Статья о съемке в общественных местах: Закон о видеосъемке в общественных местах

Содержание

Можно ли снимать на камеру человека без его согласия — по закону 2022

Опубликовано: 08 сентября 2021

Шрифт A A

Нет времени читать?

Можно ли снимать другого человека на камеру – вопрос, который озадачит даже грамотного юриста. А все потому, что в России с этим все очень сложно и запутано. Давайте попробуем разобраться в теме, опираясь на те законодательно-правовые нормы, которые действуют в нашей стране сегодня, сравнив их со странами ближнего и дальнего зарубежья.

Можно ли снимать на камеру человека без его согласия по закону РФ

Вся соль в том, что как такового, закона о разрешении или запрете съемки человека без его согласия не существует. Зато имеется множество нормативно-правовых актов, регулирующих по большому счету лишь конкретные ситуации.

Все это приводит к тому, что для определения правомерности определенных нюансов ведения съемки требуется помощь юриста. Мы же попробуем вычленить основные положения из всего этого веера актов.

О правилах съемки в общественных местах

Фактически съемка в общественных местах не считается правонарушением. Это четко прописано в ст. 152.1 Федерального закона №231-ФЗ от 18 декабря 2006 года («Об охране изображения гражданина»). Также можно сослаться на Конституцию РФ, где в п. 4 ст. 29 черным по белому написано о том, что «каждый имеет право искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым способом, не противоречащим действующему законодательству.

Однако и здесь есть свои нюансы, начиная от определения самого места и заканчивая конкретными ограничениями.

Так, общественным можно считать место с неограниченным доступом, то есть территорию, на которую людям можно свободно находиться. Но, опять же, в российском законодательстве нет документа, согласно которому можно четко определить, является ли конкретное место общественное или нет.

Поэтому в данном вопросе приходится руководствоваться только собственной логикой. С другой стороны, тот же торговый центр или супермаркет, который по всем признакам относится к общественным местам, имеет хозяина. А из этого следует, что он является частной собственностью.

Что же касается исключений, согласно которым съемка запрещена даже в общественных местах, то сюда попадают мероприятия с ограниченным доступом. В этом случае снимать на камеру что-либо и кого-либо можно только с разрешения организатора.

Кроме того, съемка будет считаться незаконной, если она препятствует нахождению людей в общественном месте, создавая тем самым угрозу безопасности. А еще нельзя снимать конкретного человека, намеренно выделяя его из толпы, поскольку это нарушает его права на неприкосновенность и частную жизнь.

Согласно действующему законодательству Российской Федерации, съемка в общественных местах не является правонарушением

Условия для съемки на рабочем месте при исполнении обязанностей

В этом вопросе тоже все непросто. И для начала следует определить, ведет ли съемку само должностное лицо или снимают его самого.

В первом случае действуют два условия:

  • законность оснований;
  • предупреждение о том, что ведется съемка.

Другими словами, тот же гаишник имеет полное право снимать человека на камеру без его разрешения, если это обусловлено необходимостью обеспечения соблюдения правил дорожного движения и безопасности на дороге, но! Информация о смонтированной и размещенной фото-/видеотехнике должна быть на видном месте.

Что же касается съемки самих должностных лиц при исполнении, то здесь тоже есть свои «можно» и «нельзя».

Разрешается фото- и видеофиксация деятельности должностных лиц в общественных местах, а значит, можно беспрепятственно снимать даже того самого гаишника, остановившего машину на дороге. Исключением выступают только спецоперации, ход которых, как известно, запечатлеть  на камеру не представляется возможным ввиду строгих ограничений, касающихся утечки информации.

Однако об этом полиция должна сообщать, ссылаясь на конкретный нормативно-правовой акт. А вот в служебном помещении фотографировать или снимать на видео должностное лицо никак нельзя. Для этого требуется его личное разрешение.

Статья о запрете съемки без согласия

Даже самая безобидная съемка в общественном месте может перейти в разряд незаконной, если человека снимают намеренно и без его согласия. Есть большая разница между селфи на пляже, когда в кадр случайно попадает определенная личность, и фотоохотой на нее.

В первом случае все соответствует букве закона, в последнем – нарушает права заснятого человека, согласно все той же ст. 152.1.

Другое дело, если будет доказано, что данная личность сама дала позволение на съемку, например, позировала, предоставляя, таким образом, оплачиваемую услугу. Единственный момент – доказать это постфактум без незаинтересованных свидетелей будет не так уж просто.

Запрет на съемку без согласия также не распространяется на случаи, когда изображение используется в государственных интересах. То же самое касается судебных заседаний, когда затрагиваются интересы общественности.

А вот снимать на камеру других людей против их воли нельзя. Исключение — лица при исполнении служебных обязанностей и съемка в государственных интересах

Можно ли выкладывать запись в интернет

И здесь опять все неоднозначно. Если следовать ст. 152.1, то получается, что подобные публикации являются недопустимыми. Никто не имеет права обнародовать или использовать в своих целях фото человека, сделанное без его согласия.

С другой стороны, социальные сети буквально переполнены любительскими кадрами, на которых запечатлены случайные люди. И если автор фото докажет, что человек, без чьего согласия производилась съемка, попал туда ненамеренно, то его действия, а именно: публикация снимка в интернете, будут считаться законными.

Где нельзя снимать

В первую очередь, речь идет о секретных и стратегических объектах. Сюда входят воинские части, оборонные заводы и пр. Также нельзя вести фото-и видеосъемку в тюрьмах, СИЗО, залах судебных заседаний. На это требуется специальное разрешение.

Территории ГЭС, АЭС также попадают под запрет. То же самое касается таможни. Под табу съемка на территории таможенно-пропускных пунктов, государственных границах и помещениях ФТС.

Естественно, запрещена несанкционированная съемка заседаний Государственной Думы. А еще нельзя снимать видео на объектах РЖД, если в дальнейшем отснятые материалы будут использованы в коммерческих целях.

Ну и, конечно же, никто не отменял права на неприкосновенность частной жизни.

Причем абсолютно не имеет значения степень публичности объекта съемки. Будь то медийное лицо или рядовой гражданин, каждый из них имеет право на сохранение приватности.

Существуют определенные места, где можно снимать только получив соответствующее разрешение. И прежде всего в этот перечень попадают секретные и стратегические государственные объекты

Законы о несогласованной съемке в других странах

Не только в России действуют запреты на несанкционированную съемку. В других странах тоже есть свои ограничения. И в некоторых случаях они куда серьезнее.

Законы в США

Уровень суровости наказаний за несанкционированную фотосъемку в США просто зашкаливает. Здесь можно оказаться на лавке суда даже за случайное попадание истца в кадр. А за невинное фото достопримечательности вблизи автострады могут и депортировать.

Помимо автострад под строжайшим запертом на любой вид съемки в стране также находятся:

  • объекты федеральной собственности, включая парки, площади, аэропорты и вокзалы;
  • тоннели и мосты;
  • отдельные здания, имеющие статус культурного наследия Америки.

Помимо основного перечня в некоторых штатах есть свои дополнительные требования.

Так, например, на Аляске нельзя будить медведей, чтобы с ними сфотографироваться. А в Вайоминге запрещено снимать кролей. Правда, это ограничение действует не круглый год, а только в период с января по апрель.

Строгие ограничения в ЕС

Не менее остро обстоят дела со съемкой в странах ЕС. А если учесть еще и закон, принятый в 2018 и запрещающий фотографировать или снимать на видео людей без их согласия, то получается, что свежих изображений той же Эйфелевой башни отныне не получить, по крайней мере, не нарушая введенный тремя годами ранее запрет.

Ибо очень сложно запечатлеть на фото такую громадину, не захватив в кадр случайных людей, особенно учитывая, какой там всегда аншлаг.

Но одними людьми список запретов, конечно же, не исчерпывается. Так, например, законами Англии запрещена съемка в метро и в частных галереях. В Германии под табу попадают даже такие достопримечательности, как Бюст Нефертити и Статуя Усталого Медведя. А во Франции можно схлопотать серьезные неприятности за съемку Святого Грааля.

В Европе со съемкой все гораздо сложнее. Нельзя снимать посторонних людей, что сильно усложняет жизнь туристам, мечтающих о фото на фоне мировых культурных достояний

Правила в других странах СНГ

В странах СНГ в этом плане законы более лояльны. И если говорить обобщенно, то в принципе, дела в бывших союзных республиках обстоят примерно так же, как и в России. То есть там тоже нельзя открывать фотоохоту на конкретных людей, но за случайные попадания в кадр никто не накажет.

Под запретом объекты стратегического значения, суды, тюрьмы и т.п.

Естественно, в каждой стране есть и свои нюансы. Так, например, в Украине запрещена съемка в Киевском метро ввиду трагического опыта с мужчиной, попавшим под колеса состава в момент фотографирования.

Подытожив все вышесказанное, можно сделать выводы о том, что в России, несмотря на отсутствие соответствующего закона, все же нельзя снимать все подряд. Однако если учесть драконовские запреты на съемку в странах Европы и США, то становится очевидно, что в этом вопросе наше правительство проявляет куда большую лояльность.

Съемка в общественных местах — закон

Любители фотографировать и производить видеосъемку порой попадают в неприятную ситуацию — им отказывают в праве на съемку в общественных местах (торговом центре, магазине, метрополитене и т. п.) Иногда можно наблюдать попытки отнять аппаратуру или изъять карту памяти.
Закон о видеосъемке — что имеется в виду?

Давайте разберёмся в данном вопросе. Существует ли какой-то отдельный закон о видеосъемке? Нормативных документов, имеющих отношение к фотографированию и видеосъемке, несколько. Важнейший из них — Конституция РФ. Речь идет о той ее части, которая позволяет каждому гражданину нашей страны искать информацию свободно, а также передавать, получать, производить и распространять ее любым законным путем. Данное право гарантирует нам 29-я статья нашего Основного закона.

Помимо того, существует Федеральный закон, принятый в 2006 году (от 27.07) номер 149-ФЗ. Он называется «Об информации, информационных технологиях и защите информации». А завершает тройку важнейших документов всем известный Закон о защите прав потребителей.

Согласно Конституции, разрешено вести фотографирование и видеосъемку практически всех объектов, кроме тех, доступ к которым ограничен Федеральными Законами. Главные ограничения на съемку в общественных местах закон накладывает не на сам процесс съемки, а на коммерческое использование и обнародование ее результатов.


Когда запрещают снимать с фотовспышкой и штативом

Согласно конституционным правам, гражданин имеет право вести сбор информации любым способом, который ему удобен. Поэтому независимо от целей фотосъемки вспышка и штатив имеют полное право на существование в случае отсутствия помех и угрозы безопасности окружающих. Единственным исключением может стать вводимый музеями запрет на съемку в собственных залах в связи с необходимостью охраны отдельных экспонатов.

Те, кто норовит запретить фото- и видеосъемку, порой руководствуются законами советских времен, давно утратившими силу. Следует понимать, что данная сфера в наши дни регулируется новыми законами российского происхождения. Впрочем, любое правило не обходится без исключений.

Что говорит закон о съемке в общественных местах людей?

Статья 152 (пункт 1) ГК РФ регламентирует охрану изображения гражданина. Но ограничения, вводимые ею, касаются не фотосъемки людей как таковой, а использования полученного изображения в дальнейшем. Соблюдая данный закон, вы не сможете обнародовать изображение человека без его письменного согласия.

Но и тут не обошлось без исключений. Так, не требуется согласие на публикацию тех, кто сфотографирован в государственных, общественных либо публичных интересах (например, в новостном сюжете).

Существует мнение, что снимать человека без его согласия означает нарушать его законное право на неприкосновенную частную жизнь. Но так как речь ведется о съемке в общественных местах, о тайне частной жизни здесь говорить не приходится. Хотя данное понятие является весьма относительным, привлечь фотографа по закону в данном случае не представляется возможным. При отстаивании собственных прав следует хорошо понимать, что такое общественное место и какие действия там положены.

Можно ли фотографировать в общественном учреждении?

Запрет на съемку общественных мест часто подразумевает магазины, офисы или рестораны. Можно ли снимать выкладку товаров, фотографировать ценники или прочую подобную информацию? Часто владельцы запрещают это, объявляя данную информацию коммерческой тайной, но подобные заявления не выдерживают никакой критики.

Демонстрируемая на ценниках стоимость товаров никоим образом не может относиться к коммерческой тайне. Она однозначно принадлежит к числу общедоступной информации. Более того, скрывать подобные данные означает нарушать закон, защищающий права потребителя.

А что насчёт съемок в заведениях общепита? Владельцы кафе и ресторанов часто полагают, что такое общественное место может существовать по особым, им установленным правилам, которым посетители должны подчиняться. Но они правы лишь в той мере, в какой данные правила не противоречат законам РФ. Ограничение и запрет на фотосъемку нарушает упомянутый выше Закон номер 149 и вступает в прямое противоречие с Конституцией РФ.

Правомерным подобный запрет может стать только в том случае, когда фотограф мешает прочим посетителям или создает угрозу их безопасности.

Если фотосъемка в магазине, баре, кафе или офисе запрещается их владельцами, происходит подмена понятий сбора информации и пользования имуществом. Согласно всё тому же упомянутому Закону об информации, фотосъемка никак не может относиться к действиям, ущемляющим чьи-либо имущественные права.

Можно ли фотографировать логотипы, вывески и товарные знаки?

Порой владельцы магазинов не разрешают фотосъемку фасада своего здания, мотивируя это нарушением прав на товарный знак. Но фотосъемка логотипа никоим образом не относится к варианту использования товарного знака. Данный вопрос освещен статьей 1484 ГК РФ, поясняющей, что подразумевается под понятием использования такового знака.

Речь идет об идентификации товаров, услуг или работ в сфере рекламы либо на упаковке товара. К фотосъемке это всё не имеет ни малейшего отношения и никоим образом не ущемляет прав собственника.

Можно ли фотографировать страницы библиотечных книг?

В статье номер 1273 Гражданский кодекс разрешает нам фотографировать страницы книг в библиотеках собственным фотоаппаратом. Под нарушение авторских прав попадает лишь копирование книги или нот целиком с последующей распечаткой и использованием в коммерческих целях.

Очень часто в библиотеках читателям подобные копии делать запрещают, вынуждая прибегать к копировальной технике библиотеки. В данном случае также речь идет о нарушении Закона о защите прав потребителей. Данное действие относится к числу навязанных услуг.

О съемке стратегических объектов

Теле-, кино-, фото- и видеосъемка запрещается на объектах общего пользования, относящихся к ОАО «Российские железные дороги». В то же время в правилах, регламентирующих оказание услуг по грузо- и пассажирским перевозкам на железнодорожном транспорте личного характера (не связанных с коммерческой деятельностью), подобных запретов не имеется.

Именно поэтому распоряжение РЖД не является столь категоричным. К тому же в нём ничего не говорится о запрете съемок для личных целей или в общественных местах, к которым относятся станции, остановки, вокзалы и т. п. Таким образом, можно считать, что закон съемку в общественных местах подобного рода не запрещает. Ограничение в данном случае относится лишь к коммерческой съемке либо производимой для фильмов, новостей и т. д.

Вывод: если фотограф снимает в личных целях и никому при этом не мешает, в том числе не нарушает безопасность движения, его действия вполне законны.

Можно ли вести фотосъемку с борта самолета?

Запрет в данной сфере касается лишь дистанционного зондирования Земли. Данный термин предполагает чаще всего фотосъемку со спутника при помощи специального оборудования, которое не имеет отношения к рассматриваемой в статье теме. Ограничений на любительскую съемку с борта самолета не существует.

Следует учитывать, что во время посадки и взлета в самолете нельзя использовать никакие электронные приборы. Но дополнительные ограничения на съемку во время перелета, вводимые по личной инициативе отдельных авиакомпаний, относятся к нарушениям наших с вами потребительских прав.

Можно ли снимать в метро? Метрополитен не относится к стратегическим государственным объектам и по факту ничем не отличается от других общественных учреждений, где фотосъемка никоим образом запрещена быть не может.

Какие объекты относятся к государственной тайне?

Снимать упомянутые выше объекты законом запрещено. Но тут следует внести ясность. Что попадает под категорию относимых к предмету государственной тайны объектов? Предмет запрета должен пройти так называемую процедуру засекречивания, описанную законом «О государственной тайне». Этим же нормативным актом и регламентируется список тех сведений, которые относятся к государственной тайне.

Гриф секретности наносится на объект по результатам специальной экспертной оценки. Если же подобного грифа не имеется, то беспрепятственному фотографированию объекта ничто помешать не должно.

Можно ли снимать на важных мероприятиях и возле памятников культуры?

В частности, речь идет о возможности снимать у Кремля на Красной площади. Как и предыдущий, вопрос относится к числу тех, что связаны с понятием государственной тайны. Прямого указания о запрете фотосъемки на Красной площади не существует. Что касается территории Кремля, то правила, по которым там разрешается снимать, налагали раньше ограничения на размеры фотоаппаратов, но на данный момент подобные меры отменены.

Теперь разрешением на фотосъемку следует запастись лишь в двух случаях — при проведении охранных мероприятий и подготовке к ним или когда фотограф снимает для тиражируемой продукции. Получается разрешение путем подачи заявки в ФСС и рассмотрения ее в течение трехдневного срока.

Съемка на избирательном участке

Ни представители СМИ, ни рядовые граждане никак не ограничены в правах в данном вопросе. Прямое разрешение на фотосъемку содержится в законе номер 67-ФЗ, вышедшем в 2002 году и касающемся основных гарантий избирательных прав граждан РФ. Таким образом, при возможном возникновении споров на эту тему ссылаться можно на отсутствие в данном законе каких-либо запретов.

Можно ли снимать в музее?

Часто там можно увидеть знак «фотосъемка запрещена». Многие музеи за возможность фотосъемки требуют плату, при этом отсутствуют какие-либо нормативные государственные акты на подобное действие. Что же на самом деле можно, а что нельзя делать в музее?

В нашей стране в 1996 году издан закон номер 54-ФЗ. Данный федеральный закон касается музейного фонда РФ. Согласно ему, музеем может быть введен запрет на коммерческое использование фотоснимков его экспонатов и выпуск соответствующих сувениров. Относится это к любому объекту или экспонату независимо от того, охраняется ли он авторским правом или нет. Точно так же, как и в предыдущих случаях, запрет относится лишь к коммерческому использованию изображений, полученных в музее. Повторимся, законом съемка в общественных местах, к которым относятся и музеи, запрещена никоим образом быть не может.

Ограничить доступ к экспонатам музей может лишь в случае их неудовлетворительного состояния или нахождения на реставрации либо в хранилище. Введение платы за возможность фотосъемки является незаконной с юридической точки зрения. То, насколько целесообразным будет вести спор в каждом конкретном случае, предстоит решать фотографу самостоятельно.

Можно ли снимать работников ГИБДД и МВД при исполнении?

Указом Президента РФ номер 2334 установлен так называемый принцип информационной открытости для любых государственных органов. На практике это означает, что право любого гражданина — контроль деятельности госорганов, возможный в том числе письменно и с помощью технических средств.

Согласно приказу МВД номер 185, вышедшему в марте 2009 года и касающемуся административного регламента МВД в сфере безопасности дорожного движения, гражданам позволено фиксировать любые разговоры с представителями ГИБДД и запрет последних на подобное действие является нарушением закона.

Так где же всё-таки снимать запрещено?

Есть ли такие места, где съемка однозначно находится под запретом или требует отдельного разрешения? Данная процедура запрещена в зданиях судов, а также исправительных учреждений. Запрет зафиксирован в статьях процессуальных кодексов, аналогичных по своей значимости федеральным законам.

Снимать судебный процесс можно лишь с разрешения председательствующего судьи. Если дело касается административных правонарушений, разрешение на съемку может дать другое должностное лицо, которое имеет отношение к данному делу.

Фотоснимки осужденных, которые находятся в исправительном учреждении, можно получать лишь с их письменного согласия. Объекты по их охране разрешается снимать, получив письменное разрешение администрации исполняющего наказание органа.

В служебных и прочих помещениях детективам вести видео- и фотосъемку нельзя без письменного согласия лиц как частных, так и должностных.

Нельзя фотографировать и снимать на закрытых заседаниях Государственной думы, а также проносить туда любую съемочную технику. Под запретом фотосъемка военных объектов и кораблей с борта иностранных судов. Нельзя снимать на объектах Федеральной таможенной службы. Внос техники в здании Госстроя дозволяется лишь с письменным разрешением.

Запрет касается и территории Министерства топлива и энергетики. Нельзя фотографировать наряды и объекты на расстоянии в пределах 5 километров вдоль государственной границы, не получив на то письменного разрешения ФСБ. Запрет на пронос техники и ведения съемки также касается территории Ространснадзора в отсутствие разрешения.

источник

Можно ли фотографировать в общественных местах?

По общему правилу если  фотографирование или видеосъемка осуществляются «в личных целях», действует  статья 1273 ГК, разрешающая снимать что угодно. Единственное ограничение, имеющее отношение к съемкам — запрещено делать так называемые «экранные копии» фильмов (п. 1, пп. 5). 

Вместе с тем есть еще ряд нюансов: 

1. изображение человека. Статья 152.1 ГК РФ устанавливает, что обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей. 

Такое согласие не требуется в случаях, когда:
1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;
3) гражданин позировал за плату.

Так что относительно  фотосъемки и обнародования фотоснимка человека, если оно не подпадает под вышеуказанные случаи,  — закон запрета не содержит.

2. фотосъемка в музее. Статьей 36 закона «О музейном фонде РФ и музеях в РФ» за музеями закреплено право на публикацию предметов и коллекций, находящихся в их фондах. Музей может запрещать использование их изображений в коммерческих целях, а также выпуск сувенирной продукции с такими изображениями либо изображениями зданий самих музеев, а также объектами, находящимися на их территории. Кроме этого, музею принадлежит право первой публикации музейных предметов и музейных коллекций, в этом случае у них возникает так называемое «право публикатора», предусмотренное статьей 1337 ГК.

Все эти права действуют независимо от того, охраняется ли изображение авторским правом, и зарегистрировано ли оно как товарный знак. Однако, сама по себе фотосъемка их не нарушает, нарушения могут начаться только после публикации изображения или его использовании в коммерческих целях.

3. съемка на ж/д вокзалах. Запрет на съемки железнодорожных объектов есть только в «Положении о проведении теле-, видео-, кино-, и фотосъёмок на объектах инфраструктуры общего пользования, принадлежащих ОАО «РЖД»», утвержденном Распоряжением ОАО РЖД №1693p от 12 марта 2004 г. Однако, РЖД может устанавливать какие-то правила только для своих работников, поэтому нет никаких оснований заставлять выполнять этот документ посторонних лиц.

 Обращаю Ваше внимание, что фотосъемка запрещена:в зданиях судов и исправительных учреждений. Запреты устанавливаются соответствующими процессуальными кодексами.
Остальные нормативные акты, содержащие запрет на съемку, регламентируют, как правило, пропускной режим на территориях государственных учреждений: закрытые заседания Госдумы, территории объектов Федеральной таможенной службы, пограничных территорий, кораблей и военные объекты на берегу с борта иностранных кораблей.

Фотографируйте на здоровье! 

Фото- и видеосъемка запрещена? — Новости Казахстана

Предупреждение о том, что снимать на территории запрещено, как правило, выражается установкой значка с изображением перечеркнутой камеры. Нередко как дополнительная нагрузка навстречу «непослушным» гражданам выбегает сотрудник конкретного заведения с просьбой или требованием (кому как повезет) убрать подальше свой сотовый или фотоаппарат. Бывает, что эти требования выражаются «нарушителям спокойствия» в агрессивной форме. И в итоге граждане, молча припрятав фотоаппарат (мобильник) в карман, удаляются прочь, так и не выяснив, насколько законны такие запреты.

Для начала разграничим понятия «создание снимков» и «их распространение». Статья 20 Конституции Казахстана гарантирует гражданам свободу слова и творчества. Так вот эта норма подразумевает, что фотографировать для себя можно свободно.

Иначе обстоят дела с публикацией и распространением фотографий в СМИ и социальных сетях. Публиковать можно только то, что не запрещено законом. Есть даже перечень сведений, которые разглашать нельзя. К ним относятся государственные секреты или иная охраняемая законом тайна, пропаганда и оправдание экстремизма или терроризма, распространение информации, раскрывающей технические приемы и тактику антитеррористических операций в период их проведения, пропаганда наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, а также культа жестокости, насилия и порнографии. За разглашение подобного рода информации следует уголовное наказание. Но мы сейчас о другом.

Дело в том, что имеется несколько случаев, когда на распространение снимков получение разрешения обязательно. Например, это могут быть фотоснимки человека в общественном месте.

В соответствии с Законом РК «О средствах массовой информации» согласие изображаемого лица не требуется, только если оно присутствует или участвует в зрелищных культурно-массовых, социально значимых в области культуры, спортивно-массовых мероприятиях, собраниях, митингах, шествиях или демонстрациях и иных публичных мероприя­тиях. Также запрет снимается в случаях, если распространяемая информация содержит изображение лица и сведения, связанные с его служебной и (или) публичной деятельностью, при опубликовании ее самим лицом, его законным представителем в источниках, доступ к которым не ограничен.

Но если вы все же хотите опубликовать где-то снятого вами человека, не поленитесь спросить его разрешения на публикацию. В противном случае вы нарушите статью 145 Гражданского кодекса РК, в соответствии с которой «никто не имеет право использовать изображение какого-либо лица без его согласия, а в случае его смерти – без согласия наследников».

Получается, что вы можете фотографировать кого угодно, но публиковать и распространять фото без его согласия нельзя. При этом, если выложенные в социальных сетях фотографии причинят изображенному на них человеку нравственные страдания в виде унижения, раздражения, гнева, стыда, он имеет право обратиться в суд за защитой и получить денежную компенсацию за моральный вред.

Не стоит забывать и пункт 1 статьи 18 Конституции РК, где говорится, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства.

А теперь вернемся к началу нашего разговора. Дело в том, что человек действительно может запретить снимать его, но только в пределах своего имущества (в квартире, на земельном участке, в саду и так далее). Однако он должен оповестить о своем запрете заранее в устной форме или с помощью знака. Поэтому знайте: если охранник или хозяин собственности предупредит вас, что съемка запрещена, вам придется ее прекратить. Вместе с тем снятые до этого момента кадры (при отсутствии знаков о запрете съемки) являются вашей собственностью, и, в случае если охранник попытается изъять­ флешку из камеры, отобрать фотоаппарат, это будет уже посягательством на ваше имущество.

К слову, торговые центры, рес­тораны, кафе не могут ввести запрет на съемку из-за действия публичного договора. Запрет в таком случае можно назвать самоуправством. И это прописано законодательно. Ведь Закон РК «О защите прав потребителей» запрещает продавцу (изготовителю, исполнителю) ограничивать права потребителей в отношении применения фото-, видеосъемки.

Так что если в торговом цент­ре вам запрещают снимать, то можете смело, правда, лишь пос­ле разговора с главой охранной службы (а вдруг он проникнется к вам пониманием), обращаться в надзорный орган.

В Минюсте опровергли информацию о введении законодательных норм по запрету съемки госслужащих

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Одним из нововведений проекта Гражданского кодекса Узбекистана в новой редакции является введение отдельной статьи, направленной на обеспечение защиты права граждан на изображение, сообщает корреспондент Podrobno.uz.

По данным Минюста, в последнее время, некоторые СМИ и пользователи социальных сетей преподносят данное нововведение как меру защиты изображений государственных служащих, что является неправдой. В целях устранения подобных недопониманий министерство прояснило вопросы, связанные с получением согласия гражданина на съемку и использование его изображения.

Согласие на съемку и использование изображения и исключения

Согласно вводимой в проект Гражданского кодекса статье под названием «Защита права на изображение гражданина», для съемки и использования изображения гражданина (фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) требуется согласие этого гражданина, а если гражданин является несовершеннолетним или недееспособным – согласие его законных представителей, а в случае его смерти – согласие его детей, пережившего мужа (жены) или родителей.

То есть, как правило, для использования фото или видео изображения любого гражданина потребуется его согласие.

Вместе с тем из этого общего правила будут следующие исключения, то есть исключительные случаи, когда для съемки и использования изображения гражданина согласие не требуется:

1) для использования изображения гражданина в государственных или общественных интересах согласие не требуется. К такому использованию относятся использование изображения в целях борьбы с правонарушениями, обеспечения государственной безопасности, объявления лица в розыск в связи с совершенным преступлением или пропажей без вести, использование изображений государственных и общественных деятелей, видных представителей науки, культуры и других сфер в целях распространения информации, представляющей большой интерес для общества, а также использование изображений государственных служащих, которые сделаны в процессе выполнения ими своих служебных обязанностей.

То есть, если съёмка и использование изображения осуществляются не в личных, а государственных и общественных интересах, в том числе

при съемке государственных служащих в процессе выполнения ими служебных обязанностей и использовании таких изображений, согласие не требуется (пример из действующего законодательства – это постановление Кабинета Министров от 01.12.2018 г. № 975, которым участникам дорожного движения предоставлено право фиксировать взаимоотношения с сотрудником ДПС на принадлежащие ему соответствующие аудио-, фото- и видеоустройства).

2) для использования изображения гражданина из массовых мероприятий (концерты, праздничные гуляния и др.) и общественных мест (объекты общественного питания, торговли и обслуживания, учебные заведения, зоопарки, парки, улицы и другие общественные места) согласие не требуется, при условии, что изображение используется только в целях демонстрации общих процессов в указанных местах.

То есть, для съёмки лица на массовых мероприятиях или в общественных местах и использования данного изображения согласие не требуется. При этом, единственным условием является то, что изображение гражданина не должно быть основным объектом;

3) также согласие не требуется в случаях, когда целью съемки и (или) использования изображения гражданина является защита прав этого гражданина, если гражданин позировал за плату и изображение используется для целей этой съёмки, а также в случах использования изображения, опубликованного самим гражданином в общедоступных источниках.

Ответственность

В рассматриваемом вопросе важно также правильное толкование положений касательно ответственности за нарушение требования о получении согласия гражданина на съемку и использование его изображения.

В данном случае нарушение возникает из гражданско-правовых отношений и, соответственно, ответственность также носит гражданско-правовой характер (не преследуется цель ввести административную или уголовную ответственность).

Гражданин, изображение которого использовано без его согласия, будет вправе потребовать от другой стороны:

— удаления своего изображения из соответствующего носителя (из памяти фотоаппарата, камеры, мобильного телефона и другого оборудования), из средств массовой информации, сети интернет, рекламных материалов;

— уничтожения и изьятия из оборота предметов, содержащих его изображение.

В случае невыполнения этих требований гражданин (если гражданин является несовершеннолетним или недееспособным – его законный представитель, если гражданин умер – его дети, переживший муж (жена) или родители смогут обратиться в суд с заявлением о принуждении к исполнению вышеуказанных требований, а также о взыскании причиненного материального ущерба и морального вреда. При этом, заявителю придётся доказать те обстоятельства, на которые он ссылается, в том числе факт причинения ему материального ущерба и морального вреда.

Зарубежный опыт

Требование о получении согласия лица на использование его изображения существует и в развитых странах мира. Например, Регламент Европейского союза (EU) 2016/679 (вступил в силу 25 мая 2018 года) устанавливает, что обработка (сбор, запись, использование, а также раскрытие путем передачи, распространения или иным способом, делая их доступными) персональных данных является законной только тогда, когда субъект данных дал согласие на обработку своих персональных данных для одной или нескольких конкретных целей. Согласно Регламенту, изображение человеческого лица также относится к персональным данным.

Из стран СНГ в качестве примеров можно привести Россию и Казахстан.

Так, статьей 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что распространение и использование изображения гражданина может осуществляться только с согласия гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии – с согласия родителей.

Согласно статье 145 Гражданского кодекса Республики Казахстан, никто не имеет право использовать изображение какого-либо лица без его согласия, а в случае его смерти – без согласия наследников. Опубликование, воспроизведение и распространение изобразительного произведения (картина, фотография, кинофильм и другие), в котором изображено другое лицо, допускается лишь с согласия изображенного, а после его смерти с согласия его детей и пережившего супруга. Такого согласия не требуется, если это установлено законодательными актами, либо изображенное лицо позировало за плату.

Что в итоге

С развитием ИКТ-технологий, увеличением количества пользователей Интернета обеспечение защиты изображения гражданина становится очень актуальным. В настоящее время, в социальных сетях много случаев распространения информации с использованием изображений граждан, иногда порочащей честь и достоинство гражданина. В результате между гражданами возникают различные необязательные конфликты.

В настоящее время, статьей 99 действующего Гражданского кодекса Республики Узбекистан предусмотрено, что право гражданина на изображение не отчуждаемо, не передаваемо иным способом и подлежит защите. Однако, в Кодексе не определены пределы неприкосновенности права на изображения.

Включение в проект Гражданского кодекса отдельной статьи, направленной на обеспечение защиты права на изображение, осуществляется с целью восполнения вышеуказанного правового пробела и обеспечения защиты прав на изображение всех граждан.

Наша телега — подпишись и поехали!

Как себя вести когда вам запрещают съемку?

Как правило, конфликты при съемке провоцируют разного рода охранники, о полномочиях которых написано в соответствующей части этого сборника вопросов. Нередко дело доходит и до вызова полиции.
Как показывает опыт, в таких ситуациях важно не только знать свои права, но и уметь вести диалог в условиях конфликтной ситуации. Вообще, с работниками полиции и охранниками рекомендуется общаться примерно так же, как с незнакомой собакой: не провоцировать и не злить, но при этом не показывать испуга. Вести себя подчеркнуто корректно и не употреблять резких выражений.
Нужно помнить, что ссылки на законодательство при разговоре следует использовать в последнюю очередь. Во-первых, они не имеют никакого значения для тех, кто закон нарушает. Во-вторых, ссылки на законы часто воспринимаются как вызов: у оппонента может возникнуть желание вас переспорить. Чаще всего такое может случиться, если вы спорите с работниками полиции: толковать законы входит в их обязанности, но на практике у них с этим очень большие проблемы, так что может возникнуть соблазн самоутвердиться и победить в споре, даже если для этого придется превысить свои полномочия.
В-третьих, даже юристы, цитируя законодательство по памяти, нередко ошибаются, а неподготовленный человек в условиях конфликтной ситуации просто не сможет аргументированно возразить со ссылками на закон. Поэтому имеет смысл дождаться, пока на документ, якобы запрещающий съемку, не начнет ссылаться охранник или полицейский, после чего вежливо сказать, что ничего подобного в нем нет (что в подавляющем большинстве случаев будет правдой).
Если запрещающий начинает утверждать, что объект, который вы снимаете, относится к «стратегическим» или «режимным», можете смело возражать, что это не так. Словосочетание «стратегический объект» вообще не имеет смысла, а если объект «режимный», то о существовании на нем каких-то специальных правил вы будете знать, — если вас, конечно пустили внутрь (а запрет снимать его снаружи незаконен).
Не нужно употреблять выражения типа «не имеете права», «это незаконно», и т.п., заменяйте их какими-нибудь нейтральными. И совсем не нужно ссылаться на Конституцию или какие-нибудь международные конвенции: это только выдаст в вас дилетанта.
В последнее время получили распространение так называемые «рейды» в защиту свободы фотографии, когда инициативная группа из нескольких человек заходит в заведение, в котором запрещено фотографировать, демонстративно нарушает этот запрет и смотрит, что из этого получится. Если ваша задача — провести такой «рейд», то можете не соблюдать все приведенные выше рекомендации. Но не стоит забывать о личной безопасности: держаться в поле зрения камер наблюдения, если это возможно, а также не ходить вместе с охранниками в служебные помещения, где камер нет. Также не стоит проводить «рейды» в одиночку.
Иногда сотрудники полиции оформляют в такой ситуации сфальсифицированные административные протоколы за «нецензурную брань в общественном месте», или «неповиновение сотрудникам полиции». Поэтому имеет смысл держать наготове сотовый телефон с диктофоном или включенный диктофон.
Свое служебное удостоверение сотрудник полиции обязан предъявить в развернутом виде. Такая обязанность установлена в некоторых других нормативных актах, описывающих несение службы отдельными подразделениями, такими, как дорожно-патрульная или патрульно-постовая служба.
Действия по съемке могут рассматриваться полицией как «мелкое хулиганство». Такая традиция берет свое начало еще с Кодекса об административных правонарушениях РСФСР, в котором «хулиганством» называлось любое нарушение общественного порядка. Сейчас административная ответственность предусмотрена только за такие нарушения, которые «сопровождаются нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества». Таким образом, съемка под эту статью не попадает.
Не является она также и уголовно наказуемым хулиганством, под которым в УК понимается грубое нарушение общественного порядка с применением оружия или совершаемое по мотивам ненависти и вражды.
Тем не менее, при запретах съемок ссылка на «нарушение общественного порядка» звучит довольно часто. Вопрос о том, что является таким «нарушением», а что — нет, в законодательстве не урегулирован, что открывает простор для произвольных толкований. На практике под «общественным порядком» понимается та совокупность общественных отношений и правил поведения, которая описана в правовых актах, а также регулируется разного рода «неписаными правилами»: традициями, моралью, и т.п.
«Общественный порядок» может изменяться в зависимости от региона: например, традиции в мусульманских регионах могут заметно отличаться от правил поведения в европейской части России. Но съемка никогда не считалась нарушением общепринятых норм поведения, за исключением специфических случаев (например, когда нарушается неприкосновенность частной жизни).
Хотя съемка не является нарушением общественного порядка и тем более хулиганством, возможно, работники полиции захотят составить в отношении снимающих протокол об административном правонарушении (не исключено — сфабрикованный). Не стоит оказывать сопротивление: вы только добавите к списку своих статей «неповиновение сотрудникам полиции». Все их действия будут по умолчанию считаться законными, за исключением явно выходящих за рамки, типа избиения.
Вас могут попросить проследовать в отделение полиции в двух случаях: если вы задержаны, либо если необходимо составить протокол, но сделать это на месте невозможно. Первое действие называется «задержанием», второе — «доставлением». Задержание применяется для обеспечения рассмотрения дела об административном правонарушении, его срок не может превышать трех часов. На практике это правило повсеместно игнорируется.
Живя в России и отстаивая свои права, стоит помнить, что при этом можно пострадать, причем от полиции, задача которой — эти права защищать. Поэтому не лишним будет записать в адресную книгу своего мобильника телефоны полицейской службы собственной безопасности, а также городских дежурных частей полиции. В случае начала конфликта с полицией имеет смысл позвонить кому-либо из друзей и продиктовать данные полицейского, который с вами беседует.

FAQ о праве на фотосъемку. Автор сборника — Павел Протасов

В сборнике разобраны наиболее часто встречающиеся вопросы о правомерности запретов фотосъемки на территории различных объектов: магазинов, улиц, железных дорог, государственных учреждений, и т. п.

Где можно снимать, а где нельзя?

В общем случае ответ на этот вопрос выглядит так: снимать можно почти все, что может попасть в объектив вашего фотоаппарата (далее под «фотоаппаратом» будет пониматься и видеокамера, если прямо не указано иное).

Право «право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» закреплено в статье 29 Конституции РФ. Кроме того, существует закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», в седьмой статье которого дано определение «общедоступной информации»:

«1. К общедоступной информации относятся общеизвестные сведения и иная информация, доступ к которой не ограничен.

2. Общедоступная информация может использоваться любыми лицами по их усмотрению при соблюдении установленных федеральными законами ограничений в отношении распространения такой информации»

В девятой статье данного закона говорится также о том, что любые ограничения доступа к информации должны устанавливаться только федеральным законом.

Это — базовые нормативные акты о сборе информации, далее мы будем рассматривать конкретные ситуации. (При этом мы не будем останавливаться на законодательстве о средствах массовой информации: оно гораздо лучше защищает права фотографа).

<…> — это частная собственность, а собственник может устанавливать на своей территории любые ограничения?

Обычно на «право собственника» ссылаются тогда, когда необходимо обосновать запрет съемки на территории магазинов, кафе, и тому подобных организаций. При этом в качестве обоснования часто приводится статья 209 Гражданского кодекса, повествующая о содержании права собственности:

«2. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.»

Ссылающийся совершает фундаментальную ошибку, причисляя сбор информации об имуществе к «пользованию» или «распоряжению» этим имуществом. Продолжая подобный ход мыслей, можно объявить «пользованием» вообще любой сбор информации, включая пристальное рассматривание.

Раньше «информация» была включена, отдельно от «вещей», в список «объектов гражданских прав» из статьи 128 ГК, однако, со вступлением в действие четвертой части Гражданского кодекса она была оттуда исключена. Таким образом, сейчас гражданское законодательство вообще не регулирует распространение информации, за исключением тех ее видов, которые отнесены к «интеллектуальной собственности».

В Гражданском кодексе есть только одна статья, охраняющая изображение само по себе — это ст. 152.1, «Охрана изображения гражданина». Охраны «изображения собственности гражданина» закон не предусматривает.

К тому же, как мы помним, ограничения на доступ к информации могут устанавливаться только федеральными законами. Понятие «доступа» включает в себя не только «получение информации», но и «возможность ее использования», таким образом, любое ограничение такой возможности тоже должно устанавливаться в законе. Запрещая обрабатывать информацию о своей вещи, собственник нарушает, в том числе, и статью 209 ГК, поскольку его действия нарушают «права и охраняемые законом интересы других лиц».

Если же речь идет об организациях, оказывающих услуги, то на них распространяется закон «О защите прав потребителей». Его восьмой статьей закреплена обязанность продавца предоставить покупателю информацию о товарах. То, как покупатель будет предоставленную информацию обрататывать, и с помощью чего фиксировать, законом не ограничивается.

Кроме этого, статьей 16 данного закона закрепляется недействительность подобных условий договора:

«1. Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.»

Правовые акты в этой области, в соответствии со ст. 1 ЗоЗПП, принимает Правительство, поэтому любые ограничения прав потребителей должны содержаться в актах, принятых им, магазин или иное заведение не может их вводить самостоятельно. А поскольку «потребителем» считается гржданин, не только приобретающий что то, но и «имеющий намерение» это сделать, то ЗоЗПП действует уже с того момента, когда он только вошел в магазин с этим намерением.

Наиболее популярным документом в этой области являются «Правила продажи отдельных видов товаров», в которых подобных запретов не содержится. Не исключено, что они есть в других нормативных актах Правительства, регулирующих какие-то другие услуги, но автору данного сборника ничего о них не известно.

Пункт, позволяющий хоть как-то обосновать запрет на съемку, содержится только в «Правилах оказания услуг общественного питания»:

«5. Исполнитель вправе самостоятельно устанавливать в местах оказания услуг правила поведения для потребителей, не противоречащие законодательству Российской Федерации (ограничение курения, запрещение нахождения в верхней одежде и другие).»

Однако, ограничение на сбор информации противоречит Конституции и закону «Об информации…»

Любые запреты на фото — и видеосъемку могут вводиться только тогда, когда она перерастает в «нарушение общественного порядка» и начинает мешать другим посетителям.

Цены и внешний вид полок магазина — это коммерческая тайна, поэтому фотографировать их запрещено?

Согласно закону «О коммерческой тайне» (ст. 3), к ней может быть причислена информация, «которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и в отношении которой обладателем такой информации введен режим коммерческой тайны». То есть, для того, чтобы какая-то информация стала «тайной», к ней нужно прежде всего ограничить доступ. Предметы, находящиеся в общественном месте, ею быть не могут по определению.

Кроме этого, для ввода «режима коммерческой тайны» необходимо выполнить некоторые формальности, прежде всего — принять меры по охране конфиденциальности информации, описанные в ст. 10 закона:

«1. Меры по охране конфиденциальности информации, принимаемые ее обладателем, должны включать в себя:

1) определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну;
2) ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка;
3) учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана;
4) регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров;
5) нанесение на материальные носители (документы), содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа „Коммерческая тайна“ с указанием обладателя этой информации (для юридических лиц — полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей — фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).

2. Режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер, указанных в части 1 настоящей статьи.»

…то есть, уже при отсутствии на носителе информации надписи «коммерческая тайна» можно говорить о несоблюдении соответствующего режима. Короче говоря, запрет на съемку со ссылкой на закон о КТ не выдерживает элементарной критики.

Внешний вид <…> охраняется авторским правом, поэтому снимать его запрещено?

Если произведение, охраняемое авторским правом, находится в месте, открытом для свободного посещения, то его фотосъемка разрешена статьей 1276 Гражданского кодекса. С небольшими исключениями: запрещено снимать такое произведение так, чтобы оно являлось основным объектом съемки, а также запрещено использовать изображение «в коммерческих целях» (даже если оно — не «основной объект», а просто попало в кадр).

Но эти запреты действуют только в тех случаях, если съемка производится не «для себя». Если же фотографирование или видеосъемка осуществляются «в личных целях», действует уже статья 1273 ГК, разрешающая снимать что угодно. Единственное ограничение, имеющее отношение к съемкам — запрещено делать так называемые «экранные копии» фильмов (п. 1, пп. 5).

Запрещено снимать страницы книг в библиотеке, поскольку это нарушает авторские права?

Библиотекам статьей 1275 ГК предоставлено право осуществлять по заказу читателей так называемое «репродуцирование» отдельных статей и малообъемных произведений. «Репродуцирование» — это изготовление «бумажных копий», простая фотосъемка к нему не относится:

«Под репродуцированием (репрографическим воспроизведением) понимается факсимильное воспроизведение произведения с помощью любых технических средств, осуществляемое не в целях издания. Репродуцирование не включает воспроизведение произведения или хранение его копий в электронной (в том числе в цифровой), оптической или иной машиночитаемой форме, кроме случаев создания с помощью технических средств временных копий, предназначенных для осуществления репродуцирования.»

Если же вы принесли в библиотеку свой фотоаппарат, то закон (уже упомянутая статья 1273 ГК) разрешает снимать все, что угодно. Нарушить авторские права можно, только отсняв ноты или книгу целиком, а затем их распечатав: эта статья запрещает репродуцирование «книг (полностью) и нотных текстов».

Многочисленные запреты на пользование своей собственной техникой для снятия копий имеют под собой одно-единственное рациональное обоснование: таким образом библиотека вынуждает читателей пользоваться платным ксероксом. Такие действия называются «навязанной услугой» и противоречат статье 16 ЗоЗПП:

«2. Запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме.»

Снимать запрещено, потому что в кадр может попасть товарный знак магазина?

Не любое изображение товарного знака нарушает права его владельца. Согласно статье 1484 ГК, под «использованием ТЗ» понимаются только такие действия, которые совершаются для индивидуализации товаров, работ или услуг, то есть, нанесение товарного знака на изделия, использование его в рекламе товаров, и т. п. Простое фоготрафирование товарного знака не является его использованием в том смысле, который вкладывает в это понятие закон. Нарушить права владельца ТЗ на этапе фотосъемки невозможно.

Сфотографировав человека без его согласия, вы нарушаете его право на собственное изображение?

Статья 152.1 Гражданского кодекса, предусматривающая охрану изображения гражданина, не запрещает получения таких изображений, нарушить ее можно только после их несанкционированного обнародования и дальнейшего использования, то есть, уже после того, как оно стало доступным неограниченному кругу лиц без согласия того, кто изображен на фотографии.

Однако, из этого правила есть исключения: использовать чье-либо изображение можно, если оно используется «в государственных, общественных или иных публичных интересах», либо получено при съемке в общественном месте, и изображенное лицо не является его «основным объектом». То есть, если кто-то случайно попал в угол кадра, он не имеет право запретить использовать этот снимок. Хотя, понятие «основного объекта» в законе не определено, и оставлено на усмотрение (возможного) суда (как и «государственные» и прочие «интересы»).

Сфотографировав человека без его согласия, вы нарушаете его право на неприкосновенность частной жизни?

События, происходящие с человеком в общественном месте, в общем случае не могут составлять «тайну частной жизни», хотя возможны исключения. Однако, при фотографировании в общественных местах снимающий не знает и не может знать, что нарушает личную тайну кого то, кто попал в кадр, а значит, и привлечь к ответственности за это невозможно.

По крайней мере, такого мнения придерживался суд в одном из первых в России дел о нарушении неприкосновенности частной жизни, иску участницы конкурса красоты к газете «Центр Азии», опубликовавшей ее фотографию во время курения:

«В соответствии со ст. 151 ГК РФ взыскание компенсации за причиненный моральный вред может производиться при наличии вины нарушителя, степень которой принимается во внимание при определении размеров компенсации. В данном же случае вины редакции газеты «Центр Азии»нет, так как редакция не предполагала и не должна была предполагать, что курение Куулар А.О. в общественном месте может являться ее личной тайной.»

Запрещено снимать железную дорогу, поскольку это — стратегический объект?

В существующих «Правилах оказания услуг по перевозкам на железнодорожном транспорте пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности» запрета на фото — и видеосъемку не содержится.

Запрет на съемки железнодорожных объектов есть в «Положении о проведении теле-, видео-, кино-, и фотосъёмок на объектах инфраструктуры общего пользования, принадлежащих ОАО „РЖД“», утвержденном Распоряжением ОАО РЖД № 1693p от 12 марта 2004 г. Однако, РЖД может устанавливать какие-то правила только для своих работников, поэтому нет никаких оснований заставлять выполнять этот документ посторонних лиц.

Вдобавок, это положение «не распространяется на съемки, предназначенные для личного пользования и проводимые в местах обслуживания пассажиров на вокзалах, станциях, остановочных пунктах, не мешающие и не создающие неудобств и опасности для передвижения пассажиров» (п. 3 Положения). Регулирует оно только создание новостных сюжетов для СМИ и фильмов, съемки, результат которых будет использован «в коммерческих целях», и т. п. Обычную любительскую фотосъемку оно не запрещает.

Запрещена фотосъемка с борта самолета?

Статья 11.17 КоАП устанавливает ответственность за «нарушение правил фотографирования, видео — и киносъемки либо пользования средствами радиосвязи с борта воздушного судна». Статья 75 Воздушного кодекса говорит о том, что «использование фото — и киносъемки и других способов дистанционного зондирования земли с борта воздушного судна допускается в порядке, установленном Правительством Российской Федерации». Однако, о самих этих правилах, утвержденных именно Правительством, ничего не известно. Есть основания полагать, что их просто нет, а значит, нарушить их невозможно.

Сейчас эта деятельность регулируется разделом VII (п.п. 7.12–7.20) Федеральных авиационных правил «Подготовка и выполнение полетов в гражданской авиации Российской Федерации» (ФАП-128). Они были утверждены приказом Минтранса России от 31 июля 2009 года № 128. То, что описано в них, не имеет ничего общего с любительской фотосъемкой из окна самолета. Обычная съемка не является «дистанционным зондированием земли», под данным понятием традиционно понимается аэро — и спутниковая фотосъемка земной поверхности с помощью специальной аппаратуры.

В существующих Федеральных авиационных правилах «Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей» запрета на фотосъемку не содержится, более того — ими прямо разрешено провозить при себе фотоаппараты и видеокамеры (п. 135 Правил).

Существуют ограничения на пользование электронными приборами при взлете и посадке, связанные с безопасностью. Дополнительные запреты на съемку, установленные авиакомпанией для пассажиров, нарушают статью 16 ЗоЗПП, о которой уже говорилось выше.

Запрещено снимать стратегические объекты, поскольку эти сведения относятся к государственной тайне?

«Закон о запрете съемки стратегических объектов» — это, пожалуй, второй по популярности аргумент за запрет фотосъемки, после «права собственника». Разумеется, такого закона не существует.

Засекречивание каких-либо сведений регулирует закон «О государственной тайне». В нем (ст. 5) определен перечень сведений, которые составляют государственную тайну. Также подобный перечень содержится в указе Президента, с перечислением органов власти, которые уполномочены засекречивать конкретные сведения.

Важно помнить, что перечни эти носят ориентирующий характер, поскольку представляют собой «совокупность категорий сведений, в соответствии с которыми сведения относятся к государственной тайне и засекречиваются на основаниях и в порядке, установленных федеральным законодательством». Проще говоря, не любая информация указанных категорий относится к ГТ, необходимо еще произвести «отнесение» такой информации к гостайне, и ее засекречивание.

Этот процесс регулируется третьим разделом закона о ГТ, он включает в себя экспертную оценку обоснованности такого отнесения и присвоение сведениям соответствующего грифа секретности. На носители секретных сведений наносятся реквизиты, описанные в ст. 12 закона о ГТ, Если вы не видите таких реквизитов, то никакой «государственной тайны» нет. Секретные сведения вы без допуска не увидите, и конечно же, никто не сможет «засекретить» какой-нибудь мост, рядом с которым и по которому ежедневно проходят тысячи человек.

Метро — это стратегический объект, поэтому снимать там запрещено?

Разумеется, услуга перевозки в метро — такая же услуга, как и любая другая. И на нее тоже действует статья 16 ЗоЗПП: любые ограничения при ее оказании должны устанавливаться только Правительством. Так что запреты, записанные в «правилах пользования», по большей части незаконны, при условии, что фотосъемка не нарушает порядок, вспышка не слепит машинистов, и т. п.

В <…> запрещена профессиональная съемка<, то есть, съемка со штативом и вспышкой>?

Не совсем понятно, чем можно объяснить запрет «профессиональной съемки», скорее всего, это «калька» с зарубежного законодательства. Если фотограф снимает не «для себя», а в связи с какими-то служебными потребностями или для использования изображений «в коммерческих целях», то в данной ситуации не действует закон «О защите прав потребителей», однако, применимы Конституция и закон «Об информации…» Поэтому запрет на съемку незаконен, независимо от того, в каких целях она осуществляется.

В музеях <администрация может запретить снимать / можно снимать, только купив право на фотосъемку>?

Статьей 36 закона «О музейном фонде РФ и музеях в РФ» за музеями закреплено право на публикацию предметов и коллекций, находящихся в их фондах. Музей может запрещать использование их изображений в коммерческих целях, а также выпуск сувенирной продукции с такими изображениями либо изображениями зданий самих музеев, а также объектами, находящимися на их территории. Кроме этого, музею принадлежит право первой публикации музейных предметов и музейных коллекций, в этом случае у них возникает так называемое «право публикатора», предусмотренноестатьей 1337 ГК.

Все эти права действуют независимо от того, охраняется ли изображение авторским правом, и зарегистрировано ли оно как товарный знак. Однако, сама по себе фотосъемка их не нарушает, нарушения могут начаться только после публикации изображения или его использовании в коммерческих целях.

Ограничения на доступ к музейным предметам могут быть установлены только в тех случаях, когда они находятся в неудовлетворительном состоянии, на реставрации или в хранилище музея. Сюда же относится и запрет на съемку со вспышкой, если это может повредить состоянию объекта.

Что же касается продажи музеями «права на съемку», то она также незаконна. Фактически музей сначала незаконно ограничивает права посетителей на сбор информации, а затем — убирает за плату данное ограничение.

Еще с советских времен сохранился запрет на съемку <…>?

Советские нормативные акты, даже если они не отменены, зачастую фактически не действуют, поскольку после их принятия вступили в силу новые нормативные акты в этой же сфере. При ссылке на советский закон необходимо разбираться в каждом конкретном случае, в какой части он фактически применяется. К примеру, если речь идет об оказании услуг, то действует ЗоЗПП со статьей 16 и запретом ограничивать потребителя иначе, чем «правилами», принятыми Правительством.

Фотосъемка на Красной площади и у Кремля регламентируется приказом ФСО?

Согласно закону «О государственной охране» (ст. 1), к «охраняемым объектам» относятся здания, в которых размещаются органы государственной власти, а также прилегающие к ним территории. Указом Президента от 7 августа 2004 г. «Вопросы Федеральной службы охраны Российской Федерации» (п. 11, пп. 5), ФСО «организует и осуществляет проведение охранных, режимных, технических и иных мероприятий в местах постоянного и временного пребывания, в том числе на трассах проезда».

Правительством Москвы было принято постановление от 20 сентября 1994 г. № 791 «О проведении охранных и других специальных защитных мероприятий на трассах (маршрутах) проезда, в местах постоянного и временного пребывания объектов государственной охраны в г. Москве». В него тремя постановлениями вносились изменения, однако, в открытых источниках опубликовано только последнее из них, содержащее список московских улиц, по которым проходят маршруты проезда объектов государственной охраны в г. Москве. Было ли опубликовано само постановление № 791, неясно, да и сам его текст проблемно разыскать.

В моем распоряжении есть текст этого постановления до внесения в него изменений, в нем не содержится никаких запретов на съемку. Оно представляет собой набор поручений различным городским службам по контролю и надзору за состоянием проезжей части, размещением различных сооружений в маршрутах проезда. (Возможно, моя редакция неактуальна и какие-то запреты были внесены двумя неопубликованными постановлениями).

В первом приложении к нему содержится инструкция «О порядке проведения охранных и других специальных защитных мероприятий на трассах (маршрутах) проезда, в местах постоянного и временного пребывания объектов государственной охраны в г. Москве», возможно, какие-то запреты содержатся именно там. Второе приложение содержит список улиц с маршрутами проезда, оно, как уже сказано, было опубликовано.

Кроме этого, по сообщению «Новой газеты», в Санкт-Петербурге принят похожий документ, приказ губернатора № 22-п от 22.03.99 «О проведении охранных и других специальных защитных мероприятий на трассах (маршрутах) проезда, в местах постоянного и временного пребывания объектов государственной охраны в Санкт-Петербурге». Разумеется, текст его тоже трудно найти. Возможно, подобные постановления существуют в других городах.

Порядок съемок на территории Кремля определен в приказе ФСО № 336 от 18 октября 2001 г. Изменениями, внесенными в него приказом № 14 от 21 января 2001 г., определены размеры фотоаппаратов, на фотосъемку которыми требуется разрешение (длина более 25 см., либо высота корпуса более 14 см., или со сменными объективами диаметром более 70 мм.) На съемку внутри охраняемых зданий либо связанную с созданием материалов для СМИ или выпуска сувенирной продукции, разрешение требуется в любом случае.

Однако, ФСО готовится в ближайшее время отменить этот запрет.

Запрещено снимать работников силовых ведомств, находящихся при исполнении своих обязанностей?

Подобных запретов законодательство не содержит. Наоборот, Указ Президента РФ от 31 декабря 1993 года № 2334 «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию (п. 3) устанавливает, что деятельность государственных органов осуществляется на принципах информационной открытости, что может выражаться, в частности, „в осуществлении гражданами контроля за деятельностью государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц и принимаемыми ими решениями, связанными с соблюдением, охраной и защитой прав и законных интересов граждан“.

Кроме того, если речь идет о сотрудниках ГИБДД, то фиксировать свой разговор с ними разрешено Приказом МВД от 2 марта 2009 г. № 185 „Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения“:

„25. Сотрудник не должен препятствовать использованию видео — и звукозаписывающей аппаратуры участником дорожного движения, если таковое не запрещено законодательством. О существовании запрета сотрудник должен сообщить участнику дорожного движения, производящему запись.“

Где же все-таки действительно запрещена фотосъемка?

Прежде всего — это съемка в зданиях судов и исправительных учреждений. Такие запреты устанавливаются соответствующими процессуальными кодексами, имеющими силу федеральных законов:

Арбитражным процессуальным кодексом (ст. 11, ч. 7) и Уголовно-процессуальным кодексом (ст. 241, ч. 5) съемка судебного процесса допускается с разрешения председательствующего судьи;
Гражданским процессуальным кодексом (ст. 10, ч. 7) — с разрешения суда;
Кодексом об административных правонарушениях (статья 24.3, ч. 3) — с разрешения судьи, органа, должностного лица, рассматривающих дело об административном правонарушении;
Уголовно-исполнительным кодексом (ст. 24, ч. 4) съемка осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях, осуществляется с письменного согласия самих осужденных. Съемка объектов, обеспечивающих безопасность и охрану осужденных, осуществляется с разрешения в письменной форме администрации учреждения или органа, исполняющего наказания (ст. 24, ч. 5). (Под такими „объектами“ можно понимать даже стены исправительного учреждения, так что у его администрации есть формальное основание запретить съемку этого учреждения снаружи).

Остальные нормативные акты, содержащие запрет на съемку, регламентируют, как правило, пропускной режим на территориях государственных учреждений.

Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22 января 1998 г. N 2134–II ГД „О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации“ (ст. 37) запрещено проносить на закрытое заседание Государственной Думы и использовать в ходе него съемочную технику.

Постановлением Правительства РФ от 2 октября 1999 г. N 1102 „О Правилах плавания и пребывания иностранных военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях, в территориальном море, во внутренних морских водах, на военно-морских базах, в пунктах базирования военных кораблей и морских портах“ Российской Федерации» (п. 70) запрещено снимать корабли и военные объекты на берегу с борта иностранных кораблей.

Приказом Федеральной таможенной службы от 20 октября 2006 г. N 1032 «Об утверждении Инструкции по организации пропускного и внутриобъектового режимов на объектах таможенных органов Российской Федерации» (п. 56) запрещена съемка на территории объектов ФТС.

Приказом Госстроя РФ от 3 ноября 1999 г. N 105 «Об обеспечении пропускного и внутриобъектового режима и охраны здания Госстроя России» (п. 2.9) внос в здание Госстроя России съемочной аппаратуры для личного пользования запрещается, внос аппаратуры для других целей осуществляется по разрешению.

Приказом Минтопэнерго РФ от 29 октября 1997 г. N 333 «Об утверждении и вводе в действие Положения о пропускном и внутриобъектовом режиме в административных зданиях Министерства топлива и энергетики Российской Федерации»(п.3.3) запрещается вносить съемочную технику на территорию и в помещения Министерства, и производить там съемки.

Приказом ФСБ РФ от 10 сентября 2007 г. N 458 «Об утверждении Правил пограничного режима» (п. 1.9.8, пп. «б») лицам, находящимся в пределах пятикилометровой полосы местности вдоль государственной границы, запрещается без разрешения начальника пограничного управления ФСБ осуществлять съемку пограничных нарядов и объектов пограничных органов.

Приказом Федеральной службы по надзору в сфере транспорта от 1 сентября 2006 г. N ВС-297фс «Об утверждении Порядка организации охраны, пропускного и внутриобъектового режимов в административных зданиях Федеральной службы по надзору в сфере транспорта» (п. 3.13) запрещается без специального разрешения руководства Ространснадзора вносить в его административные здания съемочную и звукозаписывающую аппаратуру.


Автор сборника — Павел Протасов.

Кроме этого, вы можете скачать краткую памятку для распечатки, подготовленную Алексеем Крыловым. Она представляет собой краткое изложение этого сборника вопросов и занимает один стандартный лист формата A4. Ее можно распечатать и носить с собой.

Текст памятки (версия 05/02/2010)

массовых расстрелов в США в 2021 году

Кому-то могло показаться, что во время пандемии коронавируса массовые расстрелы практически прекратились, а между масштабными стрельбами в общественных местах прошел год.

Но стрельба не прекращалась. Просто они не были такими публичными.

Архив насилия с применением огнестрельного оружия, который определяет массовую стрельбу как стрельбу, в которой четыре или более человек были ранены или убиты, не считая преступника, насчитал более 600 таких случаев стрельбы в 2020 году по сравнению с 417 в 2019 году.

Эта бойня продолжалась и в 2021 году, и в этом году было совершено сотни перестрелок. Архив, некоммерческая организация, насчитал 25 массовых убийств, которые он определяет как четыре или более убитых человека, в 2021 году по состоянию на середину ноября.

Существует мало единого мнения по поводу определения массовой стрельбы, что усложняет усилия некоммерческих и новостных организаций по документированию масштабов проблемы.

Проект «Насилие» следует узкому определению Исследовательской службы Конгресса, требуя, чтобы нападения совершались публично, и исключая стрельбу в семье и те, которые «приписываются основной преступной деятельности.CNN определила массовую стрельбу как стрельбу с четырьмя или более ранеными или погибшими. Усилия Washington Post по отслеживанию публичных массовых расстрелов включают стрельбу, в результате которой погибли четыре или более человек, но не включают грабежи или стрельбу в частных домах.

Каким бы ни было определение, это постоянная американская проблема. Некоторые массовые расстрелы остаются незабываемыми для широкой публики из-за количества убитых, мотивов нападавших, очевидной случайности или других факторов — случаев, которые часто становятся известными под одним топонимом, таким как Колумбайн, Ньютаун или Паркленд.Но было много других массовых убийств, которым никогда не уделялось такого же внимания.

Вот неполный список перестрелок с многочисленными жертвами в 2021 году. Он не включает многие другие, но дает небольшое представление о насилии с применением огнестрельного оружия, от которого страна уже пострадала в этом году.

30 ноября: округ Клейтон, штат Джорджия, и округ Окленд, штат Мичиган

Четыре человека были убиты после того, как вооруженный человек открыл огонь в средней школе Оксфорда в пригороде Детройта, штат Мичиган, в результате стрельбы на школьной территории, ставшей самой смертоносной в США в этом году.

Несколько часов спустя полицейский и две женщины были застрелены во время эпизода домашнего насилия в столичном районе Атланты, сообщила полиция. Стрелявший также был убит.

28 ноября: Ланкастер, Калифорния

29-летнего отца обвинили в том, что он застрелил своих четверых детей — 1, 2, 7 и 11 лет — и свою свекровь в семейном доме. Он был арестован и обвинен по пяти пунктам обвинения в убийстве и трем пунктам обвинения в нападении на ребенка, повлекшем смерть.

Ноябрь.14: Тусон, Аризона,

Четыре человека — две группы братьев, родственников — были убиты, когда вечеринка закончилась перестрелкой. Никто не был обвинен в смерти.

20 октября: Фаруэлл, Мичиган

Полиция сообщила, что женщина застрелила своего отца, сестру и еще двоих в доме. В машине женщины находился журнал, в котором был список других людей, которых она намеревалась убить, сообщили в полиции.

25 сентября: Афины, штат Теннеси.

Мужчине и женщине было предъявлено обвинение в убийстве четырех человек в доме.Полиция заявила, что возник спор о воспитании 10-месячного ребенка.

12 сентября: Сент-Пол, штат Миннесота

Четыре человека были найдены мертвыми в брошенной машине на кукурузном поле округа Данн, штат Висконсин, после выстрелов в Сент-Пол, штат Миннесота, сообщила полиция. Они не сказали, как узнали, что жертвы были расстреляны в городе.

5 сентября: Хьюстон, Техас

Мужчина застрелил четырех человек, в том числе 10-летнего и 12-летнего, а через несколько дней застрелился. Другими жертвами стали мать и отчим стрелявшего.

5 сентября: Лейкленд, Флорида

Бывший снайпер морской пехоты застрелил четырех человек, в том числе младенца, в двух домах и открыл огонь по офицерам, прежде чем был арестован. Следователи не знали, что послужило причиной беспорядков.

25 июля: Васко, Калифорния

41-летний мужчина, вооруженный автоматом и пистолетом, убил четырех человек, в том числе полицейского, после захвата заложников в доме. Стрелявший был смертельно ранен сотрудником полиции.

20 июля: Джексонвилл, Техас.

Трое мужчин были арестованы в результате расстрела четырех человек со смертельным исходом в городе примерно в 125 милях к юго-востоку от Далласа. Полиция заявила, что, по их мнению, это было запланировано как ограбление, и что один из арестованных мужчин был связан с одной из жертв.

15 июня: Чикаго

Двое боевиков ворвались в дом в районе Энглвуд в южной части Чикаго и застрелили восемь человек, пятеро из них погибли. По данным полиции, семеро человек были ранены в голову.

26 мая: Сан-Хосе, Калифорния.

Девять человек погибли в результате стрельбы на железнодорожной станции в Сан-Хосе, Калифорния, сообщил офис шерифа округа Санта-Клара. По словам властей, стрелок, транспортный рабочий, также был мертв.

9 мая: Колорадо-Спрингс

Мужчина убил шесть человек, а затем застрелился на дне рождения в парке мобильных домов. Когда произошла стрельба, внутри собрались друзья, семья и дети. По словам полиции, стрелок был «парнем одной из жертв женского пола».

32-летний мужчина убил свою мать, отчима и двух полицейских, после чего застрелился в конце 13-часового противостояния. Другой офицер был ранен выстрелами, но избежал травм, потому что пуля попала в его кевларовый шлем.

15 апреля: Индианаполис

По меньшей мере восемь человек были убиты, не считая стрелка, который, как считается, покончил с собой после открытия огня на складе FedEx. Члены семьи сказали, что рабочие не могли пользоваться своими мобильными телефонами на работе, из-за чего они не могли подтвердить свою безопасность в течение нескольких часов.

7 апреля: Рок-Хилл, Южная Каролина

Бывший игрок НФЛ. игрок застрелил врача, жену врача и двух их внуков в их доме, а также двух техников по кондиционированию воздуха, которые работали снаружи дома. По словам властей, позже стрелок покончил с собой.

Власти заявили, что два брата убили четырех членов семьи, прежде чем покончить с собой. Тела были обнаружены после того, как полиция прибыла в дом для проверки благосостояния.

31 марта: Ориндж, Калифорния.

Боевик открыл стрельбу по агентству недвижимости, убив четырех человек, в том числе 9-летнего мальчика. Стрельба, скорее всего, была связана с «деловыми и личными отношениями, существовавшими между подозреваемым и всеми жертвами», заявили власти.

28 марта: Эссекс, штат Мэриленд

Стрелок убил своих родителей, двух человек в круглосуточном магазине, а затем себя в перестрелке, сообщила полиция.

22 марта: Боулдер, Колорадо

Нападавший в продуктовом магазине убил 10 человек, в том числе первого полицейского, прибывшего на место происшествия.Стрелявший был ранен и взят под стражу.

Восемь человек, в том числе шесть женщин азиатского происхождения, были убиты на трех курортах, как минимум два из которых посещал боевик. Нападение вызвало особую тревогу у многих американцев азиатского происхождения.

13 марта: Индианаполис

В результате стрельбы недалеко от восточной части города четыре человека погибли, в том числе 7-летний ребенок, и тяжело ранена женщина, сообщили власти. Полиция заявила, что стрельба произошла из-за бытовых проблем.

2 февраля: Маскоги, Оклахома

Пятеро детей и мужчина были убиты, а женщина серьезно ранена, когда они были застрелены в доме. На месте задержан брат одного из пострадавших. Полиция заявила, что, по их мнению, жертвы были связаны между собой.

24 января: Индианаполис

Пять человек, включая беременную женщину, были найдены мертвыми в доме после того, как власти вступили в контакт с несовершеннолетним мужчиной, у которого были огнестрельные ранения. Через сутки после расстрела его арестовали.

9 января: Эванстон, штат Иллинойс

По меньшей мере пять человек, в том числе 15-летняя девочка, были убиты в перестрелке в районе Чикаго, сообщила полиция. Нападавший застрелил в общей сложности семь человек, прежде чем был убит полицией.

Массовые расстрелы в Америке | Исследования и политика Everytown

Двенадцать лет массовых расстрелов в США

Анализ фонда поддержки безопасности оружия Everytown

Последнее обновление: 4 июня 2021 г.

В период между 2009 и 2020 годами ужасающие сцены массовых расстрелов преследовали коллективное сознание нации.Каждый экстренный выпуск новостей наполняет нацию горем и гневом по поводу этого бессмысленного, предотвратимого насилия. Соединенные Штаты — не единственная страна с психическими заболеваниями, насилием в семье или идеологией, подпитываемой ненавистью, но уровень убийств с применением огнестрельного оружия у нас в 25 раз выше, чем в других странах с высоким уровнем дохода. Разница заключается в легком доступе к оружию. Эта связь не только теоретическая. В штатах США с более слабыми законами об оружии и более высоким уровнем владения оружием более высокий уровень массовых расстрелов.

В то время как широко распространено мнение, что массовые расстрелы являются самой большой долей смертей от огнестрельного оружия в стране, данные говорят о другой и более сложной истории.На самом деле массовые расстрелы — это верхушка айсберга кризиса насилия с применением огнестрельного оружия в этой стране. Более 99 процентов смертей от огнестрельного оружия в США связаны с расстрелами, не связанными с массовыми расстрелами. Тем не менее, из-за большого числа жертв и часто связанного с ними обширного и ужасающего освещения в СМИ, каждая массовая стрельба вызывает волны боли и вреда в семьях, сообществах и нации. Так же, как ежедневное насилие с применением огнестрельного оружия, которое способствует более чем 100 смертям от огнестрельного оружия каждый день в США, массовые расстрелы в значительной степени можно предотвратить с помощью основанных на фактических данных политических вмешательств.

Этот анализ отражает подборку исходных данных о массовых расстрелах в Соединенных Штатах за 12 лет (с 2009 по 2020 год), полученных из сообщений СМИ и официальных отчетов полиции и суда. Эти записи позволяют получить уникальную информацию об обстоятельствах массовых расстрелов. Подробную информацию о сборе данных см. в нашей методологии.

Массовые расстрелы — это не случайный, неизбежный элемент современной американской жизни. Скорее, в этом отчете освещаются тенденции, которые могут помочь законодателям определить стратегии по сдерживанию этих трагедий.Эти тенденции включают в себя то, что массовые расстрелы часто бывают:

  • совершенное лицом, которому по закону запрещено владеть огнестрельным оружием;
  • совершенное лицом, предварительно выставившим предупредительные знаки;
  • в сочетании с актами домашнего насилия; и
  • гораздо смертоноснее, когда речь идет о штурмовом оружии и магазинах большой емкости.

Everytown определяет массовую стрельбу как любой инцидент, в котором четыре или более человек были застрелены и убиты, за исключением стрелка.

Согласно этому определению, в Соединенных Штатах ежегодно происходит в среднем 19 массовых расстрелов, от 15 в 2010 и 2014 годах до 24 в 2011 и 2013 годах. . Подсчеты по другим определениям варьируются от дюжины в год до почти одного массового расстрела каждый день в зависимости от таких факторов, как пороговое количество жертв или то, была ли массовая стрельба публичной или нет.

По любым подсчетам количество массовых расстрелов, от которых страдает эта страна, слишком велико, и подсчитано лишь малая часть жизней, навсегда изменившихся после трагедии массового расстрела.Чтобы узнать больше об определении Everytown, см. нашу методологию.

1 из 4

1 из 4 жертв массовых расстрелов – дети и подростки.

В период с 2009 по 2020 год 1363 человека в США были убиты и еще 947 получили ранения в результате 240 массовых расстрелов, в среднем 20 перестрелок в год. Среди пострадавших не менее 362 детей и подростков убиты, а также 21 сотрудник правоохранительных органов убит и 35 ранены.Эти цифры ошеломляют, но они представляют собой лишь небольшую часть жизней, навсегда изменившихся после того, как массовая стрельба потрясла общество ужасом и горем.

Количество массовых расстрелов в год

Почти во всех массовых расстрелах за этот период стрелял взрослый мужчина, действовавший в одиночку. Тридцать два процента массовых расстрелов, или 92 стрелка, закончились самоубийством преступника, а еще 24 стрелка были убиты правоохранительными органами.Остальные 145 участников массовых расстрелов были взяты под стражу правоохранительными органами, а результаты и личности 23 остаются неизвестными.

Архетипическая массовая стрельба происходит в общественном месте, таком как школа или бар. В то время как массовые расстрелы в общественных местах, как правило, привлекают больше внимания средств массовой информации, на самом деле большинство этих расстрелов происходит в частных домах.

В период с 2009 по 2020 год 61 процент массовых расстрелов происходил исключительно дома, а еще 9 процентов происходили частично дома и частично в общественных местах.Тридцать процентов произошли исключительно в общественных местах, таких как школы, торговые центры или бары. Из этих публичных массовых расстрелов большинство (59 процентов) произошло, по крайней мере частично, в служебных помещениях, таких как ресторан или розничный магазин, а 11 процентов произошли в школе. Эти публичные массовые расстрелы были более смертоносными: хотя 39 процентов массовых расстрелов произошли, по крайней мере частично, в общественных местах, они привели к 51 проценту всех смертей в результате массовых расстрелов за этот 12-летний период.

61% массовых расстрелов произошли исключительно в домах

В отсутствие всеобъемлющего федерального закона, требующего проверки биографии всех продаж оружия по всей стране, преступники, насильники в семье и другие запрещенные лица могут легко избежать проверки биографических данных в 29 штатах, просто покупая оружие у нелицензированных продавцов, включая незнакомцев, которых они встречают. онлайн.

1 из 3

В 1 из 3 массовых расстрелов участвовал стрелок, которому по закону было запрещено владеть огнестрельным оружием во время стрельбы.

Вред, причиняемый тем, что люди, которым не следует иметь огнестрельное оружие, могут легко избежать проверки биографических данных, особенно очевиден в случае массовых расстрелов, когда каждый третий инцидент был связан со стрелками, которым по закону было запрещено иметь огнестрельное оружие во время стрельбы, будь то из-за того, что у них осуждение за тяжкое уголовное преступление, был признан судом психически больным или имел запретительный судебный приказ о домашнем насилии, среди прочего.В результате этих перестрелок 364 человека погибли и 125 получили ранения, или каждый четвертый погиб и каждый десятый получил ранения, которых можно было бы избежать с помощью более надежной и комплексной системы проверки биографических данных.

Закрытие лазеек в наших федеральных законах и законах штата о проверке биографических данных может предотвратить попадание оружия в руки тех, кому по закону запрещено иметь огнестрельное оружие. Узнайте больше о том, как проверка биографических данных спасает жизни и защищает сообщества.

Виновные в массовых расстрелах часто демонстрируют предупредительные знаки перед насилием, например, участвуют в недавних действиях или угрозах насилия или нарушают охранный ордер.Эти предупреждающие знаки открывают возможности для вмешательства, которое может спасти жизни. Фактически, более чем в половине (56 процентов) массовых расстрелов в этом анализе стрелок демонстрировал по крайней мере один предупреждающий знак перед стрельбой. В совокупности стрелки, демонстрирующие опасные предупреждающие знаки, унесли 596 жизней и ранили еще 260, что составляет более половины смертей от массовых расстрелов и треть всех ранений.

В 56%

В 56 процентах массовых расстрелов стрелок перед стрельбой демонстрировал опасные предупреждающие знаки.

Everytown для безопасности оружия. «Массовые расстрелы в Америке 2009-2020». Everytown для безопасности оружия. (2021). https://bit.ly/3fQBlc2

Тот факт, что так много массовых стрелков демонстрировали предупредительные знаки перед своими актами насилия, подчеркивает возможности для вмешательства и предотвращения этих трагедий. Законы об экстремальных рисках — одна из таких возможностей. Эти законы, которые иногда называют «красными флагами», дают право близким и правоохранительным органам, которые распознают предупреждающие знаки, обращаться в суд с ходатайством о временном ограничении доступа человека к огнестрельному оружию, когда оно представляет значительный риск его использования для причинения вреда.Исследования показывают, что законы об экстремальных рисках эффективны для спасения жизней, особенно в случаях самоубийства с применением огнестрельного оружия. Подробнее об исследовании читайте здесь.

Хотя многие люди считают массовые расстрелы случайными актами насилия, этот анализ показывает, что большинство массовых расстрелов вовсе не случайны: как минимум в 53 процентах массовых расстрелов в период с 2009 по 2020 год преступник стрелял в настоящего или бывшего интимного партнера или Член семьи во время беспорядков. В результате этих массовых расстрелов, связанных с домашним насилием, по меньшей мере 632 человека были застрелены и 106 человек ранены, что составляет почти половину всех погибших в результате массовых расстрелов и каждое десятое ранение.

Почти 3 из 4 детей и подростков, погибших в результате массовых расстрелов, погибли в результате инцидента, связанного с домашним насилием.

53%

53 процента массовых расстрелов были связаны с домашним насилием.

Слишком часто дети и подростки становятся жертвами массовых расстрелов в семье: из 362 детей и подростков, убитых во всех массовых расстрелах за последние 12 лет, почти трое из четырех (72 процента) погибли в результате инцидента, связанного с интимным партнером или насилие в семье.

Данные о массовых расстрелах, связанных с домашним насилием, и о том, где обычно происходят массовые расстрелы, взаимосвязаны. Почти во всех этих перестрелках, связанных с домашним насилием, по крайней мере одна жертва находилась в частном доме (93 процента), а 80 процентов из них происходили целиком и никогда не перемещались в общественное место.

79% случаев стрельбы, связанной с домашним насилием, происходили исключительно дома

Everytown для безопасности оружия.«Массовые расстрелы в Америке 2009-2020». Everytown для безопасности оружия. (2021). https://bit.ly/3fQBlc2

По крайней мере, в 71 массовых расстрелах стрелок имел известное прошлое домашнего насилия. В 56 из этих массовых расстрелов стрелок застрелил интимного партнера или члена семьи в рамках своего буйства.

Насилие со стороны интимного партнера и в семье с гораздо большей вероятностью может стать смертельным, если в дело вовлечено оружие. Насильники с огнестрельным оружием в пять раз чаще убивают своих жертв-женщин, а оружие еще больше усугубляет динамику власти и контроля, используемую насильниками для эмоционального насилия и принудительного контроля над своими жертвами.Узнайте больше о смертельной связи между домашним насилием и оружием, а также о мерах по предотвращению бытовых убийств здесь.

Когда в массовых расстрелах применялось штурмовое оружие и магазины большой емкости, это приводило к гораздо большему количеству смертей и ранений. В период с 2009 по 2020 год пять самых смертоносных инцидентов с массовой стрельбой в США были связаны с использованием штурмового оружия и / или магазинов большой емкости: Лас-Вегас, Орландо, Ньютаун, Сазерленд-Спрингс и Эль-Пасо.

Штурмовое оружие и магазины большой емкости несоразмерно использовались при массовых расстрелах.Из стрельбы из известного типа оружия 76 процентов стрельбы из штурмового оружия и/или магазина большой емкости произошли в общественных местах по сравнению с 44 процентами стрельбы из пистолета.

81%

81 процент массовых расстрелов был совершен с применением огнестрельного оружия.

Everytown для безопасности оружия. «Массовые расстрелы в Америке 2009-2020». Everytown для безопасности оружия. (2021). https://bit.ly/3fQBlc2

16%

В 16 процентах случаев массовых расстрелов применялось штурмовое оружие.

Everytown для безопасности оружия. «Массовые расстрелы в Америке 2009-2020». Everytown для безопасности оружия. (2021). https://bit.ly/3fQBlc2

55%

55 процентов массовых расстрелов были связаны с магазином большой емкости.

Everytown для безопасности оружия. «Массовые расстрелы в Америке 2009-2020». Everytown для безопасности оружия. (2021). https://бит.ly/3fQBlc2

Пистолеты

Большинство массовых расстрелов — 81 процент — было связано с использованием как минимум одного пистолета, а 60 процентов — только с пистолетами. Не менее 17 стрелков использовали только пистолет с магазином большой емкости.

Штурмовое оружие

Штурмовое оружие, как правило, представляет собой мощное полуавтоматическое огнестрельное оружие, предназначенное для стрельбы снарядами с большей скоростью, чем у большинства других видов огнестрельного оружия, и в сочетании с магазинами большой емкости позволяет стрелку произвести сокрушительное количество выстрелов за короткий промежуток времени.За 12 лет, с 2009 по 2020 год, произошло не менее 30 массовых расстрелов (16% из них с известными данными об оружии) с применением штурмового оружия, в результате которых 347 человек погибли и 719 получили ранения. Другими словами, на массовые расстрелы с применением штурмового оружия приходилось 25 процентов всех смертей в результате массовых расстрелов и 76 процентов ранений. Хотя он и не использовался в большинстве массовых расстрелов, когда он был, в результате одного инцидента было расстреляно в шесть раз больше людей, чем когда не было штурмового оружия.

Штурмовое оружие привело к расстрелу в 6 раз больше людей за массовый расстрел

Последнее обновление: 18.03.2022

Магазины большой емкости

Магазины большой емкости позволяют стрелку сделать больше патронов без паузы для перезарядки. Чем больше выстрелов стрелок может сделать последовательно, тем больше огнестрельных ранений он может нанести во время атаки. Хотя почти каждое штурмовое оружие, использовавшееся в ходе массовых расстрелов в этот период, имело магазин большой емкости, еще в 20 массовых расстрелах магазины большой емкости использовались с другим оружием.Всего было совершено не менее 42 массовых расстрелов с применением магазинов большой емкости, в результате которых погибло 422 человека и было ранено 710 человек. Из 42 массовых расстрелов, в которых участвовали магазины большой емкости, три четверти произошли в общественных местах. В целом известные нам массовые расстрелы с использованием магазинов большой емкости привели к тому, что в среднем стреляли почти в пять раз больше людей, чем те, кто этого не делал.

Магазины большой емкости позволили расстрелять в 5 раз больше людей за один массовый расстрел

Последнее обновление: 3.18.2022

Растущий объем исследований показывает, что штаты могут уменьшить насилие с применением огнестрельного оружия, ограничив доступ к штурмовому оружию и магазинам большой емкости. В штатах с ограничениями на размер журнала массовые расстрелы происходят вдвое реже, чем в штатах без ограничений. Другое исследование показало, что массовые расстрелы были на 70 процентов менее вероятны, когда действовал федеральный запрет на штурмовое оружие и магазины большой емкости. На самом деле, при рассмотрении возможных факторов, таких как социально-демографические факторы и законы об оружии, законы, ограничивающие размер магазина, были, безусловно, самым сильным предиктором уровня массовых расстрелов в штате.Узнайте больше о штурмовом оружии и магазинах большой емкости, а также о правилах, помогающих предотвратить их использование при применении огнестрельного оружия, здесь.

В период с 2009 по 2020 год все 5 самых смертоносных массовых расстрелов были связаны с применением штурмового оружия и/или магазинов большой емкости.

Массовые расстрелы причиняют неизгладимый вред выжившим и сообществам

Все кровати были заняты. У нас были люди в коридорах, люди снаружи и еще люди входили.

Разрушительный охват массовой стрельбы простирается далеко за пределы убитых и раненых, нанося ущерб благополучию выживших, их семей и сообществ.Исследования выживших в различных массовых расстрелах неизменно показывают, что массовые расстрелы наносят вред психическому здоровью как непосредственных жертв, так и членов сообщества, включая психологические симптомы, такие как посттравматический стресс и депрессия. Даже те, кто живет далеко, например, те, кто смотрит репортаж о массовой стрельбе в новостях, могут испытывать повышенный страх перед преступлением или преследованием и неуверенность в своей безопасности в школе и в обществе.

Реагирование на массовые расстрелы также ложится тяжелым бременем на системы здравоохранения, местную экономику и налогоплательщиков.Один исследователь подсчитал, что стоимость массовой стрельбы в Лас-Вегасе составит не менее 600 миллионов долларов после подсчета таких затрат, как медицинское и психиатрическое обслуживание, работа полиции, потеря работы и расходы работодателя, а также качество жизни. Страх перед массовыми расстрелами только увеличивает эти расходы: одно расследование показало, что со времен «Колумбайн» на помощь школьным округам в найме охранников было потрачено не менее 811 миллионов федеральных долларов.

«Хотя у меня нет физических шрамов, с того дня в моей повседневной жизни появилось повышенное беспокойство и повышенная бдительность.Мероприятия на свежем воздухе даются мне тяжело, и я постоянно придумываю план побега, где бы я ни был. Нам нужны перемены, чтобы больше никому не нужно было бояться «фейерверков».

Джина Марано, пережившая массовую стрельбу в Лас-Вегасе.

Только поняв истинную природу массовых расстрелов, мы сможем начать искать решения, основанные на фактах. Законодатели должны принять закон, требующий проверки биографии всех продаж огнестрельного оружия, временного изъятия огнестрельного оружия в соответствии с законами об экстремальных рисках, недопущения попадания огнестрельного оружия в руки бытовых насильников и ограничения покупки, владения и производства штурмового оружия и магазинов большой емкости.

Публичные массовые расстрелы: база данных собирает сведения о полвека массовых расстрелов в США с применением огнестрельного оружия, создавая психосоциальные истории в то время всегда находились в состоянии кризиса и, в большинстве случаев, перед открытием огня передавали информацию о своих планах. Большинство из них были инсайдерами целевого учреждения, например, работники или студенты.За исключением молодых школьных стрелков, которые украли оружие у членов семьи, большинство из них использовали в этих перестрелках легально полученные пистолеты.

Это характерные черты лиц, участвовавших в публичных массовых расстрелах, то есть стрельбе, в результате которой погибло четыре или более человек[1], собранные в новой комплексной базе данных о выявленных массовых расстрелах в США с 1966 по 2019 год. Данные о 172 массовые публичные расстрелы охватывают более 150 переменных психосоциальной истории, таких как история психического здоровья этих людей, прошлые травмы, интерес к прошлым перестрелкам и ситуационные триггеры.

При поддержке Национального института юстиции база данных The Violence Project использует данные исключительно из открытых источников, таких как сайты социальных сетей и интернет-газеты. Цель состоит в том, чтобы обеспечить более широкое понимание со стороны общественности, системы правосудия и исследовательского сообщества того, кто такие массовые расстрелы и что мотивирует их решение выстрелить из огнестрельного оружия в нескольких человек.

В рамках проекта исследователи также отдельно опрашивали заключенных, участвовавших в массовых расстрелах, отчасти для поиска общих черт.

Тревожный восходящий тренд

В исследовании изучалась эпоха заметного увеличения числа и смертоносных последствий массовых расстрелов в Соединенных Штатах. Подводя итог этой тенденции:

  • Проект охватывал массовые расстрелы за более чем 50 лет, однако 20% из 167 массовых расстрелов за этот период произошли в последние пять лет изучаемого периода.
  • Более половины случаев произошло после 2000 г., из них 33% — после 2010 г.
  • Годами с наибольшим количеством массовых расстрелов были 2018 год, когда было девять, а также 1999 и 2017 годы, когда было семь.
  • Шестнадцать из 20 самых смертоносных массовых расстрелов в современной истории (т. е. с 1966 по 2019 год) произошли в период с 1999 по 2019 год, а восемь из этих шестнадцати произошли в период с 2014 по 2019 год.
  • Число погибших резко возросло, особенно за последнее десятилетие. В 1970-е годы массовые расстрелы уносили в среднем восемь жизней в год. С 2010 по 2019 год, конец периода исследования, в среднем было до 51 случая смерти в год.

Дизайн кабинета

В исследовании применялся смешанный подход, сочетающий объективные или легко поддающиеся количественной оценке данные для заполнения базы данных и опросы небольшой выборки заключенных, совершивших массовые расстрелы.База данных, а также подробная методология исследования и исследовательская кодовая книга доступны на сайте www.theviolenceproject.org. Случаи массовых расстрелов были выявлены с использованием нескольких источников, включая все существующие базы данных о массовых расстрелах, с тщательным изучением каждого случая. Исследователи также изучили исходные списки массовых расстрелов из новых источников. Рассказы стрелков от первого лица были тщательно изучены, а вторичные источники, такие как документальные фильмы, биографии, газетные архивы, например, были изучены для получения множества соответствующих данных о массовых стрельбах.Всего исследовательская группа закодировала более 160 переменных для включения в базу данных. Примеры переменных диапазонов включают демографические данные, семейное положение, расставание и проблемы с работой, заблаговременное сообщение другим о своих планах убийства (известное как «утечка») и использование огнестрельного оружия, в том числе было ли оно приобретено легально или незаконно или украдено. База данных включает в себя вкладки о более чем 370 единицах огнестрельного оружия, использованного в ходе массовых расстрелов, и 1239 человек, погибших от этого оружия, а также 2020 раненых.

Этот проект следовал исследовательской методологии, доказавшей свою эффективность в исследованиях терроризма, которые также являются редкими событиями, которые могут привести к массовым жертвам.

Другие ключевые выводы и применимость

Травма, самоубийство и кризис

Было установлено, что склонность к суициду является сильным предиктором совершения массовых расстрелов. Из всех массовых расстрелов в базе данных The Violence Project 30% до стрельбы были склонны к самоубийству. Еще 39% довели себя до самоубийства во время стрельбы.Эти цифры были значительно выше для молодых стрелков: студенты K-12, участвовавшие в массовых расстрелах, были склонны к суициду в 92% случаев, а студенты колледжей / университетов, участвовавшие в массовых расстрелах, — в 100% случаев.

Что касается прошлой травмы, то было обнаружено, что 31% лиц, совершивших массовые расстрелы, пережили тяжелую детскую травму, а более 80% находились в кризисном состоянии.

Травма была обычным элементом предыстории тех, кто совершал массовые расстрелы, как в базе данных, так и в качественных исследованиях.Раннее вмешательство через школьные службы может быть ключевым компонентом ранней профилактики.

Лечение травмы

CrimeSolutions NIJ оценил программы как эффективные или многообещающие для снижения воздействия травм на молодежь. См.:

Когнитивно-поведенческое вмешательство при травмах в школах (CBITS)

Прийти в норму

Повышение устойчивости учащихся, испытывающих стресс (ERASE-Stress) в Израиле

Кризис/психическое заболевание

В публичном дискурсе массовые расстрелы часто связывают с психическими заболеваниями.Но исследования показывают, что роль психических заболеваний в массовых расстрелах сложна, а не однозначна. Проблемы с психическим здоровьем были распространены среди тех, кто участвовал в массовых расстрелах, при этом психоз играл незначительную роль почти в одной трети случаев, но основную роль в 10% случаев.

Данные показывают, однако, что почти все лица, участвовавшие в массовых расстрелах, находились в состоянии кризиса в дни или недели, предшествующие расстрелам.

Предупреждающие знаки — утечка

Почти половина лиц, участвовавших в массовых расстрелах (48%), заранее сообщали о своих планах другим, в том числе членам семьи, друзьям и коллегам, а также незнакомым людям и сотрудникам правоохранительных органов.Жетоны наследия, такие как манифесты, оставили после себя 23,4% тех, кто совершал массовые расстрелы. Около 70% лиц, совершивших массовые расстрелы, знали хотя бы некоторых из своих жертв. В частности, стрелявшие из К-12 в школе и на рабочем месте были «инсайдерами» — нынешними или бывшими учениками и сотрудниками. Этот вывод имеет значение для мер физической безопасности и использования активных стрелковых упражнений.

Тот факт, что утечка информации является обычным явлением при массовых расстрелах, дает возможность для вмешательства.Системы анонимных сообщений могут увеличить вероятность утечки и являются важной областью для дальнейших исследований. Перспективны группы по оценке угроз, применяющие целостный совместный подход к вмешательству.

Огнестрельное оружие

Примечательно, что большинство лиц, участвовавших в массовых расстрелах, использовали огнестрельное оружие (77,2%), а 25,1% использовали автоматы при совершении своих преступлений. Из известных случаев массовых расстрелов (32,5% случаев не удалось подтвердить) 77% лиц, участвовавших в массовых расстрелах, приобрели хотя бы часть своего оружия легально, а незаконные покупки совершали 13% лиц, совершавших массовые расстрелы.В случаях, связанных со стрельбой в школе К-12, более 80% лиц, участвовавших в стрельбе, украли оружие у членов семьи.

Выводы подтверждают безопасное хранение оружия. Тем не менее, исследователи отметили, что не существует федеральных законов, требующих безопасного хранения оружия, а также федеральных стандартов для замков для огнестрельного оружия. Данные также подтверждают «красные флажки», разрешающие правоохранительным органам или членам семьи обращаться в суд штата с ходатайством о временном изъятии огнестрельного оружия у лица, представляющего опасность.

Мотивация со временем

С 1970-х годов единственным статистически значимым изменением в мотивах массовых расстрелов является уменьшение числа расстрелов, мотивированных проблемами занятости.

Скрипт

Данные показывают, что многие лица, участвующие в массовых расстрелах, изучают прошлых массовых расстрелов — каждый пятый (21,6%) изучал других массовых расстрелов, и многие радикализируются в Интернете. Исследователи рекомендовали медиаобразование как средство, помогающее людям критически воспринимать информацию и противодействовать экстремистской пропаганде, способствующей насилию.

Демография массовых расстрелов

Из 172 человек, участвовавших в публичных массовых расстрелах, включенных в базу данных, 97,7% были мужчинами. Возраст варьировался от 11 до 70 лет, средний возраст 34,1 года. Стреляли 52,3% белых, 20,9% черных, 8,1% латиноамериканцев, 6,4% азиатов, 4,2% жителей Ближнего Востока и 1,8% коренных американцев.

Большинство лиц, совершивших массовые расстрелы, ранее были судимы (64,5%) и подвергались насилию (62,8%), в том числе бытовому (27,9%).И 28,5% имели военное прошлое. Большинство из них погибли на месте массовых расстрелов, из них 38,4% погибли от собственной руки и 20,3% были убиты сотрудниками правоохранительных органов.

Места массовых расстрелов

Места массовых расстрелов в процентах от всех случаев в базе данных:

Местоположение

Процент

Рабочее место

30.8

Предприятие розничной торговли

16,9

Бар или ресторан

13,4

Жилое помещение

8.1

На открытом воздухе

8.1

Школа К-12

7.6

Место отправления культа

6,4

Колледж или университет

5,2

Правительство или место общественного значения

3,5

Интервью

Исследовательская группа предупредила, что качественные данные пяти интервью не поддаются обобщению, поскольку история каждого человека уникальна.Единого профиля лица, участвовавшего в массовых расстрелах, не существовало, но опрошенные массовые расстрелы объединяли следующие черты:

  • Ранняя детская травма и воздействие насилия.
  • Идентифицируемая точка недовольства или кризиса.
  • Подтверждение убеждений — поиск вдохновения в прошлых перестрелках других.
  • Средство для проведения атаки.

Другие ограничения

База данных использовала данные из открытых источников, оставляя место для предвзятости, отметили исследователи, поскольку исходные данные изначально собирались для разных целей.СМИ имеют свои предубеждения в плане освещения различных массовых расстрелов. Как правило, отмечается в отчете, некоторые категории массовых расстрелов привлекали наибольшее внимание. Среди них предвзятость в пользу освещения массовых расстрелов, связанных с:

  • Школы K-12
  • Военные базы
  • Большее число жертв или более молодые жертвы
  • Штурмовые винтовки
  • В сочетании с другими обстрелами

Исследователи предостерегают читателей с осторожностью интерпретировать тенденции массовых расстрелов с течением времени в свете того факта, что массовые расстрелы являются экстремальными и редкими событиями.

Об этой статье

Исследование, описанное в этой статье, финансировалось премией NIJ 2018-75-CX-0023, присужденной Университету Хэмлайн. Эта статья основана на отчете получателя гранта «Многоуровневое, многоуровневое исследование психосоциальных историй жизни массовых стрелков», сентябрь 2021 г., подготовленного главным исследователем проекта Джиллиан Петерсон. Соруководителем был Джеймс Денсли.

Психические заболевания, массовые расстрелы и политика американского огнестрельного оружия

Am J Public Health.2015 февраль; 105(2): 240–249.

Джонатан М. Мецл работает в Центре медицины, здоровья и общества, а также на факультетах социологии и психиатрии Университета Вандербильта, Нэшвилл, Теннесси. Кеннет Т. Маклиш работает в Центре медицины, здоровья и общества и на факультете антропологии Университета Вандербильта.

Автор, ответственный за корреспонденцию. Корреспонденцию следует направлять Джонатану М. Метцлу, директору Вандербильтского центра медицины, здравоохранения и общества, 2301 Вандербильт Плэйс, Нэшвилл, Теннесси, 37235 (электронная почта: [email protected]). Репринты можно заказать на сайте http://www.ajph.org, щелкнув ссылку «Репринты». Авторы

Оба автора разработали концепцию и разработали анализ, а также написали и отредактировали статью.

Рецензировано

Авторские права © Американская ассоциация общественного здравоохранения, 2015 г. Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

Abstract

Четыре предположения часто возникают после массовых расстрелов в Соединенных Штатах: (1) что психическое заболевание вызывает насилие с применением огнестрельного оружия, (2) что психиатрический диагноз может предсказать преступление с применением огнестрельного оружия, (3) что стрельба представляет собой ненормальные действия психически больные одиночки, и (4) что контроль над оружием «не предотвратит» новый Ньютаун (массовая стрельба в школе Коннектикута).Каждое из этих утверждений, безусловно, верно в конкретных случаях. Тем не менее, как мы показываем, представления о психических заболеваниях, возникающие в связи с массовыми расстрелами, часто отражают более широкие культурные стереотипы и опасения по поводу таких вопросов, как раса/этническая принадлежность, социальный класс и политика. Эти проблемы становятся неясными, когда массовые расстрелы заменяют все преступления с применением огнестрельного оружия и когда «психически больной» перестает быть медицинским обозначением и становится признаком угрозы насилием.

В Соединенных Штатах популярный и политический дискурс часто сосредотачивается на причинном влиянии психических заболеваний на последствия массовых расстрелов.Например, американские СМИ диагностировали у стрелка Адама Ланца шизофрению сразу после трагической стрельбы в начальной школе Сэнди-Хук в Ньютауне, штат Коннектикут, в декабре 2012 года. «Был ли Адам Ланца недиагностированной шизофренией?» спросил Psychology Today .1 «Убойные акты Ланзы. . . настоятельно предполагают невыявленную шизофрению», — добавила New York Times .2 Консервативный комментатор Энн Коултер провокационно заявила, что «оружие не убивает людей — это делают психически больные.”3

Подобные темы пронизывали и политические отклики на Ньютаун. На спорной пресс-конференции президент Национальной стрелковой ассоциации Уэйн Лапьер обвинил «бредовых убийц» в насилии в Соединенных Штатах, призвав при этом к «национальному реестру» лиц с психическими заболеваниями. штатов приняли законопроекты, требующие от специалистов в области психического здоровья сообщать об «опасных пациентах» местным властям, которые затем получают право конфисковать любое огнестрельное оружие, которым могут владеть эти лица.«Люди, у которых есть проблемы с психическим здоровьем, не должны иметь оружия», — заявил журналистам губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо после того, как один из таких законопроектов был принят Сенатом Нью-Йорка. «Они могут навредить себе, они могут навредить другим людям».5

Такие ассоциации имеют смысл на многих уровнях. Такие преступления, как Ньютаун, где Ланца убил 20 детей и 6 взрослых из военного полуавтоматического оружия, кажется, выходят за рамки здравого смысла: кто, кроме безумца, мог бы совершать такие ужасные вещи? И, конечно же, сценарии, связывающие оружие и психические заболевания, возникают после многих массовых расстрелов в США, в немалой степени из-за психиатрических историй нападавших.Отчеты показывают, что до 60% виновных в массовых расстрелах в Соединенных Штатах с 1970 года проявляли симптомы, включая острую паранойю, бред и депрессию, до совершения своих преступлений. специализирующийся на шизофрении», прежде чем он открыл огонь в переполненном театре.8 Одноклассники чувствовали себя небезопасно рядом с Джаредом Лофнером, потому что он «случайно и громко смеялся над несущественным событием» за несколько недель до того, как застрелил члена Конгресса США Габриэль Гиффордс и еще 6 человек на митинге перед супермаркета в Тусоне, штат Аризона.9 В детстве Ланца «боролся с базовыми эмоциями» и написал рассказ, «в котором старуха с пистолетом в трости безрассудно убивает». 10 Исла-Виста, Калифорния, стрелок Эллиот Роджер страдал синдромом Аспергера и принимал психотропные препараты. 11

Бесспорно, что лица, проявляющие склонность к насилию, не должны иметь доступа к оружию, которое может быть использовано для причинения вреда себе или другим. Однако представления о том, что какая-то конкретная стрельба была вызвана психическим заболеванием или что предварительная психиатрическая помощь могла бы предотвратить эти преступления, более сложны, чем это часто кажется.

Мы получили доступ к ключевой литературе из таких областей, как психиатрия, психология, общественное здравоохранение и социология, в которых рассматриваются связи между психическими заболеваниями и насилием с применением огнестрельного оружия. Мы получили статьи в результате всестороннего поиска в англоязычных базах данных по психиатрии, общественному здравоохранению, социальным наукам и популярных СМИ, включая PsychINFO, PsychiatryOnline, PubMed, SCOPUS и LexisNexis. Поисковые запросы включали комбинации ключевых слов таких терминов, как огнестрельное или огнестрельное оружие, с такими терминами, как психическое заболевание или шизофрения, за период с 1980 по 2014 год.Мы также провели ручной онлайн-поиск конкретных авторов, организаций и новостных агентств, которые подготовили соответствующие исследования по этим темам. (Хотя журналистские расследования и онлайн-архивы не рецензировались, они оказались важными вторичными источниками, которые часто функционировали вне правил, ограничивающих исследования огнестрельного оружия.12,13). 14 и культура обращения с оружием в США.15–17

В этом обзоре мы критически рассмотрели 4 основных предположения, которые часто возникают после массовых расстрелов:

  • (1) Психическое заболевание вызывает насилие с применением огнестрельного оружия,

  • (2) Психиатрический диагноз может предсказать преступление с применением огнестрельного оружия до того, как оно произойдет; «не помешает» еще одному Тусону, Авроре или Ньютауну.

Каждое из этих утверждений безусловно верно в определенных случаях. Имеющиеся данные убедительно свидетельствуют о том, что массовые расстрелы часто бывают психически больными и социально маргинализованными. Усиленное психиатрическое внимание вполне может предотвратить отдельные преступления. И, конечно же, массовые расстрелы часто проливают свет на необходимость дополнительных инвестиций в сети поддержки психического здоровья или улучшения государственных законов и процедур, касающихся доступа к оружию.18

очевидные предположения о массовых расстрелах изобилуют сомнительными предположениями, особенно если их читать в сравнении с современной и исторической литературой, в которой более широко рассматриваются оружие, насилие и психические заболевания.На агрегированном уровне представление о том, что психическое заболевание является причиной насилия с применением огнестрельного оружия, стереотипизирует обширную и разнообразную группу лиц, у которых диагностированы психические заболевания, и чрезмерно упрощает связь между насилием и психическим заболеванием. Представления о психических заболеваниях, возникающие в связи с массовыми расстрелами, часто отражают более крупные культурные проблемы, которые теряются, когда массовые расстрелы заменяют все преступления с применением огнестрельного оружия и когда «психически больной» перестает быть медицинским определением и становится признаком насильственной угрозы.

Беспокойство по поводу безумия и насилия с применением огнестрельного оружия также пронизано часто невысказанными тревогами по поводу расы, политики и неравного распределения насилия в обществе США. В нынешнем политическом ландшафте эта напряженность наиболее ярко проявляется в дискурсе вокруг спорных законов о «стойке на своем». «Речь идет не о том, чтобы стоять на своем, — гласил заголовок на сайте cnn.com, — речь идет о расе». Наш анализ показывает, что аналогичные, хотя и менее явные исторические противоречия пронизывают дискурсы, связывающие оружие и психические заболевания таким образом, что тонко связывают «безумие». преступления с применением огнестрельного оружия с часто невысказанными предположениями о «белом» индивидуализме или «черной» общественной агрессии.

Опять же, понятно, что американские политики, журналисты и широкая общественность смотрят на психиатрию, психологию, неврологию и связанные с ними дисциплины как на источники уверенности перед лицом часто непостижимого ужаса и потерь, которые неизбежно вызывают массовые расстрелы. Это особенно актуально в нынешний политический момент, когда взаимосвязь между стрельбой и психическим заболеванием часто оказывается единственным пунктом, по которому сходятся во всех остальных отношениях расходящиеся голоса в спорных национальных дебатах об оружии.

Наш краткий обзор в конечном счете предполагает, что эта схема — и ее неявное обещание психиатрических решений якобы проблем психического здоровья — создает неприемлемую ситуацию, в которой практикующие психиатры все чаще становятся лицами, наиболее уполномоченными принимать решения о владении оружием и наиболее ответственным за неспособность предсказать насилие с применением огнестрельного оружия. Между тем общественные, юридические и медицинские дискурсы все дальше уходят20 от широкого и продуктивного обсуждения социальных, структурных и даже психологических последствий насилия с применением огнестрельного оружия в Соединенных Штатах.

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ, ЧТО ПСИХИЧЕСКОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ ВЫЗЫВАЕТ НАСИЛИЕ С ОРУЖИЕМ

Внимание к психическим заболеваниям после недавних массовых расстрелов отражает многолетнюю историю более общих дебатов в психиатрии и законодательстве об оружии, насилии с применением огнестрельного оружия и «умственной дееспособности». В психиатрических статьях 1960-х обсуждались способы оценки того, были ли психически больные «достаточно в здравом уме», чтобы владеть огнестрельным оружием.21 После массовой стрельбы в средней школе Колумбайн в 1999 г. Бреггин осудил токсическое сочетание психических заболеваний, оружия и психотропных препаратов, которые способствовали к действиям стрелка Эрика Харриса.22 После стрельбы в Ньютауне в 2012 году Торри усилил свои более ранние предупреждения об опасных «подгруппах» лиц с психическими заболеваниями, которые, как он утверждал, совершали преступления с применением огнестрельного оружия. Выступая перед аудиторией национального телевидения, психиатр Торри заявил, что «около половины . . . массовые убийства совершаются людьми с тяжелыми психическими заболеваниями, в основном с шизофренией, и если бы их лечили, их можно было бы предотвратить»23. Подобные темы возникают и в юридических диалогах. Даже Верховный суд США, который в 2008 году решительно подтвердил широкое право на ношение оружия, поддержал запрет на владение оружием «преступниками и психически больными» из-за их особого потенциала для насилия.24

Тем не менее, на удивление мало данных на уровне населения подтверждают мнение о том, что лица с диагнозом психического заболевания чаще, чем кто-либо другой, совершают преступления с применением огнестрельного оружия. Согласно Аппельбауму,25 от менее чем 3% до 5% преступлений в США совершаются людьми с психическими заболеваниями, а процент преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия, ниже, чем в среднем по стране среди лиц, у которых не диагностировано психическое заболевание. Базы данных, отслеживающие убийства с применением огнестрельного оружия, такие как Национальный центр статистики здравоохранения, также показывают, что менее 5% из 120 000 убийств с применением огнестрельного оружия в Соединенных Штатах в период с 2001 по 2010 год были совершены людьми с диагнозом психического заболевания.26

Тем временем все больше исследований показывают, что массовые расстрелы представляют собой анекдотические искажения, а не представление действий «психически больных» людей как совокупной группы. По большинству оценок, в период с 1982 по 2012 год в Соединенных Штатах было зарегистрировано менее 200 случаев массовых расстрелов, часто определяемых как преступления, в ходе которых были убиты четыре или более человек в ходе одного события или серии связанных событий. из этих событий произошли после 2000 года29, и массовые расстрелы особенно участились в 2013 и 2014 годах.28 Как отмечают антропологи и социологи медицины, время с начала 1980-х годов также ознаменовалось последовательным расширением диагностических категорий и увеличением числа лиц, классифицируемых как «психически больные». слишком редко, чтобы обеспечить статистическое моделирование и предсказуемость — факторы, лежащие в основе эффективных вмешательств в области общественного здравоохранения. Суонсон утверждает, что массовые расстрелы обозначают «редкие акты насилия»31, которые имеют мало прогностической или превентивной ценности по сравнению с более широкой картиной 32 000 смертельных случаев и 74 000 ранений, вызванных в среднем ежегодным насилием с применением огнестрельного оружия и самоубийствами с применением огнестрельного оружия в Соединенных Штатах. .32

Связи между психическими заболеваниями и другими видами насилия также вызывают споры среди исследователей, изучающих такие тенденции. Несколько исследований33–35 предполагают, что подгруппы лиц с тяжелыми или нелеченными психическими заболеваниями могут подвергаться повышенному риску насилия в периоды, предшествующие психотическим эпизодам или госпитализации в психиатрическую больницу. В статье American Journal of Psychiatry Keers et al. обнаружили, что появление «бреда преследования» частично объясняет связь между нелеченой шизофренией и насилием.36 В то же время ряд основополагающих исследований, утверждающих связь между насилием и психическими заболеваниями, включая исследование 1990 года, проведенное Swanson et al.37, процитированное как факт в New York Times в 2013 году38, подверглись критике за преувеличение связи между серьезными психические заболевания и насильственные действия.39

В сообщениях средств массовой информации часто предполагается бинарное различие между легкими и тяжелыми психическими заболеваниями, и последняя форма связывается с непредсказуемостью и отсутствием самоконтроля. Однако и это различие ставится под сомнение исследованиями в области психического здоровья.Безусловно, ряд наиболее распространенных психиатрических диагнозов, в том числе депрессия, тревожность и синдром дефицита внимания, вообще не связаны с насилием.18 Исследования сообщества показывают, что серьезные психические заболевания, не связанные со злоупотреблением психоактивными веществами, также «статистически не связаны» с обществом. насилие.40 На совокупном уровне подавляющее большинство людей, у которых диагностированы психические расстройства, не совершают насильственных действий — только около 4% случаев насилия в Соединенных Штатах могут быть приписаны людям с психическими заболеваниями.41,42

Ряд исследований также предполагает, что стереотипы о «жестоких безумцах» искажают реальность на местах. Нестор полагает, что серьезные психические заболевания, такие как шизофрения, на самом деле со временем снижают риск насилия, поскольку во многих случаях болезни характеризуются социальной изоляцией и уходом в себя.43 Brekke et al. показывают, что риск того, что люди с диагнозом серьезное психическое заболевание подвергнуться нападению со стороны других, экспоненциально выше, чем наоборот. Их обширные обзоры полицейских отчетов об инцидентах показывают, что люди с диагнозом шизофрения не только не представляют угрозы для других, но и имеют уровень виктимизации на 65-130% выше, чем среди населения в целом.44 Аналогичным образом, метаанализ Choe et al. опубликованных исследований, сравнивающих увековечивание насилия с насильственной виктимизацией со стороны лиц с психическими заболеваниями и против них, делается вывод о том, что «виктимизация является более серьезной проблемой общественного здравоохранения, чем правонарушение».33 (p153) Press Herald обнаружил, что «по крайней мере половина» людей, застреленных полицией в штате Мэн, страдала от поддающихся диагностике психических заболеваний.45–48

Это не означает, что исследователи ничего не знают о факторах, предсказывающих насилие с применением огнестрельного оружия.Однако заслуживающие доверия исследования показывают, что ряд факторов риска сильнее коррелирует с насилием с применением огнестрельного оружия, чем только с психическим заболеванием. Например, употребление алкоголя и наркотиков увеличивает риск совершения насильственных преступлений в 7 раз даже среди лиц, не страдающих психическими заболеваниями, что является тревожной статистикой в ​​свете недавнего законодательства, позволяющего лицам в некоторых штатах США пистолеты в бары и ночные клубы.49,50 По данным Van Dorn et al., история жестокого обращения в детстве, пьянство и мужской пол являются факторами риска серьезного насилия.51

Ряд исследований показывает, что законы и политика, разрешающие доступ к огнестрельному оружию в моменты эмоциональной напряженности, также коррелируют с насилием с применением огнестрельного оружия сильнее, чем только с психическими заболеваниями. Опровергая аргумент Лотта о том, что «больше оружия» ведет к «меньшему количеству преступлений»,52 Miller et al. обнаружили, что убийства были более распространены в районах, где было больше огнестрельного оружия в домашнем хозяйстве.53 Siegel et al. обнаружили, что в штатах с высоким уровнем владения оружием было непропорционально большое количество смертей от убийств, связанных с огнестрельным оружием.54 Анализ Вебстера показал, что отмена закона штата Миссури о проверке биографических данных привела к дополнительному количеству убийств от 49 до 68 в год, 55 а количество межличностных конфликтов, разрешенных смертельным исходом, подскочило на 200% после того, как Флорида приняла закон «стоять на своем» в 2005 г. 56 Доступность огнестрельное оружие также считается более прогностическим фактором, чем психиатрический диагноз, во многих из 19 000 завершенных самоубийств с применением огнестрельного оружия в США каждый год.11,57,58 , когда в 1996 году правительство Австралии приняло ряд ограничений на доступ к оружию.59)

Вопреки образу мародерствующего одинокого стрелка, социальные отношения также предсказывают насилие с применением оружия. Регрессионный анализ Papachristos et al. показывают, что до 85% перестрелок происходят в социальных сетях.60 Другими словами, в людей гораздо чаще стреляют родственники, друзья, враги или знакомые, чем одинокие жестокие психопаты. Между тем, отчет полицейского управления Нью-Йорка показал, что в 2013 году у человека было «больше шансов погибнуть в авиакатастрофе, утонуть в ванне или погибнуть при землетрясении», чем быть убитым сумасшедшим незнакомцем в этом месте. город.61

Опять же, некоторые лица с психическими заболеваниями, несомненно, совершают насильственные действия. В сообщениях утверждается, что психические заболевания могут быть даже неправильно диагностированы у людей, которые совершают случайные стрельбы в школах.62 Тем не менее, все больше данных свидетельствует о том, что массовые расстрелы представляют собой статистические отклонения, которые больше раскрывают особенно ужасные случаи, чем события на уровне населения. Используя формулировку Суонсона, основывая усилия по предотвращению преступлений с применением огнестрельного оружия на историях психического здоровья массовых стрелков, вы рискуете построить «общие доказательства» из «необычных вещей».Таким образом, такой подход лишает возможности построить общие доказательства из общих вещей, таких как типы доказательств, которые клиницисты многих медицинских специальностей могли бы каталогизировать в союзе с сообществами о злоупотреблении психоактивными веществами, домашнем насилии, наличии огнестрельного оружия, суицидальных наклонностях, социальные сети, экономический стресс и другие факторы.

Рассказы о преступлениях с применением огнестрельного оружия, которые приписывают причинно-следственную связь психическим заболеваниям, также искажают материальные реалии серьезных психических заболеваний в Соединенных Штатах.Такие комментаторы, как Коултер, обвиняют «душевнобольных» в насилии, и даже психиатрические журналы чаще публикуют статьи об агрессии психически больных, чем о жертвах5. Но в реальном мире такие люди гораздо чаще подвергаются нападениям со стороны других. или застрелен полицией, чем самим совершить насильственное преступление. В этом смысле люди с психическими заболеваниями могут больше бояться «нас», чем мы «их». И обвинение людей с психическими расстройствами в совершении преступлений с применением огнестрельного оружия упускает из виду угрозы, которые представляет для общества гораздо более многочисленное население — здравомыслящие.

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ, ЧТО ПСИХИАТРИЧЕСКИЙ ДИАГНОЗ МОЖЕТ ПРЕДСКАЗАТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ ОРУЖИЯ. Закон штата Нью-Йорк требует, чтобы специалисты в области психического здоровья сообщали о любом, кто «вероятно будет участвовать в поведении, которое может привести к серьезному вреду себе или другим», в Отдел службы уголовного правосудия штата, который затем предупреждает местные власти, чтобы отозвать огнестрельное оружие человека. лицензию и конфисковать его или ее оружие.5 Калифорния ввела 5-летний запрет на огнестрельное оружие для любого, кто сообщает лицензированному психотерапевту об угрозе насилия в отношении «разумно идентифицируемой жертвы».63 Аналогичным образом, закон, «принятый в ответ на массовые расстрелы», требует от сообщать об «угрожающих пациентам» местным правоохранительным органам.64

Сторонники таких законов утверждают, что они предоставляют сотрудникам правоохранительных органов важные инструменты для выявления лиц, потенциально склонных к насилию. Действительно, отчет о расследовании, проведенный газетой New York Times , показал, что в Коннектикуте после принятия аналогичного закона «было более 180 случаев конфискации оружия у людей, которые, по-видимому, представляли опасность «неизбежного причинения вреда себе или другим». .Около 40 % этих случаев связаны с серьезными психическими заболеваниями»38. Данные, подтверждающие прогностическую ценность психиатрического диагноза в вопросах насилия с применением огнестрельного оружия, в лучшем случае скудны. Психиатрический диагноз в значительной степени является инструментом наблюдения, а не экстраполяцией. Во многом по этой причине исследования, проведенные еще в 1970-х годах, показывают, что психиатры, использующие клиническое суждение, не намного лучше, чем обычные люди, предсказывают, какие отдельные пациенты совершат насильственные преступления, а какие нет.Например, в обзоре 1978 года, проведенном Стедманом и Кокозой «Психиатрия, опасность и повторно насильственный правонарушитель», проанализировано «предположение, широко распространенное среди общественности, законодателей и многих руководителей системы уголовного правосудия, что психиатрическая подготовка и взгляды делают психиатров особенно подходящими для предсказать насилие».65 (p226) Они обнаружили, что «на самом деле существует очень мало литературы, в которой приводятся эмпирические данные о психиатрических предсказаниях опасности»65 (p226) и что «несмотря на законодательные и процессуальные тенденции к противоположному Имеющиеся данные не предполагают причин для привлечения психиатров к диспозиционным процессам насильственных правонарушителей в надежде на прогностическую экспертизу.65 (p229) Тридцать три года спустя Суонсон сформулировал это еще более лаконично: «психиатры, использующие клиническое суждение, не намного лучше, чем случайность, предсказывают, какие отдельные пациенты совершат насилие, а какие нет».31,45

Отсутствие прогностической специфичности в значительной степени связано с простой математикой. Психиатрический диагноз сам по себе не является предиктором насилия, и даже подавляющее большинство пациентов психиатрического профиля, которые соответствуют профилю недавних массовых расстрелов в США — вооруженные, злые, параноидальные Белые мужчины — не совершают преступлений.25,50,66–68

В этом смысле популяционная литература об оружии и психических заболеваниях предполагает, что законодательные органы рискуют извлечь неправильные уроки из массовых расстрелов, если их ответы будут сосредоточены на том, чтобы попросить психиатров предсказать будущие события. Несмотря на обоснованную обеспокоенность общественной безопасностью, законодательство, которое расширяет критерии психического здоровья для лишения прав на оружие, ставит психиатров в потенциально несостоятельное положение не потому, что они плохо разбираются в характере, а потому, что психиатрам предлагается диагностировать неотложные политические и социальные условия. временами расходятся с возможностями их диагностических инструментов и прогностических технологий.

Еще больше усложняет ситуацию то, что связь между насилием и психиатрическим диагнозом со временем меняется. Например, шизофрения — самый распространенный диагноз, который американские СМИ связывают с массовыми расстрелами69, — считалась болезнью послушания на протяжении большей части первой половины 20-го века. С 1920-х по 1950-е годы в психиатрической литературе шизофрения часто описывалась как «легкая» форма безумия, влияющая на способность людей «думать и чувствовать». Авторы-психиатры часто предполагали, что такие пациенты не представляют угрозы и, следовательно, в значительной степени безвредны для общества.70,71 Между тем, New York Times статьи рассказывали о «поэтах-шизофрениках», сочинявших блестящие рифмы, а популярные журналы, такие как Ladies’ Home Journal и Better Homes and Gardens , писали о несчастливых замужних домохозяйках из среднего класса, чьи шизофренические перепады настроения напоминали «Доктора Джекила и миссис Хайд»72–74. А реклама антипсихотических препаратов в ведущих психиатрических журналах показывала изображения послушных белых женщин. В 1950-х годах реклама Серпасила (резерпина) в Американском журнале психиатрии рекламировала способы, с помощью которых революционное лекарство сделало женщин «чистыми, готовыми к сотрудничеству и общительными.75

Серпасил реклама.75

Только в 1960-х и 1970-х годах американское общество начало связывать шизофрению с насилием и оружием. Психиатрические журналы неожиданно описывали больных, болезнь которых отличалась преступностью и агрессией. Списки самых разыскиваемых Федеральным бюро расследований (ФБР) в ведущих газетах описывали вооруженных «убийц-шизофреников» на свободе76, а голливудские фильмы аналогичным образом показывали разгневанных шизофреников, которые бунтовали и нападали77

Исторический анализ14,78 предполагает, что эта трансформация возникло не в результате все более насильственных действий, совершаемых «психически больными», а в результате сдвига диагностических рамок, в результате которого насильственное поведение было включено в официальные психиатрические определения психического заболевания.До 1960-х годов официальный психиатрический дискурс определял шизофрению как психологическую «реакцию» на расщепление базовых функций личности. Дескрипторы подчеркивали в целом спокойный характер таких людей таким образом, что это поощряло ассоциации с поэтами или домохозяйками из среднего класса. состоянии «враждебности», «агрессии» и спроецированного гнева, а также включал текст, объясняющий, что «отношение пациента часто враждебно и агрессивно, и его поведение, как правило, согласуется с его бредом.”80 (p34-36)

Несколько похожая история может быть рассказана о посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР), другом заболевании, часто связанном с насилием с применением огнестрельного оружия. предположил, что стресс, связанный с боевыми действиями, поражает невротических или трусливых солдат. После войны во Вьетнаме DSM-III переосмыслил посттравматическое стрессовое расстройство как нормальную реакцию разума на исключительные события. Тем не менее, даже когда образ травмированного солдата превратился из больного и трусливого в сочувствующую жертву, посттравматическое стрессовое расстройство все больше ассоциировалось в общественном сознании с агрессивным поведением, и в результате возник стереотип «сумасшедшего ветеринара».В настоящее время даже в новостях, привлекающих внимание к страданиям ветеранов, часто подчеркивается связь посттравматического стресса с насильственными преступлениями, несмотря на недостаток данных, связывающих диагноз посттравматического стрессового расстройства с насилием и преступностью. наделял психически больных воображаемым потенциалом насилия, но также побуждал психиатров и широкую общественность определять насильственные действия как симптомы психического заболевания. Как следует из следующего раздела, диагностическая эволюция шизофрении дополнительно позиционировала психиатрический дискурс как авторитетный не только в отношении клинических «состояний», связывающих оружие с психическим заболеванием, но также и в отношении политических, социальных и расовых.

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ, ЧТО МЫ ДОЛЖНЫ ОБЕСПЕЧИВАТЬ ОПАСНЫХ ОДИНОКИХ

Массовые расстрелы в Соединенных Штатах часто изображаются как дело рук одиночек — неуравновешенных, злых белых людей, у которых никогда не должно было быть доступа к огнестрельному оружию. «Стрелок-одиночка, который не чувствовал боли», — гласил заголовок после стрельбы в Ньютауне.82,83 ABC News подробно описала, как генетики планировали изучить ДНК Ланца на предмет «аномалий или мутаций» на индивидуальном уровне,84 а Associated Press позже описало как Ньютаун стимулировал исследования мозга массовых стрелков.85 Между тем, CBS News сообщила, что стрелок из Исла-Виста Эллиот Роджер был «умным одиночкой», у которого были проблемы с тем, чтобы смотреть людям в глаза. аномия и отчаяние.87,88 Важно отметить, однако, что кажущиеся самоочевидными образы психически неуравновешенного, одержимого оружием Белого мужчины-одиночки или индивидуально патологического мозга Белого мужчины также являются относительно недавним явлением.Критики считают, что такая формулировка обыгрывает риторику о гегемонистском индивидуализме и привилегиях белых мужчин, которые в конечном итоге подкрепляют более широкие аргументы в пользу права на оружие.89–91

тоже, как оказалось, черный. А когда потенциальными виновниками преступления были чернокожие, психиатрия и популярная культура США часто обвиняли «черную культуру» или политику чернокожих активистов, а не отдельные, больные мозги, в угрозах, которые, как предполагалось, представляли такие люди.Такие ассоциации были особенно распространены в течение десятилетий, предшествовавших выпуску DSM-II . Например, в «Архивах общей психиатрии » Бромберг и Саймон описали «протестный психоз», при котором риторика движения «Власть черных» доводила «негров» до безумия, что приводило к нападкам на «кавказцев» и «антибелым выступлениям». и отношения».92 Raskin et al. писал, что чернокожие с шизофренией оценивались выше, чем белые, по набору «переменных враждебности» из-за бредовых убеждений, что «их гражданские права были скомпрометированы или нарушены.93 (p73) Броуди проблематично утверждал, что «негрское взросление в Америке может привести к искажениям или нарушениям способности участвовать в окружающей культуре, что будет способствовать развитию шизофренических типов поведения». 94 (p343) И Vitols et al. связал открытие о том, что «частота галлюцинаций была значительно выше среди негров-шизофреников, чем среди белых шизофреников, впервые госпитализированных в государственную больницу», с возможностью того, что «в негритянской культуре есть факторы, которые предрасполагают к более тяжелому шизофреническому заболеванию.»95 (p475)

Подобные темы появились в визуальной иконографии. В одном примере реклама антипсихотического препарата Халдол 1960-х и 1970-х годов, появившаяся в Архивах общей психиатрии , показывала тревожный, искаженный образ разгневанного чернокожего мужчины в городской сцене (). Мужчина угрожающе потрясает перевернутым кулаком Black Power. «Агрессивный и воинственный?» — спрашивает текст. «Сотрудничество часто начинается с Халдола»96.Например, статья Chicago Tribune в июле 1966 г. рекомендовала читателям держаться подальше от вооруженного и опасного «негра-психолога» по имени Лерой Амброзия Фрейзер, «чрезвычайно опасного и психически неуравновешенного шизофреника, сбежавшего из психиатрической больницы, криминальное прошлое и история насильственных нападений».76

Тем временем профилировщики ФБР ложно диагностировали у многих чернокожих политических лидеров, выступающих за огнестрельное оружие, воинствующие формы шизофрении, чтобы подчеркнуть безумие их политической активности.Согласно рассекреченным документам,14 ФБР поставило Малкольму Икс диагноз «предпсихотическая параноидальная шизофрения», а также членство в Коммунистической партии и «мусульманском культе ислама», подчеркнув при этом его попытки получить огнестрельное оружие и его «заговоры» с целью свержения правительство. ФБР также диагностировало Роберта Уильямса, неоднозначного руководителя отделения NAACP в Монро, Северная Каролина, как шизофреника, вооруженного и опасного во время его бегства от сфабрикованных обвинений в похищении людей в начале 1960-х годов.Как описывалось в статье Amsterdam News , «Уильямс предположительно владеет большим количеством огнестрельного оружия, в том числе пистолетом 45-го калибра. . . . Ранее у него диагностировали шизофрению, и он выступал за насилие и угрожал ему».97

Малкольм Икс, Роберт Уильямс и другие лидеры чернокожих политических групп были далеки от шизофрении. Но опасения по поводу их политических настроений, оружия и здравомыслия вызвали существенную реакцию. Статьи в Американском журнале психиатрии , такие как статья 1968 года под названием «У кого должен быть пистолет?» призвал психиатров заняться «насущной социальной проблемой» огнестрельного оружия в ответ на «угрозу гражданских беспорядков».21 И Конгресс начал серьезные дебаты по поводу законодательства о контроле над оружием, что привело к принятию Закона о контроле над огнестрельным оружием 1968 года.

Таким образом, недавняя история показывает, что культурная политика лежит в основе опасений по поводу того, понимают ли оружие и психические заболевания как индивидуальную или коллективную этиологию. В 1960-х и 1970-х годах широко распространенные опасения по поводу социального и политического насилия чернокожих вызвали призывы к широкомасштабным реформам в отношении владения оружием. Пока это происходило, политики, профилировщики ФБР и психиатрические авторы выступали за право использовать критерии психического здоровья для ограничения доступа к оружию не только для лиц с тяжелыми психическими заболеваниями, но также для «пьяниц», «наркоманов» и политических протестующих. .21 (p841) Основываясь на этих предположениях, Американская психиатрическая ассоциация позже рекомендовала «установить жесткий контроль над доступностью всех видов огнестрельного оружия для частных лиц». , действия одиноких белых мужчин-стрелков приводят к призывам расширить права на оружие, сосредоточиться на отдельных мозгах или ограничить права на оружие только для тяжело психически больных. Действительно, для законодателя или врача99 было бы политическим самоубийством намекнуть на ограничение прав на оружие для белых американцев, частных лиц или мужчин, даже несмотря на то, что эти группы часто связаны с громкими массовыми расстрелами.Между тем, члены политических групп, таких как «Чайная партия», которые выступают за расширение прав на оружие для защиты от правительственной тирании — действительно те же заявления, выдвинутые лидерами «Черных пантер» в 1960-х годах, — занимают места в Конгрессе США, а не подвергаются психиатрическому наблюдению.

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ, ЧТО КОНТРОЛЬ ОРУЖИЯ НЕ ПРЕДОТВРАТИТ ЕЩЕ ОДНОЙ МАССОВОЙ РАССТРЕЛКИ

Мантра о том, что контроль над огнестрельным оружием «не предотвратил бы Ньютаун», часто цитируется противниками таких усилий. Это утверждение обычно предполагает, что, поскольку ни один из недавних массовых расстрелов в Тусоне, Авроре, Ньютауне или Исла-Виста не использовал оружие, приобретенное на нерегулируемых частных продажах или выставках оружия, контроль над оружием сам по себе был бы неэффективен для пресечения преступлений с применением оружия, и что покупка оружия ограничения или проверка биографических данных в любом случае становятся спорными, когда у стрелков психическое заболевание.100,101

Никто не хочет еще одной трагедии, подобной Ньютауну, — в этом согласны все стороны споров об оружии. Более того, все стороны этих дебатов широко признают, что нет никакой гарантии, что типы ограничений, отклоненные Сенатом США в апреле 2013 г., основанные в основном на проверке биографических данных, предотвратят следующее массовое преступление.102,103 Действительно, все большее число клиницистов соглашаются с тем, что, по словам психиатра клиники Майо Дж. Майкла Боствика, «отнятие оружия у психически больных не устранит массовые расстрелы», если такие усилия не будут связаны с более масштабными профилактическими мероприятиями, оказывающими более широкое воздействие на сообщества.104 (p1191)

Другими словами, формулировка «не помешает еще одному Ньютауну» предполагает, что предотвращение следующей массовой стрельбы является целью контроля над огнестрельным оружием, и связывает провал таких усилий с их неспособностью сделать это. 105 Тем не менее, как обсуждалось ранее, многие ученые, изучающие профилактику насилия, считают, что массовые расстрелы происходят слишком редко, чтобы их можно было использовать для статистического моделирования, и поэтому они служат плохой отправной точкой для эффективных вмешательств в области общественного здравоохранения. Кроме того, сосредоточение внимания на отдельных преступлениях или психологии отдельных стрелков затуманивает внимание к повседневному насилию на уровне сообщества и широко распространенным симптомам, вызванным проживанием в среде, охваченной страхом перед огнестрельным оружием и стрельбой.

Здесь также противоречия между расой и социальным классом влияют на представление «безумия» насилия с применением огнестрельного оружия как индивидуальной или групповой проблемы. В Соединенных Штатах ежегодно происходит в среднем 32 000 смертей, связанных с огнестрельным оружием, и огнестрельное оружие связано с 68% убийств, 52% самоубийств, 43% грабежей и 21% нападений с отягчающими обстоятельствами. это повседневное насилие оказывает несоразмерное воздействие на районы с низким доходом и цветные сообщества106 и широко считается причиной широко распространенных тревожных расстройств и симптомов травматического стресса.107,108

Учитывая эту местность, все чаще случается так, что, когда эксперты по предотвращению насилия говорят о сокращении числа преступлений с применением огнестрельного оружия, связанных с психическим заболеванием, они не имеют в виду, что практикующие психиатры предотвратят следующий случайный акт насилия, такой как Ньютаун, хотя конечно, прекращение массовой преступности остается жизненно важной целью.109 Вместо этого они сосредотачиваются на политике, которая оказывает влияние на более широкие слои населения в таких районах, как Окленд, Калифорния, где в 2013 г. совершалось в среднем 11 преступлений с применением огнестрельного оружия110, или Чикаго, Иллинойс, где наблюдалось 38-процентный всплеск преступлений с применением огнестрельного оружия в 2012 году и еще один всплеск в июле 2014 года.111,112 Исследования в этих регионах молчаливо признают, что посещение психиатра или другого специалиста в области психического здоровья является классовой деятельностью, недоступной во многих районах с низким доходом, и что в любом случае безумие городского насилия с применением огнестрельного оружия слишком часто отражает большее безумие не инвестировать больше ресурсов в поддержку социальной и экономической инфраструктуры. В качестве примера такого подхода в журнале Journal of Urban Health Кэлхун описывает, как организация в Окленде «обучила молодых людей, живущих в калифорнийских сообществах с самым высоким уровнем оружия и спроса на него.”113 (p72)

ВЫВОДЫ

Наш краткий обзор показывает, что связи между психическим заболеванием и насилием с применением огнестрельного оружия являются менее причинно-следственными и более сложными, чем это допускают текущее общественное мнение и законодательные действия США. Защитники прав на оружие в США любят фразу «оружие не убивает людей, убивают люди». Выводы, приведенные ранее в этой статье, предполагают, что ни оружие, ни люди не существуют изолированно от социальных или исторических влияний. Растущий объем данных показывает, что преступления с применением огнестрельного оружия в США происходят, когда оружие и люди объединяются особым разрушительным образом.Иными словами, насилие с применением огнестрельного оружия во всех его формах имеет социальный контекст, и этот контекст не является чем-то, что может быть описано «психическим заболеванием» или что практикующие психиатры должны решать изолированно.

Повторяю, вопрос о связи между оружием и психическими заболеваниями никоим образом не умаляет острой необходимости пресечь преступления с применением огнестрельного оружия. Тем не менее, поскольку бурные дебаты в США о правах на оружие разыгрываются — до неопределенного конца — представляется необходимым найти точки соприкосновения помимо предположений о том, соответствуют ли конкретные нападавшие критериям конкретных заболеваний или могут ли эксперты в области психического здоровья предсказать насилие до того, как оно произойдет.Конечно, понимание психического состояния человека жизненно важно для понимания его действий. В то же время наш обзор показывает, что столь центральное внимание законодательной политики и популярного дискурса к психическим заболеваниям чревато потенциальными проблемами, если, как это становится все чаще, эта политика не встроена в более крупные социальные стратегии и вмешательства на структурном уровне.

Современная литература также предполагает, что программы, возлагающие на работников психиатрической службы ответственность за выявление опасных нападавших, ставят этих работников в потенциально неприемлемое положение, поскольку юридические обязанности, которые они должны выполнять, не соответствуют прогностической ценности их опыта.В этих случаях работников психиатрических служб просят поставить клинические диагнозы социальных и экономических проблем.114 В этом смысле вместо того, чтобы принимать расширенные полномочия, предоставляемые действующим законодательством об оружии, работники психиатрической службы и организации могли бы лучше работать, выявляя и популяризируя области общая причина между клиникой и обществом или между социальными и психологическими аспектами насилия с применением огнестрельного оружия.115 Связь между заряженным пистолетом и алкоголем, последствиями насилия с применением огнестрельного оружия для психического здоровья в сообществах с низким доходом или взаимосвязь между насилием с применением огнестрельного оружия и семейными, социальными, или социально-экономические сети — это лишь некоторые из тем, в которых экспертиза в области психического здоровья могла бы продуктивно присоединиться к общественным и законодательным дискурсам, чтобы продвигать более эффективные медицинские и моральные аргументы в пользу разумной политики в отношении оружия, чем те, которые в настоящее время возникают среди партийной злобы.

Иными словами, возможно, психиатрическая экспертиза могла бы быть использована с большей пользой для расширения дискурса США о сложных тревогах, социальных и экономических формациях и слепых предположениях, которые в первую очередь заставляют людей бояться друг друга. Психиатрия могла бы помочь обществу понять, что оружие значит для обычных людей и почему люди чувствуют, что им нужно оружие, или сразу отказываются от оружия. Рассматривая разногласия по поводу оружия как симптом более глубоких проблем, психиатрия могла бы, в идеале, способствовать более содержательным публичным разговорам о влиянии оружия на гражданскую жизнь.И он мог бы объединиться с исследователями в области общественного здравоохранения, общественными активистами, сотрудниками правоохранительных органов или бизнес-лидерами для выявления и решения основных структурных116 и инфраструктурных117 проблем, которые подпитывают реальные или воображаемые представления о смертельном страхе.

Наш обзор также предполагает, что стигматизация, связанная с оружием и психическими заболеваниями, сложна, многогранна и сама по себе политизирована, поскольку решения о том, какие преступления в американской культуре диагностируются как «сумасшедшие», а какие она считает «нормальными», принимаются как во многом из-за политики и расовых опасений определенных культурных моментов, а также из-за работы отдельных нарушенных мозгов.За, казалось бы, простыми вопросами о том, соответствуют ли конкретные нападавшие критериям определенных психических заболеваний, лежат постоянно меняющиеся категории расы, пола, насилия и, конечно же, самого диагноза.

Наконец, формирование мнений и законодательства, столь сосредоточенное на психопатологиях отдельных нападавших, затрудняет для Соединенных Штатов рассмотрение вопроса о том, как массовые расстрелы отражают психологию групп в дополнение к психологии отдельных людей.16 Люди в Соединенных Штатах живут в эпоху, когда беспрецедентное распространение прав на оружие и преступлений с применением оружия, и данные, которые мы цитируем, показывают, что многие жертвы оружия подвергаются насилию случайно, случайно, в отношениях или в окружающей среде.Тем не менее, это расширение идет рука об руку с сужением риторики, посредством которой американская культура говорит о роли оружия и стрельбы.118 «Безумие» становится единственным политически разумным местом для обсуждения контроля над оружием. Между тем, множество других нарративов, таких как смещенная мужская тревога по поводу демографических изменений, массовая психология необходимости такого количества оружия в первую очередь или симптомы, вызванные его окружением, остаются невысказанными.

Массовые расстрелы олицетворяют национальное пробуждение и моменты, когда кажущиеся политическими или социальными противниками могут собраться вместе, чтобы найти общий язык, независимо от того, разрешено, регулируется или запрещено оружие.Однако это означает признание того, что преступления с применением огнестрельного оружия, психические заболевания, социальные сети и проблемы с доступом к оружию сложно взаимосвязаны и не сводятся к простой причине и следствию. В конечном счете, то, как наше общество формирует эти связи, раскрывает столько же о нашей конкретной культурной политике, предубеждениях и слепых пятнах, сколько и о действиях одиноких и явно проблемных людей.

Благодарности

Авторы выражают благодарность Ханне Флориан, Натану Поли, Марку Уоллесу и Институту мозга Вандербильта, а также 4 выдающимся анонимным рецензентам за помощь в подготовке этой статьи.

Защита участников

В этой обзорной статье не участвуют люди. Наше исследование соответствует Принципам этической практики общественного здравоохранения Американской ассоциации общественного здравоохранения.

Ссылки

7. Лэнкфорд А. Массовые расстрелы в США, 1966–2010 гг.: различия между нападавшими, которые выживают и умирают. Правосудие Q . 2013; Epub перед печатью 20 июня 2013 г.

14. Metzl JM. Протестный психоз: как шизофрения стала черной болезнью.Бостон, Массачусетс: Beacon Press; 2010. [Google Scholar]15. Маклиш КТ. Ведение войны в Форт-Худе: жизнь и неопределенность в военном сообществе. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета; 2013. [Google Академия]16. Метцл Дж. М. Почему психически больные до сих пор носят оружие? Ланцет. 2011;377(9784):2172–2173. [PubMed] [Google Scholar] 17. Метцл Дж. М., Маклиш К. Т. Вызывает дискуссию: ошибочные ассоциации между насилием и психическими заболеваниями лежат в основе усилий США по контролю над оружием. Риск Регул. 2013;25:8–10. [Google Академия] 21.Ротенберг Л.А., Садофф Р.Л. У кого должно быть оружие? Некоторые предварительные психиатрические мысли. Am J Психиатрия. 1968;125(6):841–843. [PubMed] [Google Scholar] 22. Бреггин П. Восстановление наших детей: план исцеления нации в кризисе. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги; 2000. [Google Scholar]

24. District of Columbia v Heller , 07–290 (DC Cir 2008)

25. Appelbaum PS. Насилие и психические расстройства: данные и государственная политика. Am J Психиатрия. 2006;163(8):1319–1321. [PubMed] [Google Scholar] 30.Хорвиц АВ. Создание психического заболевания. Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press; 2003. [Google Scholar]31. Суонсон Дж. В. Объяснение редких актов насилия: пределы доказательств популяционных исследований. Психиатр Серв. 2011;62(11):1369–1371. [PubMed] [Google Scholar] 33. Чоу Дж.Ю., Теплин Л.А., Абрам К.М. Совершение насилия, насильственная виктимизация и тяжелые психические заболевания: уравновешивание проблем общественного здравоохранения. Психиатр Серв. 2008;59(2):153–164. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]34. McNiel DE, Weaver CM, Hall SE.Базовые показатели владения огнестрельным оружием госпитализированными психиатрическими пациентами. Психиатр Серв. 2007;58(4):551–553. [PubMed] [Google Scholar] 35. Большой ММ. Лечение психоза и оценка риска насилия. Am J Психиатрия. 2014;171(3):256–258. [PubMed] [Google Scholar] 36. Кирс Р., Ульрих С., Деставола Б.Л., Койд Дж.В. Ассоциация насилия с возникновением бреда преследования при нелеченной шизофрении. Am J Психиатрия. 2014;171(3):332–339. [PubMed] [Google Scholar] 37. Swanson JW, Holzer CE, Ganju VK, Jono RT.Насилие и психические расстройства в сообществе: данные эпидемиологических обследований. Психиатр Серв. 1990;41(7):761–770. [PubMed] [Google Scholar]40. Эльбоген Э.Б., Джонсон С.К. Сложная связь между насилием и психическим расстройством: результаты Национального эпидемиологического исследования алкоголя и связанных с ним состояний. Арх генерал психиатрия. 2009;66(2):152–161. [PubMed] [Google Scholar]41. Фазель С., Гранн М. Влияние тяжелых психических заболеваний на насильственные преступления. Am J Психиатрия.2006;163(8):1397–1403. [PubMed] [Google Scholar]43. Нестор П.Г. Психическое расстройство и насилие: параметры личности и клинические особенности. Am J Психиатрия. 2002; 159(12):1973–1978. [PubMed] [Google Scholar]44. Брекке Дж. С., Приндл С., Бэ С. В., Лонг Дж. Д. Риски для людей с шизофренией, живущих в обществе. Психиатр Серв. 2001;52(10):1358–1366. [PubMed] [Google Scholar]46. Steadman HJ, Mulvey EP, Monahan J et al. Насилие со стороны людей, выписанных из стационаров неотложной психиатрической помощи, и других лиц, проживающих в тех же районах.Арх генерал психиатрия. 1998;55(5):393–401. [PubMed] [Google Scholar]47. Солиман А.Е., Реза Х. Факторы риска и корреляты насилия среди остробольных взрослых психиатрических стационаров. Психиатр Серв. 2001;52(1):75–80. [PubMed] [Google Scholar]50. Монахан Дж., Стедман Х., Сильвер Э. Переосмысление оценки риска: исследование психического расстройства и насилия Макартура. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 2001. [Google Scholar]51. Ван Дорн Р., Волавка Дж., Джонсон Н. Психическое расстройство и насилие: есть ли связь помимо употребления психоактивных веществ? Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol.2012;47(3):487–503. [PubMed] [Google Scholar]52. Лотт Дж.Р. Больше оружия, меньше преступности: понимание законов о преступности и контроле над огнестрельным оружием. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета; 2010. [Google Scholar]53. Миллер М., Азраэль Д., Хеменуэй Д. Уровень владения огнестрельным оружием и убийств в домашнем хозяйстве в регионах и штатах США, 1988–1997 гг. Am J Общественное здравоохранение. 2002; 92(12):1988–1993. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]54. Сигел М., Росс К.Д., Кинг К. Взаимосвязь между владением огнестрельным оружием и уровнем убийств с применением огнестрельного оружия в Соединенных Штатах, 1981–2010 гг.Am J Общественное здравоохранение. 2013;103(11):2098–2105. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]55. Вебстер Д., Крифаси К.К., Верник Дж.С. Влияние отмены закона штата Миссури о лицензировании покупателей огнестрельного оружия на убийства. J Городское здоровье. 2014;9(2):293–302. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]59. Чепмен С., Альперс П., Аго К., Джонс М. Реформы закона об оружии в Австралии в 1996 г.: более быстрое снижение числа смертей от огнестрельного оружия, самоубийств с огнестрельным оружием и десятилетие без массовых расстрелов. Инж Пред. 2006;12(6):365–372. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]65.Стедман Х., Кокоза Дж. Психиатрия, опасность и преступник с повторяющимся насилием. J Криминальное право Криминол. 1978;69(2):226–231. [Google Академия]70. Нойес АП. Учебник психиатрии. 1-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макмиллан; 1927. [Google Scholar]

71. Застенчивость обвиняют в психических заболеваниях. Нью-Йорк Таймс . 29 декабря 1929 г .: A9.

72. Психиатрам рассказывают о «литературных художниках», у которых есть признаки шизофрении: высокопарность — это знак. Нью-Йорк Таймс . 15 мая 1935 г .: A23.

73. Кули Д. Не говорите им, что мы все сходим с ума. Гард лучших домов. 1947; (июль): 122–125. [Google Академия] 74. Марсден А., Адамс Дж. Вы, вероятно, будете счастливой замужней женщиной. Ladies Home J, 1949. 31 марта [Google Scholar]75. Реклама Серпасила. Am J Психиатрия. 1955;112(5):xi. [Google Scholar]

76. ФБР добавило душевнобольного негра в список «10 самых разыскиваемых». Чикаго Трибьюн . 6 июля 1966 г .: A4.

77. Экран. Нью-Йорк Таймс . 12 сентября 1963 г .: A32.

78. Раз М. Что не так с бедняками?: Психиатрия, раса и война с бедностью. Чапел-Хилл, Северная Каролина: Издательство Университета Северной Каролины; 2013. [Google Академия]79. Диагностическое и Статистическое Руководство по Психическим Расстройствам. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Американской психиатрической ассоциации; 1952. С. 26–27. [Google Академия]80. Диагностическое и Статистическое Руководство по Психическим Расстройствам. 2-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 1968. [Google Scholar]87. Лэнкфорд А. Миф о мученичестве: что на самом деле движет террористами-смертниками, буйными стрелками и другими саморазрушительными убийцами.Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан; 2013. [PubMed] [Google Scholar]88. Дюркгейм Э. Самоубийство. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Free Press; 1951. 246 [оригинальная работа опубликована в 1897 году] [Google Scholar]89. Кеннеди-Коллар Д., Чарльз CAD. Гегемонистская мужественность и массовые убийцы в Соединенных Штатах. Southwest J Криминальное правосудие. 2013;8(2):62–74. [Google Академия]92. Бромберг В., Саймон Ф. «Протестный» психоз: особый тип реактивного психоза. Арх генерал психиатрия. 1968;19(2):155–160. [PubMed] [Google Scholar]93. Раскин А., Крук Т.Х., Герман К.Д.Психиатрический анамнез и различия симптомов у чернокожих и белых пациентов с депрессией. J Consult Clin Psychol. 1970;43(1):73–80. [PubMed] [Google Scholar]94. Броди ЭБ. Социальный конфликт и шизофреническое поведение у молодых взрослых негров. Психиатрия J Stud Межличностные процессы. 1961;24(4):337–346. [PubMed] [Google Scholar]95. Витолс М.М., Уотерс Х.Г., Киллер М.Х. Галлюцинации и бред у белых и негров-шизофреников. Am J Психиатрия. 1963; 120(5):472–476. [PubMed] [Google Scholar]96. Реклама халдола.Арх генерал психиатрия. 1974; 31 (5): 732–733. [Google Scholar]

97. ФБР разыскивает лидера NAACP. Новости Нью-Йорка и Амстердама . 23 сентября 1961 г.: 1.

98. Официальные действия АПА. Am J Психиатрия. 1994;151(4):630. [Google Академия] 104. Боствик Дж. М. Хорошая идея сбита: отнятие оружия у душевнобольных не избавит от массовых расстрелов. Мэйо Клин Proc. 2013;88(11):1191–1195. [PubMed] [Google Scholar] 109. Холл Р.К., Фридман С. Оружие, школы и психические заболевания: потенциальные проблемы для врачей и специалистов в области психического здоровья.Мэйо Клин Proc. 2013;88(11):1272–1283. [PubMed] [Google Scholar] 115. Хидай В.А. Социальный контекст психических заболеваний и насилия. J Health Soc Behav. 1995;36(2):122–137. [PubMed] [Google Scholar] 116. Метцл Дж.М., Хансен Х.Х. Структурная компетентность: теоретизирование нового медицинского взаимодействия со стигмой и неравенством. соц. мед. 2014; 103:126–133. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]117. Лавингхауз С.Р., Снайдер К., Рикер П.П. Компонентная модель инфраструктуры: практический подход к пониманию инфраструктуры программ общественного здравоохранения.Am J Общественное здравоохранение. 2014;104(8):e14–e24. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Насилие с применением огнестрельного оружия должно прекратиться. Вот что мы можем сделать, чтобы предотвратить больше смертей

 

 

Прослушайте выпуск подкаста «Как сообщества могут предотвратить насилие с применением огнестрельного оружия»

Снова и снова нас разбивает сердце известие об очередном массовом расстреле. Частью нашего исцеления должна быть убежденность в том, что мы сделаем все, что в наших силах, чтобы предотвратить повторение этих трагедий в стране, которая продолжает сталкиваться с пандемией насилия с применением огнестрельного оружия.Мы должны работать над предотвращением не только громких массовых расстрелов, но и ежедневных смертей от огнестрельного оружия, ежегодно уносящих более 30 000 жизней.

Мы знаем, что эти смерти являются предсказуемым результатом отсутствия у нашей страны политической воли к переменам и недостаточных инвестиций в эффективные подходы к профилактике. Благодаря подходу общественного здравоохранения, который фокусируется на использовании фактических данных и устранении факторов, повышающих или снижающих риск насилия с применением огнестрельного оружия, особенно в сообществах, которые несоразмерно затронуты, мы можем спасать жизни.

Каждый раз, когда происходит крупная трагедия, дискурс имеет тенденцию сосредотачиваться на конкретном месте. После смертоносной стрельбы в школе Марджори Стоунман Дуглас в Паркленде, штат Флорида, 14 февраля 2018 г. понятное внимание уделяется школьной безопасности. Мы решительно поддерживаем широкое участие членов сообщества, в том числе молодых людей и других лиц, переживших насилие с применением огнестрельного оружия, политиков и других лиц, настаивающих на обеспечении безопасности школ. Мы также должны настаивать на том же уровне безопасности для наших мест отправления культа, торговых центров, кинотеатров, концертных площадок, ночных клубов, рабочих мест, районов и домов.

Мы слушаем молодых людей всех рас, классов и полов во Флориде, Балтиморе, Филадельфии и по всей стране, которые объединяются, чтобы говорить правду властям. Мы возродили надежду на то, что вместе мы сможем предотвратить насилие с применением огнестрельного оружия — не только в случае массовых расстрелов, но и в случае насилия в семье, самоубийств, насилия в обществе и насилия с участием правоохранительных органов. Впервые мы составили этот список после трагедии в Сэнди-Хук в 2012 году. С тех пор подход общественного здравоохранения претерпел изменения, и теперь мы обновили его, уделив больше внимания множеству форм насилия с применением огнестрельного оружия.

Приведенные ниже рекомендации начинаются с внимания к снижению непосредственных рисков, связанных с оружием, расширяются, чтобы устранить основные причины насилия с применением огнестрельного оружия, а затем обращаются к инфраструктуре предотвращения, необходимой для обеспечения эффективности. Мы также включаем рекомендации, касающиеся новых рубежей для исследований и практики, чтобы гарантировать, что мы продолжаем учиться, вводить новшества и увеличивать свое влияние с течением времени. Набор рекомендаций показывает, что одна программа или политика сама по себе не приведет к значительному сокращению насилия с применением огнестрельного оружия, а, скорее, с помощью комплексных стратегий мы сможем обеспечить безопасность в наших домах, школах и сообществах.

ОБЗОР РЕКОМЕНДАЦИЙ

Безопасность при обращении с оружием: Снизьте неминуемый риск летального исхода с помощью разумных законов об оружии и культуры безопасности.

1. Законы о разумном оружии: ограничение легкого доступа к опасному оружию.

2. Формировать культуру безопасного обращения с оружием.

  • Ограничение доступа к огнестрельному оружию для молодежи и лиц, которые рискуют причинить вред себе или другим.
     
  • Привлечь к ответственности оружейную промышленность и обеспечить надлежащий надзор за маркетингом и продажей оружия и боеприпасов.
     
  • Привлекайте ответственных продавцов оружия и владельцев к решениям.
     
  • Настаивайте на обязательном обучении и лицензировании владельцев.
     
  • Требуется безопасное и надежное хранение оружия.
     

Основные виновники насилия с применением огнестрельного оружия: систематически снижать риски и повышать устойчивость отдельных лиц, семей и сообществ.

3. Решения для общественного здравоохранения: Признать насилие с применением огнестрельного оружия серьезной и предотвратимой проблемой общественного здравоохранения.

4. Комплексные решения: поддержка планирования сообщества и реализация комплексных планов безопасности сообщества, которые включают профилактику и вмешательство.

5. Травмы, связь и услуги: Расширьте доступ к высококачественной, компетентной в культурном отношении, скоординированной социальной, эмоциональной и психической поддержке и устраните последствия травмы.

Инфраструктура профилактики: обеспечение эффективности и устойчивости усилий

6.Поддержите исследования насилия с применением огнестрельного оружия: убедитесь, что у Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) и у других есть ресурсы для изучения этого вопроса и предоставления научно обоснованных рекомендаций.

7. Система здравоохранения: Создать всеобъемлющую систему здравоохранения, в которой предотвращение насилия является обязанностью и обязательным требованием системы здравоохранения.

Новые рубежи: продолжайте учиться, вводить новшества и повышать эффективность посредством исследований и практики

8. Исцеление сообщества: предотвращение травм сообщества.

9. Психическое здоровье и благополучие: Инвестируйте в сообщества для повышения устойчивости, психического здоровья и благополучия.

10. Поддерживайте здоровые нормы мужественности: исследуйте пути между насилием с применением огнестрельного оружия и вредными нормами, которые касаются сохранения власти и привилегий.

11. Импульсивный гнев: исследуйте связи между гневом и насилием с применением огнестрельного оружия.

12. Экономическое развитие: Сокращение концентрированного неблагополучия и инвестирование в возможности трудоустройства.

13.Насилие со стороны правоохранительных органов: установить ответственность присяжных офицеров и частных охранников.

14. Технология: передовые технологии безопасности оружия и самообороны.

ПОЛНЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ по предотвращению насилия с применением огнестрельного оружия

Безопасность обращения с оружием: Часть подхода общественного здравоохранения к насилию с применением огнестрельного оружия заключается в предотвращении неминуемого риска летального исхода с помощью разумных законов об оружии и культуры безопасности.
 

  1. Разумные законы об оружии: Сокращение легкого доступа к опасному оружию путем запрета магазинов большой емкости и ударных прикладов, требования всеобщей проверки биографических данных без лазеек, введения периодов ожидания и немедленного восстановления запрета на штурмовое оружие.
     
  2. Создайте культуру безопасного обращения с оружием: Как нация на земле с наибольшим количеством оружия, мы должны обеспечить безопасность людей.
     
  • Сокращение доступа к огнестрельному оружию для молодежи и лиц, которые рискуют причинить вред себе или другим . Это включает в себя недопущение попадания оружия в руки тех, кто проявлял насилие по отношению к своим партнерам и семьям, а также тех, кто ранее был осужден за насильственные действия, будь то путем расширения оценки летальности и проверки биографических данных или поддержки законопроектов о домашнем насилии и запретительных судебных приказов о насилии с применением огнестрельного оружия.
     
  • Привлечь к ответственности оружейную промышленность и обеспечить надлежащий надзор за маркетингом и продажей оружия и боеприпасов . Пять процентов торговцев оружием продают 90% оружия, используемого в преступлениях, и должны нести ответственность за соблюдение кодекса поведения. Кроме того, штаты могут принимать законы, требующие от продавцов получать государственные лицензии, вести учет продаж, проходить проверки и выполнять другие требования. В отличие от других отраслей, оружейные компании имеют особую правовую защиту от ответственности, что делает их невосприимчивыми к судебным искам.Необходимо отменить законы об иммунитете оружейной промышленности в штатах, где они есть, и сопротивляться их принятию в штатах, где действующие законы об иммунитете отсутствуют. Все чаще в отсутствие законодательных действий организации отказываются от компаний, производящих огнестрельное оружие, а потребители оказывают прямое давление на компании. Все больше и больше компаний устанавливают новую политику в отношении того, что они продают населению и/или кому они продают продукты.
     
  • Привлекайте ответственных продавцов и владельцев оружия к решениям. Например, некоторые торговцы оружием и владельцы стрельбищ уже проходят обучение по предотвращению самоубийств.
     
  • Настаивайте на обязательном обучении и лицензировании для владельцев . Это обучение должно включать периодическое обучение для продления разрешений с поэтапным процессом лицензирования, по крайней мере, таким же строгим, как и для водительских прав.
     
  • Требуют безопасного и надежного хранения оружия. Например, в округе Кинг, штат Вашингтон, органы здравоохранения объединились с продавцами устройств для хранения огнестрельного оружия.В дополнение к тому, что в Вашингтоне безопасное хранение не облагается налогом, в рамках инициативы LOK-IT-UP жители могут узнать о важности безопасного хранения, приобрести устройства по сниженным ценам и узнать, как практиковать безопасное хранение в домашних условиях.
     

Основные факторы насилия с применением огнестрельного оружия: риск и устойчивость. Подход общественного здравоохранения к предотвращению насилия с применением огнестрельного оружия расширяет решения, выходящие за рамки доступа к оружию, чтобы снизить дополнительные факторы риска, связанные с насилием с применением огнестрельного оружия, и повысить устойчивость отдельных лиц, семей и сообществ.
 

  1. Решения для общественного здравоохранения: Признать насилие с применением огнестрельного оружия серьезной и предотвратимой проблемой общественного здравоохранения. Насилие с применением огнестрельного оружия является основной причиной преждевременной смерти в стране. Тем не менее, в отличие от других предотвратимых причин смерти, мы не проявили политической воли для решения этой проблемы. Насилие с применением огнестрельного оружия наиболее заметно, когда одновременно умирают несколько человек, но оно ежедневно затрагивает слишком много сообществ и семей, будь то самоубийство, насилие в семье, насилие в обществе или другие формы.Данные показывают, что риск насилия с применением огнестрельного оружия существенно различается в зависимости от возраста, расы, пола и географического положения, причем модели совершенно разные для самоубийств и убийств. Благодаря подходу общественного здравоохранения мы узнали, что насилие можно предотвратить во всех его формах. Подход, основанный на общественном здравоохранении, изучает данные о различных формах насилия и о том, кто от него страдает, и выявляет самые большие факторы риска и средства защиты, а также разрабатывает политику, практику и программные решения в партнерстве с другими секторами и членами сообщества.Многие сообщества и группы приняли подход общественного здравоохранения к предотвращению насилия, например, UNITY City Network Института предотвращения и Cities United, растущая сеть, насчитывающая более 100 мэров.
     
  2. Комплексные решения: Поддержка общественного планирования и реализация комплексных планов общественной безопасности , которые включают профилактику и вмешательство. Растущая исследовательская база показывает, что можно предотвратить стрельбу и убийства с помощью таких подходов, как программы вмешательства в больницах, модель Cure Violence и Advance Peace.Растущее число планов обеспечения безопасности по всей стране включает такие стратегии, как трудоустройство молодежи, экономическое развитие районов, безопасные парки, восстановление пустующих земель и снижение плотности точек продажи алкоголя. После реализации разработанного Миннеаполисом Плана действий по предотвращению насилия среди молодежи, в котором приоритет отдается предотвращению и первоочередным стратегиям, город добился сокращения числа молодых жертв огнестрельного оружия на 62%, сокращения числа молодых жертв преступлений на 34% и сокращения числа молодых людей на 76%. арестов с оружием в 2007-2015 гг.Однако слишком многим сообществам не хватает ресурсов для того, чтобы делать то, что необходимо. Мы должны взять на себя обязательство помогать сообществам в поиске и реализации решений.
     
  3. Травмы, связь и услуги: Расширение доступа к высококачественным, компетентным в культурном отношении, скоординированным социальным, эмоциональным и психическим вопросам поддержки и , направленным на устранение последствий травм.  Слишком часто насилие с применением огнестрельного оружия связывают с психическим заболеванием, хотя на самом деле в большинстве случаев люди, совершающие стрельбу, не имеют поддающегося диагностике психического заболевания.Однако во всем сообществе участники часто узнают людей, которые отключены и / или иным образом нуждаются в дополнительной поддержке и услугах. Крайне важно уменьшить стигматизацию, связанную с потребностями в области психического здоровья, и поддержать наших детей, друзей, членов семьи и соседей в поиске и получении соответствующей поддержки. Чтобы это работало, сообществам нужны ресурсы для оценки и подключения людей с высоким риском причинения вреда себе или другим к хорошо скоординированной социальной, эмоциональной и психической поддержке и услугам, особенно в критические периоды кризиса и высокой потребности.Кроме того, травма может иметь разрушительные последствия для обучения, поведения и здоровья на протяжении всей жизни, особенно на ключевых этапах развития, таких как раннее детство и подростковый возраст, и может увеличить риск множественных форм насилия. Нам необходимо делать больше для распознавания травм, разработки протоколов с учетом травм, в том числе для правоохранительных органов, и поддержки исцеления и лечения лиц, которые испытали или переживают травму, в том числе от воздействия насилия в любой форме.
     

Инфраструктура профилактики: Помимо устранения риска и основных факторов насилия с применением огнестрельного оружия подход общественного здравоохранения также предполагает создание инфраструктуры профилактики с механизмами масштаба, устойчивости и эффективности.Дорожная карта UNITY — это инструмент для поддержки инфраструктуры профилактики.
 

  1. Поддержка исследований насилия с применением огнестрельного оружия: Убедитесь, что Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) и другие организации имеют ресурсы для изучения этого вопроса и предоставления научно обоснованных рекомендаций. Центру по контролю и профилактике заболеваний, национальному агентству общественного здравоохранения, долгое время запрещалось проводить исследования, которые помогут найти решения, направленные на сокращение насилия с применением огнестрельного оружия. CDC может отслеживать, оценивать и разрабатывать стратегии по предотвращению насилия с применением огнестрельного оружия точно так же, как мы делаем это в случае с гриппом и зараженным шпинатом.В отсутствие достаточного отслеживания и доказательств на федеральном уровне Калифорния открыла Исследовательский центр по предотвращению насилия с применением огнестрельного оружия в Калифорнийском университете в Дэвисе, и другие штаты также предлагают создать исследовательские центры.
     
  2. Система здравоохранения: Создать комплексную систему здравоохранения , в которой предотвращение насилия является обязанностью системы здравоохранения и обязательным требованием. Движение к насилию как проблеме здравоохранения , в состав которого входят более 400 человек, представляющих более 100 организаций по всей стране, занимающихся вопросами здравоохранения и общественного реагирования на насилие, предложило основу для борьбы с насилием и его предотвращения во всех его формах. .Отходя от нынешнего фрагментарного подхода к насилию, который в значительной степени опирается на систему правосудия, эта объединяющая структура поощряет и поддерживает широкое межсекторальное сотрудничество. Структура включает в себя 18 системных элементов, таких как департаменты общественного здравоохранения, первичная медико-санитарная помощь, психиатрическая помощь, правоохранительные органы и система правосудия, школы и религиозные учреждения, которые вместе могут продвигать нацию к безопасности, здоровью и справедливости.
     

Новые рубежи: Подход к общественному здравоохранению включает в себя непрерывное обучение и инновации для повышения воздействия посредством исследований и практики.Эти новые области требуют дальнейшего изучения и являются важным дополнением к снижению воздействия насилия с применением огнестрельного оружия в нашем обществе.
 

  1. Местное лечение: Предотвращение травм сообщества. Травма сообщества может быть результатом пережитого насилия, а также может увеличить вероятность насилия, способствуя взаимоусиливающему циклу. Давайте поддержим исцеление и устойчивость с помощью стратегий, которые восстанавливают социальные отношения и сети, восстанавливают и улучшают общественные места, способствуют исцелению сообщества и способствуют экономической стабильности и процветанию.Структура неблагоприятного опыта сообщества и устойчивости Института предотвращения предлагает подход к решению и предотвращению травм сообщества.
     
  2. Психическое здоровье и благополучие: Инвестируйте в сообщества для повышения устойчивости, психического здоровья и благополучия. Психические заболевания не являются причиной высокого уровня насилия с применением огнестрельного оружия в нашей стране, на самом деле, люди с психическими заболеваниями чаще становятся жертвами насилия, чем преступниками. Однако мы знаем, что можем сделать больше для укрепления психического здоровья и благополучия в первую очередь.В рамках нашей национальной инициативы «Установление связей для психического здоровья и благополучия среди мужчин и мальчиков» с сообществами по всей территории США мы узнаем, что существуют столпы благополучия, которые способствуют благополучию, которое поддерживает усилия по предотвращению множественных форм насилия, включая насилие по признаку принадлежности. /связь, управление судьбой, достоинство, надежда/стремление, безопасность и доверие. Мы также видим, как члены сообщества собираются вместе, чтобы изменить среду своего сообщества для укрепления психического здоровья и благополучия, в том числе в качестве подхода к предотвращению самоубийств.
     
  3. Поддержите здоровые нормы мужественности: Исследуйте пути между насилием с применением огнестрельного оружия и пагубными нормами, которые касаются сохранения власти и привилегий. Большинство мужчин не прибегают к насилию с применением огнестрельного оружия; однако большинство людей, которые используют оружие против других и самих себя, — мальчики и мужчины. Например, большинство массовых стрелков на протяжении десятилетий были мужчинами. Как представления о мужественности в различных культурных контекстах, которые поощряют, доминируют, контролируют и идут на риск, связаны с бедствием, предубеждением и дискриминацией, а также совершением насилия с применением огнестрельного оружия? Как на это влияет разрыв в ожиданиях власти и привилегий по сравнению с реальностью? Почему наша господствующая культура допускает разрушительное стремление к власти над другими? Ответы на подобные вопросы могут помочь нам продвинуться к культуре справедливой безопасности.
     
  4. Импульсивный гнев: Исследуйте связи между гневом и насилием с применением огнестрельного оружия. Необходимы дополнительные исследования для изучения моделей контроля импульсов, эмпатии, решения проблем и управления гневом во время стрельбы, а также взаимодействия этих функций с вредными нормами, описанными в предыдущей рекомендации. Используя подход общественного здравоохранения, мы хотим понять, кто подвергается большему риску насилия, чтобы в первую очередь найти долгосрочные решения, чтобы остановить эту проблему.Дальнейший анализ может дать ответы относительно конкретных связей и того, что делать, когда функции скомпрометированы.
     
  5. Экономическое развитие: Уменьшение концентрированного неблагополучия и инвестирование в возможности трудоустройства. Как сказал преподобный Грегори Бойл о своей работе в Восточном Лос-Анджелесе: «Ничто так не останавливает пулю, как работа». Отсутствие возможностей трудоустройства увеличивает риск насилия с применением огнестрельного оружия, а с другой стороны, экономические возможности защищают от насилия.Содействие равному доступу к образовательным программам, профессиональному обучению и программам трудоустройства с наставничеством для жителей районов с высокой степенью неблагополучия, особенно для молодежи, может быть эффективным средством снижения уровня насилия с применением огнестрельного оружия. Например, исследование One Summer Chicago Plus, программы трудоустройства, призванной уменьшить насилие и подготовить молодежь из некоторых районов города с самым высоким уровнем насилия к рынку труда, показало снижение количества арестов участников за насильственные преступления на 43%. Кроме того, было показано, что стратегии экономического развития на основе района, такие как районы улучшения бизнеса, которые объединяют государственных и частных партнеров для инвестирования в услуги, деятельность и улучшения района, также продемонстрировали снижение уровня насилия, включая насилие с применением огнестрельного оружия.
     
  6. Насилие со стороны правоохранительных органов: Установить ответственность присяжных и частных охранников. Обеспечить, чтобы полиция и службы безопасности изучили различия в отношении того, кого они защищают, и тех, кто чаще всего страдает в результате их действий. С помощью этой информации эти сектора должны разработать эффективные подходы к снижению вреда для этих групп населения, включая невооруженных афроамериканцев и людей с психическими заболеваниями. Текущие подходы, которые изучаются, включают обучение скрытой предвзятости, проблемно-ориентированную работу полиции и восстановительное правосудие.Двигаясь вперед, важно определить и понять наиболее эффективные стратегии.
     
  7. Технология: Передовые технологии безопасности оружия и самообороны. Поскольку призыв к безопасности оружия продолжает расти, мы должны учитывать роль новых технологий. Точно так же, как в автомобилях продолжают внедряться новые меры безопасности, от сканеров отпечатков пальцев до PIN-кодов и RFID-чипов, продолжаются разработки для повышения безопасности оружия и хранения оружия, которые требуют дальнейшего анализа для оценки эффективности.Кроме того, разрабатываются технологии, являющиеся альтернативой огнестрельному оружию, для поддержки самозащиты, чтобы уменьшить предполагаемую потребность в огнестрельном оружии для самообороны.

 

В то время как наши семьи, сообщества и страна сотрясаются от ужасных ежедневных трагедий, мы должны поклясться изменить нашу культуру и нашу политику и остановить этот цикл насилия. Мы должны иметь возможность жить в наших домах, отправлять наших детей в первый класс, молиться в наших молитвенных домах, делать покупки в наших местных торговых центрах и ходить по нашим улицам и кварталам, не подвергаясь выстрелам.Вместе мы можем принять меры в память о тех, кто погиб, и настаивать на том, чтобы это никогда не повторилось. Пожалуйста, примите меры и поддержите изменения, подобные описанным выше, чтобы предотвратить насилие с применением огнестрельного оружия.
 

Узнайте больше о предотвращении насилия с применением огнестрельного оружия от других организаций и ресурсов, которые мы сочли полезными:

Американский журнал общественного здравоохранения

Американская ассоциация общественного здравоохранения

Американская психологическая ассоциация

Центр Брейди по предотвращению насилия с применением огнестрельного оружия

Everytown для безопасности оружия

Юридический центр Гиффорда по предотвращению насилия с применением огнестрельного оружия

Гарвард Т.H. Школа общественного здравоохранения

Фонд надежды и исцеления

Междисциплинарная группа по предотвращению школьного и общественного насилия, призыв к действию

Международная политика по предотвращению травматизма с применением огнестрельного оружия

Движение к насилию как проблеме здравоохранения

Исследовательский центр Pew Мнения американцев об оружии и его владении

Корпорация РЭНД

Фонд Smart Tech Challenges

Умная борьба с преступностью: Путеводитель по более безопасному будущему для граждан, сообществ и политиков.

Кампания «Говорите за безопасность» за запрет на насилие с применением огнестрельного оружия

Коалиция государств за безопасность оружия

Фонд Джойса

Калифорнийский университет в Дэвисе – Программа предотвращения насилия

Центр политики насилия

 

Если у вас есть дополнительные ресурсы, которые мы должны добавить в список, отправьте электронное письмо по адресу [email protected]

 

При поддержке гранта Фонда Лангелот

Насилие с применением огнестрельного оружия — Amnesty International

Насилие с применением огнестрельного оружия является современной глобальной проблемой прав человека.Насилие с применением огнестрельного оружия угрожает нашему самому фундаментальному праву человека – праву на жизнь.

Насилие с применением огнестрельного оружия — это ежедневная трагедия, затрагивающая жизни людей во всем мире. Ежедневно более 500 человек погибают из-за насилия, совершенного с применением огнестрельного оружия.

Насилие с применением огнестрельного оружия может затронуть любого, но в определенных ситуациях насилие с применением огнестрельного оружия несоразмерно затрагивает цветные сообщества, женщин и другие маргинализированные группы общества.

Иногда само наличие огнестрельного оружия может вызвать у людей ощущение угрозы и страха за свою жизнь, что оказывает серьезное и долгосрочное психологическое воздействие на отдельных лиц и целые сообщества.

Когда люди боятся насилия с применением огнестрельного оружия, это также может негативно сказаться на их праве на образование или медицинское обслуживание, если они слишком боятся посещать школу или медицинские учреждения или если эти службы не функционируют в полной мере из-за насилия с применением огнестрельного оружия в их сообществе. .

  • Кампании Amnesty International за принятие эффективных законов о предотвращении насилия с применением огнестрельного оружия и меры по его прекращению законно или незаконно – это один из основных факторов насилия с применением огнестрельного оружия.

    Государство обязано максимально защищать права человека, создавая максимально безопасную среду для большинства людей, особенно для тех, кто считается подверженным наибольшему риску. Если государство не осуществляет надлежащий контроль за владением и использованием огнестрельного оружия перед лицом постоянного насилия с применением огнестрельного оружия, это может быть равносильно нарушению своих обязательств по международному праву в области прав человека.

    Вот почему Amnesty International призывает государства выполнять свои обязательства по введению и осуществлению строгих законов и правил о предотвращении насилия с применением огнестрельного оружия.Государства также обязаны установить меры, которые они могут использовать для вмешательства на уровне сообщества, чтобы уменьшить и предотвратить насилие с применением огнестрельного оружия в повседневной жизни людей.

    Amnesty International призывает правительства провести реформу обращения с оружием, основанную на здравом смысле, чтобы остановить насилие с применением огнестрельного оружия и защитить право людей на жизнь. Наши права человека не будут защищены, если наши лидеры не смогут остановить и остановить насилие с применением огнестрельного оружия и убийства с применением огнестрельного оружия.

    Что такое насилие с применением огнестрельного оружия?

    Насилие с применением огнестрельного оружия — это насилие, совершаемое с применением огнестрельного оружия, например пистолетов, дробовиков, штурмовых винтовок или пулеметов.

    Статистика насилия с применением огнестрельного оружия

    Сколько людей во всем мире погибает от насилия с применением огнестрельного оружия?

    • Более 500 человек ежедневно умирают от применения огнестрельного оружия
    • 44% всех убийств в мире связано с применением огнестрельного оружия
    • В период с 2012 по 2016 год во всем мире произошло 1,4 миллиона смертей, связанных с применением огнестрельного оружия

    Большинство жертв и преступников — молодые мужчины , но женщины особенно подвержены риску применения огнестрельного оружия со стороны интимного партнера.Сексуальному насилию также может способствовать огнестрельное оружие.

    Сколько людей во всем мире пострадало от огнестрельных ранений?

    • Приблизительно 2000 человек получают огнестрельные ранения каждый день
    • Не менее 2 миллионов человек во всем мире живут с огнестрельными ранениями  

    Миллионы людей страдают от тяжелых и долгосрочных психологических последствий насилия с применением огнестрельного оружия или угрозы насилия с применением огнестрельного оружия – затрагивает отдельных лиц, семьи и их более широкое сообщество.

    В США в 2017 году от огнестрельного оружия было ранено около 134 000 человек.

    Огнестрельные ранения часто меняют жизнь и оказывают неизгладимое влияние на психическое и физическое здоровье жертв в долгосрочной перспективе. Некоторые нуждаются в постоянном уходе на протяжении всей жизни, а многие другие теряют трудоспособность, особенно на тяжелых работах. Тем не менее программ, предлагающих адекватный долгосрочный уход, реабилитацию и переподготовку, практически не существует. Ущерб, который насилие с применением огнестрельного оружия наносит жертвам, членам их семей и медицинским службам, привел к хроническому кризису в области общественного здравоохранения — при удивительно слабой реакции правительства.Доступ к недорогим и качественным медицинским услугам в США должен включать необходимые долгосрочные медицинские вмешательства, в том числе долгосрочное обезболивание, реабилитацию и другие вспомогательные услуги, а также психиатрическую помощь.

    Сколько оружия производится ежегодно в мире?

    Ежегодно производится 8 миллионов нового стрелкового оружия и до 15 миллиардов патронов.

    Объем торговли стрелковым оружием оценивается в 8,5 миллиардов долларов США в год.

    Насилие с применением огнестрельного оружия может привести к нарушению самого основного права человека – права на жизнь.Государства обязаны бороться с реальными или прогнозируемыми угрозами жизни и поэтому должны принимать меры для защиты людей от насилия с применением огнестрельного оружия.

    Если государство не контролирует должным образом то, как частные лица владеют и используют огнестрельное оружие, это может быть равносильно нарушению их обязательств по международному праву прав человека по защите прав на жизнь и личную неприкосновенность.

    Насилие с применением огнестрельного оружия со стороны частных лиц имеет сильное социально-экономическое измерение. Обычно он сосредоточен в городских районах с низким доходом и высоким уровнем преступности.Это часто включает незаконный оборот наркотиков, неадекватную работу полиции или ее работу, не соответствующую международным стандартам в области прав человека и правоохранительной деятельности, а также отсутствие доступа к государственным услугам.

    Легкий доступ к огнестрельному оружию и его распространение в этих обстоятельствах могут оказать влияние на общество в отношении всего спектра прав человека.

    Насилие с применением огнестрельного оружия и право на здоровье

    Насилие с применением огнестрельного оружия может подорвать право людей на здоровье. Людям, живущим в сообществах с высоким уровнем насилия с применением огнестрельного оружия, может быть трудно или опасно обращаться в местные медицинские учреждения.Разделение кварталов вооруженными преступными группировками может затруднить доступ, а частые официальные или де-факто комендантские часы, связанные с вмешательством полиции, могут закрыть службы здравоохранения.

    В некоторых случаях службы здравоохранения могут избегать размещения в районах с высоким уровнем насилия с применением огнестрельного оружия из-за проблем, связанных с отсутствием безопасности и плохим удержанием персонала. В неблагополучных районах, пострадавших от насилия с применением огнестрельного оружия, зачастую отсутствует необходимая психологическая поддержка для переживших насилие в семье и предоставление убежища или другого безопасного жилья для тех, кто прекращает отношения с насилием.

    Насилие с применением огнестрельного оружия вызывает ряд проблем со здоровьем в затронутых сообществах. Отсутствие повседневной безопасности может иметь серьезные психологические последствия, особенно для тех, кто был свидетелем стрельбы, а также для членов семей жертв. Лица, пережившие насилие с применением огнестрельного оружия, могут быть серьезно и хронически истощены физически и психологически и нуждаться в длительном медицинском и социальном уходе.

    Насилие с применением огнестрельного оружия и право на образование

    Насилие с применением огнестрельного оружия может нарушить работу школ и сделать путь учащихся в школу и обратно опасным.Отсутствие государственных ресурсов для образования и трудности с набором и удержанием преподавательского состава в районах, охваченных насилием с применением огнестрельного оружия, оказывают негативное влияние, подрывая право на образование.

    Повсеместное насилие с применением огнестрельного оружия и связанное с ним отсутствие безопасности могут иметь особенно серьезные последствия для детей и подростков, в том числе из-за нарушения посещаемости и удержания в школе, нанесения ущерба учебной среде и снижения качества преподавания. Это, в свою очередь, может привести к ухудшению жизненных результатов в отношении занятости и доходов и увековечить циклы лишений, преступности и насилия.

    Насилие с применением огнестрельного оружия по всему миру

    Насилие с применением огнестрельного оружия особенно распространено в Северной и Южной Америке, где преобладают легкий доступ к огнестрельному оружию, слабое регулирование или плохое исполнение законов, направленных на борьбу с насилием с применением огнестрельного оружия. В Латинской Америке и Карибском бассейне коррупция, организованная преступность и неэффективная система уголовного правосудия еще больше усугубляют проблему.

    Процент убийств, совершенных с применением огнестрельного оружия:

    72% в Бразилии

    91.1% в Сальвадоре

    58,9% в Гондурасе

    Член преступной группировки ADA (amigos dos amigos — друзья друзей) держит автомат «Узи», фавела Росинья, Рио-де-Жанейро, Бразилия, февраль 2009 г. ©Christian Franz Tragni/Demotix

    Насилие с применением огнестрельного оружия в США

    Среди более богатых и развитых стран США занимают особое место, когда речь идет о насилии с применением огнестрельного оружия. Правительства США позволили насилию с применением огнестрельного оружия стать кризисом прав человека. Широкий доступ к огнестрельному оружию и нестрогие правила приводят к тому, что в США ежегодно из огнестрельного оружия убивают более 39 000 мужчин, женщин и детей.

    В среднем более 360 человек в США получают ранения каждый день и выживают — по крайней мере, достаточно долго, чтобы добраться до больницы.

    В 2017 году от огнестрельных ранений умерло 39 773 человека, в среднем около 109 человек в день. На душу населения это значительно выше, чем в других промышленно развитых странах. Убийства с применением огнестрельного оружия в США несоразмерно затрагивают цветные сообщества и особенно молодых чернокожих мужчин.

    В США отсутствуют такие меры, как национальный реестр огнестрельного оружия.

    Физические лица могут законно носить скрытое огнестрельное оружие в общественных местах в каждом штате США и могут законно открыто носить огнестрельное оружие в общественных местах в большинстве штатов. Однако общенационального единообразия в законах, регулирующих ношение огнестрельного оружия в общественных местах, нет, а в некоторых штатах законы вообще отсутствуют: 12 штатов разрешают физическим лицам носить оружие скрытно в общественных местах без какой-либо лицензии или разрешения, а 30 штатов разрешают открытое ношение оружия. пистолета в общественных местах без какой-либо лицензии или разрешения.

    Открытое ношение огнестрельного оружия в общественных местах в той или иной форме в настоящее время разрешено в 45 штатах.Только в семи штатах от людей требуется убедительное обоснование или демонстрация необходимости ношения скрытого огнестрельного оружия. Все 50 штатов и Вашингтон, округ Колумбия, разрешают некоторые формы скрытого ношения огнестрельного оружия в общественных местах.

    Правительство США отдает предпочтение владению оружием над основными правами человека. Несмотря на огромное количество оружия, находящегося в обращении, и огромное количество людей, ежегодно убиваемых огнестрельным оружием, существует шокирующее отсутствие федеральных правил, которые могли бы спасти тысячи людей.

    Маргарет Хуанг, исполнительный директор Amnesty International США

    Как связаны дискриминация и вооруженное насилие в США?

    В США убийства с применением огнестрельного оружия несоразмерно затрагивают афроамериканские общины, особенно молодых чернокожих мужчин. 14 542 человека в США погибли в результате убийств с применением огнестрельного оружия в 2017 году. На афроамериканцев приходилось 58,5% из них по всей стране, несмотря на то, что они составляли всего 13% населения США.

    Убийства с применением огнестрельного оружия были основной причиной смерти чернокожих мужчин и мальчиков в возрасте от 15 до 34 лет в 2017 году, и у них было более чем в 10 раз больше шансов умереть от убийства с применением огнестрельного оружия, чем у белых мужчин и мальчиков той же возрастной группы.Неспособность решить проблему системной дискриминации; неспособность уберечь огнестрельное оружие от рук тех, кто, скорее всего, применит его не по назначению; и неспособность инвестировать в программы предотвращения насилия с применением огнестрельного оружия — все это способствует этому кризису.

    Женщины, сталкивающиеся с домашним насилием, и дети также несоразмерно страдают.

    • В 2017 г. число детей, умерших в результате применения огнестрельного оружия в США, выросло с 1637 в 2016 г. до 1814
    • От 2% до 7% всех травм, леченных в детских травматологических центрах США, связаны с огнестрельным оружием

    Большинство детей, ставших жертвами убийств с применением огнестрельного оружия в США, принадлежат к меньшинствам.Убийство является второй по значимости причиной смерти среди чернокожих детей, и 65% этих убийств совершаются с применением огнестрельного оружия.

    Ученица Виктория Монделли со своей матерью на акции при свечах 15 февраля 2018 г., Паркленд, Флорида, США, в память о жертвах стрельбы в средней школе имени Марджори Стоунман Дуглас накануне © The Washington Post/Getty Images

    Статистика массовых расстрелов США

    Массовые расстрелы обычно определяются как стрельба, в результате которой погибают четыре или более жертвы.В США с 2009 по 2016 год было:

    • 156 массовых расстрелов
    • всего 848 человек убито и
    • 339 ранено

    Публичные массовые расстрелы составляют менее 1% смертей от огнестрельного оружия в США.

    Однако публичные массовые расстрелы оказывают глубокое эмоциональное и психологическое воздействие на выживших, семьи и сообщества. Они создали среду, в которой люди чувствуют себя небезопасно в общественных местах, таких как церкви, школы, концертные площадки и кинотеатры, что влияет на их права человека на религию, образование и отдых.

    Стрельба в школах США

    В период с 2013 г. по июнь 2018 г. в США произошло 316 случаев перестрелки на школьной территории.

    Факторы, которые способствуют тому, что ребенок берет в руки оружие, разнообразны и часто плохо изучены. Однако в контексте городских сообществ насилие среди молодежи может быть связано со страхом, потребностью в защите, недоверием к полиции из-за укоренившейся дискриминации и дискриминационной деятельности полиции, стремлением к уважению и одобрению сверстников, а также с участием в преступной деятельности.

    Решения по борьбе с массовыми расстрелами в США такие же, как и те, которые определены для предотвращения других форм насилия с применением огнестрельного оружия, и включают национальную систему лицензирования и регистрации, а также комплексную проверку биографических данных.

    Активизм против насилия с применением огнестрельного оружия

    Жаклин Корин — активистка против насилия с применением огнестрельного оружия. Она пережила стрельбу в средней школе Марджори Стоунман Дуглас в Паркленде, штат Флорида, США, 14 февраля 2018 г. ©Amnesty InternationalЖаклин Корин — активистка против насилия с применением огнестрельного оружия.Она пережила стрельбу в средней школе Марджори Стоунман Дуглас в Паркленде, штат Флорида, США, 14 февраля 2018 г. © Amnesty International

    Семнадцать человек погибли в результате стрельбы в школе в Паркленде, Флорида, 14 февраля 2018 г. Но эта трагедия объединила и вдохновила студентов со всего мира протестовать против реформы оружия. Многие молодые люди в США теперь считают, что более строгий контроль над оружием может обеспечить их безопасность, и их массовое движение за реформу оружия среди молодежи растет. Жаклин Корин пережила стрельбу в школе и стала активисткой реформы оружия:

    Единственный способ вылечиться — действовать

    Жаклин Корин

    «Я никогда не думал, что это случится со мной.Паркленд считался самым безопасным районом Флориды, но когда случилась трагедия и в школе произошла массовая стрельба, я понял, что единственный способ вылечиться — принять меры.

    Когда мы с друзьями собрались вместе, у нас не было плана. Мы буквально начали работу над полом в гостиной. Молодость сыграла нам на руку. Мы не были взрослыми, пытающимися угадать, что работает для молодежи, и мы не спрашивали разрешения. Другие дети со всей страны видели, что мы делаем, и чувствовали, что они тоже могут это делать.

    То, что мы выжили во время стрельбы в школе, означало, что к нам прислушивались. Мы были злы и шумны. Реакция на то, что с нами произошло, помогла построить наше движение быстрее, чем мы могли себе представить. Удивительно видеть, какое влияние мы оказываем, но есть также чувство вины, поскольку оно возникло из-за чего-то столь ужасного.

    Мы создали «Марш за наши жизни», потому что наши друзья, которые погибли, хотели, чтобы мы приняли меры. Мы делаем это для них.

    Меня вдохновляют дети, которые делают что-то, чтобы изменить мир к лучшему — девочка, баллотирующаяся в школьный совет, или другие участники Марша за нашу жизнь.Меня вдохновляют люди и настоящее».

    Как государства могут остановить насилие с применением огнестрельного оружия?

    Эффективно реализованные проекты по регулированию оборота оружия и предотвращению насилия могут остановить кровавую бойню.

    В качестве первого шага государства должны признать насилие с применением огнестрельного оружия угрозой правам человека людей, в частности их правам на жизнь, на физическую неприкосновенность и безопасность личности, а также на здоровье.

    Правила обращения с оружием и лицензии на оружие

    Государства могут создать некоторые базовые системы для регулирования того, как частные лица могут владеть и использовать огнестрельное оружие и боеприпасы, чтобы предотвратить использование ими огнестрельного оружия для нарушения прав человека.ООН разработала международные руководящие принципы , которые государства могут внедрить в национальные законы о контроле над огнестрельным оружием.

    Эти международные стандарты рекомендуют запрещать любое владение огнестрельным оружием без лицензии; что государства должны зарегистрировать все огнестрельное оружие; и что владение без лицензии должно рассматриваться как уголовное преступление.

    Лицензия на огнестрельное оружие должна соответствовать определенным критериям. Например, заявитель должен пройти всестороннюю проверку биографических данных для выявления любых факторов риска, таких как предыдущая судимость, особенно за насильственное поведение дома или в обществе; история гендерного, сексуального или домашнего насилия; и история проблемного употребления наркотиков / алкоголя, эмоциональных проблем, психических заболеваний и других обстоятельств, которые повышают риск причинения вреда себе или другим лицам с помощью огнестрельного оружия.Лицензии на оружие должны быть ограничены по времени, а обучение обращению с оружием должно быть обязательным. Количество и тип оружия, которым может владеть физическое лицо, также должны быть строго ограничены в соответствии с принципами необходимости и убедительного обоснования.

    Огнестрельное оружие и боеприпасы, представляющие неприемлемый уровень риска для общественной безопасности, в том числе те, которые могут причинить чрезмерные или непреднамеренные травмы, такие как полностью автоматическое огнестрельное оружие, полуавтоматические штурмовые винтовки, полуавтоматические ружья и полуавтоматические пистолеты-пулеметы, должны быть запрещены для использования частными лицами.

    Во избежание разжигания незаконной торговли огнестрельным оружием и владения им государства должны принимать упреждающие меры для обеспечения того, чтобы все запасы огнестрельного оружия и связанных с ним боеприпасов, в том числе предназначенные для использования военными и сотрудниками правоохранительных органов, а также находящиеся у торговцев, хранится надежно.

    Новозеландцы собираются вместе для Национальной службы памяти 29 марта 2019 года после теракта в Крайстчерче, Крайстчерч, Новая Зеландия. Пятьдесят человек были убиты и десятки ранены, когда 15 марта боевик открыл огонь по мечетям Аль-Нур и Линвуд.Это нападение стало самым массовым расстрелом в истории Новой Зеландии. ©Kai Schwoerer/Getty Images Новозеландцы собрались вместе для Национальной службы памяти 29 марта 2019 года после теракта в Крайстчерче, Крайстчерч, Новая Зеландия. Пятьдесят человек были убиты и десятки ранены, когда 15 марта боевик открыл огонь по мечетям Аль-Нур и Линвуд. Это нападение стало самой масштабной массовой стрельбой в истории Новой Зеландии. ©Kai Schwoerer/Getty Images

    Как государства могут помочь сообществам с высоким уровнем насилия с применением огнестрельного оружия?

    В тех случаях, когда модели владения и использования огнестрельного оружия приводят к хронической незащищенности, государства обязаны защищать жизнь и обеспечивать безопасность для всех посредством обеспечения соблюдения прав человека, вмешательства общества и ужесточения правил владения и использования огнестрельного оружия.

    Инициативы должны быть сосредоточены на тех, кто подвергается наибольшему риску совершения и жертв насилия с применением огнестрельного оружия – часто это молодые мужчины, растущие в неблагополучных городских кварталах.

    Для достижения устойчивого сокращения насилия с применением огнестрельного оружия необходимы долгосрочные, адекватно финансируемые, основанные на фактических данных проекты, адаптированные к конкретным социальным, экономическим и культурным условиям и работающие в партнерстве с пострадавшими сообществами.

    Прекращение гендерного насилия с применением огнестрельного оружия

    В 2017 году по всему миру было преднамеренно убито около 87 000 женщин.Более половины из них, 50 000 (58%), были убиты интимными партнерами или членами семьи.

    Это означает, что каждый божий день во всем мире 137 женщин убивают члены их семей. Из умышленно убитых в 2017 году женщин более трети (30 000) были убиты их нынешним или бывшим интимным партнером.

    Огнестрельное оружие является основным механизмом убийств интимных партнеров и запугивания в странах с высоким уровнем владения огнестрельным оружием.

    Исследования, проведенные в США, показывают, что наличие оружия в доме повышает риск убийства женщин интимными партнерами.

    Более того, наличие огнестрельного оружия может оказывать на женщин обезоруживающее и деморализующее воздействие и использоваться для психологического и/или сексуального принуждения.

    Государствам следует принять строгие законы и правила, запрещающие владение оружием тем лицам, которые в прошлом применяли насилие по отношению к члену семьи или интимному партнеру.

    Работает ли реформа оружия?

    Да, реформа оружия работает. Почти все штаты регулируют приобретение, хранение и использование оружия в той или иной форме.Большинство из них делают это путем лицензирования пользователей и регистрации огнестрельного оружия.

    Реформа огнестрельного оружия работает в тех частях мира, где существует строгий контроль доступа к огнестрельному оружию и хорошо соблюдаются правила обращения с огнестрельным оружием. Это характерно для большей части Западной Европы, Австралии, Новой Зеландии и некоторых частей Азии. Например, в Японии, Южной Корее и Сингапуре уровень насилия с применением огнестрельного оружия крайне низок.

    Что делает Amnesty в отношении насилия с применением огнестрельного оружия?

    Мы в Amnesty International сосредоточили свою работу на реформе внутреннего обращения с огнестрельным оружием и предотвращении насилия с применением огнестрельного оружия, проводя кампании за введение правил использования и хранения огнестрельного оружия.

    Мы поддерживаем создание основанных на фактических данных программ по снижению уровня насилия в сообществах, где устойчиво высок уровень насилия с применением огнестрельного оружия.

    Мы также работаем над прекращением экспорта огнестрельного оружия в кризисные зоны, где существует риск того, что оружие будет использовано для серьезных нарушений прав человека. Например, мы расследовали международный экспорт оружия коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией и ОАЭ, и раскрыли, как оружие перенаправлялось для использования ополченцами для совершения нарушений прав человека во время гражданской войны в Йемене.Для государств-участников поставка оружия для использования в йеменском конфликте нарушает глобальный договор о торговле оружием; эти передачи также нарушают законодательство ЕС и во многих случаях внутреннее законодательство стран-поставщиков.

    Вместе с несколькими другими организациями мы успешно выступили за глобальный Договор о торговле оружием (ДТО), который стал международным законом в 2014 году. Каждое государство, ратифицировавшее ДТО, должно соблюдать строгие правила в отношении международных поставок оружия.

    Мы продолжаем кампанию за эффективную реализацию ДТО, которая остановит поток оружия, разжигающего нарушения в конфликтах, зверства и государственные репрессии по всему миру.ДТО может спасать жизни и защищать права людей.

    На правительства возложена юридическая обязанность защищать право на жизнь и, соответственно, обязанность защищать людей от насилия с применением огнестрельного оружия. Мы должны напомнить им об их долге, потребовав реформы оружия.

    Вы можете встать и напомнить нашим лидерам об их обязанности обеспечивать нашу безопасность. Вы можете сыграть решающую роль в кампании и протесте против насилия с применением огнестрельного оружия. Принимая участие, вы можете дать понять правительствам, что плохое регулирование владения и использования оружия приводит к насилию и что они должны решить эту проблему сейчас, путем строгого контроля над оружием и эффективного вмешательства в сообщества, страдающие от высокого уровня насилия с применением огнестрельного оружия.

    У вас есть право сказать правительствам, что, применяя законы об оружии, мы все можем жить в безопасности и без страха — и это наше право.

    Проверьте, подписала ли ваша страна Договор о торговле оружием, и скажите им сделать это сейчас, если это не так!

    На правительства возложена юридическая обязанность защищать право на жизнь и, соответственно, обязанность защищать людей от насилия с применением огнестрельного оружия. Мы должны напомнить им об их долге, потребовав реформы оружия.

    Вы можете встать и напомнить нашим лидерам об их обязанности обеспечивать нашу безопасность. Вы можете сыграть решающую роль в кампании и протесте против насилия с применением огнестрельного оружия. Принимая участие, вы можете дать понять правительствам, что плохое регулирование владения и использования оружия приводит к насилию и что они должны решить эту проблему сейчас, путем строгого контроля над оружием и эффективного вмешательства в сообщества, страдающие от высокого уровня насилия с применением огнестрельного оружия.

    У вас есть право сказать правительствам, что, применяя законы об оружии, мы все можем жить в безопасности и без страха — и это наше право.

    Проверьте, подписала ли ваша страна Договор о торговле оружием, и скажите им сделать это сейчас, если это не так!

    Активист молодежной акции Amnesty в защиту договора о торговле оружием, Женева, Швейцария, 24 августа 2016 г. ©Amnesty International, Швейцария Активист молодежной акции Amnesty в защиту договора о торговле оружием, Женева, Швейцария, 24 августа 2016 г. ©Amnesty International, Швейцария

    Влияние насилия с применением огнестрельного оружия на детей, семьи и сообщества — CWLA

    Опубликовано в Детский голос Том 23, номер 1 

    Джули Коллинз и Эмили Суовленд

    За последние несколько лет насилие с применением огнестрельного оружия выдвинулось на передний план общественного сознания.Большая часть дебатов была сосредоточена на регулировании обращения с оружием и недопущении попадания смертоносного оружия в руки потенциальных убийц, особенно лиц с психическими заболеваниями. К сожалению, гораздо меньше внимания уделяется воздействию насилия с применением огнестрельного оружия на жертв. В то время как люди, убитые и раненые в результате зверств, таких как стрельба в Сэнди-Хук и театре Аврора, публично помнят и оплакивают, жертвы этих трагедий не ограничиваются теми мужчинами, женщинами и детьми, которые были убиты, ранены или присутствовали во время этих ужасных событий.Последствия насилия с применением огнестрельного оружия более распространены и затрагивают целые сообщества, семьи и детей. Поскольку более 25% детей стали свидетелями актов насилия в своих домах, школах или сообществе за последний год, а более 5% стали свидетелями стрельбы, это становится не только вопросом регулирования обращения с оружием, но и устранением последствий. на тех, кто был травмирован таким насилием (Finkelhor et al., 2009).

    Хотя проблемы психического здоровья являются частью дебатов о регулировании обращения с оружием, дискуссия была сосредоточена в первую очередь на психическом здоровье лиц, совершивших преступления с применением огнестрельного оружия.На самом деле, большинство людей с психическими заболеваниями не склонны к насилию и на самом деле с большей вероятностью станут жертвами, чем жертвами других (Teplin et al, 2005). Хотя можно сделать гораздо больше для решения проблем правонарушителей с психическими заболеваниями, сам по себе этот разговор не решит проблемы, связанные с насилием с применением огнестрельного оружия. Лига защиты детей Америки (CWLA) считает, что пришло время расширить фокус дебатов об оружии, чтобы включить в него социальные, эмоциональные, физические и психические последствия для тех, кто травмирован насилием с применением огнестрельного оружия, особенно детей и молодежи.В своей статье 2002 года «Смягчение последствий насилия с применением огнестрельного оружия для детей и молодежи» Джеймс Гарбарино и его коллеги отметили, что «дети, подвергшиеся насилию с применением огнестрельного оружия, могут испытывать негативные краткосрочные и долгосрочные психологические последствия, включая гнев, уход в себя, посттравматический стресс, и снижение чувствительности к насилию» (Garbarino et al., 2002). Они также указывают, что исследование показывает, что «некоторые дети могут подвергаться более высокому риску негативных последствий, если они подвергаются насилию с применением огнестрельного оружия». Выявленные ими группы «включают детей, пострадавших в результате применения огнестрельного оружия, тех, кто стал свидетелем насильственных действий в непосредственной близости, тех, кто подвергается высокому уровню насилия в своих сообществах или школах, а также тех, кто подвергается насилию со стороны средств массовой информации.

    Удовлетворение потребностей в социальном, эмоциональном, физическом и психическом здоровье детей и молодежи, подвергшихся насилию с применением огнестрельного оружия, представляет собой сложный процесс, требующий надлежащей идентификации пострадавших. Кроме того, требуется достаточное количество медицинских работников, обученных соответствующим возрасту, основанным на фактических данных и травмам методам лечения, чтобы одновременно понимать все эти проблемы. Кроме того, это требует, чтобы наше общество нашло способы сократить фактическое число детей и молодежи, которые изначально подвергаются насилию с применением огнестрельного оружия.Это непростая задача, учитывая множество мест в нашем мире, содержащих сцены или образы насилия: школы, дома, сообщества и средства массовой информации.

    На Национальной конференции CWLA 2013 года наши сотрудники и Консультативный совет по психическому здоровью собрали вместе профессионалов в области защиты детей и психического здоровья для слушания на тему насилия с применением огнестрельного оружия. Вместе они начали диалог о часто игнорируемом влиянии насилия с применением огнестрельного оружия на благополучие детей, молодежи, семей и сообществ и обсудили текущие усилия по решению этой проблемы; они также определили проблемы, возникающие как в области политики, так и в области практики, и представили предложения и возможные решения.Под влиянием Национального плана CWLA по совершенствованию благосостояния детей и его видения безопасного роста всех детей и молодежи в любящих семьях и поддерживающих сообществах обсуждение было сосредоточено на общей ответственности отдельных лиц, семей, организаций и сообществ за обеспечение безопасности. и благополучие детей и молодежи. В частности, участники сосредоточили внимание на культуре насилия и страха во многих общинах, которые они обслуживают, трудностях борьбы с применением оружия и насилием, необходимости развития сообщества, направленного на снижение уровня насилия, влиянии на детей и молодежь, подвергающихся насилию. и что необходимо для удовлетворения потребностей в области психического здоровья тех, кто подвергается насилию с применением огнестрельного оружия.

    CWLA National Blueprint  озвучивает необходимость защиты основных прав детей и подчеркивает обязанность всех людей обеспечивать безопасную и благоприятную среду для детей и молодежи. В соответствии с National Blueprint участники нашей конференции 2013 года обсудили, как поставщики услуг и сообщества работают над защитой прав детей в связи с законодательством об оружии. Они также указали на необходимость решения проблемы регулирования оружия и насилия на национальном уровне, борьбы за законодательную защиту детей и молодежи.

    Многие участники выразили недовольство той ролью, которую оружие в настоящее время играет в американском обществе, и его частым прославлением в средствах массовой информации. Они указали, что владение оружием считается ключевой американской ценностью, и что многие граждане считают себя вправе владеть оружием и не любят вмешательства, ограничивающего их доступ. К сожалению, владение оружием часто ассоциируется с разрушительным насилием, которое имеет место в сообществах по всей стране, особенно в тех, где существует высокий уровень бедности, что может усложнить предотвращение преступлений с применением оружия.Участники определили, что частое изображение оружия в СМИ прославляет его использование и пропагандирует применение насилия с применением огнестрельного оружия в качестве приемлемого средства разрешения конфликтов. Они указали на то, что средства массовой информации не в состоянии обеспечить встречное сообщение о том, что оружие опасно, должно храниться надлежащим образом и не должно использоваться для разрешения конфликтов.

    Учитывая нынешнюю атмосферу, в которой личные свободы противоречат Конституции Соединенных Штатов, участники признали, что изменение американских ценностей в отношении владения оружием является нереалистичной целью.Они согласились с тем, что основное внимание следует уделять обучению обращению с оружием и обучению его безопасности как для владельцев оружия, так и для тех, у кого его нет. Кроме того, сообщества должны иметь доступ к точной информации о реалиях использования оружия, например, о ежегодном количестве убийств с применением огнестрельного оружия и количестве детей, убитых огнестрельным оружием. Они предложили предпринять усилия, чтобы противостоять восхваляемому образу, изображаемому в средствах массовой информации, путем обучения правильному обращению с оружием, освещения опасности, которую оружие представляет для детей и молодежи, и объяснения альтернатив владению оружием для обеспечения личной и домашней безопасности.

    Участники конференции

    также выразили озабоченность по поводу широко распространенной культуры страха и насилия, которая существует во многих сообществах, которым они служат. На уровне сообщества участники заметили, что оружие часто используется в ответ на страх. Они указали, что дети и молодежь, живущие в районах с насилием, чувствуют себя в опасности; без навыков ненасильственного разрешения конфликтов они слишком легко полагаются на оружие в решении проблем. Гарбарино и его коллеги также заявили, что «подверженность насилию с применением огнестрельного оружия также может снизить чувствительность молодежи к последствиям насилия и повысить вероятность того, что они будут использовать насилие как средство решения проблем или выражения эмоций.Часто только благодаря ношению и использованию оружия эти молодые люди чувствуют себя в безопасности, в безопасности и под защитой. Но, несмотря на владение оружием, многие дети и молодежь остаются незащищенными от насилия в своих общинах.

    Участники отметили, что борьба с культурой сообщества — это тяжелая битва, которая приносит мало положительных результатов. Все согласились с тем, что когда сообщества, семьи, дети и молодежь имеют возможность работать вместе и бросать вызов негативным ценностям, они могут начать менять культуру насилия и уменьшать страх в обществе.Хотя это и не быстрый процесс, важно побудить сообщества взять на себя ответственность за безопасность и благополучие всех детей, молодежи и семей. В соответствии со стандартами CWLA National Blueprint , участники конференции также предложили работать один на один с семьями, детьми и молодежью, чтобы помочь им создать свои защитные факторы, развить устойчивость, регулировать свои эмоции, усилить стратегии преодоления и трансформировать негативные эмоции. взгляды на жизнь в надежду на лучшее будущее.Также было широко распространено мнение о важности обучения родителей тому, как моделировать ненасильственное поведение для детей, и обучения их позитивным методам противодействия насильственным альтернативам.

    В дополнение к изменению отношения общества к насилию на микроуровне за счет непосредственной работы с семьями, детьми и молодежью, участники предложили, чтобы службы защиты детей и психического здоровья также поощряли местных жителей к установлению связей друг с другом и противодействию насилию на макроуровне. уровень – я.д., внутри большого сообщества. Руководители агентств и те, кто предоставляет услуги, могут способствовать этим изменениям, поддерживая социальные связи жителей и создавая прочные социальные связи в сообществе. После объединения с более широким сообществом им будет легче влиять на необходимые систематические изменения норм и ценностей.

    Последствия воздействия насилия на развитие ребенка вполне реальны. В Национальном плане CWLA указывается, что у детей и молодежи, подвергшихся хроническим травмам, может наблюдаться задержка развития мозга, что оказывает длительное влияние на исходы жизни.Вероятно, в результате такого воздействия участники отметили многочисленные дефициты навыков среди детей и молодежи, которым они служат и которые живут в районах с высоким уровнем бедности и преступности. Согласно исследованию, многие дети испытывают проблемы с насилием и агрессией, потому что им не хватает навыков ненасильственного разрешения конфликтов. Большая часть этого насилия и агрессии усугубляется эмоциональной перегрузкой от воздействия насилия. Дети и молодежь, подвергшиеся насилию, испытывают значительный стресс и часто испытывают трудности с определением и регулированием своих эмоций в результате воздействия на развитие их частого воздействия травмы.Их эмоции часто усваиваются и могут позже вылиться в агрессию и насилие.

    Участники семинара по аудированию также признали, что эти дефициты навыков могут быть результатом того, что дети и молодежь учатся поведению, наблюдая и подражая действиям окружающих. Когда взрослые проявляют агрессивное и жестокое поведение, такое поведение часто интерпретируется как уместное и приемлемое. Цикл насилия начинается, когда дети и молодежь наблюдают и принимают негативное поведение взрослых и, в конечном итоге, моделируют такое взаимодействие со своими собственными детьми.Поскольку на карту поставлено многое, был предложен подробный список стратегий и мер поддержки, направленных на устранение воздействия на развитие ребенка и снижение негативного воздействия насилия. Участники высоко оценили важность ранней профилактики на уровне семьи, предложив родителям помощь в доступе к социальным услугам, необходимым для усиления защитных факторов, повышения устойчивости, помощи детям в регулировании своих эмоций, развитии навыков преодоления трудностей и обеспечении физической и психологической безопасности.

    Участники также определили многочисленные навыки, которым необходимо обучать непосредственно детей и молодежь, пострадавших от насилия, чтобы уменьшить воздействие травматического стресса, в том числе навыки разрешения конфликтов, демонстрирующие простые методы решения проблем, которые являются ненасильственными и/или не допускающими применения силы.Помимо развития коммуникативных навыков, детей и молодежь необходимо учить определять и регулировать свои эмоции; как только они лучше поймут свои эмоции и то, как они влияют на их поведение, они смогут научиться правильно реагировать на свои чувства, не нанося вреда ни себе, ни другим.

    Участники слушания признали, что до тех пор, пока дети и молодежь не будут устранены, подвергаясь насилию, проблемы с психическим здоровьем у детей, вероятно, будут продолжать расти.Группа отметила, что наблюдается резкий рост числа детей и молодежи с проблемами психического здоровья, и что поставщики услуг должны активно работать над информированием общественности о детских психических заболеваниях. Психические заболевания по-прежнему подвергаются стигматизации, и нерешительность общественности в обсуждении этого вопроса наносит ущерб детям и молодежи, страдающим проблемами психического здоровья. Далее было отмечено, что многие родители, учителя и работники часто не осведомлены о психических заболеваниях и, как следствие, не могут выявить ранние признаки психического заболевания, что замедляет доступ детей и молодежи к лечению.Было отмечено, что даже после получения лечения и постановки диагноза многим взрослым не хватает знаний о конкретных психических заболеваниях и они не знают, как взаимодействовать с детьми и молодежью с проблемами психического здоровья. Без надлежащего образования родители, учителя и другие благонамеренные фигуры могут неосознанно усугубить проблемы психического здоровья ребенка или подростка.

    В дополнение к снижению факторов риска и развитию защитных факторов и устойчивости среди молодежи, которая в настоящее время страдает от проблем с психическим здоровьем, специалисты согласились с тем, что сообщества должны также помогать детям и молодежи, подверженным риску проблем с психическим здоровьем, развивать защитные факторы, чтобы оградить их от негативного психического здоровья. результаты, которые часто являются результатом воздействия травмирующих жизненных событий.

    Предотвращение воздействия насилия в детстве и смягчение последствий предыдущего воздействия — слишком большая работа для какой-либо одной группы или организации. Органы по охране детства, профилактике и охране психического здоровья не могут решить эту проблему в одиночку. Агентства должны принять идею Национального плана CWLA и призвать сообщества взять на себя ответственность за благополучие детей и молодежи. Борьба с негативным воздействием насилия на детей и молодежь требует сотрудничества учителей, директоров школ, социальных работников, полицейских, врачей, родителей, друзей и многих других.У каждого человека есть своя роль, будь то скрининг на предмет подверженности насилию, смягчение последствий насилия посредством эмоциональной поддержки или предотвращение насилия посредством общественной активности и политических инициатив. Существенные изменения произойдут только тогда, когда все слои общества осознают истинное негативное воздействие, которое воздействие насилия оказывает на благополучие детей, молодежи, семей и сообществ, и будут активно работать над решением этой проблемы.

    Хотя для значительного снижения подверженности детей и молодежи насилию потребуется сотрудничество между различными учреждениями и конкретными сообществами, многие профессионалы активно ведут эту битву.Врачи по всей стране разговаривают с родителями маленьких детей о безопасности оружия и защите своих детей от травм. Учителя, директора и администраторы школ активно работают с учащимися, укрепляя просоциальное поведение и обучая навыкам разрешения конфликтов. Религиозные деятели всех вероисповеданий учат детей и молодежь любить себя, других и свои общины, а также тому, как быть морально ориентированными людьми. Социальные работники обучают родителей позитивному воспитанию детей, чтобы уменьшить подверженность домашнему насилию и другим домашним травмам.Лоббисты и политики борются за закон, расширяющий доступ к службам охраны психического здоровья и ограничивающий доступ населения к оружию.

    Все эти и многие другие специалисты активно работают над снижением уровня насилия и улучшением благосостояния детей и молодежи по всей стране. По отдельности они вносят небольшой, но значимый вклад в дело, но вместе, единым фронтом, эти люди и организации могут оказать существенное влияние на жизнь детей и молодежи, подвергающихся насилию в своих домах, школах и в своих семьях. сообщества.Недавние инциденты, такие как стрельба в Форт-Худе, вновь поднимают вопрос о насилии с применением огнестрельного оружия. Хотя это произошло на военной базе, пострадали дети, молодежь, семьи и окружающие сообщества. В то время как вопрос о насилии с применением огнестрельного оружия кажется застопорившимся в нынешнем Конгрессе, он по-прежнему остается главной заботой для всех нас.

    Сеанс прослушивания

    CWLA помог начать диалог о текущих усилиях по предотвращению воздействия насилия на детей и молодежь и смягчению последствий предыдущего воздействия.Настало время всем собраться вместе и закончить это обсуждение. п

    Джули Коллинз — директор CWLA по стандартам качества практики. Эмили Суовеленд проходила стажировку в CWLA в 2013 году.

    Статья о съемке в общественных местах: Закон о видеосъемке в общественных местах

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх