Elliott erwitt фотографии: Эллиотт Эрвитт

Содержание

Эллиотт Эрвитт

Вы любите заглядывать в замочную скважину? А наблюдать за людьми, когда они об этом даже не подозревают? Вам нравится реальная жизнь реальных людей, реальных ситуаций и реальных событий? С их эмоциональным разнообразием, непридуманностью сюжетов, непостановочностью кадров? Тогда Вам просто необходимо ближе познакомиться с жизнью и творчеством Эллиотта Эрвитта, выдающегося фотографа XX века, еще при жизни ставшего легендой мировой фотографии.

Для каждого фотографа любой его снимок – это свой отдельный мир, в котором есть свои координаты и свой язык. Заслуженную славу Эллиотту Эрвитту принесли гениальные черно-белые отпечатки Америки и Европы рубежа 50-60-х годов, на которых с присущей автору ироничностью, запечатлены события, происходящие с его современниками. Большинство фотографий мастера стали не только классическими образцами, но и зеркальными иллюстрациями того времени – как обыденной жизни, так и значимых событий и персон.

Героями фотографий Эрвитта становились обыкновенные прохожие и президенты супердержав, харизматичные лидеры непризнанных государств и известные во всех уголках земного шара звезды кино и эстрады.

Его работы отличались особой эмоциональностью, искрометным чувством юмора и глубоким смыслом. Все они разные, и каждая из них особенная. Своим жизнеутверждающим оптимизмом они были понятны и доступны большинству, поэтому и покорили публику многих стран.

Уникальность техники Эллиотта Эрвитта, которую отмечали многие его современники и последователи, заключалась в его удивительной способности увидеть иронию в окружающей нас действительности. Предварительная постановка кадров, запланированность сюжетов и использование ретуши, все это не являлось стилем работы фотографа. Фотография, по его мнению, имеет дело с тем, что есть в реальности; а если есть ретушь или постановка – это уже нельзя назвать фотографией. «Я не против постановки как таковой, у фотографа есть, безусловно, определенная власть над моделью. Но зачем просить людей делать какие-то глупости, если они и так их без вашей просьбы совершают». Обладая очень оригинальным и своеобразным взглядом на жизнь и окружение, фотографу удавалось самую рядовую и обыденную ситуацию, самую заурядную композицию отобразить в новом свете.

«Фотография – это ремесло. Любой, обладающий достаточной долей ума и упорства, может его освоить. Но чтобы фотография стала больше, чем ремеслом, необходимо нечто другое. И здесь начинается «магия». И я не знаю этому никакого объяснения». Но, не зная объяснения и, тем более, не трактуя его окружающим, фотографу удавалось создавать поистине магические фотографии. Все, что когда-либо было снято Эрвиттом – это неподдельная реальность, увиденная глазами оптимиста и зафиксированная его пленочным фотоаппаратом.

Забегая наперед, хочется отметить, что фотограф, как и многие другие именитые мастера фотографии его поколения, активно выступал против «цифры» и photoshop, снимая исключительно на пленку. Глядя на его работы, невозможно отделаться от мысли, что Эрвитт не просто весьма наблюдательный, но и, бесспорно, живо мыслящий и молниеносно реагирующий на ситуацию фотограф. Портреты, созданные им – это не застывший «слепок» личности. Они наполнены динамикой, жизнью и эмоциями. Это мысль, это процесс, и очень часто беззлобная и обескураживающая ирония.


Неповторимый стиль его фотографий, способен вызывать противоречивые чувства – от изумления, восхищения и радости до грусти и даже страха. Но, как бы там ни было, все его фотографии – очень яркие, оригинальные и провоцирующие, порой игривые, но всегда осмысленные и притягивающие внимание работы. Во всех его снимках красной нитью пролегла легкость и благожелательное отношение к снимаемым объектам, да и к жизни в целом.

И, все-таки, за непосредственной легкостью и невесомостью снимков, в то же время можно «услышать», как персонажи его фотографий рассказывают какую-то свою историю. Также поражает в этих работах широта выбранных сюжетов, исполнение, выделение акцентов. Свое, сокровенное можно без труда найти в каждом кадре. Фотографии Эллиота дают возможность зрителю взглянуть на жизнь с улыбкой и задуматься над всей ее серьезностью.

Что же стало основополагающим в творчестве Эллиотта Эрвитта как фотографа? Откуда в нем это непреодолимое желание видеть доброе и вечное в каждой зафиксированной на фотографии жизненной ситуации? Где и как он научился видеть в повседневной жизни что-то, что может вызывать такие эмоции?

Казалось бы, все должно идти из семьи, из детства. Но история его жизни говорит о другом. 26 июля 1928 года, в самом романтичном городе старой Европы – Париже, в семье эмигрантов из России, родился мальчик. Своему единственному сыну русскоязычные родители – Борис и Евгения – дали совсем не русское имя Элио Романо Эрвиц. На втором имени настоял отец мальчика, который в это время учился в Римском университете.

Хотя Эллиотт и родился в Париже, с этим городом его почти ничего не связывает. Свое раннее детство, первые 10 лет жизни, он провел в Италии, в Милане. Но как раз в это время в Италии, как и во всей Европе того периода начинаются смутные времена. К власти приходит фашистский режим Бенито Муссолини. Не желая испытывать в очередной раз судьбу, Борис Эрвиц вместе с женой и сыном Элио Романо в 1938 году на последнем пароходе покидают солнечную, но ставшую негостеприимной, Италию. Эмигрировав в Америку, семья через некоторое время, а именно к 1941 году оказывается в не менее солнечной Калифорнии. Они переезжают в Лос-Анжелес на постоянное место жительства.

Но к шестнадцати годам, Эллиотт остается один. Его родители покидают город, чтобы расстаться и разъехаться навсегда. Этот, можно сказать, почти трагический момент в жизни подростка, обогащает жизненный опыт будущего мастера. Ситуация закаляет его, делает молодого человека внимательным наблюдателем, чувствительным ко всем жизненным обстоятельствам, при этом он остается милым и очаровательным юношей. Сам фотограф, вспоминая те времена, говорит: «Благодаря Бенито Муссолини, я американец». Именно здесь в Америке происходит его становление как фотографа. Именно в этой стране он открывает для себя искусство фотографии, в котором впоследствии находит смысл своей жизни. Так удивителен ли тот факт, что его творчество явило собой один из наиболее проницательных, тонких и глубоких взглядов на мир в фотографии XX века? Не знаем, но попробуем разобраться.

В 14 лет Эллиотт Эрвитт увлекается светописью, а позже покупает свою первую камеру – антикварную зеркалку. И в дальнейшем уже не выпускает из рук фотоаппарата, иногда, на очень короткое время, заменяя его на кинематографическую камеру.

В 1942 году, будучи четырнадцатилетним подростком, он поступает в лос-анжеленский колледж, где изучает фотографию. В учебном заведении мальчик занимается до 1944 года. А уже в 1948 году, молодой Эллиотт отправляется в Нью-Йорк. Там он вступает в новую школу общественных исследований для постижения таинств кинематографии. Окончив формальное образование, он остается при своем мнении, которое состоит в убежденности, что фотографированию не надо учиться. Для того, чтобы научиться фотографировать, надо только фотографировать: «Фотографировать — это очень просто. Нет никакого великого секрета в фотографии… Фотошколы — пустая трата времени. Нужна практика, практическое приложение ваших знаний. Я убежден: если у вас что-то получается, единственная важная вещь — не прекращать работать. И не важно, получаете ли вы за это деньги».

После нью-йоркской школы он работает под руководством легендарного Роя Страйкера в Standart Oil Company. В это же время знакомится с Эдвардом Стейхеном и Робертом Каппой. А далее, он поступает на службу и продолжает свою профессиональную карьеру в качестве помощника военного фотографа армии США, в Германии и Франции. В этот период Эллиотт Эрвитт много работает и много фотографирует, документируя эпоху. Как он сам говорит о своей работе: «Ничего не случится, пока вы сидите дома. Я всегда беру с собой фотоаппарат и фотографирую то, что меня вдруг заинтересовало». Его ранние работы, как свободного фотографа, появляются в различных журналах, таких как Colliers, Look, Life и Holiday. Фотографии молодого, но, несомненно, талантливого и подающего надежды фотографа не остаются не замеченными. И уже в 1953 году Эллиотт попадает в штат агентства Magnum Photos.

Работа в агентстве предоставляет фотографу некоторую свободу действий. Он может по собственному желанию заниматься интересными, лично для него, фотопроектами по всему миру. Много и разнопланово снимая как профессионал, он, все же, находил время делать и «любительские» фотографии. Он не считал подобное занятие чем-то постыдным и всегда отождествлял слово «любительский» со словом «любить». Поэтому к «личным», он относил фотографии снятые исключительно для себя. Врожденная тяга к самообразованию и самоусовершенствованию позволяет фотографу быстро выучить четыре языка, что в дальнейшем очень помогает ему в зарубежных поездках. При том, что фотография была основным его профессиональным родом деятельности и способом зарабатывания на кусок «хлеба насущного», все же Эллиотт старался с легкостью относиться к фотографии, как к ненавязчивому и необременительному увлечению. С присущей ему самоиронией, он так комментировал стиль своей работы: «Какое-то время я иду вместе со всеми, потом разворачиваюсь на 180 градусов и иду в противоположном направлении. Это работает всегда — но, может быть, мне просто везет?»

Он искренне считал, что работа под заказ, а именно таковыми были коммерческие снимки, теряет свою естественность и непринужденность. В этих фотографиях изначально закладываются требования заказчика, которые невозможно обойти или сгладить. «Зачастую события устраиваются специально для фотографов. На свадьбах все крутятся возле человека с фотоаппаратом, потому что если нет свадебных фотографий — как будто и свадьбы не было», – таких нелестных слов порой удосуживались его вынужденные заказы.

Но, тем не менее, карьера фотографа неуклонно идет вверх. В 1956 году он принимает участие в известной экспозиции Стайхена – Family of Man, которая проходит в музее современных искусств в Нью-Йорке. Признание гения автора и его таланта проявляется в том, что в 1968 году Эллиотта выбирают президентом престижного агентства Magnum Photos и он остается на этом посту на три срока. Не смотря на «административные» обязанности, все это время мастер продолжал оставаться активным участником и знаковой фигурой в мире фотоискусства.

Но помимо своего увлечения фотографией Эрвитт не забывает и о кинематографии. В семидесятых он снимает три документальных фильма: Beauty Knows No Pain (1971), Red, White and Bluegrass (1973) и Glassmakers of Heart, Afganistan (1977). Из наиболее известных книг, изданных фотографом следует отметить Son of Bitch (1974), Personal Exposures (1988), On the Beach (1991), Dogs, Dogs (1999), Snaps (2001).

Название одной из его ретроспективных книг «Snaps» переводится, как «щелчки». Это простое название, как ничто другое подходит под описание работы фотографа. По мнению Эрвитта, для того, чтобы сделать эмоциональный, интересный снимок, нет необходимости что-то выдумывать – в окружающем мире для этого есть все. Один щелчок – и готов уникальный кадр, идеально выверенная композиция, не постановочная, а созданная простым стечение обстоятельств. Его фотографии невозможно спутать с другими. Это свойство, разглядеть во всем что-то забавное, присуще только Эллиотту Эрвитту. Его работы помогают посмотреть на мир по-другому, увидеть в серьезном несерьезное и наоборот. Элиот Эрвитт принадлежит к той редкой породе фотографов, у которых где глаза, там и сердце. Он снимает не только явления, как сам утверждает, но самую трогательную, подчас, забавную их суть. И делает это настолько гениально, что слова (в смысле названия сюжетов) порой бывают просто излишни.

«Самая суть искусства Эллиотта заключается в том, чтобы быть чувствительным, но без плача, забавным, но без смеха, умным, но без раздумывания» – так сказал о знаменитом фотографе английский новеллист, познакомившись с его творчеством.

Самые известные и легкоузнаваемые снимки Эллиотта, ставшие его визитной карточкой – это, конечно же, «White/Colored» (умывальник для белых и умывальник для черных) (1950), «Поцелуй в зеркале заднего вида» (1955), убитая горем Жаклин Кеннеди на Арлингтонском кладбище (1963), «Подпрыгивающая болонка» (1968). Но особую мировую известность фотографу принесли его, так сказать, политические фотографии. Одной из которых было фото времен холодной войны, на котором засняты Никсон и Хрущев в момент бурной дискуссии, причем Никсон энергично тычет пальцем в лацкан пиджака Хрущева во время их спора. Этот снимок был сделан на выставке в Москве в 1959 году. Через десятилетия вглядываясь в лица довольно таки значимых персон того времени, мы удивляемся, с каким мастерством удалось фотографу заснять не только ситуативный момент, а и передать характеры двух лидеров великих держав. За оболочкой известныз исторических фигур, мы легко можем разглядеть двух обыкновенных людей, с искренней яростью защищающих свои взгляды, не скрывающих бушующие в них эмоции, отстаивающих свою собственную правду, за спиной которой стоит правда целой страны. Сам же фотограф никогда не рассматривал свои фотографии о политике и политиках с этой точки зрения. Он говорил: «Мои изображения в определенном смысле политичны. Их стоит рассматривать в качестве комментариев к человеческой комедии. Разве это не политика? Спросите меня, кого я не люблю больше всего, Никсона или Джонсона? Нужно будет меня сильно заставить, чтобы я дал на это ясный ответ. Джонсон был воплощением вульгарности, но видно ли это из фотографии? Вы мне это и скажите». Подобные кадры не могли остаться незамеченными и неоцененными мировой общественностью, как впрочем, и многие другие работы Эллиотта.

 

В последние годы жизни и творчества, фотограф практически перестал снимать людей. Его истинным увлечением становится фотографирование собак. Он основательно занялся съемкой жизни братьев наших меньших. Оправдывая свой титул «ловца забавных и двусмысленных ситуаций», Эрвитт как бы специально подбирал момент, когда они (животные), казалось, играют роль теней, знаков и намеков на скрытые желания и слабости хозяев. Эти искренние создания, не менее человечные, чем и их хозяева, не могли не затронуть души и сердца мастера и оставить его равнодушным. Как он сам любил говорить – «собаки это тоже люди, только более волосатые».

 

И что бы ни брался фотограф отображать в своих работах: животных, людей, сценки, жесты или целые сюжетные линии – во всем сквозит ирония и юмор. Характерной и неподражаемой особенностью его работ была способность, с абсолютно детской непосредственностью, видеть и увековечивать достаточно абсурдные ситуации, происходящие в жизни на каждом шагу. Его фотографии не могут никого оставить равнодушным. Подтверждая свои же собственные слова: «Я хочу, чтобы изображения были эмоциональными. Мало что другое меня интересует в фотографии», – Эллиотт умел наделять свои снимки способностью вызывать различные чувства. Его работы очень легки, но чем-то своим особенным, цепляет практически каждая – одна вызывает смех, в другой чувствуется ирония, третья берет интересным ненавязчивым моментом, а четвертая подкупает каким-то ракурсом, геометрией. Но главное – его работы смотрятся легко, на одном дыхании, с приятным чувством!

Например, невозможно не умилиться, глядя на фотографию жены и дочери фотографа. Неподдельное счастье матери, смотрящей на спящего младенца, сквозит в ее взгляде, а поза, кажущаяся расслабленной и умиротворенной, в то же время несколько напряженна. Чувствуется, что молодая мама, готова в любую минуту вскочить и, если понадобиться, защитить своего ребенка от всего мира. Сколько безграничной любви, нежности и гордости заложено в таком, казалось бы, бытовом снимке. И все это без купюр передается зрителю даже на расстоянии.

Но, в то же время, с таким же мастерством и непредвзятостью, фотографу удается заснять и всеохватывающую грусть, которую мы чувствуем на снимке заплаканной Жаклин Кеннеди на Арлингтонском кладбище, в момент похорон мужа. В ее руках американский флаг, символ страны, Президентом которой был ее муж, впоследствии ставший, практически, не меньшим символом демократической Америки. Но сейчас она хоронит не Президента, она прощается со своим мужем, отцом ее детей, мужчиной, который любил ее и которого любила она. Что ждет ее впереди и какое будущее уготовано ее детям? Вопросы, на которые никто не может ей дать ответы на тот момент, потому что все озабочены не ее судьбой и судьбой ее дочерей, а судьбой Америки. Америка потеряла не мужа, она потеряла Президента. И в то время, когда Жаклин оплакивает потерю близкого человека, Америка оплакивает гибель выдающегося человека. Они оплакивают одно и то же, но в то же время разное трагическое событие. Все это можно прочесть по горестному взгляду ее, налитых страданием глаз, спрятанных под вуалью.
И, опять же, без радостной улыбки невозможно смотреть на его фотографии, с запечатленными на них собаками. Глядя на эти снимки, постоянно ловишь себя на мысли: кто же больше на кого похож – собаки на своих хозяев или хозяева на своих питомцев.

Еще одной особенностью фотографий Эрвитта является почти ощущаемый на тактильном уровне диалог. Он умудряется снимать пары – влюбленные, повязанные случаем как судьбой; птицу и самолет, старика и автомобиль, живых и мертвецов.

Но право описания и трактования своих работ фотограф всегда оставлял за критиками. Эллиотт никогда не описывал свои фотографии, считая вполне достаточным обозначить только год и место съемки. «Объяснять изображение – все равно, что объяснять шутку. Как только ты ее объяснил, тут же она и умирает» – любил комментировать эту особенность своей работы сам фотограф. И хорошим признаком считал, если фотографию не могли пояснить ни зрители, ни профессионалы: «Хорошо если вы не можете объяснить изображение – значит оно визуально».

Единственное развлечение, которое мог себе позволить мастер, это наблюдение за посетителями выставок с его экспозициями. И точно так же, с присущей ему иронией, он любил комментировать свои наблюдения. Например, вот, что он говорит об одном из таких наблюдений на экспозиции в Смитсониане. «Вы же знаете, как люди носятся по Смитсониану – как скорый поезд. Там столько всего, на что стоит посмотреть. Проносясь через мой зал, на полпути его или на трети… они вдруг внезапно останавливались и возвращались назад – что-то, казалось, было не совсем так, как надо. Их глаз не схватывал изображение полностью, с одного раза. Они возвращались, и вот тогда и начиналось все самое потрясающее. Они начинали смеяться, и проникались моей фотографией с таким интересом, что лучшего вознаграждения для себя нельзя было и придумать. Восхитительная реакция! Я просто обожал смотреть, как люди вбегают в зал, останавливаются и начинают все заново. Несколько раз я возвращался понаблюдать за этим».

С его работами и сегодня можно ознакомиться в различных музеях мира, включая Музей современного искусства в Нью-Йорке. Его фотографии собраны и выставлены также в Смитсонианском институте в Вашингтоне, округ Колумбия; Художественном институте в Чикаго и во многих других музеях разных стран.

Таким же легким, ироничным и остроумным он оставался всегда, ничуть не меняясь с годами. Мировая слава не испортила этого чуткого человека, с благодарностью принимающего внимание к своему творчеству. Как никакому другому фотографу ему было дано разглядеть суть своего времени, ситуаций, обстоятельств и непревзойденное мастерство сохранить их в великолепных снимках. Он не уставал вновь и вновь напоминать окружающим, что на жизнь надо смотреть с улыбкой, как это делал он сам. Своими фотографиями он обнимал весь мир, даря нам всем тепло от соприкосновения с прекрасным и добрым.

И закончить наше знакомство с Эллиоттом Эрвиттом нам хочется словами арт-директора «Фотографии» Тома Джекоби, который не зря сказал: «Узнав Эллиотта поближе, вам захочется его обнять. Не просто так – а в ответ».

Персональный сайт Эллиотта Эрвитта, где можно долго и много знакомиться с Его Фотографиями.

Ирония в репортажных снимках Эллиотта Эрвитта

Здравствуйте, читатели нашего блога! И не важно, были вы у нас в студии, планируете к нам придти или вам стал интересен этот материал. Мы начинаем цикл статей «Гуру фотографии» о фотографах, которые оставили след в истории и стали Фотографами с большой буквы.

Несколько слов про Эллиотта Эрвитта

Сегодня мы посмотрим на работы американского фотографа французского происхождения с русскими корнями — Эрвитта Эллиотта (Elliott Erwitt). Но сначала немного информации о нем.

Речь идет о реакции на увиденное, с надеждой, на отсутствие предвзятости. Вы можете найти фотографию в любом месте. Это просто вопрос того, чтобы замечать вещи, и упорядочивать их. Вы должны наблюдать за тем, что происходит вокруг вас, и подмечать связь с человечеством и людской комедией.

Эллиотт Эрвитт родился во Франции в семье русских евреев. Первые 10 лет жизни он провёл в Милане, затем семья переехала во Францию, а оттуда в 1939 году — в США.

В 1942-1944 годах изучал фотографию в Лос-Анджелесе. В 1944 году родители Эрвитта развелись, отец не платил алименты, и юноше пришлось добывать средства на жизнь самому. Будучи учеником Hollywood High School, Эрвитт работает в коммерческой тёмной комнате, делая отпечатки «с автографами» для фанатов киноактёров. Далее экспериментирует с фотографией в Лос-Анджелеском городском колледже

С 1948 по 1950 год он изучает кинематографию в Новой школе общественных исследований в Нью-Йорке. В 1949 ездил в путешествие во Францию и Италию с его верной камерой Rolleiflex. В 1951 году он был призван на военную службу и на него возложили ряд фотографических обязанностей во время службы в одной из частей войск связи в Германии и Франции.

Полезные знакомства в мире фотографии

В Нью-Йорке, Эрвитт знакомится с другими выдающимися фотографами — Edward Steichen, Robert Capa и Roy Stryker. Знакомство с Роем Страйкером дало ему возможность работать на Standard Oil Company, где он строил фотографическую библиотеку для компании, а затем ему поручили принять участие в проекте документирования города Питсбург.

С 1953 Эрвитт сотрудничает с Magnum Photos и работает в качестве внештатного фотографа для Collier’s, Look, Life, Holiday и других светил в этот золотой для иллюстрированных журналов период.

В конце 1960-х годов Эрвитт занимал пост президента Magnum в течение трех лет. Затем он повернулся к кинематографу: в 1970 он выпустил несколько заметных документальных лент и в 1980-х годах восемнадцать комедийных фильмов для Home Box Office. Эрвитт стал известен благодаря доброжелательной иронии, и человеческой чувственности, традиционной духу Magnum.

И по сей день он востребован и продолжает работать на различные журналистские и коммерческие структуры. На сегодняшний день выпущено более дюжины книг с его работами, все их можно приобрести на сайте агентства Magnum Photos.

Sony World Photography Awards 2015: фотограф Эллиотт Эрвитт получил...

Известный фотограф агентства Magnum Эллиотт Эрвитт будет удостоен престижной награды конкурса Sony World Photography Awards 2015.

86-летний фотохудожник личнополучит награду «Значительный вклад в области фотографии» (Outstanding Contribution to Photography) в рамках международного фотоконкурса Sony World Photography Awards 2015 на ежегодном гала-ужине в Лондоне в четверг, 23 апреля.

Также 24 апреля в Лондоне начнется персональная выставка Эллиотта Эрвитта, где будут представлены как самые популярные, так и малоизвестные работы фотографа, сделанные за его 60-летнюю карьеру. Выставка пройдет в Сомерсет-Хаусе с 24 апреля по 10 мая в рамках конкурса Sony World Photography Awards 2015. Публичная дискуссия между Эрвиттом и дизайнером его книг и давним другом Стюартом Смитом состоится также 24 апреля.

Получивший мировую известность за искренние и часто ироничные черно-белые фотоработы, отражающие повседневную жизнь, Эллиотт Эрвитт – настоящий мастер своего дела. Его персональные и коммерческие работы в равной степени пронизаны тем самым остроумным блеском, что выделяет Эрвитта среди других фотографов.

С начала работы в фотоагентстве Magnum в 1953 году американец французского происхождения Эрвитт мог запечатлеть исторические события, персонажей, юмористические и абсурдные ситуации с кажущейся легкостью и врожденным чувством хорошего фото. Описывая свое мастерство, он говорит: «Для меня фотография - это искусство наблюдения, возможность увидеть что-то необычное в повседневном. Это не то, что вы видите перед собой, а то, под каким углом можно взглянуть на привычные вещи».

Помимо известных всем фоторабот, на которых можно увидеть президента Никсона, Мэрилин Монро и парижских собак, фотограф выпускает огромное количество разнообразных фотографий и фильмов, продолжая работать и по сей день. Выставка в Сомерсет-Хаусе представит обширную коллекцию работ Эрвитта, включая множество публикаций в книгах, собрание архивных изданий, цифровую презентацию его книги Personal Best (подборка любимых работ фотографа), и коллекцию фильмов.

Друг и коллега Эрвитта по работе в Magnum, фотограф Хирои Кубато (Hiroji Kubota) говорит о Эрвитте так: "Конечно, Эллиотт – прирожденный фотограф, а также самый мудрый фотограф из всех, кого я знаю. Он был одним из лучших фотографов на протяжении последних 60 лет, и я уверен, что Эллиотт останется на вершине в течение еще как минимум 10 лет".

Награда «Значительный вклад в области фотографии»вручается ежегодно в рамках конкурса Sony World Photography Awards в знак признания значимости фотографа для фотоиндустрии. В числе лауреатов прошлых лет -Ева Арнольд, Уильям Кляйн, Марк Рибу, Уильям Эгглстон и Мэри Эллен Марк.

Астрид Мегре Мотсеньё (Astrid Merget Motsenigos), креативный директор Всемирной организации фотографии (WPO) и один из организаторов конкурса, комментирует: "Эллиотт - полностью уникальный и независимый во всех отношениях фотохудожник. Фотография является частью его сущности, но он также четко отделяет то, что называет своим «хобби» от работы с клиентами. Для большинства не будет никакой заметной разницы между такими работами. Это то, что делает его настоящим мастером".

Эллиотт Эрвитт получит свою награду в четверг, 23 апреля, на торжественной церемонии вручения наград Sony World Photography Awards 2015. В ту же ночь будут объявлены победители в профессиональных категориях конкурса и фотограф, удостоенный титула «Золотая диафрагма» ( L’Iris d’Or) - Фотограф года по версии конкурса Sony World Photography Awards.

Наряду с выставкой Эллиотта Эрвитта, в Сомерсет-Хаусе также будут представлены работы победителей и фотографов, прошедших в шорт-лист конкурса Sony World Photography Awards 2015.

Билеты на выставку и publictalkмежду Эллиоттом Эрвиттом и Стюартом Смитом можно забронировать на www.worldphoto.org/2015exhibition

Изображения:

Подборка фотографий Эллиотта Эрвитта доступна для скачивания на press.worldphoto.org
Вы можете использовать два из четырех фотоизображений, а также один из доступных портретов. Изображения нельзя обрезать, наносить текст или изменять любым другим образом.

За дополнительной информацией и изображениями, пожалуйста, обращайтесь:

Кристина Бйорге (Kristine Bjørge), PR менеджер Всемирной организации фотографии

+44 (0) 20 7886 3049 / [email protected]

Примечания для редакторов:

Пресс-показ работ конкурса Sony World Photography Awards - 2015 будет проходить в Сомерсет-Хаусе, Лондон, в четверг, 23 апреля. Чтобы посетить пресс-показ, пожалуйста, зарегистрируйтесь по электронной почте [email protected] org

О Всемирной организации фотографии

Всемирная организация фотографии (World Photography Organisation, WPO) поддерживает профессиональных фотографов, фотографов-любителей и студентов, предоставляя международную платформу для общения, обмена опытом и демонстрации современных веяний в области фотографии самых различных направлений. В рамках этих международных программ и инициатив фотографы участвуют в коммерческих, культурных и образовательных мероприятиях различных секторов отрасли. В то же время организуются культурные открытые мероприятия, в которых могут участвовать все без исключения. В настоящее время портфель проектов WPO включает в себя конкурс Sony World Photography Awards, конкурс World Photography Student Focus и Youthon Assignment. Кроме того, WPO организует международную фотовыставку Photo Shanghai,первую в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и выпускает ежемесячный онлайн-журнал The Magazine, посвященный вопросам фотографии. WPO представлена в Интернете: на своем веб-сайте, в Twitter, Facebook и Instagram, и принимает регулярное участие в обсуждениях на форуме PhotoTALK. Дополнительную информацию можно найти на сайте www.worldphoto.org

О Сомерсет-Хаус

Сомерсет-Хаус – уникальная часть культурной жизни Лондона, в которой оживает оригинальное творчество. С возведения в 18 веке, Сомерсет-Хаус был домом дебатов и дискуссий - интеллектуальным центром влияния для нации. Сегодня Сомерсет-Хаус - ключевое место культурного назначения в Лондоне, творческий кластеро, направленный на развитие самого широкого круга культурных проектов. В дружелюбной творческой среде он объединяет художников, дизайнеров и творцов, вдохновляя их и предоставляя место для реализации культурных замыслов. С момента своего открытия в 2000 году, в Сомерсет-Хаусе создана особая общественная программа, включающая катание на коньках, проведение концертов и киномарафонов и разнообразных творческих выставок, сфокусированных на современном искусстве, с приложением обширной программы обучения.

Сомерсет-Хаус – основное место проведения Неделе моды в Лондоне в феврале и сентябре каждого года и, вероятно, самое большое сообщество творческих организаций в Лондоне, в числе которых Институт Искусства и Галерея Курто, Королевский колледж Лондона, и более 100 других творческих предприятий. В настоящее время Сомерсет-Хаус посещает около 2,5 миллионов посетителей каждый год.

Биография Эллиотта Эрвитта

В выдвижном ящике шкафа фотограф Эллиотт Эрвитт хранит коллекцию велосипедных рожков, которые очень нужны ему… для работы. «Стыдно сказать, — признается он, — но я беру один из них, когда иду делать заказные портреты. И если человек сидит с кислым лицом или выглядит неестественно, я кладу руку в карман и бикаю рожком. Смешно и глупо, конечно, но это помогает».

Даже если вы не знаете Эллиотта Эрвитта (Elliott Erwitt) по имени, то наверняка видели хоть одну его черно-белую фотографию. В его полувековой карьере были снимки и видных политиков, и самых ярких поп-звезд, и простых солдат, и прекрасных пейзажей, и, пожалуй, любимых его героев — собак. «Мы с ними лаем на одном языке, к тому же они не просят своих фотокарточек на память».

USA. New York. 1974 (Elliott Erwitt)

Его техника безупречна, за плечами — множество выставок, два десятка книг, репутация одного из популярнейших и известнейших фотографов планеты, но время от времени по миру фотографии прокатывается шепоток о том, что работы Эрвитта «поверхностны», «легкомысленны» и даже «неуместны».

Наверно, он и сам подливает масла в огонь, то утверждая, что технике фотосъемки можно научиться, просто прочитав инструкцию на коробке с пленкой, то намекая, что фотография — это ремесло, а не искусство, то называя себя всего лишь любителем. Впрочем, как говаривал его друг, писатель Уилфред Шид: «Если хотите понять работу Эллиотта Эрвитта, то последний человек, к которому надо обращаться, — это Эллиотт Эрвитт».

Биография

Он родился 26 июля 1928 года в Париже, в семье Евгении и Бориса Эрвитцев. Его мама, дочь богатого московского купца, как большинство девушек из таких семей, в 17–18 лет отправилась путешествовать по миру. В дороге она встретила и полюбила студента-архитектора, Бориса Эрвитца, родом из Одессы. Пара поженилась в Триесте, потом вернулась в Россию, но ненадолго. После революции 1917 года Евгения все-таки убедила мужа, убежденного социалиста, уехать из страны навсегда. Некоторое время они жили в Риме, потом переехали в Париж, где родился их первый и единственный ребенок.

Папа, влюбленный в Италию и Рим, дал сыну не русское, а итальянское имя — Элио Романо. Молодая семья вновь переехала, теперь уже в Милан, где осела на долгие десять лет. Впрочем, ни о какой стабильности речи не шло — когда Элио было четыре, его родители расстались врагами. Но, напуганные расцветом фашизма в Италии, Эрвитцы снова на время сошлись вместе и опять переехали — сперва во Францию, а потом и в США. Они едва избежали оккупации — к берегам Нью-Йорка их корабль отправился 1 сентября 1939-го, а 3-го началась война. «Муссолини сделал меня американцем», — шутит Эрвитт.

До приезда в Америку Элио совершенно не знал английского (но свободно говорил на русском, итальянском и французском), так что в школе ему пришлось нелегко. Хотя к выпускному он уже хорошо владел языком, уроки его особо не интересовали, он частенько их прогуливал, чтобы сбегать в музей современного искусства — там выставлялись работы Пикассо и Магритта. Родители опять разошлись, и Элио (к этому моменту уже Эллиотт) большую часть времени проводил с отцом в Верхнем Вест-Сайде, районе Манхэттена, недалеко от того места, где живет сейчас.

Карьера Бориса в качестве коммивояжера не задалась; он решил переехать и попытать счастья в Калифорнии. Сын поехал вместе с ним. Некоторое время они колесили по маленьким городкам, а летом 41-го осели в Голливуде. Отец продолжил торговать часами, бродя от дома к дому, а Эллиотт поступил в местную старшую школу. Именно там он «случайно» увлекся фотографией.

Эксперименты с фотографией

Увлечение быстро переросло в любовь на всю жизнь. Подкопив немного денег, он купил первую настоящую камеру и отправился на улицу в поисках тем. Первыми его персонажами стали простые люди вокруг: соседи, пешеходы на улице, серферы на пляже. Вскоре он начал подрабатывать фотографией — снимал свадьбы, печатал снимки голливудских звезд, но вовсе не для того, чтобы иметь побольше карманных денег.

Эллиотту было 16, когда отец решил переехать в Новый Орлеан, но на сей раз сын решил за ним не следовать. Он жил в том же доме, который снял Борис, сам платил за аренду, сдавал комнаты постояльцам. «Тогда мы ели раз в день, — вспоминал друг Эрвитта, Юджин Острофф. — У нас был знакомый — владелец зоомагазина, он продавал конину. Когда у нас было достаточно денег, мы скидывались и покупали куски филе, пару бутылок вина и устраивали банкет».

В это же время Эрвитт начал экспериментировать с необычными способами проявки. «Как-то он решил опробовать новую технологию промывки, — рассказывал Острофф. — Опустил только что проявленную пленку в унитаз и стал смывать воду каждые 10 минут. Пока пленку не выдернуло и не унесло в канализацию».

В 49-м Эллиотт переехал в Нью-Йорк, убежденный, что его судьба — стать профессиональным фотографом. Там он познакомился с Валентино Сарра, который дал ему первые коммерческие заказы, и Робертом Капой, который помог молодому человеку установить нужные контакты. Благодаря Капе Эрвитт получил задание от Фонда Эндрю Меллона на одно из первых своих больших фотоэссе.

В начале Корейской войны фотографа призвали в армию в качестве зенитчика. «Половина из тех, кто пошел в противовоздушную артиллерию, не вернулась домой», — вспоминает Эрвитт. Но ему повезло — в том полку, куда его распределили, оказался перебор солдат, и Эллиотта отправили в качестве фотографа в подразделение, базировавшееся во Франции.

Там он сделал целую серию снимков солдатской жизни в бараках, которую позже подаст на конкурс молодых фотографов, объявленный журналом Life. Ярким контрастом с обычными военными фотографиями, где льется кровь и умирают люди, кадры Эрвитта изображали скучающих рядовых и офицеров, пытающихся убить время, пока ничего не происходит. Эта работа заняла второе место. Там же, во Франции, он взял ряд заказов от американских газет, несколько раз ездил в Испанию и Амстердам для собственных проектов. Так что карьера молодого Эллиотта пошла в гору.

Семья, друзья и политики

И не только карьера. В Вердене он познакомился с молодой голландкой Люсьен ван Кам, женился и завел первого ребенка, сына по имени Миша. Он тоже потом станет фотографом. Приехав в Нью-Йорк, молодая семья поселилась в дешевых комнатах в Верхнем Ист-Сайде. Здесь Эрвитт снял свои самые интимные фотографии: семейную коллекцию, которая до сих пор остается одной из лучших его работ. Вот жена играет с маленькой дочкой, рядом лежит кот. Вот она только что покормила малыша. Вот она что-то печет в духовке, одновременно приглядывая за стайкой своих детей.

Капа обещал Эрвитту работу, как только тот вернется из армии, и слово сдержал. К 1954 году Эллиотт уже был членом фотоагентства Magnum, печатался в разных журналах и снимал знаменитостей. Благодаря Magnum он даже некоторое время работал фотографом на съемочной площадке — делал кадры для рекламы фильмов, таких как «В порту» и «Неприкаянные». Героями его работ были Мэрилин Монро, Кларк Гейбл, Хамфри Богарт, Грейс Келли, Марлен Дитрих, Вера Майлз. Работа заносила его в Никарагуа и Пакистан, Японию и Мексику.

Эллиотт Эрвитт (Elliott Erwitt), Мэрилин Монро

Но окончательно закрепили его репутацию выдающегося фотографа ключевые задания, которые он в 50–60-е годы выполнял на родине своих родителей. В 59-м его отправили в Москву на съемку промышленной ярмарки. Так вышло, что он приехал в тот же день, когда должны были встретиться Ричард Никсон и Никита Хрущев, и сумел запечатлеть знаменитый «кухонный спор». На этом известном кадре Эллиотта американский вице-президент тычет пальцем в грудь первого секретаря КПСС. «Это был бред. В какой-то момент Никсон его просто достал; по-моему, я слышал, как Хрущев на русском послал его по матушке», — рассказывает Эрвитт.

RUSSIA. Moscow. Nikita KHRUSHCHEV and Richard NIXON.

Во второй раз фотограф попал в Москву, когда журнал Holiday отправил его освещать события, посвященные запуску первого спутника. Его фотографии с лекции в московском планетарии попали на обложку журнала New York Times. Время его поездки совпало с празднованием 7 Ноября. До тех пор ни одному западному журналисту не позволяли снимать парады, посвященные годовщине Октябрьской революции, но Эрвитт присоседился к группе телеоператоров, ухитрился вместе с ними пройти пять линий оцепления и снять шествие прямо от мавзолея.

USSR. Moscow. 1957. 40th anniversary of the October Revolution.USSR. Moscow. 1957. Parade in Red Square for the 40th anniversary of the Bolshevik Revolution.USSR. Moscow. 1957. Parade in Red Square for the 40th anniversary of the Bolshevik Revolution.

В третий раз он был в Москве в 66-м, по заданию французского еженедельника Paris Match — освещал визит президента де Голля в Россию. Сделав все разрешенные постановочные кадры, он ушел к себе в номер, уже не надеясь снять что-нибудь интересное. Впрочем, тут же передумал, решил, что сдался слишком рано, и вернулся. Первые лица как раз ушли во внутреннюю комнату переговоров. Эрвитт пошел за ними и обнаружил группу политиков, в том числе де Голля, Брежнева и Косыгина, которые спокойно беседовали в неформальной обстановке. Он тут же принялся снимать, делая вид, что все так и было задумано. Вышло убедительно — никто не спросил, что он тут делает. Кадр этой беседы на высшем уровне попал на обложку Paris Match и облетел весь мир. Как говорит Эллиотт, в фотографии главное — оказаться в нужном месте в нужное время.

Продолжение следует

К тому моменту Эрвитт уже начал склоняться к фотожурналистике — именно он сделал известное фото Жаклин Кеннеди на похоронах мужа-президента, где через черную вуаль видно ее убитое горем лицо.

USA. Arlington, Virginia. November 25th, 1963. Jacqueline KENNEDY at John F. Kennedy’s Funeral.

Эллиотт также наладил длительные и продуктивные отношения с несколькими организациями, включая и Ирландский совет по туризму. Для него он сделал множество снимков, которые сформировали образ Ирландии за рубежом: извилистые дороги Коннемары, обнесенные камнями поля островов Аран, изрезанные линии побережья.

В 62-м Эрвитт снимал Мартина Бубера в Тель-Авиве, в 64-м был в Венгрии, где фотографировал девушек в национальных костюмах и гусей, в том же году — на Кубе, где ему позировал Че Гевара. В 65-м он в Америке и в Италии, в 68-м — в Великобритании, России, Франции, в 70-м — в Японии.

CUBA. Havana. 1964. CHE GUEVARA
(Elliott Erwitt)

Его личная жизнь в этот период была под стать работе — такая же бурная и полная событий. В 60-м он развелся с Люсьен, матерью четверых его детей. Три года спустя познакомился с Дианой Данн, женился на ней в 68-м и снова развелся к середине 70-х. В 77-м женился в третий раз, на юной уроженке Техаса, Сюзан Ринго. К середине 80-х и эти отношения закончились на очень враждебной ноте. «Все мои браки длились по семь лет», — пожимает плечами Эрвитт.

Мюррэй Сэйл, журналист и давний друг Эллиотта, считал, что все дело — в беспокойном стиле жизни Эрвитта и даже в самом его видении мира как фотографа. «Фотографы по определению интересуются поверхностью вещей — потому что только это и можно снять. А как называют людей, которые интересуются только поверхностью? Поверхностными». Впрочем, на четвертый раз ему наконец-то повезло — с нынешней женой, Пией Франкенберг, Эрвитт живет до сих пор.

Несмотря на все личные перипетии, карьера фотографа продолжала идти вверх. В 70–80-х он перешел от неподвижных картинок к движущимся — начал снимать документальные фильмы, включая такие ленты, как «Красота не знает боли» (1971), «Красная, белая и голубая трава» (1973) и «Стеклодувы Герата» (1977). В 90-е он снова вернулся фотографии, которой продолжает заниматься до сих пор: снимает, издает книги, проводит выставки.

В 2000-х в качестве очередной шутки Эрвитт придумал себе «альтер эго» — претенциозного французского фотографа Андрэ С. Солидора (чьи инициалы складываются в английское слово ass). Вычурные и показушные работы Солидора, призванные высмеять «бредовую неумеренность современной фотографии», даже составили книгу и выставлялись в лондонской галерее.

В 2016-м этому американскому фотографу с русскими корнями исполнится 88 лет. В чем секрет его работоспособности и популярности? «Нет тут никакого большого секрета. Я абсолютно убежден: единственное, что нужно, — это продолжать снимать. На заказ, для себя — не важно. А будете сидеть дома — ничего и не будет».

RUSSIA. Moscow. 1957
(Elliott Erwitt)USA. 1977. Arnold SCHWARZENEGGER.

Elliott Erwitt: фотографировать может каждый

Опубликовано Дмитрий в Фотография | 1 коммент.

Когда смотришь на фотографии Эллиота Эрвитта (Elliott Erwitt), возникает ощущение, что это старые снимки из сохранившихся семейных коллекций, дожившие до наших дней с начала прошлого века. И только объединенные иронией, они превращаются в фотоссесию одного, определенного художника. Каждая из них имеет такое юмористическое наполнение, причем их автор считает, что объяснять эти шутки – лучший способ сделать их несмешными.

Жизнь Эллиотта с детства была наполнена путешествиями и приключениями. Начать стоит с того, что его родители эмигрировали из России во Францию, где и родилось будущее дарование. Первые десять лет после его появления на свет семья прожила в Италии, а в конце тридцатых годов эмигрировала в Америку. Именно в этой стране Эллиот Эрвитт изучил фотоискусство и кино, и с тех пор твердо уверен, что образование далеко не самое важное. Потому что фотографировать очень просто. Нажатие на кнопку затвора фотоаппарата не является сложным, а фотошколы без надлежащей практики являются пустой тратой времени. Зато если начинает получаться, то во главе угла следует поставить главную цель: ни в коем случае не прекращать работать. Даже если финансовой мотивации нет и в помине.

Судьба самого Эллиотта служит хорошим тому примером. Вначале он работал ассистентом военного фотографа, и ирония уже в те времена умудрилась появиться в его фоторепортажах. Затем он сотрудничал с популярными журналами, такими как Collier’s, Life and Holiday и Look, а позже заключил судьбоносный договор с агентством «Magnum Photos». Благодаря ему последние пятьдесят лет он занимается свободными фотопроектами, снимая их во всех уголках планеты. Среди его работ есть коллекция портретов знаменитостей, в нее вошли лица Ричарда Никсона, Никиты Хрущева и Арнольда Шварценеггера. Но несравнимо большее удовлетворение фотографу принесли кадры, случайно отснятые просто на улице. Более того, именно они являются секретом успеха Эллиотта Эрвитта.

Легендарный и ироничный фотограф Эллиотт Эрвитт (Elliott Erwitt): vakin — LiveJournal

Его работы эмоциональны, спонтанны, полны смысла и жизненного задора.

Эллиотт Эрвитт (Elliott Erwitt) появился на свет в 1928 году в семье русских евреев, эмигрировавших в Париж. Первые десять лет семейство прожило в Италии, затем вернулось во Францию, а в 1939 перебралось в США.

В 14 лет Эллиотт обзавёлся первым фотоаппаратом. Он изучал фотографию в Лос-Анджелесе с 1942 по 1944, а через несколько лет постигал кинематографию в Новой школе общественных исследований в Нью-Йорке.

Годы спустя он сказал: «Фотографировать – это очень просто. Нет никакого великого секрета в фотографии... Фотошколы – пустая трата времени. Нужна практика, практическое приложение ваших знаний. Я убежден: если у вас что-то получается, единственная важная вещь – не прекращать работать. И не важно, получаете ли вы за это деньги».

Эрвитт работал помощником военного фотографа армии США, а также снимал для ряда журналов – Collier's, Look, Life и Holiday. С 1953 года он числится в штате агентства «Магнум Фото».

Эллиотт Эрвитт сфотографировал многих голливудских звёзд и известных политиков. Не меньшего внимания заслуживают его уличные фотографии. Им не нужны описания. Беспрецедентное внимание Эрвитта к деталям помогает ему создавать запоминающиеся изображения с безупречно выверенной композицией.

«Объяснять изображение – всё равно, что объяснять шутку. Как только ты её объяснил, она тут же умирает».


Вайоминг, 1954.


Лейтенант Джон Ф. Кеннеди на борту PT 109, Соломоновы острова, 1 августа 1943 года.


Нью-Йорк, 1953.


Нью-Йорк, 1949.


Нью-Йорк, Метроплитен-музей, 1949.


Нью-Йорк, 1950.


Северная Каролина, 1950.


Пенсильвания. Питтсбург, 1950.


Форт Дикс, Нью-Джерси, 1951.


Нью-Йорк, 1953.


Писатель Джек Керуак, Нью-Йорк, 1953


Мэрилин Монро на съёмках знаменитой сцены на вентиляционной решетке в фильме «Зуд седьмого года» режиссёра Билли Уайлдера, Нью-Йорк, 1954.


Нью-Йорк, Третья авеню, 1954.


Американский актёр Марлон Брандо во время съёмок фильма «В порту» режиссёра Элиа Казана, Нью-Йорк, 1954.


Нью-Йорк, 1955.


Нью-Йорк, 1955.


Нью-Йорк, 1956.


Грейс Келли и князь Монако Ренье на вечеринке в Waldorf-Astoria Hotel, Нью-Йорк, январь 1956.


Мэрилин Монро, Нью-Йорк, 1956.


Нью-Гэмпшир, 1958.


Актёры Кларк Гейбл, Клифт Монтгомери, Илай Уоллак, Мэрилин Монро позируют на съёмках фильма «Неприкаянные» режиссёра Джона Хьюстона с писателем Артуром Миллером. Рино, Штат Невада, 1960. Фильм стал последним для Гейбла, который скончался от сердечного приступа за несколько дней до окончания работы над фильмом. Кинолента также стала последней в творческой биографии Мэрилин Монро. Хотя официально последнюю роль она сыграла в фильме «Что-то должно случиться», но его так и не досняли.


Мэрилин Монро во время съёмок фильма «Неприкаянные» режиссёра Джона Хьюстона. Рино, Штат Невада, 1960.


В Нью-Йорке. 1964. Похоже на какой-то показ мод


Нью-Йорк, Флэтайрон-билдинг, 1969.


Будущий губернатор Калифорнии, 1977.


Занятие в детской социальной школе танцев, Нью-Йорк, 1977.


Фидель Кастро выступает на заседании Верховной Ассамблеи Организации Объёдиненных Наций, Нью-Йорк, 1979.


Нью-Йорк. Ист-Хэмптон, 1981.


Нью-Йорк. Ист-Хэмптон, 1983.


Нью-Йорк, 1984.


Нью-Йорк. В Метрополитен-музее, 1988.


Нью-Йорк, Центральный Парк, 1988.


Нью-Йорк, 1988. Парад по случаю Дня благодарения.


Нью-Йорк, 1991.


Москва, 1959. Никита Хрущёв и Ричард Никсон.


Венгрия, Будапешт, 1964.


США, Колорадо, 1955.


Франция, Версаль, 1975.


Франция, Париж, 1989.


Это снимок Эрвитт сделал в Курске в 1967 году.

Это одна из его самых известных картин. Снимок сделан в Калифорнии в 1955 году через пару лет после того, как он перешел в агентство Magnum Photos, в котором и остался.

Комментируя свою работу, Эрвитт сказал: «Это глупый материал, который, я думаю, не имеет отношения ни к чему действительно важному, но так или иначе дает возможность позабавиться».

Фотограф говорит: «реальный трюк для съемки состоит в том, чтобы просто набраться терпения и ждать, когда случится момент».

Источник - cameralabs.org

Lumiere Gallery — Эрвитт Эллиотт — Lumiere Gallery

2020
ZEIT-ZEUG*INNEN, freiraum für fotografie, Берлин

2015
Цвет Эллиотта Эрвитта на Красном Октябре, Центр фотографии им. братьев Люмьер, Москва

2012
Magnum Contact Sheets, ICP International Center of Photography, Нью-Йорк
Another London, Tate Britain, Лондон
Elliott Erwitt. Große Lichtbildner des 20.Jahrhunderts, Deutsches Fotomuseum, Лейпциг
Ретроспектива, Kunst Haus Wien, Вена

2011
Персональная выставка, Kahitsukan Kyoto Museum of Contemporary Art, Киото
Photographs of Children — the child within us, Tokyo Metropolitan Museum of Photography, Токио
Elliott Erwitt. Hunde und andere Zeitgenossen, Focke Museum, Бремен
Elliott Erwitt. Icons, kunst Meran . Merano arte, Мерано

2010
Elliott Erwitt. Personal Best, MEP — Maison Européenne de la Photographie, Париж
Elliott Erwitt. Platinum Prints & Classic Snaps, Magnum Print Room, Лондон
Ретроспектива, ЦВЗ Манеж, Москва

2009
Ретроспектива, Gemeentemuseum Helmond, Хелмонд
Elliott Erwitt. Roma, Museo di Roma — Palazzo Braschi, Рим
Colleziona 2010, FORMA Centro Internazionale di Fotografia, Милан
Sammlung FOTOGRAFIS Bank Austria im MdM Salzburg, Museum der Moderne Salzburg, Mönchsberg, Зальцбург

2008
Elliott Erwitt. Dog Dogs, James A. Michener Art Museum, Дойлстаун, Пенсильвания
MAGNUM Photos 60 years, Stedelijk Museum, Амстердам
Mind at Play, The Art Institute of Chicago, Чикаго

2007
Speaking With Hands — Photographs from the Buhl Collection, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Dona, etcètera. Moda i dona a les col·leccions, Fundación Foto Colectania, Барселона
Elliott Erwitt. Io e gli altri, FORMA Centro Internazionale di Fotografia, Милан

2006
Magnum Ireland, IMMA Irish Museum of Modern Art, Дублин
The Heartbeat of Fashion. Haus der Photographie / Deichtorhallen, Гамбург
Summer Vacation: Photographs from the Collection, Philadelphia Museum of Art, Филадельфия, Пенсильвания
Straßenfotografie — Meisterwerke aus drei Jahrhunderten, kunsthaus kaufbeuren, Кауфбойрен
my collection, Museo di Fotografia Contemporanea Ken Damy, Брешиа
Elliott Erwitt. Photographies 1946-2001, Centre culturel de la Communauté Wallonie-Bruxelles, Брюссель
Ретроспектива, National Museum of Photography, Film & Television, Бредфорд
Персональная выставка, Museo Nacional de Bellas Artes, Сантьяго

2005
Персональная выставка. Guangzhou Photo Biennial 2005, Guangdong Museum of Art, Гуанчжоу
Storie di Sguardi — La fotografia da Nadar a Elliott Erwitt, FORMA Centro Internazionale di Fotografia, Милан
Elliott Erwitt. Schnappschüsse, NRW-Forum Kultur und Wirtschaft, Дюссельдорф
Daumenkino, The Flip Book Show, Kunsthalle Düsseldorf, Дюссельдорф

2004
Elliott Erwitt. L’umorismo intelligente, Biennale Internazionale di Fotografia di Brescia, Брешиа
Elliott Erwitt’s Hand Work, Jewish Community Center in Manhattan, Нью-Йорк
Elliott Erwitt. Snaps, The Marino Marini Museum, Флоренция
Magnum’s New Yorkers, Museum of the City of New York, Нью-Йорк
Il museo, le collezioni, Museo di Fotografia Contemporanea, Милан
The Seeing Eye: Art and Industry at the 1964 World’s Fair, Queens Museum of Art, Нью-Йорк
Arts&Architecture, 1900-2000, Palazzo Ducale, Генуя

2003
Elliott Erwitt. Magic Hands, Landesvertretung Rheinland-Pfalz, Берлин
Sopeutumattomat — Valokuvia elokuvan tekemisestä, HAM Helsinki Art Museum, Хельсинки

2002
Персональная выставка. MNCARS — Museo REINA SOFIA, Мадрид

1955
The Family of Man, MoMA — The Museum of Modern Art, Нью-Йорк

Тишина звучит хорошо • Документальный фильм • Magnum Photos

«Я серьезно отношусь к несерьезности», - заявляет Эллиот Эрвитт во время интервью для документального фильма Эллиотт Эрвитт: Тишина звучит хорошо о его жизни и творчестве, который скоро будет выпущен. Такие содержательные фразы, как эта, пронизаны на протяжении всего фильма и показывают склонность фотографа Magnum к остроумию и остроумной наблюдательности, а также к двусмысленности. Также очевидна кажущаяся ненасытная энергия Эрвитта; ему под 80 во время съемок, мы следим за ним, когда он едет на Кубу по заданию, пишет новую книгу и рассказывает о своих загруженных днях в Нью-Йорке.

Директор

Адриана Лопес Санфелиу, которая до этого работала ассистентом Эрвитта в течение трех лет, стремилась показать «Эллиота, которого она знала» лично, а не делать «биографическую ретроспективу карьеры Эллиотта», которую, как она оспаривает, «может сделать любой историк». . Фильм возник из-за собственного чувства смертности Эрвитта; он предложил Санфелиу снять фильм в ближайшее время, «прежде, чем он прохрипит».

Несмотря на это осознание или, возможно, благодаря ему, Эрвитт из документального фильма не подает никаких признаков замедления.Этот неудержимый дух особенно ярко проявился во время его визита на Кубу. В фильме задокументировано его возвращение в страну впервые за 50 лет в 2015 году, после объявления о том, что Америка и Куба должны нормализовать отношения. Это было грандиозное путешествие как с точки зрения наблюдения за «страной, выходящей из сна», так и с точки зрения проверки Эрвиттом своих физических возможностей. «Куба была поворотным моментом, это было похоже на проверку реальности… свидетельство того, что время прошло», - говорит Санфелиу за кадром. «Мы все могли видеть, что Эллиотт выходит за пределы возможностей - и даже дальше.Я подумал: послушайте, а вам еще нужно работать по 10 часов в день? »

Совершенно очевидно, что, несмотря на более чем 60-летний опыт Эрвитта в бизнесе, любопытство как никогда остро ощущается. «Эллиотт очень трудолюбив и не принимает ничего как должное, даже несмотря на весь имеющийся у него опыт», - отмечает Санфелиу. «Он с одинаковой самоотдачей и целеустремленностью подходит к каждому заданию, и я всегда это очень ценю. Он очень скромно подходит к проекту, всегда полностью предан делу и вкладывает в него все, что у него есть; энергия, талант и мастерство.”

Создание фильма сопряжено с трудностями. Эрвитт, который не привык фотографировать , объект , и Санфелиу, который раньше не снимал документальных фильмов, оказались на незнакомой территории. «Ему было очень трудно не контролировать ситуацию, - вспоминает Санфелиу. Их близкие личные отношения также означали, что Эрвитт чувствовал себя достаточно комфортно, показывая то, что Санфелиу называет его «капризной стороной». «Он не побоялся сказать:« Мне становится скучно »или« Я раздражаюсь »».

В самом деле, хотя Санфелиу стремился показать Эрвитта, которого она знает и любит, он с меньшей готовностью предлагал свое личное «я» на камеру. Санфелиу говорит, что она много раз была с Эрвиттом во время интервью и переговоров, где он работает, чтобы «оправдать ожидания публики», и когда ее камера вращалась, она обнаружила, что часто получает тот же образ. «Трудно изобразить такого большого человека, как он, - говорит Санфелиу. «Съемочный процесс для меня [частично] заключался в том, чтобы признать, что я смогу рассказать лишь минимальную часть того, кто такой Эллиот, Эллиот, которого я знал.Все элементы присутствуют, включая его юмор, но я хотел показать , побольше . Но я не мог, просто не мог - он бы этого не допустил ».

Санфелиу подтолкнул Эрвитта к обсуждению таких вопросов, как значение и актуальность фотографии в его жизни. Но Эрвитт, который предпочитает не интеллектуализировать эту тему, просто иронично ответил: «[Фотография] - это то, как я зарабатываю на жизнь, как я посвятил свою карьеру, свою профессиональную жизнь, и это то, что кормило моих детей и четырех жен.Думаю, это все. Когда его спросили, чувствует ли он, что он должен соответствовать всем культовым работам, которые он проделал раньше, он мудро заметил: «Ну, естественно, ваши фотографии должны быть хорошими. Иногда да, иногда нет. Мне нравится делать снимки, достойные потраченного времени и сюжетов ».

Эрвитт, однако, соглашается предложить свои два цента за то, что делает хорошее изображение: «Фотографии связаны с сердцем, разумом и глазами, и они должны общаться, и пока они это делают, это действительно так.”

Фотография Эрвитта неизменно соответствует этим критериям, и фильм передает, сколько знаковых изображений он сделал за эти годы. Но помимо своего значительного фотографического наследия Санфелиу также хотел подчеркнуть наследие отношений и дружбы Эрвитта. Таким образом, фильм - это исследование людей, которые его окружают, как и самого Эрвитта; это изображение его помощников, коллег и друзей - все это неотъемлемая часть оси, на которой он вращается. «Что мы оставляем, когда уходим из жизни?» - спрашивает Санфелиу.«Он оставляет нам очень горькое [фотографическое] наследие. Но наследие также есть в наших отношениях. И фильм - дань уважения этому; к любви и отношениям ».

Посмотрите трейлер к фильму Эллиот Эрвитт - Тишина звучит хорошо, ниже. Премьера фильма состоится на телеканале ARTE в понедельник, 7 октября, в 23:54.

Информацию о просмотрах можно найти на сайте Sanfeliu здесь. Следите за обновлениями @adrianalopezsanfeliu в Instagram.

Эллиотт Эрвитт | Международный центр фотографии

Биография

Эллиот Эрвитт получил образование в Милане, Париже и Нью-Йорке, а затем переехал с родителями в Лос-Анджелес в 1942 году. После учебы в городском колледже Лос-Анджелеса он переехал в Нью-Йорк и изучал кино в Новой школе социальных исследований в 1948-50. Его успех в качестве фотографа-фрилансера для журналов пришел в 1953 году после службы в армии и работы штатным фотографом Роя Страйкера в Standard Oil Company в Нью-Джерси.На протяжении 1950-х и 60-х годов документальные фотографии Эрвитта появлялись в крупных журналах США. Он также опубликовал работы через агентство Magnum, основанное Анри Картье-Брессоном, Робертом Капой, Джорджем Роджером и Чимом (Дэвид Сеймур). Он был активным в организации как фотограф и офицер, занимая пост президента в 1966 году. Среди самых известных фотографий Эрвитта - фотографии, сделанные во время «кухонных дебатов» между Ричардом Никсоном и Никитой Хрущевым в Москве в 1959 году; он хорошо известен своими юмористическими изображениями людей и собак, в которых визуальные каламбуры вызывают иронический эффект.Его работы были предметом многочисленных выставок в Музее современного искусства, ICP и Королевском фотографическом обществе в Бате и других местах. С начала 1970-х годов Эрвитт продюсировал фильмы, в том числе «Дастин Хоффман», «Красота не знает боли», а также «Красный, белый и блюграсс», которые были показаны на ICP в 2011 году. чувствительность, которая инстинктивно организует формальные элементы сцены для создания персонализированного комментария по предмету.Эта чувствительность пронизывает все фотографии Эрвитта, будь то фотожурналистические документы, рекламные задания или личные фотографии, и оказала существенное влияние на современную фотографию. Вдобавок, настаивая на том, что авторские права принадлежат создателю изображения, а не издателю, он повлиял на всю индустрию журнальной фотографии.
Лиза Хостетлер
Хэнди и др. Отражения в стеклянном глазу: Работы из Международного центра коллекции фотографии, Нью-Йорк: Bulfinch Press совместно с Международным центром фотографии, 1999, стр.214-15.

Эллиотт Эрвитт | Джексон Файн Арт

Биография Эллиотта Эрвитта

Американский фотограф-документалист Эллиот Эрвитт родился Элио Романо Эрвиц в 1928 году в Париже в семье русских. Фотография Эллиота Эрвитта, которую часто считают мастером стиля, известна откровенностью и юмором, которые пронизывают его черно-белые фотографии. Эллиот Эрвитт начал заниматься фотографией еще подростком, живя в Лос-Анджелесе, снимая свадьбы.Позже Эллиот Эрвитт снимал фотографии для армии во Франции и Германии; Позже, живя в Нью-Йорке, он познакомился с военным фотографом Робертом Капа, который пригласил его присоединиться к агентству Magnum Photos. Эллиот Эрвитт отвечает за создание некоторых из самых выдающихся портретов 20-го века, среди которых Мэрилин Монро, Ричард Никсон и Марлон Брандо. Веселые фотографии Эллиота Эрвитта с собаками - особенно их прыжки - стали еще одной его визитной карточкой; его первая коллекция собак «Сукин сын» была опубликована в 1974 году.

Эллиотт Эрвитт начал больше работать с кино в 70-х и 80-х годах, снимая документальные фильмы по таким увлекательным темам, как практика стеклоделия в Афганистане (Glassmakers of Herat, 1977) и женская марширующая и танцевальная команда (Beauty Knows No Pain, 1971) ). В 2011 году Международный центр фотографии наградил Эллиота Эрвитта премией «Бесконечность» за заслуги на протяжении всей жизни.

Эллиот Эрвитт иммигрировал в Нью-Йорк со своей семьей незадолго до начала Второй мировой войны.Когда его родители разошлись, Эллиот Эрвитт вместе с отцом переехал в Лос-Анджелес. К 16 годам его отец оставил Эллиота Эрвитта одного и переехал в Новый Орлеан, и Эллиот Эрвитт начал учиться фотографии. Позже он поступил учиться в Городской колледж Лос-Анджелеса, а затем взял уроки кинопроизводства в Новой школе социальных исследований (ныне The New School) в обмен на работу уборщика. Эллиотт Эрвитт написал свой первый значительный фоторепортаж в Питтсбурге, штат Пенсильвания, в 1950 году благодаря своему другу и современнику Рою Страйкеру.После присоединения к Magnum в изображениях Эллиотта Эрвитта стали появляться как коммерческие, так и личные работы.

Эллиотт Эрвитт работал фотографом-фрилансером для иллюстрированных журналов, таких как Look, Life, Collier's и других, после того, как присоединился к Magnum Photos в 1953 году, а в 1960-х годах в течение трех лет занимал пост президента агентства. Среди своих различных документальных проектов Эллиотт Эрвитт также снял 18 комедийных фильмов для Home Box Office в 80-х. Известный своей экономичностью при съемке фильмов, Эллиот Эрвитт сказал журналу Time: «« [Фотография] похожа на рыбалку.Иногда ловишь одного. Вы ждете, чтобы что-то случилось - иногда это случается, а иногда нет ».« С 1990-х по 2000-е годы Эллиот Эрвитт опубликовал еще три книги по фотографии собак: Эллиотт Эрвитт: К собакам (1992), Собаки, собаки ( 1998) и Собаки Эллиотта Эрвитта (2008).

Одна из самых знаковых фотографий Эллиота Эрвитта - это фотография, которую он случайно снял со своей первой женой, их 6-дневной дочерью и кошкой на кровати в их квартире в Верхнем Ист-Сайде на Манхэттене.Мягкий летний оконный свет окутывает спутанные простыни, подчеркивая серебром щеку обожающей матери и голую попку ребенка; фотография появилась в выставке и книге «Семья человека» Музея современного искусства. Хотя он и по сей день много путешествует, художник живет в Нью-Йорке. Фотографии Эллиотта Эрвитта хранятся, в частности, в коллекциях Чикагского института искусств, Национальной галереи искусств и Художественного музея Кливленда.

Эллиотт Эрвитт | Продажа произведений искусства + биография фотографа

Ранние годы

Эллиотт Эрвитт родился 26 июля 1928 года в Нейи-сюр-Сен, Париж, в семье русских по имени Элио Романо Эрвиц.Вскоре после его рождения семья переехала в Милан, где прошло его детство. Ввиду надвигающейся войны и возрастающей опасности еврейского происхождения в семье 1 сентября 1939 года они вывели последний корабль из Европы мирного времени на Иль-де-Франс, прибывший в Нью-Йорк через пять дней после начала войны.

После разлучения родителей в 1941 году Эрвитт вместе с отцом переехал в Лос-Анджелес и начал учиться фотографии. Всего три года спустя его отец переехал в Новый Орлеан, оставив Эрвитту-подростку самому обеспечивать себя.Во время учебы в средней школе Голливуда Эрвитт брал уроки фотографии и нашел работу, фотографируя местные события. По окончании обучения он пошел работать в коммерческую фотолабораторию, занимаясь обработкой «подписанных» снимков кинозвезд. Он купил камеру Rolleiflex за 200 долларов и продолжил изучать фотографию в Городском колледже Лос-Анджелеса.

Ранняя работа

Уезжая из Калифорнии в возрасте восемнадцати лет, потому что, по его словам, «там ничего не происходило», Эрвитт сел на автобус компании Greyhound и отправился в Нью-Йорк. Став участником нью-йоркской фотографии, он познакомился с влиятельными фотографами Эдвардом Стейхеном, Робертом Капой и Роем Страйкером.В 1950 году Страйкер, бывший глава знаменитого информационного отдела Управления безопасности фермерских хозяйств, поручил Эрвиту задокументировать модернизацию Питтсбурга.

С началом Корейской войны Эрвитт был призван зенитчиком, но, поскольку в этом полку не осталось мест, его направили фотографом в подразделение, базирующееся во Франции. Эрвитт делал свои личные фотографии на протяжении всей военной службы, как во Франции, так и в Германии, неся Leica со складным объективом в кармане своей униформы.Он занял второе место в конкурсе журнала Life за свою фотографию Bed and Boredom , на которой рядовой лежит на пружинах своей кровати, и получил денежное вознаграждение в размере более 1000 долларов и поздравительное письмо от командующего генерала.

Перед отъездом, чтобы занять свой пост в Европе, Капа сказал Эрвитту найти его в Париже, и молодой фотограф должным образом представил уважаемому фотокорреспонденту некоторые из журнальных работ, за которые он взялся. По окончании службы Эрвитт вернулся в Нью-Йорк и присоединился к Magnum Photos, агентству только по приглашению, которое Капа недавно основал вместе с Анри Картье-Брессоном и Дэвидом Шимом Сеймуром.Первый крупный заказ Эрвитта после того, как он подписал контракт с агентством, был получен в 1954 году - это фоторепортаж о детях для журнала Holiday , в котором он отправился в Вайоминг.

Карьера фотографа

Фотография Эллиотта Эрвитта, изображающая его жену, его шестидневную дочь Эллен и их кота Брута, была включена в значительную фотовыставку Эдварда Стейхена The Family of Man в 1955 году в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Это было снято, когда Эрвитту было всего 24 года, и он показывает маленькую семью в их скромной квартире на Манхэттене.Фотография характерна для Эрвитта, способного запечатлеть мимолетные нежные моменты с искренностью и теплотой.

Его репутация росла, когда он выполнял важные поручения, включая «дебаты на кухне» между президентом Ричардом Никсоном и советским премьер-министром Никитой Хрущевым в 1959 году и похороны Джона Ф. Кеннеди, на которых он запечатлел вдову президента Джеки Кеннеди в слезах за спиной. вздымающаяся черная вуаль. В 1957 году он миновал шесть уровней усиленной охраны на Красной площади в Москве и стал единственным западным журналистом, запечатлевшим празднование 40-й годовщины Октябрьской революции.Через Magnum он сфотографировал декорации для ряда фильмов, в том числе « На набережной » (1954) и «Неудачники» (1960), последнего завершенного фильма Мэрилин Монро. Среди других известных имен, которые были представлены Эрвитту, - Хамфри Богарт, Грейс Келли, Джек Керуак, Фидель Кастро и Че Гевара.

Назначений: Эрвитт посетил Кубу, Никарагуа, Японию, Россию, Пакистан и Мексику. Наряду со своей «деловой» камерой Эрвитт всегда носил с собой «хобби» камеру, Leica M3 со стандартным объективом 50 мм, загруженную Kodak Tri-X или Ilford HP4, на которую он делал многие из своих самых известных изображений.Большая часть фотографий Эрвитта сосредоточена на юморе и иронии, и это особенно заметно на фотографиях, сделанных с помощью его Leica, которые Эрвитт неуважительно называет своими «снимками». Он стал особенно известен своими портретами собак, которые фотографируются с уважением, сочувствием и индивидуальностью, которые обычно свойственны только их человеческим товарищам. Его фотографии собак играют на общем слиянии личностей собак и их владельцев.

Выставки, награды и публикации

В 1970-е годы Эллиот Эрвитт снимал короткометражные фильмы, телевизионную рекламу и документальные фильмы, в том числе отмеченную наградами серию «Стеклодувы в Герате, Афганистан » (1977).

Эрвитт трижды занимал пост президента Magnum и остается его членом по сей день. Он опубликовал более двадцати пяти книг и провел персональные выставки в Барбакане, Лондон, Музее королевы Софии, Мадрид, Смитсоновский институт, Вашингтон, округ Колумбия; Музей современного искусства, Нью-Йорк; Дворец Токио, Париж и Чикагский институт искусств.

В 2015 году он был награжден премией Всемирной организации фотографии за выдающийся вклад в фотографию. Он живет и работает в Нью-Йорке.

История теней: невидимые фотографии Эллиота Эрвитта | Эллиотт Эрвитт

В свои 92 года Эллиотт Эрвитт - один из великих стариков фотографии. За 70-летнюю карьеру он собрал архив, содержащий около 600 000 изображений, самые известные из которых обладают тихим и остроумным шармом, который один из его друзей, Анри Картье-Брессон, однажды назвал «улыбкой от самого себя».

Самоуверенный и вызывающе старомодный в своих взглядах, Эрвитт давно не идет в ногу с течением современной фотографии, настаивая на том, что это скорее ремесло, чем вид искусства.Однажды он назвал себя «профессиональным фотографом по профессии и фотографом-любителем по призванию», что несколько недооценивает острые композиционные навыки, которыми наполнены его самые известные изображения, в том числе интуитивный портрет убитой горем Джеки Кеннеди на похоронах ее мужа и разъяренный Ричард Никсон ткнул советского лидера Никиту Хрущева в грудь во время знаменитых жарких дебатов в Москве в 1959 году.

Нью-Йорк, 1954. Фотография: Эллиот Эрвитт / Magnum Photos

В свое время, а также создавал памятные портреты знаменитых деятелей. такие как Мэрилин Монро, Че Гевара и Симона де Бовуар, Эрвитт также выбирал темы, которых часто избегают более серьезные документалисты.Дети много делают в его творчестве; собаки тем более - Гав и Сын Сука - это всего лишь две его фотокниги на собачью тематику. Возможно, неудивительно, что некоторые критики сочли такой подход несколько легкомысленным, хотя великий американский куратор Джон Шарковски не согласился с этим, охарактеризовав Эрвитта как «одного из немногих фотографов, чьи работы также отличаются необычайным остроумием».

Теперь, в преклонном возрасте, Эрвитт обратил свое внимание на свой обширный архив ранее невиданных работ.Выбирая изображения для своей ретроспективной выставки 2016 года «Дома во всем мире» в Центре Гарри Рэнсома в Остине, штат Техас, он обнаружил, что переоценивает многие фотографии, которые ранее упустил из виду или сразу отверг. «Есть время для фотографий, которые передают привет, - сказал он о мыслях, лежащих в основе процесса, - и есть время, чтобы послушать».

Нью-Йорк, 1948 год. Фотография: Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

В новой книге, Найдено, Не потеряно , эти восстановленные изображения собраны в несколько случайном порядке, что странным образом согласуется с решительно демократическим творчеством Эрвитта.Они были отобраны, отредактированы и упорядочены самим Эрвиттом и, как и положено таким размышлениям, часто демонстрируют настроение нежной меланхолии. Он включил несколько исследований людей, застигнутых в задумчивости, а также проблески проходящих мимо одиноких фигур, часто снятых сзади. Иногда, как в его портрете двух молодых черных девушек, позирующих на улице в Новом Орлеане в 1947 году, одна держит черную куклу, а другая - белую, есть намек на мир за рамкой, который не является ни очаровательным, ни легкомысленным.В другом месте его взгляд более интимный, например, на приглушенном свете портрета его первой жены Люсьен ван Кам, спящей на кровати в своей нью-йоркской квартире в 1954 году, это один из нескольких портретов отдыхающих женщин.

Многие кадры источают атмосферу таинственности, часто возникающей из-за ощущения, что за рамкой происходит более крупная драма

Уличные фотографии Эрвитта имеют более свободный подход, чем мы ожидали от него, возможно, потому, что многие из них были снимается в перерывах между редакционными заданиями.Будучи молодым фотографом, он бродил по улицам Нью-Йорка 1950-х годов, осознавая его энергию и характер. Он запечатлел измученных пассажиров пригородных поездов, растянувшихся на сиденьях грохочущих поездов метро, ​​маленького мальчика, крепко цепляющегося за оконную раму движущегося автобуса, и вырисовывающегося торса оркестра на маршевом параде, здания - размытый фон над дугой его большого барабан. На кадре мальчика, который собирается пнуть футбольный мяч на пустыре в Питтсбурге, его тело становится размытым силуэтом на фоне тусклой кирпичной стены.

Среди этого потока уличных фотографий и портретов есть моменты потрясений, которые варьируются от мрачного (молодой чернокожий мужчина с фотографией на удостоверение личности, сделанной в военкомате) до резко драматических, таких как улыбающийся мужчина в костюме с плакат с надписью «Сожги все красные». Последний был сделан на демонстрации правых 19 июня 1953 года, в день казни Юлиуса и Этель Розенберг, признанных виновными в шпионаже в пользу России.

Нью-Йорк, 1948. Фотография: Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Однако большинство изображений в Найдено, Не потеряно имеют более спокойный наблюдательный тон.То, что они в основном подписаны только с указанием места и года, только добавляет атмосферы таинственности, которую многие излучают - часто возникающей из-за ощущения, что за рамкой кадра происходит более крупная драма. Эрвитт, помимо прочего, ненавязчиво наблюдает за другими людьми.

Несмотря на это, причудливое обаяние Эрвитта все еще проявляется повсюду, в кадрах улыбающихся детей, загорающих и танцующих пар. Более безжалостное редактирование могло бы превратить Found, Not Lost в драматическую переоценку его работы; вместо этого он представляет собой тихо удивительную теневую историю фотографа, не вписывающуюся точно ни в одну традицию.Индивидуалист, ищущий как интимного, так и причудливого.

«Найдено, не потеряно» издается Gost (60 фунтов стерлингов).

Blind - «Открытые заново фотографии Эллиота Эрвитта»

Открытые заново фотографии Эллиота Эрвитта

Последняя книга фотографа Magnum, Found Not Lost , глубоко погружается в его фотоархив, впервые раскрывая новый объем работ.

Новый Орлеан, 1947 г. © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

На крыльце бульдог сидит на ногах своего хозяина, создавая иллюзию, что тело позади него - его собственное - полусобака-получеловек-гибрид.Это одна из самых знаменитых фотографий фотографа Magnum Эллиота Эрвитта, запечатлевшая тон, благодаря которому он стал известен; образы милые и забавные, иногда ироничные и абсурдные. Книга за книгой прославляли эти типы изображений, и его наследие как художника казалось закрепленным.

Перт, Австралия, 2000 г. © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Триест, Италия, 1949 г. © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

В своей последней книге « Найдено, не потеряно » Эрвитт отказывается от изображений, которые изначально сделали его знаменитым, в пользу более созерцательной работы, большинство из которых никогда раньше не видели.Теперь, когда Эрвитту уже за 90, он провел два года, копаясь во всем своем фотоархиве и изучая тысячи изображений, вдыхая новую жизнь в ранее отвергнутые. Во вступительном эссе писателя Вона Уоллеса он описывает записку, нацарапанную на клочке бумаги, найденном в куче негативов: «Не беспокойтесь, пиксели бесполезны», - гласило оно. Некоторые из тех самых фотографий, когда-то отброшенных в сторону, теперь впервые печатаются в Found Not Lost .

Парк Сент-Джеймс. Лондон, 1952 г. © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

За свою 70-летнюю карьеру Эрвитт заработал репутацию благодаря своему юмору и умению фиксировать абсурд в повседневной жизни.Были и очаровательные моменты: фотографирование Мэрилин Монро в перерывах между съемками фильма The Seven Year Itch , документирование легендарного Черно-белого бала Трумэна Капоте или особенно разрушительный снимок убитой горем Жаклин Кеннеди на похоронах ее мужа.

Нью-Рошель, Нью-Йорк, США, 1960 © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Нью-Йорк, 1954 г. © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Эти фотографии здесь не найдены. Скорее, пишет Уоллес: «В результате этого неустанного процесса самоанализа появился Эллиот Эрвитт, которого мы раньше не встречали, фотограф, который перенес свой замечательный, знаменитый стиль видения мира в изображения, которые труднее резюмировать.Кроме того, он добавляет: «В этом переосмыслении наследия есть мудрость и, как кажется, кривая уверенность, особенно когда это наследие большинство художников с радостью не потревожит».

Нью-Йорк, 1954 г. © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

В Found Not Lost отчетливо высококонтрастный стиль Эрвитта предлагает задумчивые и мрачные моменты с особым акцентом на форме и функции самого изображения. Тени, размытые движения и формы людей и их окружения превращают повседневное и обыденное в чудеса.«Каждый образ перекликается с глубоким пониманием того, что значит быть человеком», - пишет Уоллес. Счастья тоже много. Танцы пожилых людей, игра детей и пара, корчащая глупые рожи в камеру, - все это запечатлевает человечество. И есть несколько моментов звездной силы: если вы не присмотритесь, вы можете пропустить снимок, на котором Никсон пожимает кому-то руку с широкой ухмылкой, представленный напротив фотографии ликующей толпы с плакатами «ДЖОНСОН ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА».

Нью-Йорк, 1955 г. © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Блэкпул, Англия, 1975 г. © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Хотя эта книга знаменует собой некоторый отход от типичного стиля Эрвитта, все же есть моменты абсурда.В одном из них жених и невеста сидят полностью обнаженными (за исключением фаты невесты и цилиндра жениха) в задней части машины; в другом - женщина с любовью смотрит на пластиковую куклу, которую она запихивает в металлическую тележку. Почти все фотографии представлены без какого-либо контекста, сохраните название места и год в их заголовках. В результате получился причудливо сюрреалистический мир: мир, который когда-то был потерян, но, к счастью, найден.

Нью-Йорк, 1948 год © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Кристина Какурис

Кристина Какурис - писатель и куратор из Парижа и Нью-Йорка.

Эллиотт Эрвитт, найден, но не утерян
Издатель Gost Books
60,00 фунтов стерлингов
Книга доступна здесь.

Фотографии Эллиотта Эрвитта - Галерея Вайнштейна Хэммонса

«Чтобы фотография была хорошей, она должна иметь баланс, форму и содержание.
Но чтобы быть очень хорошей, она также должна обладать неопределимой магией».
-Elliott Erwitt

Об Эллиотте Эрвитте можно сказать немногое, чего не было сказано раньше. Он - один из самых влиятельных и престижных фотографов, живущих сегодня, его плодотворная карьера длится почти 70 лет.Как новостной фотограф, он, казалось, проявлял политический и общественный интерес повсюду, снимая сегрегацию на юге Америки, Фиделя Кастро на Кубе в начале 1960-х годов, Мэрилин Монро, стоящую над решеткой метро в знаменитой сцене из «Зуда седьмого года» и Мученная Жаклин Кеннеди сжимает сложенный флаг на похоронах своего мужа. Возможно, Эллиотт наиболее известен своими образами повседневной жизни - взгляд собаки на чихуахуа в шляпе рядом с ногами высокого немецкого дога или его жены, любовно смотрящей на своего новорожденного в своей нью-йоркской квартире в 1953 году.Что бы ни фотографировал Эрвитт, его изображения мгновенно узнаваемы по сочетанию очарования, остроумия и меланхолии. «Если мои фотографии помогут некоторым людям замечать вещи определенным образом ... возможно, смотреть на серьезные вещи несерьезно и на несерьезные вещи, я был бы доволен. В моей фотографии я думаю, что все серьезно, и все несерьезно. "

Эрвитт родился в 1928 году в Париже, Франция, в семье русских. Первые годы своей жизни он провел в Милане. Он иммигрировал в Нью-Йорк в 1938 году и переехал в Лос-Анджелес в следующем году.Его интерес к фотографии начался еще подростком, живущим в Голливуде, штат Калифорния. Во время учебы в средней школе Голливуда Эрвитт начал работать в фотолаборатории, занимаясь портретами знаменитостей. В 1948 году Эрвитт переехал в Нью-Йорк, где познакомился с фотографами Эдвардом Стейхеном, Робертом Капой и Роем Страйкером. Профессиональная карьера Эрвитта, молодого представителя этой элитной фотографической среды, расцвела.

Эллиотт Эрвитт участвовал во множестве индивидуальных выставок в музеях и галереях по всему миру, включая: Музей современного искусства, Нью-Йорк; Смитсоновский институт; Художественный институт Чикаго; Кунстхаус Цюриха; и Photokina Кельна.

Elliott erwitt фотографии: Эллиотт Эрвитт

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх