Хельмут ньютон они идут: Хельмут Ньютон “Они идут”. Хельмут классик фотографии ХХ века. Пик… | by Unityplace

Содержание

Голая правда Хельмута Ньютона – Власть – Коммерсантъ

Рассказывают модели

Ольгу Слуцкер фотограф заставил постричься и войти в образ роковой женщины

"Это человек, которого хочется слушаться"
       Ольга Слуцкер, владелица World Class Fitness Centre:
       — До того как Хельмут решил меня снимать, он увидел мою фотографию, которую я прислала. Он сначала пригласил меня к себе поужинать и пообщаться — в общем, сделал все, чтобы как-то познакомиться. Съемки проходили в Монако 11 сентября. Мы отключили мобильные телефоны, совершенно выпали из жизни и даже не представляли себе, что где-то в Нью-Йорке рушатся башни. Ньютон пришел на съемки, как положено, со своей командой из стилиста и визажиста, которые меня стали готовить. Знаете, самое главное, что мне запомнилось,— это удивительное доверие к нему. Это человек, которого хочется слушаться. Когда я пришла, он мне сказал, как он меня видит: такой строгой, холодной, стильной женщиной, ну, в своем обычном стиле. А потом говорит: "Ты не будешь против, если мы тебя подстрижем?" Делать каре совершенно не входило в мои планы, но я почему-то сразу согласилась. Каждый кадр Хельмут выстраивал минут по двадцать, продумывая все до мелочей, четко говорил мне, что я должна почувствовать, как поставить руки-ноги. Сказал, что не работает с компьютером и предпочитает просто дневной свет, чтобы все было естественно. Я была потрясена, когда увидела его фотоаппарат — совершенно обычный "Никон". На что Хельмут ответил мне: "Не фотоаппарат решает, что есть что".
       
"Когда я приехала, за наручниками уже послали"
       Айдан Салахова, галерист:
       — С Хельмутом Ньютоном у меня было две большие встречи. Одна в 1989 году, когда его выставка "Большие ню" была в Пушкинском музее и у меня в галерее. Тогда ему еще журнал Vanity Fair заказал статью про Москву, искусство и первую галерею. Он снимал тогда Мишу Крока, Мишу Якута, меня и еще несколько человек. Помню, как мы его водили в ресторан "Будапешт". Он был очень оживленный, радовался, что все посетители ресторана позволяют себя снимать, а мы все время заказывали для "дорогого гостя из Монако" песню "Очи черные". Десять лет спустя мы с ним встретились на ярмарке в Базеле. Ему понравилась моя короткая стрижка, и он предложил меня снять в ресторане обнаженной и прикованной наручниками к батарее. Для меня это, честно говоря, был шок, потому что я никому обнаженной не позировала. Мне его галерист позвонил из ресторана и это предложил. Сначала я подумала, что это шутка и меня просто приглашают на обед. Но отказать маэстро я не решилась: мне показалось, что это было бы глупо — другие за это деньги платят, а меня Ньютон будет снимать бесплатно. Когда я приехала, оказалось, что хозяйка уже послала кого-то в полицию за парой наручников и все ждут только меня.
Ньютон заранее попросил меня снять белье, чтобы не осталось следов. Снимал он обычной мыльницей, кажется "Олимпусом". Но этой фотографии я так и не увидела: Хельмут нашел ее неудачной и взамен прислал мне работу 1989 года с дарственной надписью.
       

Фотоальбом Хельмут Ньютон. Блог Александра Сакулина

Эта статья продолжает серию материалов, посвященных искусству фотографии. На очереди обзор альбома «Хельмут Ньютон: фотографии». Вы узнаете о творчестве знаменитого классика, а также о судьбоносном подвиге самозванца.

История этой статьи началась еще летом. Vogue Россия за август 2013 шокировал меня громкой фразой (стр.32): «…Немецкий фотограф уже не первый год живет и работает в Нью-Йорке, регулярно снимает для русского Vogue. Для этого номера сделал съемку аксессуаров в духе своего кумира Хельмута Ньютона». Разумеется, я сразу пролистал на эту историю (стр. 172) в надежде найти что-то интересненькое. Увидел вступление редакции: «Туфли на шпильках с ремешком на щиколотке, сапоги на шнуровке, клатчи — аксессуары осени как будто сошли с самых сексуальных фотографий Хельмута Ньютона». Многообещающее начало! Я торопливо пробежался взглядом по картинкам. Но оказалось, что духом Ньютона и никакой сексуальностью даже не пахнет. Может и есть какие-то общие черты в технике исполнения, но не больше.

«Они идут» Vogue 08 (174) авг.2013

«Они идут» Vogue 08 (174) авг.2013

«Они идут» Vogue 08 (174) авг.2013

Зато это неординарное событие побудило меня более подробно изучить творчество классика. Первым мне под руку попался альбом «Хельмут Ньютон: фотографии», приуроченный к его фотовыставке в Новой Национальной галерее в Берлине. Об этом издании дальше и пойдет речь. Разумеется, все подробности я раскрывать не буду, чтобы сохранить интерес, но несколько занимательных фактов из жизни и творчества Ньютона все же расскажу. Кстати, тексты в этом альбоме написаны на трех языках, в том числе на русском. Поэтому вы без труда сможете их прочитать сами. Раз уж мы заговорили о «духе Ньютона», то наверное логично будет разобраться с этим в первую очередь. Что же в нем такого особенного? Чего я не увидел в работах самозванца? Главные отличия можно поделить на две большие группы: образы и символы.
Фотограф Хельмут Ньютон. Образы.

Считается, что именно Ньютон под влиянием авангарда в искусстве того времени стал предвидеть образ новой женщины: сильной, самостоятельной, властной. Его героиня могла выглядеть строгой, иногда пугающей, но всегда самодостаточной. Все происходит под ее контролем или с ее молчаливого согласия, а желания стоят во главе угла. Сексуальность женщин кроется в простоте и сосредоточенности, внутреннем эмоциональном состоянии.

фотограф Хельмут Ньютон

Ким Бесинджер, фотограф Хельмут Ньютон

Сигурни Уивер, фотограф Хельмут Ньютон

фотограф Хельмут Ньютон

фотограф Хельмут Ньютон

фотограф Хельмут Ньютон

Такая женщина просто не может надеть на себя кепочку заводского рабочего, вульгарную золотистую подвеску с надписью «cool» и брошь со стразами в виде бабочки. Ей совсем не идут чулки в крупную клетку и вызывающий браслет с блестящими иглами. Ей не нужно привлекать к себе внимание леопардовым клатчем или броской юбкой. Все эти атрибуты не имеют ничего общего с женщиной Хельмута Ньютона, которая предпочтет пойти по улице в нижнем белье с элегантной сумочкой Louis Vuitton, чем выглядеть как глупая сорока.

Ева Герцигова, фотограф Хельмут Ньютон

Фотограф Хельмут Ньютон. Символы.

В снимках Ньютона много загадочности. На протяжении всей своей карьеры он подчеркивает ее соответствующими символами: зеркала, открытые и закрытые двери, лестницы, обнаженная натура в простой домашней обстановке.

фотограф Хельмут Ньютон

фотограф Хельмут Ньютон

фотограф Хельмут Ньютон

фотограф Хельмут Ньютон

фотограф Хельмут Ньютон

фотограф Хельмут Ньютон

Для того чтобы погрузиться в настроение Ньютона, достаточно знать несколько деталей его биографии. Он восхищался дорогими автомобилями и атрибутами роскоши, но в действительности не мог себе их позволить. Ньютон стремился быть в кругах современной свободной элиты. Он показывал разные грани этого мира, прикасался к нему, но никогда не являлся его частью. В этом разрезе, мне кажется, совсем не уместно отождествлять его видение с современным готическим гламуром. Совершенно другие образы, совершенно другие символы.

Хельмут Ньютон: фотографии. Обзор альбома.

Фотоальбом интересен и тем, что раскрывает разные грани творчества Ньютона. В частности, его увлечения фотографией в разных жанрах: мода, натурная съемка, портрет. В альбоме представлены снимки из его серий «рентгеновская фотография», «обнаженные в полный рост», «манекены», «берлинские девушки». Примечательно, что практически в каждом снимке читается его настроение, драматизм, острый взгляд, чувство юмора и даже порой ирония.

фотограф Хельмут Ньютон

Рентгеновская съемка

Берлинские девушки

Манекены

Манекены

Марлен Дитрих, фотограф Хельмут Ньютон

Обнаженные в полный рост

Обнаженные в полный рост

Обнаженные в полный рост

Интересно посмотреть его портреты. На эту тему мне запомнилась фраза

Я фотографирую людей, которых люблю, которыми восхищаюсь, известных и – в особенности – неизвестных.Хельмут Ньютон

Фильмы о Хельмуте Ньютоне.

Если у вас нет возможности найти альбом, но появилось большое желание поближе познакомиться с творчеством Хельмута Ньютона, то можете начать с фильмов. Правда, они на английском. Но все достаточно просто, доступно и понятно. Так что даже с базовыми знаниями языка сложностей возникнуть не должно.
1. «Helmut by June» — документальный фильм, снятый его женой, Джун. Посмотреть можете по ссылке .
2. «Helmut Newton: Frames from the Edge» («Сцены на грани»).

Заходите почаще, подписывайтесь на обновления по e-mail, оставляйте комментарии ниже и делитесь с друзьями в своих любимых социальных сетях. До скорых встреч!

Хельмут Ньютон (Helmut Newton). Хельмут Ньютон, биография, новости, фото


Хельмут Ньютон – это уже не просто имя, Хельмут Ньютон - один из выдающихся фотографов ХХ века, и он уже давным-давно стал признанным классиком фотографии.

Жанры, в которых работал Хельмут Ньютон, разнообразны: от традиционной фэшн-фотографии до размышлений на тему смерти. Для него позировали такие знаменитости, как Мик Джаггер, Стинг, Серж Гинзбур, Дэвид Ли Рот и многие другие. В его работах непременно присутствует определённый налёт декаданса. Его всегда интересовала тема эротики в фотографии. Его можно отнести к тем фотографам, которых увлекает не только внешняя сторона, но и внутренняя: смысл, содержание. Он создаёт образ сильной и даже , женщины, которая способна выбирать сама.

Хельмут Ньютон гораздо больше, чем просто фэшн-фотограф, да и сама «модная» фотография лишь часть его творчества. Тем не менее, начиная с 1960-х годов ХХ века, работы Хельмута Ньютона появляются в таких известных глянцевых журналах, как Elle, Vogue, Marie-Claire, Harper"s Bazaar, и становятся частью мира моды и даже меняют этот мир, меняют саму журнальную фотографию. И да, именно Хельмут Ньютон частью моды, глянцевого мира, делает и эротику, и не просто эротику, а эротику на грани неприличного. Критики работ Хельмута Ньютона не раз отмечали, что: «даже когда в его кадрах нет ничего откровенно неприличного – они всё равно производят весьма «неприличное» впечатление». Не раз фотографии Хельмута Ньютона появлялись и на страницах журнала Playboy.

“Sex sells” («Секс помогает продавать») – фраза Хельмута Ньютона, ставшая хрестоматийной.

Хельмут Ньютон, настоящая фамилия Ньюстадлер, затем он её сменит на более звучную - Ньютон (нем. Helmut Neust?dter) родился 31 октября 1920 года в Берлине. Его отец – фабрикант, по национальности немецкий еврей. Мать – американка. В детстве Хельмут обучался в двух школах – немецкой и затем американской. С 12 лет начинает интересоваться фотографией, ему тогда купили фотоаппарат. И уже в 16 лет поступает учеником к фотохудожнице Иве (Yva) – настоящее имя Эльза Симон, которая в том числе была знаменита и благодаря своим работам в области эротической фотографии. Затем они некоторое время работали совместно.

В декабре 1938 года в связи с событиями, которые происходят в Германии (усиление власти Гитлера, ухудшение отношений к еврейскому населению) Хельмут Ньютон принимает решение покинуть Германию, к слову, его родители к тому времени уже жили в Чили. Хельмут отправляется в Сингапур, где устраивается на работу фотокорреспондентом в газету, но вскоре был уволен за профнепригодность, всего через две недели работы. Он отправляется в Австралию. В Австралии он отслужил в армии (водителем грузовика) и получил гражданство, а также женился на актрисе Джун Браун. И открыл собственную студию в Мельбурне. Джун Браун также вскоре займётся фотографией, свои работы она будет подписывать как Алиса Спрингс (по названию города в Австралии). Она также станет весьма востребованным фотографом. Хельмут и Джун прожили вместе долгую жизнь, но детей у них так и не было. Джун неоднократно появлялась и на фотоработах своего мужа, часто обнажённой.

В 1950-е Хельмут Ньютон возвращается в Европу. Ему предложили поработать для британского Vogue, заметив его фотографии в австралийском аналоге. Он живёт в Лондоне, затем в Париже и Монте-Карло, именно в этот период Ньютон начинает работать для известных . Последние годы своей жизни Хельмут Ньютон провёл, живя в Монте-Карло и Лос-Анджелесе.

Он умер в 2004 году, в возрасте 83 лет: по привычке газанул прямо с места и врезался в стену здания, напротив стоянки гостиницы в Голливуде, с которой он выезжал – скончался в госпитале от полученных травм.

Хельмута Ньютона называют «холодно-пламенным» фотографом, ведь на его работах запечатлены «скульптуры женщин», пышущих здоровьем, но именно скульптуры – холодные статуи, которые лишь немного «светятся голубоватым светом арктических льдов».

(англ. Helmut Newton, 31.10.1920 –23.01.2004) – всемирно известный фотограф немецкого происхождения, обладатель многочисленных наград. Является автором 10 альбомов. Знаменит провокационными откровенными . Критики определяют стиль Хельмута Ньютона как «порнографический шик».

Биография и карьера

Детство. Увлечение фотографией

Хельмут Ньютон (Хельмут Нойштедтер) родился 31 октября 1920 года в Шёнберге (Schönberg), Германия. Его мать Клара Марквис (Klara Marquis) имела немецко-еврейское происхождение, а отец Макс Нойштедтер (Max Neustädter) был евреем с польскими корнями. Хельмут имел сводного по матери брата Ханса (Hans). Отец управлял фабрикой по изготовлению пряжек и пуговиц, принадлежавшей матери Кларе Марквис.

«Я решил отснять первую катушку в берлинском метро. Когда я вышел из метро, на пленке остался один неотснятый кадр. Передо мной возвышалась берлинская радиовышка Funk Turm. Я навел камеру на нее, наклонив немного по диагонали, и нажал на затвор. Когда я забрал проявленную пленку, семь кадров вышли пустыми (те, что были сделаны в метро), а на восьмом красовалось немного смазанное изображение радиовышки. Я решил, что это замечательный снимок, и понял, что начинаю карьеру знаменитого фотографа».

Гонения евреев в Германии

В 1934 году был опубликован проект Нюрнбергских законов о расовой чистоте. Родители Хельмута были вынуждены перевести сына из немецкой гимназии имени Генриха фон Трайгке в американскую школу в Берлине. В кафе появлялись вывески с надписью «Евреям и собакам вход воспрещен».

По признанию Хельмута, в 15 лет он часто пропускал школьные занятия — его главными увлечениями были съемка, девушки и плавание. Он начал посещать курсы фотографа Ивы (Yva).

В 1938 году Макс Нойштедтер был отстранен от руководства фабрикой, арестован и отправлен в концлагерь. Фотограф Ива была сослана в Аушвиц, откуда так и не вернулась. Позже матери Хельмута удалось добиться того, чтобы ее мужа выпустили из лагеря. Она попросила сына уехать из страны.

«За два дня до моего отъезда домой вернулся мой отец - или, по крайней мере, тот человек, который был моим отцом. Я был потрясен, когда увидел его. Он сильно исхудал и как будто стал меньше ростом. Он выглядел глубоким стариком… Больше я никогда его не видел. Когда я покинул Германию, мне было наплевать на страну и ее судьбу, но я сильно тосковал по дому».

Эмиграция

Два года Хельмут ездил по странам Дальнего Востока и Италии. В Сингапуре в течение двух недель он работал корреспондентом газеты Singapore Straits Times.

В 1940 году Хельмут Нойштедтер получил уведомление о том, что он будет выслан из Сингапура. Вместе с другими немцами еврейского происхождения его посадили на корабль и отправили в Австралию в лагерь для интернированных. Там Хельмут был вынужден чистить туалеты, затем его отправили на сбор персиков для консервного завода. Работники цеха неоднократно подвергались грабежам и нападениям.

В 1942 году Хельмут был призван в австралийскую армию. Сначала он работал водителем, затем вместе с другими солдатами его отправили чернорабочим на железную дорогу, а после — на сахарный и цементный заводы.

Демобилизация и новое имя

В 1946 году Хельмут был демобилизован и получил австралийский паспорт. Он принял решение сменить фамилию с Нойштедтер на Ньютон.

«Побуждаемый стремлением стать великим фотографом, я решил изменить свое имя. Фамилия «Нойштедтер» не подходила для того персонажа, которого я себе представлял. Я решил, что этот человек должен сохранить связь со своей ранней юностью, поэтому оставил имя Хельмут, но выбрал фамилию «Ньютон», которая показалась мне хорошим английским аналогом моей немецкой фамилии. Я поклялся никогда больше не думать о себе как о Нойштедтере. Хотя некоторые люди подозревали, что моя настоящая фамилия звучит иначе, я с большим успехом убедил весь мир, что меня зовут Хельмут Ньютон».

Австралия. Начало карьеры фотографа

В 1946 году Хельмут Ньютон открыл небольшую собственную фотостудию в Мельбурне. Здесь он познакомился со своей будущей женой, актрисой Джун Браун (June Browne), которая хотела подработать позированием фотографу. Некоторое время Хельмут брал заказы на выполнение портретных и свадебных съемок, а Джун стала его ассистенткой.

В мае 1948 года Хельмут Ньютон и Джун Браун обручились в соборе Святого Патрика в Мельбурне.

В начале 1950-х гг. Хельмут Ньютон начал делать рекламные снимки для магазинов и различных каталогов.


В 1953 году была организована первая выставка Хельмута Ньютона «Новый вид фотографии» совместно с Вольфгангом Зиверсом (Wolfgang Sievers).

В 1956 году Хельмут Ньютон начал сотрудничать с Australia.

Лондон. Сотрудничество с Vogue UK

В 1957 году Vogue UK заключил годовой контракт с Хельмутом Ньютоном. Вскоре стало понятно, что стиль его съемки не подходит для британской версии издания. Фотографии Ньютона редко публиковали по той причине, что они были слишком откровенными и провокационными.

В один из съемочных дней он попросил модель прислониться к фонарному столбу и запечатлел ее в таком виде. Когда редактор Vogue UK Одри Уизерс (Audrey Withers) увидела снимок, она сказала: «Хельмут, настоящая дама никогда не прислоняется к фонарному столбу».

«Мои собственные фотографии были отвратительными и становились все хуже, скучнее и бездарнее - ничего похожего на снимки, которые я делал в Австралии. Редакторы задавали мне жару, но никто не предлагал помощи или совета. Я был простодушным пареньком из австралийского буша, не знавшим, что ему делать. Я не понимал английского образа жизни и не интересовался им».

Чтобы оплачивать счета и кормить семью, Хельмут Ньютон выполнял рекламные заказы. За месяц до окончания контракта он сообщил Одри Уизерс, что прекращает сотрудничество.

Поиск постоянной работы

В конце 1957 года Хельмут Ньютон вместе с женой отправился в Париж и начал сотрудничать с журналом Jardin des Modes.

В 1958 году Ньютон отправил редакционному директору Александру Либерману свои работы и сопроводительное письмо, в котором спрашивал о возможности сотрудничества с Vogue US.

В 1959-1960 гг. фотограф снимал для модных каталогов и Vogue Australia. В 1960-м Ньютон получил ответное письмо от Александра Либермана, в котором сообщалось о невозможности его работы в Vogue US.

В 1961 году Хельмут Ньютон вместе с женой переехал в Париж. В этом же году он начал снимать для Vogue Paris, выполнял заказы для Queen и Vogue UK.

В 1964 году редактор Vogue Paris Франсуаза де Ланглейд узнала о сотрудничестве Ньютона с журналом Queen. Произошла ссора, и Хельмут покинул Vogue Paris.

Вторая половина 1960-х гг. Признание творчества

В 1966 году Vogue Paris возглавила Франсин Крестен (Francine Crescent). Она предложила Хельмуту Ньютону вернуться в издание.

В середине 1960-х гг. Хельмут Ньютон стал одним из самых востребованных и высокооплачиваемых фотографов. Он приобрел квартиру в Париже, дом и виноградники в Сен-Тропе.

В 1995 году для страниц апрельского New York Magazine Хельмут Ньютон сделал ряд снимков с участием Лизы Тейлор и добермана. На одном из кадров собака сжимала зубами запястье девушки.

2000-е. Последние годы творчества

В 2000 году Хельмут Ньютон провел выставку-ретроспективу своих работ в Немецком центре фотографии.

В 2003 году в Москве в рамках фестиваля «Мода и стиль в фотографии» прошла выставка Хельмута под названием «Ретроспектива». Ньютон приехал в столицу на открытие и провел мастер-класс. В этом же году Хельмут Ньютон решил основать собственный фонд.

23 января 2004 года, в возрасте 83 лет, Хельмут Ньютон выезжал с парковки отеля Chateau Marmont Hotel близ бульвара Сансет и, не справившись с управлением, врезался в стену. Через час он скончался в одной из клиник Лос-Анджелеса.

В 2004 году после смерти фотографа был основан Фонд Хельмута Ньютона (Helmut Newton Foundation).

Стиль фотографии Хельмута Ньютона

«Чьи-то фотографии - это искусство. Но только не мои. Если они когда-либо будут выставляться в галерее или музее, я не возражаю. Но я делаю их не для этого. Я - наемный пистолет!»

Хельмут Ньютон является одним из самых влиятельных фотографов XX века. Основными темами на протяжении всего его творчества были доминирование, БДСМ, проституция, вуайеризм и пр. Неоднократно на снимках Хельмута Ньютона появлялись модели в ошейниках, ортопедических , инвалидных креслах и т.д. Он наполнял фотосюжеты сексуальным смыслом, использовал в кадре кровь и сырое мясо.

«Часто мужчины признавались мне, что мои серии с изображением обнаженных женщин вызывали у них внутренний ужас. Это тот самый эффект, который мне нравится».

В своих интервью Хельмут Ньютон подчеркивал, что ему интересна природа власти - политической, финансовой и сексуальной.

Критики называли стиль Хельмута Ньютона «порнографическим шиком». Его работы часто сравнивали с творчеством , чьи снимки также находили возмутительными и неполиткорректными.

Награды

1990. Национальный Гран-при Франции за фотографическое искусство.

1992. Звание Офицера монакского Ордена искусств, литературы и науки.

1992. Большой командорский крест «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия».

1996. Звание Командора французского Ордена искусств и литературы.

2001. Звание Почетного члена Общества культурного наследия Монако.

Альбомы Хельмута Ньютона

1976. «Белые женщины».

1978. «Бессонные ночи».

1981. «Много наготы», «Они идут».

1984. «Мир без мужчин».

1989. «Частная собственность» (в соавторстве с Маршаллом Блонским).

2000. «Работы Хельмута Ньютона» (в соавторстве с Джун Ньютон).

2003. «Автобиография».

Альбомы, опубликованные после смерти Хельмута Ньютона

2005. «Playboy: Хельмут Ньютон».

2005. «Оружие напрокат».

Портреты знаменитостей

Карен Мюлдер

Интервью Хельмута Ньютона для Designboom.com (20 сентября 2001)

Designboom: Какой момент дня самый лучший?
Х.Н.: Работа с освещением среди ночи.

Designboom: Конечно, вы замечаете, как одеваются женщины. Есть ли у вас предпочтения?
Х.Н.: Мои вкусы меняются со временем. Кроме того, каждое десятилетие меняются фигуры женщин. Мне нравится Высокая мода, потому что сейчас все выглядят одинаково… в джинсах и кроссовках.

Designboom: Какую одежду вы стараетесь не носить?
Х.Н.: Стилеты (смеется).

Designboom: Хотели ли вы стать фотографом, когда были ребенком?
Х.Н.: В 1936 году меня выгнали из школы как безнадежного ученика. Я хотел стать папарацци.

Designboom: Вам больше нравится фотографировать на улице или в помещении?
Х.Н.: Где угодно, только не в студии.

Designboom: Опишите свой стиль так, как это сделал бы ваш хороший друг.
Х.Н.: Если мне нечем заняться, я придумываю сказки про себя. Это самое лучшее времяпровождение. Мои фотографии похожи на истории, у которых нет начала, середины и конца.

Designboom: Вы предпочитаете черно-белые снимки?
Х.Н.: Я делаю разные фотографии и снимаю черно-белое кино. Сложно сказать.

Designboom: Можете ли вы описать эволюцию своих работ, начиная с самых первых и заканчивая сегодняшними?
Х.Н.: Интересно иметь запреты, чтобы обходить их. Оглядываясь на свои старые модные фотографии, мне становится любопытно: откуда, черт возьми, я нашел мужество, чтобы пройти через все эти сложности?

Designboom: На протяжении всей вашей творческой карьеры вас называли по-разному: сексистом, дальновидцем… Вы когда-нибудь снимали для порножурналов?
Х.Н.: В течение двадцати лет я много вкладывал в журнал Playboy. Они просили меня «Пожалуйста, сделайте что-нибудь для нас… Только это должно отличаться от снимков для французского Vogue.»

Designboom: Можете ли дать совет молодежи?
Х.Н.: В фотографии есть два самых грязных слова: первое — «искусство», а второе — «хороший вкус». Красота — это интеллект. А гламур не имеет ничего общего с деньгами.

Интервью Хельмута Ньютона для Литы Хардинг (опубликовано в 2001 году Index Magazine)

Л.Х.: Какой ваш любимый журнал?
Х.Н.: Он называется Housewives In Bondage. Это порножурнал, который продавался в Лос-Анджелесе. Не знаю, существует ли он сейчас, но в нем был очень хороший контент.

Л.Х.: Вы делали фотосессии для этого издания?
Х.Н.: К сожалению, нет.

Л.Х.: Но вы снимали для Playboy.
Х.Н.: О да, я делал это на протяжении двадцати лет. Думаю, сейчас мои работы были бы очень странными для этого журнала. Там работают хорошие люди, очень щедрые и понимающие. Я всегда был в хороших отношениях с ними. Но человек, представляющий Playboy в Чикаго, однажды написал мне очень официальное письмо, в котором говорилось следующее: «Хельмут, вы так давно не работали с нами. Сделайте для нас что-нибудь, только не такое странное, как для французского Vogue.»

Официальный сайт: www.helmut-newton.com

Хельмут Ньютон - яркий фотограф, собравший, наверное, наибольшее количество подражателей. Его провокационные черно-белые снимки были главной изюминкой «Vogue», «Harper"s Bazaar» и многих других модных изданий. Гений Хельмута Ньютона заключается в его работе с женским телом. Сильные, самоуверенные амазонки, шагающие прямо в камеру, - незабываемая страница в истории фотографии и моды.

Хельмут Ньютон - фотограф, который использовал женские формы для углубления в человеческую природу, даже несмотря на то, что многие считали его снимки излишне откровенными. в течение нескольких десятилетий, расширял границы модной фотографии.

Пресса величала Хельмута Ньютона «Королем изгибов», а радикальные феминистки называли его Антихристом. В то время, как многие не придавали работам Ньютона должного значения и считали их шокирующими и непристойными, его модели, напротив, утверждали, что «он любил женщин».

«Прежде всего, если бы я не любил женщин, то с какой стати я бы стал проводить в их компании - одетых и раздетых - всю свою жизнь? С другой стороны, на всех моих фотографиях победу празднуют женщины, а мужчины для них просто игрушки. Просто аксессуары, рабы женщин».

Слава пришла к Ньютону , когда объектив его камеры стал жадно захватывать женские образы, которые позже публиковали на своих страницах самые престижные модные издания: французский и британский «Vogue», а также «Harper"s Bazaar». Некоторые даже могут сказать, что он произвел революцию в мире моды, привнеся в фэшн-фотографию вуаеристские, а порой и фетишистские элементы. Всем знакома его серия «Одетые и раздетые». Один из снимков, на котором четыре модели стоят одетые, а на соседнем снимке девушки стоят в той же позе, но уже без одежды (фотография "Они идут", 1981).

История жизни Хельмута Ньютона также привлекательна, как и созданные им снимки. Хельмут Нойсдетер родился 31 октября 1920 года в Германии в еврейской семье. Первый фотоаппарат у Хельмута появился всего в 12 лет. Позже он вспоминал, что потратил все, кроме одного кадра, снимая в метро, но ни один из них не получился. Последний кадр он снял уже на радиобашне. Тогда отец часто говорил мальчику: «Ты кончишь свою жизнь на дне, потому что думаешь только о девчонках и фотографиях». Как он ошибался! Впрочем, Хельмута эти слова не трогали, и уже в 16 лет он стал ассистентом Эльзы Симон, более известной как Ив. В молодости он был влюблен в своего учителя, но она, как и многие другие, погибла в концлагере.

Когда нацистский режим в Германии ожесточился, семье пришлось покинуть страну. Родители Хельмута отправились в Южную Америку, а он сам поплыл в Китай. Впрочем, туда он так и не доехал. Хельмут сошел с корабля в Сингапуре, где устроился работать фоторепортером в «Straits Times», а позже портретистом. Но и здесь он долго не задержался.


Хельмут и Джун Ньютон

Британские войска сочли его пребывание в Сингапуре неуместным и выслали в Австралию. Период пребывания в стране кенгуру стал для Хельмута очень насыщенным. Здесь он присоединился к австралийской армии и изменил свою фамилию на Ньютон . А по окончании войны фотограф женился на австралийской актрисе и фотографе Джун Браун, которая стала его неизменной спутницей жизни. До 1957-го работал театральным и фэшн-фотографом в Мельбурне. В этом же году его слава достигла Европы и принесла ему долгосрочный контракт с британской версией «Vogue». Так начался долгий путь Хельмута Ньютон а, одного из самых значительных фотографов в мире моды.

British Vogue, 1967

Где только не приходилось жить Хельмуту Ньютону : Лондон, Лос-Анджелес, Мельбурн… Но его настоящей любовью всегда оставался Париж.


Карл Лагерфельд, Paris, 1976

В объектив его фотокамеры не редко попадали знаменитости. В их числе Ив Сен-Лоран, Пьер Карден, Энди Уорхол, Сальвадор Дали, Девид Боуи, Мик Джаггер, Герхард Шредер, Марлен Дитрих, Катрин Денев, Софи Лорен, Клаудии Шиффер, Синди Кроуфор, Сигурни Уивер, Мадонна, Моника Белуччи…

Моника Белуччи

«Я не унижаю женщин! Я делаю им приятно. В фантазиях женщины часто хотят подчиняться властным мужчинам. Я воплощаю эти фантазии. И потом - вовсе не женщины, а мужчины признавались мне, что мои ню вызывают у них ужас. Мои модели вот именно что фантазируют о подчинении, играют в него, но на самом деле как раз они-то и господствуют. Они сильны. Уверенны. Агрессивны. Могущественны. Я нарочно ищу таких. Я терпеть не могу слезливых дурочек-фифочек. Наверное, потому что сам довольно... хм... слабохарактерен»

И всё же нашлась одна женщина, чье сердце он так и не покорил. Сам Ньютон однажды рассказал: «Я всегда хотел сделать портрет Маргарет Тэтчер. В определенной степени я был её поклонником, всегда смотрел её выступления по телевизору, каждый раз, когда Мэгги появлялась на экране, моя жена кричала: «Хельмут , иди скорее, твою девушку с обложки показывают». Я много раз делал официальные запросы на съемки Тэтчер. Мне она ни разу не дала согласия, и только, когда она ушла с поста премьер-министра, я получил возможность общаться с ней в Калифорнии, где она читала лекции. Я ужасно волновался, до дрожи, но эту историю я описал в автобиографии». Хельмуту Ньютону удалось сделать портрет «Железной Леди». Впрочем, Маргарет Тэтчер, без колебаний, сообщила фотографу, что она не в восторге от своего портрета, который сейчас висит в Национальной портретной галерее.

Маргарет Тэтчер, 1991

Интересно, что работая как с черно-белой, так и с цветной фотографией был дальтоником: он не различал синий и зеленый.

Элизабет Тейлор, 1985

«Фотография - процесс совращения. Как бы ни был властен человек в жизни, в момент фотосъемки он принадлежит тебе целиком. Не всем фотографам удается совратить моделей. У моей жены и у многих других не получается. Они - честные фотографы. Я - нечестный».

никогда не ограничивался фотографиями обнаженных женщин и моды. Он также поделился со всем миром жизнью человека, пережившего вторжение Третьего рейха в Германию. Он делал портреты немцев и других людей, которые столкнулись с этой страшной страницей в мировой истории. Фотографии Хельмута Ньютона отчетливо показывают мир глазами кочевника, который бродил по земле, не слыша человеческого осуждения и не замечая близоруких взглядов.

Фотографии Хельмута Ньютона с изображением женщин в мужской одежде демонстрировали внутреннюю силу прекрасного пола. Эти снимки ломали все стереотипы, созданные обществом, кружили голову. Из-за этого многие мечтали о падении Ньютона, запрете его фотографий. Но, несмотря на всю спорность этих фото, он продолжал гнуть свою линию, снимая обнаженных женщин в провокационных позах. Возможно, в начале Хельмута Ньютона встречали лишь негативные возгласы, но сегодня его снимки стали стандартом, к которому стремятся многие фотографы. Его нетрадиционные образы роковых красавиц сделали Хельмута Ньютона легендой fashion фотографии. Даже его внезапная кончина в 2004 году не уменьшила его влияния на современное искусство.

«Сексуальность никак не связана с тем, какая у женщины грудь - большая, маленькая или ее вообще нет. Я думаю, все это связано с головой. Это интеллект. Я полагаю, то, что происходит в голове у женщины, гораздо важнее того, блондинка она или брюнетка»

Элегантные, мыльные и чувствительные женщины стали сердцем его творчества. Возможно, десятилетия провокационной фотографии, которая в большинстве своем была вдохновлена работами мастера, забрали некоторую остроту снимков Хельмута Ньютона . Но это лишь означает, что пришло время переосмыслить работу Ньютона, которого многие называют fashion фотографом, звездным фотографом, мастером, эротическим творцом, «непослушным» и всегда провокационным.

Оценки его творчества всегда были полярные - либо "гений", либо "почти порнография". Последнее время общий тон устойчиво склоняется к "гению", как-никак, всё-таки мэтр. Ньютон не папарацци, подглядывающий за знаменитостями, он - проницательный наблюдатель, которого интересует не внешняя сторона вещей, а их суть и скрытый смысл. На протяжении многолетней карьеры Хельмута Ньютона (Helmut Newton, 1920-2004) называли гением и помешанным, великим фотографом и извращенцем. Однако споры о его влиянии на фотографию похоже уже закончились.

Хельмут Ньютон:

"Я уже не в первый раз говорю, что «искусство» — это грязное слово в мире фотографии. Оно убьет фотографию. Оно уже ее убивает. Это очень серьезно."

"Cтудия убивает фотографа, белая стена опустошает кадр, я никогда не работаю в студии!"

"Фотография - процесс совращения. Как бы ни был властен человек в жизни, в момент фотосъемки он принадлежит тебе целиком. Не всем фотографам удается совратить моделей. У моей жены и у многих других не получается. Они - честные фотографы. Я - нечестный."

"Меня интересует власть - будь то сексуальная или политическая. В своем творчестве я насмехаюсь над массовой культурой, создавшей конвейер, призванный регулировать и направлять желание. Хотя мне трудно дистанцироваться от подобного стиля мышления: в собственных фотографических фантазиях я в избытке нахожу черты манипулятивности и постановки."

"Меня восхищают лица знаменитостей или людей с дурной репутацией, любой человек, удививший мир."

Джанни Версаче, озеро Комо. Италия.1994g.

Andy Warhol, Paris 1974.

Джун Ньютон. Париж. 1972

"Я насмехаюсь над массовой культурой, я не только в творчестве, но и в жизни делаю это. Вот уже пятьдесят лет я живу с нормальной женщиной. Слава Богу! С модельками я бы рехнулся!

А они-то, гламурные, олицетворение масс-культа и есть. Но знаете, какие они? Худосочные тупицы! Или молча лупают пустыми глазенками, или трещат о всяких пустяках.

Есть, впрочем, и те, кто тщится разглагольствовать на серьезные темы, эти - самые нелепые.

Как-то раз приключилась история: из-за жары модель лишилась чувств. Пока ее откачивали, я снимал, не переставая. Она потом упрекала меня в черствости. Надо же! Еще претендует на что-то! Определенно модели - худшее в моем ремесле. А все остальное? Мне нравится!"

"Иногда они настолько тупы, что могут только молча сидеть напротив, глядя перед собой с бессмысленным выражением на лице, или мотать мне нервы пустой болтовней. А все верят, будто они могут рассуждать о чем-нибудь важном. Да они хуже всех!"

"Неужели я стал бы тратить свою жизнь на то, чтобы фотографировать то, что я ненавижу? - возмущался он. - Я думаю, что на моих фотографиях женщины выглядят более могущественными, потому что они источают огромную сексуальность, которая завоевывает мужчин. Я думаю, что я - феминист!."

"Нет-нет! Я не унижаю женщин! Я делаю им приятно. В фантазиях женщины часто хотят подчиняться властным мужчинам. Я воплощаю эти фантазии. И потом - вовсе не женщины, а мужчины признавались мне, что мои ню вызывают у них ужас.

Мои модели вот именно что фантазируют о подчинении, играют в него, но на самом деле как раз они-то и господствуют. Они сильны. Уверенны. Агрессивны. Могущественны. Я нарочно ищу таких. Я терпеть не могу слезливых дурочек-фифочек. Наверное, потому что сам довольно... хм... слабохарактерен".

"Прежде всего, если бы я не любил женщин, то с какой стати я бы стал проводить в их компании - одетых и раздетых - всю свою жизнь? С другой стороны, на всех моих фотографиях победу празднуют женщины, а мужчины для них просто игрушки. Просто аксессуары, рабы женщин."

"Сексуальность никак не связана с тем, какая у женщины грудь - большая, маленькая или ее вообще нет. Я думаю, все это связано с головой. Это интеллект. Я полагаю, то, что происходит в голове у женщины, гораздо важнее того, блондинка она или брюнетка."

"Часто мужчины признавались, что мои серии с изображением обнаженных женщин вызывали у них внутренний ужас. Это тот самый эффект, который мне нравится".

"Я не понимаю, что такое эротика! Не знаю, что значит это слово! Тень на плетень! Секс - другое дело. Хотите расскажу? Однажды у меня была Анита - ни за что не ляжет в постель, пока не завесит все иконы в доме. Еще была Жозетта - эта накрасит губы ярко-ярко и нацеловывает мои сорочки, а я потом вижу пятно от помады - и, естественно, вспоминаю шалунью. Вам интересно? Продолжать?.."

"У меня есть некий внутренний клапан-предохранитель - он не дает снимать порнографию, хотя, поверьте, я имею все возможности для того." .

Хельмут Ньютон - фото, биография, личная жизнь, причина смерти

Биография

Хельмут Ньютон - немецко-австралийский фотограф, который произвел революцию в мире модной фотографии, его работы задавали тренды. Он сделал большой прорыв, устроившись на работу во французский "Vogue", где выполнил свою лучшую работу и получил международную известность и признание.

Хельмут Ньютон

Его стиль характеризуется смелыми, чувственными и визуально захватывающими изображениями женщин, снятых эстетически, с безупречными техническими деталями. Будучи провидцем, Ньютон опередил свое время, и его работы сегодня получают больше признания, чем за всю его жизнь.

Детство и юность

Хельмут Ньютон родился 31 октября 1920 года под именем Хельмут Нойштедтер в семье Клары и Макса Нойштедтеров в Берлине. Его отец, еврей, был богатым владельцем фабрики по производству пуговиц. Хельмут учился в "Генрих-фон-Трайчке-Реалгимназиум" и в Американской школе в Берлине, откуда его отчислили за плохую учебу.

Хельмут Ньютон в детстве с няней и родителями

Интерес Гельмута к фотографии начался в 12 лет, когда он получил свою первую камеру. В это время мальчика отчислили из школы за плохую успеваемость, и вместо восстановления учебы он устроился на работу к известному немецкому фотографу Эльзе Симон, также известной как Ива. Но сотрудничество с Эльзой продлилось всего 2 года, так как его семье пришлось покинуть Германию из-за немецкой кампании против евреев.

После реализации Нюрнбергских законов Максу Нойштедтеру пришлось отказаться от владения фабрикой, и в 1938 году он был отправлен в концлагерь.

Хельмут Ньютон в юности и молодости

В том же году родители Ньютона бежали в Южную Америку, им удалось организовать поездку сына в Китай. Однако парень предпочел сойти с корабля в Сингапуре. Там Хельмут нашел работу портретиста для газеты "Стрейтс Таймс", откуда через 2 недели его уволили. У него были отношения с Жозетт, богатой пожилой женщиной, которая хорошо ему платила. Он также основал свою собственную фотостудию "Маркиз", но не добился с ней успеха.

В 1940 году британские власти назвали 20-летнего Гельмута "вражеским иностранцем" и отправили в лагерь в Австралии. Проведя там 2 года, он был завербован в Австралийскую армию в качестве водителя грузовика, где служил до конца Второй мировой войны.

Фотохудожник Хельмут Ньютон

После увольнения из армии он приобрел австралийское гражданство и сменил свою фамилию с Нойштедтер на Ньютон. В 1946 году Хельмут создал фотостудию в Мельбурне для работы над модной и театральной фотографиями.

Фотоискусство

В 1953 году Ньютон организовал совместную выставку под названием "Новые взгляды в фотографии" с другим немецким беженцем и фотографом Вольфгангом Сиверсом. В том же году он начал длительное сотрудничество с немецким евреем Генри Тэлботом.

После обретения репутации модного фотографа его работы были включены в австралийское издание журнала "Vogue" в 1956 году. Вскоре Хельмут заключил годовой контракт с "Vogue" и переехал в Лондон, но ушел с должности за месяц до оговоренного срока. Впоследствии Ньютон переехал в Париж, где работал для французских и немецких журналов.

Хельмут Ньютон сотрудничал с журналом Vogue

Вскоре фотограф вернулся в Мельбурн, но в 1961 году снова уехал в Париж, несмотря на подписание контракта с австралийским "Vogue". В Париже он устроился на работу во французское издательство популярного журнала. Его фирменный стиль включал в себя провокационные, но эстетические фотографии женщин. В своих интервью мужчина не раз отмечал, что его интересует природа власти - сексуальной, политической и финансовой.

После почти смертельного сердечного приступа в 1971 году в Нью-Йорке он начал снимать откровенно сексуальные фотографии, которые были его самыми спорными творениями. Его работы пересекались с темами вуайеризма, фетишизма, гомосексуальности и садомазохизма, женщины Ньютона возмущали одних феминистских зрителей и удовлетворяли других. Одной из самых известных работ того времени стала фотография "Бергстром над Парижем".

Провокационные снимки Хельмута Ньютона

Его черно-белые фотографии сочетали в себе нуаровую фотожурналистику 1930-х годов с аспектами фильмов "новой волны", отражая режиссерское мастерство фотохудожника.

На протяжении многих лет работы Хельмута были сосредоточены в основном на моде, эротике и портрете, причем эти три категории часто смешивались. Вместе с Ги Бурденом и Деборой Лу Турбевилль Ньютон стал одним из трех фотографов, изменивших взгляд на модные фотосессии и отошедших от традиционных образов.

Дебора Турбевилль и Хельмут Ньютон - культовые фотохудожники

Портреты знаменитостей стали все более важным аспектом творчества Ньютона. И хотя поначалу он снимал в основном только моделей, за долгие годы работы мастер расширил свое портфолио, включив в него огромное количество людей - художников, актеров, режиссеров, политиков, промышленных магнатов.

В его объектив попали режиссер Дэвид Линч в паре со своей возлюбленной Изабеллой Росселини, итальянская красавица Моника Беллуччи, певец Дэвид Боуи. Многие из портретов звезд были опубликованы в 1980-х годах на страницах "Vanity Fair".

Моника Беллуччи и Микки Рурк на фото Хельмута Ньютона

В 1975 году в Париже Ньютон организовал свою первую персональную выставку. В следующем году он опубликовал первую книгу "Белые женщины".

Вышедший в 1981 году альбом фотографий "Большие обнаженные", получил наибольшую известность. Он изображал моделей в чувственных позах вне студий, часто на улицах, что было достаточно нестандартно для того времени. Эта серия закрепила статус Ньютона как одного из самых выдающихся модных фотографов своего времени. В этом году "Vogue" опубликовал двойную работу под названием "Они идут", которую продали на аукционе за $662 тыс. в 2008 году.

Хельмут Ньютон фотографировал для журнала Playboy

В 1989 году вышел немецкий документальный фильм о творчестве фотохудожника "Хельмут Ньютон: Высокая фотография".

Неким итогом творческой биографии мужчины стала книга "Сумо", выпущенная в 1999 году. Произведение весом 30 килограмм и стоимостью $3 тыс. содержало все основные работы фотографа.

Хельмут Ньютон тщательно выбирал моделей

В течение следующих 25 лет фотограф работал стабильно и продуктивно, издавая серию книг и создавая бесчисленное множество выставок, наиболее впечатляющей из которых было масштабное празднование его карьеры и выхода автобиографии в Новом Национальном музее в Берлине. Мероприятие произошло в 2000 году, когда фотохудожнику исполнилось 80 лет.

Личная жизнь

В 1947 году, работая в своей студии в Мельбурне, Ньютон встретил Джун Браун, австралийскую модель и актрису. Они практически сразу вступили в отношения и поженились уже в следующем году.

Хельмут Ньютон с женой Джун Браун

Позже Джун сама стала фотографом, она делала снимки мужа во время работы и помогала ему с написанием книг. По словам жены Ньютона, она всегда понимала, что будет второй любовью мужа после фотографии.

Пара была счастлива в личной жизни 56 лет, до самой смерти Хельмута. Интересным фактом является то, что дети за эти долгие годы у них не появились.

Смерть

23 января 2004 года фотограф попал в автокатастрофу - его машина врезалась в стену отеля "Chateau Marmont" недалеко от Сансет-бульвара, где он останавливался в течение нескольких лет.

Могилы Хельмута Ньютона и Марлен Дитрих рядом

Причиной смерти 83-летнего Хьюстон стал инфаркт. Смерть наступила спустя час после аварии. Его прах покоится в Берлине.

Работы

  • 1975 - "Обнаженная в бассейне"
  • 1978 - "Вдова"
  • 1978 - "Грейс Джонс"
  • 1981 - "Высокое окно"
  • 1985 - "Бессонные глаза"
  • 1985 - "Виконтесса Патриция"
  • 1987 - "Белая женщина"
  • 1988 - "Джакузи"
  • 1994 - "Берлин"
  • 2001 - "Календарь"

Фотовыставка "Хельмут Ньютон и другие. Немецкие фотографы для Vogue-Россия"

Елена Фанайлова, Москва: "Хельмут Ньютон и другие. Немецкие фотографы для Vogue-Россия" - так называется фотовыставка, открытая журналом "Vogue" в галерее "На Солянке". Выставка проходит после гибели одного из главных фотографов моды прошлого столетия в январе этого года - он превратился в икону, Ньютон, которому было 83 года, погиб, выезжая из гаража отеля "Шато Мормон" на Сансет-бульваре в Лос-Анджелесе. На прошлой неделе его прах был перезахоронен в Берлине. Знаменитая фотография Хельмута Ньютона называется "Sie kommen" - "Они идут", марширующие на зрителя обнаженные манекенщицы - скорее солдаты, чем служанки моды, и скорее угроза для зрителя, чем удовольствие. Проект Ньютона для русского "Vogue" называется "Сильные женщины". Из прошлогоднего выступления фотографа в Москве: Хельмут Ньютон: Я всегда хотел сделать портрет Маргарет Тэтчер. В определенной степени я был ее поклонником, всегда смотрел ее выступления по телевизору, каждый раз когда Мэгги появлялась на экране, моя жена кричала: "Хельмут, иди скорее, твою девушку с обложки показывают". Я много раз делал официальные запросы на съемки Тэтчер. Мне она ни разу не дала согласия, и только, когда она ушла с поста премьер-министра, я получил возможность общаться с ней в Калифорнии, где она читала лекции. Я ужасно волновался, до дрожи, но эту историю я описал в автобиографии. Есть еще одна неплохая история, я был хорошо знаком с Ленни Рифеншталь, часто снимал ее. Она прекрасно знала, что я еврей, а я знаю, что она была членом нацистской партии, хотя никогда в этом не признается. В последний раз я снимал ее два года назад, приехал к ней домой, мы сели за стол, она взяла меня крепко за руку, вытащила газету, где было написано: "Хельмут Ньютон сказал, что Рифеншталь - старая нацистка". Она сказала, "поклянись, что ты этого больше никогда не повторишь, тогда я разрешу тебе меня фотографировать". Но в этот момент я мог обещать ей все, что угодно, даже жениться ради съемок, такой я достойный и честный человек. Елена Фанайлова: Ньютон говорил, что его интересуют три типа власти: деньги, политика и секс. А своими моделями он манипулирует. Ньютон утверждал, что насмехается над конвейером желаний. С насмешкой он реагировал и на сравнение работы в мире моды с идеологизированной эстетикой Лени Рифеншталь. Хельмут Ньютон: Я настоящее дитя капитализма. Мои заработки - это коммерция. Я продавал работы "Фольксвагену", "Сан-Лорану", да всей модной индустрии. Наверное, работать для этих людей все-таки немного здоровее, чем для Гитлера. Елена Фанайлова: Кроме Хельмута Ньютона в галерее "На Солянке" представлены фотографии кутюрье Карла Лагерфельда, а также провокаторов Эллен фон Унверт и Юргена Теллера. Невооруженным глазом видно, что Хельмут Ньютон на этой выставке главный.

Helmut Newton

Оценки его творчества всегда были полярные - либо "гений", либо "почти порнография". Последнее время общий тон устойчиво склоняется к "гению", как-никак, всё-таки мэтр.

Человек по имени Хельмут Ньютон. Он умер 23 января 2004 года, и с его смертью закрылась одна из самых завораживающих страниц в истории фотографии. Как только ни припечатывали его творчество, какими возмущённо-брезгливыми эпитетами ни награждали очередные фото Ньютона! Он не реагировал, продолжая выстраивать из своих моделей самые причудливые композиции. Он искал - идею, ракурс, свет, точное движение, нужный поворот головы, выражение лица, позу...

Человечество в смысле фотографического искусства давно утратило невинность - нас уже многие и многим удивляли. Но всё-таки не исключено, что тот, кто впервые увидит особенные, ни на что не похожие фотографии Хельмута Ньютона, испытает нечто вроде эстетического шока.

В 1999 году в издательстве Taschen вышла, пожалуй, самая дорогая книга в мире: "Sumo" с работами Хельмута Ньютона стоимостью 3000 долларов. В нее вошли 450 фотографий-портретов и мизансцен, прославивших австралийского фотографа немецкого происхождения, и сделавших в своё время настоящий переворот в мире моды и модной фотографии. (Размер книги также впечатляет: 50 х 70 см, вес 30 кг). Уникальное издание содержит фотографии моды, портреты знаменитостей и изображения обнажённых моделей, прославившие Ньютона как одного из самых скандальных фотографов последних десятилетий.

Хельмута Ньютона иногда называют вуайером от фотографии - человеком, который любит подглядывать за другими. Однако мастер часто говорил, что его фотографии - это он сам, его фантазии и желания. "Фотография никогда не лжёт, но мои - всегда".

В его работах не так важны модели или даже супермодели - он никогда не был их воспевателем - ему важно было передать своё чувство и идею. А картина, предстающая нашим глазам - обнажённая девушка с костылём и протезом на ноге, одетая актриса, кормящая грудью куклу, поправляющая чулок женщина на кладбище, - обычно являлась всего лишь обманом зрения, фантазией, ставшей почти реальностью. Инсценировки обычной жизни с сексуальным подтекстом - визитная карточка Ньютона. Его стилизованные фотографии для модных глянцевых журналов в 60-е годы произвели настоящую революцию в модном мире, не говоря уже о том, что они часто являлись причиной скандалов. Даже, несмотря на то, что модели в его работах были одеты, их вызывающие или намекающие позы вызывали бурную реакцию.

В 1980 году фотограф создал знаменитую серию фотографий "Big Nudes" ("Большие обнажённые натуры"), на которых мы видим обнажённых женщин с типично садомазохистскими аксессуарами. Реакция последовала незамедлительно - западные феминистки обвинили Ньютона в том, что он изображает женщин униженными и деградированными, сам он является женоненавистником, а его фотографии - порнографическими и чуть ли не фашистскими. Его упрекали в том, что он превращает женщин в своих работах в объект, вещь, которой пользуются мужчины. На что сам фотограф всегда отвечал, что на его фотографиях женщины всегда представлены победительницами, а феминистки просто не понимают его. Впрочем, скандалы не только не мешали его карьере, но, скорее, являлись признаком успеха. "Я не могу нравиться всем," - говорил Ньютон. Sex sells ("секс помогает продавать") - один из секретов успеха фотографа.

Хельмут Ньютон известен как очень "медленный" фотограф - он тщательно и подолгу готовил сцену, делая всего один-два снимка. Пользовался всегда только обычными фотоаппаратами, хотя и признавал, что прогресс в виде цифровых камер даёт сегодня больше возможностей, чем это было раньше. Мода привлекла его именно потому, что для показа одежды требовалась длительная подготовка и выбор аксессуаров, места, подходящей модели. Каждая его фотография выглядит как застывший кадр из фильма, и в этом тоже секрет его успеха. Несмотря на славу и пиетет журналистов и модных редакторов, Ньютон никогда не считал себя художником, а свои работы - искусством. Он говорил, что польщён вниманием тех, кто пишет о нём целые эссе в прессе, но на самом деле он всего лишь выполняет заказы, а значит, является коммерческим фотографом.

Фотопортрет № 1: Агасфер

Хельмут родился 31 октября 1920 года в Германии. Еврейский мальчик в стране, где к власти вот-вот придут фашисты. Когда ему было 12, вышло указание, предписывающее отделить зёрна от плевел - разделить классы в немецких школах на арийские ("первосортные") и еврейские ("второсортные"). Благо папаша Ньютона держал цех по изготовлению пуговиц и имел кое-какие деньжата, благодаря коим Хельмута перевели в американскую школу в Берлине, чем избавили от унижения. Тогда же, в 12, ему купили фотоаппарат.

Так началась БОЛЬШАЯ ФОТОГРАФИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ. "Эй, тебя же не интересует ничего, кроме плавания, девочек и фотографии!" - говорили учителя. "Сынок, если только щёлкать затвором и не заниматься ничем иным, недолго и жизнь прощёлкать!" - говорил отец. Но Хельмут Ньютон не слушал никого! В 16 он уже ассистировал фотографине Ив (настоящее имя - Эльза Симон). Впоследствии она, как и тысячи других жертв холокоста, сгинула в концлагере.

Сам же Хельмут, спасаясь от гитлеровского режима, бежал из Германии. Сначала - в Сингапур, где устроился фоторепортёром в газету, но всего через две недели оказался уволенным... за профнепригодность. Затем - в Австралию. Там, на "кенгурячьем" континенте, с ним случилось много всего. Он отслужил в армии, получил гражданство, женился на Джун Браун - актрисе, которая, впрочем, оставила актёрство и тоже взяла в руки фотокамеру, а свои снимки подписывала псевдонимом Алиса Спрингс. Но главное, Ньютон открыл фотостудию в Мельбурне - занялся наконец-таки тем, о чем всегда грезил.

В 50-х Хельмут вернулся в Европу. Жил в Лондоне, Париже, Монте-Карло... Наверное, его слишком рано лишили родины - он ещё не успел прорасти корнями в какую-то конкретную землю и потому не тяготился участью перекати-поля. Еврейский мальчик, агасфер, он превратился в космополита задолго до эпохи глобализации, гамбургеризации, интернета и евро. В последние свои годы Ньютон и вовсе имел два дома - в Монте-Карло и Лос-Анджелесе. Да и с Германией он примирился: в октябре 2003-го, за три месяца до смерти - словно чувствовал! - передал в дар Берлину 1000 своих снимков. Хотел передать и остальные. Сказал: "Мы с Джун как-то не сподобились нарожать детишек, так что наследников у нас нет, а ведь кто-то должен заняться нашими архивами, когда мы сыграем в ящик!"

Архивы у Хельмута Ньютона - гигантские! Шутка ли - полвека съёмок для французского, итальянского, немецкого и англо-американского Vogue, а также для Elle, Marie Claire, Playboy, Harper's Bazaar, Stern и прочих глянцевых исполинов. Фотопамятники Ив Сен-Лорану, Пьеру Кардену, Уорхолу, Дали, Боуи, Джаггеру, Герхарду Шредеру, Маргарет Тэтчер, Марлен Дитрих, Катрин Денёв, Софи Лорен и, разумеется, Клаудии Шиффер, Синди Кроуфорд и иже с ними. А в перерывах - скорые, точно шаржи, снимки жены - со шрамом от операции на животе. Поразительно, но они тоже получались высокохудожественными.

И, кстати, он по-прежнему экономно расходовал фотоплёнку - не больше одной-двух катушек за съёмку. Притом, что фотографы-профессионалы плёнку "палят" по принципу: если из 36 кадров удался один, съёмка прошла успешно. Но у Хельмута Ньютона из 36 кадров удавались 36!

Он всегда снимал довольно простыми камерами и никогда - цифровыми, считая, что компьютерная обработка снимков - мошенничество. Сам проявлял негативы. Сам печатал. Предпочитал "че-бэ" (выражаясь фото-жаргоном) "цвету" - за контраст. Ненавидел зерно. Не использовал студийный свет - ему нравилось снимать при дневном освещении, дающем естественные чёткие тени. "Фотожелеза" Ньютон в принципе не жаловал. "Клиенты идут ко мне, ожидая увидеть навороченную студию, - рассказывал он. - А что видят? Четыре стены, 500-ватную лампочку, включаемую лишь в исключительных случаях, да старенькую картонку - для тени. Конечно, люди разочаровываются. Но они не понимают: в студии есть главное - Я!"

Фотопортрет № 2: Маркиз де Сад и Леопольд фон Захер-Мазох

Это только кажется, что Ньютон - обласканно-обцелованный фаворит госпожи удачи. Его первая (!) персональная выставка прошла, когда ему было... 55! Хельмуту просто повезло оправиться от инфаркта, перенесённого в 50, и дожить-таки до славы и признания. До призов, наград, орденов. До экспонирования в Лондоне, Мадриде, Токио, Москве. До присутствия в фондах музеев (например, в Эрмитаже) и в коллекциях частных лиц (например, у Ходорковского). До того, что фотопортрет "от Ньютона" стал таким же символом элитарности, как пентхаус и "Кадиллак". До звания "мэтр фото", наконец.

Однако и его осень, по которой он считал цыплят, омрачалась непогодами - упрёки сыпались на мастера, как ливневые капли.

"Модели Ньютона удивительно красивы, но это красота ада, ведьмячья красота, холодная, мертвецкая... на грани трупности", - писали рецензенты. Его уличали во фригидности, асексуальности, неэротичности эротических, казалось бы, снимков. Он отговаривался: "Я не понимаю, что такое эротика! Не знаю, что значит это слово! Тень на плетень! Секс - другое дело. Хотите расскажу? Однажды у меня была Анита - ни за что не ляжет в постель, пока не завесит все иконы в доме. Ещё была Жозетта - эта накрасит губы ярко-ярко и нацеловывает мои сорочки, а я потом вижу пятно от помады - и, естественно, вспоминаю шалунью. Вам интересно? Продолжать?.."

Его подозревали во множественных перверсиях: некрофилии, садизме, страсти к насилию. Слишком уж извращённы сюжеты. Вот девица, затянутая в чёрную кожу, выгуливает на поводке... другую девицу, голую. Вот полунагая модель стоит на четвереньках, к спине приторочено седло. Вот наручники, шпоры, кнуты... Ньютон парировал: "Нет-нет! Я не унижаю женщин! Я делаю им приятно. В фантазиях женщины часто хотят подчиняться властным мужчинам. Я воплощаю эти фантазии. И потом - вовсе не женщины, а мужчины признавались мне, что мои ню вызывают у них ужас. Мои модели фантазируют о подчинении, играют в него, но на самом деле как раз они-то и господствуют. Они сильны. Уверенны. Агрессивны. Могущественны. Я нарочно ищу таких. Я терпеть не могу слезливых дурочек-фифочек. Наверное, потому, что сам довольно... хм... слабохарактерен".

После такого Хельмута виноватили уже в склонности к мазохизму. Как же! Все его модели щеголяют в туфлях на высоченных каблуках-шпильках! Туфли - фетиш. Туфли - штамп. Туфли, снятые так крупно, что можно разглядеть размер - 39-й, и название фирмы - Valentino. Как не вспомнить выражение "под каблуком у жены"?!

Его попрекали распутством, похотливостью, порнографичностью: тела чересчур уж нарочиты, крупны, чересчур витальны. "Мистер Ньютон, вы, как Тинто Брасс, балансируете на грани софт-порно!" - грозили ему. И он опять держал удар: "У меня есть некий внутренний клапан-предохранитель - он не даёт снимать порнографию, хотя, поверьте, я имею все возможности для этого".

Попрекали Ньютона и фашистскими устремлениями. Тут он отмалчивался. Еврейский мальчик - он не желал выворачиваться до изнанки, до потаённых комплексов и страхов.

...С Лени Рифеншталь у Ньютона вышло вот что. "Я очень хотел её сфотографировать. Приехал. А она взяла меня за запястье, сжала крепко-крепко, посмотрела в глаза. Потом достала какую-то газету и прочла: "Хельмут Ньютон сказал о Лени Рифеншталь, что та старая нацистка". "Поклянись отныне не говорить про меня такого! Никогда!" - приказала она мне. "Лени! Я готов поклясться, что женюсь на тебе. Только разреши сделать снимок!" - ответил я. И Рифеншталь тут же согласилась позировать". На получившемся портрете 100-летняя старуха кокетливо смотрится в зеркальце пудреницы. Но что парадоксально: она - со всеми своими морщинами, с пигментными пятнами, седая - выглядит куда живее иных юниц. У Ньютона всегда так: пожилые, некрасивые, покалеченные, одним словом, упречные люди на его фотографиях настолько хороши, что светятся каким-то тёплым, совсем не ньютоновским светом.

Фотопортрет № 3: Алексей Стаханов

Это вновь только кажется, что Ньютон - беззаботный богемный повеса. На светскую Dolce Vita он смотрел со стороны. Изучал. Препарировал. Резал по живому, как вивисектор. Клал под микроскоп. И.., разглядывал всю фальшь ярмарки тщеславия. На его снимках - совокупляющиеся манекены. Вы полагаете, секс - это страсти, чувства, прерывистое дыхание и пульс за двести? Бросьте! Это механика. Снулые утехи для целлулоидных кукол. Или рука, разделывающая куриную тушку, перстни на пальцах в жире. Бриллианты лишь камни. Не чище и не эстетичнее валяющихся на земле. Или зеркала, а в них - отражения поп-идолов. Ого! Да у наших кумиров нарциссизм! Им настолько не достает самоиронии, что и иронию человека с фотоаппаратом они не замечают!

"Я насмехаюсь над массовой культурой, - признавался Ньютон. - Я не только в творчестве, но и в жизни делаю это, Вот уже пятьдесят лет я живу с нормальной женщиной. Слава Богу! С модельками я бы рехнулся! А они-то, гламурные, олицетворение масскульта и есть. Но знаете, какие они? Худосочные тупицы! Или молча лупают пустыми глазёнками, или трещат о всяких пустяках. Есть, впрочем, и те, кто тщится разглагольствовать на серьёзные темы, эти - самые нелепые. Как-то раз приключилась история: из-за жары модель лишилась чувств. Пока её откачивали, я снимал, не переставая. Она потом упрекала меня в чёрствости. Надо же! Ещё претендует на что-то! Определённо, модели - худшее в моём ремесле. А всё остальное? Мне нравится!"

Хельмут Ньютон и в возрасте за 80 не оставил практику. Каждое утро он цеплял на нос вуди-алленовские очки, повязывал на шею кашне и ровно к 9.30 отправлялся в свою студию. Проводил там почти весь день. Впрочем, это не означает, что Ньютон весь день фотографировал. Процесс подготовки к съёмке длился гораздо дольше, чем она сама, - так уж Хельмут привык.

Когда он начинал, фотоплёнка стоила дорого и продавалась отнюдь не на каждом углу, так что расходовали её экономно, а для того скрупулёзно выстраивали кадр. Эта манера создавать композицию, тщательно продумывая детали, осталась у мастера навсегда. Взять хоть одну из самых известных его работ "Они идут": четыре модели в одежде, а на соседнем снимке - они же полностью нагие, но позы, положения ног, рук, даже выражения лиц и на одном фото, и на другом - и-ден-тич-ны, вплоть до жеста, до складки на коже, до миллиметра. Голову сломаешь в попытке догадаться, как же Ньютон достиг такого сходства! И всё равно - не угадаешь!..

Со временем Хельмут взял в привычку записывать все свои впечатления. Готовясь к фотосессии, он просматривал записи, искал в них идеи для снимков. Порою идеи вызревали на протяжении лет. На их воплощение уходили месяцы. Ньютон филигранно инсценировал кадры, доводя каждую мелочь до совершенства. Однажды потратил $1300 на... маникюр для модели!

И, кстати, он по-прежнему экономно расходовал фотоплёнку - не больше одной-двух катушек за съёмку. Притом, что фотографы-профессионалы плёнку "палят" по принципу: если из 36 кадров удался один, съёмка прошла успешно. Но у Хельмута Ньютона из 36 кадров удавались 36!

Он всегда снимал довольно простыми камерами и никогда - цифровыми, считая, что компьютерная обработка снимков - мошенничество. Сам проявлял негативы. Сам печатал. Предпочитал "че-бэ" (выражаясь фото-жаргоном) "цвету" - за контраст. Ненавидел зерно. Не использовал студийный свет - ему нравилось снимать при дневном освещении, дающем естественные чёткие тени. "Фотожелеза" Ньютон в принципе не жаловал. "Клиенты идут ко мне, ожидая увидеть навороченную студию, - рассказывал он. - А что видят? Четыре стены, 500-ватную лампочку, включаемую лишь в исключительных случаях, да старенькую картонку - для тени. Конечно, люди разочаровываются. Но они не понимают: в студии есть главное - Я!"

Мгновение остановилось

В одном из последних интервью старина Хельмут заявил: "Мне ей-богу нечего добавить к мемуарам, которые я накропал в 1982-м. Что я могу сказать о двадцати прошедших с тех пор годах? Что сфотографировал ещё тысчонку-другую голых девок и наелся ими так, что они уже не лезут мне в горло?

Что зарабатываю ещё лучше? Что летаю только первым классом? Вздор! Ничего важного не произошло! Моя жизнь скучна".

Его детская формула - "плавание, девочки и фотография" - постепенно теряла свои составляющие. Плавание разонравилось. Девочки утомили. Фотография, правда, никуда от него не делась. Но, кроме неё, Хельмута Ньютона почти ничего не занимало.

Почти. Потому что его занимали машины. "Тела моих машинок заводят меня сильнее, чем тела женщин!" - шутил Ньютон, снявший, кстати, серию"Автоэротика" по заказу концерна "Фольксваген". Его личная автоколлекция насчитывала несколько десятков экземпляров, среди которых попадались и весьма дорогие, эксклюзивные.

...23 января 2004 года Хельмут Ньютон выезжал на своём "Кадиллаке" с территории гостиницы Chateau Marmont hotel в Голливуде. Он по привычке газанул прямо с места, но не справился с управлением и врезался в стену здания напротив. Его срочно увезли в госпиталь, но там он скончался от полученных травм. Мэтру фото было 83 года.

www.milkart.nu

Красивые и злые. В латвийский прокат выходит фильм, посвященный Хельмуту Ньютону

Хельмут Ньютон на фоне диптиха "Они идут" на своей выставке в галерее Barbican, Лондон, 2002 (Фото: Vida Press)

Его еще при жизни называли манипулятором и сексистом, обвиняли в том, что он превращает своих моделей в бездушные объекты и тем самым унижает их человеческое и женское достоинство. Доживи фотограф до наших дней, думаю, феминистки устроили бы ему веселенькую жизнь: в эпоху #metoo, политкорректности и равенства полов его взгляд на женщину многие назвали бы токсичным. Хотя на самом деле Ньютон женщин не просто любил – боготворил.

 

Рейхстаг, Берлин, 1987 (Фото: Helmut Newton © Helmut Newton Estate)

Либо секс, либо съемки

 

Фотограф никогда не скрывал, что модели для него – «сырой материал», как глина для скульптора. В документальном фильме 1989 года «Хельмут Ньютон: сцены на грани» (реж. Адриан Мабен) есть момент, когда мэтр приезжает в Берлин, чтобы сделать очередную эротическую фотосессию. Вот он звонит своему агенту: «Для меня есть что-нибудь?» – как будто с сутенером разговаривает. Вот он обедает в ресторане с девушкой, которую завтра будет пробовать в качестве модели. У девушки нет портфолио, она дебютантка, и, прежде чем увидеть ее обнаженной, Ньютон ведет с ней светские беседы. «А грудь у тебя небольшая, да?» – деловито спрашивает он. – «Да», – смущенно отвечает девушка. – «Но красивая?» – «Вполне». – «А ноги?» – «Да вроде тоже в норме»… Словно кобылу выбирает. Я понимаю, почему Ньютона так ненавидели феминистки во главе с Сьюзен Зонтаг...

 

Странно, что до сих пор не объявилось ни одной жертвы его «сексуальных домогательств» – притом что Ньютон так часто работал в жанре ню, который, как считают обыватели, уже сам по себе предполагает неуставные отношения между фотографом и моделью.

 

Хельмут Ньютон у себя дома в Монте-Карло, 1987 (Фото: Alice Springs )

Впрочем, нет, не странно. Жертв Ньютона просто не было, да и быть не могло. Для моделей он был не похотливым папиком, а чудаковатым гением, который просто играет в такую странную игру – расставляет голых девушек в различных неудобных позах и снимает их на фотопленку. В работе он мог быть строг и даже жесток («Я подвергал бедную девушку адским мучениям и однажды заставил ее ползать по полу фотостудии, поедая виноград. Бог знает, зачем я это сделал – снимки получились ужасные!» – писал он в автобиографии). Зато как только был сделан последний кадр, Хельмут превращался в озорного мальчишку, который не прочь подурачиться – рассказать анекдот, напялить на себя дамскую шляпку или пройтись туда-сюда в шпильках походкой развратной женщины. Моделям с ним было весело.

Крокодил, пожирающий балерину, 1983 (Фото: Helmut Newton © Helmut Newton Estate)

Он подвешивал девушек на вертолетном тросе над океаном (а внизу была специально прикормленная стая акул), засовывал их в пасть аллигатора (хорошо еще, что это было чучело), заставлял бегать по лестнице на огромных каблуках, перепрыгивая через несколько ступенек... Да, съемки у Ньютона могли быть некомфортными физически, но психологически девушки не испытывали ни унижений, ни стыда. Мэтр всегда вел себя с ними заботливо и корректно. Для каждой, даже для той, которую забраковывал еще на стадии кастинга, всегда находил ободряющие слова. Ну хотя бы: «У тебя классная попка!» (впрочем, в наше время даже такой невинный комплимент мог бы быть воспринят как домогательство).

 

Для некоторых женщин позирование обнаженными Ньютону стало своего рода актом освобождения. «Хельмут дал мне огромную внутреннюю силу. Если бы он не сделал тогда тех фотоснимков, которые теперь стоят на моем письменном столе, моя карьера пошла бы по-другому», – признается британская актриса Шарлотта Рэмплинг, которую Ньютон впервые снимал еще на заре ее карьеры в 1973 году. А певица Марианна Фейтфулл уверяет, что благодаря сеансам у Ньютона она освободилась от чопорности, которая была в ней воспитана монахинями в годы учебы в католической школе.

 

К Ньютону, как и к Харви Вайнштейну, всегда стояла очередь из старлеток. Сняться у него означало не только украсить свое портфолио статусным снимком, но почти гарантированно войти в вечность. Но, в отличие от Вайнштейна, Ньютон никого ни к чему не принуждал. «С девушками можно или заниматься любовью, или их снимать. Совмещать одно с другим невозможно», – говорил он.

Хельмут и Джун на Каннском кинофестивале, 2002 (Фото: Vida Press)

Впрочем, подобное совмещение в его жизни все-таки было – в самом начале, с Джун. Они познакомились в 1947-м в Австралии, когда начинающая театральная актриса Джун Браун пришла к молодому фотографу подработать в качестве модели (кстати, денег он ей тогда не заплатил – их у него попросту не было). На целых 57 лет Джун стала для Ньютона всем – женой, партнером, музой, помощницей, арт-директором, архивариусом, нянькой… Со временем она и сама сделала неплохую карьеру фотографа (Джун известна под творческим псевдонимом Элис Спрингс), так что специфику работы своего мужа прекрасно понимала. Она даже научилась копировать его стиль – на некоторые заказы, которые Хельмут не успевал или просто не хотел делать, он посылал жену. Но все-таки ее собственный почерк от ньютоновского отличается: в нем меньше театральности и холодной отстраненности, больше натуральности и теплоты.

 

А что касается ревности… Один из самых известных снимков Ньютона называется «Автопортрет с женой и моделями». На нем зеркало, в котором отражается Хельмут, фотографирующий обнаженную девушку, а в уголке сидит Джун, устало наблюдающая за происходящим. Когда ее спрашивали, не ревнует ли она мужа к моделям, Джун всегда отвечала, что ревнует, но не к моделям, а к цветам – это была вторая, после фотографии, страсть мэтра.

 

Злые и красивые

Реклама для итальянского обувного бренда Mario Valentino, Монте-Карло, 1998 (Фото: Helmut Newton © Helmut Newton Estate)

Ньютона часто называют эротическим фотографом, но не надо забывать, что карьеру он сделал в мире моды. Ньютон был одним из тех, кто реформировал фэшн-фотографию, превратил ее в настоящее искусство. В 50-е годы, когда он только начинал, снимки в глянцевых журналах выглядели довольно однотипно, и идеи молодого фотографа часто воспринимались в штыки. Так, например, самый первый снимок Ньютона для французского Vogue, где была изображена девушка, прислонившаяся к уличному фонарю, редакция забраковала по причине «недостаточного аристократизма».

Съемка для журнала Elle, Париж, 1969 (Фото: Helmut Newton © Helmut Newton Estate)

Ньютон ненавидел студийную съемку, и для воплощения своих замыслов ему порой приходилось проявлять немалую смекалку. В то время наряды Haute Couture не разрешалось выносить за пределы студии, но Ньютон нашел выход: он укутывал моделей в белые простыни и тайком отводил их в парк Тюильри, где с большими предосторожностями фотографировал.

 

Реклама Bulgari, французский Vogue, Париж, 1994 (Фото: Helmut Newton © Helmut Newton Estate)

Он был новатором и в жанре рекламы. Когда он снял украшения Bulgari стоимостью десятки тысяч долларов на руках модели, котора разделывает курицу, у представителей бренда это поначалу вызвало ярость. И заказчики из ювелирного дома Cartier его рекламу – рентгеновский снимок женской ножки в туфлях стилетто и с цепочкой на щиколотке – оценили не сразу. А сейчас это классика рекламной фотографии.

Мадонна, Vanity Fair, 1990 (Фото: Helmut Newton © Helmut Newton Estate)

К середине 80-х Ньютон практически перестал снимать моду: ему надоели дизайнеры со своими бесконечными придирками и редакторы, вынужденные подчиняться диктату отдела рекламы. Совсем уходить из этой сферы он не торопился, ведь именно мода снабжала его самыми прекрасными в мире моделями, но фокус его внимания окончательно сместился в сторону жанра ню. Символически этот переход отразился в самой известной его работе – диптихе «Они идут» (1981). Две фотографии: на одном снимке – полностью одетые модели, на другом – те же модели, в тех же позах, но абсолютно обнаженные. Нагота здесь воспринимается как костюм – одеждой становится само тело.

«Ньютон показывает нам женщин, которые столь сильны, что не нуждаются в одежде от именитых дизайнеров. Даже будучи голыми, они сохраняют свою женскую силу», – говорил немецкий режиссер Геро фон Бём, который к 100-летию Хельмута Ньютона снял о нем документальный фильм «Злые и красивые» (The Bad and the Beautiful). 28 октября эта лента выходит в наш прокат (в кинотеатре Splendid Palace). 

 

Равноправие наоборот

Rue Aubriot, французский Vogue, Париж, 1975 (Фото: Helmut Newton © Helmut Newton Estate)

«Запретные вещи – самые интересные», – говорил Ньютон. В автобиографии он откровенно пишет об истоках своего интереса к теме секса и женского доминирования. Вспоминает, как мать приходила пожелать ему спокойной ночи в одном нижнем белье и окутанная ароматом Chanel; как первую эрекцию он испытал в четыре года; как в бассейне не мог ответи глаз от сосков, проступающих сквозь мокрые купальники одноклассниц; как скрывался в туалете, часами разглядывая эротические журналы; как ходил со старшим братом смотреть на берлинских уличных проституток...

 

У каждой детали на снимках Ньютона есть своя предыстория. Он любил снимать в шикарных старых отелях – таких, где он провел много времени в детстве (родители Хельмута были довольно богаты и постоянно ездили на курорты). Бассейны всплывают на его фотографиях как дань детскому увлечению плаванием (Ньютон даже был чемпионом Берлина среди юниоров). Монокль, который часто используется в качестве эффектного аксессуара для его моделей, напоминал ему годы, проведенные в студии Ивы, – знаменитой берлинской женщины-фотографа, которая учила юношу Хельмута не только азам профессии.

«Люди и манекены III», Париж, 1978 (Фото: Helmut Newton © Helmut Newton Estate)

Эротизм работ Ньютона балансирует на грани шокирующих откровений – недаром его считают крестным отцом стиля порношик. Черные чулки и высокие каблуки, наручники и цепи, седло на спине и металлический корсет... в этой БДСМ-ной экипировке многие видели откровенно фашистскую тематику. Уж что-что, а фашизм этот берлинский еврей, чудом сумевший избежать концлагеря и покинувший Германию в 1938 году, ненавидел всей душой.

Джерри Холл для американского Vogue, Париж, 1974 (Фото: Helmut Newton © Helmut Newton Estate)

Героини его снимков – не жертвы, а наоборот, хозяйки положения, настоящие воительницы, доминатрикс. «Я всегда любил сильных женщин, потому что сам я человек робкий», – говорил Ньютон. Мужчины как герои его не интересовали, на самых известных снимках Ньютона их практически нет. А те, что есть, чаще всего выполняют роль антуража: это официанты в ресторанах, портье в отелях, музыканты в ночных клубах – персонал, призванный обслуживать потребности женщин. Так что проблема равноправия полов у Ньютона вывернута наизнанку: уж если кто и нуждается у него в защите, так это мужчины.

Моника Беллуччи, Монте-Карло, 2001 (Фото: Helmut Newton © Helmut Newton Estate)

Когда в 1971 году Ньютон перенес инсульт и надолго попал в больничную койку, первое, о чем он попросил жену, – принести ему фотоаппарат. И все время, проведенное в клинике, он снимал себя – во всей своей больничной неприглядности. И Джун, перенесшую в 1982-м серьезную операцию, он тоже фотографировал с безжалостным натурализмом. «Я мог бестрепетно смотреть на то, что делали с ее телом, только если между ней и моими глазами находилась камера. Наверное, это свойственно представителям моей профессии. Мне кажется, что военные фотографы не могли бы вынести сцен боли и кровопролития, если бы между ними и теми ужасами, которые они снимают, не находилась камера», – писал Ньютон в автобиографии. Камера всегда была чем-то вроде барьера между ним и реальной жизнью. Она делала его сильнее и смелее, воплощала его мечты и помогала изжить комплексы.

 

В лексиконе Ньютона не было таких слов, как «духовность» и «душа». «На моих снимках вы видите лицо, тело. Видеть дущу – это выше моего понимания», – говорил фотограф. Но именно эти «бездуховные» снимки способны так много рассказать о природе человека – и того, что в кадре, и того, что за кадром.

 

Рекомендуем

ТОП звездных пар, которые не тянули с сексом вскоре после знакомства

"Когда его увезли в морг, деньги пропали": дочь раскрыла загадочные обстоятельства смерти Волка из "Ну, погоди!" Анатолия Папанова

Сбившая троих детей 18-летняя девушка зарыдала, услышав свой приговор: кадры суда

Новый документальный фильм отдает дань уважения Хельмуту Ньютону, королю кинков

«Когда какую-либо модель попросили поработать с Хельмутом Ньютоном, это было большой честью, но также и беспокойством», - говорит Изабелла Росселлини. «Собираясь на съемочную площадку в первый раз, у меня было много трепета, но вместо этого я нашел игривого старика, полного очарования и юмора ...»

Немного странно, что Голливуд не принял идею продюсирования фильм о жизни Хельмута Ньютона еще нет. Помимо безумно успешной фотографии - достаточно провокационной, чтобы заработать ему прозвище «Король кинка» - Хельмут прожил жизнь, богатую тем, что драматические сценаристы и режиссеры истекают слюной, от побега из нацистской Германии до своей смерти на бульваре Сансет.

С Хельмут Ньютаун Плохой и красивый , мы находим наш первый посмертный документальный фильм о художнике. Рассказанный режиссером Геро фон Бемом, близким другом Гельмута, со словами нескольких его любимых героев - Грейс Джонс, Клаудии Шиффер и, конечно же, Изабеллы Росселлини - фильм разворачивается как дань уважения этому человеку. за камерой.

«Мы познакомились в Париже через общих друзей», - говорит Геро по телефону из своего дома в Берлине. «Думаю, это было в 1997 году на ужине, и мы сразу нашли друг друга, потому что у нас одинаковое чувство юмора.Мне понравилось, насколько он был мальчишкой ». В то время, когда ему исполнилось бы 100 лет, имело смысл рассказать его замечательную историю новому поколению.« Его фотографии были сделаны для большого экрана », - добавляет режиссер.

Родился в семье Еврейская семья в Берлине в 1920 году. Хелмет бежал из концлагеря в детстве после того, как его семья бежала из Германии в 1938 году в разные части мира - его родители в Южную Америку, а он в Азию. Остановился в Сингапуре, где работал эскорт-мужчиной высокого класса, а также фотографом.Но, несмотря на жестокое обращение с его семьей во время Второй мировой войны, Гельмут все еще любил Германию. «Многие евреи говорят, что не хотят возвращаться в Германию, и если они вернутся, они не будут привязаны», - говорит Геро. «Он был очень привязан к Германии. Он любил немцев ».

Геро, который ранее снимал Гельмута для документального фильма« Mein Leben »2002 года для французско-немецкого канала Arte, включает кадры возвращения Хельмута в Берлин в свой последний фильм и с любовью вспоминает эту поездку.«Он был очень привязан к городу, который ему пришлось покинуть в 1938 году. Он показал мне станцию, откуда он уехал. Он показал мне улицу, на которой вырос ».

К 1940 году он переехал в Австралию, где оставался в течение следующих двух десятилетий, прежде чем переехать в Лондон в 1957 году, после того, как выиграл контракт на съемки с британским Vogue . Именно в Австралии он познакомился со своей женой Джун, которая тоже была фотографом, работавшим под псевдонимом Элис-Спрингс (она даже сняла собственный фильм о Гельмуте в 1995 году).В своей автобиографии 2003 года он написал: «Это был совершенно другой роман, чем у меня с любой другой девушкой. Все остальные девушки на самом деле только ебались. С ней было другое измерение ». Их брак продлился до его смерти, и Джун сыграла значительную роль в создании этого документального фильма: пожертвовав видео с интимными моментами, которыми они поделились, которые появляются повсюду.

На протяжении своей карьеры Гельмут также установил тесные отношения с моделями, к которым он возвращался снова и снова в своей работе.Во время интервью Грейс Джонс вспоминает историю из своих первых дней работы моделью с Хельмутом. «Он любил мои ноги, и именно он заставил меня полюбить их. Также он просил меня регулярно приходить на кастинги. Каждый раз, когда я приходил, он говорил мне:« О, это правда: я забыл, что у тебя нет сисек » . '”

Но его работа и его взгляд на женщин тоже никогда не сбиваются с пути. В одной особенно неловкой сцене - из французского телесегмента 1979 года - Шлем дает интервью вместе с писательницей Сьюзан Зонтаг, которая критикует его Работа.Шлем выражает свою любовь к женщинам, говоря: «J'adore les femmes», - резко вставляет Сьюзан, - «Многие женоненавистники утверждают это».

Геро хотел, чтобы в основе этого фильма лежали слова его модели: «Я думала, что женщины в первую очередь имеют право говорить о нем критически, как это делает Надя Ауэрманн». Надя представляет обе стороны аргумента: «Можно легко сказать - да, его фотографии сексистские, или можно сказать, что он представляет собой зеркало того, каково общество ».

Что касается политического климата и времени, когда Гельмут делал фантастические фотографии, могли ли они существовать в 2020 году?« Его фотографии не были бы ». сегодня это вообще невозможно », - говорит Геро.«В то время это была революция: революция действительно нужна, потому что были Ричард Аведон и Ирвинг Пенн, но это было просто очарование. Как прекрасно выразилась Анна Винтур, требовалось что-то новое. Модная фотография 60-х и 70-х годов стала немного скучно, и он все освежил ".

Для современного зрителя работы Шлема по-прежнему впечатляют. Его серия «Обнаженная и одетая», в которой четыре женщины полностью одеты в одежду начала 80-х справа, а слева те же четыре женщины, стоящие точно так же, только на каблуках, является классическим примером того, как это дихотомия.Можно даже сказать, что без одежды они выглядят более властно.

Будь то его знаменитые портреты знаменитостей или его новаторский смокинг Ив Сен-Лорана «Курение», снятый на пустынной ночной улице в Париже, все выражало определенную сексуальную раскрепощенность. Помимо своей склонности к наготе, он был мастером необычайной композиции, и никогда не могло быть другого, как он. Возможно, немного извращенный, но дальновидный? Несомненно.

Хельмут Ньютон «Плохое и красивое» вышел в продажу в Германии.Дата выхода в Великобритании пока неизвестна.

Фотограф и его искусство наконец-то вернулись домой

«Нас привели в здание, и еще больше чудес: оно почти в идеальном состоянии, как будто оно меня ждало», - писал Ньютон в своей автобиографии 2002 года. '' (Нан А. Талезе-Даблдей). «Из окон я вижу через дорогу железнодорожный вокзал и набережную, где 64 года назад я попрощался с родителями и вышел в широкий, широкий мир. Я не сентиментальный парень, но я не мог подавить определенное дрожание, когда тот день вернулся ко мне.''

Тем не менее, несмотря на свое бегство и болезненную разлуку с родителями (им удалось бежать в Аргентину), Ньютон с нежностью вспоминал свои подростковые годы в Берлине, где он не только обнаружил свою любовь к женщинам, но и служил им. ученичество у фотографа, известного как Ива.

Связь секса и фотографии, которую Ньютон сначала использовал в Сингапуре и Австралии, а затем сделало себе имя в Париже, по-видимому, была создана в Берлине.

«Когда мы впервые вернулись туда в 1956 году, он не обиделся», - сказала г-жа- вспомнил Ньютон. «Он не был драматичным человеком. Он не связывал прошлое с настоящим. Он дал мне книгу Кристофера Ишервуда «Берлинский дневник», и мы следовали ей, как карте. Для него это была настоящая поездка обратно. Он был светским человеком, но он также был настоящим типичным берлинцем со своим остроумием и сардоническим юмором. Он забрал жизнь такой, какая она появилась ».

Это многое проявляется в« Мы и они », шоу из 110 изображений, созданных вокруг одноименной книги 1999 года. Три фотографии 16-летнего Ньютона - одна с тремя девушками, другие позируют перед камерой в студии Ивы - передают самоуверенность молодого человека, которого, как он с готовностью признал, избаловали его богатые родители.В следующем разделе «Мы» Ньютон иногда можно увидеть работающим с обнаженными моделями, но большинство изображений гораздо более личные.

Он и его жена часто фотографировали себя и друг друга обнаженными: в состоянии покоя, упражнения, позирование, шутки, купание, с течением времени, медленно записываемым в их телах. Часто использовались зеркала: фотоаппарат в руке, Ньютон во время медицинского осмотра в 1997 году был покрыт проводами.

Муз Хельмута Ньютона о том, каково было работать с известным модным фотографом

«Мои женщины всегда побеждают», - предположил однажды Хельмут Ньютон.Из великих модных фотографов 20-го века немецко-австралийский фотограф был одним из самых влиятельных и, вероятно, наиболее имитируемым. С 1950-х по 1990-е годы он усовершенствовал откровенное, эротическое видение, которое расширило границы модной фотографии.

Некоторые модели заняли видное место в его творчестве. Это были женщины, которые, по мнению Ньютона, были более чем привлекательными моделями, выступавшими как символы сексуальности, наделенной властью. Среди них были Ариэль Бургелин, Сигурни Уивер, Гунилла Бергстром, Шарлотта Рэмплинг и Генриетта Аллиас (которая, как известно, украсила обложку Sumo, экстравагантно негабаритной книги Гельмута Ньютона).Ньютон однажды заметил: «Мне нравится фотографировать женщин, которые, кажется, что-то знают о жизни».

В настоящее время онлайн-пространство изобразительной фотографии ONGallery представляет редкую подборку самых популярных изображений Ньютона. Ниже мы поговорим с двумя из его выдающихся муз, Сильвией Гоббел и Лизой Моран, а также с директором ONGallery Китом Олсоппом, которые расскажут о карьере легендарного модного фотографа.

Сильвия Гоббел выбрана для Sie Kommen:

Хельмут Ньютон, Sie Kommen (1981).Предоставлено ONGallery. Модели (слева направо): Александра Пин, Генриетта Аллиас Перселл, Лиза Торенсен, Сильвия Гоббель.

«Думаю, он [Ньютон] выбрал меня, потому что считал меня сильной женщиной. Тогда я еще не знал этого. Я пошла на кастинг французского Vogue для выпуска от кутюр 1981 года. Нас были сотни моделей, и он прислал ассистента, чтобы убрать меня из очереди. Он задал мне несколько вопросов и с моим акцентом понял, что я австриец. Мы начали вместе говорить по-немецки.Сразу же возникла отличная связь - говорить на одном языке.

Хельмут Ньютон, Sie Kommen (1981). Предоставлено ONGallery. Александра Пин, Генриетта Аллиас Перселл, Лиза Торенсен, Сильвия Гоббел.

Я знал и понимал его работу. Он спросил, буду ли я сниматься в обнаженном виде. Я знал его обнаженные фотографии, например, с Шарлоттой Рэмплинг, и они были фантастическими. Конечно, я сказал: «Безусловно, никаких проблем». С любым другим фотографом я бы отказался, но не с Хельмутом Ньютоном.Он заказал мне фотосессию, которая представляла собой знаменитую фотосессию четырех девушек, одетых в одежду от кутюр, а затем четырех девушек в той же позе обнаженными, назвал Sie Kommen.

Линда Моран на фотосессии печально известной Джеки О для журнала Vogue :

Хельмут Ньютаун, Comme Jackie O . Фотография сделана 1970 г. Печать 1985 г. Предоставлено ONGallery. Модель: Линда Моранд.

«На протяжении всей своей карьеры я старался НЕ выглядеть как Джеки… Я маскировался (довольно неудачно) короткими волосами, а затем выщипанными бровями и темными губами, что очень не соответствовало Джеки.Однажды я встретил Хельмута Ньютона, который побудил меня прославлять мою красоту и сохранять свой имидж. Он сказал, что мне не следует стричь волосы, а носить их длинными и длинными, потому что это подходит мне и образу того времени.

«Он убедил меня топать по улицам Парижа в наряде от кутюр. В то время я действительно носила одежду от кутюр, и у меня было несколько вещей этого стиля. Было невозможно устоять перед соблазном оказаться в Vogue и поработать с таким великим мастером. (Я работал с ним в 1966 году во Французском космическом центре.Эти картинки были очень хорошими, но это было до того, как Ньютон развил свой особый стиль).

«Мы использовали Vogue studio на Place de Bourbon. Я помню, что Урсулу Андресс в тот день тоже фотографировал кто-то другой. Она заметила, что я очень похож на Джеки. Мы пошли в американское посольство и в отель «Ритц». Он наблюдал за местом, заставлял меня стоять рядом с полицейскими или морскими пехотинцами и прогуливать меня. Ньютон стоял через дорогу и снимал с помощью телеобъектива.Все было очень ненавязчиво, и морпехи и полиция не заметили, что меня или их фотографируют.

«Во время съемок он велел мне быть очень сильным, злым и сильным, с серьезным лицом. Это противоречило моему более мягкому, игривому стилю. Результаты свидетельствуют о его навыках не только как фотографа, но и как режиссера. Они были похожи на фотографии Джеки в стиле папарацци.

«Использование моего имени было важным, потому что, как оказалось, я выглядел в точности как Джеки О.Она была в ярости. Когда фотографии были опубликованы, Джеки звонили со всего мира, пугаясь, что она находится в Vogue . Если вы читаете мелкий шрифт, там написано, что я Линда Моран (Форке де Дорн), «некий клиент».

Ходили слухи о моем отцовстве. Олег Кассини, дизайнер, который тоже интересовал меня в романтических отношениях, был убежден, что я тайная сводная сестра Джеки. Я был потрясен. Я это отрицал ».

Дилер Кейт Оллсопп о редком и неоднозначном триптихе:

Rue Aubriot, Yves St Laurent, триптих (1975)
Предоставлено ONGallery.

«Насколько мне известно, эти три фотографии, каждая из которых сама по себе является редкостью, никогда раньше не видели вместе, и, поскольку я не могу найти никаких записей о том, чтобы версия с поцелуем появлялась на рынке раньше. Я сомневаюсь, что раньше они когда-либо продавались как триптих: по-настоящему редкие по отдельности; уникально редки вместе ».

Helmut Newton, Rue Aubriot (1975). Предоставлено ONGallery.

«На первом изображении Вибеке Кнудсен стоит одна, одетая в то, что стало известно как« Le Smoking »- фирменный жакет Yves St Laurent.Ньютон намеренно придал ей андрогинный стиль, возможно, под влиянием его дружбы с Дэвидом Боуи. Интересно, чего она ждет на освещенной лампами улице?

Helmut Newton, Rue Aubriot (две модели) (1975). Предоставлено ONGallery.

Теперь история начинает разворачиваться. На заднем плане появилась машина. К Вибеке присоединяется спутница, обнаженная, за исключением туфель и едва заметной шляпы с вуалью. Кто она? Мы не знаем и, возможно, никогда не узнаем.Двое изображены в полуобъятии, как будто они только что встретились. Это сексуально заряжено, но скорее наводит на размышления, чем открыто.

Helmut Newton, Rue Aubriot для Ива Сен-Лорана, французский Vogue (1975). Предоставлено ONGallery.

Здесь две модели в одной обстановке страстно целуются. Это поцелуй не двух друзей, а влюбленных. Фотография в высшей степени и откровенно сексуально заряженная в эпоху, когда однополые отношения, как правило, все еще были табу и во многих странах незаконны.Рассказ закончен. Это изображение было выбрано в качестве дополнения Джун Ньютон в ее редакции книги Ньютона Sumo, , опубликованной в 2013 году, которая затем сопровождала предыдущие два изображения. Возможно, она пришла к выводу, что отношение достаточно изменилось для публикации. Я не припомню, чтобы видел его в какой-либо другой публикации, и это только одна из двух, которые я когда-либо видел в продаже. Это самая редкая из известных мне картин Ньютона ».


Следите за новостями Artnet в Facebook:

Хотите опережать мир искусства? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать последние новости, откровенные интервью и острые критические моменты, которые продвигают разговор.

Хельмут Ньютон | Фотография и биография

Хельмут Ньютон, австралийско-немецкий фотограф, родился в 1920 году в Берлине и умер через четыре года после тысячелетия. Он был еврейского происхождения, сын Клары и Макса Нойштедте. Он пошел в Heinrich-von-Treitschke-Realgymnasium в Берлине, а затем в американскую школу в том же городе. Ньютон стремился открыть для себя горизонты фотографии в очень молодом возрасте, когда ему было всего двенадцать лет.Позже он купил свою личную камеру и начал работать на Эльси Нойлендер Симон , немецкого фотографа с 1936 года. В то время евреи все больше подвергались притеснениям в Германии из-за Нюрнбергского закона, и из-за этого отец Ньютона потерял контроль над своей фабрикой, производившей пряжки и пуговицы. Следовательно, семья была вынуждена мигрировать. Пока семья Ньютона была в Южной Америке, он отправился в Сингапур и решил остаться там сначала в качестве фотографа для Straits Times , а затем в качестве фотографа-портретиста.

В 1940 году Гельмут Ньютон сел на борт «Королевы Мэй» и отправился в Австралию с разрешения британских властей, поскольку стал их интернированным. Он работал в Северной Виктории сборщиком фруктов после того, как его интернирование закончилось в 1942 году. Шесть лет спустя он женился на Джун Браун , актрисе, которая впоследствии стала богатым фотографом.

За два года до женитьбы, в 1946 году, он основал студию в Мельбурне на модном Флиндерс-лейн. В послевоенные благополучные годы Ньютон работал над театральной и модной фотографией.В 1953 году Ньютон представил свои работы на выставке вместе с другим фотографом, Вольфгангом Сиверсом . Шоу называлось Новые видения в фотографии и проходило на Коллинз-стрит в отеле Federal. После этого партнером Ньютона стал Henry Talbot , а его студия получила новое имя - Helmut Newton и Henry Talbot.

В 1950-х годах фотография моды Ньютона становилась все более популярной, и из-за его растущей репутации ему была предоставлена ​​возможность стать образцом моды для журнала Vogue , 1956 год.В 1957 году он поехал в Лондон, потому что ему предложили годовой контракт от британского Vogue . Тем временем Талботу были предоставлены все полномочия по управлению студийным бизнесом. Однако Ньютон не завершил свой срок в Vogue и вместо этого ушел работать в немецкие и французские журналы. В 1959 году он подписал контракт с австралийским Vogue и вернулся в Мельбурн.

Хельмут Ньютон снова сменил место работы и в 1961 году поселился в Париже, чтобы продолжить работу в качестве модного фотографа.Его фотографии были широко представлены в Harper’s Bazaar и французском Vogue . Его подход можно охарактеризовать как стилизованные эротические сцены, иногда сопровождаемые фетишизмом и разделением БДСМ, называемым садомазохистским в качестве подтекстов. К сожалению, в 1970 году у Ньютона случился сердечный приступ, из-за которого он замедлил темп, чтобы выполнять работу так же эффективно, как и раньше. Однако это не помешало ему получать постоянную известность. В 1980 году он выпустил серию под названием Big Nudes , которая была его шедевром технического мастерства и эротического стиля.

Ньютон создал изображения Кристин ДеБелл и Настасьи Кински для журнала Playboy . Оригинальные оттиски их были проданы на аукционе в 2002 году Bonhams и в 2003 году Christies .

Позже он жил попеременно в Лос-Анджелесе и Монте-Карло. Он погиб в 2004 году в автокатастрофе, когда скорость автомобиля стала неконтролируемой и она врезалась в подъезд к отелю.

Фотографии Хельмута Ньютона

Хельмут Ньютон Биография, жизнь и цитаты

Биография Хельмута Ньютона

Детство

Хельмут Ньютон родился в Берлине 31 октября 1920 года в семье Макса Нойштедтера, богатого производителя пуговиц, и матери Клары (урожденной маркиз).Клара была вдовой с сыном Гансом, когда вышла замуж за Макса, солдата из Силезии, который взял на себя управление фабрикой по производству пуговиц, оставленной ее покойным мужем.

Его мать без ума от него, одевала его в лаковые туфли и бархатные костюмы, учила его никогда не касаться перил и следила за тем, чтобы его всегда возили в школу с водителем. Известно, что она уволила горничную за то, что она слишком хорошо оделась в выходной. Хотя по происхождению они были еврейской семьей, они праздновали Рождество, а не Хануку, и ни у Гельмута, ни у его сводного брата Ганса не было бар-мицвы.

Бунтарь в возрасте четырнадцати лет, воодушевленный уверенностью в семейном богатстве и упадком берлинского общества 1930-х годов, Хельмут Ньютон опасно пренебрегал расовыми законами Нюрнберга 1934 года и влюбился в арийскую девушку. Позже Ньютон сказал: «Я почти не осознавал этого, но мне было наплевать, так или иначе».

Он учился в гимназии Генриха фон Трейчке, а затем в Американской школе в Берлине, где он часто прогуливал занятия, и уже больше интересовался фотографией, чем академическим образованием.Увлеченный плаванием, он получил сертификат «Череп смерти» в берлинском клубе Schwimm Club, о котором он вспоминает с любовью, особенно о преобладании девушек в купальных костюмах, которые, по его словам, «долгое время оставались мокрыми». Мы видим, как эта юношеская фантазия переносится в его работы в более позднюю жизнь с его фотографиями девочек и бассейнов.

В 1936 году, когда ему было 16 лет, ему удалось убедить отца позволить ему продолжить карьеру фотографа, и он поступил на обучение к популярному портретному и модному фотографу Эльзе Эрнестин Нойландер-Симон, профессионально известной как Ива.

Еврейка немецкого происхождения Ива имела репутацию новатора и регулярно экспонировалась на международных фотовыставках, в том числе, что смело для женщины того времени, в Международном салоне фотографии обнаженной натуры в Париже. Она также участвовала в выставке « The Modern Spirit in Photography » в Королевском фотографическом обществе в Лондоне в 1933 году. Она экспериментировала с техникой множественной экспозиции, создавая сюрреалистические, сказочные эффекты, характерные для немецкого авангарда, и проложила дорогу. путь к появлению нового видения женственности.Хельмут явно был в хорошей компании. Он оказал большое влияние на его становление в качестве фотографа, он оставался с ней в течение двух лет. К сожалению, надеясь, что все изменится в Германии, она решила не уезжать, когда нацисты пришли к власти. В конце концов, ее лишили студии и убили в концентрационном лагере Майданек в декабре 1944 года.

Раннее обучение и работа

В 1938 году она больше не могла игнорировать изменение политического климата в Германии после захвата фабрики его отца. , и кратковременное интернирование Гельмута в концентрационном лагере на Хрустальной ночи, семья эмигрировала в Южную Америку.

Гельмуту дали билет на поезд до Триеста, откуда он должен был отправиться на лодке в Китай. Вместо этого он сошел в Сингапуре, где он присоединился к Strait Times в качестве местного фотографа, но ему удалось продержаться всего две недели. Не зная, что делать дальше, он скоротал время на многочисленные сексуальные контакты, которые вспоминает с юношеским удовольствием; «Я понял, насколько я далек от поставленной перед собой цели стать фотографом Vogue. Вместо этого я стал обученным ублюдком».

Его сингапурское приключение подошло к концу, когда он был похоронен британцами в 1940 году как «дружественный вражеский инопланетянин» и отправлен в Австралию.Прибыв в Сидней в сентябре 1940 года, он был доставлен в лагерь в Татуре, штат Виктория, где оставался до 1942 года. После освобождения, после нескольких недель случайной работы сборщиком фруктов, он записался водителем грузовика в австралийскую армию. Он продержался войну, не видя никаких действий. После окончания войны он стал британским подданным, сменив имя на Ньютон.

В 1946 году он вернулся к фотографии, открыв студию моды. Именно в это время он познакомился с актрисой Джун Браун, на которой женился в 1948 году.Позже Джун сама стала опытным фотографом, работая под псевдонимом Алис-Спрингс.

В 1956 году он начал сотрудничество с другим немецким беженцем Генри Талботом, основав студию в Мельбурне, специализирующуюся на модной и рекламной фотографии. Ньютон работал над заданиями для австралийского Vogue, когда в 1957 году он получил 12-месячный контракт с британским Vogue на работу в Лондоне.

Его время, проведенное в британском Vogue, было, по его собственным словам, «скучным», поскольку он был ограничен его чопорным консерватизмом, и он уехал в Париж до истечения срока своего контракта.После короткого периода работы для немецких и французских журналов мод и краткого возвращения в австралийский Vogue в 1959 году он снова вернулся в Париж в 1961 году, сняв квартиру в фешенебельном районе Ла Марэ. Именно там он сделал культовый портрет женщины в смокинге Yves Saint Laurent по прозвищу Le Smoking .

Его постоянная должность во французском Vogue, вместе с комиссионными от британского Vogue, Harper's Bazaar и Queen, дала Хельмуту финансовую безопасность, в которой он нуждался, чтобы изучить свое собственное видение модной фотографии.В 1964 году он купил дом в Раматюэле, в регионе Лазурный берег во Франции, недалеко от Сен-Тропе, где Гельмут и Джун проведут отпуск в течение следующего десятилетия или около того.

Именно его работа в этот период обеспечила ему репутацию всемирно известного модного фотографа и его особый стиль, который включал композиции, вызывающие споры с эротически заряженным вуайеризмом и проникнутые садомазохистским фетишизмом. В одном из интервью он объяснил: «Я люблю пошлость. Меня привлекает дурной вкус - это намного увлекательнее, чем предполагаемый хороший вкус, который является не чем иным, как стандартизированным взглядом на вещи."

Вдохновленный работами венгерского фотографа Брассая с его новаторской уличной фотографией и портретами богатых и знаменитых, Ньютон заменил послушные, объективированные изображения моделей женщинами, которые источали сексуальность и не боялись использовать это как средство доминирования в мужском мире. Этот уход оказался успешным, поскольку привлек внимание к работе от элитных модных журналов того времени, включая Elle, Queen и Marie Claire. Главный редактор французского Vogue Франсин Кресент была особым чемпионом о его новом видении женственности после ее назначения в 1968 году.

Его работы в 1960-х годах подготовили его к тому, что считается его самым влиятельным периодом, когда он создал работы, которые стали определять его стиль. Сочетая гламур и декаданс высокой моды с подрывной сексуальностью, его фотографии заставляют зрителя бросить вызов предрассудкам. Пышность его кинематографических декораций заставляет одежду казаться недосягаемой желанной и подчеркивает столь же недосягаемую женственность моделей.

Его работы в этот период вызвали критику как со стороны феминисток, которые считали, что представление сексуализированного женского тела подчиняется «мужскому взору»), так и со стороны домов моды, которым не нравился одинаковый акцент в их одежде и моделях, которые носили их критика, которая будет продолжаться с колеблющейся интенсивностью на протяжении всей его жизни.

Зрелый период

1970-е начинались для Ньютонов не очень хорошо. Гельмут заболел, и Джун, его жене, пришлось вмешаться, чтобы завершить съемки для рекламной кампании сигарет. Измученный плохим здоровьем, Гельмут перенес сердечный приступ в следующем году, находясь в Нью-Йорке, и какое-то время казалось, что болезнь обуздает его огромный энтузиазм и энергию, которые он имел в своей работе. Та же преданность своей работе побудила его заявить Джун во время их ухаживаний, что фотография всегда будет его первой любовью, а июнь - второй.

Сделав в это время перерыв в работе, он исследовал свое увлечение женской сексуальностью в серии виньеток, которые включали фетишизм, садомазохизм, лесбиянство и моральную ответственность. Его столкновение со смертью побудило его отказаться от любых оставшихся запретов, выходя за рамки того, что могло быть приемлемо для тех, кто считал себя эстетами авангарда.

Его сочетание эротики с сюрреалистическим декадансом привлекло все больше журналов с низким бровью, партнерские отношения, которые, возможно, привлекали его любовь к безвкусице.Он начал создавать эротические рассказы с картинками для американского журнала для взрослых Oui в начале 1970-х, а также работал в Playboy, ассоциации, просуществовавшей 30 лет. Его задания в Playboy позволили ему исследовать темные фантазии и развить подрывную эстетику, которой он прославился. Он взял чувственность, декаданс и фетишизм из эротики и перенес их в мейнстрим модной фотографии. Хотя многие из этих работ не достигли того мастерства, на которое он был способен, были некоторые заметные исключения, в частности его портреты Настасьи Кински, Эльзы Перетти и Кристины ДеБелл.

По мере развития своей карьеры он начал снимать портреты знаменитостей, фотографируя всех, от Дэвида Линча и Мадонны до Николаса Кейджа и Энди Уорхола. Актриса Шарлотта Рэмплинг позировала ему обнаженной на портрете для Playboy. Он также сфотографировал некоторых противоречивых политических личностей, в том числе французского политика Жана-Мари Ле Пена и премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер, о которой он сказал: «По мере того, как она становилась более успешной и могущественной, мне казалось, что она становится даже сексуальной».В его портретах подчеркивается его способность передать характер натурщика, приближая нас к этим, казалось бы, неприкасаемым людям. Эти заказы, многие из которых были опубликованы в Vanity Fair, продолжались на протяжении 1980-х годов. По его словам, «Моя работа - соблазнять, развлекать и развлекать», - этос, который очевиден во многих его портретах.

В 1981 году Гельмут и Джун уехали из Парижа в Монако, где они провели летние месяцы, а зимой вернулись в Лос-Анджелес. Заказов никогда не было недостатка, и, хотя он продолжал работать в бешеном темпе, он всегда находил время, чтобы сделать фотографии, которые он хотел.

Официальное признание в искусстве пришло в 1990-е годы. Он был награжден Гран-при национальной фотографии во Франции в 1990 году, Das Grosse Verdienstkreuz за заслуги перед немецкой культурой в 1992 году и назначен офицером искусства, литературы и науки принцессой Монако Каролиной. В 1996 году он получил награду Commandeur de l'ordre des arts et lettres от Министерства культуры Франции.

Поздний период

Его поздний период был отмечен значительным признанием его вклада не только в моду, но также в искусство и фотографию. .Его репутация как одного из величайших фотографов двадцатого века утвердилась. В знак признания его влиятельной карьеры, новый век ознаменовал празднование его жизни и достижений ретроспективой в Новой национальной галерее в Берлине, которая затем объехала весь мир. Выставка охватывала его работы 1960-х годов и сопровождалась книгой под названием «Работа».

Джун Ньютон, его неутомимый сторонник и вдохновитель на протяжении более 50 лет, создал в Берлине Фонд Хельмута Ньютона, музей, в котором хранятся и продвигаются работы как Гельмута Ньютона, так и Джун Ньютон.Конечно, он не добился бы многого без поддержки Джун, как лично, так и в качестве его художественного руководителя. Без нее невозможно представить его карьеру, влияние и известность, которых он добился.

Покидая отель Chateau Marmont в 2004 году, где они жили в Калифорнии, Ньютон получил серьезные травмы после того, как его автомобиль вышел из-под контроля и врезался в стену на бульваре Сансет. Хотя Джун выжил, авария оказалась фатальной для Ньютона, и он умер 23 января 2004 года, не дожив до открытия позже в том же году своего основания.В 2009 году июнь организовал в его честь выставку в Фонде под названием Три мальчика из Пасадены . Выставка была основана на трех фотографах, которые обучались в качестве ассистентов у Хельмута Ньютона; Марк Арбайт, Джаст Лумис и Джордж Хольц - все они сами стали опытными фотографами.

Наследие Хельмута Ньютона

Хельмут Ньютон оставил неизгладимый след в модной фотографии, оставив за собой след подражателей.Когда Ньютон начал свою карьеру в 1950-х годах, модная фотография была в целом безопасной и стандартной. Черпая вдохновение в кино, эротической фотографии и журналистике, он создавал фотографии, полные желания и эмоций, которые выходили за рамки общих ограничений модной фотографии и революционизировали рекламу высокой моды. Как сказал Ашиш Сенсарма, генеральный директор бренда нижнего белья Wolford, «он запечатлел ДНК бренда с помощью фотографии».

Его достижения как художника были признаны еще при жизни.Публикация его книг White Women (1976) и Big Nudes (1981) обеспечила ему место не только среди великих фотографов, но и среди величайших художников 20 -го века. Он превратил модную фотографию в вид искусства, способствуя растущему принятию фотографической среды в мире изобразительного искусства на протяжении 20 -го века. Работа Ньютона по-прежнему актуальна и сегодня; большая ретроспектива прошла в 2016 году в FOAM в Амстердаме, а в 2018 году его работы представлены на выставке «Иконы стиля» в музее Гетти.

Фонд Хельмута Ньютона, основанный в 2003 году, еще больше укрепил эту репутацию и продолжает предоставлять платформу для его фотографий, а также работ Джун Ньютон. За годы своего существования фонд провел ряд важных выставок, в том числе специальную инсталляцию Марио Тестино Undressed , в которой исследовались изображения обнаженного тела, а также многочисленные выставки работ Ньютона и работ тех, на которые оно повлияло. Ньютон хотел, чтобы Фонд был не «мертвым музеем», а «живым учреждением», в котором его работы вступали в диалог с другими художниками и фотографами и предоставлялись новые контексты для изучения значимости его произведений как с исторической, так и с исторической точки зрения. современная фотография.

Его работа часто вызывала возмущение, как со стороны феминисток, так и со стороны клиентов, но в равной степени у него всегда были те, кто готов защищать его. Как выразился искусствовед Дерек Скалли: «Жаловаться должны именно мужчины: объективированные в последовательных образах как анонимные, промасленные мускулистые мужчины в плавках, всегда стаями и соперничающие за внимание неизменно безупречных, отстраненных, одетых в модную одежду. богиня ". Его фотографии женщин, хотя часто и заряженные эротикой, никогда не унизительны и часто почти преклоняются перед их силой и сексуальностью.Ньютон обладал способностью вызывать споры, но, тем не менее, он оставался бескомпромиссным в своем видении до дня своей смерти. Уоллис Анненберг, генеральный директор Фонда Анненберга, резюмирует свой художественный вклад: «Он выразил противоречия внутри всех нас».

The Unseasonal ™ - Хельмут Ньютон и Марк Арбейт

«Однажды я помогал Гельмуту снимать [принца] Эгона фон Фюрстенберга. Гельмут работал над одним снимком (рулон пленки из 36 кадров) около часа.Когда я пошел менять пленку, то понял, что забыл ее загрузить. Я думал, что Хельмут меня убьет. Он не сказал ни слова и начал сначала. Вернувшись в отель «Беверли-Хиллз», Хельмут сказал: «Марк, есть помощники и фотографы. Ты не помощник ».

После оказания помощи Хельмуту Ньютону в Лос-Анджелесе и Ирвингу Пенну в Нью-Йорке, Марк Арбейт последовал своим инстинктам и переехал в Милан, где зародилась его собственная карьера модного и портретного фотографа. В 1985 году , он поселился в Париже, чтобы продолжить свою карьеру и расширить свои творческие границы.Его работы появились в Vogue , Marie Claire , Cosmopolitan , Madame Figaro , Vanity Fair , InStyle , People , Forbes и Harper's Bazaar. Он также создал широкий спектр личных и экспериментальных работ.

Марк Арбейт родился в Чикаго и вырос в Северной Калифорнии. Когда ему было 16 лет, его семья переехала в Оаху, Гавайи. Красота островов пробудила зрение Арбайта.В 18 лет Арбейт поступил в Гавайский университет, чтобы изучать искусство и фотографию. Несколько лет спустя он перешел в колледж дизайна ArtCenter в Пасадене, Калифорния. Живя там, Арбейт познакомился с Ньютоном и начал у него работать.

«Я работал с Хельмутом в Лос-Анджелесе с 1979 по 1980 год для журнала Stern , американского Vogue , GQ в рекламных кампаниях и в Милане, Италия, в 1982 году для журнала Amica . В Риме мы снимали рекламную кампанию Valentino в доме Valentino с моделью Патти Хансен и Китом Ричардсом.В 1984 году я поехал с Хельмутом и [его женой] Джун в Венецию, Италия, чтобы помочь ему с фото-мастерской и выставкой в ​​Museo Fortuny. Четыре года спустя я работал с Гельмутом на съемках обложки к фильму «Кадры с края» в отеле Raphael в Париже. Мы всегда были на связи. В 1996 году мне дали задание сфотографировать Хельмута Ньютона для журнала Femme Magazine . Хельмут был приятно удивлен, когда я посетил его фотосессию, рекламную кампанию для YSL ».

« Моя первая работа заключалась в продаже батончиков с лимонным мороженым на футбольных матчах Стэнфордского университета.Я купил свой первый серьезный фотоаппарат в 1971 году: Canon F-1, построенный как танк. Я пошел на свой первый концерт в 14: Джимми Хендрикс в Fillmore West. Два года спустя, когда мы переехали на Гавайи, друг из школьной команды по плаванию пропустил фотосессию из ежегодника и попросил меня снять ее. Он учился в темной комнате и показал мне, как проявлять пленку. Когда я впервые увидел, что отпечаток обрабатывается, меня зацепило на всю жизнь. Начнем с чистого листа бумаги и наблюдаем, как он превращается в двухмерный драгоценный объект...
Мне посчастливилось путешествовать по миру с раннего возраста. Мой отец работал в авиакомпании, поэтому, когда у нас были школьные каникулы, мы путешествовали по миру. Эти ранние поездки в Испанию, Италию, Израиль, Гонконг и Таиланд оказали сильное влияние на меня, на то, как я смотрю на женщин, культуру и архитектуру.

Изначально мое видение моды было больше в направлении Аведона, Блюменфельда, Пенна и Гая Бурдена.
Позже, работая с Хельмутом, я начал ценить его видение и философию, его выбор моделей, его технику освещения, его выбор места съемки и его способы управления моделью.Он все полностью контролировал. А потом я начал любить Гельмута как человека ».

« Пенн всегда работал в очень контролируемой среде, где он мог идеально и равномерно освещать объект, будь то в студии с северной стороны или с помощью электронной вспышки. Хельмут же рискнул бы намного больше. Он мог осветить картинку или предмет в любом месте и при любом освещении.

Но у обоих был схожий подход к управлению своими моделями.Гельмут начинал с подбородка и направления лица, опускаясь к плечу, спине, одна рука в эту сторону, другая вверх и в сторону, слегка поворачивала бедра ко мне, ноги врозь, слегка поворачивала левую ступню, левый носок немного правее. Они оба лепили свои модели в том положении, в котором они хотели.

Гельмут в основном работал с одним помощником, поэтому все было на вас. Он был очень серьезен на съемочной площадке. У Хельмута был прекрасный жесткий чемодан Louis Vuitton, который он использовал в качестве футляра для фотоаппарата.Большую часть времени он снимал на 35-миллиметровую камеру Nikon. Что касается пленки, он в основном снимал черно-белую пленку Tri-X 400 и цветную прозрачную пленку Kodak Ektachrome. В студии Хельмут также использовал Hasselblad и Rolleiflex с электронной вспышкой ».

« И Пенн, и Ньютон могли снимать редакционную статью в один день, рекламную кампанию в другой день, а на следующий день - личную работу, которая могла бы быть в музее. Я работал на Пенна в 1980 году и смотрел, как он снимал свой сериал «Уличные материалы».Спустя годы я увижу те же самые картины в музеях и галереях по всему миру.
Ирвинг Пенн был очень тихим и закрытым человеком. Сначала его было непросто узнать. Я был одним из двух-четырех человек, которые работали над ретушью его черно-белых отпечатков. Пенн создал технику многослойной платиновой печати. У него было от двух до четырех листов пленки различной плотности и контрастности, и ему требовалось около двух недель, чтобы сделать один отпечаток. Из-за его техники на фотографиях было так много пыли.На завершение каждого отпечатка уходит от четырех до семи часов. Это была трудная работа, но Пенн разрешил нам сделать часовой перерыв на обед. Как только он начинал сниматься для Vogue и Vanity Fair , я садился в дальнем конце комнаты, ел бутерброд и смотрел, как работает мастер.

Что касается Хельмута, то вначале меня больше всего интересовали его отношения с фото- и арт-директорами журналов, а затем они быстро стали намного больше. Я многому у него научился.

Однажды я встретился с Гельмутом, чтобы показать ему мою последнюю, только что опубликованную редакционную съемку, к которой я был очень привязан.Гельмут сказал: «Ваши фотографии похожи на младенцев, и некоторые младенцы должны умереть».

«В другой раз, когда Хельмут пригласил меня в Верону, Италия, для наблюдения за печатью его книги« Мир без мужчин », Каждый месяц у меня выходила 40-страничная редакционная статья. Я снова принес свое портфолио. Гельмут посмотрел на мою работу и сказал: «Вы влюблены в глянцевую бумагу», имея в виду, что ее много, но ничего интересного.

Это была большая пощечина, но она заставила меня подумать: «Что я делаю?» Я много снимал в студии.Было нормально, хорошее освещение. Но это заставило меня спросить себя, чего я действительно хочу, а именно снимать моду на натуре. Я начал отказываться от студийной работы и все больше и больше заставлял работать на натуре. Со временем это стало моим стилем и тем, что журналы будут искать от меня. Спустя годы я снимал в Монте-Карло и встретил Хельмута в отеле Monte-Carlo Beach. Его редактор из американского Vogue упомянула, что видела отличную редакционную статью, которую я снял в Таиланде. То, что Хельмут сказал мне в Вероне много лет назад, навсегда изменило мое направление и стиль в фотографии."

" Моя самая большая ошибка? Однажды, когда Хельмут спросил меня, не хочу ли я начать ассистировать Джун, я отказался. Лишь намного позже я начал ценить работу Джун и понимать, какой она великий портретист.

Я думаю, что мое вдохновение постоянно развивается. Каждый раз, когда я заканчиваю одну серию и начинаю следующую, я начинаю смотреть на вещи по-другому. В середине своей серии «В фокусе и вне фокуса» я гулял по улицам Парижа, прищурившись, чтобы представить себе какой-либо объект не в фокусе."

" До цифровой эры фотографы были волшебниками. Мы отправлялись на остров с командой моделей, визажистов / парикмахеров и модного редактора и снимали 30 страниц модных редакций, не видя ни одной развернутой картинки (у нас были поляроиды, чтобы дать всем представление о том, что мы делаем. ). Но теперь с цифровыми технологиями фотограф потерял большую часть своих возможностей. Пока вы снимаете, четыре человека смотрят в ваш компьютер.

Большую часть своих работ я снимал на камеру среднего формата Pentax 6x7. Для личной работы у меня была камера 4x5 Super-D Graflex. Сегодня у меня есть широкоугольная камера Rolleiflex и несколько стереокамер, которые я начинаю использовать. Я купил камеру Deardorff 8x10 для работы над своей гавайской серией и снял сотни листов пленки. Что касается коммерческой работы, я работал с камерой Phase One последние 12 лет и никогда не прекращал использовать Canon для редактирования.

Когда я сказал Хельмуту, что люблю снимать с широкоугольным объективом, рассказывая важную историю, он ответил: «Подкрепите себя обычным объективом.Если ты научишься снимать с обычным [фокусным расстоянием] объективом, ты все сможешь ».

« Обычно все готовится заранее, будь то модная съемка или портрет знаменитости. Я заранее посетил это место и буду иметь представление о том, какое место лучше всего подходит для каждой одежды. Здорово, когда ты работаешь с командой, которую хорошо знаешь. В этом случае нет никаких сюрпризов. Но еще одно, чему я научился у Гельмута, - это оставаться непостоянным: если вы придумаете лучшую идею, не бойтесь меняться.
Иногда я так глубоко сосредотачиваюсь на съемке, что ничего не слышу вокруг себя. Это состояние медитации. Если меня охватывает ощущение, что я снимаю что-то действительно оригинальное, у меня мурашки по коже ».

« Я все еще люблю моду. Это еще один вид искусства. Мне нравятся материалы, дизайн и кустарный аспект изготовления одежды и обуви. Мне посчастливилось увидеть немало этого, живя в Милане и Париже.
Когда я был моложе, особенно когда я развивал свой стиль, я много смотрел журналы.Сейчас я в основном смотрю журналы, чтобы увидеть тенденции в моде, прическе и макияже ».

« У меня действительно есть фетиш ног / обуви. Женская обувь - это скульптура. Однажды, живя в Париже, я фотографировал всех артистов балета Этуаль из Парижской оперы. Я был поражен тем, как их любовь к балету и преданность своему искусству были сосредоточены в их ногах. Ноги так много говорят мне о женщине.

В настоящее время я также люблю снимать знаменитостей мужского пола.Ребята обычно круче и чем крупнее звезда, тем увереннее и прямолинейнее. Вы можете заставить их выглядеть сильными и крутыми, показать каждую морщинку на их лице. Актрисы - это красота, лучшее освещение и стиль ».

« Самым эмоциональным моментом в моей жизни было то, как моя жена рожала нашего сына. Я впервые встретил ее и ее дочь в Париже. Моя жена - тайский шеф-повар, и меня пригласили на частный ужин, где она и ее тетя готовили."
Марк Арбайт всегда чувствовал связь с Гавайскими островами и жил там время от времени последние 50 лет. В настоящее время он живет со своей женой Паттарией и их сыном Оушеном в Гонолулу, Гавайи. Их дочь Джария, Мне 28, он живет в Париже.

«На Большом острове Гавайи есть место, где я люблю гулять и фотографировать на камеру 8x10. Это называется долина Вайпио. Как будто время остановилось. Глобальное потепление - наша самая большая угроза. Если бы каждый внес свой вклад в использование более чистой энергии и вторичного использования, это было бы хорошо для всех нас." - Марк Арбайт

Изображение предоставлено: [1] Передовая статья о моде для французского журнала Cosmopolitan в Таиланде, показывающая влияние Ньютона в использовании локации и реквизита, 1991 г. Марк Арбейт [2] Марк Арбейт с Гельмутом и Джун Ньютон после обед в отеле Monte Carlo Beach, 1990. Марк Арбейт [3] Портрет Гельмута, снимающий кампанию YSL в Париже, рассказывает модели «bouche pas» (не двигаться). За кулисами для Femme Magazine, 1996. Марк Арбейт [4] Обнаженная натура в ателье Алена Боннефуа, Париж, 2002. Mark Arbeit [5] Tearsheet, подписанный для Марка Гельмутом, 1983. Helmut Newton [6] Halona Beach Cove, Оаху, Гавайи, 8x10 Deardorff, 2012. Mark Arbeit [7] Эрнест Хемингуэй: история моды в Le Dôme Café, Париж для Harper's Bazaar Australia, 1988. Марк Арбейт [8] Шарлотта Рэмплинг в своем доме за пределами Парижа, 1989. Марк Арбейт [9] Фотосессия, Сидней, Австралия, 1995. Марк Арбейт [10] Байкеры в Хило, Гавайи, 8х10 Дирдорф, 2001 год. Марк Арбейт [11] Клэр, залив Кавела, Гавайи, 8x10 Дирдорф, 2002. Марк Арбейт [12] Джун и Хельмут Ньютон в Монте-Карло, 1990. Марк Арбейт [13] Июнь Ньютон читает парфюм Патрика Зюскинда в отель Monte Carlo Beach, 1990. Mark Arbeit [14] Atelier Antoine Bourdelle, Париж, 1993. Mark Arbeit [15] История моды Man Ray в Париже для GQ Japan, 1997. Mark Arbeit [16] Fashion передовая статья для Harper's Bazaar Australia в Крайслер-билдинг, показывающая влияние Ньютона в использовании местоположения, Нью-Йорк, 1988. Марк Арбайт [17] Дженни, Хельмут и Джун для Марка, 1984. Хельмут Ньютон

The Unseasonal ™ - Хельмут Ньютон и Джордж Хольц

«Хельмуту нравились настоящие американские вещи. На съемках Ван Халена мне пришлось пойти в Макдональдс и купить ему и группе биг-маки на 100 долларов. Ему нравились простые вещи, американская музыка, рок и кантри. . "

Джордж Хольц, карьера которого началась в 1979 году в качестве одного из немногих помощников Хельмута Ньютона, быстро стал высококлассным фотографом моды, знаменитостей и портретистов.Его работы появлялись в таких журналах, как Vogue , Madame Figaro , Elle , Harper's Bazaar , Interview , The New York Times Magazine , InStyle , People , . Rolling Stone и Vanity Fair . Обложка его альбома включает работы для Мадонны, Шанайи Твейн, Линдси Лохан, Мэрайи Кэри, Ван Хален, Джоан Джетт, Boyz II Men и Chaka Khan. В 1990 году Хольц получил Грэмми за работу на альбоме Сюзанны Вега Days of Open Hand , а его обнаженные произведения искусства выставлялись в галереях и музеях по всему миру.

Родился в Ок-Ридже, штат Теннесси, в 1956 году. Хольц окончил среднюю школу в 1974 году. Затем он поступил в Университет Теннесси в Ноксвилле, где брал все возможные уроки фотографии. Он провел год в Израиле, а затем путешествовал по Европе, перейдя в 1977 году в Колледж дизайна ArtCenter в Пасадене недалеко от Лос-Анджелеса. Сегодня Хольц живет и фотографирует на своей ферме в северной части штата Нью-Йорк, хотя по-прежнему много путешествует по заданиям.

«Я всегда знал, что хочу стать фотографом, с самого детства. Одна из моих сестер, Джейн, служила во флоте на Гуаме. [Она] купила мне Minolta SR-T 101, такую ​​же, как у Дэвида. У Гамильтона было, и я всегда фотографировал своих подруг в старшей школе. Затем я начал работать в местном модельном агентстве, и меня зацепило. В нашем городе был один магазин, где продавались журналы. Не было Интернета. Теперь дети засыпали визуальными образами, и вы можете найти все, но я видел те обложки журналов, [] работы Дэвида Бейли, Гая Бурдена и так далее.В основном меня интересовали фотожурналы. Было Vogue и Mademoiselle , но это не было похоже на Нью-Йорк с сотнями журналов. У моего отца был Playboy , и я тоже смотрел на него. Некоторые из фотографов, снимавших для него в то время, были Крис фон Вангенхайм и Гельмут Ньютон. Я не знал их имен, но узнал изображения ».

« Все началось в Беверли-Хиллз.Все это организовал мой друг Марк Арбайт. Еще в школе Марк был отличным модным фотографом, а его отец работал в TWA. Так что Марк мог поехать в Милан или Париж на выходные и выполнять задания, поскольку он мог летать бесплатно. Остальные фотографировали девочек в Пасадене. Он работал в бутике на Родео Драйв, и владелец знал, что Марку нравятся работы Хельмута Ньютона. Поэтому она сказала: «О, Марк, кстати, Хельмут идет забрать чек за свою работу для Fendi. Если вы хотите пообщаться здесь, вы, вероятно, сможете с ним встретиться.«Я был лучшим другом Марка, и он привел меня с собой.
В итоге мы весь день тусовались в подвале. Наконец, пришел Хельмут, нас представила Лина [Ли], и мы просто сказали: «Если вы когда-нибудь захотите, чтобы мы были вашими помощниками, водителями или чем-то еще, что у вас есть для нас, мы это сделаем», и он сказал: «Ну, вы могли бы Начни с того, что отвези меня обратно в отель ». У меня был Dodge Dart 1969 года, который теперь можно было считать очень крутым маслкаром, но он был заржавел, а сиденье было сломано, поэтому мне пришлось поставить за ним ящик для молока, чтобы он не упал.Я открыл дверь вилкой. Но Гельмут любил в нем кататься. Вы подъезжаете и видите Бугаттиса и Феррариса, и он подумал, что это так китч - подъезжать в этой машине, как Беверли Хиллбиллис. Поэтому мы высадили его в отеле «Беверли-Хиллз», где в то время останавливались Хельмут и Джун [Ньютон]. Позже мы вернулись и попытались схватить его на стойке регистрации. Это было до эпохи электронной почты и сотовых телефонов ».

« Марк, Джаст [Лумис] и я в основном разбили лагерь возле его гостиничного номера в отеле Beverly Hills.Мы постучали в дверь их гостиничного номера, Джун открыла дверь и увидела нас. Она захлопнула дверь и сказала Гельмуту: «Они все еще там!» Гельмут открыл дверь и посоветовал нам уйти, но вернуться утром следующего дня. Остальное уже история. Так все и началось.

В то время Хельмут много работал для журнала Stern и Vogue Paris . Это был очень творческий этап в его карьере. Мы помогали ему в съемках в Лос-Анджелесе, а потом тусовались здесь, в баре отеля Beverly Hills, и говорили о фотографии.Это было задолго до того, как Хельмут и Джун переехали в Шато [Мармон] для их зимнего пребывания в Лос-Анджелесе.

Работа с Гельмутом не была похожа на то, что он вручил вам вашу карьеру на серебряном блюде. Но мы регулярно показывали ему нашу работу, и он не уклонялся от того, чтобы сказать нам, если это отстой, хотя он всегда был очень вежлив.

Через год или два Хельмут подтолкнул Марка, меня, а позже и Джаста, переехать в Милан и начать работать в модных журналах, что могло дать нам шанс, чтобы мы могли работать над своей собственной карьерой.Поэтому, когда я закончил АртЦентр, мы с Марком делили квартиру без тепла в Милане. Хорошо, что на верхнем этаже было модельное агентство. Я помню, как Гельмут говорил что-то вроде «Позвони этой даме или позвони ему», или он нацарапал чье-то имя. Немногое из этого вышло сразу, но иногда позже это могло помочь и открыть дверь. Люди знали его. Хотя мы с Марком более или менее перестали работать на Хельмута, когда уехали из Лос-Анджелеса, мы никогда не переставали тусоваться. Мы все увидели бы его в Европе, Л.А. и Нью-Йорк. Я имел честь пригласить Хельмута и Джун на мою первую персональную выставку в Лос-Анджелесе в галерее Г. Рэя Хокинса в 1991 году. Он и Джун так и не стали родителями, и я думаю, в каком-то смысле вы могли бы считать нас их детьми. Просто продолжала работать на Хельмута примерно до 2003 года. Июнь, когда ей исполнилось 95 лет, по-прежнему является связующим звеном, скрепляющим все это вместе, и ее создание выставки «Три мальчика из Пасадены» с первоначальной выставкой в ​​2009 году в Фонде Хельмута Ньютона в Берлин действительно завершил весь этот полный круг.Все мы были одноклассниками в Колледже дизайна ArtCenter в Пасадене (поэтому она дала нам название «Три мальчика»). Она сказала, что мы были его единственными тремя помощниками, которые впоследствии стали фотографами ».

« Моя первая работа в Италии была в Donna Magazine . Я делал натюрморты с обувью и прославился обувью и аксессуарами. Затем я занялся журналом лей, с Франкой Соццани.Она и ее сестра Карла Соццани дали мне много действительно отличных заданий, и я начал работать в Vogue Italia . Это были прекрасные годы, когда я жил в Милане, получал задания в Париже от французских Elle , Madame Figaro и L'Officiel , а также от Mademoiselle и Harper's Bazaar в Нью-Йорке.

Вначале я в основном занимался модой и красотой, а затем это превратилось в рекламу в начале 80-х в Нью-Йорке, что было прекрасным временем для этого.В итоге у меня там была студия более 20 лет. Это был день фотографии, рекламы и моды. Я также начал заниматься оформлением альбомов для Warner Bros. Records, а в начале 90-х я перешел на работу в журналы Vanity Fair , People и Premiere , и он стал почти всеми знаменитостями ».

«Когда я снимал Джека Николсона и Хелен Хант для 'As Good As It Gets', я помню, что она делала макияж [красилась], а он просто сидел на диване и курил сигареты.Я спросил публициста, могу ли я сделать пару снимков, и она не хотела бы допускать ничего, кроме группового прикрытия. Он говорит: «Ах, блядь. Сколько выстрелов в рулоне? Вот сколько у тебя выстрелов ». Таким образом, я получил 10 изображений за очень быструю и простую настройку. Некоторые прямо, а затем выстрел, на котором он курит со стороны, стал действительно культовым.

Когда я закончил школу, на меня очень повлиял Хельмут. Какие девушки я мог бы выбрать, позы. Я все еще в некотором роде, учитывая тот факт, что мне нравятся портреты, мода и обнаженная натура, но я также всегда любил классику: Эдвард Уэстон, Ансель Адамс и Ман Рэй.Так что со временем это изменилось. Я думаю, что стиль находит вас, чем больше вы снимаете ».

« На съемках каталога Блумингдейла с Али Данн, культовой моделью 80-х, я помню, что там были этот сад и бассейн. Хозяин дома, старик, плавал, а рядом с ним кто-то шел с кислородом. Во время обеденного перерыва я сказал: «Али, ты сделаешь это?» И она просто скинула одежду прямо посреди работы, с клиентами и всеми вокруг, и мы получили этот потрясающий снимок.

Этому я научился у Гельмута. Воспользуйтесь преимуществом. Если у вас отличная работа, прекрасное месторасположение, отличная прическа и макияж, после съемки оставьте модель и сделайте что-нибудь для себя. Найдите время и доите его ».

« Гельмут любил доступный свет. Он мог зажечь лампочку в чулане. Он выставлялся в том, что я бы назвал «доступной темнотой», но не боялся выходить посреди дня на сильное солнце. Иногда он использовал небольшую вспышку на камеру, но это не было похоже на мои съемки с огромными грузовиками с оборудованием.

Я получил гораздо больше света, потому что для съемок, которые мне приходилось делать, мне нужно было иметь возможность освещать различные объекты разными способами. Когда я занимаюсь своей личной работой, мне нравится работать с простотой. Я не говорю, что Хельмут не был техническим специалистом. Он мог идеально экспонировать пленку с желаемой экспозицией и цветовым балансом. Он знал о продвижении [фильма]. Но обычно Хельмут носил только один чемодан Louis Vuitton с фотоаппаратами внутри. В то время это была в основном Olympus OM-1, довольно простая зеркальная камера.Еще ему нравился средний формат, особенно тот Hasselblad, который у него был. Но другое снаряжение было редкостью. Обычно хватки не было, и я часто блокировал свет от его глаз голой рукой. В то время команды часто были небольшими, и Хельмут любил все упрощать. Иногда мне помогали только Марк и я, или Джаст и я, или он был один.

В наши дни дело в шоу. Некоторые клиенты или талантливые люди захотят увидеть грузовик с оборудованием, полный снаряжения, или они хотят видеть камеру лучше, чем то, что у них есть.Часто я беру с собой большую часть на всякий случай, чтобы быть готовым к непредвиденным обстоятельствам. Даже если бы фотограф мог идеально сделать это с помощью Nikon D800 или чего-то еще, некоторые люди хотят видеть Hasselblad или Phase [One]. Это забавно и действительно глупо ».

« С Дженнифер Энистон у меня была возможность поработать несколько раз. Этот конкретный снимок был сделан моей камерой Дирдорфа 11x14 рядом с окном. Я знал, что журнал никогда не использует этот снимок, но ей понравился этот снимок.С Лорен Хаттон у нас было два дня на съемки. Она была сумасшедшей, дурацкой и просто замечательной. Мы снимали ее дом, архитектуру, а потом вышли на улицу, и она просто улыбнулась. Солнце подходило к концу дня, и она свернула сигарету.

Брюс Уиллис Я снимался для обложки Entertainment Weekly . Мы были в Филадельфии на вокзале. Было ночью и холодно. Они снимали в этом районе, и это был единственный раз, когда мы могли снимать. Для фильма у него были вытатуированы эти числа на боку головы, как штрих-код.Он привел с собой этих огромных телохранителей. Я спросил: «Зачем вам телохранители?» так как он большой парень. И он говорит: «Люди всегда пытаются поссориться со мной, чтобы сказать, что они могут« надрать Брюсу задницу », потому что он всегда играл этих персонажей».

«Анджелина Джоли только что прикончила Получившая «Золотой глобус» выступление в «Гии», когда мне позвонили людей , чтобы сфотографировать ее для выпуска «50 самых красивых». Она пришла без макияжа, без публициста и без сопровождения.Анджелина была невероятной перед камерой. Мы сделали более безопасные снимки, которые требовались журналу вначале, а затем сняли еще четыре часа. Она все отдала. Мы заметили кухонный нож в общепите и использовали его как опору. Я думал, что у фоторедактора случится сердечный приступ, когда она увидела, что мы снимаем с ним, но этот резкий снимок стал культовым. В 2012 году фотограф Терри О'Нил включил одно из изображений с этого сеанса в список Daily Mail «десять самых знаковых фотопортретов всех времен».
Карли Саймон Я фотографировал в ее ванной для InStyle . Внутри было очень жарко, и ей пришла в голову идея спуститься вниз и принести одного из омаров, которые были у нее в холодильнике. Она вернулась, и всюду был туман. Это была очень маленькая комната. Мой ассистент так устал, что неправильно синхронизировалась камера. Четверть кадра внизу была черной. Я мог убить его, когда узнал об этом после стрельбы. Но Карли была великолепна. Она играла на пианино «You're So Vain», а я играл на барабанах рядом с ней.«

» Брэд Питт был еще очень молод, когда я его сфотографировал. Я был в Монтане на рыбалке, в отпуске. Мой агент позвонил и сказал: «Вы хотите снять этого молодого актера Брэда Питта?» и я не знала, кто он такой. Они сказали: «Он был только что в« Тельме и Луизе »», а я сказал: «О, здорово!» Я любил ловить рыбу нахлыстом, и они ставили «Река бежит через это» Роберта Редфорда, и я пошел и тусовался с ним. Там были его родители и его собака.Я научил его ловить рыбу, бросать, потому что они только начали снимать. В какой-то момент мы с моим помощником как бы похитили его и ехали по сельской местности. Никакого публициста. Никто не знал, кто он такой.

Когда я снимал Кэмерон Диаз, она только что снималась в фильме «Маска», и съемки проходили в миссии в Санта-Барбаре. Обстановка была отличной, как и одежда. Платье казино было очень культовым в старом Голливуде. Кэмерон была веселой, действительно забавной. Она была великолепна, она тоже была моделью.Это была незабываемая съемка, завершившаяся таким количеством фотографий в тот день ».

« Что меня вдохновляет в женщинах? Когда они действительно муза. Истинный срок. Я ищу девушек с чем-то непостижимым, загадочностью и хрупкостью. Мне также нравятся девушки, которые могут действовать и проявлять эмоции, но не жесткие. Иногда мне нравятся люди, которых не фотографировали и которые не принимают определенные позы. Для меня портрет тоже очень важен, даже для обнаженной натуры. Что-то есть в лице и глазах.И определенный страстный интерес к желанию сфотографироваться ».
Сегодня Хольц живет и снимает множество проектов на ферме своей и его жены в Финикии, в горах Катскилл в северной части штата Нью-Йорк. Его жена Дженнифер - писатель и продюсер. Сын, Джошуа, который недавно окончил Вермонтский университет по специальности «Кино и телевидение», также разделяет страсть к фотосъемке. Ферма Хольц - популярное место для других фотографов: Марио Сорренти снимал на ферме, и поэтому Vogue Australia , Italian Vanity Fair и Triumph Motorcycles.

«С сегодняшними возможностями подключения легко работать в удаленном месте. Я все еще много путешествую, но в настоящее время я предпочитаю как можно больше находиться на природе. Меньше стресса, и воздух хороший. Мы также регулярно размещаем модели для личного пользования. проекты на два-три дня. Они могут вздремнуть или поспать, моя жена готовит, а мы слушаем рассказы девочек. На работе вы всегда смотрите на часы. Напротив, личная работа на ферме может быть очень расслабляющей, и дни летом может чувствовать себя очень долго ». - Джордж Хольц

Кредиты изображений: [1] Хельмут Ньютон фотографирует моделей в бассейне горы Олимп на Голливудских холмах по заданию для журнала Stern, 1979 год. Джордж Хольц [2] Карли Саймон для InStyle, 1995. Джордж Хольц [3] Брюс Уиллис для Entertainment Weekly в Филадельфии, 1995. Джордж Хольц [4] Хельмут Ньютон фотографирует Лизу Лайонс в Голливуде, 1980. Джордж Хольц [5] Синди Лаупер для InStyle в своей квартире в Нью-Йорке, 1979. Джордж Хольц [6] Джек Николсон для Entertainment Weekly в Лос-Анджелесе, 1997. Джордж Хольц [7] Анджелина Джоли для People at Primal Light Студия в Нью-Йорке, 1998 год. Джордж Хольц [8] Аманда с местными мальчиками в ручье в журнале Tobago Keys for Men's Journal, 1992. Джордж Хольц [9] Али Данн, сфотографирован в Палм-Бич, 1983 год. Джордж Хольц [10] Летящая трапеция на Каменной горе в Нью-Палтц, Нью-Йорк, 1999. Джордж Хольц [11] Хельмут Ньютон фотографирует Лизу Лайонс в Голливуде, 1980. Джордж Хольц [12] Дженнифер Энистон для InStyle в Лос-Анджелесе, 1995. Джордж Хольц [13] Лорен Хаттон в Нью-Мексико для InStyle, 2002 год. Джордж Хольц [14] Алисия прыгает за мячом в Вудленд-Вэлли, Финикия, 1998. Джордж Хольц [15] Портрет Хельмута Ньютона на Манхэттен-Бич, 1979. Джордж Хольц [16] Кэмерон Диаз для журнала Los Angeles Magazine в Старой миссии в Санта-Барбаре, 1995. Джордж Хольц [17] Брэд Питт, ловящий рыбу нахлыстом в реке Галлатин в Монтане, сфотографирован для People, 1991. Джордж Хольц [18] Впервые на съемочной площадке с Хельмутом Ньютоном на Манхэттен-Бич для Стерн, 1979. Джордж Хольц

.
Хельмут ньютон они идут: Хельмут Ньютон “Они идут”. Хельмут классик фотографии ХХ века. Пик… | by Unityplace

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх