Американский фотограф: 20 знаменитых фотографов, которых надо знать

Содержание

Выбор Dazed&Confused — Look At Me

В течение всего года лондонский журнал Dazed&Confused в рубрике «RISE» рассказывал о молодых фотографах, на которых строит обратить своё внимание. Для большинства из них их собственные работы —  это своего рода визуальные дневники, в которых они не боятся показать свои чувства и страхи. Они открыты всему, в том числе экспериментам. Look At Me составил подборку из 20 имен, среди которых значатся два фотографа из России. 


Для молодой сербки Катарины Сопчич (Katarina Sopčić), разрывающейся между двумя городами — Флоренцией, где она учится, и Мюнхеном, где живет постоянно, —  фотографии стали своего рода интивным дневником, с помощью которых она рассказывает о своей жизни и личных переживаниях: «Я люблю фотографировать людей, которые являются частью моей жизни — моей парня, друзей и иногда незнакомцев. Съемка других людей — это как поиск моей собственной идентичности….»  В своих работах Катарина старается рассказывать истории, и она может потрататить много времени, только фантазируя, как выглядела бы та или иная фотография.


Взяв в руки камеру лишь полтора года назад с целью сохранить наиболее ценные воспоминания, загадочный русский фотограф Без Ума уже успел засветиться на сайте Dazed&Confused. Центральной темой его работ стала повседневная Москва, которую он изображает как будто бы в полусонной, мечтательной дымке. По мнению Без Ума, неважно какой камерой пользоваться — профессиональной или мыльницей. Как доказательство — одну из своих серий он снимал на телефон: «Я хотел показать, что оборудование не важно, а важны глаза. Цель этой серии была запечатлеть определенные моменты реальной жизни, используя простую камеру на телефоне, которая позволяет фотографировать, когда угодно.»


 


Многостронний художник, иллюстратор и дизайнер Нико Бафти (Nikoo Bafti) стала фотографом совершенно случайно и описывает свой стиль, как «своеобразный визуальный дневник сквозь блестящие очки»: «Я не думаю, что стану когда-нибудь фотографом.

Просто, как-то получилось, что за последние несколько лет фотографи плавно влилась в мою жизнь. Мне кажется, я больше всего люблю сам акт документализации».  Сейчас она учится в унивеситете искусств города Борнмута, Великобритания, и работает сразу над несколькими арт-проектами.


Американский фотограф Мэттью Брандт (Matthew Brandt) не боится экспериментировать и открывать изображение с новой для себя и для публики стороны. В своей серии работ «Озера и водохранилища» он решил объединить две реальности — фотографическую и существующую: «Всё просто с этой серией работ. Я посещаю озеро или водохранилище, фотографирую и набираю воду из него. Затем во время проявки пленки я кладу на некоторое время получившиеся изображения в воду, взятую из того же водоема. Можно сказать, что картинка соприкасается со своей реальной субстанцией.»



Канадский фотограф и модель Марсель Кастенмиллер (Marcel Castenmiller) ведет свой собственный визуальный дневник, рассказывая то о встречах со своими друзьями, то об удивительных поездках на другой конец света для съемок в качестве модели. С помощью одухотворенных и минималистиных фотографий, Марселю удается рассказать многое без слов. Отдельно стоит отметить его пейзажи, которые напоминают реалистичные картины: «Я недавно размышлял о том, чтобы попробовать объединить фотографию и живопись, но не смогу потратить несколько часов на то, чтобы сделать картину фотореалистичной. Я не чувствую, что рисую. Я чувствую, что я копирую.»

 


Американке Логан Уайт (Logan White) журнал Dazed&Confused уготовил роль будущей любимицы журналов Vice и Nylon. Особым источником вдохновения для нее служат работы японского фотографа Нобуёши Араки (Nobuyoshi Araki), которого Логан любит за «умение связывать с понятиями «секс» и «смерть» даже простые объекты съемки». У самого же американского фотографа женские образы получаются более романтичными, хотя не лишенными загадочности и феминизма.

 


Американская художница Ли Прайс (Lee Price) рисует маслом фотографии женщин и еды, работая вместе с фотографом Томом Муром (Tom Moore). В своих нежных и безмятежных на первый взгляд работах, чаще всего являющихся её автопортретами, она исследуют более глубокие аспекты женской натуры: «Многие женщины воспитаны своими ближайшими родственникамии или обществом в ущерб своих собственных потребностей. Им приходится скрывать свои аппетиты. Это не только касается еды, но и других сфер жизни, которые мы держим в секрете.»  Ранние её героини скрывались в спальне или ванне, но поздние —  готовы выйти и перестать бояться своих желаний.


  

Фотограф финского происхождения Джусси Пьюикконен (Jussi Puikkonen), живущий и  работающий сейчас в Амстердаме, не любит делать постановачные кадры, а старается заснять места и ухватить нужные моменты в их естественном состоянии. Вдохновленный работами Алекса Сота (Alec Soth) и Джона Стренфелда (Jon Strenfeld), он стремится с помощью своих работ продолжить начатое предыдущими поколениями документалистов дело — создавать эмоциональные фотографии в нейтральной среде. Последние несколько лет он работает над «отельным искусством»: «Я документирую произведения искусства в каждом номере отеля, где бы я ни побывал за последние 6 лет…Путешествие — это моя страсть, и я люблю отели. Поэтому это был органичный для меня проект.»

 


В своих работах молодой фотограф и режиссер из Манчестера Джонатан Фландерс (Jonathan Flanders), который был ассисентом у фотографа Райна Макгинли (Ryan McGinley) более двух лет, старается найти «золотую середину» между постановочными и «естественными» кадрами: «Мне не нравится слишком контролировать то, как и что делают люди в кадре. Я даю минимальные указания, если только нет чего-то, что я бы хотел сделать. Но чаще всего, как я заметил, лучшие фотографии получаются где-то между этими состояниями.» Джонатана привлекает фотография больше, чем видео, так как она «оставляет больше места людям для фантазии» и представляет более личные отношения между фотографом и моделью. 




 Фотограф Джек Сигэл (Jack Siegel), живущий и работающий сейчас в Нью-Йорке, делает снимки вне времени, вызывающие чувства ностальгии и воспоминания из прошлого: «Мои работы строятся вокруг идеи, что наше воображение играет с нами и нашим восприятием действительности.

Воспоминания реальны и иллюзорны одновременно.» Для Джека важно построить отношения с моделью так, чтобы это было видно в работе. Успех снимка — чувство интимности, которое он вызывает у зрителя.



Семнадцатилетняя Ханна Нагл (Hannah Nagle), несмотря на свой юный возраст, точно знает, кем она хочет стать в будущем —  успешным фэшн-фотографом. А неделя работы интерном в студии известного фэшн-фотографа Марио Тестино (Mario Testino) придало ей сил и укрепила веру в реальность исполнения её желаний: «Я не хочу делать снимки серьезно. Мне нравится играть с изображениями после того, как я их сделаю — будь это лишь наложение нескольких картинок или изменение картинок…Когда ты начинаешь взрослеть, то ты хочешь постараться сохранить воображение и образ мыслей, которые у тебя были в детстве.»


Фотографа Дэниеля Регана (Daniel Regan) привлекают старые заброшенные здания,  в стенах которых раньше кипела жизнь, а сейчас лишь отголоски этого шумного прошлого заполняют комнаты и коридоры: «Меня поразила тишина этих зданий, состояние  вещей, которые там были оставлены и разбросаны повсюду. Иногда очень страшно ходить по безмолвным зданиям с разрушенными крышами, по подземным туннелям и по сломанным полам. Но результат и личное удовлетворение всегда стоит этого.»



Молодой фотограф София Аджрам (Sofia Ajram) выросла в небольшом канадском городке Аврора. Тишина и изоляция окружающей её местности пробудили в Софии желание творить и изучать историю оккультной магии. Она стала популярна благодаря своим сюрреалистическим и красивым фотографиям девушек на фоне ярких волшебных пейзажей: «Я ненавижу фотографии, где лишь изображено что-то красивое…Это не то, чтобы некрасиво, но это нельзя назвать искусством…Если не рассыказывать историю или будоражить воображение зрителя с помощью своей работы, то это не несет в себе реальной ценности. Я люблю «темную» тематику, потому что это то, что еще не изучено — неизвестное.»  




Русский фотограф и мультимедиа-художник Никита Пирогов  из Санкт-Петербурга сделал за последние три года более сотни снимков в разных уголках своей Родины. Из отдельных фотографий ему удалось собрат  образ России, какой он её видит и любит — от рыбок в реке солнечным  днем до пустого шоссе поздним вечером: «Я никогда точно не знаю, чего я ищу. Но если ты хочешь найти свой путь, ты не должен знать, куда ты идешь. «

 

 


Фотограф итальянского происхождения Алессандро Зуек Симонетти (Alessandro Zuek Simonetti), живущий и работающий сейчас в Нью-Йорке, будучи фотожурналистом то документирует различные важные встречи, то выезжает на места катастроф и стихийных бедствий. В свободное же время он снимает сцены из мира современного андеграунда, в том числе граффити, скейтеров, панков и сквоттеров. По собственному признанию Алессандро, его работы находятся где-то посередине между искусством и журналистикой: «Я перешел за границы просто документальной съемки и могу создавать мое видение реальности — создавать что-то, чего сам художник не замечал до этого. Моя главная цель — делать уникальные и знаковые снимки. «


Калифорниец Алекс Олсон (Alex Olson), сын известного скейтера Стива Олсона (Steve Olson), сначала пошел по стопам отца, но в 24 года задумался о жизни «после скейтборда.» Дружба с художником и скейтером Эдом Темплетоном (Ed Templeton)  проявила в нем страсть к фотографии. Сейчас Алекс снимает преимущественно скейтеров, при этом старается сделать акцент на особенностях современной скейт-культуры, а не на сложных трюках. В будущем он мечтает заниматься фэшн-фотографией — поэтому недавно и приехал в Нью-Йорк из Лос-Анджелеса. 


Фотограф нигерийского происхождения Брэд Огбонна (Brad Ogbonna) поселился несколько месяцев назал в Нью-Йорке, чтобы работать фриланс-фотографом. Его снимки отличает естественность и непринужденность, которые достигаются за счет того, что Брэд старается не проникать в пространство модели и позволяет сохранять ей индивидуальный стиль. Первыми его моделями были друзья и родственники. Именно они помогли сформировать Брэду непринужденную манеру съемки: «Снимать друзей было всегда удовольствием для меня, потому что уже существовало взаимопонимание и теплые взаимоотношения, которые помогали легко запечатлевать уникальные моменты. Но то волнение, которое я испытываю, когда встречаю человека в первый раз, ни с чем не сравниться .» 



Испанскому фотографу Карлосу Арройо Галаксия (Carlos Arroyo Galaxia) нравится снимать как людей, с которыми он чувствует определенную связь, так и абсурдные пейзажи и натюрморты, от которых исходит странная энергия.  В настоящее время основным местом съемок Карлоса является кровать,потому что именно там, по его мнению, человек наиболее честен и открыт. Неудивительно, что в своих мечтах он мечтает сфотографировать Кейт Мосс (Kate Moss) в тот момент, когда она смотрит телевизор в месте с его родителями в пижамах . 



Беззаботный парень девятнадцати лет из Аделаиды, Австралия, Райан Томас Кенни (Ryan Thomas Kenny) успел сделать фотографии для ряда местных и международных журналов, в том числе для Vice UK, Oyster и i-D. На его снимках чаще всего перед зрителями появляются его друзья, полные живой энергии и духа приключений: «Мои друзья привыкли, что я их фотографирую. Поначалу они стеснялись перед камерой и никогда не смотрели в неё, но сейчас они делают, что  делают обычно, и я спокойно их фотографирую.»

 


Надира Закария (Nadirah Zakariya) является прекрасным примером современного фотографа-космополита: она родилась в Малайзии, выросла в Соединенных Штатах и Японии, а сейчас живет и работает в Нью-Йорке. Это, бесспорно, оказало влияние на её творчество и привнесло в него эклектичность. Свои фотографии, сделанные на пленку или ломокамеру, Надира считает одновременно «сырыми, эмоциональными и личными.» Она не боится экспериментировать и сейчас совершает свои первые шаги в качестве оператора в фильме о том, как женщины справляются с потерей важных женщин в их жизни.


Как американский фотограф приехал в СССР, сфотографировал сибиряков и втайне от КГБ вывез их снимки в США | EZOLOTUHIN

Почти полвека назад в Новосибирск приехали делегация американских фотографов с выставкой про американскую фотографию. В составе делегации был американец, фотограф Натан Фарб, которому удалось сделать несколько тысяч фотографий советских сибиряков.

Конечно, за иностранцами следили представители советского КГБ, но фотографу удалось вывезти снимки в США. Свой получившийся практически секретный фотопроект он назвал «The Russians». После возвращения из Новосибирска фотографии напечатали в газете New York Time, создали из них книгу, а сам фотограф стал по-настоящему знаменитым.

Натан Фарб приехал в Новосибирск в 1977 году. Позднее он много раз вспоминал и рассказывал о том, что для него это стало настоящим счастьем, попасть не Москву, а в какой-то совсем далекий Новосибирске. Натан мечтал познакомиться с настоящими советскими людьми, приблизиться к ним и понять.

Натан пробыл в Новосибирске почти два месяца, он работал на выставке под названием «Фотография США», его задачей было находиться в студии и снимать сибиряков на палароид. Чудо-машина сразу же выдавала гостям выставки их распечатанные портреты, в тем временн это было очень круто.

Это была официальная часть работы американского фотографа, неофициальную для себя он придумал сам. Натан решил вывезти негативы фотографий в США, но, конечно, советское КГБ этого сделать бы не позволило, поэтому занялся этим он тайно, снимки покинули Советский Союз посредством дипломатической почты.

Фотографу хотелось сделать фотографии настоящих советских граждан. Потому что в те времена американцы видели либо хмурые лица россиян в подворотнях, либо же красивые советские пропагандистские снимки счастливым доярок. Натан понимал, что  как первое, так и второе не совсем соответствует реальности.

На западе считали, что советские люди совсем несовременны, уж тем более в Сибири, поэтому снимки Натана стали настоящим открытием. Его фотографии печатали не только американские газеты и журналы, но и европейские. Ведь страны была закрыты и абсолютно для всех это было нечто уникально и интересное.

Таких вот сибирских модников американец показал всему миру. И мир был удивлен.

Вообще фотограф в своих многочисленных интервью постоянно повторял и повторяет, что сибиряки тех времен показались ему максимально похожими на американцев. Не из столицы, а из таких же провинциальных американских городов.

Этих фотографий мир не должен был увидеть, по плану их должны были получить лишь изображенные на них люди. Но благодаря находчивости американца Фарба именно таким мир увидел советских людей, совсем не страшных, не опасных, не измученных голодом.

Благодаря этим снимкам мир увидел, что советские люди такие же, как и везде. В общем, хоть КГБ и проглядели вывоз негативов, ничего страшного не случилось, скорее даже наоборот.

Были и интересные случаи во время съемок. Например, одна женщина очень просила сделать фотографию ее мальчика, и когда американец согласился, то женщина быстро накинула на ребенка плащ и очки.

Зачем — непонятно, но благодаря этому получился один из самых знаменитых снимков из серии про русских.

Тысячи фотографий и сотни советских граждан на снимках.

Интересно, что история «Русских» получила продолжение в Новосибирске несколько лет назад. Натан Фарб вернулся в Новосибирске в поисках людей, которых он сфотографировал сорок лет назад, и у него получилось найти некоторые из них!

Например, он нашел маленькую девочку, запечатлевшие ленную на левом фото справа. Ее зовут Светлана Алабут, они встретились в Новосибирске и сделали уже совместную фотографию, Светлана пришла вместе со своей семьей.

Кроме того, в Новосибирске организовали выставку «Кто эти люди?», с помощью нее но фотограф из США и его сибирские друзья хотят найти и других участников съемок 1977 года.

Американский фотограф Дэвид Сеймур | Белгородская галерея фотоискусства им. В. А. Собровина

20 ноября 1911 года родился Дэвид Сеймур — американский фотограф польского происхождения. Является одним из пяти фотографов-создателей фотоагентства Magnum Photos.  

Дэвид Сеймур (настоящее имя Давид Зумин, также известен под псевдонимом Чим) родился в Варшаве в семье издателя. В начале Первой мировой войны семья переехала в Россию, но в 1919 году вернулась обратно. 

В 1930-е годы Дэвид Сеймур обучался в Лейпциге печати и издательскому делу, в Сорбонне — химии и физике. Дэвид Раппопорт, друг семьи и владелец фотоагентства «Рэп», одолжил ему камеру. Один из первых фоторепортажей Сеймура, о ночных работниках, во многом родился под влиянием творчества Брассая — венгерского и французского фотографа, одного из представителей документальной фотографии. Начиная с 1934 года его работы регулярно появлялись во французской прессе. 

С 1936 по 1938 год Дэвид Сеймур фотографировал Гражданскую войну в Испании, а после ее окончания отправился вместе с группой испанских беженцев в Мексику. Во время Второй мировой его родители были убиты нацистами. С 1942 по 1945 год Сеймур служил в американской армии, получив за службу в разведке медаль. По окончании войны он переехал в Нью-Йорк. 

В 1947 году вместе с четырьмя фотографами (Картье-Брессон, Капа, Джордж Роджер, Уильям Вандиверт) Дэвид Сеймур основывает международное агентство Magnum Photos. Наиболее известным проектом Сеймура является серия детских снимков «Дети послевоенной Европы», сделанная им в 1947—1948 годах по заказу ЮНЕСКО. По итогам работы организация опубликовала в 1949 году 62-страничную книгу. 

«Чим брал свою камеру, как врач достаёт стетоскоп…», — так писал о Сеймуре Анри Картье-Брессон. И за свою жизнь Дэвид действительно услышал тысячи сердец. Чим признан одним из лучших фотографов в мире. 

После смерти Роберта Капы Сеймур стал новым президентом «Магнума» и занимал этот пост до 10 ноября 1956 года, когда, освещая события Суэцкого кризиса, был убит автоматной очередью египетского солдата. 

https://specnazspn.livejournal.com/2624421.html

https://ru.wikipedia.org/wiki/Сеймур,_Дэвид

https://specnazspn. livejournal.com/2624421.html

https://photopoint.com.ua/055426-deti-vojjny-d…

https://vk.com/photo-57461875_438736541

https://ru.qaz.wiki/wiki/David_Seymour_(photographer)

https://grimnir74.livejournal.com/11210200.html

Пресса: Интернет и СМИ: Lenta.ru

Шотландско-американский фотограф Гарри Бенсон сделал фотопортреты десятков известных личностей. В его объектив попали легендарные музыканты, иконы стиля и звезды экрана, политики и монархи, он смотрел в глаза участникам The Beatles, Дуайту Эйзенхауэру, британской королеве Елизавете II, Леониду Брежневу и Александру Солженицыну. По его признанию, пока не сбылась его мечта снять Владимира Путина, но 89-летний фотохудожник не теряет надежды.

Популярность пришла к Бенсону после турне ливерпульской четверки по Европе и США в 1960-х, в котором он сопровождал артистов. Тогда же родился легендарный снимок «битлов» — «Битва подушками», позднее попавший в список «100 самых влиятельных фотографий» журнала Time. Оставшись в Америке, Бенсон активно работал для местных СМИ (The New Yorker, Time, Life, People, Vanity Fair) и запечатлел эпохальные события — к примеру, убийство Роберта Кеннеди. Позднее он снимет целующуюся чету Клинтон и танцующих супругов Рейган, пообщается с Мухаммедом Али и подарит свои пиджаки Майклу Джексону.

19 сентября в Москве, в Центре фотографии имени братьев Люмьер откроется выставка работ Бенсона. В основе экспозиции — его самые известные фото, в том числе знаменитые кадры The Beatles. В интервью «Ленте.ру» фотограф рассказал о жутком поместье американской поп-звезды, объяснил, что принципиально не дружит со знаменитостями, и признался в любви к России.

«Лента.ру»: Вам удалось сделать, наверное, самую знаковую серию фотографий The Beatles времен битломании. Как это получилось?

Гарри Бенсон: Это хороший вопрос, так как многие селебрити думают, что они просто должны стоять перед тобой, а ты должен быть благодарен им за это. The Beatles в тот момент совершили прорыв, и я получил задание снимать их в Париже. Они уже занимали лидирующие позиции в Америке. И вот этот эпизод из мира шоу-бизнеса за одну ночь стал новой большой историей. Тогда люди по всему миру, включая известных писателей из Нью-Йорка и Лондона, и не только работающих в развлекательных медиа, — все они охотились за ними, относясь как к главным героям времени. Феномен заключался в том, что музыка у них была такая крутая — ну, ты знаешь… close your eyes and I’ll kiss you … (напевает песню All My Loving, — прим. «Ленты.ру») И я, к счастью, оказался в этой группе с The Beatles, как будто нас шестеро (видимо, с учетом менеджера — прим. «Ленты.ру»), и они меня приняли как своего, а я просто продолжал делать фотографии. Это моя работа.

Каким было ваше первое впечатление от «Битлз»?

Мне они понравились, но я не сближаюсь с людьми, потому что дружеские отношения плохо сказываются на работе. Они тогда могут попросить: «Гарри, ты мог бы не использовать вот эту фотографию?»

То есть вам приходилось всегда оставаться профессионалом?

Да, я всегда стараюсь оставаться профи. Я и есть профессионал. И я профессионал, даже если моя дочь хочет прийти на фотосессию… Ты не тратишь время, ты не откладываешь на завтра то, что мог бы сделать сейчас. Потому что все движется, потому что этого может завтра уже не произойти. Ты продолжаешь, пока можешь. И на следующий день ты снова делаешь это, так как все мы в эпицентре большой истории. И ты не отступаешь: все мы знали, что находимся в центре истории, а The Beatles как раз и были этим самым крупным событием в то время.

Когда они давали пресс-конференцию, один из них сказал: «Прошлой ночью у нас была битва на подушках». И я подумал: вот это была бы классная фотография, надо ее сделать! Но проблема была в том, что на той же пресс-конференции был и другой фотограф из Daily Mail, которому могла прийти в голову та же идея. Так что я просто надеялся, что этот парень не поймает ее. И он не поймал!

Это была постановочная фотография?

Нет! Они вернулись с шоу, пошли в комнату, выпили — это был отель Георга V в Париже, — и они расслабились. А потом зашел менеджер, чтобы сообщить, что песня I Want to Hold Your Hand стала номером один в Америке. Так что они были очень счастливы. «Можем ли мы подраться подушками? — Конечно, конечно!» Но потом Джон Леннон сказал: «Знаешь, мы будем выглядеть очень глупо. Мы теперь должны выглядеть более взрослыми, знаешь ли!» — и все согласились, поэтому драка подушками была отложена на другой раз.

И вот: Пол лежит на диване, пьет скотч или точно что-то алкогольное, им нравилась эта idea of drinking money — отмечать как следует. Потому что это было важное событие. В любом случае, они пили, Джон Леннон подполз к Полу и ударил его по голове подушкой сзади, и началась эта битва. И вот теперь я рассказываю об этом вам. Я предоставил вам много фото, это не было постановкой, такие фото не могли быть постановочными.

Каковы были участники ливерпульской четверки в общении, в жизни?

Я был близок с Джорджем, мы делили комнату иногда — не кровать, а именно комнату. Было сложно найти подход к Джону Леннону, так как он был очень необычным человеком. На самом деле он не был лидером, хотя об этом много говорили. Однажды Джон общался с кучкой репортеров, где-то человек 12 набилось. Я тогда сидел в стороне с парнем по имени Мэл Эванс, который ходил в колледж с Ленноном, и он сказал: «Ты можешь заметить, кто теперь лидер!» Это был Джон.

На следующий день Джон отвечал на вопросы вместе с Полом, и тогда он сказал: «Я не знаю, кто у нас главный». Тогда было важно, кто у них был лидером, но точно определить это было невозможно.

Закономерно ли, что музыкальной группой, с которой ассоциируется ваше имя, стали именно The Beatles?

Вообще, я снимал все, что попадалось. Если бы мне пришлось делать что-то с другой группой — не The Beatles, я бы тоже их снимал! Но никакого другого подобного феномена не было.

Как вы переехали в Америку?

В Америку я приехал вместе с The Beatles, на одном самолете. И для меня все изменилось: это открыло мне дорогу в журнал Life и так далее. Ведь в Лондоне я работал только в Daily Express. .. А тут начались другие истории.

Вы в третий раз в России. Какие у вас были впечатления от первого посещения страны?

Мое впечатление от России всегда было хорошим. Я имею в виду то, что мы бы не выиграли войну, если бы не Россия. Я вырос в Шотландии в военное время, и я помню, что когда Германия атаковала Россию, это для нас значило, что мы теперь не одни. По сути Россия выиграла войну, русские взяли на себя всю мощь сопротивления, во многом одержали победу из-за большой территории и жесткой власти… Мы радовались за них. В школе, помню, мы должны были делать простыни, которые потом отправляли конвоем в Мурманск. Еще тогда существовал Фонд помощи России, созданный по инициативе миссис Черчилль (супруги Уинстона Черчилля Клементины — прим. «Ленты.ру»). И мы отдавали им все, чтобы помочь. Вы знаете, мы были счастливы! Хотя мы, конечно же, видели картинки русской пропаганды о том, как они настучали немцам, ну, вы знаете… А Америка — они бы не участвовали в войне, если бы не Перл-Харбор. Ну, мы так чувствовали…

Я с удовольствием поехал в Россию — это был 1961 год, тогда происходило смягчение режима. Такие вещи, которые ты бы там не увидел еще пятью годами раньше, я увидел их тогда. Нам нравились русские, потому что они дрались за наши жизни, а нас бомбили немцы. Ну, вы знаете…

Россия в 1991 году отличалась от того, что вы видели в 1961-м? Это была другая страна?

Мы видели, как гонит людей армия, поваленные статуи лидеров рядом с Парком Горького, — такое невозможно было увидеть раньше. Это означало, что появился абсолютно новый порядок вещей. И тогда мы сделали отличные фотографии.

Нравится ли вам кто-то из россиян? Хотели бы вы встретиться с кем-нибудь в России?

Я знал одного парня из правительства, он подарил мне отцовский ремень.

Из деятелей российской культуры, которых вы фотографировали, сразу вспоминается писатель Александр Солженицын. Расскажите, какое он на вас произвел впечатление.

Он не говорил по-английски, но сказал мне: «Мне бы хотелось дышать тобой». Я думаю, он просто так это сказал, чтобы никто не приставал с вопросами. Он хотел побыстрее поехать домой, но не хотел попасть в неудобное положение и не отказался фотографироваться. Он был грустным человеком, который просто хотел домой, хотел покоя.

Вам бы хотелось сфотографировать Путина?

Да, я даже хотел бы вас попросить помочь мне в этом. Мне бы очень этого хотелось. Вы видели фото с Брежневым? Это хорошо, когда есть возможность подойти к человеку так близко… Я снимал и Хрущева, они с Булганиным приезжали в Шотландию в 1956 году, уже после смерти Сталина.

Могли бы вы коротко сформулировать принципы своего творческого метода?

Ты просто стараешься сделать лучшие фотографии, насколько это возможно. Приблизиться к кому-то максимально близко — и уйти. Я не хочу делать глупые фотографии, я хочу делать хорошие.

У вас шотландское гражданство. Ваши родственники еще живут в Шотландии?

Некоторые из них. Я бы не вернулся туда, Нью-Йорк — отличное место. Верите или нет, он тихий, никто там тебя не трогает.

У вас две дочери, одна из них работает на телевидении, снимается в кино.

Да, это их жизнь, пусть делают то, что приносит им удовольствие. В этом же смысл жизни — делать не то, что осчастливит твоих маму, папу или друзей, а то, что делает счастливым именно тебя. Я вот просто следовал за своей камерой всюду. Я как старая собака — брожу всюду… Использую хорошее оборудование, достойные камеры, чтобы получить наилучшие фотографии. Делай то, что делает тебя счастливым! Хотя я был рядом и с Бобби Кеннеди, когда его застрелили, когда все кричали…

Что вы думаете о сегодняшней фотографии?

Сейчас происходит бум фотографии: все с камерами. Ну и пусть наслаждаются! Конечно, я делаю фото лучше, чем телефон. Но знаете, пусть все двигается дальше так, как оно идет. Да, люди сейчас просто любят снимать, да, я все равно могу сделать фото лучше…. Это просто ход событий. Люди сейчас обожают делать фотографии: если посмотреть на современные музеи — там более интересные фотографы, чем, например, пять лет назад! Потому что люди сейчас могут снимать при помощи этого (показывает на телефон — прим. «Ленты.ру») куска дерьма. Пусть наслаждаются!

Вы снимали самых разных кинодив, в их числе Марлен Дитрих, Грета Гарбо, Барбра Стрейзанд, Джоди Фостер… А какая актриса XXI века могла бы показаться вам интересной?

У нас сейчас нет таких героев, какие были 10, 15, 20 лет назад. Они не на том же уровне. Они могут много работать, но не каждый, кто их встретит на улице, остановится и закричит: «О, это же знаменитость!» — нет, этого не происходит. И я не хочу их снимать. Я уже говорил: одного человека я бы хотел снять — Путина. Знаете, его глаза и его… ну, вы знаете. Если вы сможете с этим мне помочь! Мне бы хотелось повесить его на мою стену. Некоторые, знаете ли, делали постеры для целых зданий из фотографий!

Вы как-то рассказывали, что Майклу Джексону нравилось, когда вы ему дарили свои пиджаки.

Да, я сделал историю из этого. Это было так: «Гарри, мне нравится твой пиджак, его цвет!» Это был шотландский твидовый пиджак, и я подарил ему его. И это повторялось три раза! Но для меня это был легкий способ получить героя, потому что он в результате открылся мне и показал мне то, что я хотел, — Неверленд (поместье в Калифорнии, владельцем которого был Майкл Джексон — прим. «Ленты.ру»). Весь его маленький мир… Вот что может сделать простой шотландский пиджак!

Кто-нибудь еще просил вас о подобном?

Случалось, но не то чтобы я хожу и раздаю людям свою одежду… Но Майкл Джексон был особенный случай: ведь я так хотел увидеть Неверленд, где он спал, как он жил, весь этот странный мир. Жутковатый, знаете ли!

Вам удалось создать целую фотогалерею американских президентов. Как вам кажется, кто из них обладал самой мощной харизмой? Ведь вы, наверное, как никто умеете поймать настоящее лицо и характер знаменитых людей, которые всю жизнь вынуждены скрываться за масками. Как это удается? Как вы оценили то, что обнаружили под маской?

Мне нравились некоторые президенты — Клинтон, Никсон… Очень трудно критиковать того, кто позволяет тебе работать. Если кто-то разрешает тебе получить то, что ты хочешь, ты делаешь свое дело и уходишь, виляя хвостом: ты рад! И быть критичным очень тяжело. Все это фотографии моего времени. Это мой тип журналистики — я фотографирую то, что вижу, а то, что я вижу, должно быть информативным.

Если ты этого не пытаешься добиться, ты делаешь ужасную ошибку. Тогда у тебя не будет доказательств: ты будешь говорить людям, что видел суть вещей, но они тебе не поверят… Это означает, что ты размяк в момент съемки. Ты будешь сожалеть о том, что не зафиксировал, не засвидетельствовал то, что видел, и в итоге у тебя не будет подтверждения. Люди тебе не поверят — но они и не должны тебе верить, если у тебя нет обоснований.

Вам удалось сделать фотографию Роберта Фишера – наверное, самого необыкновенного чемпиона мира по шахматам. Как был сделан этот снимок, как в это время проявлял себя Фишер, сложнейший в общении человек?

Фишер — это великая история. Но я знал: последнее, о чем я с ним говорил бы, это шахматы. Он был гений, и он мне нравился, он интересовался спортом… И он хотел убить русских. Ну, не убить в буквальном смысле, но разрушить на шахматной доске.

Одна из ваших легендарных фотографий — Мухаммед Али, выныривающий из воды. Расскажите о нем!

Возможно, это один из величайших людей, с которыми я встречался. Я, кстати, взял с собой «битлов» на встречу с ним в Майами. Он, видимо, многое сделал для прекращения вьетнамской войны — когда его призвали на войну, сказал: «Я не иду!». Отмазка получалась такая: чернокожие парни не идут, так почему я пойду? Хотя очень много черных ребят было на той войне, но Али сказал: «Я не иду». И это оказало большое влияние, тут он больше повлиял, чем любой другой человек. Он был великим.

Ему не нравилось, когда люди уходили со встречи с ним и при этом не испытывали восторга, были недовольны встречей. Пару раз он даже звонил проверить, добрался ли я домой!

На вашем снимке королева Великобритании Елизавета II выглядит как обаятельная, жизнерадостная женщина, особой дистанции между вами не чувствуется. Вам пришлось для этого преодолевать какой-то королевский флер, чтобы она выглядела человечно, по-свойски, или королева сама по себе была в тот момент на легкой позитивной волне?

Да, она оказала мне честь. Думаю, она знала, что я был там не для того, чтобы возложить корону на ее голову, она умная женщина. Я сказал ей что-то типа… Ну, как если вы о чем-то спрашиваете, заранее зная, что это неправильно, но все равно так делаете — у вас бывало так? В общем, я сказал королеве: «Вы спите со своими собаками?». Потому что я-то сплю со своими собаками… А она ответила: «Нет, потому что они храпят». После этого я рассмеялся. Было понятно, что я не должен об этом говорить, чтобы это попало в прессу: мол, «королева не спит со своими собаками». Потому что эта тема точно исходила бы от меня. Спекулировать на этом было бы глупо. Я не должен искать себе проблем, я должен фотографировать.

Уникальные фотографии, которые спасли жизнь многим детям в Америке

На аукционе в Нью-Йорке проданы 24 фотографии из архива мастера документальной фотографии Льюиса Хайна. Они были частью коллекции известного фотографа Иззадора Сая Сидмана из Нью-Йорка.

Американский фотограф и социолог Льюис Хайн был одним из наиболее значительных фотографов-документалистов в ХХ веке. Поскольку термина фотожурналистика тогда не существовало, Хайн называл свои фотоработы «историями». С помощью фотографий и сопровождавших их текстов он выражал и отстаивал свои идеи, особенно в сфере анализа социальных отношений в тогдашней Америке.

Эти снимки относятся ко всему периоду творчества Хайна; многие из них были частью его хорошо известных фотосерий, посвященных положению бедных и угнетенных людей в Нью-Йорке, Питтсбурге и Каролине.

Автор фото, COURTESY OF SWANN AUCTIONS GALLERIES

Подпись к фото,

Механик на теплоэлектростанции, 1921 год. Эта редкая фотография была продана за 80 тысяч долларов

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

Жара в Ист-Сайде, Нью-Йорк, 1908 год

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

Мать с ребенком, остров Эллис, 1907 год

В 1904 году он начал серию фотографий, которые стали документальной летописью прибытия иммигрантов на острове Эллис в бухте Нью-Йорка. В последующие годы Хайн продолжал работать в жанре фотопублицистики. Его фотографии всегда отличались подчеркнутым вниманием к судьбам бедных людей.

Автор фото, COURTESY OF SWANN AUCTIONS GALLERIESs

Подпись к фото,

На строительстве небоскреба Эмпайр-Стейт, 1930-31 годы

Он стремился познакомить жителей Нью-Йорка с человеческим измерением массовой иммиграции, так как многие жители города относились к новоприбывшим с подозрением и страхом.

Хайн всегда просил людей дать ему согласие на фотографирование, после чего устанавливал штатив с фотокамерой и поджигал магниевый порошок, который обычно вспыхивал с громким хлопком и давал яркий огонь с клубами черного дыма.

Автор фото, COURTESY OF SWANN AUCTIONS GALLERIESs

Подпись к фото,

Семья итальянских иммигрантов ожидает багажа на острове Эллис, 1905 год

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

Перерыв на обед на фабрике в Ист-Сайде, Нью-Йорк, 1912 год

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

Русская женщина-иммигрантка на острове Эллис, 1907 год

Хайн часто получал задания от городских органов социальной помощи, прогрессивных организаций и корпораций по созданию своих фотоочерков. Среди его наиболее известных работ — серии фотографий, изображающих рабочих, строящих небоскреб Эмпайр-Стейт.

В 1908 году Хайн стал штатным фотографом Национального комитета детского труда. Он приступил к съемкам на фабриках, заводах и мастерских, где использовался детский труд,

Его фотографии стали мощным доводом в борьбе за отмену эксплуатации детей. Фабриканты и руководители заводов, которые принимали детей на работу, так ненавидели Хайна, что ему часто приходилось прибывать на место съемки переодетым и в гриме, чтобы не быть узнанным. Очень часто ему угрожали убийством.

Благодаря его фотоочеркам законы о применении детского труда в Соединенных Штатах были пересмотрены радикальным образом. Фотографии Хайна стали также поразительной летописью условий жизни простых рабочих и иммигрантов в начале ХХ века.

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

Рабочий на строительстве небоскреба Эмпайр-Стейт, 1930-31 годы

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

На текстильных фабриках в Каролине широко использовался труд детей, 1908 год

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

Дети в мастерской искусственных цветов, Нью-Йорк, 1912 год

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

На угольной фабрике в Пенсильвании дети занимались перемолкой угля, 1912 год

Все фотографии предоставлены Swann Auction Galleries.

Знаменитый американский фотограф в Москве

Пол Стрэнд, один из величайших фотографов Америки и всего мира, приехал в Москву, где он надеется провести какое-то время. Стрэнд был первым, кто начал заниматься абстрактной фотографией, кто фотографировал технику, находя в этом красоту. Наряду с Альфредом Стиглицем, который помог Стрэнду и в какой-то степени стал для него учителем; с Ральфом Стейнером, чьи работы появились под его влиянием, и с Эдвардом Стайхеном Стрэнд считается одним из четырех наиболее авторитетных фотографов в мире. Одна вещь, которая без сомнения объединяет этих великих людей, — совершенное владение техникой.

Стрэнд приезжает в Россию после более чем двухлетнего пребывания в Мексике, где он впервые попробовал себя в качестве режиссера. Его фильм Pescado снят им по его собственному сценарию и спродюсирован под его же руководством. Это полнометражная драматическая кинокартина, в центре сюжета которой — жизнь рыбаков на побережье Веракруса. Стрэнд также сделал серию статичных фотографий в Мексике в 1932 году, которые еще не были официально показаны, но, вероятно, станут частью московской выставки.

Теперь Стрэнд начал фотографировать людей с пристальным вниманием к окружению. Одна из главных особенностей его поздних работ — изображение людей, природы, материалов в тесной композиции фактур, света, линии и массы. «Не следует пренебрегать ни одним элементом», — говорит Стрэнд.

Он еще не знает, что хочет фотографировать здесь. Если Маргарет Бурк-Уайт может запечатлеть 40 зданий за два дня, то у него уйдет 40 дней, только на то, чтобы выбрать здание, которое захочется снять. Обычно не делается больше одной копии каждой из его работ. «Все они — отражение тяжелой работы», — говорит Стрэнд. Качество фотографий, их художественная выразительность — вот чего Стрэнд добивается в каждом своем кадре.

Приезд Пола Стрэнда в Москву — настоящее событие. Америка выбрала самого достойного представителя в области фотоискусства, чтобы прислать его в Россию.

Paul Strand, one of the great photographers of America and the world, has arrived in Moscow where he hopes to remain some time. Strand was the first man to make consciously abstract photographs, the first to photograph machinery from an esthetic point of view. Together with Alfred Stieglitz, who has aided him aod whom he must regard to a certain extent as a master, together with Ralph Steiner who stems from him and with Steichen—Strand is regarded as one of the four first ranking photographers of the world. Certainly one thing puts these four men in the same group and that is their technical perfection.

Strand comes to Russia after a stay of more than two years in Mexico where he made his first motion picture. The film is called «Pescado» and is based on his Own scenario, photographed by him, and produced under his supervision. It is a full length dramatic picture, its subject being the lives of the fishermen on the Vera Cruz coast. He also made a series of still photographs in Mexico in 1932 which have not yet been publicly shown, but probably will be exhibited in Moscow.

Strand has now begun to photograph people with particular attention to their surroundings. One of the chief characteristics of his later work is the drawing of people, nature, materials into a close-knit composition of textures, light intensities, line, mass. No one element should be slighted at the expense of others, Strand says.

Strand does not yet know what he will want to photograph here. Where Margaret Bourke-White photographs 40 buildings in two days, it might easily take him 40 days to select a building to photograph. Usually there Is no more than one print of each of his pictures. Strand Says, each representing blood sweating work. It is quality as well as real artistry that Strand has to contribute.

Paul Strand’s coming to Moscow is an event. America could send no more important representative of its achievements in the field of photography.

Американский фотограф назвал пять причин, почему Петербург лучше Москвы

В объектив американского фотографа Форреста Уокера попадали множество городов мира. Побывал он и в России, пару недель фотохудожник проработал в Санкт-Петербурге и Москве. Подробности путешествия фотограф опубликовал на своем официальном сайте.

Первой в творческом маршруте фотографа оказалась Северная столица России. Съемку в Петербурге Уокер назвал одной из лучших. А вот свою вторую остановку — в Москве — фотограф посчитал сложной. Белокаменная показалась ему слишком космополитичной, что делает ее менее привлекательной для фотографа. А вот причинами фотогеничности Петербурга Форрест Уокер с удовольствием поделился.

Каналы

Петербург прозвали Северной Венецией. В городе насчитывается около 100 каналов и более 800 мостов, что делает водную стихию его неотъемлемой частью.

«Для меня всегда было важно, чтобы в городе был какой-нибудь водоем по многим причинам, и это одна из главных причин, почему я так люблю этот город», — поделился фотограф.

Невские Новости /

Прогулки вдоль каналов придают городу умиротворяющую атмосферу, в то же время предоставляя место для уличной фотографии, которую вы не сможете найти в других местах, например в Москве.

Архитектура

Также Петербург выделяется разнообразием архитектурных стилей. Их цвета и диапазон в сочетании с каналами создают волшебную атмосферу. В стиле барокко можно увидеть величественный Зимний дворец, в котором сейчас располагается Эрмитаж. Для стиля модерн — знаменитый дом Зингера на Невском проспекте. В неоготике — розовая Чесменская церковь. И, конечно, представители сталинской архитектуры — это Дом Советов и Краснознаменная текстильная фабрика 1920-х годов.

Также в Северной столице находится любимая церковь фотографа — храм Спаса на Крови. По стилю он больше похож на средневековый русский, чем знаменитый московский собор Василия Блаженного.

«На фоне неба она может выглядеть как картина. Для человека, не знакомого с Санкт-Петербургом, архитектура может стать самым впечатляющим сюрпризом. А для фотографии она может стать прекрасным фоном», — рассказывает Уокер.

Невские Новости / Екатерина Богданова

Прогулки

Санкт-Петербург, в котором проживают более пяти миллионов человек, занимает четвертое место в Европе по численности населения. Однако, когда речь заходит о пешеходной доступности, это очень хорошо для города такого размера. Хотя Москва вдвое больше по численности населения, она ни в коей мере не является таким пешеходным городом, как Санкт-Петербург. 

«Здесь не так много интересного, поэтому можно гулять от места к месту, не преодолевая большие расстояния между фотосессиями. Транспорт здесь также хорошо развит благодаря системе метро, но пользоваться им придется не так часто, как во многих крупных городах», — рассказал фотограф. 

Невские Новости / Алексей Борисов

Парки

В Петербурге более 200 парков и садов, это самый зеленый из крупных городов России. Уокер отметил, что особенно любит именно эти части города, тем более летом. Многие из них поражают открытостью пространства и являются великолепными декорациями для фотографирования.

Летний сад — старейший парк города, он был создан в 1704 году для Петра I. Екатерининский сад привлекает большое количество посетителей благодаря своему расположению в самом центре Невского проспекта. Александровский сад — еще одно прекрасное место, расположенное у Эрмитажа.

«Но мой любимый парк — Марсово поле, где раньше проводились военные парады и учения», — поделился Форрест Уокер.

Невские Новости /

Белые ночи 

Это удивительное время для путешествия в Петербург, считает фотограф. В отличие от Москвы, город расположен на севере, летнее освещение может длиться почти 24 часа в сутки.

«В это время город наполняется жизнью, люди гуляют по улицам, каналам и мостам или наслаждаются солнцем в многочисленных парках. И эта активность длится до тех пор, пока светит солнце, так что при желании вы можете снимать здесь весь день и ночь, не скучая. Летом это совсем другой город, и это один из самых приятных для фотографии городов, в которых я побывал», — подытожил Уокер.

 

Невские Новости / Надежда Капранова

Форрест Уокер пообещал, что никогда не забудет волшебный дух Петербурга. Путешествие в Северную столицу для него — будто возвращение в прошлое. Однако фотограф рассказал, что планирует вернуться в нашу страну, чтобы посмотреть малые города и узнать другую Россию.

Ранее НЕВСКИЕ НОВОСТИ писали, что американец назвал главное правило поездки на русскую дачу. Он отметил, что для жителей США такая особенность является несвойственной, а потому удивительной.

10 фотографов, которые запечатлели настоящую Америку

Уокер Эванс | © pingnews.com/Flickr

Америка — страна с множеством мифов и пафоса, которые, как правило, маскируют реальность большинства людей, пытающихся выжить в этом разнообразном и динамичном месте. Огромная страна с населением более 300 миллионов человек, живущих в различных географических и социально-экономических реалиях, в этом сложном месте есть что уловить. Вот 10 фотографов, запечатлевших настоящую Америку.

Уокер Эванс наиболее известен своей работой по запечатлению жизни во время Великой депрессии от имени Администрации безопасности фермы.Из-за его предмета многие из лучших работ Эванса просто поразительны. Его предметы включают жалких детей и их отчаявшиеся патенты, молодежь, преждевременно закаленную реалиями нищеты, и оборванных людей, ожидающих в бесконечных очередях, чтобы получить социальные пособия или еду. Тем не менее, эти образы отражали реалии, с которыми многие столкнулись в этот период борьбы в американской истории. Фотографии Эванса не были постановочными или позолоченными, чтобы жизнь казалась более лестной, чем она была на самом деле.Он обладал глубокой способностью представлять образы в исторической манере, даже несмотря на то, что он фиксировал свои образы в настоящем.

С сегодняшней точки зрения это может показаться странным, но было время, когда цветная фотография не рассматривалась как законная форма искусства в среде. Уильям Эгглстон выступает как фотограф, который сыграл важную роль в изменении этого восприятия. Он запечатлел жизнь на юге Америки после Второй мировой войны и после нее. Некоторые из его знаковых работ включают в себя изображения морозильной камеры, заполненной едой быстрого приготовления, домашних интерьеров, супермаркетов, закусочных, дорог, автомобилей в пастельных тонах и портреты обычных людей.Человек немногословный, он любил, чтобы его фотографии говорили сами за себя. Его работы просты, но при этом удивительно интимны и даже захватывают дух. Эгглстон утверждает, что его работа не носит политического характера, и он не намеревается искать какую-то конкретную тему. Вместо этого его изображения изображают намек на магию, которая существует в каждый момент обычной жизни.

Уильям Эгглстон | © libby rosof / Flickr

Ли Фридлендер запечатлел жизнь в Америке 60-х и 70-х годов. Большинство его фотографий были сняты среди городских пейзажей, таких как Нью-Йорк, и эта обстановка оказала большое влияние на его работу.В частности, ему нравилось изображать то, как человеческое общество отражается в его городской среде. На некоторых из его самых знаковых фотографий изображены лица на экранах телевизоров или отражения в стеклянных витринах магазинов. Такие образы заставляют нас сделать шаг назад и по-новому взглянуть на конкретный, управляемый технологиями мир, который мы создали для себя. Он также сделал знаменитые черно-белые фотографии культурной иконы, Мадонны, позирующей обнаженной, для журнала Playboy . Фридлендер также работал в кино и других художественных средах.

Дайан Арбус была известна тем, что улавливала невидимых, маргинализированных членов американского общества. Арбус начала свою карьеру в модной и маркетинговой фотографии, но постепенно обратилась к уличной фотографии в Нью-Йорке. Она фотографировала тех, кого считали уродливыми и непригодными для всеобщего обозрения. Некоторые из ее субъектов включали трансгендеров, артистов цирка, нудистов и людей с уродствами и ограниченными возможностями. Ее работа бросила вызов нашим представлениям о нормальном и сюрреалистическом, заставив нас усомниться в точности того, как мы себя воспринимаем.Арбус получила всемирную известность после своей смерти в 1971 году. Она была первым американским фотографом, чьи работы были представлены на Венецианской биеннале.

Репродукция картины Дайан Арбус «Молодой человек с бигуди дома на 20-й западной улице», снятая на 35-миллиметровую пленку по старинке | © Себастьян де Буйл / WikiCommons

Джоэл Стернфельд — еще один фотограф, который помог узаконить цветную фотографию как художественное средство. Одна из его самых известных коллекций фотографий под названием American Prospects, была выпущена в 1987 году.Его цель состояла в том, чтобы созерцать идеологии свободы, которые так дороги американцам, по сравнению с их реальными материальными реалиями. Его работы изображали людей, которые фактически были ограничены определенными ценностями и представлениями о себе, на фоне сельских и пригородных пейзажей 70-х и 80-х годов. Таким образом, работа Штернфельда предлагает отстраненную перспективу повседневной жизни Америки, которая заставляет нас усомниться в ее направлении и цели.

Стивен Шор, фотограф-самоучка, родился в 1947 году.Пионер в популяризации цветной фотографии, Шор сосредоточил свои работы на повседневности американской жизни. Фотография Шора даже повлияла на работу таких известных фотографов, как Джоэл Стернфельд. Одна из его самых известных серий называется American Surfaces . Это эклектичный сериал, в котором представлены портреты людей, еды, домов и зданий 1970-х годов. Он также сделал много фотографий американских пейзажей во время поездок по стране. Его работа призывает нас задуматься и глубоко задуматься об элементах повседневной жизни, которые в противном случае мы могли бы принять как должное.Многие даже описывают его работу как медитативную.

Стивен Шор | © Drpaluga / WikiCommons

Алек Сот, родившийся в Миннеаполисе, штат Миннесота, специализируется на недавнем Среднем Западе Соединенных Штатов. Он цитирует Дайан Арбус как одну из тех, на кого он повлиял. Сот также сфотографировал Ниагарский водопад и записал снимки своего 2000-мильного путешествия по реке Миссисипи. Его работы, известные своими кинематографическими пейзажами, интимны, заставляют задуматься и часто содержат легкий оттенок чего-то мистического.Его фотографии подчеркивают разнообразные и часто противоречивые аспекты американской жизни. На одной из своих недавних выставок « Broken Manual » Сот сфотографировал серию отшельников, изображенных с воздушной атмосферой. Сот считается одним из величайших фотографов этого поколения.

Стейси, Саут-Плейнс, Техас. Автор Алек Сот | © Cliff / Flickr

Ансель Адамс родился в 1902 году и является одним из самых известных американских фотографов. Он наиболее известен своими пейзажными изображениями американского запада.В частности, его изображения национального парка Йосемити стали культовыми. Его работа во многом связана с его экологическими убеждениями. Таким образом, его фотография направлена ​​на то, чтобы показать зрителям великолепие нетронутых природных ландшафтов Америки. Адамс уделял много внимания совершенствованию технических деталей своего ремесла и манипулированию ими, в частности, в отношении света и экспозиции. Его черно-белые изображения дикой местности по-прежнему широко распространены. Он также сфотографировал японские лагеря для интернированных в знак протеста против несправедливости войны.

Тетон и река Снейк (1942) | © Ансель Адамс / WikiCommons

Гордон Паркс — знаменитый афроамериканский фотожурналист. Родившись в 1912 году в сельской бедноте, Паркс работал официантом в вагоне-ресторане, где его фотографировали из журналов в поезде. Исходя из этого опыта, он решил стать фотографом. Свой первый фотоаппарат он купил в ломбарде и с самого начала был естественным. Начав как модный фотограф, Паркс оказал огромное влияние на документирование жизни афроамериканцев в столетие после отмены рабства, изображения, которые были важны для движения за гражданские права и за его пределами.Он также работал в кино, где создал жанр, известный как Blaxploitation, снял такие культовые фильмы, как Shaft .

Гарлемский газетчик, Гордон Паркс, 1943 (LOC) | © pingnews.com/Flickr

Якоб Риис, известный как разборщик мусора, был датским иммигрантом и социальным реформатором, который использовал фотографию для распространения информации о своем деле. Наиболее известный своей серией « Как живет другая половина », Риис задокументировал условия крайней нищеты в Нью-Йорке, существовавшие одновременно с идеей о том, что Америка была страной, улицы которой вымощены золотом.Большая часть сериала была посвящена жизни тех, кто живет в тесных, ветхих многоквартирных домах. Во многом ему удалось это сделать с помощью недавнего изобретения фотографии со вспышкой. Его работа оказала огромное влияние. Общественный отклик привел к реформированию школ, сносу самых ветхих многоквартирных домов, улучшению утилизации общественных отходов и ликвидации многих потогонных фабрик.

Жильцы многолюдного многоквартирного дома на Баярд-Стрит — «Пять центов за место» | © Джейкоб Риис / WikiCommons

Лили — писатель, редактор и блоггер.Вы можете узнать больше о ее работе на lilycichanowicz.com.

Смерть Роберта Фрэнка; Основным фотографом-документалистом был 94

Роберт Франк, один из самых влиятельных фотографов 20-го века, чей визуально грубый и лично выразительный стиль сыграл решающую роль в изменении курса документальной фотографии, умер в понедельник в Инвернессе, Новая Шотландия. Ему было 94 года.

Его смерть в Инвернессе Консолидейтед Мемориал Больница на острове Кейп-Бретон была подтверждена Питером МакГиллом, чья галерея Пейс-МакГилл на Манхэттене представляла мистера МакГилла.Фрэнк работает с 1983 года. У мистера Фрэнка, жителя Манхэттена, уже давно есть летний дом в Мабу, на острове Кейп-Бретон.

Г-н Франк родился в Швейцарии и эмигрировал в Нью-Йорк в возрасте 23 лет в качестве художественного беженца от того, что он считал ограниченными ценностями своей родной страны. Он был наиболее известен своей новаторской книгой «Американцы», шедевром черно-белых фотографий, сделанных из его поездок по пересеченной местности в середине 1950-х годов и опубликованных в 1959 году.

[Прочтите нашу оценку, описывающую, как Роберт Франк переосмыслил выразительный потенциал документальной фотографии — пока он не отказался от нее.]

«Американцы» бросили вызов главенствующей формуле середины века для фотожурналистики, определяемой четкими, хорошо освещенными, классически скомпонованными изображениями, будь то фронт сражения, доморощенный центр Америки или кинозвезд на досуге. Фотографии г-на Франка — одиноких людей, подростковых пар, групп на похоронах и странных следов культурной жизни — были кинематографичными, непосредственными, нестандартными и зернистыми, как ранние телевизионные передачи того периода. Они обеспечат ему место в пантеоне фотографии.Культурный критик Джанет Малкольм назвала его «Мане новой фотографии».

Но признание было отнюдь не мгновенным. Изначально картинки считались искаженными, нечеткими, горькими. Журнал Popular Photography жаловался на их «бессмысленное размытие, зернистость, мутные экспозиции, пьяные горизонты и общую небрежность». Г-н Франк, как писал журнал, был «безрадостным человеком, который ненавидит страну своего усыновления».

Г-н Фрэнк возненавидел американское стремление к конформизму, и эта книга считалась обвинением американского общества, отбрасывающим идеальное видение страны и ее налет беззаботного оптимизма, выдвинутый в журналах и фильмах. и по телевидению.Тем не менее, в основе его социальной критики лежала романтическая идея о поиске и уважении того, что было правдой и хорошим в Соединенных Штатах.

«Патриотизм, оптимизм и ухоженный пригородный образ жизни были правилом дня», — писал Чарли ЛеДафф о мистере Фрэнке в журнале Vanity Fair в 2008 году. «Мифы тогда были важны. И идет Роберт Франк, волосатый гомункул, европейский еврей со своим 35-миллиметровым диаметром. Лейка снимает старых сердитых белых мужчин, молодых сердитых чернокожих, сурово неодобрительных южанок, индейцев в салунах, он / она в переулках Нью-Йорка, отчуждение на конвейере, сегрегацию к югу от линии Мэйсона-Диксона, горечь, рассеянность , недовольство.

«Les Americains», впервые опубликованная во Франции Робертом Дельпиром в 1958 году, использовала фотографии г-на Франка в качестве иллюстраций к очеркам французских писателей. В американском издании, опубликованном в следующем году Grove Press, фотографиям было разрешено рассказывать свою собственную историю без текста, как г-н Франк задумал книгу.

Только после завершения поездок по пересеченной местности, описанных в «Американцах», г-н Франк встретил Джека Керуака, который написал о своих путешествиях по Америке в романе 1957 года «В дороге».Керуак написал введение к американскому изданию книги мистера Фрэнка.

«Это сумасшедшее чувство в Америке, — писал Керуак, — когда жаркое солнце и музыка доносится из музыкального автомата или с близлежащих похорон, это то, что Роберт Франк запечатлел на потрясающих фотографиях, сделанных, когда он практически путешествовал по дороге. сорок восемь штатов на старом подержанном автомобиле (по программе Guggenheim Fellowship) и с ловкостью, загадочностью, гениальностью, грустью и странной секретностью тени сфотографировали сцены, которых раньше никогда не видели на пленке.

Двадцать лет спустя Джин Торнтон в газете «Нью-Йорк Таймс» сказал, что книга находится в одном ряду с «Демократией в Америке» Алексиса де Токвиля и «Американская сцена» Генри Джеймса как одно из окончательных заявлений о том, что это за страна. около.»

«Эстетика моментальных снимков»

Г-н Франк вполне мог быть невольным отцом того, что стало известно в конце 1960-х годов как «эстетика моментальных снимков», личного небрежного стиля, который стремился передать внешний вид спонтанности в аутентичном стиле. момент.Фотографии оказали глубокое влияние на то, как фотографы начали подходить не только к своим предметам, но и к рамкам.

Эстетика г-на Франка — как в его личном опыте того, что он фотографировал, так и в отношении предмета, — получила дальнейшее определение и легитимность в 1967 году на основополагающей выставке «Новые документы» в Музее современного искусства в Нью-Йорке. В шоу были представлены работы Дайан Арбус, Ли Фридлендера и Гарри Виногранда, которые в то время были относительно малоизвестными бенефициарами мистера Мистера для молодого поколения.Новаторский стиль Фрэнка. Шоу сделало всех троих важными американскими артистами.

Роберт Луи Франк родился в Цюрихе 9 ноября 1924 года в семье зажиточных евреев. Его мать Регина была швейцаркой, но его отец, Германн, гражданин Германии, который стал лицом без гражданства после Первой мировой войны, был вынужден подать заявление на получение швейцарского гражданства для себя и двух своих сыновей.

[ Прочтите о том, как Роберт Франк привнес в свое искусство уникальный еврейский подход .]

В безопасности в нейтральной Швейцарии от нацистской угрозы, нависшей над Европой, Роберт Франк учился и стажировался у графических дизайнеров и фотографов в Цюрихе, Базеле и Женеве. Он стал поклонником Анри Картье-Брессона, который стал соучредителем фото-коллектива Magnum в 1947 году и чьи фотографии стали эталоном для поколений фотожурналистов.

Г-н Франк позже отвергнет работу Картье-Брессона, заявив, что она представляет все бойкое и несущественное в фотожурналистике.Он считал, что фотожурналистика слишком упрощает мир, подражая, как он выразился, «этим проклятым историям с началом и концом». Его больше привлекали картины Эдварда Хоппера до того, как Хоппер получил широкую известность.

«Так ясно и так решительно», — сказал г-н Франк Николасу Давидоффу в 2015 году для статьи в журнале The New York Times. «Человеческая форма в нем. Смотришь дважды — чего этот парень ждет? На что он смотрит? Простота двух обращенных друг к другу. Мужчина в кресле.”

Вначале г-н Франк привлек внимание легендарного арт-директора журнала Алексея Бродовича, который давал ему задания в Harper’s Bazaar. В течение следующих 10 лет г-н Фрэнк работал в Fortune, Life, Look, McCall’s, Vogue и Ladies Home Journal.

Беспокойный, он путешествовал по Лондону, Уэльсу и Перу с 1949 по 1952 год. Из каждой поездки он собирал книги со своими картинами в спиральных переплетах и ​​раздавал копии, в частности, Бродовичу и Эдварду Стайхену, тогдашнему руководителю отдела фотографии в Музее. современного искусства.

Книга Уокера Эванса «Американские фотографии», которая не была широко известна в 1950-е годы, возможно, оказала наибольшее влияние на знаковый проект г-на Фрэнка «Американцы».

«Когда я впервые взглянул на фотографии Уокера Эванса, — писал он в US Camera Annual в 1958 году, — я подумал о том, что написал Мальро:« преобразовать судьбу в осознание ». Человеку неловко хотеть от себя так много. ”

Эванс, в то время редактор изображений в Fortune, а также Бродович и Стейхен написали рекомендации для г.Фрэнк, когда он подал заявку на стипендию Гуггенхайма в 1955 году для финансирования проекта. С двумя фотоаппаратами и коробками с пленкой в ​​черном Ford Business Coupe он проехал более 10 000 миль и сделал, по его подсчетам, более 27 000 снимков, из которых 83 он выбрал для «Американцев».

В 1949 году он познакомился с художницей Мэри Локспайзер, которая была на девять лет младше его, и подарил ей книгу фотографий ручной работы, которую он сделал в этом году в Париже. В следующем году они поженились и поселились на Манхэттене, в Ист-Виллидж, в самом центре яркой сцены абстрактного экспрессионизма.(Сейчас она известна как Мэри Фрэнк.)

Мистер Франк вспомнил, как видел через окно Виллема де Кунинга с кистью в руке, шагавшего по студии в нижнем белье. В Cedar Tavern, легендарном баре по соседству, он пил и спорил с художниками того времени. Их сын Пабло (названный в честь виолончелиста Пабло Казальса) родился в 1951 году, а его дочь Андреа — в 1954 году.

Все это время г-н Франк иногда, хотя и неохотно, поддерживал себя коммерческой работой. Незадолго до выхода в свет американского выпуска «Американцев» Лу Сильверстайн, тогда арт-директор «Таймс», нанял его, чтобы он сделал серию фотографий на улицах Нью-Йорка для рекламной кампании газеты «Нью-Йорк.Позже фотографии были собраны в одноименную небольшую рекламную книгу, чтобы привлечь потенциальных рекламодателей.

Тем не менее, несмотря на все коммерческие намерения, фотографии для The Times демонстрируют напряжение одиночества, подобное тому, что проходит через «Американцев». После того, как г-н Сильверстайн умер в 2011 году, г-н Франк отправил записку на его поминальную службу и прочитал ее вслух, сказав: «Он оказал мне моральную поддержку, а также финансовую — и это сделало мою жизнь в Нью-Йорке возможной».

После того, как «Американцы» были опубликованы, г.Художественная энергия Фрэнка сместилась в сторону кино, и, хотя он продолжал работать в области фотографии и видео, он никогда больше не достигнет того же уровня признания своих работ. Г-н Макгилл, давний друг, однажды заявил, что г-на Фрэнка в конечном итоге будут помнить скорее как режиссера, чем как фотографа.

Сцена: богемный лофт

Его первый фильм «Потяни мою маргаритку» (1959) — краеугольный камень авангардного кино. Сделанный в лофте художественной студии Альфреда Лесли в Ист-Виллидж, он был одним из режиссеров Лесли, рассказывал Керуак и в нем участвовали, в частности, Аллен Гинзберг, Мэри Фрэнк, Грегори Корсо, Дэвид Амрам, Ларри Риверс и г.Младший сын Фрэнка, Пабло.

Адаптированный Керуаком из его пьесы «The Beat Generation», 28-минутный фильм демонстрирует в зернистых черно-белых тонах выходки веселой группы богемы, которые без предупреждения появляются на чердаке Нижнего Ист-Сайда, где художник, жена железнодорожника пригласила на обед солидного епископа. Фильм стал культовым как выражение философии импровизации и спонтанности битников, хотя, как позже выяснил Лесли, он был спланирован и отрепетирован.

В 1960 году г-н Фрэнк вместе с Йонасом Мекасом (умершим в январе), Питером Богдановичем и другими независимыми режиссерами основал New American Cinema Group. В том же году г-н Франк начал снимать фильм «Грех Иисуса». по рассказу Исаака Бабеля.

В 1965 году он снял свой первый полнометражный фильм «Я и мой брат» о Юлиусе Орловском, брате Петра, который был любовником Гинзберга. Этим фильмом мистер Фрэнк начал стирать грань между документальным кино и постановочными сюжетными сценами.

Распад его брака с Мэри в 1969 году совпал с фильмом «Разговоры в Вермонте», который он снял о своих детях, Андреа и Пабло. В следующем году он купил дом рыбака в Мабу, Новая Шотландия, вместе с художницей Джун Лиф, на которой он женился в 1975 году и которая стала его единственной непосредственной выжившей. Андреа погибла в возрасте 20 лет в авиакатастрофе в Гватемале в 1974 году; Пабло умер в 1994 году.

В начале 1970-х годов мистеру Фрэнку было поручено сделать фотографии для обложки альбома Rolling Stones «Изгнание на главной улице».Затем группа попросила его снять документальный фильм о концертном туре 1972 года. В фильме рассказывается не только о выступлениях группы, но и о жестокости толпы, употреблении наркотиков и обнаженных поклонницах. Стоунз имели в виду не это. Группа получила запретительный судебный приказ, который ограничивал то, где и как часто можно было показывать фильм.

В том же году Фрэнк опубликовал «Линии моей руки», книгу фотографий, которые он сделал до и после «Американцев». Его работы становились все более автобиографичными, дневниковыми.

Хотя фотографии в «Американцах» являются наиболее широко признанным достижением карьеры г-на Фрэнка, их можно рассматривать как прелюдию к его последующей художественной работе, в которой он исследовал различные среды, используя несколько кадров, создавая большие Печать Polaroid, видеоизображения, эксперименты со словами и изображениями, а также съемка и режиссура фильмов, таких как «Candy Mountain» (1988), автобиографический дорожный фильм, снятый с Руди Вурлитцером.

И все же именно «американцы», вероятно, продержатся дольше, чем все, что он сделал.В 2007 году он согласился повесить все 83 фотографии книги на Международном фестивале фотографии Пинъяо в Китае в честь 50-летия книги. А в 2009 году Национальная галерея искусств в Вашингтоне смонтировала «Взгляд внутрь: американцы Роберта Франка» — исчерпывающую и всестороннюю ретроспективу его шедевров, организованную Сарой Гриноф. Выставка проходила в Музее современного искусства Сан-Франциско и Музее искусств Метрополитен в Нью-Йорке.

Г-н Франк признал, что фотографируя американцев, он находил наименее привилегированных из них наиболее привлекательными.

«Моя мать спросила меня:« Почему вы всегда фотографируете бедных людей? »- сказал г-н Франк Давидоффу в журнале The Times. «Это было неправдой, но я симпатизировал людям, которые боролись. Также было мое недоверие к людям, которые устанавливали правила ».

Уильям Макдональд предоставил отчеты.

Фотожурналист Кен Лайт видит, что Америка находится в упадке

Изменения к лучшему казались возможными, когда я начал фотографировать американскую жизнь 50 лет назад. За свою карьеру, посвященную документированию в основном обездоленных, я с нетерпением ждал перемен.Меня привлекали общины, в которых жили люди, чьи руки строили эту страну — рабочие, которые собирали фрукты, производили обувь, возводили небоскребы, добывали товары. Но вместо улучшения условий радикальные сдвиги в социальной структуре ухудшили жизнь на нижних ступенях. Если взять только одну меру, то 10% самых богатых американских семей владеют 70% всего семейного богатства; нижним 50 процентам принадлежит всего 2 процента, что ниже 3,7 процента в 1989 году.

Итак, десять лет назад я решил показать, как выглядит империя в упадке.Мое путешествие началось в 2011 году и проехало по стране. Он включал сцену убийства в Детройте; женщины, рубящие сорняки на соевом поле в дельте Миссисипи; закрытые дома в Бейкерсфилде, Калифорния; и — потому что я хотел задокументировать огромную пропасть между имущими и неимущими — игроков в поло в клубе во Флориде и посетителей оперы на гала-вечере в Сан-Франциско. Я дважды сфотографировал «Крик» Эдварда Мунка — настоящую картину на аукционе Сотбис в Нью-Йорке и дешевую подделку, украшающую лагерь для бездомных на тротуаре Сан-Франциско.

Когда я искал рассказы о погибших, о жизнях, запертых в отчаянии, я был потрясен и опечален по-новому. Однажды летом я путешествовал по Югу, вспотев в арендованной машине, несмотря на то, что кондиционер работал. Когда я пересекал границу из Теннесси в Миссисипи, надвигался шторм, я обнаружил кирпичное школьное здание с разбитыми окнами, широко открытыми дверями и внутренним разрушением — действительно разорванным на части, как будто бригада по сносу. Вокруг никого не было, поэтому я бродил, пока не наткнулся на одинокую парту.Свет падал на его поверхность, красиво освещая. Я обошла стул, глядя на свет, разбитое стекло, обрушившийся потолок. Мне это показалось посланием от Бога, подчеркивающим святость образования. Но государственные школы Миссисипи год за годом считаются одними из худших. Я сфотографировал стол.

В течение десяти лет я ехал по бесконечным автострадам и проселочным дорогам, через центральные районы и в городские центры, фотографируя культуру и страну в том, что мне казалось полномасштабным кризисом, «Курс Империи», как я назвал мою новую книгу.Американцы теперь не понаслышке знают, что демократии — это живые организмы, более хрупкие, чем мы думаем. Они требуют регулярного ухода и кормления. Мы определенно проверили свои пределы. Неужели мы вытолкнули Америку из строя? В поисках ответа вот кое-что из того, что я увидел.

Заброшенная школа, Фрайарс-Пойнт, штат Мисс. Дети, заброшенная школа, Детройтский ветеран, бездомные и биполярные, уличные приюты, Даллас Застрелен и арестован, окружная больница, Окленд, Калифорния. в отчаянии я был потрясен и опечален по-новому.

Американцы теперь не понаслышке знают, что демократии — это живые организмы, более хрупкие, чем мы думаем.

«Крик» Эдварда Мунка на аукционе, Бездомные в Нью-Йорке, Сан-Франциско Заброшенные дома и дома, лишенные права выкупа, Бейкерсфилд, Калифорния. Инаугурация Дональда Трампа, Вашингтон Чоппинг, 8,50 долларов в час, Отец и сын Миссисипи, Западная Хелена, Арканзас.
Об этом story

Кен Лайт представлен на сайте Contact Press Images.

Редактирование фотографий Хлои Коулман. Дизайн и разработка Эндрю Брэфорд и Хлоя Коулман.

Познакомьтесь с 10 фотографами эпохи депрессии, запечатлевшими борьбу сельских жителей Америки | Умные новости

Портрет 32-летней Флоренс Томпсон из цикла «Мать-иммигрантка» Ланге. В записях Ланге подробно говорилось, что в семье было «семеро голодных детей», в том числе и тот, который изображен здесь. «Нипомо, Калифорния, около 1936 года. Библиотека Конгресса

В 1930-х годах под эгидой того, что впоследствии стало Администрацией безопасности фермы, 10 фотографов разного происхождения — все белые — были отправлены для выполнения задачи по документированию Америки во времена крайней нищеты.Некоторые фотографии из этого проекта стали знаковыми для этого периода. Но как быть с фотографами, которые их снимали? Вот кем они были:

Фермер идет в пыльную бурю. Округ Симаррон, Оклахома, около 1936 года. Артур Ротштейн / Wikimedia Commons

Ротштейн был первым штатным фотографом FSA. Житель Нью-Йорка по происхождению, который учился в Колумбийском университете, он хотел показать разрушения Пыльной чаши людям на востоке. «Цель [фотографии] — побудить людей к действию, изменить или предотвратить ситуацию, потому что она может быть неправильной или вредной, или поддержать или воодушевить ее, потому что она полезна», — написал он в книге 1986 года, цитируемой Ученые Симмонс-колледжа.

Правительственный агент беседует с потенциальным клиентом по переселению в округе Гаррет, штат Мэриленд, около 1938 года. Теодор Юнг / Библиотека Конгресса

Юнг был художником-графиком и рисовальщиком, а также фотографом. Он начал снимать фотографии для того, что тогда называлось Управлением по переселению в 1934 году, пишет Международный центр фотографии. Юнг, который родился в Вене и фотографировал с 10 лет, путешествовал по Мэриленду, Огайо и Индиане, фотографируя сельскохозяйственные проекты и людей, которые там жили.

Предполагаемые поселенцы перед почтовым отделением в Юнайтед, округ Уэстморленд, штат Пенсильвания. Около 1935 года. Библиотека Конгресса

Шан был художником и художником, а также фотографом, который работал неполный рабочий день в отделе фотографии FSA. Его интерес к искусству привел его к работе с разными типами фотоаппаратов, некоторые из которых позволяли ему фотографировать объекты, не зная, что они фотографируются, пишет Международный центр фотографии.Но одна из его самых известных работ — это серия из 23 картин, посвященных суду над итальянскими анархистами Сакко и Ванцетти, делу, которое «очень меня обеспокоило», — сказал он однажды.

Набережная в Новом Орлеане, штат Луизиана. Сцена на тротуаре французского рынка, 1935 год. Уокер Эванс / Библиотека Конгресса

Выходец из богатой семьи, Эванс работал рекламным фотографом и фотографом-документалистом, прежде чем присоединиться к FSA. «Обладая присущей ему изяществом и структурой, его фотографии витрин магазинов, парикмахерских и сельских домов богаты деталями повседневной жизни, а иногда и отчаянной нужды», — пишет Музей современного искусства Метрополитен.Эванс фотографировал в Пенсильвании, Западной Вирджинии, Джорджии, Алабаме, Миссисипи и Луизиане.

Портрет 32-летней Флоренс Томпсон из цикла «Мать-иммигрантка» Ланге. В записях Ланге подробно говорилось, что в семье было «семеро голодных детей», в том числе и тот, который изображен здесь. «Нипомо, Калифорния, около 1936 года. Библиотека Конгресса

Ланге, который был из Нью-Джерси, работал фотографом-портретистом в Сан-Франциско, прежде чем присоединиться к отделу фотографии, сообщает PBS.Большая часть ее фотографий FSA была снята в Калифорнии. Ее фотографии «Мать-мигрантка», сделанные в Нипомо, Калифорния, являются, пожалуй, самыми известными фотографиями Великой депрессии. Когда Ланге отправляла свои изображения, она включала прямые цитаты людей, которых она фотографировала, а также свои собственные наблюдения. «Я не верю, что президент знает, что с нами происходит», — сказал ей один из испытуемых.

Урожай мальчиков CCC (Civilian Conservation Corps) за работой. Округ Принс-Джордж, штат Мэриленд, около 1935 года.Библиотека Конгресса

Mydans, проработавший в FSA всего год, впоследствии стал фотографом-основателем журнала Life. В течение того года, как пишет Международный центр фотографии, Миданс, выросший в Бостоне, где он также изучал журналистику, задокументировал южную хлопковую промышленность и южное сельское хозяйство. «Миданс с состраданием фотографировал жизни тех, кто пострадал, обездоленных и эксплуатируемых, задавая образец, которому должны следовать многие другие фотографы, работавшие на FSA», — пишет Международный центр фотографии.

Лошадей, которые все утро работали на сенокосе, в полдень привозят на ранчо за водой и едой. Долина Биг-Хоул, округ Биверхед, штат Монтана, около 1942 года. Библиотека Конгресса

Ли родился в Иллинойсе, имел степень инженера и работал инженером-химиком, прежде чем стать художником, а затем фотографом. Он, возможно, был самым плодовитым фотографом для FSA, пишет Историческая ассоциация штата Техас. Рой Страйкер, глава отдела фотографии FSA, описал его как «систематика с камерой» из-за его внимания к «визуальным аспектам любого социального ситуация, в которой он оказался.Он наиболее известен тем, что делает внутренние фотографии, показывая ту часть жизни, которую не смогли запечатлеть многие другие фотографы.

Ада Тернер и Эвелин М. Драйвер, руководитель отдела управления домом и домашнего хозяйства, консервируют английский горох с помощью скороварки на кухне миссис Миссури Томас. Фермы реки Флинт, Джорджия, 1939 год. Wikimedia Commons

Уолкотт, родившийся в Нью-Джерси, изучал фотографию в Вене и видел рост нацизма там, прежде чем вернуться в Америку.Она работала над женским портретом в газете, прежде чем была нанята FSA в качестве первой женщины-фотографа, работающей полный рабочий день. Она работала по всей стране с 1938 по 1942 год, но боролась с сексизмом со стороны Страйкера, пишет Библиотека Конгресса.

Ожидание на отдельной автобусной станции в Дареме, Северная Каролина, около 1940 года. Wikimedia Commons

Делано был украинско-американским фотографом, который присоединился к FSA в 1940 году. «Его ранние работы заставляли его идти по следу рабочих-мигрантов из Флориды в Мэриленд, продолжающийся проект в округе Грин, штат Джорджия., табачные фермеры в Коннектикуте, промышленность и сельское хозяйство в Новой Англии », — пишет Дэвид Гонсалес для The New York Times. «Отдать должное этой теме всегда было моей главной заботой», — написал он в своей автобиографии. «Свет, цвет, текстура и так далее для меня важны только потому, что они способствуют честному изображению того, что находится перед камерой, а не как самоцель».

Мужчина у причала в Аннаполисе, штат Мэриленд, около 1937 года. Библиотека Конгресса

Один из самых молодых членов команды, Вашон был нанят из университета на административную должность в FSA.Он перешел к фотографии, снимая на равнинах, пишет Международный центр фотографии. Вашон был известен тем, что снимал протесты и забастовки, от чего многие фотографы избегали. «Его фотографии сопоставляют богатых и бедных, обещания общества и его компромиссы», — пишет Р. Л. Картрайт для MNOpedia.

В начале 1940-х отдел фотографии FSA под руководством Страйкера превратился в военную инициативу Управления военной информации, а затем был распущен. Фотографы разошлись.

Если вы хотите увидеть другие работы этих фотографов, нажмите на их имена, и вы попадете в их каталоги Библиотеки Конгресса. Посетите Библиотеку, чтобы ознакомиться с полным списком всех фотографов, нанятых FSA, в том числе нанятых в 1940-х годах.

Американская история Города Среда Сельское хозяйство Великая депрессия Фотографов Фотография Женская история

Рекомендованные видео

Премия Баума для начинающего американского фотографа

Home »Искусство» Премия Баума начинающему американскому фотографу

Обладатель премии Baum Award 2014 — Джейми Уоррен.

Премия Баума Справочная информация
Премия Баума для начинающего американского фотографа (Премия Баума) — это проект, основанный на убеждении, что фотография является мощно влиятельной средой, способной эмоционально соединяться с аудиторией так, как не могут слова. Эта способность достигать людей на интуитивном уровне может преобразовать осведомленность в понимание и привести интерес к действиям — фундаментальным аспектам здорового и жизнеспособного общества.

Премия Баума предоставляет начинающим фотографам ресурсы и средства для развития своего искусства в критический момент их карьеры.Награда состоит из денежного гранта в размере 10 000 долларов США, двухмесячной выставки и приема в San Francisco Camerawork, которые чествуют художника и собирают вместе художественное сообщество области залива Сан-Франциско, чтобы посмотреть их работы. Премия Баума также предоставляет награжденным артистам широкое освещение в средствах массовой информации, а победители прошлых лет освещаются в различных средствах массовой информации, включая New York Times, Huffington Post и KQED района залива.

Внесите вклад в Премию Баума, нажав кнопку ниже.

С 2008 года SF Camerawork, партнер Baum, руководит процессом номинации и жюри премии Baum, а также проводит двухмесячную выставку. Двадцати пяти кураторам современного искусства предлагается номинировать двух начинающих художников на соискание награды. Жюри из профессиональных художников и кураторов выбирает финалистов из 50 номинантов. Премия Баума — единственная награда в США, которая выделяет «молодых» американских фотографов за поддержку, и является крупнейшей национальной наградой среди грантов и стипендий, доступных в области фотографии.

Лауреаты премии Баума

Обладатель премии Baum Award 2014 — Джейми Уоррен.

2014 — Джейми Уоррен

Джейми Уоррен — фотограф и перформанс, живущий в Канзас-Сити, штат Миссури, и Бруклине, штат Нью-Йорк. Ее последние работы представляют собой сложные формы автопортрета с использованием макияжа, реквизита, костюмов, протезов и часто сообщества сотрудников. Многие из ее фотографий — это воссоздание изображений, сделанных ею для фотошопов, которые она отбирает из Интернета, переработанных без цифровых улучшений в эстетике, основанной на принципах «сделай сам».Ее работа исследует параметры перформанса и идентичности в контексте истории искусства, поп-культуры и Интернета. Уоррен отмечает: «Я взял на себя полный контроль над этими постановочными сценами, и я привношу современную культуру и юмор в инсталляции, костюмы и персонажей, которые создаю». Помимо работы в качестве фотографа, она является со-создателем / со-директором развлекательного шоу «Whoop Dee Doo». Whoop Dee Doo проводит бесплатные шоу и семинары в прямом эфире с местными и национальными группами молодежи и малообслуживаемыми молодежными группами.

Обладатель премии Баума 2012 — Эрик Уильям Кэрролл.

2012 — Эрик Уильям Кэрролл
Эрик Уильям Кэрролл родился и вырос на Среднем Западе, в настоящее время проживает в Сан-Франциско. Его работы образно богаты и вызывают дискуссии о современном использовании этого средства массовой информации, такие как — чего мы ожидаем от фотографии и почему ее использование так широко? Он выставлялся во многих городах, в том числе: Fotohof в Зальцбурге, Австрия; Фотоклуб Нью-Йорка; и Музей современной фотографии в Чикаго.Кэрролл участвовал в резиденциях в колонии МакДауэлл, фотоцентре Райко и природном заповеднике Блэклок. Узнайте больше об Эрике и его фотографиях на его веб-сайте и в блоге.

Победитель Премии Баума 2010 — Кристофер Симс.

2010 — Кристофер Симс
Фотографии Кристофера Симса в «Театре войны: Мнимые деревни Ирака и Афганистана» изображают людей и места, которые играют определенную роль в вымышленных «деревнях», которые служат U.С. военный полигон для солдат. Деревни служат странным и острым перевалочным пунктом для людей, отправляющихся на войну, и для тех, кто бежал из нее. Солдаты взаимодействуют с воображаемыми сельскими жителями, часто недавними иммигрантами из Ирака и Афганистана, которые теперь нашли работу в Америке, играя в версии жизней, которые они оставили позади. Проводя выставку премии Баума в 2010 году, Шэрон Таненбаум, исполнительный директор SF Camerawork, отметила: «Знакомство Реальность и места, которые в значительной степени неизвестны большинству американцев, Sims создает прекрасные формальные фотографии, но с необычайной изюминкой этого сюрреалистического элемента современной войны.Симс был единогласно выбран жюри, в которое вошли: Брюс Хейнли, редактор Artforum, Лос-Анджелес; Эрин О’Тул, помощник куратора отдела фотографии, SFMOMA; Тина Такемото, художник и профессор Калифорнийского колледжа искусств; Джек фон Эйв, хранитель коллекции иллюстраций библиотеки Бэнкрофта, Калифорнийский университет в Беркли; и Чак Мобли, куратор, San Francisco Camerawork.

Победитель премии Баума 2009 — Шон МакФарланд.

2009 — Шон МакФарланд
Шон МакФарланд сочетает свои собственные фотографии в документальном стиле с найденными изображениями, чтобы создать таинственные и сюрреалистические пейзажи в своей серии под названием « изображений Земли. ”Работая как вручную, так и на компьютере, МакФарланд делает коллажи, которые затем повторно фотографирует на наземную камеру Polaroid MP4. Полученные изображения сочетают в себе спонтанность и правдивость полароида с искусством нового цифрового языка. Макфарланд отмечает: «Сосредоточившись на создании изображений мира природы, я заинтересован в создании изображений нас, того, как мы меняем Землю и как земля меняет нас в ответ. Я использую фотографии Polaroid как свидетеля пейзажа, показываю нам его историю, наш след в нем и восхищаюсь его красотой.«Фантастические пейзажи Макфарланда меняют наше восприятие реальности и бросают вызов авторитету фотографии. Его последний проект « Dark Pictures » — это фотографии густой листвы, которые выглядят так, как если бы они были сделаны в национальном парке, но на самом деле были сделаны в пределах десяти миль от дома Макфарланда в Сан-Франциско.

Лауреат премии Баума 2008 года — Майк Броди.

2008 — Майк Броди
Майк Броди документирует молодежь, живущую на окраинах общества, в изображениях, которые необработаны, но не безнадежны.Как 20-летний фотограф, живущий в Филадельфии, Броди называл себя «Полароидным ребенком», потому что до этого момента он снимал только на пленку Polaroid на камеры, которые можно найти в комиссионных магазинах. Сейчас Броуди снимается на 35-миллиметровую пленку, и его последняя серия фотографий называется «Это рокавейское лето: мальчики и девочки современных железных дорог». В сериале рассказывается о жизни молодых людей, которые садятся на поезда и которые, по словам Броди, являются «одной из самых важных, недооцененных и временных подпольных культур современности.Когда его спросили о его планах, г-н Броди сказал: «Я просто хочу мигрировать в течение следующих нескольких лет, следя за теплой погодой и фотографируя поезд, прыгающий по Америке».

Обладатель Премии Баума 2005 — Лиза Кереси.

2005 — Лиза Кереси
Суровые образы г-жи Кереси пустых и заброшенных пространств в Нью-Йорке и его окрестностях создают драмы из остатков жизни людей и раскрывают ее интерес к фантазиям, побегам, гламуру и нашим неудачным попыткам достичь их.Г-жа Кереси специализировалась на фотографии в Бард-колледже, а в 2000 году получила степень магистра изящных искусств в Йельском университете. Ее работы были включены в групповые выставки в Музее американского искусства Уитни и Художественном музее Бронкса. Г-жа Кереси также успешно работает фотографом-фрилансером. Ее работы публиковались в The New Yorker, Nest, Details, Wallpaper и других изданиях. В 2005 году Премию Баума принимал Художественный музей Беркли, куратор Хайди Цукерман-Якобсон, а в состав жюри входила художница Кэтрин Вагнер.

Лауреат Премии Баума 2004 — Кэти Граннан.

2004 — Кэти Граннан
Кэти Граннан получила Премию Баума 2004 года. Ее поразительные портреты исследуют желание ее героев предстать перед объективом камеры. Г-жа Граннан получила степень магистра изящных искусств в Йельском университете в 1999 году. Ее фотографии были включены в биеннале Уитни 2004 года. Персональные выставки г-жи Граннан включают: фестиваль фотографии в Арле во Франции; 51 изобразительное искусство в Антверпене, Бельгия; Артемис Гринберг Галерея Ван Дорен и Салон 94 в Нью-Йорке.Работы г-жи Граннан собраны Музеем современного искусства Сан-Франциско, Музеем Метрополитен, Музеем Гуггенхайма и Музеем Уитни. Образцовая американка: Кэти Граннан, первая монография художницы, была выпущена в 2005 году. В 2004 году Премию Баума принимал Художественный музей Беркли, куратор Хайди Цукерман-Якобсон.

Лауреат Премии Баума 2003 — Луис Гисперт.

2003 — Луис Гисперт
Премия Баума 2003 года, врученная Хайди Якобсон Цукерман в Художественном музее Беркли, была присуждена Луису Гисперту.Г-н Гисперт, член кубинской семьи, сбежавший с Кубы на плоту в 1960-х годах и поселившийся в Майами, вырос беспризорным мальчиком на подделанной машине. Он открыл для себя фотографию и в конце концов выиграл стипендию для обучения по программе магистра изящных искусств Йельского университета. Его большой прорыв произошел, когда он был выбран для участия в биеннале Уитни в 2002 году. После получения премии Баума г-н Гисперт участвовал в выставке в Музее Уитни, а также провел персональную выставку в галерее Art Pace San Antonio и был представлен пятилетним обзором его работы в Художественном музее Дартмутского колледжа.Работы Гисперта находятся, в частности, в коллекциях Музея Гуггенхайма, Музея Уитни и Художественного музея Майами. В 2003 году Премию Баума принимал Художественный музей Беркли, куратор Хайди Цукерман-Якобсон.

Лауреат Премии Баума 2001 — Дебора Ластер.

2001 — Дебора Ластер
Первая премия Баума была вручена в 2001 году Деборе Ластер совместно с галереей друзей фотографии / Анселя Адамса в Сан-Франциско под кураторским надзором Норы Кэбот.Фотографии Ластера заглядывают в скрытые миры семьи, преступности и заключения, запечатлевая интимные портреты заключенных в Луизиане. После победы в Премии Баума Ластер получил в 2002 году стипендию Джона Гутмана в области фотографии от Фонда Сан-Франциско и премию «Анонимная была женщина»; ее фотография, полученная на премию Баума, также была приобретена Музеем современного искусства Сан-Франциско. Премия Баума дала Ластеру время для печати своей книги One Big Self: Prisoners of Louisiana , выпущенной в 2003 году издательством Twin Palms Publishing.

← РАЗЛИВ — Изображения из залива

Научное образование для девочек — горячая тема для разговоров в Сан-Франциско →

Посмотреть все искусства

Месяц наследия коренных американцев в галерее в Нэшвилле празднуется выставкой фотографий, посвященных колонизированным местам | WPLN News

Адам Сингс на выставке Timber «Reclaim: Indigenizing Colonized Spaces» открылся в этом месяце в галерее COOP в районе Веджвуд-Хьюстон в Нэшвилле и будет демонстрироваться до понедельника, ноября.29. Синди АбрамсWPLN News

В небольшой комнате кураторского коллектива COOP висит десять ярких фотографий.

В каждом из них женщины в традиционных регалиях стоят перед «колонизированным пространством» — Башней Трампа, Чикагским музеем естественной истории Филд или мотелем Bozeman’s Lewis and Clark.

Адам Сингс на фотографии Флоренс Дойл, Апсаалуке (Ворона), снятая в Бозмане, штат Монтана. Синди Абрамс, WPLN News

Выставка «Reclaim: Indigenizing Colonized Spaces» предоставлена ​​Адамом Сингсом в древесине, фотографом Apsáalooke (Crow) стремясь поднять и прославить сообщество коренных американцев с помощью искусства.В «Reclaim» Sings in the Timber поместили коренных женщин, одетых в традиционную или современную одежду пау-вау, в города, которые теперь занимают земли, которые их люди когда-то называли своим домом.

В

Sings in the Timber говорится, что эта выставка в первую очередь предназначена для коренного населения.

Адам поет в лесу, фотограф Apsáalooke (Ворона )Courtesy Адам Поет в лесу Тимбервиа singsinthetimber.com

«Я определенно хочу, чтобы они ушли с чувством гордости за то, кем мы являемся как народ, — что я знаю, что нам нужно должны не только существовать, но и иметь эту процветающую культуру и традиции », — говорит он.

Для Sings in the Timber это намерение сформировало его подход к работе. Вместо того, чтобы рассматривать женщин, которых он фотографирует, как объекты или модели, он говорит, что видит в них творческих сотрудников, которые работают с ним над созданием этого произведения искусства.

Он также надеется, что для зрителей, не принадлежащих к коренным народам, «Reclaim» может послужить образовательной возможностью «переустановить их представление о коренных народах как о пережитках прошлого или людях из прошлого».

«Вы знаете, думают ли они, что мы вымерли или ассимилировались в обществе, это совсем не так», — говорит Sings in the Timber.«У нас есть сильная и процветающая культура, идею которой, я надеюсь, передают мои фотографии. С этим… чувством: «Мы здесь, и мы всегда будем здесь. А мы сильные, стойкие люди ».

Галерея COOP Curatorial Collective начала выставку Адама Сингса в проекте Timber «Reclaim» 6 ноября. Синди АбрамсWPLN News

Галерея COOP, где выставляется «Reclaim», была создана как некоммерческое пространство, где художники могут быть свободны чтобы исследовать свои работы, не учитывая рыночную стоимость, и COOP заявляет, что стремится отображать художников с разнообразным контентом, медиа и опытом.Экспонаты в основном курируют члены COOP, которые указали галерею в направлении Адама Сингса в работе Timber. Кураторский комитет посчитал, что это был подходящий проект в нужное время для показа на стенах галереи в ноябре, в рамках празднования Месяца национального индейского наследия и в преддверии Дня благодарения.

«Идея заключалась в том, чтобы это подходящая выставка ко Дню Благодарения», — говорит Сара Ледерах, вице-президент COOP. «Потому что культурная история — это ложь о том, что такое День Благодарения, и я думаю, что в национальном масштабе мы только начинаем разговоры об этой истории и колониализме.”

Вице-президент COOP Сара Ледерах стоит перед «Reclaim» в галерее за день до праздника Благодарения. Cindy AbramsWPLN News

«Reclaim: Indigenizing Colonized Spaces» будет демонстрироваться до понедельника, 29 ноября, в галерее COOP. За Адамом Сингсом в продолжающейся серии фотографий Timber, посвященных колонизированным пространствам, можно следить в Интернете в его Instagram, Facebook и Twitter.

6 фотографий Гордона Парка, подтверждающих эпоху гражданских прав в Америке

Конец Гордон Паркс был фотографом, наиболее известным за документирование жизни афроамериканцев с 1940-х по 1970-е годы.Он родился в 1912 году в Канзасе, был самым младшим из 15 детей и с раннего возраста испытывал трудности и изоляцию. В 1937 году, когда ему было 25 лет, он впервые взял в руки фотоаппарат и начал снимать проблемы расы, бедности и правоохранительных органов в Соединенных Штатах.

Первым фотографом

Парк работал в Управлении безопасности фермы, а позже он стал постоянным автором журналов Ebony и Vogue ; Позже он был нанят первым афроамериканским штатным фотографом в журнале Life .Но скрытые таланты выходили за рамки неподвижных изображений. В 1969 году он стал первым чернокожим режиссером крупного голливудского фильма под названием « Древо обучения ».

Паркс был не просто плодовитым художником. Он был защитником гражданских прав. Однажды он сказал: «Я выбрал свою камеру как оружие против всего того, что мне не нравится в Америке — бедности, расизма, дискриминации». Его исторические изображения остаются острым напоминанием об американской истории и расовых проблемах, с которыми все еще сталкиваются сегодня. Читайте дальше, чтобы узнать истории о шести его самых известных фотографиях.

Вот шесть культовых фотографий Гордона Парка, на которых запечатлены жизни афроамериканцев в XX веке.

American Gothic , Вашингтон, округ Колумбия, 1942 год

Это фото — одна из самых ранних и узнаваемых работ Парка. На нем изображена Элла Уотсон, которая работала уборщицей в Управлении безопасности фермы (правительственное агентство, созданное в 1937 году для борьбы с сельской бедностью во время Великой депрессии в США). Уотсон убирала офисы по ночам, но так и не получила повышения из-за своей расы.Паркс узнал об истории ее жизни и попросил разрешения сфотографировать ее на работе, дома и в обществе в серии из не менее 90 снимков, сделанных за несколько лет.

Это изображение под названием American Gothic является прямой пародией на одноименную культовую картину 1930-х годов художника Гранта Вуда. Этот портрет Уотсона, поставленный перед американским флагом, держащим орудия труда, подчеркивает расовое неравенство, которое было распространено в период до установления гражданских прав в Америке, «стране возможностей».”

Рэд и Херби Леви на похоронах Мориса Гейнса , Гарлем, Нью-Йорк, 1948⁠
Первое фото-эссе

Паркс, Harlem Gang Leader, появилось в выпуске от 1 ноября Life в 1948 году. Для этого проекта Паркс завоевал доверие одной конкретной банды и ее лидера Леонарда «Рэда» Джексона и провел шесть недель. фотографируя их. На этом эмоциональном изображении из сериала Рэд и Херби Леви оплакивают своего друга Мориса Гейнса, который был найден умирающим на тротуаре в Гарлеме однажды ночью в 1948 году.Паркс надеялся, что его изображения дадут более полное представление о Рэде и его друзьях, которые часто подвергались остракизму со стороны общества и заклеймлены как преступники с низким уровнем жизни. Этот образ вызывает сочувствие к мальчикам, которые явно столкнулись с разрушительной реальностью.

Emerging Man , Гарлем, Нью-Йорк, 1952–

Emerging Man был частью большого фоторепортажа для Life под названием A Man Becomes Invisible .Сериал был вдохновлен книгой Ральфа Эллисона «Человек-невидимка », «Человек-невидимка », вышедшей в том же году. В романе рассказывается история человека, который остается незамеченным из-за цвета кожи. Это изображение, вместе с тремя другими, было опубликовано в выпуске журнала Life за 1952 год как визуальная интерпретация романа Эллисона. На фотографии запечатлен мужчина, поднимающийся из открытого люка, лицо которого затемнено ночными тенями. Субъект смотрит прямо в глаза зрителю, заставляя их действительно видеть его.

Внешний вид в , Мобил, Алабама, 1956–

В 1956 году издательство « Life » опубликовало 26 редких цветных фотографий Парка под названием « Ограничения: открытое и скрытое ». Сериал исследует расовую сегрегацию, в частности, глазами семьи Тортон из Алабамы. Он запечатлел их повседневную борьбу за преодоление дискриминации, показывая, как предрассудки пронизывают даже самые обычные моменты.На этом изображении, озаглавленном Внешний вид В , черные дети смотрят через проволочный забор, который действует как физический барьер между ними и выставочной площадкой «только для белых».

Без названия , Нью-Йорк, 1963

Парков задокументировали движение за гражданские права на протяжении 1950-х и 1960-х годов. Одним из самых поворотных лет был 1963 год, и Паркс сделал бесчисленное количество фотографий протестов, происходящих в Гарлеме в это время. На этом изображении изображен мужчина с плакатом протеста с надписью: «Мы живем в полицейском государстве.«На заднем плане видно больше мужчин, которые тоже держат таблички с аналогичными надписями. Эмоционально истощенное выражение лица главного испытуемого отражает настроение того времени. Подобные изображения, наряду с маршем в Вашингтоне, округ Колумбия, и знаменитой речью доктора Мартина Лютера Кинга «У меня есть мечта», побудили защитников гражданских прав в США бороться за перемены.

The Fontenelles at the Poverty Board , Harlem, New York, 1967⁠

В 1967 году журнал « Life » поручил «Паркам» задокументировать жизнь чернокожих семей, живущих в бедности.В серии под названием « A Harlem Family » Паркс запечатлел жизнь семьи Фонтенелл. После того, как он попросил у родителей Нормана и Бесси разрешения сфотографировать их, он провел несколько дней со всей семьей без фотоаппарата, чтобы они сначала почувствовали себя комфортно в его присутствии. Полученные в результате интимные образы проливают свет на тяжелое положение семьи — от плохих условий жизни до отсутствия образования. На этом изображении под названием The Fontenelles at the Poverty Board запечатлена семья, сбившаяся в кучу за офисным столом и разговаривающая с клерком из совета по бедности.Их усталые лица отражают разочарование, которое испытывали многие афроамериканцы, столкнувшиеся в то время с расизмом и бедностью.

Фонд Гордона Парков: Веб-сайт | Facebook | Instagram | Twitter

Все изображения предоставлены Фондом Гордона Парка.

Статьи по теме:

Ганский художник исследует, как быть черным в Америке через красочные портреты [Интервью]

5 произведений Кары Уокер, рассказывающие исторические истории жизни афроамериканцев

5 новаторских чернокожих женщин, которые вы должны узнать об этом месяце истории чернокожих

12 книг, которые вы должны прочитать в этом месяце черной истории и круглый год

.
Американский фотограф: 20 знаменитых фотографов, которых надо знать

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх