Роверси: Фотопортреты Паоло Роверси • Интерьер+Дизайн

Содержание

МАММ открывают новую выставку «Календарь Pirelli 2020» Паоло Роверси

МАММ продолжает Фотобиеннале 2020, объединенную темой «Бег времени», выставкой 47-го выпуска фотокалендаря итальянской компании «Пирелли» — он издается с 1964 года. К работе над календарем привлекаются лучшие фотографы, модели и актрисы, а приобрести издание можно разве что на аукционе. Впервые за полувековую историю проекта автором выпуска 2020 года стал итальянский фотограф — Паоло Роверси. МАММ уже показывали его работы на Фотобиеннале 2010 и биеннале «Мода и стиль в фотографии 2015».

По иронии судьбы концепция календаря Pirelli этого года — съемки проходили в 2019-м — связана с известной трагедией Уильяма Шекспира о любви юноши и девушки из двух враждующих итальянских родов. Однако на 58 фотографиях календаря не найти ни одного Ромео. «Здесь только Джульетты, появившиеся на кастинге, ответившие на вопросы и представившие собственную версию персонажа, чтобы затем реконструировать в своем образе отрывок из трагедии», — ранее поделился с Vogue Роверси, говоря об источниках вдохновения.

Клэр Фой. Календарь Pirelli 2020. Паоло Роверси. «В поисках Джульетты»

Героинями 58 цветных и черно-белых фотографий стали звезды современного кино, музыки и искусства: Клэр Фой, Эмма Уотсон, Кристен Стюарт, Миа Гот, Крис Ли, девушка-трансгендер Индия Мур, певица Росалия, Стелла Роверси (дочь Паоло) и Яра Шахиди. «Я искал чистую душу, полную невинности, силы, красоты, нежности и смелости. Я увидел ее в глазах, жестах и словах Эммы и Яры, Индии и Мии, в улыбках и слезах Кристен и Клэр, в голосах и песнях Крис и Росалии и в невинности Стеллы. Потому что в каждой женщине скрыта Джульетта, и я никогда не перестану ее искать», — говорит Паоло Роверси.

Индия Мур. Календарь Pirelli 2020. Паоло Роверси. «В поисках Джульетты»

Яра Шахиди. Календарь Pirelli 2020. Паоло Роверси. «В поисках Джульетты»

Кристен Стюарт. Календарь Pirelli 2020. Паоло Роверси. «В поисках Джульетты»

Девушки не только приняли участие в съемке, но и поделились своими размышлениями об образе Джульетты.

Поэтому на 132 страницах календаря оказались и выдержки из пьесы (некоторые с пометками героинь), и рисунки, посвященные шекспировской деве. Кроме того, в календаре можно увидеть и отдельные кадры Вероны — Роверси снимал проект там и в Париже. А на обложку наряду с датами рождения Джульетты, ее встречи с Ромео, их свадьбы попали и даты рождения героинь 47-го выпуска.

Выставка «В поисках Джульетты. Календарь Pirelli 2020» пройдет в Мультимедиа Арт Музее в Москве с 29 октября по 21 февраля 2021 года.

Верона. Календарь Pirelli 2020. Паоло Роверси. «В поисках Джульетты»

Paolo Roversi - Школа стильных образов и идей — LiveJournal

Паоло Роверси - фотограф модный и успешный, его работы не оставят равнодушным никого. Его основной интерес - это человек с его душой. Это видно по фотографиям, ведь на каждой главное - это лицо и то, что оно выражает.  Любая фотография Роверси рассказывает какую-то историю. В них не просто красивая одежда, грамотно подобранный макияж и прическа, а в них есть образ, стиль, а главное глубина.

  
Сюжетные съемки похожи на кадры из кино.


В каждой его фотографии есть тайна, которую хочется разгадать.


 
И чем лица более странные и нестандартные, тем больше они привлекают фотографа и тем прекраснее ему кажутся.
 
 
 

В мире моды Паоло Роверси известен, как личность загадочная и недосягаемая. Говорят, что самые известные журналы обращаются к нему за его фирменным почерком, но каков же он, этот почерк? Думаю главная его особенность - это неповторимые образы.

 

На сегодняшний день Паоло Роверси является одним из самых востребованных фешн-фотографов планеты. 


Паоло Роверси родился в Равенне в1947 году. Его увлечение фотографией появилось еще в детстве, во время путешествия в Испанию. И сразу после возвращения продолжил освоение мастерства фотографии, оборудовав фотолабораторию в подвале своего дома и беря уроки у местного профессионала.   

  
В 1970 году молодой Паоло Роверси уже был хорошим портретистом. В 1971 году в Равенне состоялось знаковое событие в его жизни – встреча с легендарным редактором журнала Elle Питером Кнаппом. Осенью 73-го по его приглашению Роверси отправляется в Париж, и навсегда останется там. 
 
 

В начале своей карьеры он занимался фотожурналистикой, но узнав творчество таких гениев фотографии, как Ньютон, Пенн, Аведон, он избрал новый путь, проникнув в  фэшн-жанр. 
    

 
Но не достаточно одного лишь желания, чтобы постичь что-то новое. В 26 лет он начинает учиться и идет в помощники к английскому фотографу Лоренсу Секманну, сложный характер которого никто не выдерживал больше недели. А Роверси был с ним до последнего дня. Секманн научил Паоло самому главному: "Статичной должна быть только камера, но не сам фотограф". Именно это главная идея каждого художника - необходимо постоянно придумывать что-то новое, поскольку копии никому не интересны, – они всегда хуже оригиналов.  
После смерти Лоренса Секманна Паоло начинает сольную карьеру модного фотографа и работает на Elle, Depeche Mode и Marie Claire. Всемирная известность к Роверси приходит в 1980 году, после большого контракта с Кристиан Диор. Тогда фотограф впервые применил съемку на Polaroid, получая снимки 8”х10”. Эти фотографии с непредсказуемой цветопередачей становятся фирменным знаком Роверси, который будет приносить ему славу многие годы. 



 
 Но, как говорит сам мастер, его секрет заключается не столько в технике, сколько в объектах съемки. Роверси, в первую очередь, ищет в своих моделях выразительность и внутреннее содержание. Иногда из трехсот моделей, пришедших к нему на кастинг, фотограф не останавливается ни на ком. Он не считает, что от фотографа зависит все. Многое, как он говорит, уже содержится в самой модели, если ее внешность проходит его «цензуру». 
 
 

На снимках, сделанных Паоло Роверси практически отсутствуют улыбающиеся лица. У них даже нет намека на улыбку, и все же они прекрасны. Мир, созданный Роверси, кажется таким тонким и хрупким, что создается впечатление, будто они могут исчезнуть от малейшего дуновения.

   
Как бы то ни было, фотографии Роверси всегда интересовали самые популярные журналы, среди которых такие, как Vogue, ID, New York Times Magazine, W Magazine и это далеко не полный список, не считая огромного количества рекламных компаний именитых домов моды и брендов одежды, которые он отснял.  
 
  
На протяжении последних 25-и лет Паоло Роверси практически не покидает своей студии, хотя однажды он совершил путешествие по Индии и Йемену, где отснял много материала. Книги с портретами, сделанными в этой экспедиции, вышли под названиями Al Moukalla и ANGELI. В 2005 году в честь ознаменования четверти века отданного фотографии, Роверси выпустил фотокнигу «Студия». 

 Паоло Роверси

Материалы взяты с сайтов:
http://www.creativestudio.ru
http://fashiony.ru/
http://www.mdf.ru/
http://www.ladiesjournal. ru/ 

Фотошкола Университета Альтшу | Паоло Роверси фотограф

Юлия Таболова «Фотограф Паоло Роверси»

Паоло Роверси — широко известный фэшн-фотограф итальянского происхождения, работающий и по сей день с известными журналами и рекламными кампаниями.

 

Сам фотограф старается находиться в тени своей славы и информацию приходится собирать по крупицам из всевозможных интервью и статей. Он узнаваем своим творческим стилем, индивидуальным почерком и его произведения сами говорят за него.

Работы наполнены изяществом, образы его моделей воздушны и загадочны. В них хочется вглядываться и рассматривать вновь и вновь, будто бы пытаясь разгадать загадку, которую он в них вкладывает. Кажется, что у его фотографий есть душа, что-то хрупкое и неуловимое, завораживающее, приковывающее взгляд.

Техника исполнения работ Паоло Роверси основывается на использовании довольно длинных выдержек, он редко снимает с выдержкой меньше, чем четверть секунды. Именно длинные выдержки, по словам Паоло Роверси, придают снимкам глубину и эмоциональность. Любит работать с естественным освещением. И даже находясь в  студии с осветительными приборами,  он старается представить, как бы это выглядело, если бы источником света оказалось солнце. Его цель — создавать новые, необычные кадры.

Роверси не особо зациклен на каких-то определенных схемах света, считая это скучным и не интересным. Он с легкостью может начать работу, просто включив оборудование, оставшееся расставленным ассистентом со вчерашнего дня, тем самым все время экспериментируя. В начале своего творческого пути он очень любил подчеркивать схемы света (которым научился у британского фотографа Лоуренса Сэкманна), но с годами к нему приходит понимание, что свет не главное, главное показать модель, подчеркнуть ее достоинства и передать художественный замысел, свет же при этом должен оставаться незаметным.

Также меняется представление о жесткости света. На начальном этапе ему интересны портреты с жестким светом, со временем и накоплением опыта, портреты преимущественно имеют мягкое освещение. В качестве основного цвета Роверси использует, как правило, черный цвет.

Так же применяет технику «световая кисть» и пишет светом в темноте по черному фону, используя свой знаменитый фонарик. Именно такая техника придает его работам мистический, загадочный, таинственный характер.

Тщательно обыгрывает цветовые решения снимка, что придает ему завершенный, глубокий и насыщенный вид. Приоритетный жанр — портретная съемка. Считает, что каждая фотография независимо от сюжета и объекта являются портретом.

Его творчество окружено и тесно переплетается с красотой и нежностью. Чрезвычайно тщательно подбирает модель. Она должна обладать внутренним содержанием и силой. Модель должна излучать одухотворенный и выразительный взгляд, так как главный акцент  в своих работах Роверси делает на глаза.

Порой из огромного количества претенденток, он не выбирает ни одной. Паоло Роверси всегда считал, что энергетику образа задает модель и именно от нее зависит результат, нежели от фотографа.

Фотография для Роверси до сих пор является неразгаданной и неизученной до конца темой. Он постоянно экспериментирует, учится и узнает что то новое. За это он и любит это творчество.

Паоло Роверси так же издает книгу, где подробно рассказывает о своем рабочем месте, оборудовании и инструментах, которые он использует в своей работе. Книга содержит иллюстрации его портретных работ. С помощью этой книги, можно детально ознакомиться с его творчеством, насладиться и вдохновиться идеями.

 

 

 

 

Модный фотограф Паоло Роверси

Модный фотограф Паоло Роверси (Paolo Roversi) – довольно загадочная и скрытая личность, поэтому информацию о нем и его подходе к творчеству собирать в прессе приходится буквально по крупицам. Его фотографии регулярно появляются на обложках всемирно известных глянцевых изданий, ему доверяют съемки рекламных кампаний для именитых домов моды и различных брендов. Такой популярности в мире модной фотографии Паоло Роверси обязан своему фирменному почерку с изящными портретами и неординарным подходом к создаваемым образам топ-моделей. Фотографии мастера порой удивляют даже его самого («они никогда не бывают такими, какими я их задумал»). Его отличает удивительное умение превращать казалось быобычные вещи в совершенно неординарные. Многие сравнивают фотографии Паоло Роверси с художественными работами самого Рафаэля.

Будущий именитый фотограф родился в 1947 году в итальянском городке Равенна. Интерес к фотографии проявился у него в подростковом возрасте, когда Паоло отправился вместе со своими родителями на отдых в Испанию. Именно там он загорелся страстью к фотосъемке. И по возвращении домой Роверси вместе со своим приятелем Батиста Мингуцци организовал небольшую фотолабораторию в подвале собственного дома. Большую часть своего времени он проводил в этой импровизированной студии.

Но научиться первым навыкам и техническим аспектам фотосъемки молодому человеку помогло случайное знакомство с местным фотографом Невио Натали, который давал Паоло ценные советы. В собственной фотолаборатории Роверси быстро обучился тому, как проявлять фотографические материалы и печатать свои черно-белые снимки.

С двадцатилетнего возраста Паоло начал работать фоторепортером для различных газетных изданий. В результате, в 1970 году его приглашают на работу в агентство «Associated Press», которое тут же поручило начинающему фотографу первое ответственное задание – снять фотографии с похорон известного американского поэта Эзры Паунда в Венеции. В это же самое время вместе со своим другом Джианкарло Граматиери Роверси открывает собственную фотографическую студию в родном городе и начинает заниматься портретными съемками.

В его студию с удовольствием ходят фотографироваться местные знаменитости со своими семьями. Постепенно он все больше и больше отходит от фоторепортажа и концентрируется на портретных работах. В Равенне Паоло вскоре встретил арт-директора журнала Elle Питера Кнаппа (в то время он был известен и как серьезный фотограф моды), который приглашает талантливого фотографа попробовать свои силы в Париже. Это знакомство во многом оказалось судьбоносным, и уже в 1973 году Роверси переехал в Париж, где продолжает жить и плодотворно работать вплоть до сегодняшнего дня.

Поначалу в столице мировой моды Паоло Роверси работал простым фоторепортером в агентстве Huppert. Но постепенно он оброс полезными связями и начал приближаться к миру модной фотографии. Нужно сказать, что в тот момент молодой человек еще мало представлял себе, чем же является fashion-фотография в действительности, и грезил скорее о карьере фотожурналиста. Однако он стал изучать работы таких признанных мастеров модной съемки, как Ричард Аведон, Ирвин Пенн, Хельмут Ньютон и Ги Бурден, проникаясь возможностями этого фотографического жанра.

Паоло прекрасно осознавал, что для того, чтобы стать по-настоящему успешным модным фотографом необходимы куда более серьезные знания. Поэтому в 1974 году он устроился помощником к британскому фотографу Лоуренсу Сэкманну, хорошо известного в определенных кругах своим требовательным и тяжелым характером. Многие прежние ассистенты Сэкманна не выдерживали и недели работы с ним. Роверси же удалось проработать у британского фотографа целых девять месяцев. За это время он успел впитать в себя бесценный опыт старшего коллеги.

Именно Лоуренс Сэкманн сыграл главную роль в становлении Роверси как модного фотографа. Сэкманн неоднократно повторял своему ассистенту: «Твоя камера неподвижно закреплена на штативе, но твои глаза, мысли и воображение должны быть свободными». Другими словами, если фотокамера при съемке должна быть статичной, то фотограф — ни в коем случае. Роверси очень хорошо усвоил этот основополагающий принцип. Это вечное стремление к поиску неординарных решений, к придумыванию чего-то нового стало ключевым в дальнейшем развитии Паоло как фотографа моды.

Спустя девять месяцев талантливый итальянский фотограф начинает работать уже самостоятельно, получая небольшие заказы от таких журналов, как Elle и Depeche Mode. Настоящий успех пришел к Роверси в 1980 году, когда он подписал контракт с домом моды Christian Dior. Тогда он впервые в профессиональной модной съемке начал применять моментальные снимки от Polaroid форматом 8 на 10 дюймов. Наиболее подходящие кадры сканировались, и их можно было напечатать размером в стену многоэтажного дома.

Преимущество моментальных снимков Polaroid заключалось в том, что они давали особенно непредсказуемое сочетание цветов, контраста и текстур, которое трудно было получить в традиционной пленочной фотографии. Кроме того, здесь не существовало какого-либо обмана – изображение, формирующееся в камере, тут же появляется таким какое оно есть. Эта техника моментальной съемки стало впоследствии фирменной «фишкой» Паоло Роверси.

В самом начале 80-х годов, когда к Роверси пришли первые серьезные успехи, еще не существовало модной фотографии в том виде, какой мы ее знаем сейчас. А по-настоящему профессиональных модных фотографов в этой индустрии насчитывалось буквально единицы. На страницах журналов господствовали фотоснимки моды с несколько перенасыщенными цветами, с использованием огромного количества драгоценных металлов и украшений, без какой-либо идеи.

По мнению же Паоло Роверси, «Мода — это не сумма вещей, составляющих коллекцию. Мода — она о женщине как об идее. Дизайнер, работая над очередным платьем, видит перед собой эту идею. Часто ее трудно объяснить словами. Задача фотографа — считать этот код и передать посредством изображения». Под влиянием творчества Паоло и других талантливых фотографов того времени модная фотография начала стремительно меняться.

Техника фотосъемки от Паоло Роверси предполагает использование довольно больших выдержек – он очень редко снимает с выдержкой меньше, чем четверть секунды. По мнению мастера, съемка с длительной выдержкой, когда объектив фотоаппарата остается открытым даже более минуты, обеспечивает получение более глубоких и эмоциональных фотографий.

Второй важный момент – использование черного цвета в фотосъемке в качестве основного. Роверси в своих работах постоянно применяет своеобразную «световую кисть» и пишет светом по черному фону. Он считает, что тьма и черный цвет имеют огромное значение в фотографии.

Здесь отчасти проявляется его мистический и духовный подход к фотографии: «Я люблю тайны и иногда люблю затеряться среди неизвестности. Со мной это часто случается на пути к красоте, когда я не очень понимаю, в какую сторону двигаться, и чем дальше проникает мой взгляд, тем гуще становится тайна. Фотография стремится за пределы реальности и иллюзии. Она прикасается к иной жизни, к иному измерению, выявляя не только то, что есть, но и то, чего нет. Каждая фотография — это встреча, это личная и взаимная исповедь. Я люблю долгие выдержки, дающие душе время, чтобы показаться и позволить выразиться случаю».

Помимо игры света и тени, Роверси старается сделать так, чтобы как можно лучше обыграть какой-либо цветовой оттенок в фотоснимке и сделать его наиболее красивым. Благодаря этому его работы всегда получаются очень глубокими, насыщенными и буквально проникнутыми нежностью и изяществом.

Еще одна особенность фотографического стиля Паоло заключается в том, что при фотографировании моды он использует только портретную съемку, то есть каждая его фотография, независимо от сюжета и объекта съемки – это портрет. В своих работах он пытается абстрагировать зрителя от мелочей и сделать так, чтобы их взгляд сфокусировался только на модели.

Несмотря на то, что модели на снимках Роверси никогда не улыбаются, они всегда выглядят прекрасно и привлекательно. В первую очередь, благодаря тому тонкому и хрупкому миру, который фотограф умело создает в каждом своем изображении. Интересно, что Паоло часто использует при съемке фотоаппараты довольно редких для наших дней моделей, вроде Deardoff, Leica и Rollei, отличающиеся превосходной детализацией.

Процесс модной фотосъемки Паоло Роверси описывает следующим образом: «Как правило, каждый кадр снимается на очень длинной выдержке, иногда объектив остается открытым целую минуту. Модель сохраняет все это время статичную позу. Когда открывается объектив, срабатывает вспышка. Потом студия погружается в темноту, и я начинаю вручную рисовать свет в кадре. Это целый обряд. Танцую вокруг модели, рисуя цветовые и световые пятна с помощью специальных цветных фонарей, похожих на реквизит к спектаклю по детской сказке. Фототанец длится, пока открыт объектив, от 15 до 40 секунд».

По мнению мастера, в успехе модной фотографии важную роль играет не только фотограф, его талант и собственное видение, но и объект съемки, то есть выразительность модели («серая мышь – так и останется серой мышью»).

Еще в 1981 году Роверси открыл свою фотографическую студию на улице Паула Форта в Париже, которую он практически не покидает в течение последних тридцати лет. Именно там он отснял большое количество своих самых знаменитых фоторабот. Студия – важная составляющая его творчества: «моя студия похожа на небольшой театрик с пустой сценой: пространство здесь еще нужно заполнить, время заново придумать; это сцена, где все возможно, где все хитрости разрешены, где не существует ни времён года, ни дней, ни часов. Здесь исчезают границы между жизнью и ее имитацией, между реальностью и вымыслом, и, как в любом искусстве, здесь самая бесстыжая ложь может превратиться в самую удивительную и очаровательную правду».

За все эти годы он на длительное время покидал студию только ради путешествия по Индии и Йемену. В 1993 году увидел в свет его выставочный каталог под названием «Angeli», куда вошли многие его работы, сделанные во время этих поездок.

В настоящее время Паоло Роверси продолжает сотрудничать с популярными журналами и домами мод, оставаясь одним из самых востребованных fashion-фотографов в мире. В 2005 году была опубликована его книга «Studio», в которой было собрано около сотни лучших фоторабот за последние двадцать пять лет его творчества. Роверси называет эту книгу настоящим дневником своей жизни.

 Источник: Фотокомок.ру

Легендарные фэшн-фотографы. Паоло Роверси | F/64. Журнал о Фотографии, Визуальной культуре и Моде

Паоло Роверси известен своими воздушными и изящными портретами. Его работы висят в музеях и украшают обложки журналов Vogue, Elle и Marie Claire и скорее напоминают старинные изображение, сделанные в начале XX века, когда фотография только набирала популярность. И лишь его хрупкие модели, одетые в шикарные наряды Christian Dior, Givenchy и Yeves Saint Laurent возвращают нас в наши дни. Его необычные изображения, нежные и в тоже время глубокие и насыщенные, сделали его настоящей иконой мира фотографии.

[masterslider id=»112″]

Паоло Роверси родился в 1947 году в небольшом итальянском городке Равенна. Будущему мэтру фотографии было всего 17 лет, когда он увлекся фотографией во время своего отдыха с родителями в Испании. По приезду домой вместе со своим другом, местным почтальоном Батиста Мингуцци, который так же был увлечен фотографией, они организовывают в старом винном погребе небольшую фотолабораторию, где он проявлял пленку и печатал свои первые черно-белые снимки. Свои первые уроки фотомастерства Роверси брал у местного фотографа Невио Натали, в студии которого он проводил все свое свободное время.

В 1970 году Роверси стал сотрудничать с агентством «Associated Press», где первым его заданием стала съемка похорон американского поэта Эзры Паунда в Венеции. В том же году вместе со своим другом Жанкарло Грамантьери Роверси открывает в своем родном городе первую фотостудию, где начинает снимать местных знаменитостей вместе с их семьями.

В 1971 году произошла изменившая всю его жизнь встреча с Питером Кнаппом (Peter Knapp), легендарным редактором журнала Elle и весьма уважаемым модным фотографом, по приглашению которого осенью 1973 года он навсегда перехал в Париж. В Париже он начинает работать для агентства «Huppert», но постепенно благодаря новым знакомствам и связям, начинает заниматься модной фотографией. На тот момент он пока мало что знал о фэшн-съемке, но позже стал открывать для себя «сильные и в то же время утонченные» работы Аведона, Пенна, Ньютона, Бурдена и многих других фотографов. Как вспоминает сам Роверси, когда он только начинал свою карьеру, модных фотографов было очень мало, поэтому ему не составило особого труда стать одним из них.

В 1974 году Роверси становится ассистентом британского фотографа Лоуренса Сэкманна (Lawrence Sackman), который был известен своим тяжелым и очень непростым характером, большинство ассистентов которого не выдерживало с ним и недели. Роверси продержался у него целых 9 месяцев, говоря, что именно у него он получил те самые знания, благодаря которым он стал профессиональным фотографом. После смерти Сэкманна Роверси начал собственную карьеру модного фотографа, работая для журналов Elle, Depeche Mode и Marie Claire.

«Я так гордился своей первой публикацией в Marie Claire — вспоминает фотограф. Я купил сразу несколько номеров журнала. Из одного я очень аккуратно вырезал страницы, чтобы вставить в свое портфолио, а остальные журналы я разослал всем своим родным и друзьям. Спустя две недели я зашел на рынок и увидел, что страницы с моими фотографиями использовали для заворачивания рыбы. Знаете, это было словно пощечина. В другой раз я видел одну даму, читающую этот журнал. Она читала очень внимательно, аккуратно перелистывая и подолгу изучая каждую страницу. Но когда она дошла до моей съемки она пролистала ее с таким равнодушным лицом, словно на них не было ничего особенного, достойного ее внимания. Как раз в тот момент я понял, что невозможно понравится абсолютно всем».

 

Всемирная известность к Роверси приходит в 1980 году, после подписания им контракта с Christian Dior. Тогда же фотограф и провел свою первую съемку на только что вышедшую камеру Polaroid, делавшую снимки 8х10. Он был настолько очарован этими фотографиями, с их непредсказуемым сочетанием цветов, контрастом и текстурами, что продолжил и дальше свои эксперименты, вследствие чего именно эта техника моентальной фотографии стала его визитной карточкой.

Всю свою жизнь Роверси предпочитает снимать в студии. В первые годы его жизни в Париже студией ему служила комната в его собственной квартире. Но в 1981 году он открывает студию на улице Paul Ford, 9, которая существует и по сей день. Техника съемки Паоло Роверси основывается на длинных выдержках, которые порой могут длиться целую минуту и на технике «световой кисти», причем его моделям все время приходится сохранять статичную позу. Фотограф признается, что даже сам не в состоянии объяснить тот факт, что с более длинной выдержкой снимки становятся гораздо глубже, она словно «дает время раскрыться душе». Он предпочитает снимать на редкие камеры Deardoff, Leica и Rollei, которые позволяют делать снимки с великолепной проработкой деталей, разрешения которых хватает, чтобы сделать огромный плакат размером с жилой дом. Но для самого фотографа весь секрет заключается не столько в технике, сколько в работе с моделью. В своих моделях Роверси в первую очередь ищет внутренне содержание и выразительность. «Самое главное — говорит фотограф — чтобы глаза модели не были пустыми. Это всё миф, что прославленный фотограф, сделает вам из некрасивой и совершенно пустой девушки прекрасную нимфу эпохи Возрождения. Серая мышь и на пленке останется серой мышью».

Вы редко работаете с импульсным светом, предпочитая постоянный свет и естественное освещение. Почему?

Мой любимый и основной жанр — портретная фотография. Даже ню-съемки я осмысляю как портреты. Основная часть любого портрета — это глаза и взгляд модели. Естественный свет, а также источники искусственного постоянного освещения позволяют использовать длинные выдержки. Мне сложно объяснить с технической точки зрения, почему портреты, снятые с длинной выдержкой, выглядят естественнее, глубже и трогательнее — но это, несомненно, так. Я пришел к этому выводу, изучая старые фотографии — фотографы того времени были просто вынуждены использовать длинные выдержки в силу технических ограничений.

Какими источниками света Вы пользуетесь?

В основном я использую естественный свет и источники постоянного освещения. Моя находка — использование фонарика MagLite.

А какой из них — Ваш любимый?

Основа основ — естественное, дневное освещение. Если свет — это жизнь, то солнце — главный источник этой жизни. Поэтому, когда речь идет о свете, на ум мне всегда приходит солнце. Когда я снимаю с естественным освещением, я всегда задумываюсь о том, какую долгую дорогу проделал свет, падающий на мою модель.

Много лет назад, когда фотография только зарождалась, один из первых фотомастеров, Надар, сказал: «Вы можете постигнуть искусство освещения, но научить чувствовать свет невозможно». Освещение — это вопрос не техники, а, в первую очередь, ощущения. Даже если кажется, что в данной конкретной ситуации работать со светом несложно, в игру вступает огромное количество факторов: где расположена камера и модель, что находится на переднем или заднем плане, как падают лучи солнца, какая на небе облачность и так далее. Конечно, можно в любой момент использовать искусственные источники освещения, но передать то чувство, то ощущение, что несет естественный свет — задача непростая.

Как менялось Ваше отношение к искусству управления светом с течением карьеры?

В начале работы освещение на моих снимках очень сильно отличалось от нынешнего — оно было очень жестким. Тогда, работая со светом, я чувствовал себя не слишком уверенно и очень много времени посвящал его постановке — можно сказать, наша связь только зарождалась. Сейчас мы гораздо лучше знаем друг друга и работать стало гораздо проще.

Раньше я, как и многие молодые фотографы, старался показать, как искусно я умею работать со светом — в этом был элемент хвастовства. Сейчас я стал гораздо более скромен и не делаю акцента на освещении. На первый план выходит модель, а все остальное, включая освещение, лишь дополняет ее.

Это сильно поменяло Ваш подход к работе со светом?

Я стараюсь мыслить свежо и спонтанно, работать максимально свободно. Когда я утром прихожу в студию, то часто вижу осветительные приборы, расставленные в случайном порядке — так, как мой ассистент оставил их накануне. Я могу просто включить оборудование и, ничего не меняя, начать снимать. Шанс сделать что-то новое очень много для меня значит.

Опишите свою последовательность постановки света.
При работе в студии всегда следует начинать с основного источника — для меня это всегда солнце, даже если я работаю с лампами накаливания или прожекторами. Первым делом я пытаюсь понять, как будет выглядеть моя модель при освещении солнцем — оценить угол, под которым падает свет, его яркость, направление, расположение теней. Только после этого я могу приступить к работе со светотеневым рисунком, добавить какие-то отражения или дополнительные источники света.

А как насчет Вашего знаменитого фонарика?

Работая с фонарем, я полностью отказываюсь от других источников света и двигаюсь в темноте. Важно продумывать, как долго будет освещаться та или иная часть тела модели. Точность движений фонарем тоже очень важна — от нее напрямую зависит качество светотеневого рисунка.

Это в чем-то сродни рисованию карандашом. Писатель, художник или композитор наполняет каким-то смыслом белое полотно. Для меня же фотография — это черное полотно, на котором я пишу светом — в том числе с помощью фонарика.

Некоторые фотографы называют световые схемы, выстроенные на основе использования фонарика, «схемами Роверси». Как Вы пришли к этой технике освещения?

Вся информация о фотографии уже изучена и систематизирована. Думаю, «моя» техника съемки до сих пор не нашла применение в фэшн-фотографии из-за того, что модель не должна двигаться долгое время — ведь используется длинная выдержка. Это непросто, соглашусь, но я использую пленку Polaroid, которая отлично подходит моему стилю работы. Я сразу же вижу результат. Самое сложное здесь — правильно рассчитать экспозицию, сколько света попадет на модель. Нужно двигать фонарик очень быстро, и результат оказывается непредсказуемым — именно за это я и люблю эту технику.

Вы довольно импульсивны в выборе освещения. Случается ли такое, что у Вас не оказывается под рукой необходимого оборудования?

У меня достаточно оборудования для любой задумки. Стиль моей работы не определяется тем, с помощью чего я работаю, я могу творить с помощью любого инструмента. Существует множество световых схем, я лишь выбираю ту, которую подсказывает мне моё сердце.

Даже сейчас Вы преимущественно снимаете на пленку Polaroid?

Да, большую часть времени.

Вы снимаете только на широкоформатные камеры?

В основном я снимаю на камеры формата 8х10 дюймов. Именно поэтому я работаю с выдержками от одной до тридцати секунд. Это ограничение для меня не особенно важно — я редко использую выдержки короче четверти секунды.

Мне, в общем-то, неважно, чем именно фотографировать. У меня нет предвзятого отношения к технике, я могу использовать и камеры другого формата. Всё зависит от задачи. Я могу два или три раза за фотосессию сменить камеру, пока не найду ту, что мне больше всего подходит. Я беру в руки камеру формата 8х10 — и вот уже два часа спустя я снимаю на Leica или Linhof. Иногда я работаю с Rolleiflex формата 6х6 или Alpa формата 6х9. Еще мне очень нравится маленький PolaroidSX-70 и пластиковые Holga. Выбор техники очень субъективен и произволен!

Я меняю камеры с той же целью, что меняю приправы в салате — никто не хочет каждый день питаться одним и тем же. Но моя любимица — старая Deardorff формата 8х10. Когда она у меня в руках — я чувствую себя как дома, просто и легко.

Вам нравится мягкий или жесткий свет?

Сейчас я предпочитаю мягкое и рассеянное освещение.

Паоло Роверси

София Полещук

Итальянский фотограф Паоло Роверси известен всему миру по своим съемкам для крупнейших домов моды, брендов одежды и таких именитых журналов, как Vogue, ID, New York Times Magazine и др.

 Более того, он является одним из самых востребованных фотографов планеты. Паоло снимает в свое удовольствие, с любовью, за что его называют современным Рафаэлем.

Роверси родился в 1947 году в Италии в городе Равенна, на севере Аппенинского полуострова. Уже в детстве он начал увлекаться фотографией и при любой возможности снимал.

Свои первые уроки фотоискусства Роверси получил у местного итальянского фотографа, проводя в его студии все свободное время. За время обучения Паоло стал отлично снимать портреты, на чем начал специализироваться, но позже, и что дало ему большие перспективы на будущее.

В 1971 году его жизнь переворачивается - он знакомится с такой легендарной личностью, как редактор журнала Elle, Питером Кнаппом. Вскоре, от Кнаппа приходит приглашение жить и работать в Париже, на что Роверси охотно соглашается и навсегда уезжает из Италии.



В Париже молодой фотограф сначала занимается фотожурналистикой, но вскоре начинает увлекаться фэшн-съемкой, которой по сей день и занимается.
Всемирная известность приходит к Паоло в 1980 году, когда он подписывает контракт с Кристиан Диор. В то время он беспрерывно снимает на фотокамеру Polaroid. Эти фото с потрясающими, порой непонятными и сложными цветами, становятся его фирменным знаком и приносят ему большую славу.


Модели на его снимках естественны, серьезны и в то же время выразительны. По словам Паоло, он не прибегает к различным фотообработкам, а потрясающего эффекта достигает путем направления света, грамотного его расположения. «Нужно научиться говорить со светом, как с другом…. Говорите, и он обязательно ответит вам!» - учит сам фотохудожник.
Также Роверси не считает, что от фотографа зависит все. Он говорит, что многое уже заложено в самой модели, если ее внешность проходит его «цензуру». И еще стоит заметить, что на снимках, сделанных фотографом, почти всегда отсутствует улыбка, но в то же время они прекрасны, выразительны и от этого загадочны.



Великий фотограф очень тепло отзывается о своей студии, он говорит о ней как о ком-то живом, близком ему: «Моя студия – это четырехугольная комната с высокими потолками, старым деревянным полом и большим окном, выходящим на север. Она похожа на небольшой театрик с пустой сценой: пространство здесь еще нужно заполнить, время заново придумать, это сцена, где все возможно, где все хитрости разрешены, где не существует ни времен года, ни дней, ни часов. Здесь исчезают границы между жизнью и ее имитацией, между реальностью и вымыслом, и, как в любом искусстве, здесь самая бесстыжая ложь может превратиться в самую удивительную и очаровательную правду. Мебель – непритязательная: две табуретки, ковер, несколько стульев, две или три лампы и старое одеяло – мой самый любимый задник. Оно может стать стеной, дорогой, полем, небом, ночью, страхом, ветром… экраном для мечтаний. Студия существует не только в этой комнате, она намного шире, чем просто место работы или инструмент, это, прежде всего чувство, состояние души.

Студия везде. Она часть меня самого. У меня весьма мистический и духовный подход к фотографии. Я не могу его объяснить, да и не чувствую в этом нужды. Я люблю тайны и иногда люблю затеряться среди неизвестности. Со мной это часто случается на пути к красоте, когда я не очень понимаю, в какую сторону двигаться, и чем дальше проникает мой взгляд, тем гуще становится тайна. Фотография стремится за пределы реальности и иллюзии. Она прикасается к иной жизни, к иному измерению, выявляя не только то, что есть, но и то, чего нет. Каждая фотография – это встреча, это личная и взаимная исповедь.

Я люблю долгие выдержки, дающие душе время, чтобы показаться и позволить выразиться случаю. Мои фотографии всегда меня удивляют; они никогда не бывают такими, какими я их задумал. Каждая фотография приходит в мир как знак надежды. Сейчас поздно, очень поздно.

Все ушли, и наступила странная тишина. Я брожу без цели по своей студии, пытаясь, навести хоть какой-то порядок в своих мыслях и обстановке, но естественный и неуловимый хаос берет верх. Я надеваю пиджак, тушу свет и закрываю дверь. Но куда девается свет? Молчание… Тьма – это молчание света».

На сегодняшний день у Паоло вышло три книги с фотографиями. Две первые книги – «Al Moukalla» и «ANGELI», изданы после увлекательнейшего путешествия по Индии и Йемену, а вторая – «Studio», в 2005 году, в честь ознаменования четверти века, отданного фотографии.   
 

Паоло Роверси - Podium.IM

Паоло Роверси (Paolo Roversi) - один из самых известных, высокооплачеваемых и загадочных фотографов нашего времени.

Каждый фотограф выбирает свою профессию по определенным критериям, и лишь единицы занимаются этим по зову души и сердца. Одним их таких фотографов является Паоло Роверси (Paolo Roversi).

Паоло родился 25 сентября 1947 в Италии. Когда в 1964 году семья отдыхала в Испании, он впервые взял в руки камеру, это настолько увлекло подростка, что по возвращению домой он с другом Батистой Мингуцци, который работал почтальоном, начал изучать фото и проявлять сделанные у себя в подвале.

Вскоре увлечение фотографией привело Паоло к знакомству с фотографом Невио Натали. Первый фото-наставник Паоло стал его хорошим другом. Именно работая в студии Невио, Паоло получает свои первые задания как фотограф, среди них съемки похорон Эзры Паунда в Венеции.

Работа фото репортера дала молодому фотографу много опыта и многому научила. Но Паоло не хотел стоять на месте, и в 1970 году он открыл свою фото студию, клиентами которой стали множество известных людей Италии со своими семьями.

Год спустя Паоло познакомился с директором журнала Elle Питером Кнаппом, который в 1973 году пригласил фотографа работать в Париж. Именно этот город покорил Паоло и он остался в нем навсегда.

Сразу после приезда Паоло устраивается на работу в агентство Huppert репортером, но благодаря обаятельности, общительности, коммуникабельности и конечно же друзьям, он начинает познавать мало изведанный мир моды.

Тогда не было понятия fashion фотограф, поэтому Паоло можно считать одним из первопроходцев.

Новое увлечение знакомит Паоло с работами таких мастеров как Ги Бурден, Хельмут Ньютон, Ирвин Пенн, Ричард Аведон и другими.

Чтобы набраться опыта в новом деле, Паоло становится помощником британского фэшн-фотографа Лоуренса Сэкмана. Его невыносимый характер было очень сложно выдержать. Ассистенты сбегали после первой недели работы. Но Паоло оказался крепким орешком и продержался девять месяцев, за которые очень многому научился от своего наставника. Например, что лучше снимать со штатива, независимо от того, какая у тебя камера у вспышка, это позволит твоим рукам и мыслям быть свободными.

Спустя девять месяцев Паоло начинает свой путь модного фотографа, работая на такие журналы как Depeche Mode. Самой и вроде Elle. Но известность ему приносит работа для журнала Marie Claire, именно после нее о Паоло начинают говорить как о мастере своего дела.

Еще один шаг к славе Паоло сделал благодаря рекламной кампании дома Christian Dior в 1980 году. Его полароидные снимки, принесшие удачу, становятся визитной карточкой мастера. До сих порт Паоло снимает на редкие поларойды Leica, Rollei, Deardoff. Лишь единицы фотографов решаются повторить подобное, среди них например француженка Сара Мун. При этом Паоло не чурается новшеств и хорошо знаком как с современными пленочными и цифровыми камерами.

Спустя год Паоло находит помещение на Сен-Поль, 9, которое с того времени, уже почти 25 лет, является его студией. Тогда же, после поездки в Йемен и Индию, Паоло набирается опыта в портретной фотографии. Сейчас эти снимки можно увидеть в альбомах «Al Moukalla» и «ANGELI».

Начиная с середины 80х годов, Паоло начинает выставлять свои работы в выставочных центрах и галереях. Они имеют огромный успех, а сам мастер удостаивается большого количества наград и званий. Конечно, это сказывается и на карьере мастера, который становится одним из самых востребованных фотографов конца ХХ начала XXI века.

Цена за одну фотосессию сделанную Паоло может достигать 40 тысяч евро. Но это не останавливает издателей журналов нанимать мастера. Работы Паоло можно часто увидеть на рекламных плакатах или обложках журналов, его клиенты это Woolmark, Kenzo, Gervais, Evian и Dim.

Определение Rover от Merriam-Webster

ro · ver | \ ˈRō-vər \ ровер | \ ˈRō-vər \

1 : случайная или дальняя метка в стрельбе из лука - обычно используется во множественном числе

3 : игрок, который не назначен на определенную позицию в команде и играет там, где это необходимо.

4 : средство передвижения для исследования поверхности внеземного тела (например, Луны или Марса).

Rovers - Исследование планет

Посадочный космический корабль может производить подробные наблюдения за поверхностью планеты. Однако эти наблюдения ограничены небольшой областью. Чтобы охватить более широкую территорию, космический корабль может нести роботов, которые могут перемещаться по поверхности. Миссии с экипажем или роботы-вездеходы обеспечивают не только мобильность, но и возможность выполнять сложные задачи и проводить интеллектуальные и выборочные наблюдения.


Луноход

Два советских мобильных аппарата, Луноходы, приземлились на Луне, один в ноябре 1970 года, а другой в январе 1973 года. Луноходы были дистанционно управляемыми передвижными аппаратами, на которых были телекамеры и приборы для измерения физических и химических свойств Луны. почва.

Луноход: лунный робот.

Аполлон

Шесть миссий «Аполлон» по высадке на Луну продемонстрировали ценность пилотируемого исследования поверхности планет. Астронавты смогли установить научные приборы, выбрать наиболее интересные образцы для сбора и изучить геологию лунной поверхности.

Астронавт "Аполлона-11" несет небольшую научную приборную станцию, которую нужно установить вдали от лунного модуля. Эта и несколько других станций все еще передают данные на Землю.

Аполлон 15 Лунный вездеход

Три поколения


Марсохода

С тех пор, как первый марсоход Sojourner пересек каменистую равнину Арес-Валлес, все более совершенные аппараты исследовали холмы и равнины Марса.

Marie Curie и полномасштабные модели марсохода Mars Exploration Rover и Curiosity на выставке в музее в Вашингтоне, округ Колумбия.

Мария Кюри
Sojourner Flight Spare

Marie Curie - это запасной или резервный аппарат для марсохода Sojourner , который работал на Марсе в 1997 году.Почти идентичный Sojourner , Marie Curie использовался для испытаний на смоделированной местности Марса в Лаборатории реактивного движения. Sojourner преодолел около 100 метров (330 футов) по поверхности Марса с максимальной скоростью 1 сантиметр (0,4 дюйма) в секунду. Он был первым, кто испытал систему подвижности «качающейся тележки», предназначенную для предотвращения опрокидывания марсоходов при исследовании каменистой поверхности Марса. За 83 марсианских дня работы он предоставил более 500 изображений и собрал химические данные из 16 мест.

Передано NASA / JPL-CalTech

Sojourner развертывает прибор APXS на испытательной местности.

Sojourner на Марсе (23.07.97) с инструментом APXS напротив скалы под названием «Йоги».

Марсоход для исследования Марса

Полномасштабная модель
Два марсохода для исследования Марса ( Spirit и Opportunity ) прибыли на Марс в 2004 году. За долгие годы работы они исследовали Кратер Гусева и Меридиани Планум, два места на противоположных сторонах планеты.

Великий пост Корнельского университета; дизайн вездехода JPL-Caltech

Покрытый пылью марсоход Spirit сделал этот автопортрет на Марсе с помощью панорамной камеры.

Любопытство

Полномасштабная модель
Используя инновационную систему посадки «небесный кран», марсоход «Марсианская научная лаборатория», получивший название Curiosity , приземлился в кратере Гейла в августе 2012 года. Кратер Гейла имеет диаметр 150 километров (около 90 миль) и содержит большой центральный холм в 5 километров. (3 мили) в высоту.Курган состоит из множества различных слоев горных пород, которые фиксируют геологическую историю области и могут рассказать историю изменений окружающей среды за миллионы лет истории Марса. В начале своей миссии марсоход обнаружил признаки прошлого озера в кратере Гейла и свидетельства того, что древняя среда в этом районе могла поддерживать жизнь.

Передано NASA / JPL-Caltech

Curiosity Автопортрет на участке «Мохаве» на горе Шарп.

определение Rovers по The Free Dictionary

И каждая встреча означала выпивку; и было о чем поговорить; и еще напитки; и песни для пения; и шалости и выходки, которые надо было совершать, пока личинки воображения не начали ползать, и все это показалось мне великим и чудесным, эти похотливые, упрямые мореплаватели, одного из которых я сделал, собрались в парусах на коралловой нити. Такова была судьба майора Генри Вандербурга, одного из лучших и достойнейших руководителей Американской меховой компании, который, как говорят, своей мужественной осанкой и бесстрашным мужеством сделал себя всемирно популярным среди отважных путешественников по пустыне. обещаю вам, что на нашем пути мы найдем время, чтобы пересечь Пресную воду и уговорить эти вездеходы оставить вас в покое ». Однако от этих марсоходов, несмотря на поздний час, Седрик и Ательстан считали себя в безопасности, как и в прошлый раз. присутствовали десять слуг, кроме Вамбы и Гурта, на помощь которых нельзя было рассчитывать: один был шутом, а другой пленником.Так кожевник радостно отправился на свое поручение, но его гораздо больше интересовали серые олени в лесу, чем какие-либо двуногие вездеходы. Предостережение, 1820; Шпион, 1821 г .; Пионеры, 1823 г .; Пилот, 1823 г .; Лайонел Линкольн, или член Бостонской лиги, 1825 г .; Последний из могикан, 1826 г .; Прерия, 1827 г .; Красный вездеход, 1828 г .; Понятия американцев, 1828 г . ; «Плакание о желании-тон-желании», 1829; Водяная ведьма, таким был Реджис Бруджьер, свободный человек и путешественник из пустыни. Ровер тоже; вы могли бы подняться на Ровер, пока вы были около него, и Кассио, и Джереми Диддлер.Помощник комиссара смотрел на пулевую головку; кончики усов этого норвежского марсохода опускались ниже линии тяжелой челюсти; вся полная и бледная физиономия, решительный характер которой был испорчен слишком большим количеством плоти; на хитрые морщинки, исходящие от внешних уголков глаз - и в этом целенаправленном созерцании ценного и надежного офицера он убедился настолько внезапно, что вдохновил его. Канарские острова, или, скорее, между этими островами и африканским берегом, были удивлены серым утром турецким марсоходом Саллее, который погнался за нами со всеми парусами, которые она могла сделать.Бедный вездеход! Неужели вы никогда не покончили со всем этим утомительным бродяжничеством? »Странное слово для старого вездехода; но у всех нас есть вкус к дому и к домашнему, как бы мы ни замаскировали его.

Range Rover - Роскошный внедорожник


Приведенные значения являются NEDC2, рассчитанными на основе официальных тестов WLTP производителя в соответствии с законодательством ЕС с полностью заряженной батареей. Только для сравнения. Цифры в реальном мире могут отличаться. CO 2 , показатели экономии топлива, потребления энергии и запас хода могут варьироваться в зависимости от таких факторов, как стиль вождения, условия окружающей среды, нагрузка, установка колес и установленные аксессуары.NEDC2 - это цифры, рассчитанные с использованием правительственной формулы на основе цифр WLTP, эквивалентных тому, что они были бы при старом тесте NEDC. После этого можно будет применить правильный налоговый режим.

Приведенные цифры являются результатом официальных испытаний производителя в соответствии с законодательством ЕС с полностью заряженной батареей. Только для сравнения. Цифры в реальном мире могут отличаться. Показатели CO2, экономии топлива, энергопотребления и запаса хода могут варьироваться в зависимости от таких факторов, как стиль вождения, условия окружающей среды, нагрузка, установка колес, установленные аксессуары, фактический маршрут и состояние аккумулятора.Показатели дальности полета основаны на серийном автомобиле по стандартному маршруту.

2 Переход вброд возможен только при включенном двигателе.

Сиденья
Actual имеют новые подушки и промежуточные слои из более мягкой и рыхлой кожи для оптимизации этих характеристик. Дополнительную информацию можно получить у официального дилера Land Rover.

Возможности, опции, услуги сторонних производителей и их доступность
InControl остаются в зависимости от рынка - уточняйте у официального дилера Land Rover информацию о наличии на местном рынке и полных условиях.Возможность подключения к мобильной сети не может быть гарантирована во всех регионах. Информация и изображения, отображаемые в отношении технологии InControl, включая экраны или последовательности, подлежат обновлению программного обеспечения, контролю версий и другим системным / визуальным изменениям в зависимости от выбранных опций.


Дополнительные функции и их доступность могут отличаться в зависимости от технических характеристик автомобиля (модели и трансмиссии) или требовать установки других функций для установки. Пожалуйста, свяжитесь с вашим местным продавцом для получения более подробной информации или настройте свой автомобиль онлайн.

Этот рестомод Range Rover Classic работает на Tesla Power

  • На первый взгляд, это выглядит как очень хорошо сохранившийся Range Rover Classic 1995 года выпуска. Но он был перестроен с шасси, а V8 был заменен на двигатель Tesla.

  • Это работа ECD Automotive, фирмы из Флориды, которая берет старые Range Rovers и Land Rovers и превращает их в единственные в своем роде творения, когда этот шестизначный суперкар слишком распространен.

  • Range Rover Classic питается от 100 кВтч аккумуляторов Tesla, половина из которых находится под капотом.

  • Обожаю эту "моторную" табличку.Еще один установлен на задней аккумуляторной батарее.

    Джонатан Гитлин

  • Компания ECD планировала разместить заднюю аккумуляторную батарею между направляющими рамы, но теперь она является домом для системы охлаждения аккумулятора.Система действительно съедает грузоподъемность, если у вас есть полка для посылок.

    ECD Automotive

  • ECD сделает практически все, что хочет клиент, когда дело доходит до отделки интерьера.

    ECD Automotive

  • Вы ожидаете найти здесь пару рычагов, торчащих отсюда для трансмиссии и системы 4x4. Вместо этого есть кнопки для включения / выключения, движения вперед, назад или парковки.

    Джонатан Гитлин

  • Вместо тахометра - амперметр.

    ECD Automotive

  • Каждый рестомод ECD является одноразовым, и я уверен, что компания разместила бы информационно-развлекательный экран где-нибудь еще, если бы вы об этом попросили.Но если вы его спрятали, то будет сложно увидеть резервную камеру.

    Джонатан Гитлин

KISSIMMEE, Fla. - Рестомод существует на верхнем сегменте автомобильного рынка. Портманто из «реставрации» и «модификации», рестомод обычно представляет собой переосмысление классического автомобиля с отделкой и отделкой, намного превышающей заводские спецификации, и соответствующей ценой.Это менее обычная альтернатива шестизначным расходам на суперкар и отличный способ выделиться из толпы (или слиться с ней, в зависимости от того, насколько незаметно вы ездите). И ничто в мире рестомоддинга не привлекает меня так сильно, как электрическое преобразование.

Некоторые классические автомобили лучше других поддаются ремонту с электроприводом - например, глянцево-белый Range Rover Classic 1995 года выпуска, который вы видите на фотографиях. Никто не будет скучать по старому Rover V8, изначально двигателю конструкции Buick.И хотя вы можете заменить двигатель современным V8, только что из ящика (как это делается для большинства рестомодов ECD Automotive), разве приводной двигатель Tesla и некоторые литий-ионные Tesla не звучат намного круче?

И под капотом электрического Range Rover он выглядит намного круче. Вместо масляного моторного отсека под специальной крышкой расположены два аккумуляторных блока с дополнительными устройствами, такими как система охлаждения. Другой пакет находится в дальнем конце, где он занимает некоторое (но не слишком много) места в грузовом отсеке.Суммарная мощность аккумуляторов составляет 100 кВтч, что обеспечивает запас хода около 220 миль (350 км). Пакеты питаются одним приводным двигателем мощностью 450 л.с. (335 кВт) от Tesla Model S, установленным примерно там, где раньше была трансмиссия, поэтому он может приводить в движение переднюю и заднюю оси с разделением крутящего момента 50:50.

Внутренняя часть тоже выглядит намного умнее стандартной. Отделка из полированного дерева выглядит оригинальной, но коричневая кожа более высокого качества, чем все, что выпускалось с завода Land Rover в Солихалле в середине 1990-х годов.Тем не менее, автомобиль по-прежнему является Range Rover Classic с точки зрения эргономики, наука о которой была менее изысканной, когда задняя часть кабины была спроектирована в конце 1960-х годов. Рекламное объявление

Рычаги становятся кнопками

Однако современности были сделаны некоторые уступки. Вместо рычагов управления трансмиссией и раздаточной коробкой просто панель с четырьмя кнопками. Молния включает и выключает Range Rover.Остальные три кнопки говорят сами за себя: «fwd» для выбора движения вперед, «rev» для включения заднего хода и кнопка для стояночного тормоза. Информационно-развлекательный экран Alpine выглядит более неуместным, и в этом случае он установлен на приборной панели, потому что клиент, заказавший автомобиль, хотел, чтобы он был там. Наконец, зоркий глаз заметит, что то, что выглядит как тахометр на главной приборной панели, на самом деле является амперметром.

Но я мог бы рассказать вам почти все это, не садясь в самолет и не летя во Флориду.Я отправился в поездку, чтобы узнать, на что похож электрический Range Rover Classic.

Это определенно быстрее, чем на заводе. Мощность двигателя Tesla более чем в два раза выше, чем у оригинального V8, и вы можете разогнаться до 100 км / ч с места менее чем за половину необходимого времени. (Теперь это занимает 5,2 секунды, если быть точным.) Однако этого следовало ожидать, и я уверен, что все рестомоды ECD быстрее оригинальных автомобилей. Что делает электрический Range Rover Classic замечательным, так это то, что он увеличивает скорость без шума и вибрации, которые были бы неизбежны с V8 под капотом.

ECD, возможно, перестроил Range Rover с нуля, но это не совсем то же самое, что современный электромобиль с аэродинамикой 21-го века. Зазоры в панелях и водосточные желоба добавляют больше шума ветра, чем вы могли бы испытать в электромобиле, оптимизированном для низкого лобового сопротивления, но я готов поспорить, что во время круиза он все еще тише, чем был в 1995 году. , и небольшие дроссельные заслонки - все, что вам нужно, чтобы идти в ногу с дорожным движением. Как и в Tesla, рекуперативное торможение происходит, когда вы отпускаете дроссельную заслонку, но не при нажатии на педаль тормоза.Рекламное объявление

Гладкий и дорогой

Езда плавная, наверное, благодаря пневмоподвеске. Раньше Range Rovers ездил на винтовых рессорах, пока в начале 1990-х не стал применяться воздух, а во всех рестомодах ECD для электромобилей используются пневмоподвески, потому что это облегчает компенсацию измененного распределения веса трансмиссии электромобилей. Но динамика автомобиля в лучшем случае относится к середине 90-х, а Rover по-прежнему остается высоким автомобилем, который немного наклоняется в поворотах.

В то время как остальная часть электрического Range Rover Classic кажется законченной, его электроусилитель руля все еще находится в стадии разработки. Новое рулевое управление заменяет оригинальную гидравлическую систему, и когда я ездил на нем, мне оставалось еще немного поработать по калибровке, с изрядной слабиной вокруг мертвого впереди. Основываясь на быстром вождении пары Defender с двигателем ECD V8, я думаю, что даже когда рулевое управление полностью откалибровано, оно останется, пожалуй, самой классической частью автомобильного опыта вождения.(Но это только мое мнение, чувак.)

Вы можете рассчитывать заплатить от 200 000 до 250 000 долларов за модернизированный Range Rover или Defender, если хотите, чтобы он работал на электронах. Это высокая цена почти по всем меркам, хотя я думаю, что клиенты ECD платят за впечатления не меньше, чем за сам автомобиль. Каждый проект начинается с восьмимесячного процесса проектирования, и еще 100 дней необходимо, чтобы перейти от пескоструйной обработки шасси до готового автомобиля.

Изображение листинга: ECD Automotive

Китай посадил свой первый марсоход на Марс - вот что будет дальше

Поверхность Марса, сфотографированная китайским зондом Tianwen-1 после его выхода на орбиту в феврале.Предоставлено: CNSA / Xinhua / Alamy

.

Китайский космический корабль Tianwen-1, находящийся на орбите вокруг красной планеты, сбросил посадочный модуль и марсоход, названный Чжуронг в честь китайского бога огня, завершив наиболее опасный этап своей десятимесячной миссии.

По сообщению китайского государственного информационного агентства «Синьхуа», входная капсула, закрывающая аппараты, отделилась от орбитального корабля около 4 часов утра по пекинскому времени 15 мая. Через несколько часов он вошел в атмосферу Марса на высоте 125 километров.

Затем он полетел к поверхности в точке 4.8 километров в секунду, защищены тепловым экраном. Когда зонд приблизился к Марсу, он выпустил огромный парашют, чтобы замедлить свое продвижение, а затем использовал ракетные ускорители для торможения. Достигнув 100 метров над поверхностью Марса, он завис и использовал систему с лазерным наведением, чтобы оценить область на предмет препятствий, таких как валуны, перед приземлением.

Резкое падение корабля в марсианской атмосфере должно было производиться автономно. «У каждого шага был только один шанс, и действия были тесно связаны.Если бы там была какая-то неисправность, посадка не удалась бы », - сказал« Синьхуа »Гэн Янь, сотрудник Центра лунных исследований и космических программ Китайского национального космического управления (CNSA).

«Большой скачок для Китая»

Это первая миссия Китая на Марс, которая делает эту страну лишь третьей страной - после России и США - которая приземлила космический корабль на планете. Эта миссия «является большим шагом вперед для Китая, потому что они одним движением делают то, что НАСА делало десятилетия», - говорит Роберто Орозеи, планетолог из Института радиоастрономии Болоньи в Италии.

Чжуронг теперь присоединяется к нескольким другим активным марсианским миссиям. Марсоход НАСА Perseverance, прибывший 18 февраля, находится в нескольких сотнях километров от места посадки, а марсоход НАСА Curiosity осматривает планету с 2012 года. Несколько космических кораблей также вращаются вокруг Марса, в том числе орбитальный аппарат Объединенных Арабских Эмиратов Hope, который тоже прибыл в феврале. «Чем больше, тем лучше на Марсе», - говорит Дэвид Флэннери, астробиолог из Квинслендского технологического университета в Брисбене, Австралия.

Исследователи говорят, что инженерный подвиг, связанный с достижением этой цели, имел приоритет над наукой во время первого путешествия Китая на Марс, но миссия все же может выявить новую геологическую информацию. Они особенно взволнованы возможностью обнаружения вечной мерзлоты в Утопии Планиция, регионе в северном полушарии Марса, где приземлился Чжуронг (см. «Место посадки»).

Самое большое испытание на сегодняшний день

Миссия Tianwen-1 включала в себя орбитальный аппарат, спускаемый аппарат и марсоход, что сделало его первым, кто отправил все три элемента на планету.Космический корабль покинул Землю в июле 2020 года и прибыл на Марс в феврале 2021 года, но посадка стала самым большим испытанием нарождающихся возможностей Китая по исследованию дальнего космоса.

Посадка на Марс, как известно, сложна, не в последнюю очередь потому, что инженеры на Земле не могут контролировать это в реальном времени и должны оставлять заранее запрограммированные инструкции для исполнения. Многие миссии были потеряны или разбились по прибытии.

В 1997 году марсоход NASA Mars Pathfinder отправил свой первый марсоход, названный Sojourner, в скалистый регион планеты.«Мы не получили много удивительных научных достижений в этой миссии, но она проложила путь для гораздо более эффективных автономных вездеходов, и теперь мы пожинаем плоды этих миссий», - говорит Фланнери, который работает на Perseverance, пятом Марсе НАСА. ровер.

Чего ожидать

Через несколько дней шестиколесный марсоход на солнечной энергии покинет посадочный модуль, чтобы исследовать его в течение как минимум трех месяцев, но он может прожить годы, как это сделали марсоходы NASA Spirit и Opportunity.

Утопия Планития, где сейчас находится Чжуронг, представляет собой широкое плоское пространство в огромном, лишенном деталей бассейне, образовавшееся, когда более мелкий объект врезался в Марс миллиарды лет назад.

Поверхность бассейна в основном покрыта вулканическим материалом, который мог быть изменен более поздними процессами, такими как повторяющееся замерзание и таяние льда. Орозеи говорит, что исследования региона с орбиты Марса показывают, что слой вечной мерзлоты может скрываться прямо под поверхностью.

В 1976 году миссия НАСА «Викинг-2» также приземлилась на Утопия-Планиция, но севернее того места, где приземлился Чжуронг. «Это хорошее место, чтобы попробовать первую посадку», - сказал Фланнери перед приземлением.По его словам, низкая высота, чистый рельеф и возможность обнаружения льда в недрах также означают, что будущие миссии могут собирать там образцы и что этот регион может стать хорошей посадочной площадкой для миссий с экипажем.

Измерение Марса

Чжуронг оснащен набором инструментов для исследования марсианской среды (см. «Чжуронг»). На мачте установлены две камеры для съемки близлежащих скал, пока марсоход находится в неподвижном состоянии; они будут использоваться для планирования необходимых поездок.Мультиспектральная камера, размещенная между этими двумя навигационными изображениями, позволит выявить минералы, присутствующие в этих породах.

Как и Perseverance, у Zhurong есть георадар. По мере того, как он проходит через бассейн, это позволит выявить геологические процессы, которые привели к формированию регионов, через которые проходит марсоход. Если повезет, Чжуронг сможет обнаружить тонкий горизонт, отмечающий вечную мерзлоту, говорит Орозей. По его словам, знание того, насколько глубока эта залежь, и ее общих характеристик, может дать представление о недавних изменениях климата на Марсе и раскрыть судьбу древней воды, которая когда-то могла пропитать поверхность.

Если исследователям действительно повезет, они могут даже найти очень древние камни, которые могут открыть окно в историю нашей собственной планеты, - говорит Джозеф Михалски, планетолог из Университета Гонконга: большинство подобных доказательств здесь, на По словам Михальски, Земля была разрушена тектоникой плит.

Спектрометр Чжуронга включает лазерную технологию, которая может взрывать камни для изучения их состава. Это также будет первый марсоход, оснащенный магнитометром для измерения магнитного поля в непосредственной близости от него.Инструмент может дать представление о том, как Марс потерял свое сильное магнитное поле, событие, которое превратило планету в холодное, сухое место, непривлекательное для жизни.

Кратер на поверхности Марса, сделанный китайским орбитальным аппаратом Tianwen-1 Фото: CNSA / Xinhua / Alamy

Orbital Insights

С орбиты Tianwen-1 будет передавать на Землю идеи Чжурона. Но орбитальный аппарат - название которого означает «вопросы к небу» - также внесет свой собственный научный вклад с помощью своих семи инструментов, включая камеры, георадар и спектрометр.

Магнитометр и анализаторы частиц будут изучать границу между верхними слоями марсианской атмосферы и солнечными ветрами, чтобы лучше понять, как магнитное поле Марса действует сегодня. В сочетании с данными других орбитальных аппаратов, изучающих верхние слои атмосферы планеты, эти знания предложат исследователям «гораздо лучшую картину того, что происходит вокруг Марса», - говорит Орозей.

Успешная посадка на Марс может означать начало более сложных китайских миссий, в том числе инициативы по возврату образцов, которую планируется провести к 2030 году.

Блэкберн Роверс в контакте с Ливерпулем из-за свежего удара для игрока с 7 голами, когда команда Премьер-лиги вступает в гонку

«Блэкберн Роверс» связывается с «Ливерпулем» по поводу еще одной потенциальной кредитной сделки для Харви Эллиота, чтобы он оставался в «Ивуд Парк» на второй сезон подряд, сообщает «Энфилд Сентрал».

Эллиотт провел кампанию в аренде с «Блэкберном» из «Ливерпуля», а 18-летний игрок провел отличную кампанию за команду Тони Моубрея.

Нападающий забил семь голов и отдал 11 передач в 41 игре в чемпионате, в результате чего он отдал третье место по результативности в дивизионе после Эмилиано Буэндиа и Майкла Олизе.

Согласно последнему отчету «Энфилд Сентрал», Блэкберн контактирует с «Ливерпулем», поскольку они стремятся убедить их позволить ему вернуться в Ивуд-парк. Считается, что красные будут уделять приоритетное внимание игровому времени 18-летним игрокам, и это может дать им преимущество.

Однако также сообщается, что Брентфорд теперь присоединился к гонке, чтобы получить свою подпись. «Пчелы» очень хотят взять его в аренду, а также поддерживают контакты с «Ливерпулем».

21 вещь, которую каждый фанат «Блэкберн Роверс» должен знать о своем клубе. Сможете ли вы набрать 100% очков?

Блэкберн были образованы в каком году?

1872 г. 1875 г. 1878 г. 1881 г.

Считается, что команда Юргена Клоппа стремится к тому, чтобы он играл на максимально возможном уровне, но есть опасения, что он может не получить столько игрового времени в Премьер-лиге, как в «Блэкберне».

Энфилд Централ сообщает, что они будут включать штрафы за игровое время в любую сделку, если он присоединится к Брентфорду.

Вердикт

Интерес Брентфорда к Эллиотту означает, что Блэкберну придется нервно ждать, чтобы увидеть, смогут ли они защитить услуги злоумышленника в следующем сезоне.

Роверси: Фотопортреты Паоло Роверси • Интерьер+Дизайн

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх