Судек: Взгляд на мир через окна Йозефа Судека — Bird In Flight

Содержание

» Классики фотографии. Йозеф Судек – мир за запотевшим окном

«Все вокруг нас — живое или мертвое — в глазах сумасшедшего фотографа приобретает множество форм. Мертвые объекты возвращаются к жизни благодаря свету или окружающему их миру. Поймать такой момент — я думаю, это очень поэтично». 

(Йозеф Судек)

 

В марте 1896 года родился один из величайших фотографов ХХ века Йозеф Судек. Проклятая суета заставила меня забыть об этом. Но, первый весенний месяц еще не кончился, и мы отдадим должное великому мастеру.

В Восточной Европе ХХ-го столетия чешская фотография стала самой яркой и наиболее представительной. Личностей, прославивших себя светописью в Чехии даже трудно перечислить. Но настоящих гениев в этой благодатной для фотографии стране единицы. Из тех, кто никуда не уезжал и пережил на родине все катаклизмы, пожалуй, можно назвать только двух невероятно похожих и в то же время совершенно разных фотохудожников Йозефа Судека и Яна Саудека. Оба отшельники: один спрятался от общества из-за инвалидности (Судеку ампутировали руку), а второго изгоем сделало государство. Помешавшееся после войны на соцреализме, оно не принимало подвально-эротического мировосприятия Саудека. О таких художниках Анатолий Эфрос писал когда-то: "Можно подумать, будто у истории есть для таких случаев одна обязательная схема. Она приготавливает им некую жизненную пещеру, упрятывает их туда, плотно закрывает вход, трещит морозом и метет метелицей, засыпая дорогу". Но, оставим Яна Саудека. Начнем рассказ о "небоскребах" чешского фотоискусства с лабиринтов, оставленных "братцем", как называл себя Йозеф Судек. Поэт светописи и гений состояний, Судек получил "титул" классика еще при жизни.

Многие известнейшие галереи и музеи мира почитали за честь показать работы прославленного мастера. Однако жизнь художника складывалась драматично. Он родился на рубеже XIX и XX столетий, в небольшом чешском местечке Колин, начал учиться в одном из самых таинственных чешских городов Кутна Гора (Один музей человеческих костей здесь чего стоит!). С детства проявлял интерес к искусству и почему-то к спорту. Так что в школе проблем с физкультурой не было, а заодно с пением и рисованием. Уже тогда уверенный в себе Йозеф мечтал о карьере художника. Но кто мог предположить, что грянет война, которая разрушит все его планы.

Девятнадцатилетний паренек из провинции оказался на итальянском фронте. Стрелял, бегал в атаки, сходил с ума от страха... Но однажды, совсем рядом рванула граната. Судек остался без правой руки. Несколько лет госпиталей, инвалидных домов. Физические страдания усиливали душевные муки. Он целыми днями просиживал у больничного окна, надолго проваливаясь в свое горе. "Я не смогу быть художником", - вертелось в мозгу. Тогда и появилось предчувствие одиночества, которое не покидало и мучило. На время, его единственным другом стало запотевшее окно. Оптические изломы пыльного стекла, иногда размываемые струями дождя, ирреальный мир за ним заставляли молодого человека погружаться в состояние, близкое к наркотическому блаженству. Он растворялся в светлом прямоугольнике окна, избавляясь от терзавшей его действительности. Возможно, в одно из таких мгновений Йозеф и решил стать фотографом. Окно стало первым фотографическим образом, отпечатавшимся в его мозгу.

Болезненное чувство «ущербности» Судек пронес через всю свою жизнь. Вот одно из воспоминаний фотографа красноречиво свидетельствующее об этом: «Когда музыканты Чешской филармонии пригласили меня: "Йозеф, поедем с нами, мы отправляемся в Италию дать несколько концертов", я сказал себе: "Идиот, ты был здесь в Императорской армии, но не увидел красот этой прекрасной страны". И я поехал с ними на эту необычную экскурсию. В Милане нас очень тепло принимали, а затем мы поехали дальше, пока не приехали к тому месту (здесь и далее выделено мной – А.В.). Я сбежал с концерта; было темно, я заблудился, но я был должен его найти. В конечном итоге я нашел это место в полях покрытых утренним туманом, довольно далеко от города. Но моей руки там не было – только бедный фермерский домик стоял как прежде. Это в него меня занесли после ранения в правую руку. Они так и не смогли меня починить, долгие годы я скакал из госпиталя в госпиталь, был вынужден бросить профессию переплетчика.

 

Ребята из филармонии искали меня, даже полицию подключили, но – сам не знаю почему – я не мог заставить себя уехать. Только через два месяца я вернулся в Прагу. Они не укоряли меня, но с того времени я никуда не ездил и никогда не поеду. Что мне там искать, если того, что мне нужно все равно найти не возможно?»

Судек слишком обожествлял реальное изображение предметов, что в корне противоречило тогдашним принципам художественной фотографии, ориентировавшейся на академическую живопись и импрессионизм. В двадцатых годах в старом квартале Праги фотограф приобрел ателье. Это был маленький деревянный домик, окруженный кустами и садиком, заросшим высоким бурьяном. Здесь он провел всю жизнь, здесь родились все его шедевры.

У Судека было множество знакомых, но почти ни на одном снимке он не пожелал запечатлеть кого-то. Он снимал свою душу, зажатую тисками одиночества, покалеченную войной. Как эхо рокового взрыва гранаты, можно трактовать некоторые сюжеты его снимков. На одной из черно-белых фотографий изображена поверженная цементная статуя женщины. На переднем плане - рука "героини", которой она как бы закрывается от фотографа или защищается. Темой погибших скульптур переполнен цикл "Исчезнувшие статуи", который Судек снимал на протяжении двух десятилетий (1952-1973). С развороченными статуями фотограф никак не хотел расставаться, они полностью захватили его. Как больной туберкулезом, Судек отхаркивал войну. Он пытался поделиться своей болью с другими, как будто так можно было избавиться от нее. Его взгляд на мир - это взгляд отвергнутого инвалида. В работах Судека можно найти многое - страх, спокойную созерцательность, дыхание смерти. Нет только женщин, которых он очень стеснялся из-за отсутствия руки. Так, изредка промелькнет портрет ученицы или знакомой художницы, профессиональный, но робкий, обыкновенный.

Йозеф Судек работал допотопными, огромными камерами и печатал снимки контактным способом. Эффект был потрясающим: фотография будто прилипала к сознанию зрителя, не могла не оставить следа. Огромная серия "Окно моего ателье" предстает откровением уставшего от жизни философа. Каждая фотография - это окно, сквозь которое заглядываешь внутрь себя. Одного взгляда на любой снимок достаточно, чтобы заразиться болезнью наблюдателя-экзистенциалиста. Судек был человеком, склонным к долгим, изнуряющим раздумьям. Их отпечаток хранит множество вещей из его мастерской.

Они все были осмыслены художником, поняты им и интерпретированы в снимках. Все эти забавные предметы, которые можно видеть на фотографиях, Судек получил от друзей в по дарок. Граненые стаканы, кусочки стекла, ракушки... Один приятель-протезист принес Судеку набор фарфоровых глаз. Фотограф возился с ними, как маньяк: бросал в стакан с водой, зарывал в листья, разбрасывал по подоконнику, подвешивал. В конце концов, снял очень чистую лаконичную фотографию "Воспоминание о китайском свитке "какемоно". Прозрачная тень листа, отпечатавшаяся на изъеденной трещинами светлой поверхности, стеклянным глазом въедается в зрачок зрителя.

Часто Судека можно было застать рассматривающим сквозь лучи света стеклянные шары, бокалы, кусочки слюды. Этот процесс продолжался часами. Он бесконечно комкал бумагу, пытаясь придать ей форму понятную только ему. С утра до вечера мог просидеть на скрипучем стуле, вертя в руках кувшин или доисторическую кофемолку. Он очень нежно поглаживал отполированную временем поверхность вещицы, пытаясь понять, как передать на фото фактуру старости. Однажды удивленные поклонники спросили художника: "Почему вы фотографируете эти предметы?" На что Судек ответил: "...Они красивы". Его возня с каждой из этих экзотических штуковин превращалась в забавный мистический ритуал. Глядя на фотографа со стороны, казалось, что старик превратился в пятилетнего мальчишку, заблудившегося в антикварной лавке. Он очень медленно двигал свои любимые веревки, бумажки, старинные фужеры, бутылки.

Даже пыль играла важную роль в замыслах Судека. Это были не просто романтические свалки-натюрморты, запечатленные на фотобумаге, это были города с улицами, тайниками, где старый фотограф прятал свои никому не высказанные мысли. Судек поражал публику не только своими фотографиями, которые, кстати, печатал на бумаге сорокалетней давности, но и удивительными поступками.

В его ателье полки были забиты старыми проявителями. Как-то перед работой Судек окинул банки взглядом, выбрал одну из них, окунул в раствор палец, лизнул его и сказал: "Вот этот годится". И уже в легенду превратились рассказы о том как мастер замерял экспозицию. Он устанавливал фотоаппарат, открывал затвор и садился пить вкусный жасминовый чай. Выпьет пару чашек, закроет затвор. Или поставит пластинку с академической музыкой, закроет глаза, слушает. Можно подумать спит. Когда наступит тишина, Судек еще намного посидит, как бы смакуя послевкусие от музыки, неспешно встанет и подойдет к фотоаппрату...

Когда Судек последний раз выходил из своего ателье, он нерешительно потоптался на месте, осмотрелся вокруг себя и тихо побрел домой. Он шел по пустынной улице, которую так ни разу и не сфотографировал, все ждал нужного состояния. Но так и не дождался. Он умер в 1976 году от сердечного приступа. На стене мастерской Судека установили мемориальную доску - отличный портрет мастера. Судек смеялся когда-то: "Голова и рука - все, что нужно фотографу". Не многие европейские светописцы удостоились такой чести.

Текст - Александр Ляпин

Фото: Йозеф Судек.

P.S. С днем рождения, Йозеф! Если слышишь нас там, на небесах

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Биография Йозефа Судека - Fototips.

ru

«Некоторые люди называют фотографии Судека таинственными, загадочными, но я думаю, это ошибка: налет тайны исчезает, когда мы начинаем видеть его работы как попытку человека спастись от отчаяния», — писал Чарльз Сойер.

«Щелкать затвором можно и одной рукой»

Йозеф Судек (Josef Sudek), которого впоследствии назовут Поэтом Праги, родился 17 марта 1896 года в скромной семье Вацлава и Йоанны Судек в маленьком городке под названием Колин, тогда — части королевства Богемия в составе Австро-Венгерской империи. В следующем году на свет появилась его младшая сестра, Божена.

Вацлав Судек, художник и декоратор, умер от воспаления легких, когда Йозефу было всего два, Божене — год. Йоанна осталась одна с двумя малышами на руках, ей пришлось переехать к родственникам. В 1908 Йозеф окончил школу в городке Нове-Дворы, потом ремесленную школу в Кутна-Гора, а в 1910 году попал в Прагу, которая навсегда станет его домом.

Судек не очень любил учебу, но обожал книги, поэтому поступил в ученики к переплетчику Франтишку Йерманну. Здесь же он впервые занялся фотографией, но исключительно в качестве хобби. Зато сестра решила сделать фотографию своей профессией; благо, одна из родственниц семьи работала в фотостудии. Там Божена выучилась на фотографа и ретушера. Через двадцать лет она станет ассистенткой в ателье своего брата.

В 1913 Йозеф получил аттестат Гильдии переплетчиков и начал работать по специальности. Но спокойной жизни в кипящем котле беспорядков, революций и национализма, которым была Европа начала XX века, ждать не приходилось. Летом 1914 года началась война, которую позже назовут Первой мировой. В начале 15-го восемнадцатилетний Судек вступил в австро-венгерскую армию. Здесь он познакомился с солдатами, которые тоже увлекались фотографией, и продолжил снимать — со времен войны у Йозефа останутся три альбома с фотографиями армейской жизни. В июле 16-го его отправили на итальянский фронт, и о камере пришлось забыть. Да, в иной ситуации он обязательно запечатлел бы на пленку зеленые поля этой буколической страны, но тогда юный Йозеф даже не пытался рассмотреть их из окопов.

История одной руки

«В окопах я сперва пытался укрываться как можно дальше, и в наказание меня поставили в самое плохое место. Это была дыра рядом с отхожим местом, там постоянно было мокро и дурно пахло. И еда нам доставалась в самую последнюю очередь, уже холодной. Но после десятой атаки оказалось, что повезло как раз нам. Когда итальянцы вели огонь, снаряды пролетали над нашей дырой, так что мы были в относительной безопасности. На следующий день мы ели горячую еду, потому что те бедняги, что ели раньше нас, теперь все были мертвы.

Я потерял руку во время одиннадцатой атаки. Нам скомандовали «Вперед», и, когда мы бросились в атаку, наша собственная артиллерия начала стрелять. Я закричал «Ложись!», но никто меня не слушал. Лежа на земле, я почувствовал, что мне в руку как будто попал камень. Начал оглядываться, но все, кто бежал вперед, были уже убиты. Я пополз обратно к нашим окопам, соскользнул вниз. Тут рука начала болеть, и я потерял сознание».

Солдаты внесли Йозефа в маленький фермерский домик. Сперва рана показалась незначительной, но вскоре началась гангрена, и через месяц врачам пришлось отнять Судеку правую руку. Следующие три года он провел, скитаясь между госпиталями и домами ветеранов. Фотография стала его отдушиной, может быть, даже спасением от отчаяния. «Щелкать затвором можно и одной рукой», — решил он для себя.

Дороги на выбор

После окончания войны Судек часто ездил в родной Колин, где познакомился с фотографом Яромиром Функе. Здесь же он запечатлел местность над Эльбой — с этими кадрами он в 1921 выиграет первый приз на фотовыставке.

В 1919 правительство молодой Чехословацкой Республики назначило Йозефу пенсию по инвалидности, но ее совершенно не хватало для жизни. Один из сотрудников департамента военных инвалидов ввел его в ассоциацию чешских фотографов-любителей, которая также выделила ему небольшую стипендию. Судеку предлагали устроиться на службу клерком и даже трудиться в торговой лавке, но у него не лежало сердце к такой работе. Он предпочел брать нерегулярные заказы на фотографии, однако у него по-прежнему не было лицензии на деятельность фотографа (для этого нужен был диплом), а значит, рассчитывать на постоянный доход не приходилось.

Работы Судека в 20-х годах — это в основном портреты, жанровые фотографии, архитектура Праги, игра света на пейзажах. В 1922 он поступил в колледж изобразительных искусств, где впервые серьезно начал изучать фотографию. Несмотря на то что там преподавали сторонники старой школы, пикториализма, Судек и Функе начали тяготеть к «чистой фотографии». В 1924, после нескольких жарких стычек на этот счет с другими членами клуба фотографов-любителей, двух друзей исключили из ассоциации. Долго горевать они не стали и создали собственную организацию — Чешское фотографическое общество.

Казалось, Йозеф смирился с утратой руки и смог наладить жизнь заново. Теперь он был дипломированным фотографом, ему нравилась работа, он зарабатывал достаточно, чтобы покупать пластинки любимых исполнителей и даже немного путешествовать — в Швейцарию, Францию, Бельгию. У него было много друзей — музыкантов, ветеранов, фотографов.

Итальянский кризис

Но в 1926 году его приятели из чешского филармонического оркестра пригласили Судека поехать с ними в турне по Италии. «Когда музыканты из филармонии сказали мне: «Йозеф, поехали с нами, мы собираемся играть в Италии», я подумал: «Дурак, ты был там и не наслаждался этой прекрасной страной, пока служил в имперской армии». Так что я отправился с ними на эту необычную экскурсию. В Милане мы сорвали множество аплодисментов и поехали дальше, вниз по итальянскому сапожку, до тех пор, пока не добрались до того места. Я ушел прямо с концерта, должен был уйти. Я потерялся в темноте, но мне нужно было найти это место. Вдали от города, на поле, умытом утренней росой, я наконец-то нашел его. Но моей руки там не было — только бедный фермерский домик, сюда меня занесли после ранения… Я вернулся в Прагу пару месяцев спустя. С тех пор я никуда больше не ездил — и не поеду. Что мне искать, если я не нашел того, что хотел?».

Этот случай во многом изменил Судека. На его фотографиях все реже и реже появлялись люди, в большинстве случаев — лишь как силуэты вдали, лиц не разобрать. Он специально выходил работать с самого раннего утра, когда на улицах еще почти не было пешеходов — чтобы запечатлеть одну только Прагу и ни с кем не встречаться. Ему снова, как тогда, после ранения, пришлось заново учиться жить. В 1927 он арендовал маленькую студию, деревянный домик позади многоквартирного дома. Во дворике стояла старая кривая яблоня и несколько каштанов — Судек называл их своим садом. Здесь он будет жить и работать следующие 30 лет.

В том же году он вступил в организацию Družstevní Práce («Совместная работа») — кооперативное общество, которое помогало художникам, писателям и другим деятелям искусства продавать свои работы. В 1928 году он закончил проект, который начал еще до кризиса 26-го года, — серию фотографий, посвященных доработке собора Святого Вита. Этот символ Праги, усыпальница чешских королей, строился по частям почти шестьсот лет и вот наконец был готов. Восстановление храма стало восстановлением и для Судека.

Этот проект стал символом всей его работы. Судек внимательно изучал не только конструкцию собора, но и свет — он стремился запечатлеть его не просто как освещение, но как что-то живое, обладающее собственной сутью. За четыре года работы в храме он уже точно знал, в какое время дня, при какой погоде и под каким углом будет падать свет там-то или там-то. Он устанавливал камеру и ждал, пока солнце придет куда нужно, а потом принимался размахивать тряпкой, чтобы поднять пыль и запечатлеть ее танец в лучах света.

«Окно моей студии»

Книга о соборе была принята на ура, фотограф стал знаменитостью в своем кругу. Вскоре на него посыпались разнообразные заказы, его снимки начали публиковаться в журналах, с ним стали консультироваться по множеству вопросов — от рекламы до скульптуры.

Теперь у него были деньги, в которых он так сильно нуждался после ранения, и знания, которых так не хватало в начале карьеры, и он с готовностью помогал молодым художникам и фотографам — как финансами, так и советом. А в свободное время без устали бродил по Праге, фотографируя для себя ее исторические здания, площади, церкви, присматриваясь к деталям, снимая с разных углов, делая панорамные снимки.

А потом пришли нацисты. Когда немецкие солдаты маршем прошли по улицам Праги, Йозеф Судек с головой ушел в работу в своей студии — ходить по городу с фотоаппаратом в руках стало опасно. Любящее, чуткое внимание, которое он дарил столице, теперь уделялось ателье и саду. Здесь он снял одну из самых знаменитых, ключевых своих серий — «Окно моей студии». На этих фотографиях действительно запечатлен вид из окна — в разное время суток, в разные времена года. Вот яблоня в густейшей зелени, вот яблоня, укрытая снегом. Он снимал сквозь стекло — то прозрачное, то подернутое инеем, то мокрое от дождя; оно было своего рода барьером между внутренним состоянием Судека и внешним миром, который раздирала вторая в его жизни большая война.

Он начал больше экспериментировать, снимать разные предметы. Бесчисленными часами он расставлял и фотографировал обычные вещи: яблоки, хлеб, яйца, перышки, очки, часы. Там, где посторонний зритель видел только обычную лампу или ракушку, Судек узнавал людей, которые подарили ему эту лампу, эту раковину. «Я люблю рассказывать истории неживых предметов. Вот это очень известная лампа, она хранит множество воспоминаний. Все вокруг нас, и живое, и мертвое, в глазах сумасшедшего фотографа приобретает множество вариаций, так что, казалось бы, неживой объект оживает — благодаря свету или окружению». В сравнении с панорамами города его работы стали меньше, проще, но куда более насыщенными эмоциями.

При этом Судек вовсе не был затворником. Каждый четверг в его студии проходили музыкальные вечера — собирались друзья, звучала классика. Эта традиция продолжалась до конца 50-х, пока Йозеф не переехал в другой дом.

Война закончилась, и Судек снова вернулся на улицы. Фигура человека с одной рукой, бродящая по городу в обнимку со штативом, стала привычным зрелищем. Казалось, ничего не изменилось — он снова был Поэтом Праги, но лишь отчасти. Его фотографии теперь были куда более личными, они меньше говорили о столице, а больше — о нем самом.

Слава и критика

Он принял на работу ассистентку, молодую девушку по имени Соня Булатти, освобожденную из концлагеря. Некоторое время она была его ученицей, но долго оставаться в Чехии не смогла: все вокруг напоминало о близких людях, которые не пережили войну. В 1947 она уехала в Нью-Йорк; именно благодаря ей западный мир открыл для себя Йозефа Судека.

В 50-е и 60-е на фотографа обрушилась лавина наград — от города, государства, художественных организаций, как в стране, так и за рубежом. В 56-м, в честь его 60-летия, вышла первая монография Судека, которая включала 232 фотогравюры его снимков с 1915-го по 1955-й. Но впервые за все время его современные работы перестали находить понимание у криков и зрителей. К примеру, после выставки 1963 года о снимках Судека писали, что они «чересчур скептичны», «слишком отдают фетишизмом» или «полны горя, мрака, уныния, депрессии». Кто-то даже сказал, что фотограф сам не понимает смысла своих натюрмортов.

Подобные отзывы огорчали Судека, но он продолжал фотографировать так, как считал нужным, и то, что считал нужным. При этом он никогда не относился к своим фотографиям с чрезмерным пиететом. Панорамные снимки он в шутку называл «сосисками»: «Сделал 242 «сосиски» Праги, осталось еще как минимум 60″. Посмеяться он умел даже над своей главной потерей, не говоря уж о критиках-недоброжелателях: «Война уничтожила мою руку. Конечно, я этому не рад, но, по крайней мере, утешаю себя тем, что потерял не голову. Это было бы хуже».

На небесах

К моменту смерти Йозефа Судека в сентябре 1976-го он был повсеместно признан одним из самых влиятельных фотохудожников Европы, хоть и с возрастом отошел от дел. Впрочем, сам он себя деятелем искусства не считал, как не считал и фотографию искусством. Фотография, говорил он, «это прекрасное ремесло, которое требует определенного вкуса. Оно не может быть искусством, потому что зависит от вещей, которые существуют без нас, отдельно от нас — от мира вокруг».

Его наследие — 21660 напечатанных фотографий, 54519 негативов и 618 других работ (рисунков, скульптур и так далее), согласно завещаниям Йозефа и Божены, было распределено между Национальной галереей, Музеем декоративных искусств и Институтом истории искусства при Академии наук в Праге, Моравской галереей в Брно, Региональной галереей изящных искусств в Роуднице-над-Лабем, Региональным музеем в Колине и Национальной библиотекой Франции в Париже.

В 1987 году чешский астроном Антонин Мркос открыл новый астероид, который назвал в честь земляка-фотографа — 4176 Судек.

О творчестве чешского фотографа Йозефа Судека

Текст: Александра Петкау

10

Мне нравится!

На прошлой неделе в Центре фотографии «Март» состоялась лекция «Прага Йозефа Судека» куратора Артёма Берковича в рамках лектория о великих городах мира и их фотографах.

Йозеф Судек

На образовательных встречах, которые еженедельно проходят по четвергам, можно понять главные принципы фотографии, узнать отличительные черты классиков фотоискусства и научиться видеть в своей жизни то, что до этого проходило фоном. Предлагаем вам несколько цитат Артёма Берковича, в которых он рассказывает о светомузыкальных работах прославленного чешского фотографа XX века в сравнении с другими современниками.  

Как в русской поэзии есть Борис Пастернак, Анна Ахматова, Марина Цветаева и Осип Мандельштам, так и Франтишек Дртикол, Ярослав Рёсслер, Яромир Функе и Йозеф Судек определяют чешскую классическую фотографию. Ее формулу эпохи модернизма можно выразить так: свет + обыденный предмет. Например, для фотографии француза Анри Картье-Брессона был важен пойманный момент времени, для Робера Дуано или американца Брюса Дэвидсона важен человек и его внутренний мир. В чешской же фотографии определяющим является свет и принцип создания образа из обыденного, почти из ничего.

Фотография Франтишека Дртикола

Франтишек Дртикол вошел в историю как фотограф женского тела. Он обожествлял в жизни двоих – свет и женщину. У него даже была короткая формула: природа – это Бог, природа – это женщина, которая, по его мнению, являлась воплощением человека как такового. Для Дртикола женское тело было как пластилин, из которого он лепил формы. Его творчество сопряжено с идеей проповеди через фотографию. Он сам для себя формулировал постулаты религии и им служил. Его Бог являет себя в фотографиях с помощью света. Франтишек Дртикол конструировал из света реальность, внутри которой была его героиня.

Фотография Ярослава Рёсслера

Ярослав Рёсслер олицетворял модернизм, как и Александр Родченко в России. Фотографии абстрактного и конкретного сняты им в одних конвенциях – его работы отличает диагональная композиция, разбивка объекта на линии, пересечения и преобладание света. Он усложнял визуальный язык фотографии, поэтому, когда пришла мода на новые химические способы обработки снимков, воспользовался их возможностями всецело. Некоторые его работы можно рассматривать очень долго, настолько они многослойны.

Фотография Яромира Функе

Для Яромира Функе абстрактная фотография стала визитной карточкой. Для него эмоция – отправная точка, как и поэзия, волшебство, красота. Тема его снимков – пространство, насыщенное светом и тенью. В детстве каждый из нас смотрел диафильмы, вспомните ощущение радости, когда мы чувствовали, что с помощью света создаем что-то новое и необычное. Для Яромира Функе снимки были таким же чудом. Фотограф спасался от ужаса Второй мировой войны в темной комнате среди фотографий, которые «дышали» фантастикой и волшебством.

Йозефа Судека можно сравнить с Сергеем Рахманиновым, потому что он сохранял верность себе. Судека невозможно определить как фотографа-модерниста или авангардиста. Он знал о трендах фотографии, но игнорировал их, потому что он был сам по себе. Также и Рахманинов не реагировал на модные новации XX века, а создавал свой специфический музыкальный язык.

Фотография Йозефа Судека

Снимки Судека определили фотографический образ Праги. Всю жизнь он прожил в этом городе, много снимал его и окрестности. Судек любил фотографировать ранним утром или поздним вечером, когда Прага, ее улицы и соборы окутаны утренним туманом или видны лишь силуэты зданий в закатном свете.

Фотография Йозефа Судека

Фотографии Йозефа Судека – как мелодия. Они лишены конкретности события, важности предмета, их надо не понимать, а чувствовать и проживать вместе с автором. Фотограф Йозеф Судек принадлежал нескольким мирам. Он хотел стать музыкантом, но посвятил жизнь фотоискусству. Выбор не был добровольным. Во время Первой мировой войны Йозеф потерял руку, о мечтах о музыке пришлось забыть. Управляясь одной рукой с тяжелой камерой и штативом, Судек слышал музыку в своей душе.

Прием, который часто использовал Судек, – съемка в контровом свете. Контровым мы называем такое положение света, когда источник расположен за объектом съемки. Он может быть чуть сверху или сбоку, но он всегда сзади. Он часто обращался к тональной перспективе – дальний план самый светлый, передний – самый темный. В его работах видна плотность воздуха, кажется, что вы вздохнете и почувствуете его.

Фотография Йозефа Судека

Спрятаться, чтобы выжить – это позиция художника в тоталитарном государстве. С начала 1940-х и до 1950-х он фотографировал только предметы в своей мастерской и то, что видел из окна, в том числе изогнутое, суховатое дерево, которое «дышало» индивидуальностью, историей. В своем парке при мастерской он создавал постановочные сценки, которые были близки сюрреалистам. Им созданы известнейшие фотосерии «Окно моего ателье» и «Сад моего ателье».

Фотография Йозефа Судека

Окно его мастерской то ли разделяет, то ли объединяет два мира: внутренний и внешний, свободный и несвободный, размытый и четкий. В его работах представлены самые простые вещи – розы, тарелки, стаканы с водой или пустые бокалы – но в каждом из них есть история, которая рисуется светом. Йозеф Судек видел красоту, не выходя из комнаты. В каждом предмете он находил жизнь и очаровывался ею, несмотря ни на что.

Прочитать наш материал о другой лекции Артёма Берковича «Париж Робера Дуано» можно по ссылке.

поделились
в соцсетях

Комментарии пользователей сайта

Оставьте комментарий

мастерская Йозефа Судека, знаменитого фотографа. – Частный фотограф. Москва

Йозеф Судек – фотограф чудесный, один из любимых моих людей. Человек с ограниченными возможностями, преодолевший их, создал волшебный мир.

Домик, в котором прожил последние 30 лет великий мастер чешской фотографии Йозеф Судек находится тут. По-сути, это его восстановленная копия. Ведь дом сгорел после его смерти.  Ссылка на его волшебные фотографии ждет Вас в конце статьи.

 Мертвые объекты возвращаются к жизни благодаря свету или окружающему их миру.
Поймать такой момент – я думаю, это очень поэтично.
Йозеф Судек

Конец 19-го столетия. 1896 год.Богемия. Родился Йозеф Судек. Лет до 16 он более всего увлекался музыкой. Фотография – была частью его хобби. Все изменила первая мировая война. Неопасное ранение в правую руку закончилось гангреной и ампутацией. Около трех лет Судек провел в военных госпиталях. Именно тогда он возобновил занятие фотографией: «Затвор можно нажимать и одной рукой», говорил он позже. Искусство помогает смягчить реальность бытия, а свою физическую неполноценность Йозеф переживал остро.

 

Вот случай, который произошел в 1926-м году. Через 10 лет после ранения.

«Когда музыканты Чешской филармонии пригласили меня: “Йозеф, поедем с нами, мы отправляемся в Италию дать несколько концертов”, я сказал себе: “Идиот, ты был здесь в Императорской армии, но не увидел красот этой прекрасной страны”. И я поехал с ними на эту необычную экскурсию. В Милане нас очень тепло принимали, а затем мы поехали дальше, пока не приехали к тому месту (здесь и далее выделено мной – А.В.). Я сбежал с концерта; было темно, я заблудился, но я был должен его найти. В конечном итоге я нашел это место в полях покрытых утренним туманом, довольно далеко от города. Но моей руки там не было – только бедный фермерский домик стоял как прежде. Это в него меня занесли после ранения в правую руку. Они так и не смогли меня починить, долгие годы я скакал из госпиталя в госпиталь, был вынужден бросить профессию переплетчика.

Ребята из филармонии искали меня, даже полицию подключили, но – сам не знаю почему – я не мог заставить себя уехать. Только через два месяца я вернулся в Прагу. Они не укоряли меня, но с того времени я никуда не ездил и никогда не поеду. Что мне там искать, если того, что мне нужно все равно найти не возможно?»

В 20-ых годах Йозеф прошёл путь от пикторальной фотографии до реалистичной. Об этом можно почитать в викки. Для нас сегодня важно то, что в 27-ом он приобрел не большое фотоателье. Оно находилось в двойном колодце домов, и было весьма неудобно для посещений. Тут он и проработал 30 лет.

После смерти денег на устроение дома-музея не нашлось. И в 80-ых дом сгорел. В 2000-ом году здание было восстановлено. В нем мало экспонатов, принадлежащих Судеку, но лестница-скамейка, на которой сидит моя дочка Василиса на фотографии – была его.

Сумерки – удивительное время для света и тени. Это время оживляет здания и статуи. «Я люблю наблюдать за жизнью объектов», – сказал он однажды в интервью, – «Они оживают, когда дети ложатся спать. Мне нравится рассказывать истории о жизни неодушевленных объектов».


Анонсы некоторых статей на профессиональные темы.

Оккупация Праги во время второй мировой войны Германскими войсками сделала прогулки с камерой по городу не возможными. Тогда Судек начал серию: «Окно моей студии». С фотографиями этого ряда он работал и после войны, когда стал выходить для ландшафтной съемки.

Судек пользовался большими камерами всю свою жизнь. Чем они привлекали его? Богатством полутонов и бескомпромиссным качеством.


Йозеф Судек один из мастеров прикасающихся своими работами к совершенству. Однажды он сказал: «Я фотографирую потому, что еще не умею этого делать. Если бы умел, то перестал бы». Я думаю, что это похоже на греческое “scio me nihil scire”.

 

Йозеф Судек - самобытность, неподвластная времени

Йозеф Судек, Фото: Милонь Новотны, CC BY-SA 4.0

Куратор выставки «Йозеф Судек 1896 - 1976» Иржи Яскманский подчеркивает, что особую любовь Йозеф Судек у почитателей заслужил самобытностью и тем, что никогда не свернул с однажды выбранного им творческого пути. Всей своей жизнью фотограф доказал, считает Иржи Яскманский, что художник вовсе не обязан придерживаться какого-либо общепризнанного канона или какой-то проторенной дороги.

Творчество Йозефа Судека весьма обширно и разнообразно – это пейзажи, натюрморты, портреты и даже реклама.

Иржи Яскманский: «Йозеф Судек был человеком, который умел радоваться жизни. Одной из его радостей была съемка того, что ему нравилось. Парадоксально, но многое, что было выбрано в качестве объектов для съемки, Йозефа Судека непосредственно окружало – интерьер фотоателье, квартиры, окрестности места, где он проживал, парки, сады, городские закоулки, причем находившиеся буквально за углом. Конечно же, фотограф также путешествовал, но его личный мир складывался с того, что находилось совсем рядом».

Судьба Йозефа Судека не жаловала. Во время Первой мировой войны он потерял правую руку, что, однако, не мешало ему создавать свои, сегодня уже легендарные, фотографии.

Снимок Утренний трамвай (1924г. , Пороховая башня в Праге), Фото: Flickr, Creative Commons licence 2.0 Generic (CC BY-SA 2.0), uživatel: Jorgl pulg

- «Это тоже - парадокс. Руки Йозеф Судек лишился не из-за врага, а из-за своих же. Он оказался не в тот момент и не в том месте. Рядом с Йозефом Судеком упал гранатометный снаряд и оторвал ему руку. Конечно же, ранение отразилось на нем весьма серьезно, а пребывание в интернате для военных инвалидов для столь деятельного человека стало пыткой. Однако, как мы знаем, доктор Недома нашел Судека в инвалидном интернате и помог ему найти работу, чем дал стимул к жизни. То, как он, не имея одной руки, справлялся с фотоаппаратами – это истории, которыми можно заслушаться. Одной рукой ему приходилось в полной темноте манипулировать с фотоматериалами, чтобы зарядить фотоаппарат. С этой целью он сшил для себя огромный мешок, в котором все эти фокусы и проделывал, если рядом не было ассистента».

В 2016 году отмечается сразу две даты, связанные с жизнью Йозефа Судека – 120 лет со дня его рождения и 40 лет со дня смерти.

- «Нам было бы стыдно, если бы в юбилейный год мы не провели хотя бы одной крупной выставки признанного мастера фотографии мирового масштаба. Именно поэтому мы, обратившись и к частным коллекционерам, собрали воедино 100 работ Йозефа Судека, чтобы продемонстрировать все созданные им циклы, весь спектр творчества, от самых ранних фотографий – здесь есть и довоенный «Пигмент», и вплоть до 70-х годов, когда он делал так называемые фото-заметки».

Мастерская Йозефа Судка, Фото: Вит Швайцр, открытый источник

Жемчужиной фотовыставки стали работы, которые еще никогда и нигде публике не представлялись.

- «Это наш конек – выставлять то, что еще никто или почти никто не знает. На выставке, посвященной Йозефу Судеку, представлены его фотографии, сделанные в Бескидских горах».

Однако Йозеф Судек был не только человеком, создающим фотографии. Он сам также весьма часто являлся героем работ множества других фотографов.

«В свое время Йозеф Судек был, вероятно, одним из наиболее часто фотографируемых людей в Праге и ее окрестностях. Он был весьма фотогеничной фигурой, так как человеком был особенным. Его лицо ярко выражало самые разные состояния – усталость, восхищение, грусть и так далее. Поэтому множеству известных фотографов удалось запечатлеть Судека в весьма интересных ситуациях. Этими портретами мы и дополнили выставку работ мастера, чтобы люди сами, взглянув на фото, составили впечатление о том, каким он был человеком», - подчеркивает куратор выставки «Йозеф Судек 1896 - 1976» Иржи Яскманский.

В ожидании света. Шедевры светописи Йозефа Судека в Париже

Йозеф Судек. Пейзаж Мельника. Чехия. 1956. Серебряно-желатиновая печать. 8,8 х 28,7 см / National Gallery of Canada, Ottawa. Gift of an anonymous donor, 2010 ©Estate of Josef Sudek

Удивительные, наполненные светом снимки Йозефа Судека (1896–1976) часто можно повстречать на групповых выставках, тогда как персоналок фотографа было незаслуженно мало. Мир за моим окном — это редкая возможность составить полную картину поэтичного и печального мира Судека, который стучался в окно его мастерской, распускался и увядал в его саду и с которым он встречался в переулках его любимой Праги — лучшего личного фотографа у нее с тех пор так и не появилось.
Из чешского городка Колин в Прагу Йозеф Судек переехал в возрасте 14 лет. Работал переплетчиком, увлекался фотографией, а потом случилась Первая мировая война, он ушел на итальянский фронт и вернулся оттуда без правой руки, но с еще большим желанием снимать. Ведь затвор, как он любил повторять, можно нажимать и одной рукой. Перед тем как запереться в 60 кв. м своей мастерской, одну из первых серий он снял в хосписе для ветеранов Invalidovna — Судек фотографировал таких же искалеченных войной, как и он сам. К ранним работам относятся и кадры реставрации собора Святого Вита.

Судек начинал как пикториалист, ставя фотографию на одну ступень с живописью и графикой в стиле ар-нуво, а сейчас видно, что даже выше. Ненадолго увлекся конструктивизмом, мода на который не обошла стороной и чешских авторов, но в итоге пришел к классической светописи. Чистота его снимков поражает взгляд. Достигалась она во многом благодаря печати и долгой экспозиции — за время, что он выдерживал кадр, можно было дважды выпить кофе, хотя сам он всегда пил чай. Судек был одержим качеством. Пигментная и контактная печати, использование полутоновых растров — на 1940-е годы пришлись его эксперименты с техническими возможностями фотографии.

А вот техническое совершенствование камер он как будто не замечал — напротив, чем ближе к нему подбирался прогресс со своей многофункциональной Leica, тем увлеченнее он снимал на громоздкие старые машины. На мир за окном Судека можно смотреть, кажется, часами: пробираться взглядом сквозь капли на запотевшем стекле, по-кошачьи щуриться единственному лучу света, продравшемуся через едва приметную щелочку, видеть тени, а не людей, дорисовывать тех, кто остался за кадром, и рассаживать их на пустые скамейки.

«Затвор можно нажимать и одной рукой»

Йозеф Судек – наиболее известный чешский фотограф со своим собственным видением мира. Потеряв на войне руку, он смог преодолеть свои ограниченные возможности и создать множество удивительных по красоте и атмосфере фотографий. Йозеф Судек отличался застенчивым, скромным характером, он пренебрегал роскошью и современными благами цивилизации. Фотография для великого чешского мастера стала своеобразным инструментом коммуникации с людьми и окружающим его миром.

Значительную часть своей жизни Судек провел, не выходя за пределы своей маленькой студии, однако это ничуть не помешало ему раскрыть свой потрясающий талант и даже стать одним из основателей чешской фотографической школы. Во многом именно благодаря его творчеству сформировалась так называемая «новая чешская фотография». Фотографии Йозефа Судека всегда отличались собственной притягательностью и магнетизмом, он умел передавать красоту простых предметов и вещей, окружающих нас в быту, с помощью мастерски выстроенной композиции и тонкой игры со светом.

Родился знаменитый чешский фотограф в 1896 году в городе Колин на территории современной Чехии. В подростковом возрасте он переехал в Прагу, где сумел обучиться мастерству переплетчика. К этому времени относится его первое знакомство с фотографией, однако поначалу простые опыты с фотоаппаратом не воспринимались Судеком серьезно. Он больше увлекался музыкой. Будничную жизнь молодого человека кардинальным образом изменила Первая мировая война.

Йозеф Судек был призван в армию в 1915 году и его сразу отправили на итальянский фронт, где вскоре он получил серьезное ранение в правую руку. Вследствие страшной гангрены руку, в конечном счете, пришлось ампутировать. В течение нескольких лет Судек лежал в военном госпитале, молодой человек долго не мог свыкнуться с неутешительной реальностью. Ему требовалось какое-то занятие, чтобы отвлечься от печальных мыслей. Таким занятием и стала фотография.

Впоследствии свой выбор Йозеф Судек объяснял очень просто: «Затвор можно нажимать и одной рукой». Хотя он также пробовал заниматься живописью, но фотография на тот момент казалось ему наиболее доступным видом творческой деятельности из всех возможных, способной приобщить его к искусству. Естественно, что в самом начале он и не думал зарабатывать фотографией, просто съемки и эксперименты с фотоаппаратом психологически помогали ему вновь вернуться к нормальной жизни. В течение всей его последующей жизни фотография позволяла Йозефу Судеку на мгновение забывать о жуткой физической и моральной боли.

После выписки из военного госпиталя Судек задумался над тем, как же зарабатывать себе на жизнь, будучи фактически калекой. Он отказался и от должности в конторе, и от мысли открыть собственную торговую лавку. В конечном счете, молодой человек решил зарабатывать своим хобби, то есть фотографией. Для этого Судек некоторое время проучился на фотографическом отделении в Государственном полиграфическом училище, где, кроме художественных аспектов, приобрел первые навыки коммерческой фотографии. В 1927 году, как и некоторые другие его сокурсники, он открыл собственное маленькое фотоателье, в котором ему было суждено жить и работать более сорока последующих лет.

История этого деревянного сарая с небольшим садиком в Праге тесно переплетена с биографией самого чешского мастера. Кстати, местоположение фотомастерской было не очень выгодным, однако это совершенно не испугало нового владельца. Он с воодушевлением принялся за дело и уже через пару десятилетий о фотоателье Йозефа Судека говорили как об одной из городских достопримечательностей.

Большую известность фотографу принесли сделанные им снимки довоенной Праги, причем снимать здания и статуи он предпочитал в сумерках, что позволяло создавать по-настоящему «атмосферные» фотографии. Во второй половине 20-х годов и в 30-е годы чешский фотограф сотрудничал с издательством «Druzstevni Prace». К этому моменту его можно было назвать уже одним из ведущих чешских фотографов. В его портфолио было множество снимков разнообразных жанров – от портретов и натюрмортов до городских зарисовок.

Нужно отметить, что на протяжении нескольких последующих десятилетий взгляды Йозефа Судека на фотографию и перечень его наиболее популярных фотографических сюжетов менялись. В 20-е годы он фотографировал преимущественно своих друзей-инвалидов из военного госпиталя, затем снимал работы по реконструкции Собора Святого Вита в Праге. Также он любил снимать парки в своем родном городке Колин. Судек практически сразу зарекомендовал себя приверженцем, так называемой, пикториальной фотографии, то есть имеющей непосредственную связь с живописью. Огромное влияние на него оказали работы американского фотографа чешского происхождения Драгомир Ружичка, являвшегося одним из основоположников общества фотографов-пикториалистов в США.

Однако с течением времени Судек из сторонников живописной фотографии превратился в одного из ее ярых противников. Свое предпочтение он начал отдавать реалистической, «чистой» фотографии, вследствие чего Судека вместе с его другом Яромиром Функедаже исключили из «Клуба фотолюбителей», в котором в тот момент признавалась только фотография, приближенная к живописи. Не задумываясь, молодые люди основали собственное «Чешское фотографическое общество», которое поставило перед собой цель — освободить фотографию от влияния живописи. В конце 20-х годов Йозеф Судек уже начал вырабатывать свой собственный стиль, который резко отличал его от других фотографов. В 1933 году прошла его первая персональная выставка, работы Судека также были выставлены на Международной выставке социальной фотографии.

И снова многое в жизни чешского мастера перевернула война. На этот раз Вторая мировая. В то время сам фотограф и его скромное фотоателье уже стали широко известны. Поскольку фотографировать на улицах Праги после гитлеровской оккупации было практически невозможно, Судек стал снимать изнутри своей студии. В своем деревянном домике он провел много лет, фактически отгородившись от внешнего мира. Но даже в своей небольшой фотомастерской ему удавалось создавать невероятные и удивительные снимки простых вещей. Он фотографировал натюрморты, ставшие впоследствии классикой жанра. Серия фотографий под названием «Окно моей студии», пожалуй, стала самым знаменитым фотографическим проектом чешского мастера.

После войны Судек снимал чешскую столицу, которая восстанавливалась буквально из пепла. На его ярких послевоенных фотографиях прослеживается горечь, боль от потери близких людей и разрушений, но одновременно и надежда на будущее. К сожалению, после Второй мировой войны в Чехии, как и во всех странах социалистического лагеря, начались гонения на представителей искусства и культуры. На это время маленькая фотостудия Йозефа Судека превратилась в то место, где подпольно собирались музыканты, писатели, художники и фотографы, чтобы пообщаться и поделиться друг с другом новыми идеями.

Естественно, это не осталось без внимания официальных властей и вскоре фотоработы Судека начали подвергаться жесткой критике, хотя напрямую нападать на именитого фотографа все же никто не осмеливался. Тем не менее, это обстоятельство никак не мешало его работе, фотографии Судека по-прежнему выставлялись и издавались в альбомах многотысячными тиражами.

Что касается стиля Йозефа Судека в фотографии, то можно отметить, что он очень любил использовать рассеянный свет и, в частности, снимать какие-либо городские зарисовки и сюжеты в сумерках. Это иллюзорное, магическое освещение, которое тесно переплеталось с состоянием души самого фотографа. Порой рассеянное освещение помогало ему совершенно преобразить, казалось бы, обычные вещи и предметы, которые на снимках приобретали вид настоящих фантомов.

Судек, фотографируя на заре или в сумерках при рассеянном освещении, часто использовал длительные выдержки в несколько десятков минут, вследствие чего его фотоработы приобретали более живописный и сюрреалистичный характер. Судек мог искусно раскладывать экспозицию снимка на несколько отдельных фаз. При этом все его фотографии рождались, безусловно, исключительно на эмоциональной основе и внутреннем настроении самого автора. Снимал чешский мастер тяжелыми и неуклюжими камерами, в результате чего из-за своих ограниченных возможностей ему нередко приходилось обращаться за помощью.

Огромное внимание Судек уделял печати своих фотоснимков, иногда просиживая часами в своей фотолаборатории, чтобы подправить едва различимые нюансы и получить от негатива именно то, что он хотел. Он работал над тем, чтобы передать на своих фотографиях мельчайшие детали и фактуру, объемность изображения, добиться большей фотографической выразительности, что во многом удавалось достичь именно печатью. Однако печать в творчестве фотографа играла скорее вспомогательную роль.

Выдающийся чешский мастер фотографии умер в сентябре 1976 года. К тому моменту его имя уже упоминалось авторитетными журналами и специалистами в числе самых выдающихся фотографов XX столетия, работы Судека стали частью крупнейших мировых коллекций. Мастерская Йозефа Судека быстро обветшала, деревянный домик, в котором фотограф провел значительную часть своей жизни, вскоре был разрушен. Однако в 2000 году знаменитое фотоателье Судека в Праге восстановили и открыли в нем музей, посвященный творчеству и жизни самого знаменитого чешского фотографа.

 Источник: Фотокомок.ру

Йозеф Судек | Биография фотографа и работы

Ранняя жизнь

Йозеф Судек родился в Колине, Богемия, 17 марта 1896 года. Его отец был маляром и умер, когда Судеку было три года. В 1915 году он ушел служить в Первую мировую войну в качестве солдата Австро-Венгерской армии. Проработав год на итальянском фронте, он получил серьезные травмы, в результате которых была потеряна правая рука. Следующие три года он провел в разных больницах и от скуки начал фотографировать.

Карьера фотографа

В 1922 году Судек, наконец, решил осуществить свою мечту стать фотографом и поступил в Школу графических искусств в Праге, где проучился два года. В 1924 году он основал Чешское фотографическое общество с друзьями-фотографами, которых он встретил в школе, такими как Яромир Функе. Его армейская пенсия по инвалидности дала ему возможность заниматься искусством, не беспокоясь о доходах. В течение десятилетия он сфотографировал реставрацию собора Святого Вита в Праге, что принесло ему репутацию официального фотографа города.Он создал множество ночных пейзажей города, а также фотографировал лесные пейзажи Богемии. С 1927 года он работал в ряде журналов, совместно публиковал и иллюстрировал как Panorama , так и Zijeme .

Судек не позволял своей инвалидности мешать, и, несмотря на то, что у него была только одна рука, он использовал очень тяжелое и громоздкое оборудование. Из-за его любви к натюрмортам и детализированным пейзажам ему требовалось качество изображения, которое предлагали широкоформатные камеры.Он часто фотографировал собственный сад и интерьер своей мастерской. Несмотря на движение от пикториализма к модернизму на протяжении 1920-х и 1930-х годов, Судек остался верен своему первоначальному видению. Он предпочитал снимать сказочные сцены с мягким светом, рассеянным через туманное окно или пасмурным днем. Его фотографии похожи на солнце, пробивающееся сквозь облака в холодные дождливые дни. Его тянуло к пустынным, мрачным пейзажам, простым, уединенным объектам и тихим, безлюдным уличным пейзажам Праги, города, которому он посвятил всю свою жизнь.

В 1949 году Судек начал экспериментировать с панорамной камерой Kodak, запечатлевая Прагу и окружающие пейзажи. Камера будет создавать негативы размером 3 1/2 x 12 дюймов и снимать под углом 142 градуса. За десять лет он сделал 284 панорамных пейзажных снимка и опубликовал их в книге под названием Praha Panoramatická .

Позже жизнь

Судек, которого часто называли «пражским поэтом», никогда не был женат, был застенчивым и уединенным человеком.Он никогда не появлялся на открытиях своих выставок, и на его фотографиях мало людей. В 1974 году у Судека была большая выставка в Доме Джорджа Истмана в Рочестере, штат Нью-Йорк. Он умер два года спустя в Праге, 15 сентября 1976 года, когда ему было 80 лет. Позже в его честь в Праге и Брно в Чешской Республике были организованы более крупные ретроспективы.

Йозеф Судек | Международный центр фотографии

Биография

Йозеф Судек родился в городе Колин и начал свою трудовую деятельность в качестве ученика переплетчика.Он потерял правую руку во время службы в армии и вместо этого обратился к фотографии. С 1920 по 1924 год он был членом Пражского клуба фотографов-любителей, а с 1922 по 1924 год изучал фотографию в Государственной школе графических искусств в Праге. На его ранние работы повлияла работа Кларенса Уайта, который придерживался пикториалистского подхода к фотографии. свет и форма. В 20-е годы прошлого века Судек создал серию фотографий чешских солдат-инвалидов; в 1927 году он был одним из основателей ренегатского Чешского фотографического общества, занимавшегося документальной фотографией.Его серия фотографий реконструкции собора Святого Вита, в которых он сопоставил архитектурные детали собора с абстрактными формами рабочих инструментов, принесла ему звание официального фотографа города Праги в 1928 году. После его первой персональной выставки в 1933 году работы Судека были показаны вместе с работами Ласло Мохоли-Надя, Ман Рэя и Александра Родченко на городской международной выставке фотографий в 1936 году. Прошло еще двадцать пять лет, прежде чем он получил международное признание за свои нежные сцены из пражской уличной жизни. , натюрморты и виды из окна.Персональные выставки его работ проходили в Доме Джорджа Истмана, ICP и Национальном музее современного искусства в Париже.
За исключением военной службы в Италии и короткой поездки по Италии и Бельгии в конце 1920-х годов, Судек всю свою жизнь провел в Чехословакии, фотографируя Прагу с интимностью и любовью. Возможно, он наиболее известен благодаря серии «Окна моей студии», созданной между 1940 и 1954 годами. Будучи очень озабоченным качеством печати, Судек предпочитал делать широкоформатные контактные отпечатки своих работ и экспериментировал с сложной техникой пигментной печати.
Мередит Фишер
Хэнди и др. Отражения в стеклянном глазу: Работы из Международного центра коллекции фотографии, Нью-Йорк: Bulfinch Press совместно с Международным центром фотографии, 1999, стр. 229.

Ричард Судек - База 11

Ричард Судек, Ph.D. является директором по инновациям UCI и исполнительным директором UCI Applied Innovation.

Судек получил степень доктора философии. Имеет степень магистра в области управления бизнесом и организационного поведения в Клермонтском аспирантском университете.Его исследование сосредоточено на процессе принятия решения об инвестициях, связанных с бизнес-ангелами, и исследует, как и почему бизнес-ангелы выбирают свои инвестиции. Судек получил степень бакалавра наук. Кандидат информационных и компьютерных наук в UCI в 1981 году. Он основал компанию Nadek Computer Systems, занимающуюся проектированием сетей передачи данных, и был ее генеральным директором в течение 17 лет. В 1999 году он продал компанию международной фирме Science Applications International Corporation (SAIC) и был вице-президентом SAIC, прежде чем продолжить свою академическую карьеру.

Университеты и компании по всему миру извлекли выгоду из опыта Судека в области предпринимательского финансирования, стратегии и лидерства, а также ангельского инвестирования, коучинга руководителей и делового партнерства.Он работал консультантом по нескольким программам MBA, работал рецензентом в Национальном научном фонде и судил конкурсы бизнес-планов в США и Европе. Он преподавал предпринимательство в Университете Чепмена, INSEAD во Франции, Роттердамской школе менеджмента в Нидерландах и Высшей школе менеджмента Питера Ф. Друкера и Масатоши Ито при Клермонтском университете. Он также работал в консультативных комитетах Microsoft, IBM, Novell и Cisco.

Судек был активным бизнес-ангелом через прямые инвестиции и фонды ангелов в более чем 100 стартапах с 2000 года.Он входил в состав правления Angel Capital Association, национальной торговой группы, и является почетным председателем Tech Coast Angels (TCA), крупнейшей организации-ангела в США, инвестирующей более 235 миллионов долларов в более чем 400 стартапов. Кроме того, эти компании привлекли дополнительные инвестиции на сумму более 1,8 миллиарда долларов. Через TCA Судек проверил более 1000 стартапов. Судек в настоящее время входит в совет управляющих TCA, а также в советы инженерных и высокотехнологичных компаний.

Картины и произведения искусства Йозефа Судека на продажу

Лот 2067: Еврейское надгробие Йозефа Судека Прага

Дата аукциона: 6 февраля 2021 г.

Оценка: $ 3,000 - $ 5,000

Описание: K, JOSEF SUDE Надгробие еврейского кладбища, Прага, подпись , 1937 г., 10.Желатиново-серебряный отпечаток 25x8,25 дюйма, отпечатанный ок. 1960-х годов, подписанный и датированный карандашом на обратной стороне печати; начертанный карандашом на чешском языке; штамп черными чернилами: марка Judisher Nationalrat Prag / Foto Sudek, Praha III., Ujezd 28.

Судек делал уличные натюрморты, одновременно простые и сложные, из дерева, камня и скамеек по всей Праге.

Йозеф Судек (1896–1976) - один из великих мастеров европейской фотографии 20-го века, который привнес в среду живописные, абстрактные, сюрреалистические и дадаистские элементы, которые оказали глубокое влияние на американскую фотографию.В то же время его разнообразное и уникальное видение ускользает от категоризации.

Йозеф Судек родился в Колине, к западу от Праги. С началом Первой мировой войны он пошел в армию и был отправлен на итальянский фронт, где был ранен. Ему ампутировали правую руку, и следующие три года он лечился в больнице. Несмотря на то, что Судек был одноруким, он решил стать фотографом и в 1922 году начал посещать занятия в Школе графических искусств в Праге. Его фотографии этого периода демонстрируют восхищение абстракцией как таковой, находящейся под влиянием Баухауза и русского авангарда.

Всю оставшуюся жизнь Судек исследовал богатую игру форм, фактур и ценностей в таких обычных объектах, как цветы, мебель и изделия из стекла. Он получал бесконечное удовольствие, создавая натюрморты в окне своей студии, черпая из своей необычной коллекции вещей, которые варьировались от скромных до причудливых. Он называл эти аранжировки «простыми натюрмортами» и любил находить монументальную красоту в обыденных предметах.

Примерно в начале Второй мировой войны Судек увлекся нанесением контактных отпечатков.С тех пор он редко увеличивал изображение, считая, что контактные отпечатки наиболее близки к его идеалу фотографического изображения. Он любил фотографировать окрестности, архитектуру, памятники и парки своей родной Праги, и на протяжении всей его жизни город был одним из его любимых сюжетов. Он фотографировал его в любое время года, в любую погоду и в любое время дня. В саду друга он фотографировал скульптуры, скамейки и присыпанную росой траву в серии под названием «Прогулка в волшебном саду».

Студия Судека в Уезде представляла собой простое деревянное строение во дворе, зажатом между двумя большими многоквартирными домами.С одной стороны он был окаймлен садовой стеной, которая видна на многих фотографиях, сделанных им из окна своей студии.

Судек, застенчивый и уединенный человек, никогда не был женат. Не посещал он и открытия своих выставок. Несмотря на свои скромные обстоятельства, ему удалось собрать известную коллекцию пластинок классической музыки. Хотя его жизнь была пережита двумя мировыми войнами и нацистской оккупацией Праги, фотографии Судека запечатлели нечто постоянное, цельное и даже доброе, скрытое в тех уголках мира и в человеческой природе, где это чаще всего упускается из виду....

Местоположение: Tucson, AZ, US

Аукционный дом: Andrew Smith Gallery Photography Auctions, LLC

Дополнительная информация

Mareike Sudek | Nautilus Live

Расскажите о своей работе / исследованиях. Что ты делаешь?

Моя должность в Святилище позволила мне участвовать в большом количестве исследовательских проектов, а также в просветительской и образовательной работе. Так что всегда есть чему поучиться, и каждый день интересен и неповторим.Хотя в основном я сосредоточился на экологии неглубоких коралловых рифов. Я участвовал в различных проектах по мониторингу кораллов и провел более 600 исследовательских погружений. Но быть морским биологом - это не только нырять. Я также провожу много времени за компьютером, общаясь с другими исследователями, пишу заявки на гранты, просматриваю отчеты и т. Д. Но моя любимая часть работы - это участие в исследовательских круизах и работа в полевых условиях.

Что вызвало у вас первоначальный интерес к карьере?

Мне было 6 лет, когда я впервые сказала маме, что хочу стать морским биологом, и это желание никогда не изменилось.Я не уверен, откуда именно возникла моя любовь к океану, потому что я выросла без выхода к морю. Но с детства океан и его жизнь увлекали меня.

Кто на вас больше всего повлиял или воодушевил?

Одно из первых воспоминаний - просмотр документальных фильмов об океане с отцом. Моя семья всегда поощряла и поддерживала меня в реализации моей мечты стать морским биологом, хотя это означало, что я переехал очень далеко от дома.

Какой элемент вашей работы / учебы вы считаете наиболее увлекательным?

Мои самые захватывающие впечатления были под водой.Когда вы находитесь под водой, вы попадаете в совершенно другую среду, парите в невесомости над дном, видите очаровательных морских существ, и здесь так умиротворенно тихо.

Какие еще профессии привели вас к нынешней карьере?

До переезда в Американское Самоа я работал на острове Раротонга (Острова Кука) в небольшой морской природоохранной организации под названием «Инициатива по сохранению тихоокеанских островов». Затем меня наняли бентическим экологом в Консультативную группу по коралловым рифам Департамента морских и диких ресурсов Американского Самоа, и в конце концов я переехал в Национальный морской заповедник Американского Самоа.

Какие у вас степени и сертификаты?

Бакалавр наук в области морской биологии и зоологии - Университет Уэльса, Бангор, 2007 г.
Доктор философии в области морской биологии, Университет Виктории, Веллингтон, совместно с Гавайским институтом морской биологии, - 2013 г.
Докторант в области генетики кораллов - Гавайский институт морской биологии - 2013 г.

Чем вы увлекаетесь?

Я люблю гулять, читать и вязать крючком.

Как вы стали участниками исследовательской программы Nautilus ?

The Sanctuary профинансировал несколько круизов на Nautilus , и меня попросили спланировать часть круиза, посвященную заповеднику Американского Самоа.

Какой совет вы дали бы тем, кто хочет сделать карьеру, подобную вашей?

Никогда не отказывайтесь от своей мечты, даже если на пути вы столкнетесь с трудностями. Я вырос в крошечном городке в Германии, не имея выхода к морю, а в итоге работал морским биологом в южной части Тихого океана. Все возможно, если вы действительно этого хотите.

Йозеф Судек: Как однорукий рекламный фотограф стал легендарным поэтом Праги

«Нет подхода, нет рецепта.Каждую вещь нужно делать по-своему ». - Йозеф Судек

Фотографа Йозефа Судека называют «Поэтом Праги», потому что в десятках тысяч ярких изображений он запечатлел вневременную душу этого города, известного как «Жемчужина Европы». Судек непрерывно фотографировал улицы города, его леса и его атмосферу. Но в отличие от фотографий Парижа Эжена Атже, изображения Судека выходят за пределы места и времени и представляют собой медитативные видения самого света.

Судек был тихим человеком, но по-настоящему неукротимым, преодолевая как физические трудности, так и войну, чтобы создать свои образы.Родился в 1896 году в Колине в Богемии, его отец в юном возрасте отдал его в ученики переплетчику. Но прежде чем он смог им стать, его призвали в 1915 году в венгерскую армию и отправили воевать в Италию.

Там, в сельском сельском поле, он был ранен в руку. Его доставили в небольшой заброшенный фермерский дом, и его рана не вылечилась и заразилась. Чтобы спасти его жизнь, военные хирурги удалили ему правую руку на плече и тем самым лишили его возможности карьеры переплетчика. Позже, когда он выздоравливал в больнице, врач, обеспокоенный состоянием молодого человека, дал ему фотоаппарат и посоветовал заняться фотографированием других пациентов.

После выздоровления и выписки вернулся в Прагу и изучал фотографию в школе графики. Живя на пенсию по инвалидности, он пополнял свой доход рекламными фотоработами, выполненными в популярном тогда живописном стиле.

Но вскоре он восстал против мягкой фокусировки и окрашенных изображений пикториализма и в 1924 году основал Чешское фотографическое общество. Под его знаменем он собирал независимых «современных» фотографов и других художников на вечера фотографии, философии и музыки.

Однако жизнь Судека снова изменилась, когда он отправился с Чешской филармонией в концертный тур по Италии в 1926 году и однажды вечером исчез.

«Мне пришлось исчезнуть посреди концерта; в темноте я заблудился, но пришлось искать », - вспоминал он. «Далеко за городом, ближе к рассвету, на полях, залитых утренней росой, я наконец нашел свое место. Но моей руки не было - только бедный крестьянский дом все еще стоял на своем месте ».

Два месяца спустя Судек появился в Праге, но он изменился.

«… с тех пор я никуда не ходил и больше не буду. Что я буду искать, если не найду то, что хотел найти? »

Бродя по Праге

Всю оставшуюся жизнь Судек прожил в небольшом доме в тени готического Пражского Града в нескольких кварталах от реки Влтавы. Он служил и его домом, и его студией, и он заполнил ее стены фотографиями, книгами и монументальной коллекцией записей современной музыки.

Вернувшись в Прагу, Судек начал сосредотачиваться на своих городских пейзажах, и в 1933 году состоялась его первая персональная выставка, которая сделала его на городской арт-сцене. В 1940 году он увидел контактный отпечаток 30 x 40 см (12 x 16 дюймов) с изображением статуи в Шартре и был настолько впечатлен ее длинной тональной шкалой и деталями, что купил свою собственную широкоформатную камеру.

Вскоре можно будет увидеть однорукого фотографа, блуждающего по улицам города, несущего эту большую тяжелую камеру и деревянную треногу, упирающуюся в свое здоровое плечо.Затем, когда он достигал места, он устанавливал штатив и садился рядом с ним. Положив камеру к себе на колени, он поправлял ее здоровой рукой, а при необходимости - зубами.

Это были не лучшие времена для фотографирования города. С захватом Чехословакии нацистами весной 1939 года, фотографирование пейзажей - любых фотографий - могло легко доставить фотографа на поезде в концлагерь.

Несмотря на риски, Судек продолжал работать, но теперь его изображения были не сверкающей «жемчужиной Европы», а угрюмыми изображениями меланхоличного города в условиях оккупации.Коммунизм последовал за фашизмом, и, как говорит его друг Милослав Санко:

«В 1950-х годах здесь, в Чешской Республике, ситуация с культурой была проблемной. И здесь в его мастерской был своего рода культурный оазис. Например, каждую неделю, я думаю, это был особенно каждый четверг, проводился какой-то музыкальный вечер ... У него были друзья на Западе, и они прислали ему несколько пластинок современной музыки. Я слышал некоторые воспоминания чешского композитора Яна Клушака, который несколько раз приходил на эти вечера, потому что они давали ему возможность послушать очень современную музыку.”

Камеры обзора и панорамные камеры

Камеры

View предназначены для медленной фотосъемки. Они требуют, чтобы фотограф долго и усердно размышлял над изображением, прежде чем сделать снимок. Чарльз Сойер, друг Судека, писал о подходе фотографа к созданию фотографий:

«Я помню, как однажды в одном из романских залов, глубоко под шпилями собора (Св. Вита) мы установили штатив и фотоаппарат, а затем сели на пол и поговорили.Внезапно Судек вскочил, как молния. Луч солнца вошел в темноту, и мы оба размахивали тканями, чтобы поднять горы пыли, «чтобы увидеть свет», как сказал Судек. Очевидно, он знал, что солнце будет заходить сюда два или три раза в год, и ждал этого момента ».

В 1950-х годах Судек приобрел камеру Kodak Panorama и начал фотографировать улицы города в этом новом широком формате 1: 3. «Панорама» была сделана в 1894 году и имела две скорости затвора - быструю и медленную. Линза камеры приводилась в действие пружиной и вращалась во время экспозиции, проецируя световую щель, которая проходила через пленку для создания изображения.Пленка прижималась к изогнутой рамке пленки и в сочетании с поворотной линзой создавала изображение с множеством перспективных линий.

Вооруженный «Панорамой» выходил ранним утром в Прагу, чтобы запечатлеть городские пейзажи, на которых не было людей. В 1959 году Судек опубликовал книгу размером 52 10 x 30 см (около 4 x 12 дюймов) с контактными печатными панорамными изображениями города; это был мгновенный бестселлер.

Судек также выпустил несколько книг интимных и личных фотографий, сделанных в переполненном интерьере его студии (Лабиринты) и окон, выходящих в сад (Окно моего ателье.) Хотя он хорошо известен на своей родине, он не проводил выставок в Америке до 1974 года, когда его работы были показаны в Доме Джорджа Истмана.

На протяжении всей своей жизни Судек избегал публичных собраний и даже открывал свои собственные фотовыставки. Но он определенно не был отшельником; он был наставником молодых фотографов и на протяжении всей своей жизни проводил собрания друзей.

Йозеф Судек тихо скончался в Праге в сентябре 1976 года в Праге, и сегодня его дом отремонтирован и является Ателье Йозефа Судека.Это спокойная обстановка, фотогалерея освещена стеной окон, выходящих в сад, а комнаты наверху посвящены коллекции тысяч негативов, гравюр и бумаг Судека.

«… фотографиями Судека я запомнил в памяти место, где я никогда не был». - Бернар Плоссу, фотограф

(Все фотографии любезно предоставлены ателье Josef Sudek Ateliér, Прага с особой благодарностью Яну Жегаку)

Объектный урок: Окно моей студии, Йозеф Судек

Йозеф Судек (американец, 1896–1976), «Окно моей студии» , 1940–1954 (лето), серебряно-желатиновый отпечаток, покупка в музее, Прекращенные фонды 1981 г., 82.36

В 1940 году Йозеф Судек начал свою самую известную серию фотографий - серию изображений из окна своей студии в Праге, Чехословакия. Сорокачетырехлетний ветеран Первой мировой войны, у которого травма руки привела к ее ампутации, в течение четырнадцати лет концентрировалась на этой теме, подчеркивая разнообразие и диапазон выражения, которого можно достичь с помощью тонкой части мира. что под рукой. Неслучайно сериал совпал с немецкой оккупацией Праги, Второй мировой войной и последующим коммунистическим режимом.Для Судека, который на протяжении десятилетий становился все более замкнутым, его студия, окно и небольшой сад за его пределами стали важным убежищем и способом выразить его собственные пробные отношения с внешним миром. Иногда совершенно прозрачное, иногда покрытое инеем или каплями воды, стеклянное окно одновременно обрамляет внешний мир и служит барьером от него. В этом, например, сад достаточно затемнен, чтобы стать абстрактным (возможно, поэтому в момент отвлечения Судек подписал печать NOMA вверх ногами).

Судек: Взгляд на мир через окна Йозефа Судека — Bird In Flight

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх