Филипп халсман фотографии: Гений портретной фотографии Филипп Халсман (82 фото)

Содержание

Гений портретной фотографии Филипп Халсман (82 фото)

В сентябре 1928 года в жизни 22-летнего Филиппа Халсмана (Philippe Halsman) случилась трагедия. Его обвинили в убийстве своего отца, который погиб, сорвавшись с горы во время похода по австрийскому Тиролю. Свидетелей произошедшего не оказалось. Суд не поверил в несчастный случай, в регионе как раз зарождался антисемитизм и Филиппа Халсмана приговорили к десяти годам лишения свободы в виде каторжных работ. Сестра Люба много хлопотала за его освобождение. В конце концов, осуждённого поддержали видные европейские умы, включая Фрейда, Эйнштейна, Томаса Манна, Анри Герца и Поля Пенлеве. В 1930 году Филиппа помиловали и освободили при условии, что он покинет Австрию.

Халсман перебрался во Францию. Сотрудничество с такими модными журналами, как «Vogue», «Vu» и «Voila» вскоре принесло ему репутацию одного из лучших фотографов-портретистов страны. Но когда Францию захватила Германия, пришлось бежать в Марсель. Получить американскую визу Халсману помог Альберт Эйнштейн.

В Соединённых Штатах начался самый плодотворный и успешный период жизни Филиппа Халсмана, поэтому его часто называют американским фотографом. В 1942 году он нашёл работу в журнале «Life», а в последующие годы 101 из его фотографий напечатали на обложке этого издания.

В 1941 году Халсман встретил художника Сальвадора Дали. В конце 1940-х они принялись плодотворно сотрудничать. В 1948 создали изображение «Дали Атомикус» (Dali Atomicus), в котором запечатлены три летящие кошки, ведро вылитой воды и Дали в воздухе. Вдохновением для этой работы послужило открытие планетарной модели атома. Потребовались 28 попыток, чтобы снимок получился удачным.


«Dali Atomicus», 1948.

В 1954 году Халсман и великий сюрреалист выпустили сборник «Усы Дали» (Dali’s Mustache). Ещё одним выдающимся фотоперформансом стал сюрреалистический портрет Дали рядом с большим черепом, состоящим из семи обнажённых женщин. Халсман три часа расставлял моделей по эскизу Дали. Работу назвали «Смерть в наслаждении» (In Voluptas Mors).

В 1947 году Халсман сделал один из самых известных портретов Альберта Эйнштейна. Учёный во время фотосессии с сожалением говорил о своей роли в разработке атомной бомбы в Соединённых Штатах. Это фото позже, в 1966 году, использовали на почтовой марке США, а в 1999 напечатали на обложке журнала «Time», когда Эйнштейна назвали «человеком столетия».

В 1951 году Халсман по заданию NBC сфотографировал популярных комиков того времени: Милтона Берла, Сида Цезаря, Маркса Граучо, Боба Хоупа. Многих артистов он запечатлел в воздухе. Позже в той же манере он сделал портреты в прыжке других знаменитостей, среди них семья Форда, герцог и герцогиня Виндзор, Мэрилин Монро, Мария Феликс и Ричард Никсон. В 1959 году Филипп Хальсман выпустил книгу «Прыжок», которая стала классикой фотоискусств. В неё вошли 178 фотографий прыгающих знаменитостей.


Филипп Халсман, 1954.

«Когда вы просите кого-нибудь подпрыгнуть, то всё его внимание направляется на акт прыжка и маска спадает, так что появляется реальное лицо человека

», – говорил фотограф.

Он практиковал разнообразные фотографические методы, необычное освещение, нестандартные ракурсы, оригинальные композиции и др. Все усилия фотограф направлял на то, чтобы передать в снимке, что человек из себя представляет на самом деле. Халсман всегда восхищался человеческим лицом, вглядываясь в которое, всю жизнь пытался разгадать загадку людской природы. Должно быть, это помогло ему стать гениальным фотографом портретного жанра.

Среди других знаменитостей, сфотографированных Халсманом: Альфред Хичкок, Мартин Льюис, Джуди Гарленд, Уинстон Черчилль, Мэрилин Монро, Дороти Дэндридж, Пабло Пикассо, Марк Шагал, Ле Корбюзье, Андре Мальро, Фрэнк Синатра, Элизабет Тейлор, Одри Хепбёрн, Софии Лорен, Мохаммед Али.

В 1958 году журнал Popular Photography Magazine включил Халсмана в список «Десяти величайших фотографов в мире». А в 1975 он получил премию за достижения в области фотографии от Американской ассоциации журнальных фотографов, в которой был избран первым президентом в 1945 году. Знаменитый фотограф-портретист провёл много крупных выставок по всему миру.

Филипп Халсман скончался 25 июня в 1979 году в Нью-Йорке. В 2006 году в Риге установили памятник фотографу рядом с домом, в котором когда-то жила его семья.


Филипп Халсман, 1954.

«В юности я в основном интересовался литературой и мечтал стать писателем. Писателями, которыми я восхищался, прежде всего, были Толстой и Достоевский. Оба очень мало интересовались стилем, и оба использовали язык не как художественный инструмент, а только как средство для ясного выражения своих мыслей. Меня поразила их психологическая глубина, их честность и отсутствие искусственности. Это качества, которых я пытался достичь в своих фотографиях», – Ф. Халсман.


Эва Мари Сейнт.


Одри Хепберн, 1955.


Софи Лорен, 1955.


Грейс Келли, 1955.


Филипп Халсман и Грейс Келли.


Брижит Бардо, 1955.


Мэрилин Монро в студии Халсмана. Нью-Йорк, 1959.


Мэрилин Монро в студии Халсмана. Нью-Йорк, 1959.


Филипп Халсман и Мэрилин Монро.


Французский писатель Франсуа Мориак рядом со своим домом под Бордо.


Дин Мартин и Джерри Льюис, 1951.


Американский физик Роберт Оппенгеймер, 1958.


Энтони Перкинс.


Гарольд Ллойд.


Беннетт Серф.


Эдвард Стайхен, 1959.


Герцог и герцогиня Виндзорские, 1958.


Герцог и герцогиня Виндзорские, 1958.


Ричард Никсон, 1959.


Рэй Болджер, 1950.


Уильям Холден, 1954.


Деннис Дэй, 1952.


Французский актёр Фернандель. Нью-Йорк, 1948.


Джин Сиберг с кошкой, 1959.


Бенни Гудмен, 1957.


Джеки Глисон, 1955.


Ширли Маклейн.


Французский певец Морис Шевалье, 1958.


Британский актёр и режиссёр Питер Устинов,1955.


Дональд О’Коннор.


Лина Хорн.


Дэнни Кей, 1954.


Ава Гарднер, 1954.


Марта Грэм и Мерс Каннингем.


Актер Граучо Маркс, 1952.


Итальянская актриса Джина Лоллобриджида,1954.


Дик Кларк, 1952.


Фотограф Виджи (Артур Феллиг), 1961.


Марк Шагал, Франция, 1955.


Актриса и продюсер Джоан Вудворд.


Журналистка Дороти Килгаллен.


Журналист Мюррей Кемптон.


Дэвид Сарнофф, генеральный директор Корпорации Радио Америки.


Лили Кристин, девушка-кошка.


Сальвадор Дали.


«Смерть в наслаждении» («In Voluptate Mors»), Сальвадор Дали, 1951.


Сальвадор Дали, 1951.


Сальвадор Дали, 1951.


Циклоп Дали, 1948.


Сальвадор Дали, 1956.


Сальвадор Дали, 1954.


Сальвадор Дали, 1956.


Сальвадор Дали и его усы, 1957.


Сальвадор Дали, 1954.


Сальвадор Дали, 1954.


Дали и Гала в Нью-Йорке, 1943 год.


Сальвадор Дали, Нью-Йорк, США, 1942.


Сальвадор Дали.


Эдвард Виллелла, 1961.


Американская актриса Люсиль Болл.


Жан Кокто, 1949.


Жан Кокто в студии Халсмана, 1949.


США. Нью-Йорк. 1949. Французский поэт, художник и режиссер Жан Кокто с актрисой Рики сомой и танцором Лео Коулманом.


Ромен Гари, 1953.


Французская балерина Зизи Жанмер.


Британский премьер-министр Уинстон Черчилль со своим пуделем, 1951.


Альберт Эйнштейн.


Вуди Аллен, Нью-Йорк, 1969.


Бермудские Острова, 1946.


Жан Пенлеве, Франция, 1938.


Водная феерия, Флорида, США, 1953.


Фото из неопубликованного задания для издания «Ladies Home Journal» 1946 года.


Мэрилин Монро.


Элизабет Тейлор для журнала Life, 1948.


Одри Хепберн, 1955.


Хичкок в Калифорнии, 1974.


Альфред Хичкок во время съёмок фильма «Птицы».


Типпи Хедрен из «Птиц».


Мэрилин Монро, 1952.


Мэрилин Монро.


Мэрилин Монро.


Мэрилин Монро.


Голливуд, Калифорния, 1952.


Мэрилин Монро в Беверли-Хиллз, 1952.


Мэрилин, слушающая музыку, 1952.


Барбра Стрейзанд, 1965.


Грейс Келли, 1954.

Смотрите также:

Гений портретной фотографии Филипп Халсман: vakin — LiveJournal


«Dali Atomicus», 1948.

Филипп Халсман родился 2 мая 1906 года в столице Латвии. Его отец Мордух Халсман работал стоматологом, а мать Ита Гринтух преподавала грамматику в школе. Получив среднее образование, будущий мастер портретной фотографии отправился изучать электротехнику в Дрездене.

В сентябре 1928 года в жизни 22-летнего Филиппа Халсмана (Philippe Halsman) случилась трагедия. Его обвинили в убийстве своего отца, который погиб, сорвавшись с горы во время похода по австрийскому Тиролю. Свидетелей произошедшего не оказалось. Суд не поверил в несчастный случай, в регионе как раз зарождался антисемитизм и Филиппа Халсмана приговорили к десяти годам лишения свободы в виде каторжных работ. Сестра Люба много хлопотала за его освобождение. В конце концов, осуждённого поддержали видные европейские умы, включая Фрейда, Эйнштейна, Томаса Манна, Анри Герца и Поля Пенлеве. В 1930 году Филиппа помиловали и освободили при условии, что он покинет Австрию.

Халсман перебрался во Францию. Сотрудничество с такими модными журналами, как «Vogue», «Vu» и «Voila» вскоре принесло ему репутацию одного из лучших фотографов-портретистов страны. Но когда Францию захватила Германия, пришлось бежать в Марсель. Получить американскую визу Халсману помог Альберт Эйнштейн.

В Соединённых Штатах начался самый плодотворный и успешный период жизни Филиппа Халсмана, поэтому его часто называют американским фотографом. В 1942 году он нашёл работу в журнале «Life», а в последующие годы 101 из его фотографий напечатали на обложке этого издания.

В 1941 году Халсман встретил художника Сальвадора Дали. В конце 1940-х они принялись плодотворно сотрудничать. В 1948 создали изображение «Дали Атомикус» (Dali Atomicus), в котором запечатлены три летящие кошки, ведро вылитой воды и Дали в воздухе. Вдохновением для этой работы послужило открытие планетарной модели атома. Потребовались 28 попыток, чтобы снимок получился удачным.<

В 1954 году Халсман и великий сюрреалист выпустили сборник «Усы Дали» (Dali’s Mustache). Ещё одним выдающимся фотоперформансом стал сюрреалистический портрет Дали рядом с большим черепом, состоящим из семи обнажённых женщин. Халсман три часа расставлял моделей по эскизу Дали. Работу назвали «Смерть в наслаждении» (In Voluptas Mors).

В 1947 году Халсман сделал один из самых известных портретов Альберта Эйнштейна. Учёный во время фотосессии с сожалением говорил о своей роли в разработке атомной бомбы в Соединённых Штатах. Это фото позже, в 1966 году, использовали на почтовой марке США, а в 1999 напечатали на обложке журнала «Time», когда Эйнштейна назвали «человеком столетия».

В 1951 году Халсман по заданию NBC сфотографировал популярных комиков того времени: Милтона Берла, Сида Цезаря, Маркса Граучо, Боба Хоупа. Многих артистов он запечатлел в воздухе. Позже в той же манере он сделал портреты в прыжке других знаменитостей, среди них семья Форда, герцог и герцогиня Виндзор, Мэрилин Монро, Мария Феликс и Ричард Никсон. В 1959 году Филипп Хальсман выпустил книгу «Прыжок», которая стала классикой фотоискусств. В неё вошли 178 фотографий прыгающих знаменитостей.


Филипп Халсман, 1954.

«Когда вы просите кого-нибудь подпрыгнуть, то всё его внимание направляется на акт прыжка и маска спадает, так что появляется реальное лицо человека», – говорил фотограф.

Он практиковал разнообразные фотографические методы, необычное освещение, нестандартные ракурсы, оригинальные композиции и др. Все усилия фотограф направлял на то, чтобы передать в снимке, что человек из себя представляет на самом деле. Халсман всегда восхищался человеческим лицом, вглядываясь в которое, всю жизнь пытался разгадать загадку людской природы. Должно быть, это помогло ему стать гениальным фотографом портретного жанра.

Среди других знаменитостей, сфотографированных Халсманом: Альфред Хичкок, Мартин Льюис, Джуди Гарленд, Уинстон Черчилль, Мэрилин Монро, Дороти Дэндридж, Пабло Пикассо, Марк Шагал, Ле Корбюзье, Андре Мальро, Фрэнк Синатра, Элизабет Тейлор, Одри Хепбёрн, Софии Лорен, Мохаммед Али.

В 1958 году журнал Popular Photography Magazine включил Халсмана в список «Десяти величайших фотографов в мире». А в 1975 он получил премию за достижения в области фотографии от Американской ассоциации журнальных фотографов, в которой был избран первым президентом в 1945 году. Знаменитый фотограф-портретист провёл много крупных выставок по всему миру.

Филипп Халсман скончался 25 июня в 1979 году в Нью-Йорке. В 2006 году в Риге установили памятник фотографу рядом с домом, в котором когда-то жила его семья.


Филипп Халсман, 1954.

«В юности я в основном интересовался литературой и мечтал стать писателем. Писателями, которыми я восхищался, прежде всего, были Толстой и Достоевский. Оба очень мало интересовались стилем, и оба использовали язык не как художественный инструмент, а только как средство для ясного выражения своих мыслей. Меня поразила их психологическая глубина, их честность и отсутствие искусственности. Это качества, которых я пытался достичь в своих фотографиях», – Ф. Халсман.


Эва Мари Сейнт.


Одри Хепберн, 1955.


Софи Лорен, 1955.


Грейс Келли, 1955.


Филипп Халсман и Грейс Келли.


Брижит Бардо, 1955.


Мэрилин Монро в студии Халсмана. Нью-Йорк, 1959.


Мэрилин Монро в студии Халсмана. Нью-Йорк, 1959.


Филипп Халсман и Мэрилин Монро.


Французский писатель Франсуа Мориак рядом со своим домом под Бордо.


Дин Мартин и Джерри Льюис, 1951.


Американский физик Роберт Оппенгеймер, 1958.


Энтони Перкинс.


Гарольд Ллойд.<


Беннетт Серф.


Эдвард Стайхен, 1959.


Герцог и герцогиня Виндзорские, 1958.


Герцог и герцогиня Виндзорские, 1958.


Ричард Никсон, 1959.


Рэй Болджер, 1950.


Уильям Холден, 1954.


Деннис Дэй, 1952.


Французский актёр Фернандель. Нью-Йорк, 1948.


Джин Сиберг с кошкой, 1959.


Бенни Гудмен, 1957.


Джеки Глисон, 1955.


Ширли Маклейн.


Французский певец Морис Шевалье, 1958.


Британский актёр и режиссёр Питер Устинов,1955.


Дональд О’Коннор.


Лина Хорн.


Дэнни Кей, 1954.


Ава Гарднер, 1954.


Марта Грэм и Мерс Каннингем.


Актер Граучо Маркс, 1952.


Итальянская актриса Джина Лоллобриджида,1954.


Дик Кларк, 1952.


Фотограф Виджи (Артур Феллиг), 1961.


Марк Шагал, Франция, 1955.


Актриса и продюсер Джоан Вудворд.


Журналистка Дороти Килгаллен.


Журналист Мюррей Кемптон.


Дэвид Сарнофф, генеральный директор Корпорации Радио Америки.


Лили Кристин, девушка-кошка.


Сальвадор Дали.<


«Смерть в наслаждении» («In Voluptate Mors»), Сальвадор Дали, 1951.


Сальвадор Дали, 1951.


Сальвадор Дали, 1951.


Циклоп Дали, 1948.


Сальвадор Дали, 1956.<


Сальвадор Дали, 1954.


Сальвадор Дали, 1956.


Сальвадор Дали и его усы, 1957.


Сальвадор Дали, 1954.


Сальвадор Дали, 1954.


Дали и Гала в Нью-Йорке, 1943 год.


Сальвадор Дали, Нью-Йорк, США, 1942.


Сальвадор Дали.


Эдвард Виллелла, 1961.


Американская актриса Люсиль Болл.


Жан Кокто, 1949.


Жан Кокто в студии Халсмана, 1949.


США. Нью-Йорк. 1949. Французский поэт, художник и режиссер Жан Кокто с актрисой Рики сомой и танцором Лео Коулманом.


Ромен Гари, 1953.


Французская балерина Зизи Жанмер.


Британский премьер-министр Уинстон Черчилль со своим пуделем, 1951.


Альберт Эйнштейн.


Вуди Аллен, Нью-Йорк, 1969.


Бермудские Острова, 1946.


Жан Пенлеве, Франция, 1938.


Водная феерия, Флорида, США, 1953.


Фото из неопубликованного задания для издания «Ladies Home Journal» 1946 года.


Мэрилин Монро.


Элизабет Тейлор для журнала Life, 1948.


Одри Хепберн, 1955.


Хичкок в Калифорнии, 1974.


Альфред Хичкок во время съёмок фильма «Птицы».


Типпи Хедрен из «Птиц».


Мэрилин Монро, 1952.


Мэрилин Монро.


Мэрилин Монро.


Мэрилин Монро.


Голливуд, Калифорния, 1952.


Мэрилин Монро в Беверли-Хиллз, 1952.


Мэрилин, слушающая музыку, 1952.


Барбра Стрейзанд, 1965.


Грейс Келли, 1954.

Источник — cameralabs.org

Филипп Халсман, фотографии Сальвадора Дали

Думаю многим любителям сюрреализма известны фотографии харизматичного Сальвадора Дали. Вот те, что внизу например, есть чуть ли не на каждом сайте посвященном этой личности. И вот, как-то, в очередной раз, созерцая подобное фото, я задумался, а кто же автор? Кто этот неприметный человек, который стоит за объективом? Филлип Халсман, он самый, легендарный портретный фотограф.



Реклама

Конец рекламы



Филипп Халсман за работой

Небольшой гугл (да святится имя твое) поиск показал, что  им является Филипп Халсман, личность в своем роде легендарная. Я знал этого фотографа по серии замечательных снимков знаменитостей в прыжке, но, как оказалось, он автор и этой невероятной фотографии Сальвадора Дали с котами (на самом деле она называется «атомный Дали», но, думаю, в народе, она навсегда останется «фото Сальвадора Дали с кошками»).

Филиппа Халсмана можно назвать гением в жанре портретной фотографии, а также одним из родоначальников сюрреализма в фотографии. Филипп был из еврейской семьи и за свою жизнь ему пришлось пережить трагическую смерь отца, тюрьму и войну. Хасман был осужден якобы за отцеубийство на 10 лет. Отец Филиппа трагически погиб сорвавшись с большой высоты во время прогулки с сыном в Альпах. Свидетелей этого события не нашлось. Но за Филиппа вступилось много известных в то время людей и через два года его выпустили, заменив тюрьму ссылкой из Австрии. Суровое австрийское правосудие — и батя погиб, что уже само по себе малоприятное событие, так еще и в тюрьму заперли.

Спасаясь от чокнутых немцев и их антисемитизма Филипп Халсман переехал в 1941 году в Соединенные Штаты. Именно в США гениальный фотограф сведет знакомство с Сальвадором Дали, в результате чего и появились все эти замечательные сюрреалистические снимки.

Филипп Халсман, фотография «Сальвадор Дали с кошками», история создания

Кстати, история этого снимка весьма примечательна. Честно говоря, как дитя цифровых технологий, я совершенно не представляю насколько адское терпение и упорство нужно, чтобы сделать такое фото с помощью лишь ассистентов и пленочного фотоаппарата (не говоря уж о терпении ассистентов ). Для справки, котов подкидывали 28 раз, (и это же еще пол от воды надо было вытирать), без комментариев. В целом, на создание фотографии ушло где-то часов шесть. Тем не менее фото того стоило. Просто поразительно, все-таки, как много можно добиться с помощью идеи, изобретательности, фотокамеры и упорства, не прибегая при этом к помощи компьютерных технологий.

Хаслман, как портретный фотограф.

Идея Филиппа про прыжки во время съемки гениальна в своей простоте. Во время прыжка модель сосредотачивается на процессе прыжка, а не на том, чтобы корчить показные гримасы в объектив. Эта, казалось бы, простая идея позволяет получить прекрасный психологический портрет, опять таки, при наличии высочайшего мастерства фотографа. а также наличии адского терпения. У фотохудожника полно и других отличных снимков, но все же фотографии с Сальвадором Дали и серия «Прыжок» самые впечатляющие.

Рекомендую читнуть:
Прикоснитесь к сюрреализму, сюрреалистические скульптуры Сальвадора Дали
Фильмы и книги Сальвадора Дали и про Сальвадора Дали
Биография Сальвадора Дали

То самое знаменитое фото Сальвадора Дали с кошками, атомикус Дали

Фотограф Филипп Халсман, сюрреализм в фотографии

Сюрреализм – это направление в искусстве. Само слово происходит от французского surr?alisme, что переводится как сверхреализм или же надреализм. Сформировался сюрреализм в начале 20-х годов ХХ века во Франции. Отличается использованием аллюзий и парадоксальных сочетаний форм. Наиболее известным художником, работающим в направлении сюрреализма, стал Сальвадор Дали. Но не только в живописи, сюрреализм есть и в литературе, и в фотографии. Родоначальником сюрреализма в фотографии как раз таки и называют Филиппа Халсмана.


Фотограф Филипп Халсман (латыш. Filips Halsmans) родился 2 мая 1906 года в Риге (Латвия). Его родители были евреями – отец, Мордух Халсман, работал стоматологом, а мать, Ита Гринтух, была учителем. В 2011 году в Риге на боковой стене «Музея декоративного искусства и дизайна» (улица Скарню) был установлен памятник Филиппу Халсману, автором памятника стал скульптор Григорий Потоцко.

Свою первую фотографию Филипп Халсман сделал в возрасте 15 лет. Образование он получил в университете Дрездена, где изучал электротехнику.


В 1928 году в судьбе Филиппа Халсмана произошли трагические события. Во время путешествия в австрийских Альпах отец Филиппа погиб, а так как не было свидетелей, полиция обвинила самого Филиппа в отцеубийстве и его приговорили к 10 годам заключения. Тогда случай приобрёл широкую огласку, и за него вступились многие известные личности, среди которых были Томас Манн, Альберт Эйнштейн. Филиппа освободили через два года при условии, что он навсегда покинет Австрию.

Благодаря этим событиям Филипп Халсман оказался в Париже, где начал активно заниматься фотографией. В этот период он работает для таких журналов, как «Vogue», «Vu» и «Voil?». А на его фотографиях появляются: художник Марк Шагал, писатель Андре Мальро, поэт и философ Поль Валери, а также архитектор Ле Корбюзье.


Осенью 1940 года Филипп Халсман, спасаясь от нацистов, покидает Францию и переезжает в Нью-Йорк. Именно здесь в 1941 году он знакомится с Сальвадором Дали (их дружба и сотрудничество продлятся в течение 30 лет) и начинает интересоваться сюрреализмом.

В 1948 году Филипп Халсман делает свою знаменитую сюрреалистическую фотографию «Dali Atomicus» — портрет Сальвадора Дали. Фотография была создана без монтажа – только хорошо продуманная постановка, несколько попыток (их было 28- 28 раз выливали вёдра с водой, 28 раз бросали кошек, 28 раз подпрыгивал Сальвадор Дали) и, конечно же, терпение участников. Эта фотография в том же 1948 году появляется в журнале «Life» без ретуши, и на ней видна леска, которая удерживает подвешенные к потолку мольберт, картины и табуретку, а также руки ассистента, держащего стул.

Совместное творчество Филиппа Халсмана и Сальвадора Дали затем было собрано в две книги — «Дали Атомикус» (Dali Atomicus) и «Усы Дали» (Dali’s Mustache).


Весьма известна также и серия работ Филиппа Халсмана под названием «Прыжок». Для неё было сделано 200 фотографий известных людей, совершающих прыжок. Филипп Халсман писал: «Когда человек прыгает, его внимание в основном направленно на сам акт прыганья, маска спадает и появится его истинное лицо».

В 1945 году Филипп Халсман становится первым президентом Американского общества журнальных фотографов, работает штатным фотографом журнала «Life». Для него позируют такие известные личности из мира науки, политики и искусства, как Анри Матисс, Анна Маньяни, Бриджит Бардо, Софи Лорен, Мэрилин Монро, Уинстон Черчилль, Джон Кеннеди, Альберт Эйнштейн.

Фотограф сюрреалист Филипп Халсман покинул этот мир в 1979 году в возрасте 73-ёх лет.

Одна фотография. Филипп Халсман «Дали атомикус».

Идея знаменитой фотографии Филиппа Халсмана «Дали атомикус» была навеяна новейшими научными открытиями в области физики. Изучая структуру атома, ученые пришли к выводу, что вокруг положительно заряженного ядра в безвоздушном пространстве движутся отрицательно заряженные электроны.

Физики также выдвинули предположение, что вся материя свободно висит в постоянном состоянии временной остановки. Узнав об этом, Халсман решил «подвесить в воздухе» своего друга — великого Сальвадора Дали, вместе с мебелью, мольбертом и картинами. С этим снимком до сих пор связано много легенд. Говорят, изначально фотограф решил вместо воды в кадре лить молоко, но идея была отвергнута из-за опасения навлечь на себя гнев публики, которая в голодные послевоенное годы могла счесть перевод продукта, даже в целях сотворения шедевра, кощунством. То ли дело кошки?! Следующий замысел мастера был не менее ужасен, — подброшенного кота планировалось взрывать, а на камеру ловить момент «разрыва» животного на мелкие кусочки. Однако друзья посовещались и решили, что подобное действо лишь «пустая трата котов». На совете было принято решение котов не взрывать, а молоко заменить водой. В один из дней 1948 года Филипп Халсман приступил к съемке портрета Дали. К потолку на леске подвесили две картины, мольберт и табуретку. Жена фотографа Ивонна держала стул. На счет «три» ассистенты выплескивали ведро воды и кидали кошек в воздух. На счет «четыре» сам Дали подпрыгивал как можно выше, а Халсман фотографировал. Мастер снимал это действо с помощью сильных павильонных вспышек, чтобы искусственно сконструированный кадр выглядел предельно реалистично. После нескольких дублей Филипп удалялся в темную комнату проявлять пленку, а помощники вытирали пол и утешали кошек. В течение шести часов было совершено 28 прыжков, а разъяренные издевательством коты время от времени пытались скрыться от «мучителей». Еще бы, ведь им было невдомек, ради какого высокого искусства от них требуются такие жертвы.

Филипп Халсман родился 2 мая 1906 года в Риге в еврейской семье. На родине он был приговорен к смертной казни за национальную принадлежность, но благодаря помощи президента Латвии Густавса Земгалса уехал во Францию и избежал исполнения приговора. Во время Второй мировой Халсману пришлось спасаться от преследования фашистов в США. За океаном он добился огромной популярности, завоевав славу одного из лучших американских фотопортретистов прошлого века. Его портреты Мерилин Монро, Софи Лорен, Уинстона Черчилля и Альберта Эйнштейна стали эталоном для тысяч фотографов всего мира. Работы Халсмана печатали такие престижные издания, как Look, The Saturday Evening Post, Paris-Match, Esquire, Life. А его книгу Hardcover, созданную в соавторстве с близким другом Сальвадором Дали, была признана уникальным шедевром.

Халсман возможно единственный фотограф, снимавший людей в прыжке. Как говорил сам мастер: «Подпрыгивание раскрывает суть объектов съемки».

_______________________

Читайте также:

Данную статью мы посвятили автомобилю-кроссоверу Volvo XC60 R-Design, а также фотокамере Samsung NX100.

Dali Atomicus. Филипп Халсман 1948г.


 Халсман познакомился с Сальвадором Дали в 1941 году. Они поддерживали творческие и дружеские отношения в течение 30 лет. Наиболее известное фото Сальвадора Дали, сделанное Филиппом Халсманом — «Дали Атомикус», перекликающееся с полотном Дали «Атомная Леда» (Leda Atomica). Сюрреалистичное фото создано без монтажа и трюков — только тщательно продуманная постановка, кропотливая подготовка, множество попыток и невероятное терпение все участников съемки.
 Откуда же взялась идея снимка. Расскажем подробнее. Идея была навеяна новейшими научными открытиями в области физики. Изучая структуру атома, ученые пришли к выводу, что вокруг положительно заряженного ядра в безвоздушном пространстве движутся отрицательно заряженные электроны. Физики также выдвинули предположение, что вся материя свободно висит в постоянном состоянии временной остановки. Узнав об этом, Халсман решил «подвесить в воздухе» своего друга – великого Сальвадора Дали, вместе с мебелью, мольбертом и картинами.
 С этим снимком до сих пор связано много легенд. Говорят, изначально фотограф решил вместо воды в кадре лить молоко, но идея была отвергнута из-за опасения навлечь на себя гнев публики, которая в голодные послевоенное годы могла счесть перевод продукта, даже в целях сотворения шедевра, кощунством. То ли дело кошки?! Следующий замысел мастера был не менее ужасен, – подброшенного кота планировалось взрывать, а на камеру ловить момент «разрыва» животного на мелкие кусочки. Однако друзья посовещались и решили, что подобное действо лишь «пустая трата котов». На совете было принято решение котов не взрывать, а молоко заменить водой.
 В 1948 году на развороте журнала Life был опубликован вариант фото без ретуши. На нем хорошо видна леска, на которой подвешены к потолку мольберт, две картины и табуретка. Видны также руки помощника, удерживающего на весу стул.


Процесс съёмки Dali Atomicus. Виден человек, держащий стул, и подвешенный на леске реквизит
фотография взята с http://www.dali-salvador.ru 

 Прежде чем был снят нужный кадр, процесс съемки повторялся 28 раз. Как это происходило?

Раскадровка процесса съёмки
фотография взята с http://bigpicture.ru 

 Помощник поднимает стул, все занимают свои места. Начинается счет. «Три!» — один ассистент выплескивает ведро воды, другие — бросают кошек. «Четыре!» — Дали подпрыгивает, Халсман снимает. Потом фотограф отправляется в темную комнату, а пока он проявляет и оценивает результат, ассистенты убирают разлитую воду, ловят и успокаивают несчастных кошек. Шесть часов съемок. 28 выплеснутых ведер воды, 28 раз брошенные кошки. И никакого Photoshop’а. Халсман писал потом, что к концу съемок лучше всех чувствовали себя кошки, а сам он и грязные, мокрые ассистенты буквально валились с ног. 
 Надо отметить,что творческий союз этих двух гениев принёс миру немало удивительных фоторабот. 

Посмотреть ещё фотографии автора здесь.

Халсман, Филипп — это… Что такое Халсман, Филипп?

Филипп Халсман (Philippe Halsman)
[[Файл: Обложка книги фотографий Филиппа Халсмана[1] |200px|]]
Дата рождения:

2 мая 1906(1906-05-02)

Место рождения:

Рига, Латвия

Дата смерти:

25 июня 1979(1979-06-25) (73 года)

Место смерти:

Нью-Йорк, США

Филипп Халсман (латыш. Filips Halsmans, англ. Philippe Halsman, 2 мая 1906, Рига — 25 июня 1979, Нью-Йорк) — выдающийся фотограф середины XX века, родоначальник сюрреализма в фотографии[2]. Серия фотографий Филипп Халсман «Прыжок» стала классикой фотоискусства[3]. В эту серию вошло более 200 портретов известных людей, совершающих прыжок[4].

Биография

Филипп Халсман родился в еврейской семье в Риге. Его отец Мордух Халсман был стоматологом, а мать Ита Гринтух — учительницей. В возрасте 15 лет Филлип сделал свои первые фотоснимки. Халсман получил образование в Германии в университете Дрездена, где он изучал электротехнику. В сентябре 1928 произошел трагический случай, когда во время прогулки с Филлипом в Австрийских Альпах его отец Мордух упал с большой высоты и погиб. Свидетелей происшествия не было и Филипп был осужден на 10 лет за отцеубийство. Случай приобрел мировую огласку и в защиту Филлипа выступили многие знаменитости, среди них Альберт Эйнштейн и Томас Манн.

В результате после двух лет тюрьмы Филипп был освобожден на условиях, что он навсегда покинет Австрию[5]. Так он оказался в Париже, где скоро приобрел известность как фотограф, публикуя свои работы в журналах «Vogue», «Vu» и «Voilà». К этому периоду относятся его портреты Андре Мальро, Поля Валери, Жана Пенлеве, Марка Шагала, Андре Жида, Жана Жироду и Ле Корбюзье.

«Dali Atomicus»

С началом Второй мировой войны спасаясь от нацистов осенью 1940 года Филипп Халсман переезжает в Нью-Йорк, где в 1941 году он знакомится с Сальвадором Дали. Филипп Халсман поддерживал творческие и дружеские отношения с Дали в течение 30 лет. К этому периоду относится его знаменитая фотография «Dali Atomicus»[6].

В 1945 году Филипп Халсман был избран первым президентом только что созданного Американского общества журнальных фотографов. В американский период жизни когда он был штатным фотографом журнала «Life» Филипп Халсман создал фотопортреты Альберта Эйнштейна, Сальвадора Дали, французского комика Фернанделя, Бриджит Бардо, Анри Матисса, Анны Маньяни, Софи Лорен, Мэрилин Монро, Уинстона Черчилля и Джона Кеннеди[7].

О нём

  • 2 мая 2011 года в Риге на улице Скарню, на боковой стене «Музея декоративного искусства и дизайна» был установлен памятник Филиппу Халсману работы скульптора Григория Потоцкого, до этого несколько лет находившийся в фойе городской ратуши[8].
  • Фильм Jump (англ.) на сайте Internet Movie Database

Примечания

  1. Philippe Halsman: A Retrospective — Photgraphs From the Halsman Family Collection by Jane Halsman Bello, Mary Panzer, Steve Bello ISBN 0-8212-2373-9
  2. Филипп Халсман (1906—1979)
  3. 25 июня 1979 года умер талантливый американский фотограф Филипп Халсман
  4. Филипп Халсман и прыгающая Мэрилин Монро.
  5. Alfred Hitchcock, Philippe Halsman (1963) Jonathan Jones Saturday June 9, 2001 The Guardian  (англ.)
  6. Фотогалерея работ Филиппа Халсмана
  7. Сергей НИКОЛАЕВ Психолог с фотоаппаратом газета «ЧАС» 05.05.2006
  8. В Риге появилась новая достопримечательность

Ссылки

изображений | Филипп Халсман

Халсман
  • Дом
  • изображения
    • Художники
    • Дали
    • Танец
    • Артисты / Мужчины
    • Артисты / Женщины
    • Француз
    • Изображения главной страницы
    • Прыжки
    • Мэрилин Монро
    • Музыканты
    • Новогодние открытки
    • Обнаженная / Экспериментальная
    • Политики
    • Париж 1930-е
    • Филипп Халсман
    • Писатели
  • Халсман
    • Автобиография
    • Хронология
    • Халсман и Дали: личная история
    • Награды
    • Позиции
    • Марки и иностранная валюта
    • Дополнительное чтение
  • Выставки
    • Обзор
    • Основные выставки и обзоры
    • Персональные выставки
    • Групповые выставки
    • Постоянные коллекции
  • Для коллекционеров
  • Публикации
    • Книги Филиппа Халсмана
    • Обложки для книг от PH
    • Обложки журналов
  • Лицензирование
  • Контакт
  • Новости
Художники
Дали
Танец

Артисты / Мужчины
Артисты / женщины
Француз

Домашняя страница Изображения
Прыжки
Мэрилин Монро

Музыканты
Новогодние открытки
Обнаженная / Экспериментальная

Париж 1930-е годы
Филипп Халсман
Политики

Писатели

Писатели

  • Художники
  • Дали
  • Танец
  • Артисты / Мужчины
  • Артисты / женщины
  • Француз
  • Изображения главной страницы
  • Прыжки
  • Мэрилин Монро
  • Музыканты
  • Новогодние открытки
  • Обнаженная / Экспериментальная
  • Париж 1930-е
  • Филипп Халсман
  • Политики
  • Писатели
Архив для получения дополнительной информации.—>

© Copyright 2015 Halsman Archive. Все права защищены. Разработка сайта

Обзор | Филипп Халсман

Филипп Халсман (1906-1979) родился в Риге, Латвия, и начал свою карьеру фотографа в Париже. В 1934 году он открыл портретную студию на Монпарнасе, где фотографировал многих известных художников и писателей, в том числе Андре Жида, Марка Шагала, Ле Корбюзье и Андре Мальро, используя инновационную зеркальную камеру с двумя объективами, которую он разработал сам.

Часть большого исхода художников и интеллектуалов, бежавших от нацистов, Халсман прибыл в Соединенные Штаты со своей молодой семьей в 1940 году, получив экстренную визу благодаря вмешательству Альберта Эйнштейна.

Плодотворная карьера Халсмана в Америке в течение следующих 30 лет включала репортажи и обложки для всех крупных американских журналов. Эти задания свели его лицом к лицу со многими ведущими государственными деятелями века, учеными, художниками и артистами.Его проницательные портреты появились на 101 обложке журнала LIFE, рекорд, с которым не мог сравниться ни один другой фотограф.

Частично успех Халсмана был связан с его жизнерадостностью и воображением в сочетании с его технологическим мастерством. В 1945 году он был избран первым президентом Американского общества журнальных фотографов (ASMP), где возглавил борьбу за защиту творческих и профессиональных прав фотографов. В 1958 году коллеги Халсмана назвали его одним из десяти величайших фотографов мира.С 1971 по 1976 год он вел семинар в Новой школе под названием «Психологический портрет».

Халсман начал тридцатисемилетнее сотрудничество с Сальвадором Дали в 1941 году, результатом которого стал поток необычных «фотографий идей», в том числе серии «Атомикус Дали» и «Усы Дали». В начале 1950-х Халсман начал просить своих испытуемых прыгать за его камерой в конце каждого сеанса. Эти уникально остроумные и энергичные изображения стали важной частью его фотографического наследия.

В 1972 году Халсман говорил о своем увлечении человеческим лицом. «Каждое лицо, которое я вижу, как будто скрывает — а иногда и мимолетно раскрывает — тайну другого человека. Запечатлеть это откровение стало целью и страстью моей жизни».

Автобиография | Филипп Халсман

Мой отец был дантистом, а мать оставила профессию учителя, когда я родился.Это важное для меня событие произошло 2 мая 1906 года в Риге, Латвия.

Рига была высокоцивилизованным старым городом с населением 300 000 человек. В нем были музеи, опера, три репертуарных театра и балет. Именно в Риге философ Иммануил Кант опубликовал свою «Критику чистого разума».

У меня была только одна сестра Люба, моложе меня на несколько лет, и мы были очень близки. Летние каникулы мы провели с родителями в Европе. До восемнадцати лет благодаря этим путешествиям я познакомился с большинством важных музеев Европы, где на меня особенно повлияли портреты.

Вирус фотографии я подхватил в пятнадцать лет, когда обнаружил у себя на чердаке старую видеокамеру. Мой отец приобрел камеру, чтобы использовать ее в свободное время, но в конце концов спрятал ее. На свои карманные деньги я купил себе книгу, в которой объяснялось, что мне пришлось покупать стеклянные пластины, потому что в то время в Европе не использовалась пленка. Купил дюжину и сфотографировал сестру возле окна. Первую тарелку я проявил в нашей ванной при свете рубиново-красной лампочки.Это был один из самых волшебных моментов в моей жизни. В тусклом красном свете я смотрел широко раскрытыми глазами на чудо: постепенное появление темных контуров на молочно-белой поверхности моей тарелки, образуя первое фотографическое изображение, которое я когда-либо делал.

С тех пор большая часть моих карманных денег уходила на новое хобби. Я стал семейным фотографом. В наших поездках именно я делала обычные тревел-фотографии. Но в основном я фотографировал своих друзей, своих подруг и подруг своих друзей. Именно их лица я пытался изобразить.Теперь, оглядываясь назад, я нахожу это симптоматичным. Это увлечение человеческим лицом никогда не покидало меня. Кажется, что каждое лицо, которое я вижу, скрывает — а иногда мимолетно раскрывает — тайну другого человека. Позже запечатление этого откровения стало целью и страстью моей жизни. Я стал коллекционером отражений сокровенного «я» людей, смотревших в мою камеру.

Я вел защищенный образ жизни. В Риге школьников одновременно обучали пяти языкам: латышскому, русскому, немецкому, французскому и латыни.Я был старостой класса, а также его президентом в последние три школьных года. Мой отец хотел, чтобы я изучал медицину, но я думал, что электротехника — это великая профессия будущего. В восемнадцать лет я закончил школу и отправился изучать инженерное дело в Дрезден, Германия.

Через пару лет моя сестра, уехавшая в Париж учиться искусству, влюбилась в молодого француза. Я был на их свадьбе в Париже. В то время этот оживленный город бесспорно был мировой столицей искусств, и он произвел на меня такое впечатление, что я решил продолжить обучение там.

Я больше интересовался искусством и литературой, чем мои сокурсники. По сравнению с ней механика и техника показались мне сухими. Я успешно сдал экзамены, но, в отличие от большинства моих коллег, я не мог починить ни мотор, ни часы. Все больше и больше мои мысли обращались к фотографии. У меня появилось желание фотографировать, экспериментировать, творить. Фотография казалась мне еще неизведанным, искусством в самом начале своего роста.

Поскольку я считал человеческое лицо самым интересным объектом для фотографии, я надеялся, что смогу исследовать его так, как мои любимые писатели Толстой и Достоевский исследовали человеческую природу, с психологической глубиной и честностью.Я смотрел на фотографии, которые тогда были в моде в Париже, и они мне не нравились. Они были рассеянными, претенциозными и артистичными. Я видел себя борющимся с этой тенденцией. Я хотел показать, что фотография может быть реалистичной, сильной, простой и очень резкой. И я решил, что для меня есть место. Я объявил маме о своем решении бросить учебу и стать фотографом. Это сделало ее очень несчастной. Мой профессор математики сказал мне: «Халсман, через несколько месяцев ты сможешь получить диплом инженера и захочешь стать… фотографом!»

ЭКСПЕРИМЕНТЫ СО СВЕТОМ

Но я решился.Я был очень упрямым молодым человеком и считал тогда все свои решения исключительно разумными и правильными. Я купил себе фотопрожектор, бывший в употреблении увеличитель и объявил друзьям, что стал профессиональным фотографом. Я работал и экспериментировал с этим единственным источником света в течение нескольких месяцев, пытаясь изучить все его возможности — как свет в разных положениях влиял на настроение и ощущение картины и, казалось бы, менял черты лица натурщика. Благодаря такого рода экспериментам я получил базовое понимание, которое осталось со мной на всю жизнь.

Как и большинство парижских студентов, я жил в маленькой гостинице на Левом берегу, недалеко от Сорбонны. Однажды ко мне подошел молодой француз, живший в том же отеле. Его звали Клод Делакруа, и он оставил работу в провинциальном городке, чтобы стать киноактером в Париже. Делакруа нуждался в портфолио фотографий, чтобы представить себя киностудиям.

Я привел Делакруа в гостиную моей замужней сестры. Там была белая стена, которую я мог использовать в качестве фона.Все мое оборудование состояло из моей старой камеры обзора на штативе и простого прожектора. Экспериментируя с этим светом во время сеанса, я очень ясно понял, что освещение — это не только освещение, но и то, что оно может быть мощным средством характеристики. Я помню, как использовал один фонарь в высоком положении и сфотографировал его, когда фермер загорает. Для другой картины я использовал свой свет позади него, чтобы создать краевое освещение, и Делакруа выглядел задумчивым и драматичным, как вдохновленный поэт.На третьем снимке мой свет падал ему в лицо снизу, показывая его как смесь Дракулы и монстра Франкенштейна.

Делакруа любил мои картины и заказал их все. Благодаря этим фотографиям он получил свою первую роль в кино, и я до сих пор храню память о том, как он был счастлив и как трогательно благодарен. Что касается меня, то я впервые ощутил гордость за способность фотографа иногда влиять или изменять жизнь.

Затем, примерно через четыре месяца, наступил великий момент, когда я решил купить себе второй фонарь.Это был очень важный шаг для меня, потому что я узнал, что с двумя источниками света я могу создавать бесконечное количество источников света. Объектив в моем фотоаппарате был старый нерезкий апланат. Теперь я заработал достаточно, чтобы купить резкий Zeiss Tessar, и резкость моих фотографий стала одной из главных характеристик моей работы.

В Париже не было никого, у кого я мог бы узнать, что еще мне нужно, и поэтому я должен был найти все опытным путем и учась сам. Я продолжил свои исследования в темной комнате.Я понял, что творческий процесс продолжается с каждым шагом. Для меня каждый портрет — это высказывание о моем предмете. Я чувствую, что моя фотография, от замысла до готового отпечатка, должна быть придумана и проконтролирована мной. Фототехника позволила мне сделать это утверждение не слабо и небрежно, а с предельной силой и ясностью.

22 РЮ ДЕЛАМБР

Работать и жить в крошечном гостиничном номере было непросто, и через год я нашел студию в самом сердце Монпарнаса, который в 1930-е годы был художественным центром Парижа.Студия на улице Деламбр состояла из большой комнаты и кухни, которую я превратил в фотолабораторию. Он был скромным, но гламурным, потому что находился очень близко к знаменитому Café du Dome. Я купил себе большую витрину, которую повесил на стену своего дома, чтобы люди видели. Там было четыре или пять фотографий, которые я менял каждую неделю. Вскоре люди даже стали ходить в обход, чтобы посмотреть и обсудить мою последнюю работу.

Теперь у меня было небольшое количество фотографий, которыми я довольно гордился, но ни на одной из них не было знаменитого человека.Так как я давно интересовался литературой, то решил сфотографировать писателей, которыми восхищался. Я подошел к Андре Жиду, величайшему из ныне живущих французских писателей того времени, и спросил, могу ли я написать его портрет. Он согласился, и я с фотоаппаратом и двумя прожекторами отправился в квартиру Жида на улице Вано. И именно во время этой портретной сессии с Андре Жидом я сделал для себя очень важное открытие. Он был очень заинтересован в том, чтобы сделать хороший портрет самого себя, и когда я пришел к нему домой, чтобы сфотографировать его, он принял очень живописную позу.Я нашел лучший ракурс для съемки этой позы и настроил освещение. Когда все было в порядке, я закрыл затвор, убрал матовое стекло, вставил держатель пленки в камеру, снял затвор держателя пленки и взвел затвор. Но в эти несколько секунд напряжение в Жиде стало невыносимым, и как раз перед тем, как я сделал снимок, он сменил позу. Это повторялось снова и снова, и я, наконец, понял, что три секунды, предшествовавшие съемке, должны быть сведены к нулю; что если фотограф действительно заинтересован в том, чтобы запечатлеть самый важный момент, решающий момент, он должен уметь снимать мгновенно, когда момент появляется.Я провел бессонную ночь, а наутро сконструировал гаджет, который мог сократить эти бесконечные секунды вдвое.

Я пользовался этим гаджетом больше года, и он вдохновил меня на разработку новой двухобъективной зеркальной камеры, которая также позволяла снимать большие (9×12 см) негативы, что позволило мне достичь степени технического совершенства Я хотел для своих портретов. Хотя я быстро столкнулся с оптическими трудностями, мой технический опыт и мои знания в области оптики оказались полезными.Я нашел старого краснодеревщика, внука краснодеревщика, который сделал для Дагера первую камеру. С тонким мастерством он реализовал мой дизайн, используя лучшее красное дерево. Теперь у меня был чрезвычайно полезный инструмент с двумя подобранными объективами Tessar 210 мм, инструмент, которым, насколько мне известно, не обладал никто другой. Это повлияло на весь стиль моего портрета. Вместо того, чтобы стоять рядом с камерой, как зритель, смотрящий на объект, я теперь смотрел на натурщика через камеру. Чтобы встретиться со мной взглядом, натурщику пришлось смотреть в объектив.В результате я начал получать изображения, запечатлевшие не пустые выражения лиц людей, смотрящих в стеклянную линзу, а выражения, демонстрирующие полное влияние личности.

Я стал более известен. Меня искали актеры и писатели. Такие журналы, как Voila, Vu и Vogue, приглашали меня работать на них. Я участвовал в фотовыставках. В отзыве о такой выставке я прочитал: «Филипп Хальсман стал, пожалуй, лучшим портретистом, который у нас есть сейчас во Франции». Это замечание произвело на меня странное впечатление.Конечно, это польстило мне, но навсегда убило мое незамысловатое беззаботное отношение к собственным фотографиям. Я почувствовал новую ответственность. Глядя на свои фотографии, я волновался: действительно ли они достойны «наверное, лучшего портретиста Франции»? Раньше на портретных сеансах я снимал от двух до двенадцати пластинок для особенно интересного или сложного сюжета. После обзора потребление моей тарелки удвоилось и утроилось.

Возможно, из-за этого отзыва однажды появилась юная француженка и робко спросила, может ли она стать моей ученицей.Через год работы в моей студии Ивонн стала независимым фотографом, а через два года мы поженились. Очень часто в шутку я советую молодым фотографам, что лучший способ избавиться от конкурента — выйти за него замуж.

Через год у нас родилась девочка. Мы назвали ее Ирэн, что буквально означает «мир». Но тут началась Вторая мировая война, а вместе с ней и налеты немецкой авиации на Францию. В то время моя сестра и ее дети уезжали в Соединенные Штаты, и я отправил с ними свою жену и нашу дочь.Через две недели Париж пал, и я с миллионом других парижан ехал в машине по дорогам южной Франции. Все, что я взял с собой, это кое-какая одежда, фотоаппарат Халсмана и дюжина фотоотпечатков. В конце концов я добрался до Марселя и увидел там американского консула. Он сообщил мне, что я не могу поехать в Америку, так как у меня латвийский паспорт и латвийская иммиграционная квота (восемнадцать человек в год) заполнена на следующие семь лет. Я был в отчаянии, потому что знал, что деньги Ивонн вот-вот закончатся и что она не сможет работать, потому что мы ждем второго ребенка, Джейн.Однако моя сестра и моя жена посетили профессора Альберта Эйнштейна, с которым я переписывался десятью годами ранее. Они спросили его, чем он может помочь, и благодаря вмешательству профессора Эйнштейна мое имя было добавлено в список писателей и художников в Европе, получивших визы от Комитета по чрезвычайным ситуациям, организованного миссис Элеонорой Рузвельт.

НЬЮ-ЙОРК

Я приехал 10 ноября 1940 года, и для меня началось очень тяжелое время. Меня знали во Франции, но в Америке обо мне почти никто не слышал.Я говорил на пяти языках, но почти не знал английского. У меня не было друзей и почти не было денег. Первые три месяца я пытался найти работу. В конце концов я подписал двухлетний контракт с фотоагентством Black Star, которое отправляло меня на съемку самых разных сюжетов, в том числе цирка и множества парадов. В этот период мне пришлось освоить технику многократной вспышки, которая тогда была неизвестна в Европе. Мы вчетвером жили в пансионе, теснились в одной комнате, но даже при этом моего недельного аванса не хватало на двоих взрослых и двоих младенцев.Наконец, примерно через десять месяцев напряженной работы, я понял, что не могу рассчитывать на то, что Black Star найдет мне достаточно заданий, поэтому я попытался искать клиентов самостоятельно.

Однажды в модельном агентстве меня поразил профиль молодой девушки. Для меня он символизировал все, что мне нравилось в Америке: молодость, красоту и силу этой новой страны. Девушку звали Конни Форд; ей было восемнадцать, она только начала работать моделью и была рада позировать в обмен на фотографии, которые я делал.Я решил сделать фотографию, которую мог бы назвать «Американский профиль». Я купил себе американский флаг из бумаги. Мое освещение состояло из двух обычных прожекторов. Когда Конни вошла в нашу меблированную комнату, я поставила флаг на пол, и она легла на него головой. Каждые десять минут мой телефон звонил. Это была мать Конни, следившая за тем, чтобы с ее дочерью ничего не случилось. Она не доверяла фотографам из Франции, работавшим в меблированных комнатах.

Конни понравилась фотография, и она поместила ее в свое портфолио.Спустя несколько месяцев она показала свой альбом магнату косметических товаров Элизабет Арден, которая тут же решила, что это фотография, которую она искала для рекламы своей помады «Victory Red». Страна была охвачена рекламой и постерами с моей фотографией головы Конни на флаге, и Конни Форд за одну ночь стала знаменитой. Это был мой первый настоящий прорыв в Америке. Фотография получила медаль Клуба арт-директоров и открыла для меня много дверей.

Модная история о дамских шляпах привела к моей первой обложке журнала LIFE.В то время высшим достижением для журнального фотографа было попасть на обложку LIFE. Это было равносильно победе в конкурсе, ведь каждую неделю обложку выбирали из десятков фотографий разной тематики. Мое второе задание LIFE также привело к каверу. С тех пор LIFE стали часто использовать меня в различных заданиях, особенно когда они надеялись на интересную обложку. В конце концов я сделал 101 кавер на LIFE, запись, которая остается одним из моих самых больших достижений.

Я стал очень занятым фотографом. Моя жизнь всегда была интересной, потому что я никогда не избегал вызовов или возможности проверить себя в новой ситуации. Иногда в этих заданиях использовалась техника фотографирования идей, которая всегда меня завораживала. Когда я познакомился с Сальвадором Дали в начале 1940-х годов, я смог расшириться в этой области благодаря его собственному похожему подходу к своим картинам. Наша первая совместная съемка положила начало дружбе между нами, которая вылилась в поток необычных фотографий.

Работа в различных областях фотографии позволила мне вернуться к портретной фотографии с новыми идеями, свежим энтузиазмом и еще более глубоким пониманием основных задач портретной живописи. Важно помнить, что портрет сидя — крайне искусственная ситуация. Очень немногие способны сразу потерять самосознание и вести себя перед камерой так, как будто ее нет. Почти во всех случаях фотограф должен помочь субъекту раскрыть себя.На многих сеансах я чувствовал, что то, что я говорил субъекту, было более важным, чем то, что я делал с моей камерой и моим светом.

Меня больше всего в жизни интересовали люди. Человек постоянно меняется на протяжении всей жизни. Меняются его мысли и настроения, меняются его выражения и даже черты лица. И здесь мы подходим к ключевой проблеме портретной живописи. Если подобие человека состоит из бесконечного числа различных образов, какой из этих образов мы должны попытаться уловить? Для меня ответом всегда было изображение, наиболее полно раскрывающее как внешнее, так и внутреннее содержание предмета.
Такая картина называется портретом. Настоящий портрет должен сегодня и через сто лет свидетельствовать о том, как этот человек выглядел и каким человеком он был.

портретов Халсмана

С 1940-х по 1970-е годы блестящие портреты знаменитостей, интеллектуалов и политиков, сделанные Филиппом Халсманом, появлялись на обложках и страницах больших фотожурналов, в том числе Look, Esquire, , Saturday Evening Post, Paris Match, и особенно . Жизнь .Его работы также появлялись в рекламе и рекламе для таких клиентов, как косметика Элизабет Арден, NBC, Simon & Schuster и Ford. Фотографы, как любители, так и профессионалы, восхищались потрясающими снимками Халсмана. В 1958 году опрос, проведенный Popular Photography , назвал Халсмана одним из «Десяти величайших фотографов мира» наряду с Ирвингом Пенном, Ричардом Аведоном, Анселем Адамсом, Анри Картье-Брессоном, Альфредом Эйзенштадтом, Эрнстом Хаасом, Юсуфом Каршем, Гьон Мили, и Юджин Смит. В целом образы Халсмана образуют яркую картину благополучного американского общества середины ХХ века.«Филипп Халсман: ретроспектива» — первый исторический обзор его работ.


Филипп Халсман (1906-1979) родился в Риге, Латвия. Он изучал инженерное дело в Дрездене, а затем переехал в Париж, где в 1932 году открыл свою фотостудию. Смелый, спонтанный стиль Халсмана завоевал ему множество поклонников. Его портреты актеров и писателей появлялись на обложках книг и в журналах; он работал с модой (особенно с дизайном шляп) и выполнял заказы для частных клиентов. К 1936 году Халсман был известен как один из лучших фотографов-портретистов Франции.


Карьера Халсмана резко оборвалась летом 1940 года, когда гитлеровские войска вторглись в Париж. Его жена, дочь, сестра и зять, у всех были французские паспорта, иммигрировали в Америку, но как гражданин Латвии Филипп Халсман не смог получить визу. Несколько долгих месяцев он ждал в Марселе вместе со многими другими, вынужденными бежать из фашистской Европы. Наконец, благодаря вмешательству Альберта Эйнштейна (который познакомился с сестрой Халсмана в 1920-х годах) Халсман получил разрешение на въезд в Соединенные Штаты и прибыл в Нью-Йорк в ноябре 1940 года, имея при себе лишь фотоаппарат.


Большой прорыв Халсмана наступил, когда он встретил Конни Форд, эффектную молодую модель, которая согласилась позировать в обмен на фотографии для своего портфолио. Когда публицисты Элизабет Арден увидели фотографию Халсмана, на которой Форд изображен на фоне американского флага, они использовали это изображение для запуска национальной кампании губной помады Victory Red. Год спустя, осенью 1942 года, Лайф попросил Халсмана снять сюжет о новом дизайне шляп. К радости Халсмана, его портрет модели, улыбающейся сквозь пушистые поля, попал на обложку.Затем последовало еще сто обложек, прежде чем журнал прекратил еженедельное издание в 1972 году.


Когда Халсман начал работать в Life , журналу было всего шесть лет, а фотожурналистика была еще новой областью. До появления Life и ее конкурентов американцы узнавали о мире из газет, радио и кинохроники. Но новые иллюстрированные журналы публиковали страницы, заполненные яркими, драматическими фотографиями, донося до американцев яркую информацию, с которой не могли сравниться никакие другие средства массовой информации.В духе варьете или всемирной ярмарки журналы объединяли рассказы о международной политике, повседневной жизни, новостных событиях, знаменитостях, экзотических пейзажах и юморе, чтобы доказать, что «такая большая часть мира, так разумно отобранная, никогда не была видел раньше в одном месте». Сегодня, чтобы понять значение этих великих журналов, нам достаточно взглянуть на множество форм средств массовой информации, пришедших им на смену. Теперь мы находим фотографии на телевидении и рекламных щитах; в специальных публикациях, посвященных новостям, людям, моде или спорту; в газетах; в музеях и галереях; и в Интернете.И, по иронии судьбы, чем больше мест для просмотра фотографий, тем сложнее привлечь зрителей. Но в 1942 году, когда портрет Филиппа Хальсмана просто появился на обложке Life и сразу же достиг большой, сплоченной аудитории.


Сюрреализм

В Париже Халсман изучал работы других художников и фотографов, особенно сюрреалистов, у которых он научился делать изображения, удивляющие его зрителей. Включая невзрачные и, в конечном счете, тревожные детали, он придавал своим героям незабываемое напряжение.Благодаря мягкому освещению, резкому фокусу и крупным кадрам он превратил формальные фэшн-снимки в серьезное исследование характера. Когда Халсман поставил комиков NBC на голую белую бумагу, исключив весь определяющий контекст, их изоляция сделала их одновременно хрупкими и забавными. Самое главное, благодаря исследованиям сюрреалистов эротического бессознательного, Халсман научился сочетать гламур, секс и здоровую энергию в одном портрете. Эта необычная способность сделала его любимым фотографом Life для таких чувственных звезд, как Мэрилин Монро и Бриджит Бардо.Симпатия Халсмана к сюрреализму также привела к его долгой и плодотворной дружбе с Сальвадором Дали. Халсман познакомился с Дали по заданию в 1941 году, и в течение следующих трех десятилетий они стали партнерами во многих проектах, включая серию игривых картин, в которых была вся тревожная иррациональность сновидений или картин Дали. Их наиболее заметной постановкой был «Дали Атомикус», в котором художник, его холст, мебель, кошки и вода кажутся подвешенными в воздухе.


Психологический портрет

На протяжении всей своей карьеры Халсман любил сравнивать свою работу с работой хорошего психолога, который с особой проницательностью относится к своим предметам.Своими изысканными манерами и европейским акцентом Халсман также соответствовал популярному стереотипу того времени, когда американцы относились к психологии с завороженным скептицизмом. На самом деле Халсман гордился своей способностью раскрывать характер своих натурщиков. Как он объяснил: «Этого нельзя добиться, подтолкнув человека в нужное положение или повернув его голову под определенным углом. его лучший друг побоялся бы озвучить.


Весной 1952 года Халсман применил свою фирменную технику, когда Лайф отправил его в Голливуд, чтобы сфотографировать Мэрилин Монро. Халсман попросил Монро встать в угол и поместил камеру прямо перед ней. Позже , он вспоминал, что она выглядела «так, как будто ее загнали в угол, загнав в угол без возможности выбраться». трем восхищенным мужчинам она улыбалась, флиртовала, хихикала и извивалась от восторга.В течение часа я держал ее в углу, она царственно развлекалась, а я… . . сделал от 40 до 50 снимков.»


На этом широко известном портрете Монро в белом вечернем платье стоит спиной к двум стенам, одна темная, другая светлая, ее глаза полузакрыты, а темный, накрашенный губной помадой рот приоткрыт. Тем не менее Халсман ловко избегал любого явного изображения истинного предмета картины. Используя эвфемистический язык того времени, помощник Халсмана восхищался способностью фотографа делать «наводящие на размышления» снимки красивых женщин, которые по-прежнему демонстрировали «хороший вкус», подчеркивая «выражение», а не «физические достоинства».А затем ассистент добавил: «Халсман очень искусно вызывает выражение лица, которое он хочет». В 1950 году NBC попросила Халсмана сфотографировать многих своих популярных комиков. Милтон Берл, Эд Винн, Сид Цезарь, Граучо Маркс, Боб Хоуп, Ред Скелтон и многие другие пришли в студию Халсмана, где они выступали, пока он снимал их выходки на пленку. За один сеанс можно было создать две или три сотни изображений. Когда Халсман сравнил эти комические изображения с более традиционными портретами, он обнаружил, что комики часто прыгают и всегда остаются в образе.Отчаяние (и хорошее настроение) в конце концов заставили его попросить других прыгнуть за его камерой, когда Ford Motor Company поручила ему сделать официальную семейную фотографию в честь пятидесятой годовщины компании. Халсман провел долгую и утомительную сессию с девятью раздражительными взрослыми и одиннадцатью беспокойными детьми. После этого неудержимый юмор Халсмана вдохновил его на то, чтобы спросить матриарха миссис Эдсел Форд: «Могу ли я сфотографировать, как вы прыгаете?» Изумленная миссис Форд ответила: «Вы хотите, чтобы я прыгала на высоких каблуках?» Затем ее невестка, миссисГенри Форд II запросил очередь. Фотографии «прыжков» обладали удивительным очарованием, и в течение следующих шести лет Халсман просил многих клиентов прыгать для него. Ван Клиберн, Эдвард Р. Мерроу и Герберт Гувер отклонили приглашение Халсмана, но большинство людей поняли, что им нечего терять. (Некоторые значительно поправились, например, неожиданно жизнерадостный и симпатичный вице-президент Ричард Никсон, который прыгнул за Халсмана в Белом доме.) Халсман утверждал, что прыжки раскрыли характер, который в противном случае был скрыт. «Когда вы просите человека прыгнуть, его внимание в основном направлено на акт прыжка, и маска падает, так что появляется настоящий человек.»


Халсман также занимался этим проектом, чтобы узнать что-то о себе. «Уверяю вас, что часто перед тем, как приблизиться к человеку, мое сердце билось, и мне приходилось бороться со всеми своими запретами, чтобы адресовать эту просьбу моему субъекту. Каждый раз, когда субъект соглашался прыгнуть, это было для мне нравится какая-то победа». Как Халсману удалось убедить многих отказаться от самообладания ради его камеры? Каким-то образом ему удалось убедить каждого, что весь риск лежит на нем.


Как и многие, кто бежал из гитлеровской Европы, Филипп Хальсман редко обсуждал прошлое. Он справедливо настаивал на том, что его самая важная работа происходила в Америке, и во многом его приемная страна стала его предметом. В одном типичном обзоре отмечалось его патриотическое чутье, хвалилось Халсманом «неханжеское и чрезвычайно интенсивное изображение американского отскока». С точки зрения историка кажется очевидным, что Халсман изобрел сияющий образ нации, какой он ее видел, используя свет, убеждение, нервы, воображение, психологию и опыт.Это место и эти лица — его творение.


Вечный поиск Халсманом скрытой истины также напоминает его личную историю как художника и беженца. Халсман знал, что усилия по установлению своей личности имеют значение, выходящее далеко за рамки потребностей рынка знаменитостей. «Это очарование человеческим лицом никогда не покидало меня… Каждое лицо, которое я вижу, кажется, скрывает, а иногда, мимолетно, раскрывает тайну другого человеческого существа… Запечатлеть это откровение стало целью и страстью моей жизни. .»


Мэри Панцер
Куратор фотографий
Национальная портретная галерея, Смитсоновский институт

Изображения: Одри Хепберн, 1954 год, Национальная портретная галерея | Альберт Эйнштейн, 1947 год, Национальная портретная галерея | Констанс Форд, 1941 год, Национальная портретная галерея | Фрэнк Синатра, 1944, семейная коллекция Халсман | «Дали Атомикус», 1947, семейная коллекция Халсман | Мэрилин Монро, 1952 год, Национальная портретная галерея | Герцог и герцогиня Виндзорские, 1956 г., семейная коллекция Халсман | Боб Хоуп, 1950 или 1952 год, семейная коллекция Халсмана



Прошедшие выставки | Национальная портретная галерея Дом
 
 

Портреты на обложке журнала LIFE, сделанные мастером

Автор: Лиз Ронк

Из всех фотографов 20-го века, которые сделали себе имя почти исключительно благодаря своим портретным работам, немногим удавалось запечатлеть такое головокружительное множество сюжетов так ловко, как мастеру латвийского происхождения Филиппу Халсману.Друг таких людей, как Дали, Пикассо и Эйнштейн, подход Халсмана к портретной живописи, судя по единообразному совершенству его работ для LIFE и других публикаций с начала 1940-х годов, кажется, был равноправным летописцем великого, знаменитого и совершенно неизвестное, одинаково.

Но, оказывается, в основе портретной живописи Халсмана лежал вполне обдуманный прием: короче говоря, снимать мужчин и женщин по-разному. Схема этой идеи, без сомнения, знакома современным фотографам-портретистам, хотя можно поспорить и на то, что никто из современных фотографов не сформулирует свой modus operandi так… прямо.

LIFE однажды процитировал Халсмана, сказавшего, что, фотографируя женщину, «я пытаюсь сфотографировать ее красоту; с мужчиной я стараюсь показать его характер. Однажды я сфотографировала человека с большим носом, сделала акцент на его носу, и ему очень понравился снимок. Этого не могло быть с женщиной. Самая умная женщина отвергнет портрет, если он ей не льстит. Только однажды за всю мою карьеру случилось так, что блондинка попросила меня: «Пожалуйста, сделай меня умным». К сожалению, это было невозможно.

Халсман (род. 2 мая 1906 г.; ум. 25 июня 1979 г.) начал свои долгие и чрезвычайно продуктивные отношения с LIFE в 1942 г. и в итоге снял для журнала более 50 обложек. Из всех проектов, тем, творческих идей и удивительно показательных картин, которые Халсман придумал и создал на протяжении всей своей долгой карьеры, сегодня он, пожалуй, больше всего известен своими портретами богатых, знаменитых и часто очень влиятельных людей, прыгающих в прыжке. Буквально, прыжки. И в истинно озорном стиле Халсмана ему удалось сделать эти портреты одновременно завораживающими и в чем-то значительными — изображениями, которые спасены от простой глупости благодаря явному техническому мастерству, проявленному в каждом из них.

Буйная обложка журнала LIFE от 9 ноября 1959 года, на которой была изображена смеющаяся босиком Мэрилин Монро в воздухе, вышла примерно в то же время, что и замечательный том Книга прыжков Филиппа Хальсмана , который был наполнен этими необычными, странными и, временами совершенно захватывающие портреты.

Другие знаменитости видели прыгающих в книге и в номере LIFE с Мэрилин на обложке? Принцесса Монако Грейс, Софи Лорен, судья Лернед Хэнд, Бриджит Бардо, вице-президент Ричард Никсон, физик-теоретик Дж.Роберт Оппенгеймер, теолог Пол Тиллих, герцог и герцогиня Виндзорские и многие другие.

Зачем они это сделали? Просто потому, что Халсман попросил их об этом. (Лишь очень немногие испытуемые, включая Герберта Гувера и пианиста Ван Клиберна, когда-либо отказывались.)

«В приливе энергии субъект преодолевает гравитацию», — иронично заметил Халсман о своих прыжках. «Он также не может контролировать все свои мышцы. Маска падает. Реальное Я становится видимым, и нужно только сфотографировать его камерой.Я называю это Jumpology . Когда-нибудь может наступить время, когда психиатры будут диагностировать скрытые характеристики не с помощью медленного и кропотливого теста Роршаха, а с помощью быстрого и стремительного Халсмана».

Быстрый и стремительный Халсман. Чудесная фраза, которая так же точно, как и любая другая, передает бурное воображение и искусно использованный талант, которые, спустя все эти годы, все еще оживляют работу одного из величайших людей всех времен.


Журнал LIFE, 9 ноября 1959 г.Мэрилин Монро, фотограф Филипп Халсман.

Обложка журнала LIFE от 16 октября 1944 года с Лорен Бэколл.

Журнал Philippe Halsman Life

22 мая 1950 года, обложка журнала Life с изображением герцога и герцогини Виндзорских.

Журнал Philippe Halsman Life

13 августа 1951 года, обложка журнала Life с участием Дина Мартина и Джерри Льюиса.

Журнал Philippe Halsman Life

3 сентября 1951 года, обложка журнала LIFE с Джиной Лоллобриджидой.

Журнал Philippe Halsman Life

17 декабря 1951 года, обложка журнала LIFE с участием Вивьен Ли и Лоуренса Оливье.

Журнал Philippe Halsman Life

7 апреля 1952 года, обложка журнала LIFE с изображением Мэрилин Монро.

Журнал Philippe Halsman Life

2 ноября 1953 года, обложка журнала LIFE с изображением Уинстона Черчилля.

Журнал Philippe Halsman Life

26 апреля 1954 года, обложка журнала LIFE с изображением Грейс Келли.

Журнал Philippe Halsman Life

Жизнь и портреты Филиппа Халсмана

Выдающаяся карьера латвийского фотографа – тема новой выставки в Париже

Кто? Он дружил с Альбертом Эйнштейном, снял обложку для 101 номера журнала Life и неоднократно сотрудничал с Сальвадором Дали.Несмотря на то, что он никогда не получал формального фотографического образования, Филипп Халсман должен был стать одним из самых выдающихся фотографов-портретистов своего времени. Родившийся в Латвии в 1906 году, Халсман изучал электротехнику в Дрездене и впервые открыл для себя фотографию после того, как нашел камеру своего отца и проявил стеклянные пластины в раковине семейной ванной. Он описал этот процесс как «чудо» и быстро взялся за дело.

Однако в межвоенный период Латвия глубоко погрязла в антисемитизме, и это создало сложную среду для жизни Халсмана и его еврейской семьи.В возрасте 22 лет жизнь молодого фотографа обернулась скандалом, когда его ложно обвинили в убийстве отца во время туристического похода — несчастный случай, по всей видимости, организованный новоявленными властями страны — и приговорили к десяти годам заключения в одиночной камере. Когда через несколько лет Халсман был помилован и приговор снят, он покинул Латвию, чтобы присоединиться к своей матери и сестре в Париже.

Поселившись во французской столице, Халсман открыл портретную студию на Монпарнасе, где фотографировал Ле Корбюзье, Марка Шагала и Андре Жида.Однако его пребывание в Париже было недолгим; по мере того, как нацистский контроль над страной рос, ему снова нужно было уехать. В 1940 году Халсман бежал из Европы, получив экстренную визу для проживания в Америке с помощью своего друга Альберта Эйнштейна.

Мэрилин Монро и Филипп Халсман, 1959 г. Фотография Филиппа Халсмана, © Philippe Halsman, 2015 г. Архив / Magnum Photos

Что? В течение следующих 30 лет Халсман зарекомендовал себя как один из самых плодовитых фотографов своего времени, выполняя репортажные задания для уважаемых изданий, таких как Life и Time Magazine. Его фотографии требовали внимания из-за резкого фокуса и близкого кадрирования, что было необычно для фотографии того времени.

Его также прославляли за то, что он изображал своих персонажей прыгающими или подвешенными в воздухе, революционный метод, который он игриво назвал «джампологией», создавая эффект, который одновременно тревожен, сюрреалистичен и удивительно загадочен. Он писал: «Когда вы просите человека прыгнуть, его внимание в основном направлено на акт прыжка, и маска падает, так что появляется настоящий человек».Инструкция прыгать не только создала яркую фотографию, но и, как это видно на портретах Мэрилин Монро, герцога и герцогини Виндзорских, Дина Мартина и Олдоса Хаксли, обнажила что-то более интимное в натурщике.

Дали Атомикус, 1948 г. Фотография Филиппа Халсмана, © Philippe Halsman, 2015 г. Архив / Magnum Photos

В 1941 году Халсман познакомился с Сальвадором Дали, и их творческое сотрудничество длилось 37 лет. На одном из таких изображений Халсман изображает трех кошек, ведро с водой, стул и Дали, подвешенных в воздухе, в мощной сюрреалистической эстетике.Для создания этого тщательно составленного изображения Халсману и Дали потребовалось 28 попыток, в результате чего получилась мизансцена знаменитого сюрреалиста Дали, который, казалось бы, усердно работал в воздухе.

Женика Афанасиу, 1934 г. Фотография Филиппа Халсмана, © Philippe Halsman, 2015 г. Архив / Magnum Photos

Почему? Стремление Халсмана запечатлеть человеческую форму проистекало из глубоко укоренившегося любопытства к людям. «Это увлечение человеческим лицом никогда не покидало меня, — писал он. — Каждое лицо, которое я вижу, кажется, скрывает, а иногда, мимолетно, раскрывает тайну другого человеческого существа… Запечатлеть это откровение стало целью и страстью моей жизни.«По фотографиям Халсмана вы действительно можете получить представление о фотографе, а не только о натурщике. Халсман был энергичным человеком с прекрасным чувством юмора, и прохожие могли видеть, как он делал сальто назад на пляже даже в свои 40 лет.

Жан Кокто, мультидисциплинарный художник, 1949 г. Фотография Филиппа Халсмана, © 2015 г., Архив Филиппа Халсмана / Magnum Photos

Новая выставка под названием Etonnez-moi! Или «Удиви меня!» в Jeu de Paume в Париже представлено более 300 культовых фотографий Халсмана, от его привлекательных портретов «джампологии» до технических экспериментов с многократной экспозицией, и все они подчеркивают игривый и уникальный подход Халсмана к фотографии.

Филипп Хальсман: Итоннез-мой! проходит с 20 октября 2015 г. по 24 января 2016 г. в Же де Пом, Париж,

 

Филипп Халсман Фотограф | All About Photo


Филипп Халсман (1906-1979) родился в Риге, Латвия и начал свою карьеру фотографа в Париже. В 1934 году он открыл портретную студию на Монпарнасе, где фотографировал многих известных художников и писателей, в том числе Андре Жида, Марка Шагала, Ле Корбюзье и Андре Мальро, используя инновационную зеркальную камеру с двумя объективами, которую он разработал сам.

Часть большого исхода художников и интеллектуалов, бежавших от нацистов, Халсман прибыл в Соединенные Штаты со своей молодой семьей в 1940 году, получив экстренную визу благодаря вмешательству Альберта Эйнштейна.

Плодотворная карьера Халсмана в Америке в течение следующих 30 лет включала репортажи и обложки для всех крупных американских журналов. Эти задания свели его лицом к лицу со многими ведущими государственными деятелями века, учеными, художниками и артистами. Его проницательные портреты появились на 101 обложке журнала LIFE, рекорд, с которым не мог сравниться ни один другой фотограф.

Успех Халсмана частично объяснялся его жизнерадостностью и воображением в сочетании с его технологическим мастерством. В 1945 году он был избран первым президентом Американского общества журнальных фотографов (ASMP), где возглавил борьбу за защиту творческих и профессиональных прав фотографов. В 1958 году коллеги Халсмана назвали его одним из десяти величайших фотографов мира. С 1971 по 1976 год он вел семинар в Новой школе под названием «Психологический портрет».

Халсман начал тридцатисемилетнее сотрудничество с Сальвадором Дали в 1941 году, результатом которого стал поток необычных «фотографий идей», в том числе серии «Атомикус Дали» и «Усы Дали».В начале 1950-х Халсман начал просить своих испытуемых прыгать за его камерой в конце каждого сеанса. Эти уникально остроумные и энергичные изображения стали важной частью его фотографического наследия.

Филипп халсман фотографии: Гений портретной фотографии Филипп Халсман (82 фото)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх