Стиглиц – .

Содержание

Джозеф Стиглиц – биография, книги, отзывы, цитаты

Джозеф Юджин Стиглиц — американский экономист-неокейнсианец, профессор Колумбийского университета, лауреат Нобелевской премии. Председатель Совета экономических консультантов при президенте США (1995—1997), шеф-экономист Всемирного банка (1997—2000), иностранный член Секции экономики отделения общественных наук Российской академии наук. Знаковая фигура современного альтерглобалистского движения, известен как жёсткий критик неограниченного рынка, монетаризма и неоклассической политэкономической школы вообще, а также неолиберального понимания глобализации, политики МВФ в отношении развивающихся стран и либеральных реформ в России.

Родился в еврейской семье Шарлотты и Натаниеля…

Джозеф Юджин Стиглиц — американский экономист-неокейнсианец, профессор Колумбийского университета, лауреат Нобелевской премии. Председатель Совета экономических консультантов при президенте США (1995—1997), шеф-экономист Всемирного банка (1997—2000), иностранный член Секции экономики отделения общественных наук Российской академии наук. Знаковая фигура современного альтерглобалистского движения, известен как жёсткий критик неограниченного рынка, монетаризма и неоклассической политэкономической школы вообще, а также неолиберального понимания глобализации, политики МВФ в отношении развивающихся стран и либеральных реформ в России.

Родился в еврейской семье Шарлотты и Натаниеля Стиглица. С 1960 по 1963 учился в Амхерст-колледже, где был президентом студенческого самоуправления. Продолжил свою учёбу в Массачусетском технологическом институте. В 1965—1966 учился в Чикаго, занимался под руководством Хирофуми Узавы. Затем он вернулся в МТИ, где получил степень доктора наук в 1967. В дальнейшем Стиглиц преподавал в университетах Кембриджа, Йеля, Дьюка, Стэнфорда, Оксфорда и Уинстона и ныне является профессором Колумбийского университета.

Кроме значимых исследований в области микро- и макроэкономики, Стиглиц также напрямую играет важную роль в политической и общественной жизни. В 1992 он перебрался в Вашингтон работать в администрации президента Клинтона, в 1995-97 гг. занимал должность Председателя Совета экономических консультантов. В 1997 он был назначен во Всемирный банк, оставаясь его Вице-президентом и Шеф-экономистом до 2000. С 2008 председатель международной Комиссии по основным показателям экономической деятельности и социального прогресса. Соредактор журнала The Economists’ Voice (Голос экономиста).

Жена — журналистка и редактор Аня Шиффрин (Anya Schiffrin, 1962), дочь издателя Андре Шиффрин, внучка российского издателя Якова Савельевича Шифрина

www.livelib.ru

СТИГЛИЦ, ДЖОЗЕФ ЮДЖИН | Энциклопедия Кругосвет

СТИГЛИЦ, ДЖОЗЕФ ЮДЖИН (Joseph Eugene Stiglitz) (р. 1943) американский экономист, удостоенный в 2001 Нобелевской премии по экономике вместе с Джорджем Акерлофом и Майклом Спенсом за исследования «рынков с асимметричной информацией» – то есть таких рынков, на которых одни участники обладают большим объемом информации, чем другие.

Родился в городе Гэри, штат Индиана. Так и не дождавшись получения степени бакалавра в Амхерст колледж, Стиглиц выиграл грант на учебу в Массачусетском технологическом институте. Там его учителями стали четыре других нобелевских лауреата по экономике – Пол Самуэльсон, Роберт Солоу, Франко Модильяни и Кеннет Эрроу.

Общественно-политические процессы в США и мире наложили свой отпечаток на научные интересы молодого Стиглица. «Наиболее обсуждаемым вопросом со времени моего поступления в высшую школу была экономическая организация. Я рос в самой гуще событий холодной войны. В то время казалось, коммунизм показывает большие темпы экономического роста, но ценой свободы. Большая часть мира виделась под гнетом колониализма, который не способствовал ни экономическому росту, ни демократии, и который противоречил принципам, на которых я был воспитан, и в которые я верил. Казалось, рыночная экономика подвержена постоянным приступам безработицы, чреватой нищетой значительных слоев общества», – вспоминал позже сам Стиглиц. Стремление найти альтернативные решения основных экономических и социальных проблем современности заставило его не ограничивать свое образование стенами Массачусетского института. Он переходил от одной экономической школы к другой, от одного предмета к другому.

В 1965–1966 он переехал в Англию на учебу в Кэмбридж. Там он продолжил свое образование среди других блестящих экономистов – будущих нобелевских лауреатов (Джима Мирлиса, Джеймса Мида и др.). В то время его исследования были посвящены проблемам экономического роста, инноваций и перераспределения доходов. Вернувшись в США, Стиглиц стал преподавателем Йельского университета, где начал исследования экономики рисков, что, в конечном счете, привело его к главной теме научных изысканий – теории информационной экономики. Центральным вопросом его работ стало изучение проблем сбора, анализа и распространения информации, а также принятия решений на основе недостаточной информации.

Распад социалистического лагеря и переход пост-советских государств к рыночной экономике в начале 1990-х дал толчок к дебатам на Западе по вопросу о путях реформирования экономик стран Восточной Европы. В центре дебатов лежали расхождения по принципиальным вопросам функционирования рыночной экономики. Господствовавшая на Западе экономическая школа ратовала за стремительные перемены путем приватизации государственного сектора в духе «шоковой терапии». Их оппоненты – «градуалисты», доказывали необходимость постепенной трансформации, с сохранением важных регулирующих функций государства.

Первое направление получило наиболее яркое выражение в политике МВФ в отношении стран бывшего социалистического лагеря. Мнение оппонентов на международном уровне выражал Джозеф Стиглиц, работавший сперва в администрации президента Билла Клинтона председателем Комитета экономических советников, а затем на посту главного экономиста Всемирного банка. Под давлением министерства финансов США и МВФ в 1999. Стиглиц ушел в отставку, публично обвинив Всемирный банк и МВФ в проведении неверной политики в России и Юго-Восточной Азии.

С чувством разочарования от своего участия в президентской администрации и международных организациях Стиглиц отказался вновь войти в правительственную команду после переизбрания Клинтона на второй срок. Зато благодаря своей международной известности и опыту экспертно-административной работы он создал на базе Колумбийского университета научное сообщество экономистов и политологов «Иницитатива за политический диалог» («The Initiative for Policy dialogue»), с целью помочь странам с переходной и развивающейся экономикой выработать альтернативные пути развития.

Основным местом работы Стиглица стал Колумбийский университет, где он преподает созданный им новый предмет неклассической экономики – информационную экономику. Он действительный член Национальной Академии наук США, Американской Академии наук и искусств и Эконометрического общества.

Труды: Экономика государственного сектора. М, 1997;Whither Socialism? TheWicksell Lectures, Cambridge (Mass.), Lnd., 1994; Principles of macroeconomics, N.Y., Lnd., 1993; Globalization and its discontents, Lnd., 2002; Rebel Within: Joseph Stiglitz and the World Bank, Anthem, 2001; Лекции по экономической теории государственного сектора (в соавт. Аткинсон.Э), М., 1996.

Михаил Липкин

www.krugosvet.ru

Джозеф Стиглиц, американский экономист-неокейнсианец, лауреат Нобелевской премии по экономике

Краткие биографические сведения

Замечание 1

Джозеф Юджин Стиглиц (род. в 1943 г.) – американский экономист, неоклассик, Нобелевский лауреат.

Стиглиц родился в еврейской семье в г. Гэри штата Индиана, США.

В 1960 – 1963 годах Стиглиц обучался в Амхерст-колледже, однако степень бакалавра там так и не получил. Выиграв грант, он продолжил обучение в Массачусетском технологическом институте (МТИ), где трудился под руководством четырех других нобелевских лауреатов по экономике – Роберта Солоу, Кеннета Эрроу, Пола Самуэльсона и Франко Модильяни.

В 1965 – 1966 годах Стиглиц проводил исследования, посвященные проблемам инноваций, экономического роста и перераспределения доходов, в Кэмбриджском университете в Англии.

Вернувшись в МТИ, в 1967 году Стиглиц получил степень доктора наук.

В дальнейшем Стиглиц занимался преподавательской деятельностью (университеты Кембриджа, Стэнфорда, Оксфорда, Йеля и др.). В настоящее время он является профессором Колумбийского университета, где преподает информационную экономику – новый предмет, созданный лично им. Также он является одним из редакторов журнала The Economists’ Voice.

На базе Колумбийского университета Стиглиц создал научное экономико-политологическое сообщество «Иницитатива за политический диалог» для помощи странам с переходной и развивающейся экономикой в выработке альтернативных путей развития.

Джозеф Стиглиц также активно занимается политической и общественной деятельностью. В 1992 – 1997 годах он работал в Вашингтоне в администрации президента США Клинтона: сначала в Экономическом совете при президенте, затем председательствовал в Совете экономических консультантов при президенте.

В 1997 – 2000 годах Стиглиц занимал пост вице-президента и шеф-экономиста Всемирного банка (ушел в отставку под давлением после публичного обвинения Всемирного банка и МВФ в реализации неверной политики в России и Юго-Восточной Азии).

Разочаровавшись в своем участии в администрации президента и международных организациях, Стиглиц отказался вновь быть членом правительственной команды после избрания Клинтона на второй срок.

С 2008 года Стиглиц возглавляет международную Комиссию по основным показателям экономической деятельности и социального прогресса.

В настоящее время Джозеф Стиглиц является действительным членом Национальной Академии наук США, Американской Академии наук и искусств, Эконометрического общества, иностранным членом РАН (с 2003 г.), входит в научно-редакционный совет российского журнала «МИР: Модернизация. Инновации. Развитие».

Вклад в развитие экономики

Замечание 2

В 2001 году Джозеф Стиглиц был удостоен Нобелевской премии по экономике (совместно с Джорджем Акерлофом и Майклом Спенсом) «за анализ рынков с асимметричной информацией» (на которых одни участники обладают большим объемом информации, чем другие).

Изначально Стиглиц исследовал экономику рисков, и это в итоге привело его к изучению теории информационной экономики. Стиглиц акцентировал внимание на проблемах сбора, обработки и распространения информации, а также принятия решений в условиях ее дефицита.

Стиглиц отмечал, что не верит в то, что рынок способен сам по себе решать все социальные проблемы – неравенство, безработицу, загрязнение окружающей среды – без активного государственного участия.

Джозеф Стиглиц также жестко критиковал неограниченный рынок, монетаризм и неоклассическую экономическую школу, а также неолиберальное понимание глобализации, политику МВФ в отношении развивающихся стран и либеральные реформы в России.

Стиглиц принимал участие в ряде совместных с российскими учеными проектов, в том числе в издании российско-американской монографии «Российские реформы глазами американцев».

spravochnick.ru

Альфред Стиглиц | Artifex.ru

Старый фотограф, ретушируя негативы фотографий, пояснял парнишке: «Это нужно для того, чтобы человек выглядел более естественно». «Я бы не стал этого делать», – смело ответил одиннадцатилетний малец старому профессионалу. Сегодня речь пойдет о человеке, который внес огромный вклад в искусство фотографии. Альфред Стиглиц (Alfred Stieglitz, 1864-1946) – мастер пикториализма, благодаря которому фотография стала частью искусства.

Многие искусствоведы говорят, что он практически в одиночку «втолкнул» это искусство в ХХ век. Делом всей жизни Альфреда Стиглица было учение о том, что фотография – это такое же искусство, как и живопись. На своем пути он то и дело встречал препятствия — финансовые трудности, непонимание и даже презрение окружающих, — но от своей цели не отказался.

 

Родился Альфред в штате Нью-Джерси в богатой еврейской семье, которая эмигрировала из Германии. Рос смышленым и крайне любознательным ребенком. Одним из его детских увлечений было посещение фотоателье, где он наблюдал за работой мастеров. Там по легенде и состоялся тот самый пророческий диалог о том, что ретушировать фотографии ненужно. Впоследствии, даже прославившись на весь мир, Стиглиц никогда не занимался ретушью снимков, считая, что это может «убить» фотографию.

Поскольку его родители были приверженцы старой европейской образовательной системы, было принято решение, что Альфред должен получить образование на родине. В 17 лет он поступает на машиностроительный факультет в Берлинскую Высшую техническую школу. Но его не сильно увлекла его будущая профессия. Благодаря достаточно высокому положению в обществе юный Альфред имел возможность общаться с художниками и писателями. Он все больше интересовался искусством, и наиболее активно — авангардизмом.

Общение с творческими людьми привело юного Альфреда к тому, что он сам уже не мог оставаться только наблюдателем.

«Я купил ее, принес в свою комнату и с тех пор практически не расставался с ней. Она очаровала меня, сначала это было для меня увлечением, после – страстью», – вот что говорил Альфред о приобретении своей первой фотокамеры.

И действительно, после покупки фотоаппарата он практически никогда не выпускал его из рук. Его жизнь изменилась, молодой человек мог часами бродить по Берлину, стараясь запечатлеть жизнь такой, какая она есть. Это было не просто увлечение, а одержимость.

Отправившись в путешествие по Европе, Альфред и там не расставался с камерой, стараясь сделать как можно больше снимков. В объектив своего фотоаппарата юноша старался поймать всё многообразие действительности, которая его завораживала. Это были не только люди самых разных социальных слоев, но и городские и сельские пейзажи. Такая увлеченность творчеством в скором времени была вознаграждена: в 1887 году Альфред Стиглиц получил серебряную медаль в Лондоне на конкурсе фотографов-любителей. Это была его первая награда.

Отец Альфреда настаивал на том, чтобы юноша вернулся в Америку, но юноша долгое время сопротивлялся родительской воле. Фотография в то время не считалась на его родине искусством, в то время как сам Альфред был убежден – это свежая струя в творческой деятельности. Он верил, что фотодело обладает большим нераскрытым потенциалом. В 1890 году он все-таки едет в Нью-Йорк с твердым намерением привить американскому обществу мысль о том, что фотография – это не просто техническое средство передачи окружающей действительности. Его целью было заставить людей смотреть на фотографию, как на новый вид творчества.

Вернувшись в Америку, Стиглиц становится партнером в фирме, изготавливающей фотогравюры. Но свою страсть к фотографированию он не забыл. Мало быть просто одаренным человеком – талант Альфреда счастливо сочетался с упорством и выносливостью. Бывало, для того чтобы сделать один ценный кадр фотографу приходилось по несколько часов ждать подходящего момента.

«Следует выбрать место и затем старательно изучать линии и освещение. Потом наблюдайте за проходящими фигурами и выжидайте момента, когда все будет уравновешено, то есть когда будет удовлетворен ваш глаз. Нередко это означает — ждать часами», – учил он.

 

 

Плодом подобной кропотливой работы стал снимок «Пятая авеню зимой» (Winter, Fifth Avenue). Фотограф увидел в улице нечто необычное, но для полноты картины чего-то не хватало. Ему пришлось простоять на холоде три часа, прежде чем на дороге наконец-то появился завершающий элемент – конка, которая неслась сквозь метель. Альфред часто говорил о том, какой это сложный труд – ждать того, о чем не знаешь сам.

Нередко творческих людей просят выделить из всех своих работ какую-нибудь одну, самую любимую. С такой просьбой к Альфреду Стиглицу обратился журнал Life в 1899 году. После долгих колебаний фотограф все-таки назвал фотографию «Починка сетей» (The Net Mender, 1898). На ней он запечатлел молодую голландскую девушку, которая занимается ремонтом рыболовной сети. Сам мастер говорил об этом фото так:

«Он говорит о жизни молодых голландских женщин, и каждый стежок в починке рыболовной сети есть зачаток их существования. И все это порождает поток поэтической мысли у тех, кто смотрит на неё, сидящую на огромных и бесконечных дюнах и трудящуюся с серьезностью и спокойствием, столь характерным для этих крепких людей»

 

 

Снимок стал настоящей историей жизни голландского народа в те времена.

Как и ожидал Стиглиц, в Америке ему пришлось столкнуться с пренебрежением к фотографии со стороны художественной элиты. Зачастую он слышал похвалу от известных художников, но многие подчеркивали, что фотография не является творчеством. В то время считалось, что искусством является только то, что сделано руками. Но Альфред не мог с этим смириться и наставал на своем: фотография может встать в один ряд с общепризнанными шедеврами.

Стиглиц хотел показать Америку в своих работах такой, какая она есть. Он стремился представить не просто какое-то место, а жизнь в нем. Зачастую для этого ему приходилось не раз возвращаться на одно и то же место.

Например, чтобы сделать знаменитую фотографию «Здание утюг» (Flatiron Building), фотограф приходил к нему в течение нескольких недель. Отец спрашивал у него для чего ему столько снимков одного и того же здания, на что сын отвечал:

«Это не здание, это образ Америки. И я хочу его уловить»

 

 

В 1893 году Альфред Стиглиц стал редактором журнала «Американский фотограф-любитель» (American Amateur Photographer). Но отношения с коллективом не сложились. Его стиль работы коллеги посчитали слишком авторитарным, что вынудило Альфреда уйти с этой должности. Позже он стал сотрудничать с малоизвестным журналом Camera Notes. Несмотря на то, что издание было убыточным, для фотографа он стал своеобразной трибуной для продвижения собственных прогрессивных идей.

В 1902 году Стиглиц организовал выставку современной американской фотографии. Решение о том, кто примет в ней участие оказалось непростым. Для отбора фотографий Альфредом была организована инициативная группа Photo-Secession, в которую вошли его сторонники и приятели Эдвард Стейхен, Кларенс Уайт, Гертруда Кейзебир, Франк Юджин, Фредерик Холанд Дэй, Элвин Лэнгдон Кобюрн.

Позже Альфред основал «Маленькую галерею Photo-Secession» (Little Galleries of the Photo-Secession). Там выставлялись не только фотографии, но и картины современных художников. Однако дела в галерее не всегда шли хорошо, так как она пользовалась популярностью в основном среди молодежи.

Нельзя не упомянуть о личной жизни художника, так как нередко любовные отношения влияют на творчество талантливых людей. Жизнь Альфреда не была исключением. На момент открытия галереи фотограф уже давно был женат на Эмилии Обермейер. Но это был брак по настоянию родителей. Супруги не могли найти точек соприкосновения.

Во время работы своей галереи он познакомился с молодой художницей и фотографом Джорджией О`Кифф. Стиглиц был рад наконец-то встретить человека, который разделяет его взгляд на жизнь.

 

 

Альфред влюбился, а после того, как супруга застала мужа за фотографированием обнаженной Джорджии, они развелись и Альфред женился на юной девушке. Но после свадьбы стало ясно, что большая разница в возрасте — 24 года! – не лучшим образом сказывается на их отношениях. Джорджия вела достаточно свободный образ жизни и не раз влюблялась в учеников мужа. Но, несмотря на это, все равно возвращалась к супругу.

Но и Альфред тоже не был всецело предан жене. В 1927 году он закрутил роман со своей двадцатидвухлетней ученицей. Ее звали Дороти Норман. Эти отношения очень сильно отразились на творчестве Стиглица: на него вновь снизошло вдохновение. Как в юности Альфред с энтузиазмом взялся за фотокамеру. Многие исследователи считают, что именно в период отношений с Дороти им были сделаны одни из самых выразительных и ярких снимков.

Считается, что успех творчества Альфреда пришелся на 20-30-е годы прошлого века. Именно в это десятилетие его фотографии наконец-то были признаны в обществе: они печатались на страницах книг и альбомов, становились обложками журналов. Впервые фотоснимки удостоились музейного статуса — и это были работы Стиглица. Он добился своей заветной цели – фотографию признали искусством.

Постоянная борьба и нервные стрессы сказались на здоровье фотографа. Начиная с 1938 года, у него начались частые сердечные приступы. Когда же он совсем ослаб и уже не мог работать, то попал в полную финансовую и физическую зависимость от Джорджии, что его весьма удручало. Спустя восемь лет он скончался. После смерти мужа Джорджия передала практически все его работы в различные музеи и библиотеки.

artifex.ru

Джозеф Стиглиц • ru.knowledgr.com

Джозеф Юджин Стиглиц, ForMemRS, FBA (родившийся 9 февраля 1943) являются американским экономистом и преподавателем в Колумбийском университете. Он — получатель Нобелевского Мемориального Приза в Экономических Науках (2001) и Медаль Джона Бэйтса Кларка (1979). Он — бывший старший вице-президент и главный экономист Всемирного банка и является бывшим участником и председателем (президентские США) Совет экономических консультантов. Он известен его критическим взглядом на управление глобализацией, экономисты свободного рынка (кого он называет «фундаменталистами свободного рынка»), и некоторые международные организации как Международный валютный фонд и Всемирный банк.

В 2000 Стиглиц основал Инициативу для стратегического Диалога (IPD), мозгового центра на международном развитии, базируемом в Колумбийском университете. Он был членом факультета Колумбии с 2001, получил самое высокое ученое звание того университета (профессор университета) в 2003 и является сопредседательствованием Комитета университета по Глобальной Мысли. Он также возглавляет Институт Бедности Мира Ручьев Манчестерского университета, а также социалистическую Международную комиссию по Глобальным Финансовым Проблемам и является членом Епископской Академии Общественных наук. У Стиглица есть более чем 40 почетных докторских степеней и по крайней мере восемь почетного профессорства, а также почетная должность декана. В 2009 президент Генеральной Ассамблеи ООН Мигель д’Эското Броккман, назначенный Стиглицем председателем ООН Комиссия по Реформам Международной Денежной и Финансовой системы, где он наблюдал за предложенными предложениями и уполномочил отчет о преобразовании международной денежной и финансовой системы. С 2012 Стиглиц был президентом Международной Экономической Ассоциации. Он осуществлял контроль над организацией Конгресса мира трехлетнего периода IEA, проведенного около Мертвого моря в Иордании в июне 2014.

Основанный на академических цитатах, Стиглиц — 4-й самый влиятельный экономист в мире сегодня, и в 2011 его назвал журнал Time как один из 100 самых влиятельных людей в мире. Работа Стиглица сосредотачивается на распределении доходов, управлении рисками актива, корпоративном управлении и международной торговле, и является автором десяти книг, с его последним, Ценой Неравенства (2012), поражая список бестселлеров Нью-Йорк Таймс.

Жизнь и карьера

Стиглиц родился в Гэри, Индиана, Шарлотте (урожденный Фишмен) и Натаниэль Д. Стиглиц. С 1960 до 1963 он учился в Амхерст-Колледже, где он был очень активным членом команды дебатов и президентом студенческого правительства. Он пошел в Массачусетский технологический институт (MIT) в течение его четвертого года как студент, где он позже преследовал работу выпускника. Его степень бакалавра была награждена от Амхерст-Колледжа. С 1965 до 1966 он двинулся в Чикагский университет, чтобы провести исследование под Hirofumi Uzawa, который получил грант NSF. Он учился для своей степени доктора философии MIT с 1966 до 1967, за это время он также считал помощника MIT профессорством. Стиглиц заявил, что особый стиль экономики MIT хорошо подошел ему – простые и конкретные модели, направленные на ответ на важные и актуальные вопросы. С 1966 до 1970 он был научным сотрудником в Кембриджском университете: он достиг Колледжа Fitzwilliam как Ученый Fulbright в 1965 и затем выиграл Научное сотрудничество Юниора Таппа в Гонвилл и Колледж Caius. В последующих годах он занял академические позиции в Йельском университете, Стэнфорд, Оксфорде и Принстоне. Стиглиц — теперь преподаватель в Колумбийском университете, с назначениями в Школе бизнеса, Экономическом факультете и Школе Международных отношений и связей с общественностью (SIPA), и является редактором журнала Economists’ Voice с Дж. Брэдфордом Делонгом и Аароном Эдлином. Он также дает классы для двойной программы на получение степени между Науками По Париж и Политехническая школа в ‘Экономике и Государственной политике’. Он возглавил Институт Бедности Мира Ручьев в Манчестерском университете с 2005. Стиглиц — ново-кейнсианский экономист.

В дополнение к созданию многочисленных влиятельных вкладов в микроэкономику Стиглиц играл много стратегических ролей. Он служил в администрации Клинтона председателем президентского Совета Экономических Советников (1995 – 1997). Во Всемирном банке он служил старшим вице-президентом и главным экономистом (1997 – 2000) во время, когда беспрецедентный протест против международных экономических организаций начался, наиболее заметно с Сиэтлом встреча ВТО 1999. Он был уволен Всемирным банком за выражение инакомыслия с его политикой. Он был ведущим автором для Межправительственной группы экспертов по изменению климата, которая получила Нобелевскую премию мира в 2007.

Он — член Collegium International, организация лидеров с политическими, научными, и этическими экспертными знаниями, цель которых состоит в том, чтобы обеспечить новые подходы в преодолении препятствий в способе мирного, социально справедливого и экономически стабильного мира. Он — также член научного комитета ИДЕЙ Fundacion, испанского мозгового центра.

Стиглиц советовал американскому президенту Бараку Обаме, но также был резко критически настроен по отношению к плану спасения финансовой промышленности администрации Обамы. Стиглиц сказал, что, кто бы ни проектировал план спасения банка администрации Обамы, «или в кармане банков, или они некомпетентны».

В октябре 2008 его попросил президент Генеральной Ассамблеи ООН возглавить комиссию, готовящую отчет на причинах и решениях финансового кризиса. В ответ комиссия представила Отчет Стиглица.

25 июля 2011 Стиглиц участвовал в «Я, Foro Social del 15M» организовал в Мадриде (Испания), выражающая его поддержку испанским протестам 2011 года.

В 2011 его назвал журнал Foreign Policy в его списке главных глобальных мыслителей.

Стиглиц — президент Международной Экономической Ассоциации от 2011–2014.

В феврале 2012 он был награжден Почетным легионом, в разряде Чиновника, французским послом во Франсуа Делаттре Соединенных Штатов.

Вклады в экономику

Информационная асимметрия

Самое известное исследование Стиглица было на показе, техника, используемая одним экономическим агентом, чтобы извлечь иначе частную информацию от другого. Именно для этого вклада в теорию информационной асимметрии он разделил Нобелевский Мемориальный Приз в Экономике в 2001 «для того, чтобы положить начало теории рынков с асимметричной информацией» с Джорджем А. Акерлофом и А. Майклом Спенсом.

Перед появлением моделей несовершенной и асимметричной информации традиционная неоклассическая экономическая литература предположила, что рынки эффективны за исключением некоторых ограниченных и хорошо определенных неудач рынка. Более свежая работа Стиглицем и другими полностью изменила то предположение, чтобы утверждать, что это только находится под исключительными обстоятельствами, что рынки эффективны. Стиглиц показал (вместе с Брюсом Гринвалдом), что «каждый раз, когда рынки неполные и/или информация несовершенна (которые верны в фактически всех экономических системах), даже распределение конкурентного рынка не ограниченный эффективный Pareto». Другими словами, они решили «проблему определения, когда налоговые вмешательства Pareto-улучшаются. Подход указывает, что такие налоговые вмешательства почти всегда существуют и что равновесие в ситуациях несовершенной информации — редко ограничиваемый Pareto optima». Хотя эти заключения и распространяющиеся из неудач рынка не обязательно гарантируют государство, вмешивающееся широко в экономику, оно ясно дает понять, что «оптимальный» диапазон правительства, рекомендуемые вмешательства определенно намного больше, чем традиционная «школа» неудачи рынка, признает. Для Стиглица нет такой вещи как невидимая рука. Согласно Стиглицу:

Во вступительных замечаниях для его приемного Внутреннего двора «приза Magna», сказал Стиглиц:

В интервью в 2007, Стиглиц объяснил далее:

Модель Шапиро-Стиглица

Стиглиц также провел исследование в области заработной платы эффективности и помог создать то, что стало известным как «модель Шапиро-Стиглица», чтобы объяснить, почему есть безработица даже в равновесии, почему заработная плата не предложена вниз достаточно ищущими работы (в отсутствие минимальной заработной платы) так, чтобы все, кто хочет работу, нашли один, и подвергнуть сомнению, могла ли бы неоклассическая парадигма объяснить ненамеренную безработицу. Ответ на эти загадки был предложен Шапиро и Стиглицем в 1984: «Безработицу стимулирует информационная структура занятости». Два основных наблюдения поддерживают свой анализ:

  1. В отличие от других форм капитала, люди могут выбрать свой уровень усилия.
  2. Это дорогостоящее для фирм, чтобы определить, сколько проявляют рабочие усилия.

Полное описание этой модели может быть найдено в обеспеченных связях. Некоторые ключевые значения этой модели:

  1. Заработная плата не падает достаточно во время рецессий, чтобы препятствовать тому, чтобы безработица повысилась. Если спрос на трудовые падения, это понижает заработную плату. Но потому что заработная плата упала, вероятность ‘уклонения’ (рабочие, не проявляющие усилие), повысилась. Если уровни занятости населения должны сохраняться посредством достаточного понижения заработной платы, рабочие будут менее производительными, чем прежде через эффект уклонения. Как следствие, в модели, заработная плата не падает достаточно, чтобы поддержать уровни занятости населения в предыдущем состоянии, потому что фирмы хотят избежать чрезмерного уклонения своими рабочими. Так, безработица должна повыситься во время рецессий, потому что заработная плата сохранена ‘слишком высокой’.
  2. Возможное заключение: медлительность Заработной платы. Перемещение от частных затрат на найм

Результат никогда не эффективный Pareto.

  1. Каждая фирма нанимает слишком мало рабочих, потому что она стоит перед частными затратами на найм, а не социальными издержками – который равен и во всех случаях. Это означает, что фирмы не «усваивают» «внешнюю» стоимость безработицы – они не делают фактора, как крупномасштабная безработица вредит обществу, оценивая их собственные затраты. Это приводит к отрицательному внешнему эффекту, поскольку крайние социальные издержки превышают крайнюю стоимость фирмы (MSC = Частная Крайняя Стоимость Фирмы + Крайняя Внешняя стоимость увеличенной социальной безработицы)
  2. Есть также положительные внешности: каждая фирма увеличивает стоимость активов безработицы для всех других фирм, когда они нанимают во время рецессий. Создавая гиперконкурентоспособные рынки труда, все фирмы (победители, когда рабочие конкурируют) испытывают увеличение стоимости. Однако этот эффект увеличенной оценки очень неочевиден, потому что первая проблема (отрицательный внешний эффект подоптимального найма) ясно доминирует, так как ‘естественный уровень безработицы’ всегда слишком высок.

Практические значения теорем Стиглица

В то время как математическая законность Стиглица и др. теоремы не рассматриваемы, их практические значения в политической экономии и их применение в реальных принципах экономической политики подверглись значительному разногласию и дебатам. Сам Стиглиц, кажется, непрерывно приспосабливает свою собственную политико-экономическую беседу, как мы видим от развития в его положениях, как первоначально заявлено в Куда Социализм? (1994) к его собственным новым положениям держался его новые публикации.

Возражения на широкое принятие этих положений, предложенных открытиями Стиглица, не прибывают из самой экономики, но главным образом от политологов и находятся в областях социологии. Поскольку Давид Л. Прычитко обсуждает в своем «критическом анализе» к Куда Социализм? (см. ниже), хотя главное экономическое понимание Стиглица вообще кажется правильным, оно все еще оставляет открытые большие конституционные вопросы таким как, как принудительные учреждения правительства должны быть ограничены и что отношение между правительством и гражданским обществом.

Правительство

Администрация Клинтона

Стиглиц присоединился к администрации Клинтона в 1993, служа сначала участником во время 1993–1995, и затем назначил Председателя совета экономических советников при президенте 28 июня 1995, в которой способности он также служил членом правительства. Он стал глубоко вовлеченным в проблемы охраны окружающей среды, которые включали обслуживание на Межправительственной группе экспертов по изменению климата и помощь проекту новый закон для ядовитых отходов (который никогда не передавался).

Наиболее существенный вклад Стиглица в этот период помогал определить новую экономическую философию, «третий путь», который постулировал важное, но ограничил, роль правительства, что свободные рынки часто не работали хорошо, но то правительство не всегда смогло исправить ограничения рынков. Научное исследование, которое он проводил по предшествованию 25 годам, предоставило интеллектуальным фондам для этого «третьего пути».

Когда президента Билла Клинтона переизбрали, он попросил, чтобы Стиглиц продолжил служить Председателем совета экономических советников при президенте для другого термина. Но к нему уже приблизился Всемирный банк, чтобы быть его старшим вице-президентом для стратегии развития и его главным экономистом, и он предположил, что положение после его преемника CEA было подтверждено 13 февраля 1997.

Когда Всемирный банк начал свой десятилетний обзор перехода прежних коммунистических стран к рыночной экономике, это представило неудачи стран, которые следовали за политикой шоковой терапии Международного валютного фонда (МВФ) – и с точки зрения снижений ВВП и с точки зрения увеличений бедности – которые были еще хуже, чем худшее, которое большинство ее критиков предположило в начале перехода. Ясные связи существовали между мрачными действиями и политикой, которую МВФ защитил, такие как схемы ваучерной приватизации и чрезмерная денежная строгость. Между тем успех нескольких стран, которые следовали очень отличающимся стратегиям, предположил, что были альтернативы, которые, возможно, сопровождались. Казначейство США оказало огромное давление на Всемирный банк, чтобы заставить его критические замечания замолчать политики, которую они и МВФ проводили.

У

Стиглица всегда были плохие отношения с министром финансов Лоуренсом Саммерсом. В 2000 Саммерс успешно подал прошение относительно удаления Стиглица, предположительно в обмен на переназначение президента Всемирного банка Джеймса Вулфенсона – обмен, в котором отрицает Вулфенсон, имел место. Делал ли Саммерс когда-нибудь такое тупое требование, сомнительно – требования Вулфенсона, которые он «сказал бы ему трахать самому».

Стиглиц ушел из Всемирного банка в январе 2000, за месяц до того, как его срок истек. Президент Банка, Джеймс Вулфенсон, объявил об отставке Стиглица в ноябре 1999 и также объявил, что Стиглиц останется как Специальный Советник президента и возглавил бы комитет по поиску по преемнику.

В этой роли он продолжал критику МВФ, и, косвенно, американского Министерства финансов. В апреле 2000, в статье для Новой республики, он написал:

Статья была опубликована за неделю до годовых собраний Всемирного банка и МВФ и вызвала сильную реакцию. Это оказалось слишком сильным в течение многих Лет и, еще более летально, своего рода защитником Стиглиц во Всемирном банке, Вулфенсон. Вулфенсон конфиденциально сочувствовал взглядам Стиглица, но это время волновалось для его второго срока, на который Лета угрожали наложить вето. Стэнли Фишер, заместитель директора-распорядителя МВФ, созвал собрание специального штаба и сообщил при том сборе, что Вулфенсон согласился уволить Стиглица. Между тем отдел Внешних связей Банка сказал прессе, что Стиглиц не был уволен, его пост был просто отменен.

В радио-интервью 19 сентября 2008 с Эйми Аллисон и Филипом Молдэри на Pacifica Radio’s KPFA 94.1 FM в Беркли, Калифорния, Стиглиц подразумевал, что президент Клинтон и его экономические советники не будут отступать, у North American Free Trade Agreement (NAFTA) были они знающий об условиях хитрости, вставленных лоббистами, которых они пропустили.

Инициатива для стратегического диалога

В июле 2000 Стиглиц основал Инициативу для стратегического Диалога (IPD), с поддержкой Форда, Рокфеллера, Макартура, и Фондов Мотта и канадских и шведских правительств, чтобы увеличить демократические процессы для принятия решения в развивающихся странах и гарантировать, что более широкий диапазон альтернатив находится на столе, и больше заинтересованных сторон за столом.

Комиссия по измерению экономических показателей и социальному прогрессу

В начале 2008 Стиглиц возглавил Комиссию по Измерению Экономических показателей и Социальному прогрессу, также известному как Комиссия Стиглица-Сен-Фитусси, начатая президентом Саркози Франции. Комиссия провела свое первое пленарное заседание 22-23 апреля 2008 в Париже. 14 сентября 2009 был обнародован его итоговый отчет.

Комиссия экспертов по реформам международной денежной и финансовой системы

В 2009 Стиглиц возглавил Комиссию Экспертов по Реформам Международной Денежной и Финансовой системы, которая была созвана президентом Генеральной Ассамблеи ООН, «чтобы рассмотреть работы глобальной финансовой системы, включая главные тела, такие как Всемирный банк и МВФ, и предложить, чтобы шаги были взяты государствами-членами, чтобы обеспечить более стабильное и просто глобальный экономический строй». 21 сентября 2009 был опубликован его итоговый отчет.

Греческий долговой кризис

В 2010 профессор Стиглиц действовал как советник греческого правительства. Он появился на Блумберге ТВ для интервью на предмет рисков невыполнения обязательств Греции, в котором он заявил, что был очень уверен, что Греция не не выполнит своих обязательств. Он продолжил, что Греция была «под спекулятивной атакой» и хотя это имело «краткосрочные проблемы ликвидности… и извлечет выгоду из Связей Солидарности», страна должна была «на ходу выполнить свои обязательства».

На следующий день, во время интервью Би-би-си, Стиглиц заявил, что «нет никакой проблемы Греции или Испании, выполняющей их выплату процентов». Он спорил, тем не менее, что это будет желательно и необходимо для всей Европы, чтобы сделать четкое заявление веры в социальную солидарность и что они ‘поддерживают Грецию’. Столкнувшийся с заявлением: ‘Трудность Греции состоит в том, что величина долга намного больше, чем способность экономики к обслуживанию…’, Стиглиц ответил, «Это довольно абсурдно».

В 2012 Стиглиц описал европейские планы жесткой экономии как «договор о совместном совершении самоубийства».

Шотландия

С марта 2012 Стиглиц — член Финансовой Рабочей группы Комиссии шотландского правительства, которая наблюдает за работой, чтобы установить финансовую и макро-экономическую структуру для независимой Шотландии от имени шотландского Совета экономических консультантов.

Вместе с профессорами Эндрю Хьюзом Халлеттом, сэр Джим Миррлис и Фрэнсис Руэн Стиглиц будут «консультировать по вопросам учреждения вероятной Финансовой Комиссии, которая укрепляет финансовую ответственность и гарантирует доверие на рынке».

Экономические взгляды

Поддержка на 2011 испанские протесты

25 июля 2011 Стиглиц участвовал к «Я, Foro Social del 15M» организовал в Мадриде (Испания), выражающая его поддержку испанским протестам 2011 года. Во время неофициальной речи он сделал краткий обзор некоторых проблем в Европе и в Соединенных Штатах, серьезном уровне безработицы и ситуации в Греции. «Это — возможность для экономического вклада социальные меры», спорил Стиглиц, который произнес критическую речь о способе, которым власти обращаются с политическим выходом к кризису. Он поощрил, те представляют отвечать на «плохие идеи», не с безразличием, а с «хорошими идеями». «Это не работает, Вы должны изменить его», сказал он.

Критика рейтинговых агентств

Стиглиц был критически настроен по отношению к рейтинговым агентствам, описав их как «ключевого преступника» в финансовом кризисе, отметив, что «они были стороной, которая выполнила алхимию, которая преобразовала ценные бумаги от F-rated до A-rated. Банки, возможно, не сделали то, что они обошлись без соучастия рейтинговых агентств».

Стиглиц создал в соавторстве газету с Питером Орсзэгом в 2002, названным «Значения Нового Стандарта Резервов капитала на покрытие потерь Фэнни Мэй и Freddie Mac», где они заявили «на основе исторического опыта, риск для правительства от потенциального неплатежа на долге GSE эффективно нулевой». Однако «стандарт резервов капитала на покрытие потерь… может не отразить вероятность другого подобного Великой Депрессии сценария».

Критика пересекающего Тихий океан партнерства

Стиглиц предупредил, что Пересекающее Тихий океан Партнерство представило «серьезные риски», и оно «отвечает интересам самого богатого».

Регулирование

Стиглиц утверждает, что, полагаясь исключительно на деловой личный интерес, поскольку средство достижения благосостояния общества и экономической эффективности вводит в заблуждение, и что вместо этого «То, что необходимо, является более сильными нормами, более четкими соглашениями того, что приемлемо — и что не — и более сильные законы и постановления, чтобы гарантировать, что те, которые не ведут себя способами, которые совместимы с этими нормами, считаются ответственными».

Книги

Наряду с его техническими экономическими публикациями (он опубликовал более чем 300 технических статей), Стиглиц — автор книг по проблемам от патентного права до злоупотреблений в международной торговле.

Создание изучения общества: новый подход к росту, развитию и социальному прогрессу

Создание Изучения Общества, (co созданный с Брюсом К. Греенвальдом), пролило свет на значение этого понимания для экономической теории и политики. Взятие в качестве отправной точки Кеннет Дж. «Обучающаяся на практике» газета стрелы 1962 года, они объясняют, почему производство знания отличается от того из других товаров и почему одна только рыночная экономика, как правило, не производит и передает знание эффективно. Преодолевание разрывов знаний и помощь отстающим учиться главные в росте и развитии. Но создание учащегося общества одинаково крайне важно, если мы должны выдержать улучшенный уровень жизни в развитых странах.

Цена неравенства

От жакета: В то время как те наверху продолжают наслаждаться лучшим здравоохранением, образованием и выгодой богатства, они часто не понимают, что, как Джозеф Э. Стиглиц выдвигает на первый план, «их судьба перевязана с тем, как другие 99 процентов живут… Это не должен быть этот путь. В Цене Неравенства Стиглиц выкладывает всестороннюю повестку дня создать более динамическую экономику и более справедливое и более равное общество»

Книга получила Кеннеди-центр Роберта Ф. для Справедливости и Книжной Премии Прав человека 2013 года, даваемой ежегодно книге, которая «наиболее искренне и сильно отражает цели Роберта Кеннеди — его беспокойство о бедных и бессильном, его борьбе за честную и беспристрастную справедливость, его убеждение, что достойное общество должно уверить всех молодых людей справедливый шанс и его вера, что бесплатная демократия может действовать, чтобы исправить различия власти и возможности».

Свободное падение

Главная статья:

В Свободном падении: Америка, Свободные рынки и Понижение Мировой экономики, Стиглиц обсуждает причины рецессии/депрессии 2008 года и продолжает предлагать, чтобы реформы должны были избежать повторения подобного кризиса, защитив вмешательство правительства и регулирование во многих областях. Среди влиятельных политиков он критикует, Джордж У. Буш, Ларри Саммерс и Барак Обама.

Война за три триллиона долларов

Война за Три триллиона долларов (в соавторстве с Линда Билмес) исследует полную стоимость войны в Ираке, включая многие скрытые затраты. Книга также обсуждает степень, до которой эти затраты будут наложены на много лет вперед, обращая особое внимание на огромные расходы, которые потребуются, чтобы заботиться об очень больших количествах раненых ветеранов. Стиглиц был открыто критически настроен по отношению к Джорджу У. Бушу в то время, когда книга была опубликована.

Стабильность с ростом

В, Стиглиц, Хосе Антонио Окампо (заместитель генерального секретаря Организации Объединенных Наций для Экономических и социальных вопросов, до 2007), Шпигель Шари (исполнительный директор, Инициатива для стратегического Диалога – IPD), Рикардо Ффренч-Дэвис (Главный Советник, Экономическая Комиссия для Латинской Америки и Карибского моря – Экономическая комиссия ООН по Латинской Америке и странам Карибского бассейна) и Deepak Nayyar (Вице-канцлер, университет Дели) обсуждают текущие дебаты по макроэкономике, либерализацию рынка капитала и развитие, и развивают новую структуру, в пределах которой может оценить альтернативную политику. Они объясняют свою веру, что Вашингтонский консенсус защитил узкие цели по развитию (с вниманием на стабильность цен) и предписал слишком мало стратегических инструментов (подчеркнув принципы валютной политики и налоговую политику), и помещает негарантированную веру в роль рынков. Новая структура сосредотачивается на реальной стабильности и долгосрочном стабильном и равноправном росте, множество предложений нестандартных способов стабилизировать экономику и способствовать росту, и признает, что недостатки рынка требуют вмешательств правительства. Влиятельные политики преследовали цели стабилизации с небольшим беспокойством о последствиях роста, пытаясь увеличить рост через структурные реформы, сосредоточенные на повышении экономической эффективности. Кроме того, у структурных политик, таких как либерализация рынка капитала, были существенные последствия для экономической стабильности. Эта книга бросает вызов этой политике, утверждая, что политика стабилизации имеет важные последствия для долгосрочного роста и часто проводилась с негативными последствиями. Первая часть книги вводит ключевые вопросы и смотрит на цели экономической политики с разных точек зрения. Третья часть представляет подобный анализ для либерализации рынка капитала.

Создание работы глобализации

Создание Работы Глобализации рассматривает несправедливость мировой экономики и механизмы, которыми развитые страны проявляют чрезмерное влияние на развивающиеся страны. Доктор Стиглиц утверждает, что через тарифы, субсидии, сверхсложную патентную систему и загрязнение, мир и экономно и с политической точки зрения дестабилизируется. Стиглиц утверждает, что сильные, прозрачные учреждения необходимы, чтобы решить эти проблемы. Он показывает, как экспертиза неполных рынков может сделать корректирующую государственную политику желательной.

Стиглиц — исключение к общей точке зрения проглобализации профессиональных экономистов, согласно экономисту Мартину Уолфу. Стиглиц утверждает, что экономические возможности не достаточно широко доступны, что финансовые кризисы слишком дорогостоящие и слишком частые, и что богатые страны сделали слишком мало, чтобы решить эти проблемы. Создание Работы Глобализации продало больше чем два миллиона копий.

Справедливая торговля для всех

В Справедливой торговле для Всех авторы Стиглиц и Эндрю Чарлтон утверждают, что важно сделать торговый мир большим количеством развития дружественный. Идея выдвинута, что существующий режим тарифов и сельскохозяйственных субсидий во власти интересов прежних колониальных держав и потребностей измениться. Удаление уклона к развитому миру будет выгодно и для развития и для развитых стран. Развивающиеся страны находятся в потребностях помощи, и это может только быть достигнуто, когда развитые страны оставляют базируемые приоритеты меркантилиста и работайте для более либерального режима мировой торговли.

Новая парадигма для монетаризма

Ревущие девяностые

Ревущие девяностые — Стиглиц’ анализ бума и спада 1990-х. Представленный с точки зрения посвященного лица, во-первых как председатель Совета президента Клинтона Экономических Советников, и позже как главный экономист Всемирного банка, это продолжает его аргумент о том, как неуместная вера в идеологию свободного рынка привела к глобальным экономическим вопросам сегодня с проницательным вниманием на американскую политику.

Глобализация и ее недовольства

В Глобализации и Ее Недовольствах, Стиглиц утверждает, что, что часто называют «развивающимися экономиками», фактически, не развиваются вообще, и помещает большую часть вины на МВФ.

Стиглиц базирует свой аргумент на темах, что его десятилетия теоретической работы подчеркнули: а именно, что происходит, когда люди испытывают недостаток в ключевой информации, которая опирается на решения, они должны сделать, или когда рынки для важных видов сделок несоответствующие или не существуют, или когда другие учреждения, которые считают само собой разумеющимся стандартные экономические взгляды, отсутствуют или некорректны. Стиглиц подчеркивает мысль: «Недавние достижения в экономической теории» (в части, относящейся к его собственной работе) «, показали, что каждый раз, когда информация несовершенна и неполные рынки, который должен всегда говорить, и особенно в развивающихся странах, тогда невидимая рука работает наиболее недостаточно хорошо». В результате Стиглиц продолжает, правительства могут улучшить результат хорошо подобранными вмешательствами. Стиглиц утверждает, что, когда семьи и фирмы стремятся купить слишком мало по сравнению с тем, что может произвести экономика, правительства могут бороться с рецессиями и депрессиями при помощи экспансионистских принципов валютной политики и налоговой политики, чтобы поощрить спрос на товары и услуги. На микроэкономическом уровне правительства могут отрегулировать банки и другие финансовые учреждения, чтобы сохранять их нормальными. Они могут также использовать налоговую политику, чтобы направить инвестиции в более производительные отрасли промышленности и принципы торговой политики, чтобы позволить новым отраслям промышленности назревать к пункту, в котором они могут пережить иностранную конкуренцию. И правительства могут использовать множество устройств, в пределах от создания рабочих мест к обучению рабочей силы к помощи благосостояния, чтобы отложить безработный труд, чтобы работать и смягчить человеческую трудность.

Стиглиц жалуется горько, что МВФ нанес большой ущерб через принципы экономической политики, это предписало, чтобы страны следовали, чтобы иметь право на кредиты МВФ, или для кредитов от банков и других кредиторов частного сектора, которые обращаются к МВФ, чтобы указать, кредитоспособен ли заемщик. Организация и ее чиновники, он спорит, проигнорировали значения неполной информации, несоответствующих рынков и неосуществимых учреждений – все из которых особенно характерны для недавно развивающихся стран. В результате Стиглиц спорит, МВФ часто призывал к политике, которая соответствует экономике учебника, но не имеет смысла для стран, которым МВФ рекомендует им. Стиглиц стремится показать, что эта политика имела катастрофические последствия для стран, которые следовали за ними.

Куда социализм?

Куда Социализм? основано на Лекциях Викселла Стиглица, представленных в Стокгольмской Школе Экономики в 1990, и представляет резюме информационной экономики и теорию рынков с несовершенной информацией и несовершенным соревнованием, а также быть критическим анализом и свободного рынка и подходов социалиста рынка (см. критический анализ Roemer, op. белоручка.). Стиглиц объясняет, как неоклассическое, или модель Walrasian («экономика Walrasian» относится к результату процесса, который родил формальное представление понятия Адама Смита «невидимой руки», вдоль линий, выдвинутых Леоном Вальра, и заключил в капсулу в модели общего равновесия Стрелы-Debreu), возможно, неправильно поощрило веру, что рыночный социализм мог работать. Стиглиц предлагает альтернативную модель, основанную на информационной экономике, установленной теоремами Греенвальд-Стиглица.

Одной из причин, Стиглиц видит критический провал в стандартной неоклассической модели, на которой был построен рыночный социализм, является свой отказ рассмотреть проблемы, которые являются результатом отсутствия прекрасной информации и от затрат на приобретение информации. Он также определяет проблемы, являющиеся результатом его предположений относительно полноты.

Бумаги и конференции

Стиглиц написал ряд работ и держал серию конференций, объясняющих, как такая информационная неуверенность может иметь влияние на все от безработицы до предоставления дефицита. Как председатель совета экономических советников при президенте в течение первого срока администрации Клинтона и бывшего главного экономиста во Всемирном банке, Стиглиц смог привести некоторые в действие свои взгляды. Например, он был откровенным критиком быстрого открытия финансовых рынков в развивающихся странах. Эти рынки полагаются на доступ к хорошим финансовым данным и хорошему законодательству о банкротстве, но он утверждал, что многим из этих стран не были нужны регулирующие учреждения, чтобы гарантировать, что рынки будут работать обоснованно.

Личная жизнь

В 1978 Стиглиц женился на Джейн Хэннэуэй; пара позже разведена. Он женился, в третий раз, 28 октября 2004, Ане Шиффрин, которая работает в Школе Международных отношений и связей с общественностью в Колумбийском университете. У него есть четыре ребенка, Сайобхэн, Майкл, Эдвард (Джед), и Джулия и три внука.

Отобранная библиография

Книги

  • (Переизданный 2005.)

:: Также как:

Книжные главы

Отобранные академические статьи

:: Также как:

Статьи в массовой прессе

:: различные статьи с 2001 вперед.

  • Неподписная версия.

:: Обзор книги:

Видео и источники онлайн

  • Пять серий на двух дисках DVD.
  • Оригинальное французское название светское общество Le selon Стиглиц.

:: Книжные детали:

Бумаги

  • Онлайновый доступ к Стиглицу опубликовал работы в его собственном сайте.

См. также

  • Список экономистов
  • Теорема Аткинсона-Стиглица

Внешние ссылки

NobelPrize.org Economics/RePEc


ru.knowledgr.com

СТИГЛИЦ — это… Что такое СТИГЛИЦ?

Джозеф (род. 1943) – американский экономист. Родился в г. Гэри (штат Индиана). Степень доктора получил в Массачусетском технологическом институте (1967). Был профессором Йельского, Принстонского, Оксфордского и Стэнфордского университетов. Работал главным экономистом Всемирного банка. Из-за своей постоянной критики Всемирного банка С. вынужден был уйти с одной из самых престижных должностей в мире. Но и после ухода он не переставал критиковать действия МБРР. С. был председателем Комитета экономических советников при президенте Клинтоне. С 2000 – профессор экономики, бизнеса и международных отношений Колумбийского университета.

С. рассматривал проблему асимметричной информации с точки зрения менее информированных участников рынка на примере страховых компаний.


Он объяснил, каким образом они пытаются улучшить свое положение, добывая дополнительные данные. Ему удалось показать, как «асимметричная информация» влияет на безработицу и дефицит кредитов на рынке.

Он разобрал механизм так называемой обратной рыночной адаптации, когда плохо информированные участники рынка получают информацию от лучше информированных. В соавторстве с М. Ротшильдом С. показал что страховая компания (плохо информированная сторона) способна эффективно простимулировать своих клиентов (хорошо информированную сторону) с тем, чтобы они «выдали» информацию относительно действительного страхового риска. В обычных рыночных моделях банки поднимают ставку процента для того, чтобы компенсировать риск потенциального невозврата кредитов. В схемах с моделированием асимметричной информации банки начинают квотировать льготные кредиты, чтобы, используя конкуренцию внутри ограниченного круга претендентов, отобрать тех, кто вернет кредит гарантированно.

Совместно с С. Гроссманом С. анализировал эффективность финансовых рынков. Главный результат известен как парадокс Гроссмана – Стиглица: если рынок эффективен с информационной точки зрения, иными словами, вся необходимая информация отражается в уровне цен, то ни один из участников рынка не будет иметь эффективных стимулов использовать информацию, содержащуюся в ценах.

С. – один из основателей современной экономики развития. Он показал, что асимметричная информация и экономические стимулы (incentives) есть не просто научные абстракции, а весьма конкретные явления, объяснение которых полезно при анализе институциональной структуры и рыночных условий в развивающихся странах.

С. (и в этом у него было множество соавторов) ясно показал, что существующие модели рынка неадекватно описывают рынки с асимметричной информацией. Они пытаются описать усилия участников рынка в том направлении, в котором они реально не предпринимаются. С. проанализировал ситуации с асимметричной информацией – от поиска работы до создания эффективной налоговой системы.

Экономика от А до Я: Тематический справочник. — М.: Инфра-М.
Г. М. Гукасьян.
2007.

economic_a_ya.academic.ru

тревожные тенденции. Перевод с английского. М., 2003

Книга американского исследователя Дж. Стиглица посвящена актуальным проблемам глобализации. Определяя глобализацию как устранение барьеров на пути свободной торговли и тесную интеграцию национальных экономик, автор подчеркивает, что Международный валютный фонд (МВФ), разрабатывающий макроэкономическую политику, и Всемирный банк (ВБ), сосредоточивающий усилия на структурных проблемах, являются на протяжении последних двадцати лет центрами принятия решений по глобальным экономическим вопросам.

Политические мероприятия МВФ, по мнению Стиглица, усилили глобальную нестабильность, чреватую «огромными издержками»: высоким уровнем безработицы, обострением экологических проблем, коррупцией, распадом социальных структур, ущемлением интересов потребителей, ростом насилия и обострением этнических конфликтов. Глобализация принесла пользу только тем странам, которые приняли ее на своих собственных условиях и придали ей собственный постепенный темп и порядок.

Современный период глобализации Стиглиц характеризует как новую форму колониализма, производную от экспансионизма США, возникшего в годы холодной войны. Условия, навязываемые МВФ стране-клиенту и повышающие только вероятность возврата кредита, но не ее экономический рост, превращают кредит в политический инструмент, подрывающий национальный суверенитет.

Плохая социальная политика, подчеркивает Стиглиц, – это и плохая экономическая политика. Адепты политики Вашингтонского консенсуса обращают мало внимания на решение проблем социальной справедливости, считая, что инициирование экономического роста является лучшим способом помощи бедным. Страна, пишет Стиглиц, может в целом процветать, но дно – расширяться. Стиглиц обосновывает на примерах Китая, Южной Кореи, Тайваня, что лишь большее равенство реально способствует росту.

Глобализация, подчеркивает Стиглиц, означает растущее признание того, что есть сферы, где требуются глобальные коллективные действия, и для этого важны системы глобального управления[1]. Стиглиц справедливо определяет оппозицию глобализации как оппозицию определенному пакету доктрин, политике Вашингтонского консенсуса. Рыночный фундаментализм, пишет Стиглиц, это не более чем личные взгляды некоторых экономистов. Единой и единственной рыночной модели не существует[2]. Специфику партнерства государства и рыночного механизма определяет уровень экономического и политического развития каждой страны, а также характер правительства. Рыночный механизм, справедливо замечает Стиглиц, порождает недопроизводство в сфере фундаментальных исследований и перепроизводство загрязнений; рецессии и депрессии являются периодическими срывами рыночного механизма за последние двести лет, порождая устойчивую безработицу и незагруженные мощности[3].

Озабоченность Стиглица вызывает воздействие глобализации на демократию, поскольку глобализация часто заменяет старую диктатуру национальных элит на новую диктатуру международного финансового капитала[4]. Страна должна, подчеркивает Стиглиц, делать выбор путем внутренних политических процессов, а не под давлением международных бюрократов. К тому же следует иметь в виду, что именно МВФ держит на плаву спекулятивный бизнес, отмечает Стиглиц, выделяя в качестве коренной причины чрезмерных колебаний валютного курса смену направления в движении спекулятивного капитала.[5] Стиглиц также считает, что следует сокращать потребность в больших выкупах долгов, поскольку они снижают стимулы к осмотрительности при кредитовании и к страхованию от валютных рисков.

Экономический спад 2001–2003 гг. выдвинул на первый план проблему совокупного спроса[6].Сегодня система капитализма стоит на перепутье, констатирует Стиглиц. Требуется новая политика, аналогичная той, которую придумал Кейнс в годы Великой депрессии. Надо создавать новые рабочие места. Важнее всего, справедливо подчеркивает Стиглиц, для развивающихся стран иметь эффективную государственность с сильной и независимой судебной властью, демократической подотчетностью, открытостью, прозрачностью, свободную от коррупции. Для стран с переходной экономикой главной должна быть идея созидания богатства. Все антикризисные меры, подчеркивает Стиглиц, следует встраивать в социально-политический контекст, не перекладывая ответственность за развитие как трансформацию общества на международные финансовые институты.

Рассматриваемая книга Стиглица является фундаментальным исследованием, посвященным анализу роли МВФ и ВБ в реализации стратегий Вашингтонского консенсуса, значительным вкладом в конструктивную критику политики глобализма. Достоинством работы является экспликация взаимосвязи экономических и неэкономических тенденций развития, акцент на реальных проблемах развития (социальной справедливости, инициировании экономиче-ского роста в развивающихся странах, необходимости разработки альтернативных стратегий развития национальных экономик в условиях глобализации). Парадоксальным образом в работе органично сосуществуют несомненная приверженность Стиглица американской гегемонии в политике глобализации, глобальной эконо-мике и гуманистическая ответственность, явственная в определенности ответов на заявленные им ключевые вопросы.

Взвешенный и аргументированный анализ Стиглицом хода, итогов и перспектив реформ в России принципиально важен российскому читателю для формирования самостоятельной гражданской позиции по вопросу будущего нашей страны в эпоху глобализации.

[1] Провалы глобализации произошли на современном этапе из-за того, что МВФ, ВБ и ВТО смотрели (и продолжают смотреть) на актуальные проблемы мира сквозь «партикулярную, неизбежно узковедомственную призму» (Стиглиц, Дж. Глобализация: тревожные тенденции / пер. с англ. – М., 2003. – С. 258, 260). ВТО, по определению Стиглица, – наглядный символ глобальных несправедливостей и лицемерия передовых промышленных стран (Там же. – С. 281). Существование офшорных банковских центров, «тихих гаваней для уклонения от налогов и регулирования», есть результат сознательной политики передовых стран, которая осуществлялась под давлением финансовых рынков и богатых», подчеркивает Стиглиц (Там же. – С. 272).

[2] Там же. – С. 256. «Упрощенная рыночная идеология обеспечивает ширму, за которой делается реальный бизнес, в соответствии с содержанием “нового” мандата» (Там же. – С. 241).

[3] «Предоставленный самому себе рыночный механизм оставляет большему числу людей слишком мало шансов для выживания» (Там же. – С. 253). Стиглиц отмечает, что на рынки нельзя положиться при производстве благ, общественного потребления. Рынок сам по себе не склонен финансировать инвестиции в человеческий капитал (Там же. – С. 258).

[4] МВФ передал власть над своей кредитной политикой физическим и юридическим лицам, провоцирующим кризис. Менеджеры транснациональных частных банков получили власть решать за страну (Там же. – С. 238). «До тех пор, пока глобализация будет проводиться так, как сейчас, она будет равносильна лишению населения развивающихся стран гражданских прав», – отмечает Стиглиц (Там же. – С. 285).

[5] «Деньги (украденные спекулянтами из госказны) не растворяются в воздухе. Они идут в карманы спекулянтов», которые «…выигрывают сумму, равную потерям государства». Защита страны от валютных спекулянтов, отмечает Стиглиц, требует политических мер (Стиглиц, Дж. Указ. соч. – С. 232–233, 245).

[6] Сегодня миллиарды долларов откладываются странами в резервы, чтобы «защититься от превратностей рынка», следовательно, часть дохода не превращается в совокупный спрос (Там же. – С. 280).

www.socionauki.ru

Стиглиц – .

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Пролистать наверх