в рисунке. Отсутствие уменьшения размеров (прямой перспективы) может быть связано с тем, что ребенок не ориентирован на изображение отдаленных частей пространства. Напротив, он нацелен на рисование близкого пространства, низкого горизонта, близкую точку зрения [128].

 

Цвет в рисунке ребенка

 

Ребенок погружен в мир света и цвета. Первоначально цвет накрепко соединен с объектом и не выделяется как некое качество. Встреча с карандашами, а потом и красками открывает перед ребенком бесконечные возможности игры цветом.

Весьма часто взрослые полагают, что ребенку стоит предлагать яркие, интенсивные, плотные цвета. Но в реальности они практически не встречаются, а глаз ребенка эволюционировал, приспосабливаясь к реальности, а не к ярким игрушкам. Упражняться глазу легче, лучше, на мягких оттенках прозрачных красок, а не на интенсивных и плотных. На каждый цвет, который мы видим, внутри создается дополнительный цвет, так что в картине всегда присутствуют три основных цвета (рис. 4.19).

 

Рис. 4.19. Соотношение основных и дополнительных цветов.

 

Основные цвета подчеркнуты. Два основных дают смешанный. дополнительный к оставшемуся основному. Из трех основных можно получить все остальные цвета (схема) [169]

 

В освоении ребенком цвета присутствуют те же закономерности, что и при освоении формы. При первой встрече с цветом он не соотносит цвет изображения с цветом реального объекта. Поэтому в самом раннем возрасте ребенок выбирает полюбившийся цвет и рисует им всю картину. Затем он узнает, что каждый предмет имеет свой цвет. Он весьма быстро осваивает значение цветов и использует их как штамп: небо – синее, солнце – желтое, вовсе не пытаясь соотнести цвет с реальностью. Он лишь ориентируется на слово, которым обозначается цвет карандаша, хотя возможно ошибочное соединение слова и реального цвета. Именно в освоении цвета особенно очевиден факт, что рисует малыш не объективную реальность, а имеющееся у него знание. И пока у него небольшой набор слов для обозначения цвета, примитивной будет и цветовая гамма рисунка. Но знакомство с оттенками и освоение процесса смешивания красок может значительно продвинуть малыша на пути познания мира и повысить качество его рисунка.

 











infopedia.su

История развития фотографии как искусства

Сегодня ни у кого из нас не вызывает сомнений тот факт, что художественная фотография является искусством, отражающим творческое видение фотографа как художника. Однако еще на заре развития фотографии в течение нескольких десятилетий острым стоял вопрос о том, можно ли отнести фотографию к искусству или это просто не более чем средство фиксации и передачи информации об окружающем нас мире.

Долгие годы потребовались фотографии на то, чтобы отвоевать собственное место в мире искусства, наряду сскульптурой, кинематографом, живописью и театром. Зато теперь любой фотограф может выразить свое отношение к окружающему миру и явлениях посредством таких средств фотографии как ракурс, цвет или выбор момента съемки.

Когда появились первые фотографические отпечатки, никто не принимал фотографию всерьез. Она считалась лишь простым баловством и детской забавой для ограниченного круга людей. В первые годы после своего возникновения фотография в силу технических ограничений не могла претендовать ни на документальность, ни на какую-либо художественную ценность, ни на свободу световых решений и творческого видения фотографа.

В XIX веке было широко распространено мнение о том, что к искусству можно отнести только рукотворное произведение. Соответственно, фотографические отпечатки, которые получали при помощи различных физико-химических методов, просто не могли претендовать на статус искусства. Даже несмотря на то, что уже первое поколение фотографов пытались несколько оживить композицию своих снимков какими-либо интересными приемами и подходами, тем не менее, фотография так и продолжала оставаться в глазах общественного мнения забавной безделушкой.

Фотография рассматривалась критиками того времени только как механическая копия реальности, способная быть лишь подобием художественной живописи. Вплоть до 20 – 30-х годов XX столетия в статьях и публикациях всерьез рассматривался вопрос о том, является ли фотография искусством или это всего лишь прикладное, практическое умение, где ключевую роль играет техника, а не сам фотограф.

В развитии фотографии как искусства выделяют несколько периодов. Еще на заре развития фотографии она мало чем отличалась от живописи, то есть фотографы пытались использовать хорошо знакомые им живописные приемы в фотографии. Они снимали, главным образом, монументальные, недвижимые объекты. Такие первые фотографические отпечатки относились к жанру портрета или пейзажа. Кроме того, вследствие возникновения газетной индустрии в XIX веке фотография заняла нишу простого документального свидетельства тех или иных событий. Можно сказать, что тогда еще не было никакой речи о выразительности и художественности фотографии. Когда же фотография действительно стала искусством?

«Две дороги жизни» О. Г. Рейландер. 1856.

Наверное, какую-то точную дату назвать нельзя. Но историки фотоискусства отмечают для себя знаковое событие, случившееся в 1856 году. Тогда швед Оскар Г. Рейландер сделал уникальный комбинированный отпечаток с тридцати различных ретушированных негативов. В его фотографии под названием «Две дороги жизни» словно описывалась древняя сага о вступлении двух молодых людей в жизнь. Один из главных героев на фотографии обращается к различным добродетелям, милосердию, религии и ремеслам, а другой, наоборот, увлекается такими греховными прелестями жизни, как азартные игры, вино и безнравственность. Этот аллегорический снимок мгновенно получил широкую известность. И после выставки в Манчестере фотографию Рейландера приобрела для коллекции принца Альберта сама королева Виктория.

Эту комбинированную фотографию можно по-праву отнести к одним из первых самостоятельных произведений, относящихся к фотоискусству. Творческий подход Оскара Г. Рейландера опирался, конечно, на классическое искусствоведческое образование, полученное им в Римской академии. В дальнейшем с его именем связаны и разнообразные эксперименты с фотомонтажом, и с разработкой двойной экспозиции, и с потрясающей многоэкспозиционной фотографией.

Дело Рейландера продолжил талантливый художник и фотограф Генри Пич Робинсон, который прославился благодаря своему комбинированному снимку «Уходящая», сделанному с пяти негативов. На этой художественной фотографии была запечатлена умирающая в кресле девочка, над которой печально стоят ее сестра и мать, а отец смотрит в открытое окно. Снимок «Уходящая» подвергся критике за искажение правды, но, тем не менее, обрел широкую известность. Его тут же приобрел английский королевский двор, а наследный принц даже дал Робинсону постоянный заказ на один отпечаток любой подобной фотографии.

«Уходящая». Г. П. Робинсон

Сам Робинсон стал ведущим представителем так называемой пикториальной фотографии в Англии и Европе. Это направление фотоискусства занимало господствующее положение в фотографии вплоть до первого десятилетия XX столетия. В пикториальной фотографии использовались многие живописные эффекты и приемы.

Надо сказать, что фотография долгое время не могла уйти из «тени» живописи. Впрочем, развитию фотографии как самостоятельного искусства в начале прошлого века во многом способствовали регулярные выставки, на которых наряду с простыми красивыми кадрами зрители могли увидеть и интересные фотографии, заслуживающие звание «художественного произведения». Одной из первых таких международных выставок была галерея фотографии со скромным названием 291, которую открыл Альфред Стиглиц в 1905 году в Нью-Йорке. Эта была настоящая выставка современного искусства, на которой имена известных художников стояли в одном ряду с фотографами.

С началом 20 – 30-х годов в фотоискусстве начинается новый период, непосредственно связанный с массовым выпуском газет и журналов. Фотография меняет свой стиль в пользу документальности и репортажной съемки. Документальность и художественная реализация постепенно сплетались в фотографии в единое целое. Появилось новое поколение фотографов, которые посредством репортажной и документальной съемки ежедневно делали историю своей страны и всего мира. В этот период в фотоискусстве тесно соединились между собой художественная выразительность с идейной и социальной составляющей.

Фотография становится носителем некой исторической правды, отображением реально происходивших событий. Недаром в 20-30-е годы особую ценность представляли различные плакаты, фотоальбомы и журналы. Именно в эти годы начали появляться содружества и общества фотохудожников, которые стремились превратить фотографию в самодостаточный вид искусства.

В нашей стране, правда, эти позитивные процессы в конце 30-х годов были фактически заморожены. Железный занавес надолго изолировал отечественную фотографию от тенденций художественной международной жизни. Талантливые советские фотографы вынуждены были заниматься лишь соцреалистическим фоторепортажем. В годы Второй мировой войны многие из них побывали на фронтах сражений и сумели запечатлеть на пленку памятные моменты великой победы.

В 60-70-е годы фотоснимки вновь стали рассматриваться как самостоятельные художественные произведения. Это эпоха фотореализма и смелых экспериментов с различными фотографическими технологиями и художественными приемами. Начиная с этого периода времени, все направления фотографии, находившиеся на периферии общественного внимания, получили, наконец, право на то, чтобы быть представленными в качестве самостоятельной художественной ценности в искусстве. Появляются новые жанры фотографии, в которых ключевым моментом становится авторский замысел и творческое видение фотографа. Известные фотографы того времени в своих художественных работах начали затрагивать такие знаковые общественные проблемы, как социальное неравенство, нищета, эксплуатация детского труда и многие другие.

Очередному перевороту в фотоискусстве мы обязаны переходу с пленки на цифровые фотоаппараты. Цифровой формат изображения позволил фотографам несколько отойти от простого зеркального отображения окружающей их действительности. С появлением цифровых фотоаппаратов, компьютеров и графических редакторов фотограф получил возможность для преобразования своих снимков таким образом, чтобы зритель имел возможность познакомиться с творческим видением создателя изображения и погрузиться в его ирреальный мир. Хотя фотография в наши дни стала массовым явлением, для фотографии как искусства по-прежнему важны избирательность и особое личностное «видение», позволяющее человеку с помощью фотографических средств создать настоящее произведение искусства.

Несмотря на то, что с помощью цифрового фотоаппарата можно сделать несколько сотен снимков в считанные минуты, безусловно, не каждый кадр можно отнести в разряд художественных. Современный фотохудожник выражает свое видение мира или авторский замысел посредством ракурса, умелой игры света и тени, тонкого выбора момента съемки и других приемов. Таким образом, в самом центре фотоискусства по-прежнему находиться фотограф, а не техника. Только человек способен вложить в изображение частичку своего внутреннего мира, чтобы снимок «оброс» новыми эмоциями и раскрыл талант самого фотохудожника.

Источник: Фотокомок.ру – тесты и обзоры фотоаппаратов (при цитировании или копировании активная ссылка обязательна)

www.fotokomok.ru

Этапы картинка – Этапы и стадии развития детского рисунка

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Пролистать наверх