Альфред эйзенштадт фотографии: Альфред Эйзенштадт — классик репортажной съемки и автор знаменитого «поцелуя на Таймс-сквер»

Содержание

Альфред Эйзенштадт - классик репортажной съемки и автор знаменитого "поцелуя на Таймс-сквер"

Американского фотожурналиста Альфреда Эйзенштадта знают по многочисленным и очень талантливым репортажным снимкам - в первую очередь для журнала Life. Отдав профессии более 70 лет он сделал множество фото, на которых мировые лидеры позируют в неформальной обстановке, а прохожие и горожане раскрывают свои характеры в привычной среде.

Альфред Эйзенштадт (©Alfred Eisenstaedt) снимал Уинстона Черчилля и Софи Лорен, делал репортажи с вручения Нобелевской премии и инаугурации Джона Кеннеди. Его моделями были чуть ли не все знаменитые писатели ХХ века: Уильям Сомерсет Моэм, Бернард Шоу, Эрнест Хемингуэй, который во время фотосессии страшно разозлился на дотошного фотографа и чуть не выбросил его из своей лодки. Эйзенштадт был тогда в опасности, но гораздо больше он рисковал во время пресс-конференции Йозефа Геббельса, когда нацистский министр узнал, что его снимает человек еврейского происхождения.

Резко помрачневший Йозеф Геббельс смотрит на фотографа-еврея на женевской пресс-конференции

Фотожурналист создал огромное количество удивительных снимков, которые хороши и сами по себе, и в социально-историческом контексте. Однако, больше других известна его поистине легендарная работа - поцелуй молодого моряка и медсестры на площади Таймс-сквер, снятый в толпе, во время празднования победы над Японией.

Август 1945 года для Нью-Йорка был особенным, и радость, переполнявшая людей, ощущение освобождения и счастья в полной мере передано на фото. Так ловить эмоции и дарить их зрителям умел только Альфред Эйзенштадт.

Дети на кукольном представлении в момент поражения злого дракона мечом Святого Георгия

Непринужденность, проницательность и искусство композиции: особый дар Альфреда Эйзенштадта

Поклонники и фотокритики называют фотографии Эйзенштадта определяющими в истории фоторепортажа. Фотограф, говоря о своей работе, утверждал, что его цель - просто найти и уловить ключевую точку визуального повествования. Однако, его коллеги отмечали и его неимоверно внимательный, острый глаз, способность в любой ситуации найти сюжет для хорошего снимка и "выжать" из кадра максимум.

Удивительную беспристрастность (чего стоят только фото Гитлера на парадах) и профессиональную проницательность Эйзенштадта дополняет его искусность в выстраивании композиции. Фотограф был приверженцем съемки при естественном освещении, в расслабленной обстановке - непринужденности он был готов добиваться сколь угодно долго.

Танцы с Софи Лорен

Он убеждал моделей, часто известных и высокопоставленных, что пришел к ним не как назойливый папарацци, а как друг, с которым можно весело провести время. Эйзенштадта интересовали, в первую очередь, эмоции на снимке, а не значимость персон или событий, попадавших в кадр.

С Мэрилин Монро во дворе ее дома

Эйзенштадт одним из первых фотожурналистов стал работать с камерами 35 мм и очень любил свою малоформатную Leica III. Изначально он пользовался ими для репортажей, которые делал после Первой мировой войны для американских журналов. Впоследствии он с помощью небольшой камеры снимал незаметно для окружающих - зевак в Нью-Йорке или Сен-Дени, детей в берлинской балетной школе или молодых пап, сидящих в приемном покое с младенцами на руках. Это умение пригодилось ему и для создания одного из самых знаменитых своих снимков - поцелуя на Таймс-сквер.

Необычная судьба знаменитого снимка

В августовский день 1945 года Альфред Эйзенштадт работал в толпе, празднующей победу американских вооруженных сил над японской армией. С ним была камера Kodak с пленкой той же фирмы (Super Double X).

На площади Эйзенштадт заметил молодого моряка, который обнимал то одну, то другую женщину, поздравляя их с окончанием войны. Фотограф бежал перед парнем, стараясь снять его с лучшего ракурса, краем глаза заметил, что юноша обнял медсестру в белом халате - и нажал на кнопку.

Позднее Эйзенштадт заметил, что снимки (всего их было четыре) вышли настолько удачным из-за контраста светлой одежды девушки и темной формы моряка. Будь пара в чем-то другом, он бы просто не сфотографировал ее. Снимки были сделаны с выдержкой 1/125 на диафрагме 5,6-8, и самый удачный из них напечатали на развороте в Life, вместе с тремя другими фото поцелуев - в Вашингтоне, Майями и Канзасе. Фотография принесла Эйзенштадту широкую популярность и стала источником многолетних поисков моделей.

В разные годы на "место в истории" претендовало много женщин и мужчин, пытавшихся доказать свою принадлежность к знаменитому событию. Если девушку с фотографии оказалось просто найти - официально ею признана Эдит Шейн, то моряка искали долго. На объявление, размещенное в СМИ в начале 1980-х годов, откликнулось более десятка мужчин. Сперва парнем с фото считали Карла Мускарелло, который даже позировал на фото, посвященном шестидесятилетию победы США над Японией.

Однако, второй претендент, Гленн Макдаффи, провел судебную экспертизу. В ходе проверки, в том числе на полиграфе, ему удалось доказать, что моряком со снимка был именно он, хотя общественность и саму Эдит он до конца так и не убедил. Споры не умаляют достоинств фотографии, но она была далеко не единственным известным снимком за 70 лет карьеры Альфреда Эйзенштадта.

Из маленького европейского городка к карьере в Нью-Йорке

Будущий фотограф появился на свет в еврейской семье маленького прусского городка Тчева, который тогда (в 1898 году) назывался Диршау. В восьмилетнем возрасте он с родителями переехал в Берлин и в 14-летнем возрасте, получив в подарок фотокамеру, начал заниматься репортажной съемкой.

Во время Первой мировой войны юноше пришлось отказаться от увлечения и прервать учебу в университете - его призвали на фронт. Отслужив артиллеристом в немецкой армии, Альфред после демобилизации по ранению вернулся в Берлин. Там он стал продавцом пуговиц и ремней и в свободное время увлекался фотосъемкой.

Первый снимок (фото девушки, играющей в теннис) Эйзенштадту удалось продать в 1927 году. После этого его заметили немецкие и американские СМИ. С 1929 года молодой человек стал профессиональным фотожурналистом и начал сотрудничать с агентством Pacific and Atlantic. До начала нацистского террора он успел сделать много снимков, ставших классикой фоторепортажа.

В 1935 году фотографу пришлось окончательно перебраться в Штаты, где уже через год он стал официальным журналистом и фотохроникером Life. Его снимки украсили 90 обложек легендарного издания, а сотрудничество продолжалось практически 40 лет. Кроме Life, Эйзенштадт работал в Vogue, Harper's Bazaar и многих других гигантах глянца.

В честь фотографа названа фотопремия Колумбийского университета. Эйзенштадт получил две национальные медали - от фотообщества Америки и президента США и до самой смерти в Нью-Йорке в 1995 году оставался одним из самых уважаемых фотожурналистов мира.

Его выставки до сих пор проходят в галереях и музеях разных стран, и поклонники, в том числе российские, могут "вживую" насладиться его талантом.

Альфред Эйзенштадт – легендарный фотограф журнала LIFE

Альфред Эйзенштадт (Alfred Eisenstaedt) родился в 1898 в городе Диршау (ныне Тчев), прожил 96 лет, из которых фотографии посвятил более 70. Эйзенштадт учился в Берлинском университете, во время Первой мировой войны был призывником в немецкой армии. После войны продавал пуговицы и ремни в Берлине, подрабатывая внештатным фотожурналистом. В 1929 году он получил своё первое задание, которое положило начало профессиональной карьере фотожурналиста, – снимал церемонию вручения Нобелевской премии в Стокгольме.

С 1929 по 1935 Эйзенштадт был штатным фотожурналистом агентства Pacific and Atlantic, позже ставшим частью Associated Press. В 1935 году он эмигрировал в Соединённые Штаты, где работал для Harper's Bazaar, Vogue, Town and Country и других изданий. В 1936 году Генри Люс нанял его в качестве одного из четырёх фотографов для журнала LIFE (ещё трое – Маргарет Бурк-Уайт, Питер Стэкпол и Томас МакЭвой). Эйзенштадт задержался в этом легендарном издании на следующие почти четыре десятилетия. Его фотографии 90 раз появлялись на обложках журнала.


Альфред Эйзенштадт.

Эйзенштадт был среди тех европейцев, которые первыми начали использовать 35-миллиметровую камеру в фотожурналистике, выполняя задания для американских изданий после Первой мировой войны. Также он был одним из первых сторонников съёмки при естественном освещении. Снимая известных людей, он старался создавать непринуждённую обстановку, чтобы запечатлеть естественные позы и выражения: «Не воспринимайте меня слишком всерьёз с моей маленькой камерой, – говорил Эйзенштадт. – Я здесь не как фотограф. Я пришёл как друг

».

Создание расслабленной обстановки не всегда протекало без трудностей. Во время фотосессии Эрнеста Хемингуэя в его лодке писатель в ярости разорвал на себе рубашку и грозился выбросить Эйзенштадта за борт. Ту съёмку на Кубе в 1952 фотограф вспоминал ещё не раз. «Хемингуэй чуть не убил меня», – рассказывал фотограф.

В отличие от многих фотожурналистов послевоенного периода, Эйзенштадт не был приверженцем каких-либо конкретных событий или географических областей. Он был универсалом. И интересовали его больше люди и их эмоции, чем сами по себе новости. Редакторы ценили в нём не только острый глаз, но и способность делать хорошие фотографии любой ситуации или события. Беспристрастный, но проницательный взгляд фотографа и искусность в композиции превратили его снимки в памятные документы эпохи и в историческом, и в эстетическом контексте.


Министр пропаганды гитлеровской Германии Йозеф Геббельс на конференции Лиги наций в Женеве в 1933 году. Он только что узнал, что фотограф еврей и перестал улыбаться. 


День Победы над Японией на Таймс-сквер. Американский моряк Гленн Макдаффи целует медсестру Эдит Шейн 15 августа 1945 года на Таймс-сквер, Нью-Йорк.


Метрдотель Рене Бреге из Гранд отеля, где подают коктейли на коньках. Коммуна Санкт-Мориц в Швейцарии, 1932 год.


Тренеры по лёгкой атлетике на острове Хиддензе, западнее от острова Рюген, в Балтийском море, 1931 год.


Модель, смотрящаяся в большое зеркало, Париж, Франция, 1932 год.


Фреска в доминиканском монастыре Сан-Марко под названием «Провидение». Её создал Джованни Антонио Соглиани в 1536 годом. Италия, Флоренция, 1935 год.


Молодые монахи идут по мосту Понте-Веккьо во Флоренции, Италия, 1935 год.


Огромный дуб в Тисбери, штат Массачусетс, США, 1968 год.


Ночной клуб «Саламбо» в Западном Берлине, Германия, 1979 год.


Городской глава и начальник юстиции, председательствующий на судебном заседании. Аддис-Абеба, Эфиопия, 1935 год.


Итальянский офицер катается на санках в Сестриере, Итальянские Альпы, 1934 год.


Автомобиль Hanomag, Вольфгангзе, Зальцбург, Австрия, 1932 год.


Бегуны в Итальянском форуме, Рим, 1934 год.


Софи Лорен в фильме «Брак по-итальянски», Рим, Италия, 1964 год.


Лила Тиффани попрошайничает перед Карнеги-Холл в Нью-Йорке, 1960 год.


Марлен Дитрих, Берлин, 1929 год.


Уинстон Черчилль, Чартвелл, графство Кент, Англия, 1951 год.


Конный трамвай и пароход в гавани Измира, Турция, 1934 год.


Мэрилин Монро, 1953.


Корпус немецкого дирижабля «Граф Цеппелин», отремонтированного над Южной Атлантикой, 1933 год.


Глаза Софи Лорен, Рим, Италия, 1961 год.


«Персей» итальянского скульптора Бенвенуто Челлини держит отрубленную голову медузы. На фоне копия «Давида» Микеланджело, Палаццо Веккьо, Флоренция, Италия, 1935 год.


Адольф Гитлер в Танненберге, Восточная Пруссия, 1934 год.


Бал в честь инаугурации президента Джона Кеннеди в отеле «Мэйфлауэр» в Вашингтоне 20 января 1961 года.


Жительница Нью-Йорка на отдыхе в Майами-Бич, Флорида, США, 1940 год.

Писатель Уильям Сомерсет Моэм, Южная Каролина, США, 1942 год.


Трубочист в Гамбурге, Германия, 1979 год.


Джордж Бернард Шоу на своём балконе в Лондоне, Англия, 1931 год.


Офицер армии Муссолини делает маникюр в Милане, Италия, 1934 год.


Ледяной бар на ледовой площадке Palace Hotel в коммуне Санкт-Мориц, Швейцария, 1947 год.


Сальвадор Дали с женой на новогодней вечеринке в Нью-Йорке, январь 1956 года.


Студентки-медсёстры в больнице Рузвельта, Нью-Йорк, 1938 год.


Общество любителей игрушечных поездов, Берлин, Германия, 1931 год.


Мартин Бубер – еврейский экзистенциальный философ, теоретик сионизма. Иерусалим, Израиль, 1953 год.


Место бункера, где умер Гитлер. Вид с улицы Отто Гротеволя в Восточном Берлине, 1979 год.


Сельскохозяйственная школа для прусских кучеров, обучающихся держать поводья. Нойдек, Восточная Пруссия, 1932 год.


Заглядывает в рот большой рыбы, которую только что поймал папа. Флорида, США, 1956 год.


Комната, где родился Бетховен. Бонн, Германия, 1979 год.


Бертран Рассел, Лондон, Англия, 1951 год.


Мужчина пытается продать куклу на улице Сент-Дени, Париж, Иль-де-Франс, Франция, 1931 год.


Девушка на еврейском кладбище Вайссензее в Восточном Берлине, 1979 год.


Перерыв в школе Китайской миссии в Сан-Франциско, Калифорния, 1936 год.


Школа танцев в Берлине, 1931 год.


Артист балета Михаил Барышников в Нью-Йорке, 1979 год.


Проститутка на улице Сен-Дени в Париже, 1932 год.


Писатель Эрнест Хемингуэй. Гавана, Куба, 1952 год.


Здание с оптической иллюзией в районе Песельдорф, Гамбург, Германия, 1979 год.


Роберт Оппенгеймер, директор Института перспективных исследований, обсуждает теорию материи с точки зрения пространства с Альбертом Эйнштейном в Принстоне, Нью-Джерси, 1947 год.


Миномётный блок немецкой армии в округе Шпандау, Берлин, 1934 год.


Балетная школа в Берлине, 1931 год.


Профессиональный охотник Хайле Селасси в Аддис-Абебе, Эфиопия, 1935 год.


Юный англичанин смотрит на себя в зеркало Гранд отеля в коммуне Санкт-Мориц, Швейцария, 1932 год.


Балерины с балетмейстером на репетиции в Парижской опере. Париж, Франция, 1932 год.


Выражение детей в кукольном театре в момент, когда убивают плохого дракона. Сад Тюильри, Париж, 1963 год.


Певица Джейн Форман на студии NBC 4H в Нью-Йорке, 1937 год.


Уличные музыканты недалеко от улицы Сен-Дени в Париже, 1932 год.


Плетёное кресло-качалка, выставленное на одном из блошиных рынков Парижа, 1963 год.


Балерины в репетиционном зале балетной школы Джорджа Баланчина, 1936 год.


Мэрилин Монро во внутреннем дворике у себя дома в 1953 году.


Хеди Ламарр, 1938 год.


Мама с ребёнком в Хиросиме, Япония, декабрь 1945 года.


Деревья в снегу, Санкт-Мориц, 1947 год.


Альберт Эйнштейн в Принстоне, 1948 год.

Смотрите также:

Остановись, мгновенье! 20 гениальных фотографий Альфреда Эйзенштадта

За свою долгую и успешную карьеру в области фотожурналистики Альфред Эйзенштадт сделал множество культовых фотографий знаменитостей — Софи Лорен, Мэрилин Монро, Уинстона Черчилля, Альберта Эйнштейна, Сальвадора Дали и т.д. Один только факт, что его снимки появлялись на обложках журнала Life целых 90 раз, говорит о многом!


Но статус культового фотографа ему принёс снимок «День победы над Японией на Таймс-сквер», сделанный в 1945 году. Фотограф увидел матроса, который носился по площади и целовал без разбору всех женщин подряд.

«Я наблюдал, но желания сфотографировать не появлялось. Неожиданно он схватил что-то белое. Я едва успел поднять камеру и сфотографировать его целующего медсестру», — вспоминал Эйзенштадт.

Он назвал фотографию «Безоговорочная капитуляция» и для миллионов американцев она стала символом окончания Второй мировой войны.


Эйзенштадта часто называют отцом фотожурналистики. Он начал работать в этой сфере в конце 1920-х в Германии. Художественные кадры Эйзенштадт снимал с репортажной динамикой, а репортажи — с постановочной изящностью. За это его любили и охотно публиковали журналы.

По понятным причинам в середине 1930-х Эйзенштадту пришлось покинуть Германию и эмигрировать в США. Там его принял в штат только что открывшийся журнал «Life», который вскоре стал самым популярным иллюстрированным изданием в стране.


Первая встреча Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини, 1934

Эйзенштадт проработал в редакции Life почти 60 лет. Его фотографии появлялись на обложке журнала 90 раз. И, конечно, ему позировали многие знаменитости того времени


Мерилин Монро, 1953


Софи Лорен на съемочной площадке, 1964


Альберт Эйнштейн дома, 1949


Марчелло Мастрояни


Уинстон Черчилль на политическом митинге, 1951

А вот несколько художественных снимков мастера.


Старший полковой барабанщик в Университете Мичигана Анна Арбор, 1951


Дети в кукольном театре Тюильри, Париж, Франция, 1963, Альфред Эйзенштадт



Тренировка атлетов на острове Хидденз, 1931



Клуб любителей игрушечных поездов, 1931




Альфред Эйзенштадт Родился в Тчеве в еврейской семье, в 1906 году переехал вместе с семьёй в Берлин. Фотографией увлекался с детства, в 14 лет получил свою первую камеру. В конце Первой мировой войны был призван на службу в артиллерию, в 1918 году получил ранение. В 1920-х годах работал продавцом галантереи, с 1928 года подрабатывал фотографом, в 1929 году начал профессионально заниматься фотографией. В 1935 году эмигрировал из Германии в США, где жил в Нью-Йорке до конца своей долгой и плодотворной жизни. Умер Альфред Эйзенштадт в 1995 году в возрасте 96 лет.

Из: diletant.media

Фотограф Альфред Айзенштадт

Проработав в журнале Life с самого его основания, Альфред Айзенштадт (06.12.1898 – 24.08.1995) запечатлел практически всех знаменитых людей XX века - политиков, звезд кино и науки. С его снимков на нас смотрят Марлен Дитрих и Альберт Эйнштейн, Мерлин Монро и президент Кеннеди. Альфред Айзенштадт не расставался с фотокамерой до последних дней своей жизни, и его портфолио насчитывает около десяти тысяч фотографий, сотня из которых украсила обложки журналов. Человек эпохи, он открыл новую эпоху в профессиональной фотографии.

Детство юного Альфреда прошло в городке Диршау в Западной Пруссии. Его отец был торговцем. Когда Альфреду исполнилось 8 лет, его семья переехала в Берлин. Первой фотокамерой будущего мэтра стал Eastmen Kodak №3, подаренный дядей на четырнадцатилетие. Именно тогда возникло сомнение, что сын пойдет по стопам отца.
В 17 лет Альфреда призвали в армию, и он воевал на Западном фронте во Фландрии, пока в апреле 1918 году не получил тяжелое ранение ног. Альфреда отправили домой. Во время восстановления его интерес к фотографии возродился. Первые знания о свете и композиции он получил в музеях Берлина. Некоторое время Альфред работает продавцом галантерейных товаров, и в 1922 году на сэкономленные деньги он приобретает оборудование для фотографии. Вся его фотолаборатория размещается в ванной.

Как вольный фотограф, Альфред делает снимки для Berliner Tageblatt. Тогда он еще не знал о том, что такое увеличитель. В 1927 году на отдыхе с родителями в Чехословакии, Альфред фотографирует теннисистку. К сожалению, на снимке оказалась длинная человеческая тень, отбрасываемая женщиной на корте. Когда, довольный, он показал фото своему другу, тот удивился, что тот работает без увеличителя и продемонстрировал ему большую линзу, прикрепленную к стандартной фотокамере Zeiss Ideal, такой же, как у Альфреда. Альфред понял, какие огромные возможности открылись перед ним! В том числе и возможности для заработка, ведь фотография теннисистки была продана журналу Der Welt Spiegel за три марки, что составляло по тем временам около двдцати долларов. В 1929 году Альфред бросает торговый бизнес и занимается исключительно фотографией. Его учителями в этом деле становятся его коллеги - Мартин Мункачи и доктор Эрих Соломон.

Сначала он работал на компанию Pacific and Atlantic Photos, переименованной в 1931 году в Associated Press. В то время Айзенштадт начал работать с новой инновационной фотокамерой Leica 35 мм, изобретенной четырьмя годами ранее. Он снимал государственных деятелей и известных артистов, а также различные события, например, зимний курортный сезон в Сент-Морисе. В 1933 году он запечатлел рукопожатие Гитлера и Муссолини во время их первой встречи в Италии. После прихода нацистов к власти, на евреев начались гонения, и в 1935 году Айзенштадт вынужден эмигрировать в США.

 

Вскоре после приезда в Нью-Йорк его вместе с тремя другими фотографами приглашают для участия в новом секретном "Проекте Икс". Через шесть месяцев, 23 ноября 1936 года этот проект был представлен как журнал LIFE. "Это были великие времена, которые уже никогда не вернутся," - вспоминал потом Айзенштадт. "Айзи", как называли его близкие, работал в теплой обстановке друзей-единомышленников. 
В первом номере журнала, стоившем тогда десять центов, его фотографии занимали пять страниц. В следующем номере на обложку поместили выполненный Альфредом снимок Вестпойнта. 
Уже в первые годы работы в журнале Айзенштадт много путешествовал по стране, выискивая сюжеты для своих снимков. Во время войны его не пустили на репортером на фронт из-за отсутствия американского гражданства, поэтому он специализировался на съемках знаменитостей. Айзенштадту без труда удавалось найти подход даже к звездам самого высокого ранга. Еще в 1938 году, Уилсон Хикс, его редактор, напутствовал его: "Альфред, я отправляю тебя в Голливуд. Не бойся этих королев - ты ведь сам король своей профессии".
Наиболее известным и тиражируемым снимком Айзенштадта стала фотография поцелуя на Таймс Сквер.

Сохранив до конца своих дней прекрасную память, в 1991 году фотограф так описывал историю этого снимка: "Во время празднования Дня Победы в Нью-Йорке, я снимал различные события того дня. Мое внимание привлек матрос, бежавший по улице и бросавшегося с объятиями на каждую женщину в поле его зрения, независимо от того, старая она или молодая, толстая или худенькая. Я пошел за ним и снимал, но ни одна из полученных картин меня не устраивала. Вдруг на мгновение я заметил, как он обнимает кого-то в белом. Я быстро оббежал его и нажал на спуск в тот самый момент, когда матрос целовал медсестру."
Фото сразу стало легендой. Теперь рядом с этим местом стоит скульптурная композиция, передающая сюжет снимка, а с 2005 года в этот день на площади Таймс Сквер проходит церемония "воссоздания поцелуя".

В последние годы жизни Альберт Айзенштадт провел множество выставок своих работ, получил ряд профессиональных и правительственных наград, в том числе Президентскую Медаль Искусств. Несмотря на это, он сохранял скромность. Одним из последних снимков Айзенштадта стало фото президента Билла Клинтона с семьей.
Фоторедактор журнала LIFE Джон Лоргард так объясняет успех Айзенштадта: "Он никогда не пытался угодить редакторам. Он делал только те снимки, которые нравились ему самому". Наверное, именно в этом заключается секрет успеха любого выдающегося фотографа.

Источник: photostart.ru

 

 

Поцелуй мой объектив // Jewish.Ru — Глобальный еврейский онлайн центр

Разъяренные его присутствием Геббельс и Гитлер.
Улыбающиеся от его шуток Монро и Хемингуэй. Но главное – американский моряк, целующий медсестру на Таймс-сквер. Сумев бежать из нацистской Германии, Альфред Эйзенштадт ценил мгновение – и в жизни, и в объективе своего фотоаппарата.

Альфред Эйзенштадт родился 6 декабря 1898 года в небольшом городе Диршау в Западной Пруссии. Он был старшим из троих сыновей Иосифа и Регины Эйзенштадт. Его отец владел магазином и зарабатывал очень хорошо – в 1906 году семья из провинциального городка перебралась в Берлин. До 14 лет Альфред интересовался делами отца – вероятнее всего, он пошел бы по его стопам, но в 1912 году дядя мальчика подарил ему складной карманный Kodak № 3. С того момента Альфред, и раньше подмечавший интересные детали, на которые никто не обращал внимания, стал буквально одержим фотографией. «Я снимал тогда всякую чушь – первое, что попадалось на глаза. Но именно эти эксперименты помогли мне находить то, что делало пространство живым и интересным», – рассказывал позже фотограф.

Окончив Гогенцоллерновскую гимназию, Альфред пошел служить и попал на Западный фронт Первой мировой – во Фландрию. В 1918 году – после особо кровавого боя – Эйзенштадт остался единственным выжившим из своей артиллерийской батареи. С осколочным ранением обеих ног его отправили домой на лечение. Целый год после этого юноша восстанавливался и – сперва на костылях, а затем с тростью – ходил по музеям, изучая законы композиции и света. Однако долго наслаждаться свободой Альфреду не удалось: после войны в Германии начался экономический кризис, семейный бизнес рухнул, и ему пришлось устроиться торговцем в галантерейную лавку.

Но Альфред, в тот момент уже грезивший карьерой фотографа, не мог спокойно торговать пуговицами: несмотря на финансовые сложности, он стал откладывать деньги на фотооборудование. Уже в середине 20-х, проявляя снимки в ванной собственного дома, он стал отправлять их в газету «Берлинский ежедневник». Вскоре ему даже прислали гонорар в несколько рейхсмарок – за фото женщины, играющей в теннис. Альфреда это поощрение крайне вдохновило – параллельно с работой в галантерее он устроился внештатным фотографом в компанию Pacific and Atlantic Photos.

Совмещать две работы долго не получилось. «Мой босс, фоторедактор, поставил меня перед выбором: либо пуговицы, либо фотоаппарат. Я выбрал второе, и он буднично заметил, что тем самым я начал копать себе могилу», – рассказывал фотограф. Так в 1929 году Альфред Эйзенштадт сделал свой шаг навстречу будущему, в котором ему были уготованы лавры «корифея фотожурналистики». Как говорил сам Эйзенштадт, ему повезло учиться у мастеров – например, у Эриха Заломона, который применял новаторские методы для быстрой съемки без использования дополнительного освещения. В отличие от большинства новостных фотографов того времени, использовавших крупноформатные камеры, Эйзенштадт, как и Заломон, предпочитал миниатюрные камеры Ermanox и Leica. По словам фотографа, тогда только они позволяли быстро сделать отличные фото при съемке новостных событий и поймать хороший, а не постановочный кадр во время работы с известными людьми. «Меня с моей маленькой камерой никогда не воспринимали всерьез, – рассказывал Альфред. – Я приходил к людям не как фотограф, а как друг».

Самыми «живыми» снимками Альфреда в те годы были фотографии Йозефа Геббельса, сделанные в 1933 году на встрече Лиги Наций в Женеве. На первом фото, сделанном Эйзенштадтом в саду отеля Carlton, политик широко улыбается, не замечая фотографа-еврея. На втором же – сверлит Альфреда взглядом, полным презрения и ненависти. Этот снимок облетел весь мир и стал своего рода символом идеологии Рейха. Сам Эйзенштадт поначалу не придал фотографии большого значения, но позже признался, что этот снимок – одна из лучших его работ. «Я встретил Геббельса в саду и начал щелкать. Он улыбался кому-то и не смотрел на меня, а когда заметил, что я фотографирую, изменился в лице. Его взгляд буквально пронизывал, это были глаза самой ненависти, – рассказывал фотограф. – Позже меня спрашивали, каково это – снимать таких людей, а я отвечал, что пока у меня в руках камера, я не боюсь ничего». Позже Альфреду довелось фотографировать и самого фюрера – снимок, на котором Гитлер пожимает руку Бенито Муссолини во время их первой встречи, был сделан в Венеции в 1934-м.

«Фотография всегда была для меня приключением: я не ощущал ни опасности, ни стеснения и с маниакальным упорством стремился получить лучший кадр, – объяснял Эйзенштадт. – Мне повезло работать с Марлен Дитрих, Бернардом Шоу, Эрнестом Хемингуэем и другими легендарными личностями. И каждый раз это было непринужденное общение и превосходный результат». В 1935 году, когда началась вторая итало-эфиопская война, Альфред сделал 3,5 тысячи снимков в Африке для Berliner Illustrierte Zeitung, но вскоре эмигрировал в США: оставаться на родине было опасно, и фотограф не стал искушать судьбу.

Эрих Заломон, которого Эйзенштадт ценил и безмерно уважал, тоже уехал, но в Нидерланды, и в итоге оказался в Освенциме, где и умер в 1944 году. Альфред переживал эту потерю, постоянно повторяя, что «нацистский каток уничтожил лучших представителей человечества». Впоследствии американский журналист Ричард Лакайо назвал переезд фотографа большой удачей. «Оптимизм Эйзенштадта, который сквозит буквально во всех его снимках, в те годы куда больше подходил Америке, чем мрачной Европе, – объясняет журналист. – Этот человек всегда был настроен на праздник».

В Америке Эйзенштадт действительно сразу стал популярным фотографом: за год успел поработать в журналах Harper's Bazaar и Vogue, а затем устроиться в Life. Именно для этого издания за следующие 36 лет он снял более 2500 фотографий, в том числе 90 обложек, сделавших его известным на весь мир. Но в череде снимков, вызывающих у читателей позитивные эмоции, были и такие, от которых мороз пробегал по коже. Так, одной самых резонансных работ Эйзенштадта в 30-е годы стал фоторепортаж из психиатрической больницы в Нью-Йорке, призванный привлечь внимание к проблеме людей, страдающих от ментальных расстройств. Материал, мастерски передающий атмосферу безысходности и страдания, сопровождался текстом, что в американских психиатрических больницах находятся полмиллиона мужчин, женщин и детей, к которым относятся без должного сострадания.

Но какими бы пронзительными ни были снимки фотографа, наибольшую популярность ему принесла фотография «День победы над Японией на Таймс-сквер» – или, как ее прозвали позже, просто «Поцелуй». На ней запечатлен американский моряк, целующий медсестру в День победы над Японией, 14 августа 1945 года. Нельзя сказать, чтобы этот сюжет был уникальным – в военное время поцелуи часто попадали на снимки фотографов. Но Эйзенштадт сделал настолько живое фото, что оно стало настоящим символом победы во Второй мировой войне. «Этот моряк бегал по улице, хватал всех женщин, которых видел, а я носился перед ним со своей “Лейкой”, пытаясь сделать снимок. Но ни один из них мне не нравился, – вспоминал фотограф. – Внезапно я увидел, как парень схватил что-то белое. Я повернулся и сделал снимок в ту секунду, когда он поцеловал медсестру. Будь она одета в темное, либо он в светлое, снимка бы не было».

За эту одержимость «тем самым» моментом Эйзенштадта ценили очень высоко – он стремился передать эмоцию, а не констатировал снимком какой-то факт, как делали в большинстве новостных изданий. Людям, которых снимал этот невысокий ловкий фотограф, он казался едва ли не акробатом, и в этом состоял принцип его работы – быстро найти нужный ракурс и снимать, пока человек не успел изменить позу. Мэрилин Монро, с которой Альфред работал в 1953 году, удивлялась тому, как он умудряется без всякой подготовки делать такие удачные кадры, а Джон Кеннеди поражался скорости его работы. Сам же Эйзенштадт считал, что для хорошей фотографии нужно лишь «немного времени, камера и человек», и наряду с артистами и политиками фотографировал философов, художников, музыкантов и писателей.

В 1972 году в жизни фотографа произошло сразу два серьезных события: он потерял супругу Кети, с которой прожил более 20 лет, и ушел из журнала Life. Однако это вовсе не означало окончание его карьеры фотожурналиста – Альфред снимал вплоть до 1993 года, регулярно наведываясь в свою фотолабораторию. Его работоспособность и живой интеллект поражали всех, кто встречал этого бодрого человека, которому давно уже было за 90. Каждое утро он вставал в 5 утра и шел за свежим номером The New York Times, чтобы быть в курсе всех событий. «Мне интересно все, что происходит в мире, будь то новости культуры, науки или политики. Если ученые обнаружат, что у тараканов на голове есть волосы, – это меня тоже заинтересует, – шутил Эйзенштадт. – Куда бы я ни пришел, я всегда самый старый, но у меня мозг 30-летнего парня, я помню каждый день своей жизни и хочу все знать».

Последней работой Эйзенштадта стала серия снимков семьи Клинтона для журнала People, сделанная на Мартас-Винъярд в августе 1993 года. На этом же острове, спустя два года, он скончался, не дожив до своего 97-летия всего несколько месяцев и оставив миру в наследство несколько десятков коробок со своими фотографиями. Впрочем, сам Альфред под конец жизни пришел к тому, что мог бы сделать намного больше. «Мне очень жаль, что я не родился на 50 лет позже, когда появилась куча новой техники, более удобной для работы, – рассказывал фотограф. – В мое время это не имело значения. Я не жалуюсь, времена не выбирают, но сегодняшние фотографы – это совершенно другой уровень, и мне есть чему поучиться у них и практически нечего им сказать».

Претворить в Life – Weekend – Коммерсантъ

В Еврейском музее и центре толерантности открывается выставка «Альфред Эйзенштадт. Отец фотожурналистики». Покажут пятьдесят снимков — от ранних, сделанных еще в Германии, до тех, что определяли стиль журнала Life в его лучшие годы

"Отец фотожурналистики" — это, конечно, лихо сказано: Альфред Эйзенштадт (1898-1995) ей в правнуки годился. Он скорее эталон фотожурналистики, причем американской, если считать вершиной оной во второй трети XX века журнал Life времен Генри Люса — еженедельник, где фотография поменялась местами с текстом, роль которого свелась к подписи под картинкой. Собственный кабинет в офисе Life Эйзенштадт сохранял до конца жизни и являлся на рабочее место ежедневно — даже тогда, когда перевалил за девяносто: "Если не пойду на работу — умру",— объяснял он друзьям. Приобретя Life в 1936-м, чтобы полностью переделать издание, Генри Люс набрал в штат лучших фоторепортеров страны: Маргарет Бурк-Уайт, Томаса Макэвоя, Питера Стэкпола и Альфреда Эйзенштадта. Последний всего год как перебрался с семьей в Америку из Германии, спасаясь от нацистов, и всего восемь лет как профессионально занялся репортажной фотографией, но уже имел имя, и оно было хорошо известно в США.

Мировую известность молодому немецкому фотографу принесли снимки, запечатлевшие тех, чьи лица в ближайшее десятилетие не сойдут с газетных полос. На московской выставке покажут хрестоматийные фотографии: Йозефа Геббельса на конференции Лиги Наций в 1933-м, первую встречу Гитлера и Муссолини в Венеции в 1934-м — сердечное рукопожатие, ставшее одной из "фотоикон" XX века. Сегодня все восхищаются проницательностью Эйзенштадта, но его университеты располагали к проницательности. Родившийся в прусском Диршау, выросший в Берлине, в Первую мировую отслуживший в германской армии от звонка до звонка и хлебнувший лиха в годы послевоенной разрухи, он хорошо знал, к чему приводят исполненные такой воинственной целеустремленности или наполеоновского добродушия лица сильных мира сего. К тому, например, что его родной Диршау согласно Версальскому договору превратился в Тчев и стал из прусского польским, морской столицей Польши и ключевым стратегическим пунктом на карте Польского коридора,— Вторая мировая окончательно сотрет все следы немецкого присутствия на этой земле. Или к тому, что немецкий еврей Айзенштедт, став на американский манер Эйзенштадтом, вынужденно оказался в рядах той армии эмигрантов — уроженцев Германии и Австрии,— что вскоре обеспечит лидирующее положение американской культуры в послевоенном мире.

«Клуб любителей игрушечных поездов», 1931 год

Фото: Alfred Eisenstaedt//Time Life Pictures/Getty Images

Эйзенштадт сделает для Life более двух с половиной тысяч фотоисторий и девяносто обложек. Самая известная — "День победы над Японией на Таймс-сквер". Случайный поцелуй матроса и медсестры — стихийное проявление всеобщего ликования, отлитое в совершенную визуальную формулу: готическая кривая, как в старинных немецких деревянных "пьетах", контраст черного и белого, как у нью-йоркских абстракционистов. Но, несмотря на весь формализм, снимок был самой честной, непостановочной репортерской работой — в отличие, скажем, от "Поцелуя у Отель-де-Виль" Робера Дуано, позднее разоблаченного как тонкий режиссерский опыт. Просто Эйзенштадт, глазом охотника выхватив из праздничной толпы на Таймс-сквер разбитного юнца, от чувства полноты целующего незнакомок, успел четырежды щелкнуть своей любимой "лейкой" и выбрал лучший кадр. Он был одним из пионеров "лейки" — начал снимать ею еще в Германии года через четыре после того, как Leica I поступила в продажу, привез в Америку и сохранял верность немецкой камере до самой смерти — ценил ее за оперативность. У него был свой термин для обозначения того, что происходит, когда у репортера получается шедевр: "storytelling moment". Но в историю фотографии вошел картье-брессоновский "решающий момент". Впрочем, режиссерско-постановочным мастерством, скрывая его естественным по преимуществу светом, поскольку искусственного освещения не любил и почти не снимал с лампой, Эйзенштадт тоже владел неплохо — как иначе были бы сделаны все его столь непосредственные, живые портреты, от Мэрилин Монро до Альберта Эйнштейна. Хотя, может быть, то были дар общения и чувство юмора. С каким сняты и уморительные рожицы парижской детворы, захваченной представлением кукольного театра, и свирепая физиономия Огастеса Джона, картинно застывшего перед холстом с палитрой в артистическом берете, но зажатой в зубах трубкой и общим выражением лица куда больше походящего на пирата из немого кино, чем на королевского академика.

"Альфред Эйзенштадт. Отец фотожурналистики". Еврейский музей и центр толерантности, с 15 апреля по 24 мая

Альфред Эйзенштадт. Момент истины - UAM

На Таймс-сквер царила невероятная суматоха. Услышав по радио новость о том, что Вторая мировая война окончена, люди выходили на улицы, чтобы разделить радость со всеми. Корреспондент журнала Life Альфред Эйзенштадт бросился со своим фотоаппаратом в гущу событий.

Неподалеку от того места на Таймс-сквер, где произошел исторический поцелуй, установлена статуя, повторяющая сюжет фотографии.

Культовый поцелуй

Будучи человеком скромного роста, он практически растворился в толпе, где его внимание привлек молодой моряк, носившийся по улице и в избытке чувств обнимавший встречных женщин. Увидев, что парень схватил что-то белое, фотограф нажал на кнопку в момент, когда тот поцеловал медсестру. Случайный кадр, в котором столько удали и счастья, был сделан 14 августа 1945 года, напечатан через неделю в журнале Life и стал символом мира. Задетые за живое тем, что на фото не видно лиц, журналисты долгие годы занимались установлением личностей героев снимка, на звание которых претендовали многие, кто хотел быстрой славы. Отчасти именно благодаря этому кадр получил такую популярность. Пик карьеры Альфреда Эйзенштадта пришелся на время, когда телевидение только зарождалось, главным медиаинструментом была фотография, а основным источником новостей являлись газеты, качество печати которых оставляло желать лучшего: текст еще более-менее читался, но иллюстрации были совершенно невнятными. Каков же был восторг публики, натренированной в чтении газет, когда ей предложили возможность получать актуальную информацию обо всем, что происходит в жизни, из журнала, полного великолепно напечатанных фотографий на широкоформатной глянцевой бумаге. Разумеется, в редакции журнала Life работали фотографы особой касты — отважные и честные, находящиеся в непрерывном движении, не расстающиеся с камерой ни на параде, ни на пожаре. Таким и был Эйзенштадт, говоривший: «С камерой в руках я не знаю страха».

Альфред Эйзенштадт прожил 97 лет, не теряя репортерского темперамента, оставаясь ловким, оптимистичным, любознательным. Он шутил: «Мне интересно все, что происходит в мире. Если ученые обнаружат, что у тараканов на голове есть волосы, это меня тоже заинтересует. Куда бы я ни пришел, я всегда самый старый, но я хочу все знать».

Маленький человек

Один из отцов фотожурналистики, он был человеком чуть больше полутора метров ростом и предпочитал миниатюрную камеру Leica, чем пользовался как преимуществом для избранного им типа съемки, которая требовала от него незаметности. Он вел себя как любитель с непритязательный аппаратурой. «Мне не нужны ассистенты. Даже я сам уже лишний, хватило бы одной камеры», — говорил Эйзенштадт. Известная итальянская актриса Софи Лорен, которая сделала Эйзенштадта персональным фотографом, уверяла: «Наше знакомство с Эйзи было любовью с первого взгляда. Он стал моей тенью. Но он никогда не пытался вмешиваться в мою жизнь». Однако Эйзенштаду приходилось фотографировать не только очаровательных див. Во время фотосессии Эрнеста Хемингуэя в его лодке писатель в ярости разорвал на себе рубашку и грозился выбросить Эйзенштадта за борт. Ту съемку на Кубе в 1952-м фотограф вспоминал не раз: «Хемингуэй чуть не убил меня». Он является автором двух показательных кадров Йозефа Геббельса на встрече Лиги Наций в Женеве, сделанных в саду отеля Carlton. На первом политик широко улыбается, не обращая внимание на фотографа, на втором его глаза полны злости и презрения: ему сообщили, что камера принадлежит еврею.

Репортерские будни

Альфред Эйзенштадт родился в Пруссии в обеспеченной семье, молодость провел, обучаясь в Берлинском университете. Первую камеру получил в подарок от родителей на четырнадцатилетие. Во время Первой мировой войны был призван в немецкую армию, а когда все закончилось, продавал пуговицы и ремни в Берлине и подрабатывал фотожурналистом. В 1935 году он эмигрировал в Соединенные Штаты, где практически сразу получил приглашение в журнал Life, в котором прослужил несколько десятилетий, став автором десятков обложек, бесчисленных репортажей и неформальных портретов знаменитостей. Жаклин Кеннеди, одевающая на прогулку маленькую дочь Кэролайн, Сальвадор Дали с женой на новогодней вечеринке в Нью-Йорке, образы задумчивых американцев, подающих налоговые декларации, старая попрошайка, играющая на аккордеоне перед Карнеги-холлом, — мир Эйзенштадта состоял из последовательности скоротечных моментов, и каждый из них нес в себе нечто значительное, являясь слепком с эпохи.

Автор: Кристина Фадина

Мастер середины века: фотография Альфреда Эйзенштадта

Когда он сфотографировал ее для выпуска журнала LIFE от 5 ноября 1965 года, Альфред Эйзенштадт закрепил за Марджори Мерривезер Пост место среди самых известных людей двадцатого века. Уже известная как щедрый филантроп, бизнес-леди и общественный деятель, Пост была представлена ​​на восемнадцатистраничном развороте, демонстрирующем ее щедрый дух и доброжелательный образ жизни. Обладая способностью запечатлеть великих личностей в естественных позах и настоящих моментах, Айзенштадт был идеальным фотографом, чтобы подчеркнуть ее отличительные черты.

На этой специальной выставке представлено около пятидесяти фотографий и эфемерных снимков Эйзенштадта из его карьеры в фотожурналистике. На этой специальной выставке будут исследованы отношения между Постом и Айзенштадтом, которые развивались в ходе сессий, яркие фотографии Поста и более широкая часть работ Эйзенштадта, документирующих жизнь в мире. в середине ХХ века.

Альфред Эйзенштадт (1898–1995) был фотожурналистом журнала LIFE с момента его создания при Генри Люсе в 1936 году до 1972 года, последнего года еженедельной публикации.Айзенштадт родился в современном Тчеве, Польша (ранее Диршау, Западная Пруссия), он купил свой первый фотоаппарат еще мальчиком, но не стал профессиональным фотографом до 1920-х годов. Айзенштадт путешествовал по Европе, запечатлевая ее культурный и политический ландшафт в качестве незаметного, обаятельного наблюдателя, вооруженного минимальным оборудованием, при работе в качестве фрилансера и для Associated Press, прежде чем иммигрировать в Соединенные Штаты в 1935 году. Десять лет спустя Эйзенштадт сфотографировал знаменитый VJ . День на Таймс-сквер (1945 г.) по заданию LIFE, закрепившему свое место в истории фотожурналистики и определившему послевоенное изобилие для поколений американцев.Для профиля Post 1965 года он сфотографировал ее в трех ее владениях - Хиллвуде, Кэмп-Топридж и Мар-а-Лаго. Пост и Айзенштадт время от времени переписывались письмами и телеграммами, причем фотограф делилась специальными отпечатками Скампи, любимого шнауцера Поста, и Мерривезера, ее частного самолета. Они также обсудили альбом, который Айзенштадт подарил Post после публикации статьи. Работа принесла множество писем поклонников по разным адресам Поста, поскольку публика находила ее доступной и изысканной. По мере того, как его репутация росла, Эйзенштадт включил сделанные им фотографии резиденций Поста, домашних животных и ее портрет вместе с другими выдающимися американцами в несколько из своих тринадцати опубликованных книг.

Подобно тому, как Марджори Пост бережно хранила свои образцовые коллекции и свой образ жизни для будущих поколений, Эйзенштадт запечатлел жизнь двадцатого века, задокументировав личности, события и события для потомков. Несмотря на известность своей работы, которая включает в себя его фирменные неформальные портреты мировых лидеров, политиков, филантропов, ученых, художников и писателей, Эйзенштадт менее известен среди современных фотографов.

Помимо фотографий с сессий с Post, основные моменты выставки включают портреты других знаменитостей двадцатого века, таких как Мэрилин Монро, герцог и герцогиня Виндзорские, Альберт Эйнштейн, Джеки Кеннеди Онассис, Эрнест Хемингуэй и Фрэнк Ллойд. Райт. Среди других важных гравюр, которые будут представлены, это его серия Официанты на коньках 1932 года, его Прощание с военнослужащими на станции Пенсильвании (1943) и его выразительный барабанщик Rehearsing Мичиганского университета (1950). На выставке также будут представлены методы Эйзенштадта для создания успешных изображений, такие как его способность создавать и фиксировать откровенные моменты, его умелое владение естественным светом и его ненавязчивый, непринужденный подход к работе со знаменитостями и высокопоставленными лицами.

Спонсоры

Мастер середины века: фотография Альфреда Эйзенштадта поддерживается Фондом Марджори Мерривезер Пост, Northern Trust, Эллен МакНил Чарльз, г-жой Неденией Рамбо и г-номЯн Рузенбург, Стэнли Х. Рамбо, доктор Кэтрин М. Чура, Кейт и Банки Маркерт, а также Сьюзен и Дэвид Томс. Все выставки и программы частично финансируются Комиссией изящных искусств США через Национальную программу по делам столицы и культуры.

Программы

Mid-Century Master вдохновляет множество программ на протяжении всей презентации выставки.

Этим летом серия из трех документальных фильмов о других известных фотожурналистах исследует способы, которыми фотографы определяют визуальную историю. Узнайте больше о документальных фильмах о ужине . В октябре серия лекций из четырех частей позволит глубже погрузиться в мир фотографии. Узнайте больше о Mid-Century Master Lecture Series .

Фотография выше Альфреда Эйзенштадта. © Коллекция изображений. Все права защищены.

портретов Альфреда Эйзенштадта Фото

  • Поза культовых личностей для Альфреда Эйзенштадта

    Альфред Эйзенштадт, штатный фотограф журнала LIFE с 1936 по 1972 год, сделал некоторые из самых знаковых изображений 20-го века.Его работы неоднократно появлялись на обложке журнала, в том числе его самая известная фотография американского моряка, целующего медсестру, когда он окунал ее на Таймс-сквер в День Победы в Нью-Йорке. На фото: из одного из своих многочисленных запоминающихся портретных сеансов Мэрилин Монро позирует во внутреннем дворике возле своего дома в Голливуде, Калифорния, май 1953 года.

    Альфред Эйзенштадт / Time Life Pictures / Getty Images

  • Поза знаковых личностей для Альфреда Эйзенштадта

    Президент Джон Ф. Кеннеди сидит за своим столом в Овальном кабинете Белого дома в 1962 году в Вашингтоне.

    Альфред Эйзенштадт / Time Life Pictures / Getty Images

  • Поза культовых личностей для Альфреда Эйзенштадта

    Софи Лорен смеется, обмениваясь шутками во время обеденного перерыва на съемках фильма, действие которого происходит 1 июня 1961 года.

    Альфред Эйзен Timesta Фотографии / Getty Images

  • Поза знаковых личностей для Альфреда Эйзенштадта

    Неофициальный портрет Альберта Эйнштейна в старой толстовке, оторвавшегося от записной книжки, январь.1, 1948.

    Альфред Эйзенштадт / Time Life Pictures / Getty Images

  • Поза знаковых личностей для Альфреда Эйзенштадта

    Советник президента Генри Киссинджер позирует фотографу 3 июля 1969 года в Гарварде.

    Альфред Эйзенштадт / Time Life Pictures / Getty Images

  • Поза знаковых личностей для Альфреда Эйзенштадта

    Портрет Уинстона Черчилля в одиночку во время избирательной кампании тори 1 ноября 1951 года.

    Альфред Эйзенштадт / Time Life Pictures Getty Images

  • Поза культовых личностей для Альфреда Эйзенштадта

    Кэтрин Хепберн лежит на полу в плиссированном платье и курит.1, 1938.

    Альфред Эйзенштадт / Time Life Pictures / Getty Images

  • Поза знаковых личностей для Альфреда Эйзенштадта

    Американский боксер в супертяжелом весе Джо Луи снимается в 1937 году.

    Альфред Эйзенштадт / Time Life Pictures /

  • Поза знаковых личностей для Альфреда Эйзенштадта

    Эрнест Хемингуэй позирует в гавани Кожимар, Куба, в 1952 году.

    Альфред Эйзенштадт / Time Life Pictures / Getty Images

  • Поза знаковых личностей для Альфреда Форда Эйзенста Онассис позирует, положив одну руку на бедро в Viking Press в январе.1977 год в Нью-Йорке.

    Альфред Эйзенштадт / Time Life Pictures / Getty Images

  • Поза знаковых личностей для Альфреда Эйзенштадта

    Фотограф Ричард Аведон сидит во время студийного сеанса в 1963 году.

    Альфред Эйзенштадт / Time Life Pictures / Getty Images

  • Поза знаковых личностей для Альфреда Эйзенштадта

    диван в 1939 году.

    Альфред Эйзенштадт / Time Life Pictures / Getty Image

  • Поза культовых личностей для Альфреда Эйзенштадта

    Портрет Уолта Диснея в костюме, улыбающегося в своей студии в 1953 году в Бербанке, Калифорния. .

    Альфред Эйзенштадт / Time Life Pictures / Getty Images

  • Альфред Эйзенштадт, фотограф определяющего момента, умер по номеру 96

    . В журнале он прославился своей способностью воспроизводить визуально поразительные фотографии практически из любого задания. Среди многих знаменитостей, которых он сфотографировал, были такие разные фигуры, как Черчилль, Джон Ф. Кеннеди, Чарли Чаплин, Мэрилин Монро, Джордж Бернард Шоу и Марлен Дитрих.

    Его владение Leica позволяло ему снимать объекты в неохраняемые моменты, создавая ощущение близости.Например, на фотографии 1947 года физик Роберт Оппенгеймер затягивает сигарету, стоя перед доской, покрытой математическими формулами.

    Хотя он не считался великим визуальным стилистом, г-н Айзенштадт почти всегда умел передать суть истории в одном изображении. Как он однажды написал, задача фотографа - «найти и уловить момент повествования», и снова и снова ему это удавалось.

    Истории, которые рассказывают его картины, часто пронизаны легким юмором.На кадре 1930 года в школе официантов в Санкт-Морице, Швейцария, метрдотель в черном галстуке и хвосте катается на коньках с полным подносом стаканов, аккуратно лежащим на кончиках его пальцев. На снимке, сделанном в 1950 году в Анн-Арборе, штат Мичиган, высокий барабанщик в блестящих ботинках и высоком киверре ведет разношерстный парад детей через лужайку кампуса.

    Корнелл Капа, основатель Международного центра фотографии в Нью-Йорке и давний фотограф Life, высоко оценил мастерство г-на Эйзенштадта как фотожурналиста.«Он точно знал, что он ищет в рассказе и где себя разместить», чтобы получить наиболее яркую картину, - сказал он вчера.

    «Он великолепно использовал 35-миллиметровую камеру», - добавил г-н Капа, который организовал три показа работ г-на Эйзенштадта в Международном центре фотографии. «И он ценил свет; он почти никогда не использовал искусственный свет. Его влияние на всех нас».

    Г-н Айзенштадт, которого друзья называли Эйси, прославился своей энергией и энтузиазмом.Он содержал офис в Life до самой смерти и посещал журнал почти каждый день. «Он сказал мне, что если я не уйду, я умру», - сказал Гордон Паркс, кинорежиссер и фотограф, который работал с г-ном Эйзенштадтом в Life более 20 лет.

    Век в фотографиях Альфреда Эйзенштадта

    Когда Альфред Эйзенштадт умер в 1995 году в возрасте девяноста шести лет, его карьера охватила всю историю фотожурналистики, и его работа для журнала Life оказала неоценимое влияние на форма.Недавно мы получили известие от Барбары Бейкер Берроуз, директора по фотографии в Life Books, которая большую часть своей дальнейшей карьеры была редактором Эйзенштадта в Life .

    «Я встретил Эйси через несколько дней после прибытия в Life в конце 1966 года», - пишет Бейкер Берроуз. «Его выставка« Свидетели нашего времени »демонстрировалась в Нью-Йорке, и он был связан с журналом уже тридцать лет. Ему оставалось тридцать. Я был частью тех лет (хотя есть большая вероятность, что он сфотографировал меня младенцем на винограднике Марты, в своем летнем убежище, в доме моей бабушки).Со временем я, возможно, стал его редактором, и он с ухмылкой кланялся в притворном почтении, но по правде говоря, на протяжении всей своей карьеры ему не требовалось никакого руководства. Я был куратором нескольких его шоу, и для тех, которые мы путешествовали вместе, - прекрасные воспоминания о его бесконечном интересе ко всему вокруг, хихиканье и других фотографиях ».

    Вот подборка фотографий Эйзенштадта, большинство из которых можно найти в книге «The Great Life Photographers», недавно выпущенной в мягкой обложке, а также комментарии Бейкера Берроуза.


    День V-J, Таймс-сквер, Нью-Йорк, 1945 Это фотография, по которой он знал, что его запомнят, но большая часть важности, которую придавала снимку моряка, целующего медсестру на Таймс-сквер, сделанному Эйси в 1945 году, не было на Life ». s крышка, как полагают многие; конечно, не было ни кружек, ни плакатов. Это действительно украсило целую страницу, часть бурной сводки новостей, описывающей волнения, которые встретили конец войны.Лишь десятилетия спустя, воодушевленный претендентами на роль моряка или медсестры и, вероятно, изрядной долей ностальгии, он стал иконой, почтовой маркой «Поцелуй».


    Человек за камерой

    Среди фотожурналистов мало имен более известных, чем имя Альфреда Эйзенштадта. Известный фотограф, наиболее известный своими работами над журналом LIFE, оказал влияние в своей области, с которым немногие могут сравниться, и его фотография в День Победы на Таймс-сквер, 1945 год стала важной частью воспоминаний Америки о Второй мировой войне.

    РАННИЕ ГОДЫ

    6 декабря 1898 года Альфред Эйзенштадт родился в еврейской семье на территории нынешнего Диршау, Польша. В возрасте 8 лет он переехал со своими родителями, Джозефом и Региной, и двумя своими братьями в Берлин, где семья жила до прихода Третьего рейха. Йозеф Эйзенштадт был торговцем, и если бы его дядя не вмешался, Альфред, вероятно, последовал бы за своим отцом в семейный бизнес. Но когда ему было 14, этот дядя подарил Альфреду Eastman Kodak No.3 складной фотоаппарат, и родилась любовь к фотографии на всю жизнь.

    Как и многие другие мальчики его возраста, Альфред был призван в немецкую армию, когда ему было 17 лет, он служил на фронте во Фландрии и 9 апреля 1918 года получил осколочное ранение обеих ног. артиллерийской батареи, Альфреда отправили домой, чтобы восстановить силы, и он потратит год на выздоровление, прежде чем сможет ходить без посторонней помощи. Эта передышка дала ему возможность развлечься своим интересом к фотографии, и он часто посещал музеи с помощью костылей и трости, чтобы изучить методы света и композиции.В 1922 году он начал временную карьеру продавца поясных и пуговиц, экономя все, что мог, на фотографическом оборудовании. Альфред делал снимки с помощью этого оборудования и проявлял их в своей ванной комнате.

    Во время отпуска с родителями в Чехословакии в 1927 году Альфред сфотографировал женщину, которая играла в теннис. Фотография была сделана со склона холма, который находился в 50 ярдах от женщины, и на нем запечатлена тень женщины, которую солнце отбрасывало на корт.Позднее Альфред опишет картину и то, как она повлияет на его фотографию. В своей книге Eisenstaedt on Eisenstaedt он сказал, что я сделал один снимок сцены с помощью камеры Zeiss Ideal, 9 x 12, со стеклянными пластинами. Я был весьма доволен, когда показал его своему другу. Почему бы тебе не увеличить его? он спросил. И он показал мне устройство в виде деревянной коробки с матовой лампочкой внутри, прикрепленной к камере 9х12, такой же, как у меня ... Когда я увидел, что можно увеличивать и удалять ненужные детали, меня укусил фото-жучок, и я увидел огромные возможности.Эти возможности включали в себя перспективу зарабатывать себе на жизнь фотографией, и его будущая карьера начала складываться, когда он продал фотографию теннисистки Der Welt Spiegel за три марки (двенадцать долларов).

    Только когда Альфреду исполнился 31 год, он смог бросить бизнес с поясами и пуговицами, чтобы полностью посвятить себя фотографии. Он и не подозревал, что его работа поможет определить выбранную им профессию. Но поскольку не существовало никаких установленных правил, которым он мог бы следовать, Альфред имел полную свободу действий, чтобы оставить свой след.Он действительно искал вдохновения в фотографии Мартина Мункаски, а также многому научился у доктора Эриха Саломона, которого Альфред называл настоящим отцом откровенной фотографии.

    В этот момент Альфред нашел работу в качестве фрилансера в компании Pacific and Atlantic Photos, которая позже стала Associated Press в 1931 году. Его фотографические задания были разнообразны, включая портреты известных политических деятелей и художников, а также различные светские мероприятия. Он часто выполнял эти задания, используя инновационную камеру Leica 3 мм.В 1933 году Альфред отправился в Италию, чтобы запечатлеть на пленку первую насыщенную событиями встречу Гитлера и Муссолини, которую он снял всего в нескольких футах от двух диктаторов. Через два года после прихода Гитлера к власти Эйзенштадт эмигрировал из Германии в Америку.

    ПРОЕКТ X

    Эйзенштадт поселился в Нью-Йорке, где основатель журнала Time Генри Люс нанял его вместе с фотографами Томасом МакЭвой, Маргарет Бурк-Уайт и Питером Стакполиа для стартапа, который он назвал Project X. Этот секретный проект был LIFE журнал, который впервые появился на прилавках 23 ноября 1936 года.Позже Альфред заметил, как весело было работать над этим проектом, в первом выпуске которого было пять страниц его фотографий. В LIFE коллеги дали Альфреду имя Эйси, и во втором номере журнала на обложке была изображена его фотография Вест-Пойнта. Среди других его заданий в этот ранний период были изображения восстановления Америки после Великой депрессии, которые он снимал во время своих путешествий по стране. Эти изображения включали фотографии людей, проезжающих по тупикам в Лос-Анджелесе, изображения знаков, рекламирующих пиво за пять центов, а также фотографии брошенных автомобилей и лачуг в Орегоне. Эйси также часто освещали фотографии знаменитостей, потому что, как гражданину США, его нельзя было отправить за границу для освещения военных действий.

    В этот период времени он также женился в 1949 году на Кэти Кэй, южноафриканской женщине, которую он впервые встретил в Нью-Йорке. Они прожили в браке 23 года до ее смерти в 1972 году.

    ПОЦЕЛУЙ

    Самая известная фотография, которую когда-либо сделал Альфред Эйзенштадт, - это фотография моряка, целующего медсестру, под названием «День Виктории», Таймс-сквер, 1945 год.Это изображение было воспроизведено бесчисленное количество раз и возникло в результате инстинкта Эйси в отношении того, что могло бы стать хорошей фотографией. Он рассказал, что следил за моряком, который бежал по улице, хватая каждую девушку в поле зрения. Была ли она бабушкой, полная, худая, старая, значения не имело. Ни одна из возможных картинок мне не понравилась. Затем, внезапно в мгновение ока, я увидел, как что-то белое схватывают. Я повернулся и щелкнул в тот момент, когда матрос поцеловал медсестру.

    В течение многих лет личности моряка и медсестры на знаменитой картине оставались неизвестными.Но в 1980 году женщина по имени Эдит Шейн вышла вперед и сказала, что она медсестра на фотографии. В интервью она утверждала, что многие моряки в тот день целовались со всеми, потому что были счастливы быть дома и не собирались возвращаться на войну. На то, чтобы идентифицировать моряка, потребовалось немного больше времени. Гленн Макдаффи сказал в 2007 году, что он был моряком на фотографии. По словам Макдаффи, он выходил из метро в Нью-Йорке, когда одна дама сказала, как счастлива за него в связи с окончанием войны.Он выбежал на улицу, приветствуя и крича, а затем схватил медсестру и поцеловал ее. Невозможно доказать или полностью опровергнуть утверждения Макдаффи и Шейна, и Time сказал, что причина, по которой фотография остается такой знаковой, заключается в том, что она представляет каждого человека.

    В любом случае Эйси не считал этот снимок, который он сделал с выдержкой 1/125 секунды и диафрагмой от 5,6 до 8 на пленке Kodak Super Double X, своей любимой. Вместо этого он считал фотографию женщины в ложе в опере Ла Скала своей величайшей фотографией.По иронии судьбы редакторы Die Dame, которые поручили Эйси снимать оперу, так и не напечатали эту картину.

    ПОСЛЕ ВОЙНЫ

    Эйси официально стал гражданином США в 1942 году, а позже он отправился за границу, чтобы запечатлеть последствия войны на пленке. Сюда входили туры с императором Хирохито по Японии, чтобы увидеть, что атомная бомба сделала с этой страной. Из этой поездки он вспомнил случай в Хиросиме, который взволновал его душу. Мать и ребенок смотрели на зеленые овощи, которые они вырастили из семян и посадили в руинах.Когда я спросил женщину, могу ли я сфотографировать ее, она низко поклонилась и позировала мне. Выражение ее лица было выражением замешательства, тоски и покорности ... все, что я мог сделать после того, как сфотографировал ее, - это очень низко поклониться ей.

    В 1950-х годах Эйси фотографировал американские войска в Англии, бедных людей в Италии, а также сделал портрет сэра Уинстона Черчилля. ЖИЗНЬ 1952 г. В номере за четвертое июля были представлены фотографии Эйси, сопровождающие некоторые из самых известных произведений американских авторов.Изображения долины Гудзона сопровождали Ирвинга Рипа Ван Винкля, а фотографии Миссисипи украшали разделы «Приключений Гекльберри Финна» Марка Твена.

    На протяжении оставшихся десятилетий своей жизни Эйси часто отдыхал в Мартас Виньярд. Во время этих посещений он экспериментировал с разными линзами, фильтрами и призмами, всегда с естественным освещением. Его работа также использовалась в сборе средств для Института экологических исследований Виноградника. В Мартас Виньярд Эйси сделал последние официальные фотографии нового президента Билла Клинтона, его жены и дочери в августе 1993 года.Два года спустя он умер, 24 августа 1995 года.

    Работа Альфреда Эйзенштадта установила стандарт для всех фотожурналистов, которые последуют за ним. Всего его работы были представлены почти на 100 обложках журнала LIFE, и он снял более 10 000 различных отпечатков. Он задокументировал более светлую сторону жизни с не менее серьезным подходом. С 1999 года Высшая школа журналистики Колумбийского университета вручает ему премию Альфреда Эйзенштадта за журнальную фотографию.

    Для получения дополнительной информации о жизни и карьере Альфреда Эйзенштадта, пожалуйста, обратитесь к:

    Поцелуй для веков Короткая статья о медсестре, запечатленной на фотографии Эйзенштадта в День Победы в семье, Таймс-сквер, 1945 год.

    Альфред Эйзенштадт в галерее M Краткая биография Айзенштадта и некоторые из его знаменитых фотографий.

    Некролог Эйзенштадта Некролог, опубликованный в New York Times после смерти Альфреда Эйзенштадта.

    Каждый человек на Таймс-сквер Колумбийский колледж предлагает эту страницу на знаменитой фотографии Айзенштадта, День Победы, Таймс-сквер, 1945.

    История фотографии: Эйзенштадт Биография Альфреда Эйзенштадта, которая включает образцы некоторых его работ.

    Поцелуй жизни Эта статья от У.Газета K. дает больше информации о событии, запечатленном на фото Eisenstaedts, посвященном Дню Победы.

    Галерея Монро: Альфред Эйзенштадт На этой странице можно найти пару десятков фотографий Альфреда Эйзенштадта.

    The Mystery Sailor ABC News размещает эту страницу о человеке, который утверждает, что является моряком в Eisenstaedts photo VJ Day, Times Square, 1945.

    Photojournalist of the Century Это обширная мультимедийная страница об Альфреде Эйзенштадте из журнала Digital Journalist Интернет-издание.

    Эта статья написана Майком Халдасом, соучредителем и управляющим партнером CCTV Camera Pros. Если вы нашли это полезным, поделитесь, пожалуйста.


    Альфред Эйзенштадт Wall Art

    Кукольная аудитория

    Альфред Айзенштадт

    Кэтрин Хепберн

    Альфред Айзенштадт

    Счастливый моряк целует медсестру в разы

    Альфред Айзенштадт

    Модель в платье с отделкой страусиными перьями Pa

    Альфред Айзенштадт

    Балерины на подоконнике в

    Альфред Айзенштадт

    Актриса Софи Лорен озорно всматриваясь

    Альфред Айзенштадт

    Портрет Мэрилин Монро

    Альфред Айзенштадт

    Целующиеся тени

    Альфред Айзенштадт

    Кирк Дуглас в образе молодого человека с рогом

    Альфред Айзенштадт

    Точный вид спереди, глядя на корпус

    Альфред Айзенштадт

    Большие статуи динозавров в динозавре P

    Альфред Айзенштадт

    Балерины на подоконнике в

    Альфред Айзенштадт

    Двигатель поезда на поворотной платформе в Union

    Альфред Айзенштадт

    Модель в меховой куртке над купанием Su

    Альфред Айзенштадт

    балерины в Парижской опере делают

    Альфред Айзенштадт

    Марлен Дитрих

    Альфред Айзенштадт

    Официант Рени Бреке В.Поднос Cockta

    Альфред Айзенштадт

    Воскресное утро вдоль реки Арно. A

    Альфред Айзенштадт

    Мэрилин Монро в патио

    Альфред Айзенштадт

    Кулинария Лорен

    Альфред Айзенштадт

    Лорен во время съемок фильма «Мадам Санс-ген»

    Альфред Айзенштадт

    Кэтрин Хепберн

    Альфред Айзенштадт

    Виноградник Мартас

    Альфред Айзенштадт

    Портрет президента Джона Кеннеди

    Альфред Айзенштадт

    Мэрилин Монро на патио

    Альфред Айзенштадт

    Антенна в сумерках на пляже, променад и

    Альфред Айзенштадт

    Корабельные сооружения, похожие на носовую часть корабля, на Анидене

    Альфред Айзенштадт

    Кэтрин Хепберн в раннем портрете

    Альфред Айзенштадт

    Актриса Мэрилин Монро дома

    Альфред Айзенштадт

    Брак в итальянском стиле

    Альфред Айзенштадт

    Софи Лорен

    Альфред Айзенштадт

    Портрет Софи Лорен

    Альфред Айзенштадт

    Новички и заядлые лыжники на трассе

    Альфред Айзенштадт

    Мальчики, работающие на макаронной фабрике, несут

    Альфред Айзенштадт

    Мэрилин Монро на патио

    Альфред Айзенштадт

    Железнодорожный двухколесный военный на

    Альфред Айзенштадт

    МиссисКармин Г. Де Сапиомрс. Самуэль

    Альфред Айзенштадт

    Цыплята на булыжной улице напротив

    Альфред Айзенштадт

    Life Cover 03-08-1937 Skier Riding The

    Альфред Айзенштадт

    Уличная сцена около 1932 года

    Альфред Айзенштадт

    Актриса Кэтрин Хепберн в плиссе

    Альфред Айзенштадт

    Триумфальная арка на площади Летуаль См.

    Альфред Айзенштадт

    Мальчики-подростки в своей последней обуви

    Альфред Айзенштадт

    Актриса Дина Дурбин во льду

    Альфред Айзенштадт

    Носки Argyle

    Альфред Айзенштадт

    Деталь Бруклинского моста

    Альфред Айзенштадт

    Актриса Мэрилин Монро

    Альфред Айзенштадт

    Бригада технического обслуживания, взбирающаяся на G

    Альфред Айзенштадт

    Софи Лоренвитторио Де Сика

    Альфред Айзенштадт

    Софи Лоренкарло Понти

    Альфред Айзенштадт

    Группа мужчин в рыбацкой лодке на Exc

    Альфред Айзенштадт

    Актриса Мэрилин Монро дома

    Альфред Айзенштадт

    Человек, стоящий на складе сиденья

    Альфред Айзенштадт

    Реплика каменного сада Рёанджа в Киото

    Альфред Айзенштадт

    Парусники соревнуются в день гонки на длинных

    Альфред Айзенштадт

    Парижане

    Альфред Айзенштадт

    Балерины на подоконнике в

    Альфред Айзенштадт

    Обложка журнала Life 16 сентября 1946

    Альфред Айзенштадт

    Life Cover 12-28-1936 W.Члены

    Альфред Айзенштадт

    Портрет Мэрилин Монро дома

    Альфред Айзенштадт

    Американский матрос целуется в белом костюме

    Альфред Айзенштадт

    Кадр из фильма Марш времени

    Альфред Айзенштадт

    Солдат утешает свою плачущую жену

    Альфред Айзенштадт

    Томас Харт Бентон в студии

    Альфред Айзенштадт

    Россиянка, дизайнер одежды Валентина

    Альфред Айзенштадт

    Женщина ест спагетти в ресторане 5

    Альфред Айзенштадт

    Балларинас

    Альфред Айзенштадт

    Автор Эрнест Хемингуэй идет в

    Альфред Айзенштадт

    Прибытие ребенка-актрисы Ширли Темпл

    Альфред Айзенштадт

    Брак в итальянском стиле

    Альфред Айзенштадт

    Мэрилин Монро выходит из машины

    Альфред Айзенштадт

    Портрет Джеки Онассиса

    Альфред Айзенштадт

    Альфред Айзенштадт | Sartle - Rogue Art History

    Возможно, вы не знаете его имени, но вы определенно знаете его работы.

    Давайте просто уберем самого главного: он снял знаменитый, но все же изнасилованный День V-J, The Kiss . Знаете, эта фотография - плакат на бесчисленных стенах комнат в общежитии, на котором моряк времен Второй мировой войны агрессивно целует медсестру, которая при ближайшем рассмотрении, похоже, не очень хорошо проводит время. Момент был празднованием победы США над Японией, и журнал Time назвал его одним из десяти величайших изображений в истории фотожурналистики. Барф.

    Айзенштадт (известный друзьям как «Эйси») родился в Польше и вырос в Германии.Он подрабатывал фотографом-самоучкой, работая продавцом пуговиц и ремней в Берлине. Его первым настоящим выступлением было фотографирование церемонии вручения Нобелевской премии 1929 года в Стокгольме. Эйси считался человеком, который мог сделать привлекательные фотографии из чего угодно и из кого угодно. После того, как он бежал из нацистской Германии в 30-х годах, его репутация принесла ему место в качестве одного из четырех штатных фотографов журнала Life Magazine, где он проработал 40 лет, пока ему не исполнилось 90.

    Альфред эйзенштадт фотографии: Альфред Эйзенштадт — классик репортажной съемки и автор знаменитого «поцелуя на Таймс-сквер»

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Пролистать наверх