Максим петрович дмитриев: Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки

Содержание

Нижегородский некрополь - Дмитриев М.П.

 

Дмитриев Максим Петрович

(21 августа 1858 – 15 октября 1948)

русский фотограф, фотохудожник

Родился в деревне Повалишино Кирсановского уезда Тамбовской губернии. Образование получил в церковно-приходской школе, где считался одним из лучших учеников.

Благодаря усилиям матери, желавшей дать сыну хорошую профессию, в 15 лет Дмитриев поступил в мастерскую московского фотографа М.П. Настюкова, где приобрел практические навыки.

М.П. Настюков поощрял в ученике стремление к познанию, и Максим Дмитриев по воскресеньям посещал рисовальные классы Строгановского художественного училища.

В 1874 году 16-летним юношей Дмитриев впервые отправился в Нижний Новгород, на период работы Ярмарки, где Настюков владел своим фотопавильоном.

Пребывание юного фотохудожника в Нижнем Новгороде стало судьбоносным: ему посчастливилось встретить известнейшего нижегородского фотографа Андрея Осиповича Карелина.
Три года спустя молодой человек переехал в Нижний Новгород, чтобы начать работу у одного из самых способных учеников А.О. Карелина Д. Лейбовского.

Наконец, в 1879 году Дмитриеву было предложено место в фотоателье самого Карелина. В 1887 году М.П. Дмитриев открывает собственное фотоателье, оказавшееся весьма рентабельным. Однако работа в стационарных условиях не приносила мастеру полного удовлетворения: он стремился снимать живую природу, людей в обычных бытовых условиях. Московская публика впервые увидела работы Максима Петровича в 1889 году на выставке, посвященной 50-летию светописи.

Экспозицию составили 53 безукоризненно выполненные работы большого формата: волжские виды, лесные пейзажи, групповые и индивидуальные портреты. Среди последних были весьма смелые – например, портрет ссыльного В.Г.Короленко. И публика, и критики дали высокие оценки фотографиям Дмитриева.

В 1892 году М.П. Дмитриев принял участие во Всемирной выставке в Париже, где был удостоен золотой медали. Иностранная пресса пестрела хвалебными отзывами. Золотые медали были получены им и на Московской выставке 1892 года, и на юбилейной выставке в Чикаго 1893 года.

Важное место в творчестве фотографа всегда занимали работы, имевшие социальную направленность. После засухи 1891 года в Поволжье Дмитриев создал цикл фотографий, изданный в 1893 году отдельным фотоальбомом «Неурожайный 1891 - 1892 год в Нижегородской губернии. Фотографии с натуры М. Дмитриева», который произвёл ошеломляющее впечатление. Виды разоренных голодом деревень, умирающих детей, самоотверженной работы врачей, сестер милосердия и земских деятелей, помогающих больным крестьянам, никого не могли оставить равнодушными. Это было первое в России (и одно из первых в мире) издание с репортажными фотографиями, рассказывающее о постигшем русский народ несчастье, показывающее тяжелую жизнь и страдания простых людей. Альбом стал важной вехой в истории российского фоторепортажа.

В 1894 году Дмитриев приступает к новой работе: он начинает создание цикла фотографий под названием «Волжская коллекция», запечатлевшего места вдоль Верхней и Средней Волги. Съемки продолжались 10 лет. Портретный жанр также нашел отражение в творчестве М.П. Дмитриева. В разное время гостями и клиентами его фотомастерской были Леонид Андреев, Иван Бунин, Федор Шаляпин, Вера Комиссаржевская и, конечно, Максим Горький, с которым фотограф был особенно дружен. Особую часть творчества Дмитриева составляют «научные» фотографии: фотохудожник принимал активное участие в восстановлении архитектурных памятников Нижегородской губернии, снимал археологические находки и фиксировал различные этапы реставрации церквей и монастырей.

После революции Дмитриев продолжал работать в Нижнем Новгороде, как и прежде отдавая всего себя любимой профессии. Оставаясь верным светописи, он фотографировал разруху первых лет советской власти и новостройки первых социалистических пятилеток. Его фотографии отразили изменения внешнего облика города и людей разных социальных групп, оставив будущим поколениям изобразительную энциклопедию нижегородской жизни. В конце 1929 года фотоателье М. П.Дмитриева перешло в ведение Детской комиссии при Нижегородском крайисполкоме, а прежний владелец был утвержден заведующим художественной частью и павильонным фотографом. Детская комиссия варварски отнеслась к наследию художника, сдав в утиль 16000 негативов. В 1933 году краевое архивное бюро забрало у Детской комиссии уцелевшие материалы (около 7000 негативов), благодаря чему они сохранились до наших дней.

Последние годы жизни фотохудожник провел в полном забвении. Однако художественное наследие М.П. Дмитриева всегда пользовалось успехом. И по сей день ученые, историки, архитекторы обращаются к фотографиям Карелина и Дмитриева как к объективным, точным и информационно насыщенным историческим источникам.

Память: на доме № 9 по улице Пискунова в Нижегородском районе Нижнего Новгорода, где работал мастер, установлена мемориальная доска.

 

Бугровское кладбище – 10 участок

 

Дмитриев, Максим Петрович (1858—1948)

Русский фотограф XIX — XX веков, основоположник жанра публицистической фотожурналистики, член Русского фотографического общества.

Творческое наследие художника сохранило для нас архитектурный облик Нижнего Новгорода и, конечно, огромное количество жанровых фотографий, посвященных жизни города и Нижегородской ярмарки. Основоположник русского репортажа, Дмитриев запечатлел практически все более-менее значимые события Нижнего Новгорода на рубеже XIX и XX веков.

Максим Дмитриев родился в 1858 году в Тамбовской губернии и получил образование в церковно-приходской школе, где считался одним из лучших учеников. По окончании школы мальчику пришлось самому зарабатывать себе на хлеб: он читал псалтырь над покойниками, плел корзины на продажу. Наконец, благодаря усилиям матери, желавшей дать сыну хорошее ремесло, в возрасте 15 лет Максим Дмитриев поступил в ученики к известному московскому фотографу М.П. Настюкову.
Именно там мальчик впервые познакомился со светописью, а также приобрел весьма полезные для фотографа того времени практические навыки, научившись вымачивать фотопластинки в азотной кислоте, обрабатывать их нашатырным и этиловым спиртом, наклеивать и ретушировать фотографии. С учителем будущему фотохудожнику очень повезло: Настюков был успешным предпринимателем, фотографом императорского дома и активным творческим человеком, изучавшим памятники национальной архитектуры, фресковую живопись и предметы древнерусского быта. В его мастерской в распоряжение начинающего фотографа попали многочисленные художественные альбомы и гравюры, которые значительно расширили творческий кругозор молодого человека.

Здесь же будущий фотолетописец Нижнего Новгорода впервые заочно познакомился с этим городом и его знаменитой ярмаркой, где М.П. Настюков с 1860 года имел собственную лабораторию. Наставник поощрял в молодом художнике постоянное стремление к познанию, которое привело Максима Дмитриева в воскресные рисовальные классы Строгановского художественного училища, где он освоил основы работы со светом и тенью, а также азы перспективных построений.

В 1874 году 16-летним юношей Максим Дмитриев впервые отправился в Нижний Новгород, чтобы работать в фотопавильоне своего наставника на Нижегородской ярмарке. Путешествие в Нижний Новгород оказало на юного фотохудожника огромное впечатление и стало судьбоносным: именно здесь Дмитриеву посчастливилось встретить известнейшего нижегородского фотографа Андрея Осиповича Карелина, лауреата нескольких международных выставок. Три года спустя молодой человек отказался от контракта с Настюковым и переехал в Нижний Новгород, чтобы начать работу у одного из самых способных учеников Карелина, Д.Лейбовского, основательно усвоившего манеру и виртуозную фотографическую технику своего учителя.

Наконец, в 1879 году исполнилась заветная мечта молодого фотографа: ему было предложено место в фотоателье Андрея Осиповича Карелина. Работа с известным фотомастером способствовала окончательному формированию творческих способностей Дмитриева, а кроме того дала необходимые материальные средства для создания собственной фотомастерской, которая и была открыта в 1881 году. Впрочем, разногласия с деловыми партнерами скоро заставили Максима Дмитриева выйти из предприятия, и художник еще несколько лет «скитался» по фотографиям Орла и Москвы прежде, чем предпринять новую попытку открыть собственное дело. И на этот раз попытку весьма успешную – сохраняя в душе благоговейное отношение к фотографии, молодой художник обнаружил необходимые для процветания предприятия прагматические качества и деловую хватку.

Избалованная московская публика впервые увидела работы Дмитриева в 1889 году, на выставке, посвященной 50-летию светописи, – и рукоплескала неизвестному до тех пор провинциальному фотографу. Экспозицию составили 53 безукоризненно выполненные работы большого формата: волжские виды, лесные пейзажи, групповые и индивидуальные портреты. Среди последних были весьма смелые – например, портрет ссыльного В.Г.Короленко. Работы, имевшие выраженную социальную направленность, вообще занимали видное место в творчестве фотографа. Например, на Парижской фотографической выставке Дмитриев показал весьма «острую» фотографию «Арестанты на строительных работах», которая вызвала некоторое раздражение официальных российских обозревателей. Впрочем, критика не смущала фотографа, который в то время уже неоднократно становился лауреатом российских и зарубежных фотовыставок.

В начале 90-х годов XIX века он создал знаменитый альбом «Неурожайный 1891-1892 год в Нижегородской губернии», издание которого помогло собрать деньги для помощи Поволжью. Мало заботясь о славе и даже собственном здоровье, Максим Петрович снимал разоренные голодом деревни, фиксировал работу врачей, сестер милосердия и отдельных земских деятелей, помогающих больным тифом крестьянам. Альбом стал важной вехой в истории российского фоторепортажа и удостоился восторженных откликов критики. Не меньшей популярностью публики пользовались удивительные по красоте и силе пейзажные снимки, которые поражали зрителей тщательностью отбора объектов, мастерски найденной точкой съемки, неповторимой живописностью композиции.

Титанический труд художника, цикл из нескольких сотен фотографий под названием «Волжская коллекция», запечатлевший окрестности Волги буквально через несколько верст, отнял у Максима Дмитриева около 10 лет жизни, потребовал огромных денежных вложений и принес автору главным образом моральное удовлетворение – его фотографиями без зазрения совести пользовались многие издатели. Творческое наследие художника сохранило для нас архитектурный облик Нижнего Новгорода и, конечно, огромное количество жанровых фотографий, посвященных жизни города и Нижегородской ярмарки. Основоположник русского репортажа, Дмитриев запечатлел практически все более-менее значимые события Нижнего Новгорода на рубеже XIX и XX веков – например, сохранилась серия его крупноформатных фотографий, зафиксировавших приезд в Нижний Новгород в 1913 году императора Николая II на торжества, посвященные 300-летию дома Романовых.

С 1894 г. действительный член Русского фотографического общества в Москве, с 1897 г. — почетный член Казанского фотографического общества. Участник русских и иностранных экспозиций: «По светописи и ее применениям» в Одессе (1890), III выставки V Отдела ИРТО в Петербурге (1891), Всемирной выставки в Париже (1892, золотая медаль), Международной выставки в Сен-Жиле (1892, «Гран-При»), Международной выставки в Брюсселе (1892, почетный диплом), II выставки Общества распространения технических знаний в Москве (1892, малая золотая медаль), Колумбийской выставки в Чикаго (1893, золотая медаль), Всемирной фотографической выставки в Антверпене (1895, почетный диплом), выставки Русского фотографического общества в Москве (1896), V выставки V Отдела ИРТО в Петербурге (1898), Всемирной выставки в Париже (1900, золотая медаль), Первой Международной выставки Московского художественно-фотографического общества в Москве (1902), Всемирной фотографической выставки в Нью-Йорке (1914, почетный диплом).

В 1899 Дмитриев был избран действительным членом Императорского Русского географического общества.
Не оставался мастер чужд и портретному жанру – в разное время гостями и клиентами его фотомастерской были Леонид Андреев, Иван Бунин, Федор Шаляпин, Вера Комиссаржевская и Максим Горький, с которым фотограф был особенно дружен. Наконец, особую часть архива Дмитриева составляют «научные» фотографии: фотохудожник принимал активное участие в восстановлении архитектурных памятников Нижегородской губернии, снимая археологические находки и фиксируя различные этапы реставрации уникальных церквей и монастырей. Однако начавшаяся 1-я мировая война вынудила М.П. Дмитриева отказаться от съемок вне павильона, а последовавшая революция положила конец всероссийской славе художника.
Некоторое время после 1917 года Максим Дмитриев продолжал работать в Нижнем Новгороде, впоследствии Горьком, как и прежде отдавая всего себя любимой профессии. В фотоархиве этого времени – нескончаемые портреты делегатов и депутатов съездов и конференций, сотрудники обкомов, крайкомов, а также многочисленные комиссии и комитеты. Но поддерживать ателье фотографу становилось все труднее – из-за того, что в его мастерской «числились» пятнадцать наемных работников, фотохудожник был объявлен эксплуататором и буржуазным элементом. В конце 1929 года фотоателье М.П.Дмитриева перешло в ведение комиссии по улучшению жизни детей при Нижегородском крайисполкоме, а прежний владелец был утвержден заведующим художественной частью и одновременно павильонным фотографом этого заведения. В 1933 году из его архива изъяли более 7000 фотографий, лишив некогда знаменитого фотографа единственного дохода, который давали заказы краеведческих организаций и выставок по отпечатыванию снимков. Последние годы жизни фотохудожник провел в полном забвении. 90-летие основоположника российского репортажа не было замечено районными газетами, и только последовавшая несколькими месяцами спустя смерть М.П. Дмитриева была отмечена коротким некрологом на последней полосе «Горьковской коммуны».
Источник публикации: «Максим Дмитриев. Фотографии» (Москва, «Планета», 1996; составитель Андрей Баскаков; авторы текста В. Колябин, Н. Филатов, В. Харламов; художник А. Семенов)

Максим Петрович дмитриев (1858-1948 гг. ) биографический очерк Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

НОВЫЕ ИМЕНА

Е.Н.ГРОМЕНКО МАКСИМ ПЕТРОВИЧ ДМИТРИЕВ (1858-1948 ГГ.)

БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Художник, один перед лицом общества, способного в любой момент и по любому поводу обречь его на славу или подвергнуть наказанию молчанием. Есть только одно условие: быть объективным и смелым — произведение искусства в любом обществе, независимо от политической системы, должно отражать правду. Правда — это сама жизнь, а искусство — правда его создателя. Искусство — это процесс взаимообогаща-ющего облика правды зрителя и правды художника, независимо от того, совпадают они или нет.

Общество является великим, если оно не мешает выражению правды художника, какой бы горькой она не была.

Терпимость — это уважение чужой правды и в то же время ее объективная критика.

В искусстве есть никогда не стареющие темы: любовь, смерть, рождение, пути, по которым ему предстоит идти. Высокая задача искусства — отразить вечность, а то, что когда-то было названо «реализмом» — единственной истиной искусства. Мастерство, воображение и высокий художественный уровень, с которым выполнено произведение, заставляют его жить в веках.

Одной фотографией можно сказать больше, чем тысячью слов. Она позволяет дать образ настоящего. Не экономьте на пленке, так как кадры, которые не нужны сейчас, могут пригодиться в дальнейшем.

Какая фотография больше всего удалась? — спрашивают у Освальдо Саласа, — та, что сниму завтра, — отвечает он.

Такое вступление, автор считает необходимым, так как перед тем, как преступить к «описанию» коллекции, важно показать значимость такой фигуры, как ее создатель.

Начало русского публицистического фоторепортажа связано с именем художника-фотографа Максима Петровича Дмитриева. Его творчество было новым шагом вперед по пути реализма, на который стремился вывести свое искусство учитель Дмитриева А.О. Карелин.

М.П. Дмитриев родился в 1858 г. в деревне Повалишино, Тамбовской губернии, в дворовой семье помещика Афонасьева. Ребенком его отдали на воспитание бездетному крестьянину Куприянову в Егорьевский уезд, Рязанской губернии. Здесь он учился в церковно-приходской школе. Недолго, однако, ему довелось жить в довольстве. Куприянов обеднел, и подростку пришлось работать по найму. Четырнадцатилетнего Максима Дмитриева отвозят в Москву, где мать устраивает его в учение к фотографу М.П.Настюкову. Договор был заключен на шесть лет. Ученик занимался чисткой стекол для пластинок, наклейкой портретов, потом ретушью. По воскресеньям он посещал классы рисования Строгановского художественного училища.

В 1874 г. Настюков послал Дмитриева в свой павильон на Нижегородскую ярмарку, где тот несколько дней проработал с Карелиным. Молодой фотограф был радушно встречен художником и, наконец-то, увидел, как фотографическое ремесло в руках настоящего мастера становится искусством. Только через три года связанный договором с Настюковым, Дмитриев в 1877 году поступает на службу в ателье Лейбовского и поселяется на квартире у одного из нижегородских художников, таким образом, попадает в среду любителей искусства. «Знакомство с произведениями лучших писателей, изучение истории искусства, горячие споры о направлениях в живописи — все это за-

ложило такой прочный фундамент жажды знаний в душе молодого человека, — пишет об этой поре жизни Дмитриева его биограф, — что он в течение всей своей дальнейшей жизни всегда интересовался... всем происходящем в мире искусств, науки и технике».1 В 1879 году он получил приглашение Карелина поступить к нему лаборантом. Таким образом, Дмитриев изучал тонкости карелинского мастерства: приспособление подчинятся только одному закону — закону перспективы, чтобы ни одна фигура на групповом снимке не расплывалась; композицию портретов — художник вошел в историю отечественной светописи как основоположник бытового жанра; «карелинские принципы» пользования оптикой — техника съемки в павильоне объективом с добавочными линзами (прием в съемке отдельных участников группы со стороны стены, это позволяло ему «замыкать» группу строя снимок в овале).

7 февраля 1866 г. Дмитриев, получив в канцелярии губернатора разрешение, в Нижнем Новгороде открывает свою фотографию,2 просуществовавшую более сорока лет, до конца 20-х годов XX века.

Профессиональная фотография в 80-ые гг. в Нижнем Новгороде развивается довольно интенсивно. По данным «Памятной книжки Нижегородской губернии на 1889 г.» в городе насчитывалось 6 фотографических заведений, сосредоточенных в районе Большой и Малой Покровки, Осыпной и Варварской улиц. Конкуренция была высока, поэтому перед мастером стояла задача привлечь внимание публики к своему ателье, создать имя, авторитет и уважение в фотографическом мире.

1889 год стал в творческой биографии Дмитриева началом триумфального шествия по фотографическим выставкам самого высокого ранга.

На Всероссийской фотографической выставке в Москве 1889году, приуроченной к пятидесятилетию светописи впервые появилась витрина, до тех пор неизвестного фотографа-волжанина. Знатоков поразило разнообразие жанров: портрет, пейзаж, групповые снимки. Профессионалы в то время как исключение показывали пейзажи и «моментальные» снимки на бытовые сюжеты. Любители, главным образом, фотографировали виды. В снимках новичка явно была видна школа Карелина. Внушительны были виды Нижнего, снятые на пластинке 30x40 см.3

В следующем году М.П. Дмитриев посылает свои портреты на выставку в Одессу и Казань. Высшие награды на Одесской выставке «за позировку в портретах» и в Казани — «за сцены и жанры, мастерски скомпонованные».4 Расхваливая эти стороны творчества, многие справедливо усматривали несомненное влияние карелинской композиции. «Что значит художник-фотограф! Какие виды, как умело, они сняты при выгодном освещении, как хороши его жанры: это просто картины из живых людей, — восторженно писали о работах Карелина в 1890 г., а затем, переходя к Дмитриеву: «именно та же художественность выразилась в его фотографических картинах, вырванных из жиз-ни».5 Была отмечена и новая черта: стремление захватить в поле зрение аппарата человека в труде, в быту. Дмитриев производил искусную съемку в павильоне, добиваясь художественной выразительности в жанровых сценах, но ему было тесно в «стенах», привлекала неприкрашенная жизнь трудового люда, жизнь Нижнего Новгорода и Поволжья. Так, художника интересовала «поэзия края» с ее социальными контрастами и противоречиями.

В Нижнем Новгороде был широко представлен весь социальный состав русского общества, включая торговую и промышленную буржуазию, растущий рабочий класс,

1 Ермилов Н. Е. ''Полувековой юбилей фотографа М.П.Дмитриева", ''Фотограф'', 1927г.,№3-4, с.105

2 Дмитриев М.П. Фотографии М., 1996г., с.14

3 Морозов С. Русская художественная фотография М., 1955г., с.91

4 Фотограф-любитель СПб., 1890г., №6, с.24-25

5 Фотограф-любитель СПб., 1890г., №11, с.26

постепенно выходивший на политическую арену. Промышленный переворот 90-х гг. привел к усилению капиталистической эксплуатации. Интенсивно шло расслоение деревни. Поволжские города наполнялись обнищавшими крестьянами, заполнившими набережные и пристани в надежде заработать мелкие крохи на пропитание, становясь обитателями ночлежек, опускаясь на самое «дно» жестокой и несправедливой жизни. Исчезнувших бурлаков заменили «босяки». Все это не проходило мимо внимательного фотографа-гражданина.

В 1891 г. на Поволжье обрушилось стихийное бедствие. Засуха, сопутствующие ей голод и эпидемии, часто посещали Нижегородский край. Варварское ведение земледелия, истощение почвы, хищническая вырубка лесов — об этих и других причинах засухи говорилось в кругах, с коими был связан Дмитриев.

Неурожай 1891 г. был особенно губителен. Бедствие народа привлекло к Поволжью внимание всей страны. Росло общественное возмущение бездействием властей. Выступления в пользу голодающих, живое участие в налаживание помощи бедствующему крестьянству рассматривалось правящими кругами подчас как проявление «неблагонадежности». Стоит особо отметить, денежные пожертвования Л.Н. Толстого, В.Г. Короленко, и, конечно, М.П. Дмитриева, который не мог остаться в стороне от происходящих событий.

Но этим мастер не ограничился — он объездил с фотоаппаратом наиболее пострадавшие от засухи уезды губернии. Его снимки показывали страшную правду, отражали истинное «лицо» бедствия.

В следующем году в губернии на почве голода разразилась эпидемия холеры и тифа. Фотограф снова совершил поездку.

Дмитриев понимал силу убедительности документального снимка. Он фотографировал виды деревень: вымершими кажутся эти деревни с голыми костяками крыш, солома с которых давно ушла на корм скоту.

Он заходил в избы и фотографировал вповалку лежащих тифозных больных. Снимал жалкие остатки крестьянского стада. Показывал попытки организации помощи: в серии снимков запечатлен самоотверженный труд людей — врачей, сестер милосердия, учителей, отдельных земских деятелей, стремившихся помочь народу в его горе. Снимки Дмитриева, даже предварительно отобранные чиновниками, составляли суровый обвинительный документ против царизма.

То были годы, когда в иллюстрированных журналах появилось автотипия, позволявшая воспроизводить фотографию без перерисовки гравером. Распространялись и фототипические изделия.

Не самые «сильные» снимки из серии Дмитриева попали на страницы изданий (большей частью без указаний автора). К этому времени Дмитриев создал собственную фототипическую мастерскую, в которой и напечатал «альбом сцен» неурожайного 1891-1892 года в Нижегородской губернии.

Открытие мастерской провинциальным фотографом и выпуск альбома, посвященного взволновавшему страну народному бедствию, было заметным событием, тем более что иллюстрированное дело в стране большей частью находилось в руках иностранцев, высказавших мысль о том, что русским предпринимателям не под силу подобное начинание.

С сочувствие отнесся к труду нижегородца «Фотографический ежегодник» П. Дементьева, отметив его немалое значение в искусстве художников-живописцев: «Изображение таких исторических моментов почему-то не послужило темою ни для одной из картин на бывших в последнее время выставках, — не без упрека замечает ежегодник, — между тем фотография делала свое дело и успела правдиво и художе-

ственно запечатлеть многое из пережитого в последнюю тяжелую годину неурожая и эпидемий. М.П. Дмитриеву принадлежит немалая заслуга в этом деле»1.

Работа художника была высоко оценена известным критиком Стасовым, он отзывается об этой серии фотографий, как о совершенно новом явлении в искусстве, небывалом ни в Европе, ни в России.

Труд М.П. Дмитриева в «голодный год» можно считать важным этапом в истории русского публицистического репортажа, в развитие которого конечно, тщательно подавлялась правительством.

1892 год принес Дмитриеву не только российское, но и широкое международное признание: золотую медаль ему вручили на Московской выставке, единственному из всех русских экспонентов; на Парижской всемирной фотографической выставке по Художественному отделу профессиональных фотографов он был удостоен также золотой медали; в Сен-Жиле он получил награду Гран-при, а на международной выставке в Брюсселе — Почетный диплом.2

На Парижской выставке он представил работу «Арестанты на строительных работах», чем заслужил «выговор» со стороны графа Ностица И.Г.: «Светописи г. Дмитриева так хороши, но удивляет меня, для чего он послал во Францию светопись, изображавшую арестантов на постройке... Удивляюсь, как г. Дмитриев не избрал другого сюжета. Не доставало ему ... выставить ссыльнокаторжных на пути в Сибирь. Теперь, увы, на Руси тоже преобладает реальная школа».3

А в это время фотограф был поглощен работой над разоблачительным материалом — готовился к выходу альбом «Неурожайный 1891-1892 год в Нижегородской губернии». Это целый этап в его художественном творчестве.

Большое число репортажных, сильных своей документальностью снимков, составляли еще одну огромную коллекцию, названную «Волжские типы». Они редко попадали в печать. На страницах журналов преобладали фотографии, отражавшие показную дворцовую жизнь, юбилеи, благотворительную деятельность «августейших особ». Светопись служила интересам правящего класса.

Только в наши дни возможно объективно оценить идейно-общественную направленность труда Дмитриева. Хранящаяся в архиве Нижегородской области богатейшая коллекция негативов — ценное наследство, одинаково интересное и для фотографа, и для историка, и для художника. Здесь и снимки-наброски, и отдельные моменты из жизни нижегородцев, и картины быта Поволжья. Не все работы этой серии отвечают требованиям реалистического искусства. Во многих снимках, отражающих тягостное существование обездоленного крестьянства, и рабочего люда, даны натуралистические подробности, разбивающие цельность образа. Нередко автор пренебрегает композицией, торопясь снять привлекший его типаж, но эта особенность присуща фоторепортажу, так как съемки ведутся не в павильоне, а в условиях повседневной жизни.

Дмитриев снимал жанровые сцены на фоне ландшафта. Такова работа «Рыбаки», помещенная в одном из выпусков изданного фотографом фототипического «Альбома Нижнего Поволжья»: возле развешанных сетей сняты сидящие у чугунка с ухой волжские рыбаки подстриженными «под горшок», выцветшими от солнца волосами, в домотканых рубахах.

Многие из фотографий Дмитриева воспринимаются как иллюстрации к произведениям А.М. Горького. В 1902 г. Московский Художественный театр готовил к постановке пьесу «На дне». Горький просил прислать в Москву снимки «босяков», странни-

1 ''Фотографический ежегодник'' СПб.,1894г., с.267

2 ''Нижегородский листок'' 1893г., авг.

3 Фотограф-любитель ''Письмо из Парижа'', СПб., 1892г., №9, с.342-345

ков.1 И вот мы видим снимок: перед нами Сатин — не нужны ни грим, ни костюм, ни декорации — у стены ночлежного дома стоит живой персонаж горьковской пьесы. Фотографии странников: в армяках, с котомками за плечами, с кружками; здесь можно найти и некрасовского Власа и горьковского Луку.

Неутомимый фотограф снимал крестьян, цыган и цыганок, своих посетителей во время беседы, схватывая их живые жесты и характерное выражение лица.

Разглядывая снимки волжских городов, как будто окунаешься в их бурлящую жизнь. Вот двадцать-тридцать сгорбленных, пестро одетых людей в залатанных рубахах, лаптях тянут канат. На барже, надрываясь, другие крутят тяжелый ворот и наглядно показано, как нелегко им это дается; а позади, на фоне, видна фигура «хозяина» или приказчика в длинном сюртуке и высоком картузе, довольного собой и своим положением, он же зря смотрит, как бы «сверху», расставляя тем самым всех на свои места.

Перед нами снимки волжских пристаней. Фотографии рабочих, грузчиков: они катят бочки по мосткам, несут на спине тяжелую кладь. Но они так близки автору, поэтому, именно на них, он тратит драгоценную пленку.

Своеобразным итогом первых лет самостоятельной работы в Нижнем Новгороде

стало объявление, опубликованное в местной прессе в августе 1893 г.: "Фотограф М.

Дмитриев снимает моментально во всякую погоду портреты, группы, виды зданий;

продаются снимки волжских видов, типов, сцен, виды Нижнего Новгорода и нижего-■>■>2

родский ярмарки 2.

Даже части достигнутого М.П. Дмитриевым — процветающего, доходного предприятия, обширная клиентура во всех слоях общества, громкого имени в русском и зарубежном фотографическом мире — хватило бы с избытком фотографу-коммерсанту, фотографу-ремесленнику. Но фотограф-художник, фотограф-гражданин, каким был Мастер, не мог почивать на лаврах.

Выйдя из недр народа, и теперь, уже зрелым человеком, коснувшись «болей народных» Дмитриев все чаще стал обращаться к жизни трудового люда Нижегородского Поволжья. Отдельные, хотя бы и «живописные» этнографические зарисовки его уже не удовлетворяли. Он приступил к изданию целых тематических циклов, к которым обращался многократно. Понять исключительную значимость Дмитриева не только для краевой, но и общерусской истории вообще, как фотолетописца жизни трудового Поволжья без циклов фотографий о бурлаках, сельских торжках, ложкарях -заволжанах, скитожителях, рабочих фабрик и заводов, невозможно.

Глубокий интерес М.П. Дмитриева к отечественной истории и этнографии во многом сформировался благодаря его активному участию в деятельности Нижегородской губернской ученой архивной комиссии (НГУАК).3 Она была открыта в1887г., сразу же обозначив направление своей грядущей деятельности: выявление в государственных, монастырских и частных архивах нижегородских документов, публикацию их и введение в научный оборот, создание в Нижнем Новгороде исторического музея. В это время Санкт-Петербургская Академия Художеств только еще начинает сбор данных по истории русской национальной культуры отдельных регионов страны, нередко обращаясь к нижегородской общественности с просьбой прислать всевозможные изобразительные материалы местных памятников: кремлей, храмов, земляных крепостных валов.

1 Морозов С. Русская художественная фотография М., 1955г., с.97

2 Нижегородские новости 1893г. август

3 НГУАК — Нижегородская губернская ученая архивная комиссия(1887-1917гг.) — создана по инициативе Гацисского А.С, объединила исследователей истории нижегородского края, основной задачей ставила сбор документов(подлинников и копий) и их публикацию в особых трудах ''Действия НГУАК'' (издано 18 томов). После 1917 года на базе коллекций и рукописей НГУАК был создан Государственный архив Нижегородской области.

Дмитриев снимал панорамы города с Нижегородским каменным кремлем со стороны водного партера слившихся Волги и Оки, руины башен, неповторимые в своем архитектурно-художественном решение местные церкви. При этом в зависимости от естественного освещения, выбирал наиболее характерные, верхние точки съемки, чтобы передать не только обобщенный образ того или иного здания, его декоративно-художественные особенности, но и объемно-пространственное решение.

Среди представленных фотографом в Санкт-Петербурге работ были по истине русские «картинные» виды: затихла Волга в большом паводковом разливе, не шелохнувшись, стоит, подняв ввысь к небу мощные безлиственные стволы, ветлы. Все замерло в трепетном ожидании весеннего тепла и пробуждения. Лишь пробирающиеся сквозь притопленные кусты по глубоководью лодка рыбарей указывает на присутствие извечного «утра природы» человека.

Но вклад в дело краеведения фотографом не ограничился натурной съемкой. Для музея и публикаций НГУАК он изготавливал репродукции с древних рисунков и литографий, снимал на месте археологические находки Сейминского становища, фиксировал различные этапы реставрации Строгановской церкви. Своими древностями и громкой славой в прошлом Дмитриева манил Макарьевский Желтоводский монастырь, под стенами которого почти два столетия на многих языках шумела знаменитая ярмарка. Но после пожара 1816 г. ярмарку перенесли в Нижний Новгород. НГУАК взяла под свой контроль ремонт архитектурного ансамбля. В 1901-1904 гг. Дмитриев снимал руинные монастыря, гибнувшие фрески XVII века Троицкого собора и только что восстановленное здание трапезной палаты с пристроенной к ней величественной шатровой колокольней.

Местные ежегодные торжки устраивались в крае по многим богатым селам, собиравшим крестьянские товары окрестных районов. Среди них огромное место занимала ежегодная ярмарка в селе Бор, который располагался напротив Нижнего Новгорода, стоит отметить, благоприятные географические условия для успешного экономического развития этого района — на возвышенной береговой линии Волги недалеко от места впадения в нее лесной речки Везломы — связующее звено между древним Нижним и Заволжьем. Здесь, за Волгой, у посадских в древности располагались коржи-покосы, бортные уханья, звериные ловы, домницы для выварки из болотных руд железа, разработки строевого леса, здесь в годы лихолетий они укрывались от неприятеля.

Торг в древней Боровской слободе официально был учрежден в XVIII веке. К 9 маю ежегодно сюда свозились для распродажи: хлеб, домотканые холсты, волжская обувь, железные и глиняные изделия, всевозможная точеная из осины, клена посуда, веретена.

Кроме горшков и крынок здесь во множестве продавались гончарные трубы, емкие корчаги для хранения муки, овощей и ягод. Фотограф подметил главное в этой сельской ярмарке и дал не только панорамные виды торга, но и неповторимую галерею типов заволжан: мужиков, женщин и детей, коренный старообрядцев-киржачей в длиннополых кафтанах и принарядившихся в домотканые расцвеченные шитьем уборы сельских красавиц. Как и в других фотоциклах Дмитриева, трудовая Россия конца XIX века здесь жила напряженной жизнью, гордясь богатством наработанного за долгую зиму крестьянского «зделья», создававшего славу кузнеца, древодела, горшечника, ткача Заволжья. Он не мог не рассказать в своих фотоочерках и о знаменитом на весь мир ложкарном промысле поволжан, в частности о производстве около города Семенова ложек.

Изготовление всевозможной резной и точеной деревянной посуды в лесном Заволжье не только для себя, «про свой обиход», но в первую очередь на продажу, что было здесь обычным делом. Супеси и суглинки «холодный неродатой», земли не дава-

ли для прокорма населения собственного хлеба, которого обычно хватало лишь до середины зимы. П.И. Мельников образно подметил «другой на месте заволжанина давно бы с голода помер, но он же не лежебок, человек досужий. Чего земля не дала умением за дело взяться берет... Леса волжанина кормят. Ложки, плошки, чашки точит да красит; ведра, лопаты, весла, лейки — все, что из лесу можно добыть, рук его не минует»1.

Много лет путешествий по селам деревням Заволжья, фотограф создал из отдельных фотозарисовок целую поэму о самобытности таланта и ужасающей нищете мастера ручного дела, вынужденного привлекать к каждодневному изнурительному труду всех членов своей многочисленной семьи. Женщины распиливали древесину, дети «били баклуши» (заготовки для будущих изделий), опытные мастера резали, точили братины и поставцы на удивительно простых лучковых токарных станках. Затем, все это продавалось на сельских торжках купцам-скупщикам на крайне невыгодных для «ручника» условиях.

Огромное место в творчестве Мастера занимает коллекция «Волга от истоков до Твери» — на старых открытках новгородского фотографа-художника. Около 900 открыток с большой выразительностью повествующих о бескрайних просторах Волги, о тяжелом труде волгарей, было сделано Дмитриевым.

В 1894 г. на специально предоставленном ведомством путей сообщения пароходе «Ольга» М.П. Дмитриев совершает поездку по Волге — от Рыбинска до Астрахани. Им было сделано примерно 500 снимков.2 Это — своеобразная летопись Поволжья. И лишь в 1903 г. М.П. Дмитриев завершил свою работу, сфотографировав Волгу от истока до Рыбинска.

1 Мельников П.И. "В лесах ". Кн.1, Горький, 1976г., с.12

2 Тверская старина Тверь., №1-2, 1995г., с.15

Фотолитописец Максим Петрович Дмитриев (Биография)

Максим Петрович Дмитриев (21 августа 1858 - 21 октября 1948)
Источник (1)

В начале февраля 1886 года открылось в Нижнем Новгороде новое фотографическое ателье. Расположилось оно на бойком месте, в двух шагах от Большой Покровки. Задумано дело было, сразу видно, умно и с размахом, на широкую ногу, и публике пришлось по душе. Еще при входе в ателье будущий клиент видел образцы работы мастера в большой стеклянной витрине. Отлично выполненные фотографии самых разных сюжетов и размеров — пейзажи, сценки, портреты были развешаны и вдоль высокой крутой лестницы, по которой посетители поднимались на второй этаж в залитый светом застекленный павильон. Располагал к себе и сам хозяин - среднего роста, с окладистой русой бородой и внимательным приветливым взглядом, уверенно орудовавший огромной деревянной фотокамерой. Свои фото заказчики получали наклеенными на фирменные паспарту из бристольского картона с золотым тиснением.

«Новая фотография М. Дмитриева в Нижнем Новгороде» - затейливо извивалась надпись на обороте фотографий. И больше ничего, только адрес: «Осыпная улица, дом Пальцевой». Россыпь медалей всемирных фотографических выставок появится на этих паспарту через несколько лет. Год от года их будет все больше и больше. Вместе с изображением почетных наград совсем коротким станет текст на обороте фотографий: «М. Дмитриев. Н. Новгород».

С двадцати восьми лет и до последних дней связал свою долгую жизнь Максим Петрович Дмитриев с Нижним Новгородом, с Нижегородским Поволжьем. Став его преданным фотолетописцем, он сохранил для потомков облик старого Нижнего, запечатлел картины его жизни, образы его обитателей. Здесь, на берегах великой русской реки Волги в полной мере раскрылось его дарование как мастера-художника, заложившего основы русского публицистического фоторепортажа. Но путь его к вершинам фотографического искусства был долог и тернист...

21 августа 1858 года у дворовой помещика Афанасьева в д. Повалишино Тамбовской губернии родился сын, названный Максимом. Двух лет отроду он был отдан на воспитание бездетному крестьянину Елисею Куприянову в Пензенскую губернию, где и прошли его детские годы. Потом отчим Максима переехал в Рязанскую губернию, в Егорьевский уезд. Здесь смышленый, любознательный подросток, обученный грамоте, поступил в церковно-приходскую школу и через три года окончил ее в числе первых учеников. Елисей Куприянов вскоре обеднел, с трудом сводил в своем хозяйстве концы с концами, и «приемышу» пришлось самому зарабатывать себе на хлеб: читать псалтырь над покойниками, плести корзины на продажу.

Елисей Куприянов отвез приемного сына в Москву и определил «в мальчики» при посудной лавке. Однако мать Максима, желая, чтобы сын ее овладел ремеслом, сумела устроить его в ученики к известному московскому фотографу М. П. Настюкову. Так в возрасте 15 лет Максим Дмитриев начал свое приобщение к таинственному и прекрасному миру светописи, который захватил его безраздельно на всю жизнь.

Быть фотографом в те далекие времена мокроколлодионных пластинок и альбуминной бумаги означало уметь изготовлять для своей работы негативные и позитивные фотоматериалы. Поэтому учение для всех начиналось с чистки и мытья стекол для будущих светочувствительных пластинок. Не меньше двух лет проходило, прежде чем ученикам разрешалось подняться на следующую ступень ремесла. Но Максим Дмитриев освоил это дело за две недели и спустя месяц был переведен в наклейщики отпечатков. Одновременно он попробовал свои силы в ретушировании, причем так успешно, что хозяин ателье часто доверял ему эту работу. За считанные месяцы учения Дмитриев достиг того, на что у других уходили годы. Постоянное стремление к познанию нового привело Максима в воскресные рисовальные классы художественного Строгановского училища. Здесь на белом листе ватмана он постигал соотношения света и тени, законы перспективы и композиции, прочие тонкости искусства графики, развивая свое художественное дарование.

В 1874 году юноша впервые посетил Нижний Новгород - хозяин взял его работать в свой павильон на ярмарке. Шумная и кипучая жизнь всероссийского торжища, пестрые толпы ярмарочного люда, сотни и тысячи интересных лиц, колоритных фигур - все это увлекло Дмитриева, обогатило его массой новых ярких впечатлений. И в дальнейшем, когда он окончательно связал свою судьбу с Нижним, образ многоязычного, многоликого торга стал одной из излюбленных тем его творчества. Каждое лето, накануне подъема ярмарочных флагов, открывал Дмитриев, уже признанный фотограф, свой павильон на Фотографической линии. Заезжие купцы и крестьяне округи нередко увозили с ярмарки вместе с покупками и свои портреты.

Ярмарка вызывала у М. П. Дмитриева не только сугубо деловой, но и историко-этнографический интерес. Он часто выходил со своей переносной камерой к лавочным рядам или поднимался на крыши крупных зданий, снимал сцены торга и народных развлечений, заполненный гружеными телегами и толпами гуляющих плашкоутный мост, причалы Сибирских пристаней и Волго-Окскую стрелицу, плотно заставленную караванами судов, внешний вид и интерьеры Главного дома.

Напряженная жизнь знаменитого торга, тысячные толпы народа на театральной площади, возле «Интернационального музея», «Выставки живых феноменов» или у «Электрического театра живых фотографий», заваленные тюками и горами бочек настилы причалов навсегда запечатлены М. П. Дмитриевым, став золотым документальным фондом истории всемирно известной Нижегородской ярмарки.

В Нижнем Новгороде встретил Максим Дмитриев человека, сыгравшего решающую роль в его дальнейшем творчестве нижегородского фотографа-художника Андрея Осиповича Карелина. У маститого художника не было секретов от молодого коллеги, который увидел, как фотографическое ремесло в руках подлинного мастера превращается в искусство. Работать у Карелина стало заветной мечтой Дмитриева, однако шестилетний контракт с Настюковым не давал ему возможности уехать из Москвы.

Года через три Настюков решил отойти от дел и уступил свое фотографическое заведение вместе с персоналом предпринимателю Эгерту. Дмитриев воспользовался удобным случаем, чтобы расторгнуть контракт и уехать в Нижний Новгород. В 1877 году он был принят ретушером в солидное ателье Д. Лейбовского, который прежде работал у А. О. Карелина, довольно основательно освоил художественную манеру и отточенную фотографическую технику этого выдающегося мастера. У Д. Лейбовского Дмитриев проработал около двух лет, пока в 1879 году не получил наконец приглашение от Карелина.

Имя А. О. Карелина в эти годы приобрело европейскую и мировую известность. Всем был памятен триумф его в 1876 году на Международной фотографической выставке в Эдинбурге. Из шести тысяч снимков, присланных под девизами из многих стран Старого и Нового света, достойными золотой медали жюри признало два. И у обоих оказался один автор - фотограф из Нижнего Новгорода Андрей Осипович Карелин. Вслед за этим «золотым» дебютом у нижегородского мастера было много побед на международных и отечественных фотографических выставках. Многие годы имя Карелина и его снимки не сходили со страниц фотографических журналов. Талантливый художник, пытливый изобретатель и новатор, прокладывавший новые пути в фотографической технике, искусный мастер своего дела, Андрей Осипович Карелин первым «в Европу прорубил окно» для русской художественной фотографии. Такой мастер мог научить многому. Дмитриев вдумчиво изучал все нюансы каролинского мастерства, особенности композиции портретов, групп, жанровых сцен, виртуозное владение светом и оптикой, приобретал умение видеть прекрасное в обыденном, подмечать красоту мира во всех ее проявлениях. Следуя советам и примеру учителя, он знакомится с лучшими произведениями русской литературы и искусства, посещает музеи, художественные выставки, восполняя пробелы своего скудного образования.

Старого, умудренного жизненным опытом фотохудожника и М. П. Дмитриева сближало все: и в чем-то схожесть судеб, и происхождение из крестьян Тамбовской губернии, и тяжелые воспоминания о голодном, безрадостном детстве, и искусство, в котором оба искали не только коммерческий успех, но и радость творчества.

Работа в качестве помощника А. О. Карелина дала М. П. Дмитриеву не только практические и художественные навыки для самостоятельного «дела», но и некоторые необходимые для этого денежные средства. В октябре 1881 года он вместе с «почетным гражданином» Л. Галиным открыл на главной городской Большой Покровской улице в доме купца И. Мокеева собственную фотографию. Но вскоре между компаньонами начались серьезные разногласия, и Дмитриев был вынужден месяцев через пять-шесть выйти из «Товарищества».

Еще несколько лет работы в фотографиях Орла и Москвы у Дьяговченко, Трунова, Канарского, - и вновь возвращение на Нижегородскую землю, которая властно тянула к себе. 7 февраля 1886 года М. П. Дмитриев получил из канцелярии нижегородского губернатора разрешение на открытие фотографического ателье.

Андрей Осипович Карелин
Фото М.П. Дмитриева
Источник (1)

Профессиональная фотография в Нижнем Новгороде в 80-е годы прошлого столетия, когда М. П. Дмитриев открыл свое «дело», развивалась достаточно интенсивно. По данным «Памятной книжки Нижегородской губернии на 1889 г.», в Нижнем Новгороде насчитывалось 6 фотографических заведений, сосредоточенных в районе Большой и Малой Покровок, Осыпной и Варварской улиц. В их числе было и ателье А. О. Карелина на Малой Покровке в доме Башкирова, а также фотографии А. В. Заикина, Д. С. Лейбовского, А. В. Любатынского, А. А. Соколова. К ним присоединился и М. П. Дмитриев. Конкуренция в среде нижегородских фотографов-профессионалов была высокая. Достаточно вспомнить, что к 1911 году, когда ателье М. П. Дмитриева отмечало свой 25-летний юбилей, прочие фотографии уже прекратили свое существование. На смену прежним владельцам пришли другие, более деловые, предприимчивые, удачливые. Опережая события, скажем, что спустя год-два после юбилея в конкурентную борьбу оказался втянутым и М. П. Дмитриев. Вызов ему бросил москвич М. А. Хрипков, с 1901 года поселившийся в Нижнем и открывший сначала «Универсальную» фотографию на Черном пруде, а затем «Художественную» по соседству с Дмитриевым. Хрипков, подобно Дмитриеву, стремился вести свои дела на широкую ногу, ревностно заботился о качестве фотопродукции, налажи вал производство видовых открыток, диапозитивов для «волшебного» фонаря.

Схватка между конкурентами продолжалась довольно долго, пока Хрипков наконец не осознал тщетность своих надежд на первенство среди нижегородских фотографов. Главенствующее положение в нижегородской фотографии осталось непоколебимо за М. П. Дмитриевым.

Но все это будет впереди, а тогда, в 1886 году, перед молодым фотографом стояла задача привлечь внимание публики к своему ателье, создать себе имя, авторитет и уважение, найти свою дорогу в искусстве фотографии.

М. П. Дмитриев уже не был тем наивным юношей, который начинал осваивать фотографическое ремесло в мастерской М. П. Настюкова. Это был энергичный предприниматель, наделенный отменными деловыми качествами, отличным знанием своего дела, набравшийся опыта в лучших фотографических заведениях Москвы и Нижнего Новгорода. И вместе с тем он оставался восторженным и бескорыстным любителем искусства, обладающим тонким художественным вкусом, чрезвычайно требовательным к себе. Все эти качества с блеском проявились на Всероссийской юбилейной фотографической выставке 1889 года в Москве, посвященной 50-летию светописи, первой выставке, на которой М. П. Дмитриев выставил свои произведения. Диву давалась московская публика перед витриной доселе неизвестного провинциального фотографа из Нижнего Новгорода. Шутка ли! 53 безукоризненно выполненные, большого формата фотографии самых различных жанров: портреты, пейзажи, групповые снимки, бытовые сцены. Посетители выставки восхищались великолепными волжскими видами, лесными пейзажами, снятыми «по-карелински» группами людей, дивились смелости фотографа, не побоявшегося выставить портрет недавнего ссыльного В. Г. Короленко. И каждый желающий мог стать обладателем такой фотографии: на большинстве их стояла цена, указывался адрес фотоателье в Нижнем Новгороде, где принимались заказы на изготовление отпечатков. Знатоки фотографии разводили руками - такого прежде на выставках им видеть не доводилось: филигранное, поистине «карелинское» мастерство в сочетании с безошибочным расчетом на серьезный коммерческий успех. Общий вывод был один: в русской художественной фотографии появилось новое имя.

Весть о блестящем дебюте М. П. Дмитриева на московской выставке докатилась до Петербурга. Нижегородского фотографа пригласили принять участие в столичной фотографической выставке, организованной Русским техническим обществом. Его экспозиция, получившая название «Волжской коллекции», удостоилась похвального отзыва. О ней был сделан специальный доклад на заседании фотографического отдела Русского технического общества.

1889 год стал в творческой биографии М. П. Дмитриева началом его будущих успехов на фотографических выставках самых высоких рангов — отечественных и зарубежных. Спустя год - высшие награды на Одесской выставке «за позировку в портретах» и в Казани - «за сцены и жанры, мастерски скомпонованные». Расхваливая эту сторону творчества М. П. Дмитриева, многие справедливо усматривали несомненное и сильное влияние карелинской школы композиции. «Что значит художник-фотограф! Какие виды, как умело они сняты при выгодном освещении, как хороши его жанры: это просто картины из живых людей, - восторженно писал в 1890 году один из критиков о работах А. О. Карелина, а затем, переходя к Дмитриеву, заканчивал: - С работами г-на Дмитриева я ознакомился на Казанской выставке, где именно та же художественность выразилась в его фотографических картинах, выхваченных из жизни, на известные темы».

Многообразная жизнь Поволжья с его живописной природой, историческими и архитектурными памятниками, острыми социальными контрастами и противоречиями становится главной линией творчества Максима Петровича Дмитриева.

Промышленный подъем 90-х годов привел к дальнейшему росту и обогащению торговой и промышленной буржуазии. Но он же ускорил процесс формирования «могильщика капитализма» - рабочего класса, выходившего в эти годы на политическую арену. Интенсивно шло расслоение деревни. Десятки тысяч обнищав ших, разоренных крестьян заполняли набережные и пристани Нижнего Новгорода в надежде заработать жалкие гроши на пропитание, становились обитателями ночлежек, пополняя армию деклассированных. Все это не проходило мимо внимательного взгляда фотографа-гражданина, с беспощадным реализмом запечатлевалось им на многочисленных фотографиях. Если же подобные остро социальные сюжеты не находили места на выставочных стендах, особенно отечественных, то отнюдь не из-за технического несовершенства, якобы обнаруженного строгими экспертами.

Выставка фотографии в Париже, открытая 19 июля 1892 года, была весьма представительна как по составу участников, так и по числу экспонируемых работ. Целая плеяда известнейших в Европе фотохудожников во главе с Нада-ром-младшим приняла в ней участие. По всем разделам выставки на долю России выпали довольно скромные награды, но по 4-му отделу - профессиональной художественной фотографии - самой весомой была золотая медаль нижегородца М. П. Дмитриева.

Наряду со своими работами, представленными ранее в Москве и отмеченными там малой золотой медалью, М. П. Дмитриев показал парижанам фотографическое полотно большой социальной силы «Арестанты на строительных работах». Острое гражданственное звучание этой работы, выполненной с присущим мастеру художественным и техническим совершенством, привлекло внимание как французской публики, так и некоторых русских посетителей, среди которых оказался фотолюбитель граф Г. Ностиц. Выступая в роли обозревателя Парижской международной фотографической выставки в журнале «Фотограф-любитель», он с неудовольствием и раздражением писал о повышенном интересе, который проявляли «блузники и разный сброд, вероятно, пущенный по даровым билетам», к творчеству русского фотографа. «Светописи г. Дмитриева, бывшие на Московской выставке, тоже хороши, но удивляет меня, для чего он послал во Францию светопись, изображавшую арестантов на постройке, - негодующе выговаривал рецензент. Удивляюсь, как г. Дмитриев не избрал другого сюжета, чтобы послать на Парижскую выставку... Недоставало ему... выставить ссыльно-каторжных на пути в Сибирь. Теперь, увы, на Руси тоже преобладает реальная школа...»

А в это время Максим Петрович был поглощен работой над фотодокументом еще большей разоблачительной силы - готовил к выпуску свой знаменитый альбом «Неурожайный 1891-1892 год в Нижегородской губернии». Этот цикл составил целый этап в его творчестве и снискал ему поддержку и уважение всей прогрессивной русской общественности.

Опустошительным было стихийное бедствие, которое обрушилось на Поволжье в 1891 году: малоснежная зима, не оставившая запасов влаги в почве, ни капли дождя за весну и небывалый, все сжигающий зной в летние месяцы обрекли крестьянство Поволжья на голод. Народное бедствие не обошло и Нижегородскую губернию. Южные, самые хлебородные ее уезды - Княгининский, Лукояновский, Сергачский, оказались охваченными засухой, дотла спалившей все посевы и все надежды крестьян на урожай. Следующий, 1892 год принес эпидемии холеры и тифа.

Передовая общественность России, все честные люди страны прилагали много сил и энергии для организации помощи бедствующему крестьянству, возмущались пассивностью и бездействием властей. В Нижегородской губернии одним из инициаторов оказания помощи голодающим и жертвам эпидемии был писатель В. Г. Короленко. Денежные пожертвования, создание народных столовых, медицинская помощь больным, устройство общественных работ - таковы были основные формы помощи голодающим. М. П. Дмитриев, наряду с денежными пожертвованиями, использовал для помощи народу свое художественное дарование, привлекая к трагедии Поволжья внимание всех прогрессивно настроенных людей страны.

Владимир Галактионович Корелин
Фото М.П. Дмитриева
Источник (1)

С тяжеловесной фотокамерой формата 18X 24 сантиметра он добирался до наиболее сильно пострадавших от засухи уездов и снимал, не зная усталости и страха. Он смело вносил свой аппарат в темные прокопченные избы, где на прелой соломе вповалку лежали целые семьи в жестокой тифозной горячке. Запечатлевал полуразваленные крестьянские дома с голыми остовами крыш, кое-где сохранившими жалкие клочки соломы, и застывшие около них в невыразимом отчаянии людские фигуры. Показывал самоотверженный труд местной интеллигенции - врачей, сестер милосердия, учителей, отдельных земских деятелей, стремившихся облегчить страдания крестьянства. Так фотограф-демократ своим остро публицистическим фоторепор тажем раскрыл страшную правду о народной беде, которую стремились замолчать и затушевать представители властей.

Отобрав 51 снимок из сделанных во время поездок по голодающим уездам, М. П. Дмитриев в 1893 году издал в собственной фототипии большой альбом, который стал постоянным напоми нанием о масштабах народной трагедии, суровым обвинительным документом против царизма.

Очень осторожно о содержании альбома отозвался обозреватель журнала «Фотограф-любитель» в № 1 за 1894 год, отметивший, что альбом «переносит зрителя к действительным сценам бедствия жителей и к той благотворительности, которая являлась на помощь пострадавшим, так что альбом дает вполне наглядное понятие о том, что было и, слава богу, прошло».

Восторженно встретил эту работу М. П. Дмитриева великий русский критик В. В. Стасов, назвавший ее совершенно новым явлением в искусстве, небывалым в Европе. В письме от 17 декабря 1893 года он писал фотографу: «...Спешу написать Вам эти немногие строки, но мне довольно их, чтобы сказать Вам, что я в неописанном восторге от Ваших фотографий, особенно от «картин голодного года». Я ничего подобного не видал нигде в Европе,— а смею сказать, я много видел и здесь, и в Европе». Предлагая Дмитриеву передать его фотографии в художественный отдел Публичной библиотеки, В. В. Стасов говорил: «...Библиотека приняла бы их не только с удовольствием, но с восхищением и гордостью».

Интерес критика к творчеству нижегородского фотомастера был постоянным и глубоким. Главным достоинством искусства светописи, его важнейшим качеством В. В. Стасов считал уникальную возможность правдивейшего и точнейшего избавленного от прикрашивания изображения окружающей действительности, то есть его документализм. Говоря о практической ценности подобной фотографии в письме М. П. Дмитриеву от 18 апреля 1894 года, он пишет: «Для своего «художественного отдела» в библиотеке я стараюсь приобретать все возможное по части фотографических снимков, касающихся русских местностей, личностей, сцен, костюмов, вообще этнографии и т. д. (все фото-типичное, издаваемое в России, поступает к нам по закону - даром, из цензуры), и успел сформировать постепенно такую коллекцию, какой, смело могу сказать, нет нигде более в России».

Раскрывая свое отношение к творчеству Дмитриева, В. В. Стасов подчеркивает самую сильную его сторону - правдивость и достоверность: «...В Ваших фотографиях драгоценны не виды, как они ни превосходны сами по себе, а часть даже и совершенно несравненны по солнцу и тонам. Мне гораздо важнее, нужнее и интереснее - Ваши фотографии, изображающие голод, несчастье, тиф, раздачи хлеба и т. д.».

Фотоальбом «Неурожайный 1891-1892 год» высоко оценил Л. Н. Толстой, сам неоднократно выступавший с призывом о помощи вымирающей от нищеты, болезней и невежества деревне, сам участвовавший в сборах средств для голодающих. Поэтому не случайно изданная в 1912 году в Нижнем Новгороде под редакцией В. Е. Чешихина (Ветринского) книга «Лев Толстой и голод» была проиллюстрирована фотографиями М. П. Дмитриева.

Выйдя из недр народа и теперь уже зрелым человеком коснувшись «болей народных», М. П. Дмитриев все чаще стал обращаться к жизни трудового люда Нижегородского Поволжья. Отдельные, хотя и «живописные», этнографические фотозарисовки его уже не удовлетворяли. М. П. Дмитриев приступил к созданию целых тематических циклов. Он обращался к ним многократно и затратил на это многие годы напряженного труда. Волжские бурлаки, семеновские ложкари, лукояновские крестьяне, ар-датовские рудокопы, сормовские, выксунские, кулебакские рабочие — без учета этих циклов невозможно понять все значение творчества М. П. Дмитриева для нижегородской и общерусской истории.

В 1894 году, едва прошел по Волге лед, М. П. Дмитриев приступил к новой грандиозной работе, которую задумал давно и готовился к ней долго и тщательно. Темой огромной серии должна была стать великая русская река Волга на всем ее протяжении от истока до устья, ее исторические и природные достопримечательности, живописные места, населенные пункты по волжским берегам. Около К) лет жизни фотохудожника, немало денежных средств ушло на выполнение этой труднейшей задачи.

Громоздкая и тяжелая камера, мощный штатив, пластинки размером от 18x24 до 50x60 сантиметров — таково было техническое оснащение фотографа. Общий вес этого оборудования исчислялся десятками пудов. Легко ли было мастеру, высадившись с парохода на берег, взбираться на холмы и возвышенности, по крутым ступеням подниматься на церковные колокольни, выискивая самую выгодную точку съемки, а потом долго и терпеливо ждать нужного освещения?!

На многих сотнях пластинок Дмитриев запечатлел величие Волги и тихие ее разливы в заводях, виды больших и малых поволжских городов — Твери, Рыбинска, Городца, Казани, Сим бирска, Самары, Саратова, Астрахани и многих других, их исторические и архитектурные памятники и достопримечательности.

Свыше сотни фотографий этого цикла, точнее, его цервой части - Волга от Рыбинска до Астрахани, составили основу его экспозиции в фотографическом отделе Всероссийской торгово-промышленной и художественной выставки 1896 года в Нижнем Новгороде.

Эта выставка должна была, по мнению царского правительства, продемонстрировать мощь и процветание Российской империи. Она стала наиболее значительным событием в жизни Нижнего Новгорода последних лет XIX столетия.

Открывали выставку павильоны Художественного отдела и Средней Азии, обращенные главными фасадами к пропилеям парадного входа и возвышавшиеся симметрично по сторонам фигурного бассейна-партера с фонтанами. Они отличались добротной прорисовкой архитектуры и сразу привлекали внимание всех гостей Нижнего Новгорода.

Пароход "Ольга" на котором М.П. Дмитриев плавал по Волге
Источник (1)

Совсем иным был образ здания Машинного отдела, построенного на основе тонко-профилированного металлического каркаса и сплошного остекления стен и кровли.

Прямо возле Художественного отдела выстав ки располагался и особый павильон-фотография М. П. Дмитриева, где он не только вел портретную съемку, но и экспонировал значительное число своих художественных работ.

Выставка 1896 года оказала заметное влияние на творческую судьбу М. П. Дмитриева - дала возможность воочию познакомиться с различными течениями в русской художественной жизни, с ее ведущими представителями и определить свое место в их ряду.

А о «Волжской коллекции» фотографа, ставшей лучшим украшением фотографического отдела выставки, еще долго не утихали хвалебные речи.

«Самым выдающимся экспонатом в отделе является, бесспорно, работа местного фотографа г. Дмитриева, выставившего в своей красивой, одной из лучших на фотографической выставке, витрине более 100 видов Волги, начиная от Рыбинска до Астрахани, размером с альбуминный лист. Эта описательная работа великой русской реки, еще никем пока не исполненная в России, и является капитальной работой всей выставки, обращая на себя особое внимание всех посещающих отдел как размером, так и интересом и художественным исполнением...» - отмечали специалисты.

Но завершил М. П. Дмитриев свою работу над «Волжской коллекцией» лишь в 1903 году, сфотографировав верховье Волги от истока ее до Рыбинска буквально через каждые несколько верст. Помня слова В. В. Стасова о сущности светописи, он не увлекался решением чисто художественных задач. Они отходили на задний план перед задачей главной - дать правдивое, точное, документальное изображение великой русской реки, выполнить свой гражданский и патриотический долг. А о коммерческой выгодности этого предприятия уже не приходилось говорить: его фотографиями без зазрения совести пользовались многие издатели, благо авторское право фотографа не было узаконено.

Отдельные фотографии «Волжской коллекции» вошли в многотомное издание «Россия», осуществленное в конце 90-х годов Русским географическим обществом и возглавленное П. П. Семеновым-Тян-Шанским. При подготовке первого тома «Московская промышленная область и Верхнее Поволжье» редакция обратилась к М. П. Дмитриеву с просьбой представить иллюстрации и несколько фотоснимков включила в эту книгу. Сам же он в январе 1899 года был избран в действительные члены Русского географического общества.

Глубокий интерес М. 11. Дмитриева к отечественной истории и этнографии во многом сформировался благодаря его активному участию в деятельности Нижегородской губернской ученой архивной комиссии.

Интерес к историческому прошлому края и его многовековому художественному наследию к концу XIX века оживился после многочисленных публикаций П. И. Мельникова (А. Печор ского), Н. И. Храмцовского, А. С. Гациского. Как непременный член ученой архивной комиссии, М. П. Дмитриев сразу включился в создание иллюстрированных экспонатов будущего краеведческого музея. В это же время Петербургская Академия художеств, начиная сбор данных по истории русской национальной культуры отдаленных районов страны, неоднократно обращалась к нижегородской общественности с просьбой о присылке в столицу всевозможных изобразительных материалов местных памятников: кремлей, земляных крепостных валов, хра мов, монастырей и старых жилых палат.

М. П. Дмитриев снимал панорамы города со стороны водного партера слившихся Волги и Оки, руины башен, неповторимые в своем архитектурно-художественном решении местные церкви. При этом фотограф в зависимости от естественного освещения выбирал повышенные точки съемки, чтоб передать не только обобщенный образ того или иного здания, его декоративно-художественные особенности, но и дать объемно-пространственное решение. Пожалуй, не было в центральной части города колокольни, слухового чердачного окна высоких зданий или просто строительных лесов, на которые бы не поднимался М. П. Дмитриев в надежде сделать оригинальную фотокомпозицию.

М. П. Дмитриева интересовало буквально все: и древняя церковь Иоанна-Предтечи на торгу, и причудливые формы деревянной кофейни у Георгиевской башни кремля, и новый Ромодановский вокзал железной дороги, связавшей Нижний Новгород с Арзамасом и Сызранью.

Емкие по содержанию и прекрасно выполненные технически фотопанорамы исторических мест и отдельных памятников Нижнего Новгорода в условиях повышенного интереса к российским древностям обрели общественное признание. Высланная в 1895 году в столичную Академию художеств серия фотографий памятников Нижегородского Поволжья получила высокую оценку.

В 1910 году Академия художеств обратилась к Нижегородской архивной комиссии с повторной просьбой провести фиксацию нижегородских памятников культуры и старины. Эту трудоемкую и длительную работу возложили на уже признанного фотомастера М. П. Дмитриева.

Своими древностями его манил Макарьев-Желтоводский монастырь, под стенами которого почти два столетия на многих языках шумела знаменитая ярмарка. Ярмарка дала монастырю не только всеобщую известность, но и несметные богатства, на которые в XVII веке был отстроен лучший в Поволжье архитектурный ансамбль храмы, келейные корпуса и крепостные стены с мощными башнями.

М. П. Дмитриев неоднократно приезжал в Макарьев в 1901 - 1904 годах, заснял руины монастыря, гибнущие фрески XVII века в Троицком соборе и только что восстановленное огромное здание трапезной палаты с пристроенной к ней величественной шатровой колокольней.

Совсем иным предстало перед фотографом село Лысково, раскинувшееся прямо напротив монастыря через Волгу, в седловине между Олениной и Лысой горами. Каждую пятницу в центр села свозились со всей округи хлеб, крупы, железные изделия, всевозможная точеная деревянная посуда, деготь в бочках, лыко, берестяные короба и туеса, мурашкинские овчины и валя ная обувь, макарьевские кованые сундуки, Городецкие расписные дуги и сани праздничных крестьянских выездов. Тогда на обширной площади становилось тесно от повсюду расставленных телег и разложенного прямо на земле товара.

Местные ежегодные торжки устраивались в крае по многим богатым селам, собиравшим крестьянские товары обширных прилегающих районов. Среди них особое место занимала ежегодная ярмарка в соле Бор, которое К. Маркс относил в особый разряд селений рядом с губернским городом и ярмаркой, имевших благоприятные условия для экономического развития. Село располагалось прямо напротив Нижнего Новгорода, на возвышенной береговой террасе Волги, недалеко от места впадения в нее лесной речки Везломы, что делало Бор важным связующим звеном между древним Нижним и Заволжьем. 9 мая каждого года все улицы Бора оказывались заваленными крестьянскими товарами. Наиболее впечатляющим был горшечный ряд, выстраивавшийся на сотни метров под оградой Никольско-Знаменской церкви.

М. П. Дмитриев глубоко подметил главное в этой сельской ярмарке и дал не только панорамные виды торга, но и неповторимую галерею типов заволжан: мужиков, женщин и детей, коренных старообрядцев-кержаков в длиннополых кафтанах и принарядившихся в домотканые, расцвеченные шитьем уборы сельских красавиц. Как и в других фотоциклах М. П. Дмитриева, трудовая Россия конца XIX века здесь жила напряженной жизнью, гордясь наработанным за долгую зиму «здельем», создававшим славу кузнецам, древоделам, горшечникам и ткачам Заволжья. М. 11. Дмитриев не мог не рассказать в своих фотоочерках и о знаменитом на весь мир ложкарном промысле поволжан.

Павильон М.П. Дмитриева на Всероссийской выставке 1896 г.
Источник (1)

Много лет путешествуя по селам и деревням Заволжья, он создал из отдельных фотозарисовок целую поэму о самобытном таланте и ужасающей нищете мастера-резчика, вынужденного привлекать к каждодневному изнурительному труду всех членов своей обычно многочислен ной семьи. Женщины распиливали древесину, дети «били баклуши» (заготовки для будущих изделий), опытные мастера резали ковши, точили братины и поставцы на удивительно простых лучковых токарных станках. Затем все это продавалось на сельских торжках оптом купцам-скупщикам.

В. И. Ленин в работе «Развитие капитализма в России» отметил: «...Ложкарный промысел Семеновского уезда Нижегородской губ. прибли жается по своей организации к капиталисти ческой мануфактуре... мы видим здесь глубоко укоренившееся разделение труда и полное подчинение массы детальных рабочих капиталу. До своей выделки ложка проходит не менее 10 рук...» М. П. Дмитриев своим фотоциклом о ложкарях как бы проиллюстрировал ленинские слова, воссоздав при этом не только весь процесс изготовления деревянной резной посуды, но и глубоко правдивые сцены из жизни заволжского крестьянина, рисующие его тяжелое экономическое положение.

Путешествия по Нижегородской губернии приводили М. П. Дмитриева нередко в самые отдаленные уголки, в том числе и на знамени тые Выксунские железные заводы Баташевых - Шепелевых. Разбросанные но обширному, заболоченному, изрезанному малыми речками краю места добычи железных руд «дудки» с примостившимися возле жилыми полуземлянками представляли жалкое зрелище примитивного производства и убогости жизни тех, кто создавал богатства России. Современник фотохудожника, исследователь русской железной промышленности конца XIX столетия А. А. Крылов с горечью отмечал: «...Здешний народ живет хуже каторжников; в Сибирь ссылают преступников и все-таки сколько-нибудь заботятся о них; у нас же сам народ идет на те каторжные работы, и до него никому дела нет, а если и думают, то только о том, чтобы возможно больше соблюсти своих собственных выгод за счет их труда».

Жалкое зрелище оборванных, измазанных грязью и сажей работных, примитивная техника добычи и подъема ручной силой тяжелых окованных бадей с рудой не могли не вызвать у зрителя чувства протеста. Такие фотоснимки, как и «Голодный 1891-1892 год», служили обличению полукрепостнической системы эксплуатации трудового люда России при царизме.

Еще в 1875 году Н. И. Мельников (А. Печерский) завершил окончательную редакцию своего романа «В лесах». Просвещенная Россия познакомилась в нем впервые с жизнью и бытом раскольничьего Нижегородского Заволжья. То, чему известный писатель и историк оказался свидетелем во время многолетних путешествий по керженецким скитам, что долгие годы оста вилось тайной даже для официальных правительственных учреждений, стало достоянием всех. Окруженное ореолом запрета, а от того бывшее для исследователей особенно заманчивым, старообрядчество предстало в живых образах людей с их мечтами, страстями, страданиями и радостями, причем каждый имел вполне реальный прототип.

В конце XIX столетия некогда строго замкнутый, недосягаемый для постороннего глаза уклад жизни раскольничьей общины уже разлагался капитализмом, уходил в небытие. Но М. П. Дмитриев успел зафиксировать его, создав уникальное по своей исторической достоверности фотополотно «Руси уходящей».

Установив контакт со старообрядческим начетчиком Борисовым, М. П. Дмитриев не только проник в скиты Заволжья, но и получил разрешение на фотосъемку их обитателей.

Полон «нестеровского» настроения снимок начетчицы на крыльце частной молельни вместе с девочкой-воспитанницей и, видимо, матерью отданного на воспитание подростка. На лице девочки, покрытой черным платком, недетская серьезность и даже суровость выражения, что особенно контрастирует с томно-грустной печалью еще молодой, лишенной счастья материнства женщины. Это целая поэма о судьбах и человеческих потерях, дающая возможность чрезвычайно высоко оценить в работе не только документальную достоверность, но и, кажется, неограниченные художественные возможности фотографии как особого вида искусства, одарен ность и высокий профессионализм мастера.

Фирменные знаки фотографии М.П. Дмитриева конца XIX - первых лет XX века
Источник (1)          

Совсем иное подчеркнул М. П. Дмитриев в группе стариков-старообрядцев: показное благообразие и смирение поз, спокойные сложенные руки никак не соответствуют сверлящим, пронизывающим, алчно горящим взглядам сидя щих. Под стать старикам и старуха в праздничном сарафане и неизменном черном старообрядческом головном платке-накидке, контрастом настроения которой служат две молодухи на заднем плане, едва сдерживающие улыбки.

Созданный М. П. Дмитриевым фотоцикл о жизни раскольничьего Заволжья был показан сначала на заседании ученой архивной комиссии 1 февраля 1908 года, посвященном памяти П. И. Мельникова, а затем в виде особой выставки под названием «Из родной старины» в здании женской гимназии. Тогда ее посетило 1356 человек, чего не знала ни одна из подобных выставок Нижнего Новгорода той поры.

Постоянно росла коллекция наград, полученных фотографом на отечественных и зарубежных выставках. Он был участником всероссийских выставок в Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, Казани, Одессе, международных в Париже, Амстердаме, Чикаго, Нью-Йорке, Сан-Жиле и многих других городах Европы и Америки. Золотые медали, почетные дипломы, похвальные отзывы, популярность приносила ему каждая очередная выставка.

В 900-е годы М. 11. Дмитриев несколько реже показывает свои произведения, и на любой, даже самой представительной выставке они, как пра вило, становились центром экспозиции. Ему чуждо было увлечение формалистическими вывертами, захватившее многих больших мастеров художественной фотографии в начале XX века. Строгой реалистической манере он не изменял никогда. Не увлекался и техническими новинками прогрессирующей оптико-механической ихимической промышленности. Лишь для ком мерческой фотографии, учитывая запросы публики, не желающей отставать от моды, он делал исключение. Характерно рекламное объявление, помещенное им в нижегородских газетах в 1903 году:

«Фотограф М. Дмитриев. Фотография художественная на гуммиарабиковой бумаге, акварельные миниатюры на слоновой кости, а также печать на новых заграничных матовых бумагах в синий, голубой, желтый, красный, черный, гравюрный и другие модные тона.

Фотографии на фарфоре, шелковой материи, стекле и дереве. Художественные увеличенные портреты на матовой платиновой бумаге, портреты масляными красками и акварелью».

Для выставочных же работ Дмитриев по-прежнему использовал камеры большого формата, позволяющие обходиться без увеличения отпечатков, излюбленную альбуминную бумагу. Рецензенты и обозреватели фотовыставок по-разному относились к этому. Находились такие, которые упрекали его в отсталости и старомодности, другие просто удивлялись, но многие считали огромной заслугой художника его верность реалистической традиции.

Демократизм Максима Дмитриева, идейная направленность его творчества определялись его принадлежностью к кругам передовой нижегодской интеллигенции, группировавшейся вокруг Л. М. Горького.

М. П. Дмитриев запечатлел живой образ Нижнего Новгорода того времени, когда в нем жил и работал А. М. Горький, друг и искренний почитатель таланта фотохудожника. Панорама Балчуга в Почаинском овраге с его ветошным рынком и старьевщиками выглядит на фото точно так, как во времена детства будущего пролетарского писателя. Не менее колоритны и сцены жизни Нижнего посада, где в ночлежке Бугрова ютились грузчики, нищие и вообще босяки, прототипы многих произведений А. М. Горького. В этом плане фотоочерки М. П. Дмитриева как быдополняют галерею образов А. М. Горького изображениями вполне конкретных, реально существовавших в то время людей.

Многолетние дружеские отношения с Алексеем Максимовичем Горьким позволили Дмитриеву создать целую фотолетопись жизни великого пролетарского писателя и его окружения.

Близкий друг и родственник А. М. Горького А. А. Богданович вспоминал, что М. П. Дмитриев, «залучив к себе популярного писателя, снимал его многократно, в разных видах и позах, и изготовил множество карточек для продажи, а также больших портретов для своих многочисленных выставок в витринах... В этой иконографии, - говорил А. А. Богданович, М. П. Дмитриев затмил всех своих соперников: он сам бывал нередким гостем на Канатной, и его жена Анна Филипповна, женщина представительная и красивая, вошла в число близких знакомых семьи Пешковых».

Крупнейшие представители передовой русской культуры и искусства - писатели, артисты, художники - были непременными гостями в Дмитриевском ателье на Осыпной. Именно гостями, а не просто клиентами, ибо в общении с ними, во встречах и беседах фотохудожник непрестанно обогащался духовно, их отношением к творчеству проверял правильность своих худо жественных позиций. Это было общение единомышленников. А потом новый портрет Леони да Андреева или Ивана Бунина, Федора Шаляпина или Веры Комиссаржевской появлялся в витрине мастерской, вызывая восхищение художественным мастерством и проникновенным психологизмом.

Иван Алексеевич Бунин
Фото М.П. Дмитриев
Источник (1)  
Федор Иванович Шаляпин
Фото М.П. Дмитриев
Источник (1)  

Война с Японией, Кровавое воскресенье 1905 года, империалистическая война трагедией отозвались в жизни трудовой России. Тысячи нижегородцев были угнаны на поля сражений, а к станкам на заводах встали их дети. Эти события не могли пройти мимо М. П. Дмитриева. Он запечатлел цеха Сормовского завода, начавшие выпускать военную продукцию, и волжские пирсы, где отблескивала броня канонерок. В его фотографиях появляется новый персонаж рабочий у станка. Он снимает массу мастеровых, ожидающих получки или стоящих в воротахзавода, и в этой массе уже ощущается сила, которая вот-вот нанесет сокрушительный удар по устоям самодержавия.

Максим Петрович Дмитриев прожил долгую творческую жизнь. Наиболее плодотворная и активная ее часть свыше 30 лет, считая со времени открытия фотографии в Нижнем Нов городе, приходится на дореволюционное время. Когда свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция, ему было около 60 лет. Но даже такой почтенный возраст не стал помехой для его дальнейшей работы. Еще около 13 лет М. П. Дмитриев не расставался с фотокамерой, до глубокой старости был верен светописи.

Запечатленное М. П. Дмитриевым дореволюционное Нижегородское Поволжье стало историей. Историей, активно живущей в наши дни. То, что когда-то считалось обыденным, повседневным, сегодня нередко приобретает особую значимость. Нет ни одной посвященной истории Нижегородского-Горьковского края книги, где бы не занимали самое почетное место «свидетели» далеких прошлых лет фотографии М. П. Дмитриева. Нет ни одной музейной экспозиции, посвященной А. М. Горькому или Ф. И. Шаляпину, революционному пролетарскому движению или дореволюционному крестьянству, чтобы в них не использовались работы нижегородского мастера фоторепортажа. Ученые-историки, исследователи архитектуры и градостроительства, жизни и творчества великих нижегородцев постоянно обращаются к его фотографиям как объективным, точным и информационно насыщенным историческим источникам.


Так творчество выдающегося мастера живет сегодня. Его наследие — национальное достояние великого русского народа.

Примечание:

(1) - На рубеже двух веков: Нижегородское Поволжье и Волга в фотографиях М. П. Дмитриева (Волго-Вятское книжное издательство 1985)

«Максим Петрович Дмитриев»

На представленном Вашему вниманию снимке запечатлен  знаменитый фотограф Максим Петрович Дмитриев (1858-1948), нижегородский знакомый А.М.Горького.  Фото напечатано самим фотохудожником  на матовой фотобумаге и фирменном паспарту (размером 25х14 см) в Нижнем Новгороде в 1890-е г. М.П.Дмитриев изображен сидящим  (поворот корпуса 3/4 влево), в шляпе и пальто с пледом, с книгой в руках.

М.П.Дмитриев —  один из основоположников русской фотографической школы. С 1886 г. до конца жизни работал в Нижнем Новгороде, владел ателье и мастерской по печатанию фототипных изданий. Удостоен ряда медалей на российских и международных фотовыставках, участник Всероссийской торгово-промышленной и художественной выставки 1896 г. (в фотоотделе в собственном павильоне). Фотографировал не только жителей Нижегородского края, но и выставку, ярмарки, исторические события в Нижнем и Москве, Волгу и ее города от истоков до устья. А.М.Горький снимался у М.П.Дмитриева с нач.1890-х до 1904 года.  За время жизни в Нижнем сделано около 100 портретов писателя и групповых снимков. А.М.Горький был дружен с фотографом, заходил к нему домой, знакомился с его работами и планами, состоял с ним в переписке (сохранилось 8 писем Горького и 4 письма Дмитриева). Писатель и фотограф были дружны семьями, Дмитриева приглашали для съемок на квартиру Пешковых, жена фотографа вместе с Е.П.Пешковой участвовала в общественных начинаниях знаменитой семьи. Горький неоднократно обращался к Дмитриеву с заказами, советовал переснимать фотографии писателей, делать монтажи и распространять их. Известна история подбора снимков босяков для постановки спектакля «На дне» в Московском Художественном театре. Своих гостей — Л.Андреева, С.Скитальца, И.Бунина, А.Алексина, Ф.Шаляпина, Горький всегда направлял в ателье М.П.Дмитриева. Его приглашали на съемки горьковских елок, открытия Народного дома. Писатель высоко ценил мастерство и содержательность работ М.П.Дмитриева и ходатайствовал в советское время о назначении пенсии фотографу.

Мирзина Ф.Ф.

 

Дмитриев, Максим Петрович - это... Что такое Дмитриев, Максим Петрович?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Дмитриев. Фотография М. П. Дмитриева Пропуск М. П. Дмитриева на Всероссийскую выставку и в Нижегородский Кремль, 1896.

Макси́м Петро́вич Дми́триев (21 августа 1858—1948) — русский фотограф XIX — XX веков, основоположник жанра публицистической фотожурналистики, член Русского фотографического общества.

Биография

Максим Петрович Дмитриев родился 21 августа 1858 года в деревне Повалишино Кирсановского уезда Тамбовской губернии.

В 1877 году переехал в Нижний Новгород и устроился на работу в мастерскую фотохудожника А. О. Карелина. За 10 лет работы он освоил все тонкости работы фотохудожника и 1887 году открыл в Нижнем Новгороде собственную мастерскую.

Дмитриев был талантливым фотопортретистом и фотодокументалистом. В течение нескольких лет он объездил все приволжские города, снимал волжские пейзажи, виды городов, бытовые сценки. Его работы были отмечены высокими наградами на выставках в Париже, Амстердаме, Чикаго и Нью-Йорке. В бывшем помещении ателье Дмитриева открыт первый в России музей фотографии.

Литература

  • Дмитриев Максим Петрович // России Черноземный край. — Воронеж, 2000. — С. 778—779
  • Ермаков В. А. Дмитриев Максим Петрович // Тамбовская энциклопедия. — Тамбов, 2004. — С. 165—166: фот.
  • Е. Казьмина, О. Казьмин Дмитриев Максим Петрович // Созвездие «Тамбовская лира» — Тамбов, 2006. — С. 255—256: фот.
  • Максим Петрович Дмитриев : [биобиблиогр. справ.] // Тамбовские даты, 1998 год. — Тамбов, 1998. — С. 71-72

Максим Петрович Дмитриев // Фотограф-любитель. 1904. № 6. Стб. 204—208

  • Ермилов Н. Е. Полувековой юбилей фотографа М. П. Дмитриева // Фотограф. 1927. № 3/4. С. 104—107
  • Морозов С. Фотограф-художник Дмитриев, 1858—1848. М., 1960
  • На рубеже двух веков: Нижегор. Поволжье в фот. М. П. Дмитриева. Горький, 1985
  • Открытки Максима Дмитриева из коллекции Льва Тельнова / сост. О. А. Рябов. Н. Новгород, 2007

Ссылки

Волжское пароходство поддержало уникальный проект «Бурлацкий на Волге. Дорогами Максима Дмитриева»

Волжское пароходство выступило партнером уникальной этнографической экспедиции «Бурлацкий на Волге. Дорогами Максима Дмитриева», стартовавшей из Санкт-Петербурга 24 июня под эгидой Русского географического общества.

24 июня в Нижнем Новгороде в Центре развития региональной кинематографии «Кинофактура» состоялась пресс-конференция, посвященная проекту. Участники экспедиции подключились к разговору с журналистами и партнёрами по видеосвязи с точки старта маршрута — из Санкт-Петербурга.

Фотохудожник и член Русского географического общества Миша Бурлацкий вместе с помощниками и съемочной группой пройдут по Волге, от истока до устья великой реки, по маршруту великого нижегородского фотографа Максима Дмитриева. Авторы ставят перед собой задачу — не только пройти его маршрутом, но и повторить технологию XIX века, запечатлев на стеклянных пластинах жителей Поволжья и волжские виды — так, как это делал Максим Петрович более 120 лет назад.

За полтора месяца экспедиции участникам предстоит преодолеть около 6 000 километров по суше и воде на территории десяти регионов Поволжья — от Тверской до Астраханской области. От истока Волги до Нижнего Новгорода экспедиция проследует на специально оборудованной, на базе автобуса «ПАЗ», передвижной лаборатории. Прибыв в начале июля в Нижний Новгород, команда Миши Бурлацкого примет участие в открытии выставочного пространства Волжского пароходства и 5 июля пересядет на теплоход «Волга», предоставленный судоходной компанией. Водный этап экспедиции пройдет от Нижнего Новгорода до Казани, откуда путь участников вновь продолжится на передвижной лаборатории до Астрахани.

—  Для Волжского пароходства данный проект очень близок как тематически, так и исторически, — подчеркивает руководитель отдела по связям с общественностью Волжского пароходства Наталья Александрова, принявшая участие в пресс-конференции. — Наша история на протяжении почти 180 лет связана с Волгой и не исключено, что флот именно нашего пароходства когда-то мог попасть на снимки самого Дмитриева. Убеждена, что коллекция работ, которая получится у авторов проекта на выходе, будет интересна всем: задействованным героям, нашим сотрудникам, жителям и гостям города. С удовольствием приглашаем всех желающих в наше новое пространство «Река-река», где осенью запланирована выставка проекта.

Ранний фотографический процесс, получивший в 1850-х годах название «амбротипия» («бессмертный отпечаток») и сегодня возрожденный в творчестве Миши Бурлацкого, заключается в получении позитивного изображения непосредственно из стеклянного негатива, который рассматривается на темном фоне.

— Эта технология не достижима для цифры, — рассказывает Миша Бурлацкий о своем проекте мечты. — Во время процесса съемки происходит удивительное преображение людей на стеклах, причем результат можно увидеть сразу. За время экспедиции мы планируем отснять 180—200 стеклянных пластин. Один снимок делается полчаса! Героями сюжетов станут волгари разных профессий и национальностей, люди, связанные с рекой и живущие на ее берегах.

Открытие выставки фоторабот и премьеру документального фильма авторы приурочат к 800-летию Нижнего Новгорода и 175-летию Русского географического общества. Фотовыставки и презентации фильма пройдут осенью 2021 года в штаб-квартире РГО в Санкт-Петербурге и в выставочном пространстве Волжского пароходства в здании Речного вокзала в Приволжской столице.

Проект «Бурлацкий на Волге. Дорогами Максима Дмитриева» реализуется благодаря поддержке Русского географического общества, АО «Судоходная компания «Волжское пароходство», АНО «Центр 800», «Ростелеком», Kutuzov Photo и Canon Россия. 

​​Наша справка

Известный нижегородский  фотограф XIX—XX веков Максим Петрович Дмитриев (1858 —1948) приступил к новому проекту, задумав снять Волгу на всем ее протяжении в 1894 году. Высаживаясь с парохода на берег, он взбирался со своей большой камерой, штативом и фотопластинками (размерами от 18×24 до 50×60 см) на окрестные холмы и возвышенности, выискивая лучшие точки съемки. Были сделаны сотни и сотни кадров, работа заняла почти десять лет. Тем не менее, уже в 1896 году часть фотографий была представлена на Всероссийской торгово-промышленной и художественной выставке в экспозиции «Волжская коллекция», заслужившей восторженные отзывы В 1899 году Максим Дмитриев был избран в действительные члены Русского географического общества.

Всероссийская выставка в Нижнем Новгороде. Царский павильон, Дмитриев, Максим Петрович (1858-1948) Stock Photo 4266-21628996: Superstock

Superstock предлагает миллионы фотографий, видео и стоковых ресурсов для креативщиков со всего мира. Это изображение Всероссийская выставка в Нижнем Новгороде.Царский павильон, Дмитриев, Максим Петрович (1858-1948) , автор А. Буркатовский / Fine Art Images сегодня доступен для лицензирования.

Детали

Номер изображения: 4266-21628996
Права управляемого
Кредит: A. Burkatovski / Fine Art Images
Разрешение модели: Номер
Разрешение собственности: Нет
Детали: 4134 x 3130px | 13.78 дюймов x 10,43 дюйма | 38,82 МБ | 300 точек на дюйм


ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ EASY RM

250 долларов США

Издательское дело / образование

400 долл. США

Прямой маркетинг - внутреннее использование

$ 1600

Продлить лицензию

Для индивидуальных тарифных планов со скидкой, без водяных знаков или пакетов изображений для частных лиц или корпораций нажмите кнопку
НУЖНЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОПЦИИ ниже.


В поисках материалов для подписки посетите наш дочерний сайт PURESTOCK .

Добавить в корзину Нужны дополнительные параметры?

×

Свяжитесь с нами

Мы здесь, чтобы помочь! Свяжитесь с нами, если вам нужны более гибкие варианты лицензирования.

Позвоните нам по телефону 866-236-0087
. Представители доступны с 9:00 до 18:00 EST.



Ключевые слова

Пожалуйста, свяжитесь с

Продажи и исследования SuperStock
Эл. Почта: [email protected]
Телефон: 1-866-236-0087


М.Горький. Рассказы "Мальва" Т. III-II [Микрографический кириллица портрета Максима Горького] фон Хазина С. Б. (гравер); Максим Петрович Дмитриев (фотограф): В.Г. Твердый переплет (1903) Первое издание.

С 1985 года мы предлагаем на продажу отдельные книги из нашего инвентаря, состоящего из 150 000 редких, вышедших из печати и антикварных томов по многим темам, с акцентом на иудаику, гебраику, Библию и раввинство, изобразительное и декоративное искусство, архитектуру, фотографию, текстиль. и образцы обоев, Баухаус и авангард, экспрессионистский танец, Олимпийские игры и спорт, древний Ближний Восток и археология, эротика, иллюстрированные книги и книги на иностранных языках, особенно на немецком, идиш, польском и иврите, а также книги из Веймарская республика и Третий рейх, плюс российские конструктивистские материалы.Мы создаем книжные коллекции, большие и маленькие, для частных лиц, декораторов, архивы и библиотеки, доступные в настоящее время: 10 000-томное собрание исследований по иудаике на немецком языке. Кроме того, у нас есть очаровательный выбор оригинальных произведений искусства и фотографии. Эрик Хаим Клайн предоставляет услуги по оценке имущества, страхования и налогообложения, часто помогая найти жертвователей книг с библиотеками и музеями. Мы закупаем заслуженные книги и целые коллекции; Так же берем книги на самовывоз на выгодных условиях.Мы предоставляем напрокат фильмы и телепроизводство, иногда предоставляя опору, на которой разворачивается сюжет. Путешествуя по США и Европе, Эрик Хаим Клайн покупал и продавал старые и редкие книги с 1980-х годов, когда учился в аспирантуре Университета Брандейса. Владелец книжных магазинов в нескольких местах Лос-Анджелеса с 1985 года, он принимает посетителей по предварительной записи в нашем оживленном книжном магазине и отправляет книги коллекционерам, библиотекам и музеям по всему миру. Клайн иногда читает лекции по коллекционированию книг и иудаике.Он спонсирует ежегодную библиографическую премию, присуждаемую Ассоциацией еврейских библиотек, и входит в национальный совет Ассоциации продавцов антикварных книг Америки. Мы приветствуем ваши запросы.

Zur Homepage des Verkufers

Verbandsmitglied Verbandsmitglieder verpflichten sich, hchste Standards einzuhalten.Sie garantieren die Echtheit Aller zum Verkauf angebotenen Objekte. Ihre Objektbeschreibungen sind sachkundig und genau, etwaig vorhandene Mngel oder Restaurationen werden offengelegt. Die Ansetzung der Verkaufspreise erfolgt nach akkurater Recherche. Alle Verkufe werden stets fair und redlich abgewickelt. Geschftsbedingungen:

Visa, Mastercard, American Express, чеки, денежные переводы и банковские переводы. Требуется предоплата, однако мы распространяем выставление счетов на библиотеки и участников торговли.Книги могут быть возвращены в течение 10 дней, если не указано иное.

Versandinformationen:

Стоимость доставки зависит от вашего местоположения и желаемых сроков, а также зависит от веса и размера вашего заказа. Мы рассчитываем сборы Почтовой службы США онлайн, а затем округляем сумму до четной суммы на один или два доллара, чтобы покрыть подтверждение доставки и помочь со стоимостью упаковочных материалов. Мы также отправляем через Federal Express (Fed Ex) и USPS Express.Мы будем рады удовлетворить особые потребности в доставке по запросу.

В США:
Почта USPS Media обычно стоит 5 долларов за книгу среднего веса. Приоритетная почта варьируется в зависимости от того, применимы ли фиксированные ставки USPS и подходят ли они для размера, веса и расстояния.

Международный:
Международный первый класс обычно стоит от 20 долларов. Международный приоритет обычно составляет 35 долларов или меньше, если вес менее четырех фунтов, и начинается с 40 долларов, если он превышает четыре фунта.Международный экспресс - более быстрый и более дорогой вариант.

Federal Express:
Все варианты доставки Fed Ex доступны с использованием вашей или нашей учетной записи.

Alle Bcher des Anbieters anzeigen

биография, фотография || год | ИМЯ ИЗОБРАЖЕНИЙ dmitriev-maksim-petrovich-biografija-fotografija / IMAGESNAMES

Дмитриев Максим Петрович (1858-1948) познать этот као джедан одних фотографий и изображений. Готово сви знай за ньегов рад.Максим Петрович запоминает свою активность и развитие таланта краем 19. stoljeća, в шутку, непосредственно prije Prvog svjetskog rata. Ne samo s povijesnog gledišta, nego i sa profesionalne točke gledišta, njegova osobnost je vrlo zanimljiva. Njegov slavni niz fotografija pokazuje društvene problem toga time, što je korisno informiranje za suvremeno društvo. Osim toga, ne bismo trebali zanemariti i činjenicu da su zbog svog rada službeno dokumentirani najvažniji dogaaji u Nizhni Novgorod.

Rane godine

Дмитриев Максим Петрович rođen je 1858.године у познатой покражи Тамбов. Prvo školovanje koje je primio u crkvenoj školi. Treba napomenuti da je on smatrao jednim od najinteligentnijih i obećavajućih učenika. Nakon uspješne diplome župne škole, bio je prisiljen zaraditi svoj novac za kruh. Maxim je volio tkati prodati košare, što mu je donijelo osnovnu zaradu, a povremeno je pročitao himnu nad mrtvima.

Dječakova majka, naravno, htjela je bolji život za njega i željela mu dati dobar zanatski rad. Теперь это уложио много напора, Максим Петрович постоялйе ученик йедног тада познатог фотографии.Tako je mladić bio upoznat s rasvjetom i postao zainteresiran za njega, a također je dobio vještine za namakanje foto-ploče u посебной душичной киселини, образу, лифтинге изображения и ретуши.

наставник

Kao što je već spomenuto, Дмитриев Maxim je trenirao profesionalni fotograf. Депутат Настюков nije bio samo profesionalac u svom poslu, već se bavio i poduzetništvom. Njegov je rad bio najčešće povezan s carskom kućom, nacionalnom arhitekturom i freskama.

Zahvaljući značajnim dostignućima mentora, младший студент je mogao vidjeti gravure i umjetničke albume koji su šokirali cijeli svijet.Bilo je nešto novo i neobično, nešto što ljudi prije nisu vidjeli. Sve ove fotografije uvelike su proširile pogled na Maxim Petroviča i potaknule ideje da je budućni fotograf bio spreman provesti ubliskoj budućnosti.


Осим тога, у студию Настюков Дмитриев сусрео и лиеп град зван Нижний Новгород. Naučio je o постоянный svih poznatih sajma, gdje se nalazio mali labratorij svog mentora.

Svaki dan je Nastyukov pohvalio svog učenika zbog želje za novim znanjem i svim novim idejama.Nakon nekog timea, Dmitriev je počeo studirati u likovnoj školi gdje je uspješno savladao osnovna pravila rada svjetlom i sjenom, a također je naučila osnove zanimljivih konstrukcija.

Путованье у Нижнего Новгорода

У дуго оцениваном выпуске отишао у насестой года Максим Дмитриев. Нижний Новгород postao je za njega omiljeni grad, jer se njegov kreativni talent doista očitovao tamo. Настюков же сада определенно био спреман допустити му да ради у своей трговини на истом сайму коже е дмитриев само могао санджати раний.Da bi došao do posla, morao je mnogo napora, ali ta se želja tijekom cijelog tog trenutka nije izblijedjela. Sada mu je postignut glavni cilj, a Maxim Petrovich konačno može impltirati sve ideje akumulirane tijekom dugo time.

У Нижний Новгород, Дмитриев сие састао с Карелином - узнаваем фотографом и добитником многих домашних и международных изображений. Након три года интенсивного рада у фотографического павильона ментора Максима престао е радити с ним, а саде се преселио у Нижнего Новгорода заувиек как би сураживао с юным од вызывающего студента Андрея Карелина.Млади фотографии его виртуозной техники и многих прекрасных деталей фотографии нового учителя.

У том же раздоблю люди дознао это е Максим Дмитриев на фото. Биография овог човека не открывает предыдущие фотографии, али сви знай да му се свидьела много познавателей прекрасных фотографий. У року од пэт година, остварен е други важан циль: Максим е почео радити у павильону код Карелина. Ovdje su napravljene jedinstvene fotografije, koje su iznenadile apsolutno sve mještane, kao i profesionalne fotografe из других градов.

Альбуми и фотография

Московские познаватели ликовне ума Дмитриев Максим Петрович представили су свой рад тек у дезет година. Година 1889. održana je velika izložba koja je bila posvećena obljetnici slikarstva. Овдже провинциальные фотографии прежде, чем получить хвалу от покварения явности. Točno 53 djela, izvrsno izvedeni i uzimajući u obzir svaku minucioznu detalje, napravili su izlaganje.

Изложка у Паризу, где снимается фотография затворника о графевинском послованье, кодя изазвала различается мисленя и одговорье люди, ясно это много изображений дает максимальную радость.Biografija budućih godina njegova života ne dovodi u pitanje njegovu profesionalnost.

Nakon nekog time, već je stvoren album u kojem su prikupljane slike ljudi i povrtnjaka, koje su u to vrijeme imale neuspjeh u usjevu. Uključivale su slike ljudi koji su izgladnjelo, rad liječnika, kao i ljude koji su pokušali pomoći bolesnim seljacima što je više moguće.

Nizozemska Novgorodska trkačka staza

Najinteresantnija tema za raspravu u radu Dmitrieva Maxima je niz fotografija, gdje je pokazao neke osobe koje nemaju dovoljno sredstava prežjava pre.Prolazili su kroz različite podrume, ruševine, пристаништа или смеце. Dakle, фото этого точного изображения donji sloj društva.

Критика креативности

Poput bilo koje kreativne osobe, Дмитриев Максим е slušao kritike из различных kutova. Ali ga nije spriječila da prevlada sve velike vrhove i nastavi raditi ono što mu se sviđalo. U nekim slučajevima, nezadovoljstvo, izraženo izvana, čak ga je gurnulo na nove ideje. Svaki kreator percipira kritike na različite načine, a na sreću, Maxim Petrovich, ona je otišla samo u korist.

Выше пута - это лауреат биологических фотографических изображений, коди сэ одржаваю не само у руським градусом, вечно и далеко изван граница. Društvo ga prepoznaje kao genija za tolike zasluge, ljudi su uvijek vjerovali fotografu, a mnogi od njih gotovo nikada nisu sumnjali u taj talent.

Почта рата и после года

Догады из 1917 года. Године утекали су на рад Максим Дмитриева. Fotograf je bio prisiljen prestati pucati ispred paviljona, a kasnije revolucionarne akcije potpuno su zaustavile njegovu slavu.Нет, čak i tako, Максим Петрович ипак nastavio raditi dalje s uvjerenjem u dobru budućnost.

Вечерняя защита неприятия, большие фотографии снимков из студии из разных разлога. Zbog toga je fotograf izgubio jedinu zaradu koja mu je donijela izložbe.

Максим Дмитриев прово е после года свог живота у самочи и тишины. U to vrijeme više nije bio poznat, društvo je već bilo zauzet other važnim stvarima, a fotografije nekada velikog fotografa nisu bile tako zanimljive.Сложени живот живио Дмитриев Максим Петрович. Биография фотографии позната я много людей, креативность того времени, когда это ужива сувремено дружтво много више него творчество.

Dijelite na društvenim mrežama:

Povezan

  • Советская комедия "Максим Перепелица". Glumci i uloge
  • Ravnatelj Maxim Subbotin - rijetka rupica iz Bjelorusije
  • Калганов Рустам Петрович. Биография скандалозного судионика телепроекта "Дом-2"
  • Аверин Максим: биография талентираног умжетника
  • Биография певца Максима - извлечения лирских пьес
  • Максимальное место обитания
  • Калиновиногрэлекта
  • Максимальное место для детей 4 Obitelj
  • Калиниченко Максим: biografija nogometaša
  • Козлов Максим Евгеньевич, svećenik Ruske pravoslavne crkve: biografija я fotografija
  • Водья vjenčanja - Максим Данилов
  • Glumac Максим Kostromykin: biografija, filmografija, osobni život
  • Максим Бойко: Krátká biografija я razlozi političkog neuspjeha
  • Ruski hokejski igrač Максим Чудинов: биография, спортивная игра, особенный живот
  • Максим Лыков - obećavajući ruski poker igrač
  • Chekmakevici ruski poker igrač
  • Chekmakeviči ruski 9016 Максимальный игрок 9016 Максимальный игрок 9016 Максимальный игрок 9016 Максимальный вариант биография графия руског бренда
  • Максим Максимов (ногометаш): Руски нападач литовского клуба `Атлантас`
  • Дмитрий Галкин, ребенок Максим Галкин: юмор и посао
  • Максим Лагашкин: биография, страница 163 Максима, продукция
  • , продукция 9016 у казалишту и кину, особни живот

Дмитриев Максим Петрович: биография, фотография

Дмитриев Максим Петрович (1858-1948) познать этот каоедан одних и самых красивых фотографий.Готово сви знай за ньегов рад. Максим Петрович запоминает свою активность и развитие таланта краем 19. stoljeća, в шутку, непосредственно prije Prvog svjetskog rata. Ne samo s povijesnog gledišta, nego i sa profesionalne točke gledišta, njegova osobnost je vrlo zanimljiva. Njegov slavni niz fotografija pokazuje društvene problem toga time, što je korisno informiranje za suvremeno društvo. Osim toga, ne bismo trebali zanemariti i činjenicu da su zbog svog rada službeno dokumentirani najvažniji dogaaji u Nizhni Novgorod.

Rane godine

Дмитриев Максим Петрович rođen je 1858slavna pokrajina Тамбов. Prvo školovanje koje je primio u crkvenoj školi. Treba napomenuti da je on smatrao jednim od najinteligentnijih i obećavajućih učenika. Nakon uspješne diplome župne škole, bio je prisiljen zaraditi svoj novac za kruh. Maxim je volio tkati prodati košare, što mu je donijelo osnovnu zaradu, a povremeno je pročitao himnu nad mrtvima.

Dječakova majka, naravno, htjela ga je bolježivot i želio mu dati dobru zanatsku radnju.Теперь это уложио много напора, Максим Петрович постоялйе ученик йедног тада познатог фотографии. Tako je mladić bio upoznat s rasvjetom i postao zainteresiran za njega, a također je dobio vještine za namakanje foto-ploče u посебной душичной киселини, образу, лифтинге изображения и ретуши.

наставник

Kao što je već spomenuto, Дмитриев Максим прошао реактив с профессиональным фотографом. Депутат Настюков nije bio samo profesionalac u svom poslu, već se bavio i poduzetništvom.Njegov je rad bio najčešće povezan s carskom kućom, nacionalnom arhitekturom i freskama.

Zahvaljući značajnim dostignućima mentora, mladihučenik je mogao vidjeti gravure i umjetničke albume koji su šokirali cijeli svijet. Bilo je nešto novo i neobično, nešto što ljudi prije nisu vidjeli. Sve ove fotografije uvelike su proširile poglede Maksima Petroviča i potaknule ideje da je budućni fotograf bio spreman provesti ubliskoj budućnosti.

Осим тога, у радиониц Настюкова Дмитриевтакоđер сэ састао с прекрасным градом названим Нижний Новгород.Naučio je o постоянный svih poznatih sajma, gdje se nalazio mali labratorij svog mentora.

Svaki dan je Nastyukov pohvalio svog učenikažudnja za novim znanjima i svim novim idejama. Nakon nekog timea, Dmitriev je počeo studirati u likovnoj školi gdje je uspješno savladao osnovna pravila rada svjetlom i sjenom, a također je naučila osnove zanimljivih konstrukcija.

Остров у Нижнего Новгорода

У дуго оценивани град отишао ушеснаестгодишний Максим Дмитриев. Нижний Новгород му Je postao omiljeni grad, jer se njegov stvaralački talent doista tamo očitovao.Настюков Дже Сада Био Потпуно Спреман Допустити Му да Ради у своей Раднжи на Истом Сайму о Кожем Же Дмитриев Могао Приже Само Санджати. Da bi došao na posao, morao je uložiti mnogo truda, ali ta mu se želja još uvijek nije gubila. Sada je njegov glavni cilj postignut, a Maxim Petrovich konačno može ostvariti sve ideje koje su se akumulirale dugo time.

У Нижнем Новгороду Сусрео с Дмитриев Карелин и фотографии и добитник многих домашних и международных изображений. Nakon tri godine intenzivnog rada u foto studiju mentora, Maxim je prestao raditi s njim i sada se stalno seli u Nižnji Novgorod како би сураливао с jednim od najperspektivnijih studenata Andreja Osipovića Karelina.Млади фотографии од новый учитель морао научит виртуозную технику и много мест на фотографии.

Tijekom tog pzdoblja ljudi su naučili štoPoslovni Максим Дмитриев fotograf. Биография те особе не открыта предыдущими чернилами, али сви знай да су га волжели многие любители прекрасных фотографий. Пэт година касние остварен е ньегов други важан циль: Максим е почео радити у павильону у Карелиновой. Izraene su jedinstvene fotografije koje su iznenadile apsolutno sve mještane, ali i profesionalne fotografe из других градов.

Альбуми и фотографии

Москва любители фотографии ДмитриевМаксим Петрович представляет свой рад тек након дезет година. Godine 1889. održana je velika izložba posvećena godišnjici fotografije. Ovdje je provincijski fotograf primio dosta pohvala od razmažene publike. Točno 53 djela, izvedena idealno i uzimajući u obzir svaki najmanji detalj, čine izložbu.

Изложка у Паризу, gdje je slika bila prisutnaZatvorenici na građevinskim radovima, koji su izazvali različita mišljenja i mišljenja ljudi, mnogim su fanovima svoga rada fotogravali da yeno Maxima Dmitriy fotogravali daeno.Biografija budućih godina njegova života ne sumnja u njegovu profesionalnost.

Nakon nekog time album je već stvoren, koji je prikupljao slike ljudi i vrtova koji su se osjećali u vrijeme neuspjeha usjeva. Uključivala je slike gladnih ljudi, rad liječnika, kao i ljude koji su pokušavali što više pomoći bolesnim seljacima.

Нижний Новгород skitnice

Najzanimljivija tema za raspravu udjelo Dmitriev Maxim je serija fotografija na kojima je pokazao neke osobe koje nemaju dovoljno sredstava za preživljavananan.Lutali su по различным podrumima, ruševinama, vezovima or smetlištima. Это фотографии точного изображения вашей души.

Критика креативности

Као и свака креативна особа, Максим Дмитриевслушао критике с разных стран. Ali nije ga spriječila da nadvlada sve velike visine i nastavi činiti ono što je volio. U nekim slučajevima, nezadovoljstvo izraženo izvana čak ga je gurnulo u nove ideje. Svaki kreator percipira kritiku na različite načine, i, srećom, Maximu Petrovichu, ona je samo imala koristi.

Више его нео, био, лауреат изложи фотографии, которые суете одржавалене само у руським градовима, оно ю далеким земляма. Društvo ga je prepoznalo kao genija za toliko zasluga, ljudi su uvijek vjerovali u fotografa i mnogi od njih gotovo nikad nisu sumnjali u taj talent.

Почта рата и после года

Догайи из 1917. utjecali su na rad MaximaDmitrieva. Fotograf je bio prisiljen prestati snimati izvan paviljona, a naknadne revolucionarne akcije zaustavile su njegovu slavu.Нет, unatoč tome, Максим Петрович je ipak nastavio dalje raditi s vjerom u dobru budućnost.

Теперь завршетка неприятия довольноВелики брой фотография уклонен е из студия из различных разлога. Zbog toga je fotograf izgubio jedini prihod koji mu je donio izložbu.

После дня рождения жизни Максим Дмитриевусамленость и тишина. U to vrijeme on više nije bio poznat, društvo je već bilo zauzeto other važnim stvarima, a fotografije nekada velikog fotografa nisu bile toliko zanimljive.Složeni život živio je Dmitriev Максим Петрович. Биография фотографии познатай многим людям, которые сейчас находятся в современном мире, где есть много новых людей.

Дмитриев Максим Петрович: биографии, фотоğраф

Дмитриев Максим Петрович (1858-1948) olarak bilinirEn etkili ve gelecek vadeden fotoğrafçılardan biri. Hemen hemen herkes onun işlerini biliyor. Максим Петрович, faaliyetlerine ve yetenek gelişimine 19. yüzyılın sonlarında, yani Birinci Dünya Savaşı'ndan hemen önce başladı.Sadece tarihsel бир bakış açısından değil, aynı zamanda profesyonel bakış açısından da, kişiliği oldukça ilgi çekicidir. Ünlü fotoğraf dizileri, o dönemin sosyal sorunlarına işaret ediyor, bu da modern toplum için yararlı bilgiler. Buna ek olarak, çalışmalarından dolayı, Nizhny Novgorod'daki en önemli olayların resmi olarak belgelenmiş olduğu gerçeğini de göz ardı etmemeliyiz.

Erken yıllar

Дмитриев Максим Петрович 1858 yılında doğduünlü Tambov eyaleti. Kilisede aldığı ilk eğitim.Orada en zeki ve gelecek vaat eden öğrencilerinden biri olarak kabul edildiine dikkat edilmelidir. Приход okulundan başarılı mezun olduktan sonra, ekmek için kendi parasını kazanmak zorunda kaldı. Максим, она темел казанчлары getiren sepetleri satmak için örgü yapmayı severdi ve zaman zaman ölümün ilahisini okudu.

Çocuğun annesi elbette onu daha iyi istiyordu.hayat ve ona iyi bir el işi vermek istedim. Ok çaba sarf eden Максим Петрович, o zamanın ünlü fotoğrafçılarının öğrencisi oldu.Bu yüzden genç adam aydınlatmayı tanımış ve onunla ilgilenmeye başlamış ве aynı zamanda özel nitrik asitte bir fotoğraf plakasının ıslatılması, fotoğrafların işlenmesmayırışıışıışıı

akıl hocası

Daha önce de belirttiğim gibi Дмитриев Максим geçtiprofesyonel bir fotoğrafçı ile eğitim. Депутат Настюков işinde sadece бир profesyonel değildi, aynı zamanda girişimcilikle uğraşıyordu. Eserleri çoğunlukla imparatorluk evi, ulusal mimari ve fresklerle ilişkilendirildi.

Mentorun önemli başarıları sayesinde, gençöğrenci tüm dünyayı sarsan gravürleri ve sanat albümlerini görebilirdi. Yeni ve sıra dışı bir şeydi, insanlar daha önce göremedikleri bir şeydi. Tüm bu fotoğraflar Maxim Petrovich'in bakış açısını büyük ölçüde genişletti ve gelecek fotoğrafçının yakın gelecekte uygulamaya hazır olduğu fikirlerini ortaya attı.

Ayrıca, atölyede Nastyukova DmitrievAyrıca Нижний Новгород adında güzel bir şehirle de tanıştı. Akıl hocasının küçük bir labratuvarının bulunduğu tüm ünlü fuarın varlığını öğrendi.

Ее гюн Настюков öğrencisi için övgü topladıyeni bilgi ve tüm yeni fikirler için özlem. Бир суре сонра Дмитриев, ışık ve gölge ile çalışmanın temel kurallarına başarılı bir şekilde hakim olduğu ve ilginç yapıların temellerini öğrendiği bir sanat okulunda çalışmaya.

Нижний Новгород gezisi

Uzun zamandır beklenen şehirde gittion altı yaşında Максим Дмитриев. Нижний Новгород onun için Favori bir şehir haline geldi, çünkü yaratıcı yeteneği gerçekten kendini orada gösterdi.Настюков, Дмитриев'ин sadece daha önce hayal edebilecei aynı fuarda onun dükkanında çalışmasına izin vermeye kesinlikle hazırdı. İşe gelmek için çok çaba sarf etmek zorundaydı, ancak bu süre boyunca bu arzum hala soldu. Imdi asıl hedefi başarıldı ve Максим Петрович, uzun zamandır birikmiş tüm fikirleri nihayet uygulayabilirdi.

Нижний Новгород Дмитриев иле бир арайа гельдиКарелин ünlü бир fotoğrafçı ve birçok yerel ve uluslararası serginin galibi. Mentorun fotografik pavyonunda üç yıllık youn bir çalışmadan sonra Максим онунла çalışmayı bıraktı ve şimdi Андрей Карелинъин gelecek vaat eden öğrencileriyle işbirlii Novıışmaki Nova'maki.Genç fotoğrafçı, yeni öğretmenin virtüöz tekniğini ve fotoğrafın birçok güzel detayını öğrenecekti.

Bu dönemde insanlar ne olduğunu öğrendiler.iş Максим Дмитриев fotoğrafçı. Bu adamın biyografisi pek çok gerçek ortaya çıkarmıyor, ama herkes güzel fotoğrafların birçok uzmanını sevdiğini biliyor. Beş yıl içinde ikinci önemli hedefi gerçekleştirildi: Максим, Карелин yakınlarındaki pavyonda çalışmaya başladı. Burada, tüm yerlileri ve diğer şehirlerden profesyonel fotoğrafçıları şaşırtan benzersiz fotoğraflar yapıldı.

Albümler ve fotoğraflar

Moskova fotoğraf sanatçısı Дмитриев bilenlerMaxim Petrovich çalışmalarını sadece on yıl içinde sundu. 1889'da, resmin yıldönümüne adanmış büyük bir sergi düzenlendi. Burada il fotoğrafçısı şımarık halktan çok övgü aldı. İdeal olarak yürütülen ве ее dakika ayrıntıyı göz önünde bulunduran 53 eser, bir açıklama yaptı.

Bir fotoğrafın olduğu Paris'teki sergiİnsanlardan çeşitli görüşlere ve geri bildirimlere neden olan inşaat işlerinde çalışan mahkumlar, işlerinin birçoğundufirHayatının gelecek yıllarının biyografisi, onun profesyonellikten şüphe duymasına yol açmaz.

Bir süre sonra, zaten bir albüm oluşturulduO zamanlar mahsul başarısızlığı yaşayan insanlar ve bahçeler fotoğraflarını topladı. Açlıktan insanlara, doktorların çalışmalarına ve hasta köylülere olabildiğinceardım etmeye çalışan kişileri de içeriyordu.

Нижний Новгород serseri

Tartışma için en ilginç konuDmitriyev Maxim'in yaratıcılığı, hayatta kalmak için yeterli imkânları olmayan bazı kişileri gösterdiği foirı dizi.Farklı bodrumlarda, harabelerde, iskelelerde veya çöplüklerde dolaşıyorlardı. Böylece, fotorafçı, toplumun alt katmanını doğru bir şekilde yakaladı.

Yaratıcılık eleştirisi

Herhangi bir yaratıcı kişi gibi, Dmitriev Maximçeşitli açılardan eleştiri dinledi. Ама о, bütün büyük zirvelerin üstesinden gelmesini ве sevdiği şeyi yapmaya devam etmesini engellemedi. Bazı durumlarda, dışardan dile getirilen memnuniyetsizlik, onu yeni fikirlere bile zorladı. Ее yaratıcı, eleştiriyi farklı şekillerde algılar ve neyse ki Максим Петрович, sadece yararına gitti.

Geçtiğimiz günlerde fotoğraf sergilerinden ödüle layık görüldüSadece Rus şehirlerinde değil, aynı zamanda yurt dışında da. Toplum onu ​​bir çok kişi için bir deha olarak tanıdı, insanlar her zaman bir fotorafçıya inanıyordu ve çoğu bu yetenekten neredeyse hiç şüphe duymuyordu.

Savaşın başlangıcı ve son yıllar

1917 olayları Maxim'in çalışmasını etkiledi.Dmitrieva. Fotoğrafçı, pavyonun dışında çekim yapmayı durdurmak zorunda kaldı ve sonraki devrimci eylemler, şöhretine tamamen son verdi.Ама йине де, Максим Петрович йине де йи бир гелесе олан инанчла даха да çalışmaya девам этти.

Düşmanlıkların bitiminden sonra bile, çeşitli nedenlerle stüdyodan çok sayıda fotoğraf çıkarıldı. Bu nedenle, fotorafçı, kendisine sergileri getiren tek kazancı kaybetti.

Hayatının son yılları Максим Дмитриев geçirdiyalnızlık ve sessionsizlik. O zamanlar artık bilinmese de, toplum zaten başka önemli konularla meşguldü ve bir zamanlar büyük fotoğrafçıların fotorafları o kadar da ilginç değildi.Karmaşık bir hayat Дмитриев Максим Петровичи Яшады. Fotoğrafçının biyografisi pek çok insana hitap ediyor ve o zamanın yaratıcılığı, современный toplumu güncel yaratımlardan çok daha fazla seviyor.

.
Максим петрович дмитриев: Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх