Фотография 19 века: фотографии XIX века из коллекции Государственного музейно-выставочного центра «РОСФОТО» (Санкт-Петербург)

Содержание

фотографии XIX века из коллекции Государственного музейно-выставочного центра «РОСФОТО» (Санкт-Петербург)

13 февраля 2018

Выставочный зал Псковского музея заповедника

Выставочный проект «Многоликая Россия» представляет вниманию зрителей архивные фотографии Российской империи второй половины XIX — начала XX века из коллекции Государственного музейно-выставочного центра РОСФОТО.

На фотографиях запечатлены виды крупных городских центров Российской империи: Петербурга, Москвы, Новгорода, Архангельска, Ростова, а также аутентичная жизнь национальных окраин.

Работы известных мастеров фотографического искусства второй половины XIX века: Ивана Барщевского, ателье «Буассона и Эгглер», Максима Дмитриева, Дмитрия Ермакова, Вильяма Каррика, Альфреда Лоренса, графа Ивана Ностица, Якова Лейцингера — с исторической точностью и художественной выразительностью передают разнообразие жизненного уклада населения российского государства во второй половине XIX века.

На протяжении многих веков столицей Российского государства была Москва, в центре которой — старинный Московский Кремль. Виды Кремля, собора Василия Блаженного, Сухаревой башни, колокольни Ивана Великого, ставших символами России, были выполнены фотографами Петром Павловым и графом Иваном Григорьевичем Ностицем, проводившими крупномасштабную съемку достопримечательных мест Москвы и ее архитектурных памятников.

В Успенском соборе Кремля происходило венчание на царство российских императоров. Эта традиция сохранилась даже после 1703 года, когда император Петр I своим указом перенес столицу в Санкт-Петербург. В 1896 году в Москве был венчан на царство последний российский император Николай II.

Резиденцией царствующего дома Романовых был Зимний дворец в Санкт-Петербурге. Здесь же в Петропавловском соборе Петропавловской крепости была усыпальница русских царей, начиная с Петра Великого. В Санкт-Петербурге находились Правительствующий Сенат, высший судебно-административный орган дореволюционной России, и Святейший Синод —  высший орган управления русской православной церковью.

Фотографии исторических символов города: Главного Адмиралтейства с корабликом на шпиле, Казанского и Исаакиевского кафедральных соборов — также представлены на выставке. Познакомиться не только с  парадными достопримечательностями, но и с повседневностью большого города в середине XIX — начале XX века позволяют снимки городских типажей: дворников, извозчиков, торговцев. Отдельные фотографии посвящены крестьянским типам, уникальные изображения которых создал выдающийся мастер светописи Вильям Андреевич Каррик. Его авторству также принадлежат живописные видовые и жанровые съемки русской деревни.

Контрастом к изображениям простого люда являются снимки представителей правящего дома Романовых и великосветского сословия. На выставке представлены фотографии последнего и самого известного бала русской знати Императорской России, проходившего в 1903 году в Зимнем дворце. Семья императора и все приглашенные на торжество были одеты в костюмы XVII века, времени правления царя Алексея Михайловича.

Свидетельством этого исторического события являются художественные фотопортреты, созданные ателье «Буассона и Эгглер», «Левицкий и сыновья» и некоторых других.

В 1904 году по заказу Императорского двора в Экспедиции заготовления государственных бумаг был выпущен специальный подарочный «Альбом костюмированного бала в Зимнем дворце», содержавший 21 гелиогравюры и 174 фототипий. Прекрасно выполненные фотографии позволяют увидеть мельчайшие детали костюмов и украшений.

В начале XX века Российская империя имела огромную территорию. Ее населяли многочисленные народы и народности, исповедовавшие различные религии и сохранявшие свои обычаи и уклад жизни.

В экспозицию включены отдельные снимки из знаменитого «Туркестанского альбома», выпущенного по распоряжению туркестанского генерал-губернатора К. П. фон Кауфмана (1818–1882). Составитель — известный востоковед А. Л. Кун, фотографы — Н. В. Нехорошев и военный фотограф подпоручик

Г.Е. Кривцов. Работа над изданием альбома велась в военно-топографическом отделе Ташкента с 1869 года. Там были напечатаны литографские части каждой пластины. Издан альбом в Санкт-Петербурге в 1871–72 гг. малым количеством экземпляров. 

Снимки из этого альбома стали первым подробным историческим свидетельством жизни народов Средней Азии: узбеков, казахов, киргизов, таджиков и туркмен, евреев, иранцев и других восточных народностей. Зритель впервые получил возможность увидеть уникальные национальные костюмы, экзотические обряды, сцены домашней и общественной жизни.

История развития фотографии в Российской империи середины XIX — начала XX века неразрывно связана с именем русского фотографа, путешественника и предпринимателя Дмитрия Ивановича Ермакова. Невозможно переоценить значимость его авторского наследия для истории и культуры России, Грузии, Азербайджана, Армении, Персии, Турции. Работая в этих странах в составе археологических, этнографических, топографических и географических экспедиций с середины 1860-х по 1910-е годы, Ермаков создал более 40 000 негативов на стекле и более 120 фотографических альбомов.

В проекте «Многоликая Россия» представлены некоторые его работы, выполненные им на Кавказе и в Грузии.

Часть этих фотографий также вошла в экспозицию выставочного проекта «Многоликая Россия», наряду с фотографиями мордвы, татар, представителей кавказских и северных народов, населения Алтая.

Отличающийся жанровым разнообразием проект «Многоликая Россия» знакомит зрителя с уникальными фотоматериалами из собственной коллекции, которые позволяют соприкоснуться с историей и жизнью России XIX столетия

Выставочный зал псковского музея заповедника
улица Некрасова, дом 7 

Мода 19-го века на посмертные фотографии

Посмертная фотография — обычай фотографирования недавно умерших людей, появившийся в XIX веке с изобретением дагерротипа и фотографии. Такие снимки были привычным делом в середине/конце 19 века.

Услуги фотографа были долгое время довольно дорогими, и многие небогатые семьи не могли себе позволить делать фото членов семьи «при жизни».
И лишь когда кто-то в семье умирал, скрепя сердце, решали раскошелиться, чтобы увековечить память о покойном. А заодно и себя увековечить, сфотографировавшись рядом – чтобы не тратиться на отдельное фото.

ВНИМАНИЕ: под катом фото не для слабонервных!!!!!!!

Такие фотографии служили своеобразным сентиментальным сувениром в память об усопшем.

Особенную популярность получило фотографирование умерших детей и новорождённых, поскольку уровень детской смертности во времена Викторианской эпохи был весьма высок, и такие снимки иногда были единственными портретами детей, оставшимися семье на память; кроме того, живых детей было сложно фотографировать из-за длинной выдержки дагеротипов.

Пик популярности посмертной фотографии пришёлся на конец XIX века, однако позднее пошёл на убыль. Посмертная фотография была полностью вытеснена съёмкой с моментальными выдержками, получившей большее распространение и популярность, хотя некоторое продолжение традиции прослеживалось и в XX веке.

Ранее посмертные фотографии изображали лицо умершего крупным планом или тело целиком, реже в гробу. Умерший фотографировался таким образом, чтобы создать иллюзию глубокого сна, а иногда ему придавали непринуждённые позы, имитирующие живого человека.

Детей обычно размещали в колясках, на детских стульчиках или диванах, в окружении любимых игрушек, кукол. Общепринятым также было фотографирование всей семьи или ближайших родственников, чаще матери, братьев или сестёр, вместе с умершим. Такие постановочные снимки выполнялись как в доме умершего, так и в ателье фотографа.

Взрослым на посмертных фотографиях традиционно придавали сидячую позу. Нередко окружающее пространство пышно украшалось цветами. Для придания жизненности фотограф поверх закрытых глаз на снимке изображал открытые, а на более ранних снимках (тинтайп и амбротипия) наносили немного розовой краски в область щёк.

На более поздних посмертных снимках всё чаще умершие изображаются в гробах, на снимке при этом запечатлеваются все родственники, знакомые и близкие, присутствовавшие на похоронах. Традиция делать и хранить такие снимки до сих пор сохраняется в некоторых странах Восточной Европы или католических странах Латинской Америки.

Специальные приспособления для фиксации трупа тела:

Фотографии маленьких детей в гробах намеренно не вставляла здесь. На руках или в стульчиках они как-то «живее» выглядят.
Кому интересно, погуглите «post mortem photography».

Текст из википедии. Фотографии собраны на просторах интернета.

Список моих историй здесь. В основном это тема средние века, интересные судьбы людей в истории. Все истории написаны мной — компиляция и перевод из немецкоязычных источников.

Одежда фотографа во второй половине 19 века. История фото в мире-кратко

P.S.. вся инфа собрана с простор интернета.

Фото́граф —  человек, создающий фотографии при помощи фотоаппарата.

Если говорить доступным языком, фотография-это техника рисования светом. Изображение создается при помощи светочувствительной матрицы в фотоаппарате-луч солнца оставляет рисунок предметов на поверхности, сохраняя при этом цвета и те же самые пропорции, только в уменьшенном виде.


Встречается множество критериев для разделения фотографов на классы, среди них:
Профессионализм: по этому критерию принято разделять фотографов на фотографов-любителей (фотолюбителей) и профессиональных фотографов.

 Фотолюбитель — человек, занимающийся фотографией для собственного удовольствия или развлечения, снимающий для семьи, друзей, для своего блога, размещенного в интернете и т. п. 

Профессиональный фотограф — человек, который, как правило, имеет соответствующее образование, опыт работы и чей основной доход составляют заработки от фотосъемок.

Однако это уже современное определение.
А речь пойдет о периоде начала фотографии…


—————————-


Мне пришло письмо с вопросом : КАК одевались фотографы во второй половине 19 века?

Ну что ж, давайте вместе «копать». ..
КАК? запускаем в поисковик6 фотограф 19 века и увидев картинки, нажимаем на них и смотрим что нам нужно….
Читаем на сайте Фотостудия Константина Ощепкова:
«Фотограф в те времена — это обитатель большого стеклянного павильона и повелитель большого красного ящика — фотоаппарата…»


Немного Истории фотографии в мире:


История профессии фотографа начинается с 1839 года, когда Луи Дагер на заседании Академии наук и Академии художеств в Париже представил оригинальный способ фиксации изображения.

Долгое время за фотографией не признавалось право на эстетическое творчество. Многие фотографы тратили немало сил и воображения, создавая снимок неадекватный фиксируемой натуре. Они широко использовали монтаж и печать с нескольких негативов.

В конце XIX века, с появлением сравнительно лёгких съемочных камер и более простых способов воспроизведения снимков на страницах печати, получила широкое распространение фотографическая журналистика. С этого момента появляется понятие профессии фотограф. Две тенденции в истории фотографии : реалистичная и формотворческая, определились в этот период с максимальной ясностью.

Появилась первая профессиональная организация — Датский Союз Фотографов Прессы  в 1912 году в Дании, организована шестью фоторепортерами в Копенгагене. Работая чаще всего для периодических изданий, фотографы в своих снимках нередко затрагивали актуальные проблемы общества, показывая социальное неравенство, нищету, эксплуатацию детского труда и т. д. Поначалу под фотографиями в газетах не указывалось имя фотографа…

——

Рассмотрев фотографии и картины тех времен, вспомнив фильмы (например, «Последний самурай»США 2003 г, режисер Эдвард Цвик, где в белом сюртуке — фоторепортер ),
могу заключить, что фотографы 19 века были одеты как средние городские жители.



А именно: сюртук, жилет, рубашка, шейный платок-галстук, шляпа(котелок), штаны под сюртук(с клапанами тогда еще, но уже входили и гульфики в те времена).

На природе, сюртук можно было снять и остаться в жилете(неизменный атрибут того времени), штанах и рубашке с шейным платком(тоже неизменный атрибут того времени).
Т.е. типичный Заподноевропейский костюм 19 века.


Особенности японской фотографии XIX века

Начиная с XVII века Япония была закрыта для иностранцев (исключение было сделано лишь для голландских купцов), а японцам под угрозой смертной казни запрещалось покидать пределы своей страны. Однако в 50–60-х годах XIX века под давлением Америки, Англии, Франции и России, ратовавших за «свободу торговли», Япония была вынуждена отказаться от вековой изоляции. В это время в стране начались реформы, главной целью которых было создать сильную страну и мощную армию. Совершив стремительный прыжок из Средневековья в Новое время, Япония встала на рельсы индустриального развития по западному образцу. Учились японцы очень быстро и прилежно, в том числе и искусству светописи.

История японской фотографии началась в далеком 1646 году, когда голландские путешественники привезли в Нагасаки первую камеру-обскуру. Сами японцы называли ее «донкуру-каамуру», основываясь на голландском произношении, а для ее описания в научных сочинениях использовали словосочетание «фотографическое зеркало».

Второй знаменательной для японской фотографии датой стал 1853 год, когда члены американской экспедиции во главе с коммодором Мэттью Перри прибыли в Страну восходящего солнца. Официальный фотограф экспедиции Элифалет Браун (Eliphalet Brown) был одним из первых, кто сделал фотоснимки с видами Японии (в том же году, независимо от Брауна, там фотографировал русский офицер Александр Федорович Можайский). С некоторых снимков, привезенных Брауном на родину, были сделаны литографии, опубликованные в 1856 году в «Дневнике об экспедиции Перри в Японию 1853–54 годов» (А Journal of the Perry Expedition to Japan 1853–1854) С. Уильямса. Сами же уникальные оригиналы (около 200 дагеротипов) были уничтожены во время пожара.

Три танцующие девушки приветствуют посетителей чайного домика. Неизвестный автор © 1999-2008 George C. Baxley

Японские женщины. Литография (1856 г.), сделанная с оригинального дагерротипа Э. Брауна (1853-54 гг.) © 1999-2008 George C. Baxley

Первым западным фотографом, осевшим в Японии, был Феличе Беато — человек, чья жизнь до сих пор заставляет историков строить самые разные догадки. Достоверно известно, однако, что Беато приехал в Японию в 1863 году и поселился в Йокохаме, где вместе со своим другом художником Чарльзом Виргманом открыл студию под названием «Беато и Виргман, художники и фотографы». Беато успел поработать почти во всех жанрах: снимал портреты, жанровые сценки, пейзажи, городские виды (преимущественно в окрестностях районов, расположенных вдоль Токайдо).

Другим знаменитым европейцем, который открыл фотоателье в Йокохаме, был бизнесмен Адольфо Фарсари (Adolfo Farsari). Большая часть студийных фотографий предназначалась для продажи туристам. У иностранцев большим спросом пользовались цветные, раскрашенные вручную фотографии с изображениями местных достопримечательностей, колоритных представителей коренного населения, самураев (после того как последние были объявлены вне закона, фотографировали переодетых актеров) и, конечно же, гейш (чаще всего на таких снимках можно увидеть их в публичных домах или банях).

Самая старая сохранившаяся фотография, сделанная собственно японским фотографом Ишики Сиро (Ichiki Shiro), — портрет главы княжества Сацума Симадзу Нариакира, датируемый 1857 годом. Первым профессиональным фотографом-японцем считается Симоока Рэндзе (Shimooka Renjo), в начале 1860 года в Йокохаме он создал первую в Японии фотостудию. Известными фотографами тех времен были также Уэно Хикома (Ueno Hikoma) и Ушида Куиши (Uchida Kuichi). Последний стал официальным фотографом императорской семьи и в 1872 году сделал первый парадный фотопортрет императора Мэйдзи. Любопытно, что на этом первом снимке правитель облачен в традиционную японскую одежду, а на фотографии, датированной 1873 годом, носит военный мундир в европейском стиле.

В 1860-е годы в Японии создается множество фотоателье. Например, в 1867-м в одной только Осаке было около 40 фотографов-профессионалов. Среди них стоит отметить Тамото Кэндзо (Tamoto Kenzo) — одного из авторов первой коллекции документальных снимков Хоккайдо, сделанной в 1870-е годы, и Йокояма Мацусабуро (Yokoyama Matsusaburo). Мацусабуро был первым преподавателем фотоискусства в Военной академии Японии, некоторые выпускники которой, став военными фотографами, запечатлели в своих работах события Китайско-японской (1894–1895) и Русско-японской (1904–1905) войн.

Портрет императора Мэйдзи. Фото Ушиды Куиши © Uchida Kuichi

Портрет императрицы Мэйдзи. Фото Ушиды Куиши © Uchida Kuichi

Японская фотография XIX века интересна прежде всего двумя аспектами — экзотикой быта и культуры Страны восходящего солнца, запечатленной на фотографиях, и самими фотоотпечатками, раскрашенными акварельными красками. Подобный способ обработки готовых изображений повсеместно был распространен, пожалуй, только в Японии. Яркие, насыщенные цвета невольно воскрешают в памяти фильм «Куклы» японского кинорежиссера Такеши Китано. В этих фотографиях есть какая-то неестественная статичность, и дело тут даже не в продолжительном времени выдержки. У зрителя возникает ощущение присутствия в японском театре, кажется, что какую-то секунду назад умолкла музыка и актеры застыли в причудливых позах. Это впечатление не всегда обманчиво, так как многим фотографам действительно позировали профессиональные актеры. И этому есть объяснение: в XIX веке среди коренного населения было распространено забавное с точки зрения европейцев суеверие — люди боялись фотографироваться, считая, что это приведет к смерти или болезни.

На одном из самых интересных постановочных снимков, сделанных в фотоателье, изображена актриса в образе богини Бэнтэн — одной из семи богов удачи, покровительница искусств, любви и тяги к знаниям. Здесь замечателен и сам сюжет, заимствованный мастером из японской мифологии, и его трактовка в импровизированных декорациях.

Что касается пейзажа — основного жанра в японском изобразительном искусстве, то здесь фотографы нередко стремились подражать живописи, намеренно искажая воздушную перспективу. Резкий передний план сменялся растворяющейся легкой дымкой заднего, фигуры оказывались словно выхваченными из окружающего их пространства. Фотографии раскрашивались вручную, и это еще больше усиливало их сходство с живописью и традиционной гравюрой укие-э.

Гора Фудзияма. Неизвестный автор, начало XX века

Дорога к Никко. Неизвестный автор, начало XX века

Среди пейзажных фотографий часто встречается вид на дорогу к Никко — городу в центральной Японии, одному из основных паломнических центров. Вдоль дороги, заслоняя собой небо, растут величественные деревья, являя собой символ монументальности самой природы. Главные достопримечательности Никко — синтоистский храм IV века, буддистский храм VIII века и мавзолеи сегунов Токугавы — также стали распространенными сюжетами для фотографов того времени.

Фотография в Японии стала коммерчески успешным предприятием, находившим все больше сторонников среди местных предпринимателей. Известно, что к 1877 году в одном только Токио насчитывалось около 100 профессиональных фотографов. К сожалению, во многих случаях установить имя автора не представляется возможным, поскольку ни негативы, ни тем более отпечатки с них, как правило, не подписывались.

Храм в Киото. Фото Йокоямы Мацусабуро © Yokoyama Matsusaburo

Торговец, переезжающий с места на место. Неизвестный автор © 1999-2008 George C. Baxley

Каменные ворота у входа в храм О-Сува, Нагасаки. Неизвестный автор © 1999-2008 George C. Baxley

В японской деревне. Неизвестный автор, начало XX века

Рисовые поля. Неизвестный автор, начало XX века

Фотографии XIX века с динозаврами. Правда или вымысел. | Жизнь моя жестянка

Про картину с динозаврами разобрались, теперь перейдём к фотографиям. И так, ещё одним из аргументов, что динозавры жили совсем недавно и вымерли ( если вымерли ) каких-то 100 лет назад, являются фотографии…Вот давайте разберёмся, не являются ли эти фотографии фальсификацией

Американские фотографии времён дикого запада ( будем называть вещи своими именами, фотографии американских колонистов ) с динозаврами. Причём там есть сцены как и повседневной жизни, так и с охоты. Если поковыряться в сети, таких фотографий можно найти пару сотен.

Я для разбора взял верхних три, ведь они обычно и фигурируют в поиске. Можно, конечно, и больше, но тогда размер статьи получится как собрание сочинений Ленина. И так, смотрим на первое фото.

езда на трицератопсе

езда на трицератопсе

И так, как мы видим, на фото мужчина катается на трицератопсе, судя по размеру, детёныше. Не знаю как вы, но лично я в этом фото вижу явный фотошоп, причём не очень и старый. Попробую объяснить.

Во первых, прошу обратить внимание на » зернистость » снимка. У основной фотографии и у трицератопса она явно разная. Причём видно, что местами её пытались сгладить, но всё равно в глаза бросается. То есть, мужчина сидел на чём то другом, может на коне, а динозавр добавлен позднее.

Во вторых. Внимательно вглядитесь в тени. У динозавра солнце сзади, у мужчины спереди, а тень от трицератопса вообще под ним, будто солнце сверху.

В третьих. Так-же посмотрите как красиво уходят стремена » в пустоту «. Они просто обрываются, вожжи отсутствуют.

Делаем вывод: данное фото состоит минимум из двух фотографий ( рисунков ), причём, с большой долей вероятности, не так и давно.

птеродактиль с охотниками

птеродактиль с охотниками

Второе фото. Везде подписано, как американцы с убитым птеродактилем. Фото датировано 1893 годом.

Во первых. Это явно не птеродактиль. Птеродактиль имеет хвост( который тут явно отсутствует ), и размером с ворону. Тут, судя по размеру, отсутствию хвоста и гребню на голове, что-то типа птеранодона. А судя по крыльям, это вообще летучая мышь, или кто-то из отряда рукокрылых. Но вот только таких больших летучих мышей не бывает. Смотрим фото дальше.

во вторых. Тела не разглядеть вообще, просто тёмное пятно. Так что рассматриваем то, что хорошо видно, а именно, крылья. Верх крыльев почему-то имеет двойной скелет: по краю перепонки и ниже сами » руки «. Нижние » руки «, как и тело, больше похожи на тёмное пятно. Как, интересно, с таким костяком он мог летать и махать крыльями

В третьих. Смотрим на нижнюю часть перепонки. Явно видно, что она имеет более тёмную окантовку, что указывает на наличие какой-то жесткости.

В четвёртых. Вернёмся к телу и » рукам «. При явно выраженной голове, тело не имеет текстуры вообще. Ни объёма, ни точного контура. Такое чувство, что это вообще рисунок.

Делаем вывод: Данное фото на фотошоп не очень похоже, а вот на манекен очень даже. В конце 19 века динозавры, как и сейчас, были довольно популярны, так что почему манекен не могли изготовить? У нас же сейчас почти в каждом торговом центре фигуры динозавров стоят, все с ними фотографируются. И что, через сто лет будут говорить, что мы с динозаврами жили? Да и птеранодон выглядит явно » устаревшим «, как раз как их представляли себе в 19 веке.

трицератопр

трицератопр

Третье фото. От него я вообще в восторге!!! Теодор Рузвельт на сафари трицератопса убил! Комментарии, думаю, излишни. А вот фото Стивена Спилберга со съёмок » Парк юрского периода «. Найдите, как говорится, 10 отличий.

фото со съёмок » Парк юрского периода «

фото со съёмок » Парк юрского периода «

Делаем вывод: Дорогие любители » альтернативной реальности » и зрители РенТВ! И где вы тут динозавров увидели? Все, повторяю, ВСЕ фотографии являются явным фотошопом и муляжом. ..

Ну и на последок ещё несколько фотографий, так, чтоб поржать

Ихтиозавр. Это-ж надо было такое чудо соорудить!!! Явный манекен, причём полностью повторяет реконструкцию ихтиозавров в XIX веке

Ихтиозавр. Это-ж надо было такое чудо соорудить!!! Явный манекен, причём полностью повторяет реконструкцию ихтиозавров в XIX веке

Трицератопс. Явный, практически не замаскированный фотошоп. И снова бедного трицератопса с » Парка юрского периода » мучают

Трицератопс. Явный, практически не замаскированный фотошоп. И снова бедного трицератопса с » Парка юрского периода » мучают

И снова птеранодон. Тут хоть крылья не летучей мыши. Видать, у другого мастера заказывали, если не фотошоп ( лень уж разглядывать было )

И снова птеранодон. Тут хоть крылья не летучей мыши. Видать, у другого мастера заказывали, если не фотошоп ( лень уж разглядывать было )

Если вам понравилась история, не забудьте поставить лайк

зареченец делает фотографии по технологиям начала XIX века

«Что!? Фото на стекле? Ты прикалываешься?», — это первая реакция современной молодежи на попытку рассказать про амбротипию. Им трудно представить, что привычная фотография, которая сейчас практически полностью перекочевала в цифровой формат и распечатывается на бумаге только в виде «фото на документы», когда-то делалась на стекле и металлических пластинах.

Если опустить все технологические и научные обоснования, то дагеротипия, амбротипия и тинтайп – это ранние фотографические процессы. Началась фотография в 1839 году с дагеротипии — достаточно сложного и дорогостоящего процесса получения изображения на серебряной пластине. 

Процесс проявки дагеротипов происходил в парах ртути. В то время ртуть не считалась опасным элементом и ей даже лечились. Дагеротипы снимаю и сейчас, мощные вытяжки и современные средства защиты помогают заниматься этим относительно безопасно. Правда, количество тех, кто поддерживает эту технологию мало, меньше десяти и живут они не в России, — рассказывает фотограф Сергей Краснов. Примерно в 1850-х годах фото стали делать на стекле, которое поливалось специальной эмульсией, а серебро применялось для «активации» этой эмульсии. Кстати, из-за того, что серебро чернело на свету и оставляло на пальцах несмываемые пятна, фотографов называли чернопалечниками. 

Стоит отметить, что фотография по тем временам была очень дорогим удовольствием. Именно дороговизна и «инновационная эволюция» того времени впоследствии стали причинами вытеснения дагеротипии во второй половине XIX века более дешёвыми и удобными процессами. Так появились схожие между собой, но по-своему уникальные, амбротипия, а несколько лет спустя тинтайп. В первом случае фото делали на стекле, во втором – изображение получали уже на металлической пластине, чаще всего на аллюминевой, — добовляет Сергей. 


Главным достоинством этих старинных процессов является долговечность фотографии. Первые фото, полученные таким способом, сохранились до сих пор.

Моргаешь за свой счет


Чтобы фотография получилась, людям приходилось сидеть неподвижно достаточно длительное время. Поэтому часто выглядят не резко и размыто. Это означает, что человек либо моргал, либо двигался.

У фотографов есть такая поговорка: клиент моргает за свой счет. Нельзя сказать, что от одного моргания или движения изображение будет испорчено, но результат, несомненно, изменится. Раньше, чтобы клиент не двигался, ему фиксировали голову специальным приспособлением — «копфгалтером». Из-за этого сейчас в интернете можно встретить горе-экспертов, утверждающих, что таким образом снимали мертвецов, — рассказывает фотограф.  


Сегодня, даже при съемке на старинные камеры, можно сократить выдержки используя мощные лампы, и позировать на современный амбротип нужно всего несколько секунд. А в эпоху зарождения портретной фотографии, чтобы хоть как-то ускорить процесс экспонирования, приходилось «тянуться к свету». Больше света – меньше выдержка. Поэтому студии строились на верхних этажах зданий и как правило имели стеклянные потолки.

Но для современного человека такие выдержки все равно значительные. Поэтому перед съемкой я объясняю клиенту процесс и делаю своего рода имитацию, в процессе которой наблюдаю за реакцией. После чего объясняю, что нужно не напрягаться, а напротив расслабиться. Потому что, при напряжении у неподготовленного человека начинается непроизвольный тремор. Кстати, два интересных факта: выражение «Внимание, снимаю» — чисто русское выражение. Выдержки на старых камерах регулировались крышкой объектива, и эта фраза была командой к началу съемки. А «живыми» получившиеся старинным методом фотографии называют потому, что за одну секунд на лице человека происходит более 300 мимических сокращений, а кадр экспонируется порой до 30 секунд. И все эти микродвижения отражаются на фотографии. В цифровых камерах выдержка длится долю секунды. Что живого можно поймать в объектив за это время? Ничего, — объясняет специалист. 


Полароид XIX века


Весь процесс от начала съемки амбротипа до момента, когда готовую пластину можно взять в руки занимает примерно 10-15 минут. В этом заключается основанная сложность: заранее подготовить ничего нельзя, необходимо делать все сразу и на месте.

Чтобы делать снимки на улице мне пришлось переоборудовать багажник автомобиль в «темную комнату». Съемка начинается с того, что берется пластина, стекло или металл, покрывается сначала эмульсией и через пару минут пластина «очувствляется» специальным составом, после чего сразу вставляется в фотоаппарат и начинается процесс съемки. Проявить пластину нужно успеть пока она мокрая (поэтому и процесс называется мокро-коллоидный). Все происходит на глазах у клиента. И тем интереснее. Проявка действительно похож на магию и завораживает. Получается своего рода шоу, — рассказывает Сергей.

Составы для проявки также делают вручную. Приходится смешивать несколько составляющих по рецептам прошлого века. Составы проявителя и закрепителя могут быть разными, поскольку зависят от условий, в которых происходит съемка.

Бывает, что во время проявки по различным причинам появляются разводы. Но в итоге результат не похож на брак, а скорее на применение фильтра в фотошопе. А однажды у меня от перепада температур зимой лопнуло стекло. Пришлось переснимать, — поделился фотограф.

В планах у Сергея попробовать более сложные технологии и процессы печати, которые позволяют раскрасить изображение и сделать фотографии цветными, а также получить условно рельефные снимки на обычной плотной бумаге.

Попробовать хотелось бы многое. Например, сделать тинтайп (фото на аллюминивой пластине) очень большого формата. Но, к сожалению, практически все, включая оборудование, приходится искать и покупать за рубежом. В России мало, что есть. И все это очень дорого. В целом, это направление в фотографии сейчас популярно и развивается, но пока недостаточно. Кто еще занимается этим в Пензенской области, я не знаю. Поэтому бороться за сохранение культурного наследия пока приходится в меньшинстве, — улыбается и вздыхает Сергей Краснов.

Петербуржцам показали, как создавались фотографии в середине XIX века — Культура

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 4 августа. /Корр. ТАСС Наталия Михальченко/. Петербуржцы стали свидетелями процесса создания фотографии на обычном оконном стекле с помощью фототехники середины XIX века, передает ТАСС. «Путешествие во времени», как тут же назвали этот фотосеанс его свидетели, осуществил в среду вечером в Литературно-мемориальном музее Ф.М. Достоевского петербургский фотохудожник Андрей Шерстюк.

«Прошу отключить вспышки фотоаппаратов и подсветку телекамер, чтобы не произошла засветка фотопластинки», — сказал Шерстюк, заметив, что стекло, обработанное на глазах зрителей коллоидом и раствором серебра и помещенное в самодельную фотокассету, — это «практически примитивная флешка — носитель информации».

Реактивы в обычных пластиковых бутылках из-под минеральной воды (фотограф готовил их сам), оконное стекло, красный свет фотофонаря — в музейном помещении был полностью воссоздан процесс создания фотографии (амбротипия) таким, какой он был во времена Достоевского. Даже крышку объектива старинного фотоаппарата с гармошкой и темной накидкой фотограф снимал вручную — ровно на восемь секунд. Десять минут, и на стеклянной пластинке после проявки, закрепления и промывки прямо на глазах публики появилось лицо помощницы фотографа.

Амбротипия показывает внутренний мир человека

Фотосеанс, повторенный дважды, стал частью социального эксперимента, который предпринял фотограф вместе с сотрудниками музея Достоевского, где открылась персональная фотовыставка Андрея Шерстюка «Лица современников». На ней несколько десятков работ, созданных в технике амбротипии — на оконном стекле и их цифровые копии плакатного размера. Среди публики были и герои, чьи изображения вошли в экспозицию.

«Андрей с помощью амбротипии смог передать мое внутреннее состояние. В экспозицию вошел один мой портрет, а всего их четыре, и каждый точно напоминает мне мое внутреннее самоощущение на момент съемки, я будто смотрю в зеркало. Это мне напомнило манеру художника Амедео Модильяни, который передавал в портретах не столько внешность, сколько душу человека», — рассказал корреспонденту ТАСС фотограф-портретист Александр Поляков. Он ассистировал Андрею Шерстюку во время сегодняшнего фотосеанса.

Один из самых младших по возрасту героев Андрея Шерстюка, 12-летний киноактер Олег Чугунов (он сыграл в фильмах «Седьмая руна», «Осколки счастья», «Дружина»), рассказал, что тоже захотел попробовать себя в фотоделе, глядя на работу фотографа и ее результат, однако портрет с выставки он хотел бы показать «не всем на свете, а только близким друзьям». Мама мальчика Марина отметила, что на портрете сына «виден его внутренний мир».

Живописец и дизайнер Дмитрий Акимов, чей портрет также включен в экспозицию, отметил «историческую глубину проекта». «Фотограф показал нам хороший пример, сделав шаг назад в историю фотографии, позволил увидеть привычные вещи с другой точки зрения», — сказал он ТАСС, заметив, что повесил бы свой портрет на стекле на стену у себя дома, хотя на ней «трудно выбрать клочок свободного места» — везде собственные работы.

Одна из посетительниц Стэлла Арагонская пришла фотосеанс-выставку в корсете, похожем на те, что носили во времена Достоевского. «Мой костюм позволяет обыграть тот же сюжет — путешествие во времени, как и работа фотохудожника», — пояснила она. Хранитель фонда фотографий музея Достоевского Елена Неклес рассказала, что в собрании музея нет стеклянных пластинок с изображением самого писателя, но есть несколько еще не атрибутированных амбротипов, на которых запечатлены люди из его окружения. Проект Андрея Шерстюка, по ее словам, интересен музею тем, что решает ту же задачу — воссоздает колорит эпохи Достоевского.

Работа продолжается

На сегодняшний день Андрей Шерстюк создал уже 150 портретов — это люди разных возрастов и сфер деятельности, которых фотограф встретил в Петербурге и Москве. В будущем проект планируется расширить портретами жителей других регионов России и объединить в одном выставочном проекте с работами мастеров середины XIX века.

Фотографические процессы и форматы XIX века, представленные в «Снятых камерой» | Особые коллекции

19 -е годы Процессы и форматы фотографий
Представлены в
«Снято камерой»

от
Лилиан Уилсон

Истоки фотографии:
Хотя фотография в том виде, в каком мы ее знаем сегодня, берет свое начало в начале 19-го, -го и -го века, люди использовали камеры с эпохи Возрождения. Камера-обскура использовалась для проецирования изображений на бумагу, что позволяло их отслеживать. Однако никому не удавалось получить фиксированное изображение до 1820-х годов, когда Джозеф Нисефор Ньепс выполнил первый фотомеханический процесс. Он воспроизвел гравюру с использованием битума, растворенного в масле лаванды, который под действием света становится нерастворимым. Он также сделал первую полупостоянную фотографию в 1827 году, используя процесс, который он назвал гелиографией. В конце концов Ньепс объединился с Луи Дагером, который изменил и улучшил технику Ньепса.Дагер стал известен разработкой дагерротипа, первого широко используемого фотографического процесса.

Дагерротип:
Луи Дагер разработал дагерротип в конце 1830-х годов. Процесс включал покрытие медной пластины нитратом серебра, который затем сенсибилизировали парами йода. Пластина подвергалась воздействию света в камере, проявлялась парами ртути и фиксировалась гипосульфитом соды, или «гипо». Каждый экземпляр был уникальным, его можно было воспроизвести, только сделав копию с камеры.Поскольку полированное серебряное покрытие было подвержено потускнению, дагерротипы обычно помещали под стекло в навесных ящиках.

Дагерротип с высокой отражающей способностью имел положительный или отрицательный вид, в зависимости от того, как на него попадал свет.

Время экспозиции дагерротипов изначально составляло от пяти минут до получаса, что делало сидение на портрете болезненным и часто неудачным процессом. Нововведения 1840-х годов увеличили чувствительность фотопластинок и сократили время экспозиции до менее чем минуты.Популярность дагерротипа возросла, поскольку люди обнаружили, что они могут быстро и легко получить свой портрет. Дагеротипы оставались популярными до 1850-х годов.

Амбротип:
В начале 1850-х годов Фредерик Скотт Арчер разработал метод мокрой коллодии фотографии. Коллодий представлял собой смесь хлопка, спирта и эфира, которую иногда накладывали на раны в виде жидкой повязки. Коллодий, смешанный с йодидом калия и нанесенный на стекло, которое затем было погружено в нитрат серебра, обеспечил светочувствительную поверхность, которую можно было экспонировать, проявить в пирогалловой кислоте и зафиксировать с помощью гипо.Появившееся изображение было негативным, что означало, что оттенки светлого и темного поменялись местами. Однако на черном фоне (например, на стекле, покрытом черным лаком) эти амбротипы, как их стали называть, выглядели позитивно. Подобно дагерротипам, амбротипы, которые были популярны с 1855 по 1865 год, обычно помещались в защитные футляры.

Tintype:
Tintypes, изобретенный в 1856 году Гамильтоном Л. Смитом, использовал тот же процесс мокрого коллодия, который использовался при изготовлении амбротипов.Отличие заключалось в материале, использованном в качестве основы для изображения. Вместо того, чтобы печатать на стекле, как это было с амбротипами, их печатали на почерневшем железе. Несколько снимков можно было сделать на одной пластине, а затем разрезать на части. Оловянные типы были дешевле и долговечнее, чем дагерротипы и амбротипы, но менее удовлетворительны по уровню детализации. Популярные в Америке тинтипы были созданы в 20 веках.

Carte de Visite:
Портрет Carte de Visite был представлен Андре Адольфом-Эженом Дисдери в 1854 году.Визитная карточка представляла собой небольшой портрет, приклеенный к карточке размером 4 дюйма в высоту и 2,5 дюйма в ширину. Сделанные с помощью камеры с четырьмя объективами и выдвижного держателя пластин (который позволял сделать восемь экспозиций на одной пластине), изображения cartes de visite были напечатаны с влажных коллодиевых негативов на белковой бумаге. При производстве негатива можно было сделать несколько копий каждого изображения.

Появление carte de visite ускорило упадок дагерротипа, который не мог конкурировать с этой более дешевой, быстрой, легко воспроизводимой, менее хрупкой, более портативной формой фотографии. Формат carte de visite был чрезвычайно популярен в Соединенных Штатах во время Гражданской войны и сохранялся после нее.

Представители среднего класса стали хобби собирать визитки к семье, друзьям и выдающимся личностям в альбомы, специально созданные для этой цели.

Карточка кабинета:
Как и carte de visite, фотография кабинета представляла собой белковый отпечаток, приклеенный к карточке стандартного размера. Представленная в 1870-х годах, шкаф-карта имела размеры около 6 1/4 дюйма в высоту и 4 1/4 дюйма в ширину.Поскольку он был несколько больше, чем визитная карточка, изображение карточки кабинета могло представлять более подробную информацию. Карточки кабинета часто собирались в альбомы, как и визитные карточки.

Альбумин Печать:
Альбуминная бумага была разработана в 1850 году Луи Бланкар-Эврар для использования с мокрыми коллодиевыми негативами (изобретенными Фредериком Скоттом Арчером в 1851 году). Альбумин, представляющий собой яичный белок, смешивали с хлоридом аммония и намазывали на листе бумаги.Когда смесь высохнет, фотограф может хранить бумагу подальше, пока он не будет готов ее использовать. Затем он сенсибилизировал бумагу нитратом серебра, поместил ее на негатив и выставил на солнечный свет. Отпечаток промыли, тонировали в растворе хлорида золота, зафиксировали гипо, снова промыли, а затем высушили. Альбуминовая бумага была удобна для фотографов, потому что они могли дешево купить ее в больших количествах, а затем хранить до тех пор, пока они не собирались сделать снимок. Изобретение Бланкар-Эврар сразу же стало широко использоваться и оставалось стандартным методом изготовления фотопечати до конца 19-го, -го и -го века.

Желатиновая сухая стеклянная пластина Негатив:
Процесс мокрого коллодия для создания негативов требовал скорости и координации со стороны фотографа, который должен был поддерживать стеклянную пластину влажной коллодием на протяжении всего фотографического процесса. Более того, поскольку фотографу приходилось работать с химическими веществами, процесс был запутанным и неудобным. В ответ на эти трудности в 1860-х и 1870-х годах несколько человек работали над техникой, которая освободила бы фотографа от подготовки собственных пластинок.В 1871 году Ричард Мэддокс изобрел желатиновый негативный отпечаток на сухой пластине. Техника Мэддокса была усовершенствована другими и стала широко использоваться примерно в 1880 году.

В отличие от негатива с влажной пластиной, которую нужно было экспонировать сразу после замачивания в нитрате серебра, сухой пластину покрывали бромидом желатина, который высыхал на пластине и мог использоваться в сухом виде. Когда фотограф хотел экспонировать пластины, он мог просто вставить их в камеру и экспонировать, не обращаясь с химическими веществами.

Негатив с сухой пластиной оставался популярным до начала 1900-х годов. В конце 19-го, -го, -го века фотографы могли покупать коммерчески приготовленные сухие пластинки из желатина в больших количествах.

Если вы просматривали конкретное пронумерованное изображение, когда вы нажимали на эту страницу,
, и хотите вернуться к ней, используйте кнопку назад вашего браузера.

Фотографические процессы и форматы XIX века — Ненаписанная запись

Работа в отделе специальных средств массовой информации сопряжена с множеством проблем.Сотрудники стремятся стать экспертами не только по предмету, охватываемому нашими холдингами, но и по физическому формату и процессам, в результате которых они были созданы. В отделении фотосъемки у нас есть широкий спектр фотографических форматов и процессов, которые создают уникальные проблемы для сохранения, включая правильное хранение, правильное обращение и стратегии воспроизведения. Наиболее известными из них являются наши 19 фондов -го -го и начала 20-го -го века, где вы найдете почти все ранние фотографические процессы, включая дагерротипы, тинотипы, амбротипы, стеклянные пластинки с влажным коллодием, сухие желатиновые пластинки, отпечатки белков, желатиновое серебро. печать отпечатков, печать отпечатков коллодиевым серебром, отпечатков на матовом коллодии, отпечатков платины / палладия и цианотипии.Фотографические отпечатки можно найти в различных форматах печати, таких как стереографы, визитные карточки и визитные карточки. В этой публикации я сосредоточусь на наиболее распространенных процессах и форматах в наших холдингах. У нас есть небольшое количество дагерротипов (прямой положительный процесс на посеребренной меди), тинтипов (прямой положительный процесс на тонком листе лакированного железа) и амбротипов (недоэкспонированная стеклянная пластина на темном фоне), но они не такие часто, как и другие процессы.

Стеклянные пластины и альбумин из влажного коллодия

Давайте сначала рассмотрим два наиболее популярных фотографических процесса 19 -го -го века, негативы на стеклянных пластинах с мокрым коллодием и отпечатки на белках, которые широко представлены в наших фондах времен Гражданской войны.

(пластина с влажным коллодием) Фотография № 111-B-4975; Толпа граждан, солдат и т. Д. С Авраамом Линкольном в Геттисберге

Приведенное выше изображение представляет собой сканированное изображение, созданное с копии негатива, сделанной непосредственно с оригинального негатива на стеклянной пластине с влажным коллодием.Фотография, на которой изображен Линкольн в Геттисберге, находится в нашей коллекции Мэтью Брэди времен Гражданской войны. Процесс мокрого коллодия — один из самых ранних фотографических процессов. Фотографы создали свои собственные стеклянные пластины и покрыли их раствором коллодия (нитрата целлюлозы) и растворимого йодида. Затем пластина была погружена в раствор нитрата серебра в темной комнате. Пластина была еще влажной при экспонировании, а затем сразу проявилась и зафиксировалась. Наконец, был нанесен защитный лак.При работе в поле фотографам приходилось использовать переносные фотолаборатории, во многих случаях запряженные лошадьми. На многих наших пластинах с влажным коллодием вы все еще можете увидеть отпечаток большого пальца фотографа в углу, где они держали пластину. Из-за проблем с сохранностью и высокой исторической и внутренней ценности оригинальные планшеты с влажным коллодием редко, если вообще когда-либо, используются в исследовательской комнате, и исследователи должны использовать эталонные отпечатки, копии негативов или цифровые копии, когда они доступны.

Фото № 77-КСП-46; Фотография фургона скорой помощи и переносной фотолаборатории Тимоти О’Салливана на песчаных дюнах пустыни Карсон во время Королевского обзора, 1867 г.,

,

.

(Альбуминовая печать) Фото №165-СБ-23; Мэриленд, Антиетам, президент Линкольн на поле битвы

В 1860-х — середине 1880-х годов преобладающим форматом печати был белок. Один из примеров из наших запасов можно найти в альбоме фотографий гражданской войны Александра Гарднера. На этом знаменитом изображении изображен Линкольн с генералом Джорджем Макклелланом и другими офицерами Союза вскоре после битвы при Антиетаме. На фотографии также изображен молодой Джордж Армстронг Кастер, прислонившийся к палатке. Для создания отпечатков из альбумина бумагу помещали в смесь ферментированного хлорида и яичного белка, сушили и затем помещали в раствор нитрата серебра.Затем бумагу помещали в рамку в непосредственном контакте с негативом. В процессе экспонирования использовался солнечный свет. Albumen может иногда быть одним из наиболее простых форматов печати для идентификации в наших фондах. Оттенки изображения иногда меняются на желто-коричневый с желтыми бликами из-за ухудшения качества. Также видны бумажные волокна. Возможности просмотра и воспроизведения альбуминовых отпечатков ограничены в нашей исследовательской комнате из-за проблем с сохранностью. Для лиц, имеющих высокую историческую ценность, могут использоваться только справочные копии.

Печать на коллодиевом серебре и печать на гелеобразном серебре Отпечатки

Следующие фотографические процессы, на которые стоит обратить внимание, настигли белок в середине 1880-х годов: печать коллодия и печать на желатине. Иногда бывает очень сложно различить эти два понятия. Как и альбуминовый отпечаток, они были отпечатаны контактным способом под солнечным светом.

Фото № 26-ЛГ-22-82Б; Маяк на мысе Хаттерас в Северной Каролине, 20 мая 1893 года

Фотография №26-ЛГ-27-3; Чарльстон Лайт (остров Моррис) в Южной Каролине, 6 июня 1885 г.

В отличие от белковых отпечатков, волокна бумаги не видны из-за толстого слоя барита. Коллодий лучше держится, желатин более подвержен выцветанию и обесцвечиванию. При этом коллодий более подвержен истиранию. Кроме того, вы можете увидеть то, что бывший коллега назвал масляным пятном, если поднесите отпечатки коллодия к источнику света. Как и во всех фотографических процессах, степень ухудшения качества иногда может быть связана с обработкой, выполняемой фотографом, и, в конечном итоге, с условиями хранения.Как только наше здание откроется, я смогу изучить каждый из вышеперечисленных отпечатков и дополнить этот пост конкретным процессом, коллодием или желатином. Судьба двух изображенных маяков, безусловно, была разной. Мыс Хаттерас был перемещен вглубь суши в 1999 году для защиты от набегающего моря, а Чарльстон Лайт на острове Моррис был выведен из эксплуатации в 1962 году и из-за эрозии теперь находится в нескольких сотнях футов от берега.

Платиновые оттиски и цианотипы

В наших холдингах преобладают два других процесса печати, созданные в 19 веке, и годах.Сначала Platinum Print, в котором использовалась высококачественная бумага, покрытая солями железа и платины. В конце концов, в начале 20-го -го -го века он пришел в упадок из-за роста стоимости платины. Платиновые оттиски не имеют связующего слоя и наносятся непосредственно на бумажную основу. У них матовая поверхность, а волокна бумаги видны при внимательном рассмотрении. Многие платиновые отпечатки в наших фондах очень хорошо сохранились со временем, и многие выглядят так, как будто они могли быть выставлены вчера. Платиновые отпечатки также известны тем, что оставляют фантомные изображения на соседних бумажных корпусах, и это явление стало предметом исследовательского проекта консерваторов NARA (https: // www.archives.gov/preservation/past-projects). Я обязательно добавлю изображение платины и призрачное изображение, когда наше здание откроется. Второй процесс печати — это цианотипия, которую легко определить по голубому цвету изображения. Цианотипы, которые в основном представляют собой фотографические чертежи, были в основном популярны в конце 19 -го -го, начале 20-го -го века. Они были простым способом сделать контактные отпечатки для пробных негативов.

(Цианотипия) Фото № 26-LG-23-26; Маяк на реке Нансемонд, Вирджиния.Сфотографирован майором Джаредом А. Смитом 21 мая 1885 года.

Как и платиновые отпечатки, цианотипия не зависит от светочувствительности серебра. Процесс цианотипии основан на солях железа. Цианотипы чрезвычайно чувствительны к свету и быстро тускнеют, поэтому их просмотр в нашей исследовательской комнате очень ограничен. Мне сказали, что это обратимый процесс, но мы не планируем его тестировать.

Сухая пластина с желатином (негативы и фонарные слайды)

Теперь вернемся к негативам на стеклянных пластинах с желатиновыми сухими негативами, которые заменили пластину с мокрым коллодием как наиболее часто используемый процесс изготовления стеклянных пластин.Популярность началась в 1880-х годах, когда Джордж Истман начал массовое производство пластин со своей новой компанией Eastman Film and Dry Plate и, в конечном итоге, с Eastman Kodak.

(Отрицательный желатиновый сухой планшет) Фотография № 418-G-8; Зал административного здания, больница Святой Елизаветы, ок. 1900

Вы можете найти желатиновые сухие тарелки в наших запасах до 1920-х и 1930-х годов. У нас даже есть одна серия стеклянных пластин размером 14 x 14 дюймов, созданная в 1950-х годах в Паломарской обсерватории в Калифорнии. Пластинки сохранили свою популярность в астрономической фотографии вплоть до -го и -го века.Сухие пластины состоят из галогенидов серебра, взвешенных в желатиновом связующем, и по сравнению с пластинами с влажным коллодием сухие пластины имеют короткое время воздействия, равное одной секунде или меньше. Обычное ухудшение включает серебряное зеркальное отражение, которое представляет собой металлический блеск в отраженном свете. Помимо негативов на сухих пластинах, у нас также есть много прозрачных пленок для сухих пластин в виде фонарных слайдов, которые были либо напечатаны контактным способом, либо обработаны реверсом, либо негатив был сфотографирован. Ниже представлен скан затонированного вручную фонаря.

(Фонарь) Фото № 370-D-11C-54-306; Люди, Острова Прибылова, Аляска

Кабинетные карточки и визитные карточки

Я хотел бы закончить этот блог, рассмотрев несколько форматов печати, имеющихся в наших фондах. Первые два — это карта кабинета и визитная карточка. Оба очень похожи, главное отличие заключается в их размере. Плата шкафа обычно устанавливается на крепление для карт размером 4-1 / 4 дюйма x 6-1 / 2 дюйма. В то время как визитная карточка устанавливается на карту размером 2-1 / 2 «x 4».

(Карточка кабинета) Фото № FL-FL-22; Фредерик Дуглас, ок. 1879

(Визитная карточка) Фотография № 165-JT-273; Государственный секретарь Уильям Х. Сьюард

(Визитная карточка) Фото № 87-ПК-29; Фотография Ангилины Арсены

Фотография г-жи Арсена входит в одну из нескольких серий Секретной службы, посвященных лицам, арестованным за подделку денежных знаков и валютные преступления в конце 1800-х годов. Ее арестовали за использование поддельной монеты, но не все аресты были связаны с валютой.Самый уникальный — для арестованных за подделку масла с олеомаргарином (маргарином). В некоторых случаях арестовывали целые семьи, включая детей.

Стереограф

Последний формат — один из моих любимых, стереограф. Эти карты дают трехмерный эффект при просмотре в стереоскоп. Всегда напоминает мне ViewMaster, который у меня был в детстве.

(стереограф) Фотография № LL-CC-486; Оригинальный монитор после ее боя с Merrimac

(стереограф) Фото №ВГТ-ВГГ-16; Фотография генерала Мерритта и офицеров пятой кавалерии

Ресурсы, которые использовались для этого блога, включают Графический атлас Института постоянства изображений и Уход и идентификацию 19 фотографических отпечатков -го века -го века Джеймса М. Рейли (1986).

50 фотографий из жизни Америки в XIX веке

50 фотографий из жизни Америки в XIX веке

Фотографии позволяют передать эмоции. Фотография может отражать печаль и отчаяние, как в случае с фотографией Доротеи Ланге 1936 года, известной как «Мать-мигрантка», на которой запечатлена обезумевшая мать и ее дети во время Великой депрессии.Это может передать дух триумфа, как это было достигнуто с помощью знаменитого снимка Джона Руни 1965 года, в котором чемпион по боксу в супертяжелом весе Мухаммед Али стоит над соперником Сонни Листоном. Фотография также может означать надежду и радость, как в «День Победы на Таймс-сквер» Альфреда Эйзенштадта.

Независимо от сцены или настроения, запечатленного на фотографии, изображения из всей истории обладают способностью фиксировать моменты времени. Таким образом, они позволяют будущим поколениям заглянуть в прошлое и заглянуть в жизнь раньше их собственной, будь то главные события (например,ж., «Младенец кланяется» Ната Фейна или «Убийство Джона Кеннеди, кадр 313» Авраама Запрудера) или небольшие моменты (например, «Сельский врач» У. Юджина Смита или первое в мире фото на мобильный телефон, изображение Филиппа Кана первые минуты его новорожденной дочери).

Как и любой другой период в эпоху фотографии, 1800-е годы в Америке широко описаны в изображениях, относящихся к первым годам века. Оглянувшись на изображения, зрители увидят первый променад в Нью-Джерси, познакомятся с реалиями Гражданской войны и отправятся в путешествие, чтобы открыть для себя эволюцию транспорта на протяжении десятилетий.

Чтобы узнать больше об Америке XIX века через фотографии, Стакер собрал коллекцию из 50 основных изображений, которые запечатлели, на что была похожа жизнь в 1800-х годах. Фотографии взяты из широкого спектра государственных баз данных и национальных фотобиблиотек. От фотографий, на которых изображены известные изобретатели и активисты в действии, до тех, которые просто изображают день на пляже, каждое из этих изображений проливает свет на небольшой уголок американской жизни между 1800 и 1899 годами. Читайте дальше, чтобы просмотреть захватывающие изображения и узнать больше о события и тенденции, сформировавшие Америку 19 века.

Вам также могут понравиться: 100 знаковых фотографий, запечатлевших 100-летнюю мировую историю

Лекция о технике фотографии XIX века дает больше, чем просто снимок.

«Photoshop всегда был с самого начала», — сказала France Скалли Остерман в Национальной галерее искусств в субботу. «Фотографии всегда ретушировались».

Франция стояла перед аудиторией Восточного здания, где была расстелена пластиковая пленка и приклеена к бежевому ковру.Это предполагало защиту от наполненной брызгами вивисекции, как если бы мы собирались стать свидетелями воссоздания Рембрандта «Урок анатомии доктора Николаеса Тулпа».

Но вскрытия не было бы. Утренняя лекция была посвящена поддержанию жизни в вещах, а не изучению их после смерти.

Франция и ее муж, Марк Остерман, , управляют Студией Скалли и Остермана в Рочестере, штат Нью-Йорк. В то время как каждый из нас может носить с собой мощный фотоаппарат в набедренном кармане, пара предпочитает старомодную фотографию — на самом деле старомодно фотография: стеклянные негативы, сделанные вручную; квадратные камеры, за которыми они приседают, окутанные; время воздействия исчисляется минутами, если не часами; мощные химические вещества для получения изображений с бумаги, обработанной светочувствительным нитратом серебра.

Все это делает сегодняшние снимки довольно скучными.

В XIX веке, по словам Франции, почти каждый год появлялись новые фотографические методы: от дагерротипа до коллотипа, от бумажных негативов до стеклянных негативов, от листовой пленки до рулонной пленки. Некоторые изобретения оказались эволюционным тупиком. Другие стали основой принципов, которыми до сих пор пользуются фотографы.

Лекция во Франции проходила в рамках выставки Национальной галереи «К востоку от Миссисипи: американская пейзажная фотография девятнадцатого века.Она накрыла стол старыми негативами и новыми, сделанными по старинке. На другом столе лежали лотки с проявляющими химикатами и другими инструментами: губки, ватные шарики, пипетки (таким образом, пластиковая пленка). На большом экране позади нее освещались гравюры фотографов XIX века за работой.

Пуристы могут осуждать Photoshop, но Франс объяснил, как у фотографов 19-го века была своя собственная версия. Чтобы создать более приятный оттенок кожи, на негативах лица были аккуратно растушеваны карандашами.Полностью закрашены отвлекающие детали фона.

Если ясное небо в пейзаже выглядело скучно, помощник фотографа — часто женщина (считавшаяся более уверенной в себе) — могла создать отдельный негатив с вздымающимися кучево-дождевыми облаками. Одни и те же облачные образования могут отображаться на нескольких отпечатках в разных местах.

В фотографии в стиле XIX века есть определенная красота. Когда Франция разработала солевой отпечаток, он отбрасывал вихревые лазурные водовороты в поддоне с жидкостью, в котором он плавал, реагируя на хлор в водопроводной воде.

Есть еще тайна. Франс сказала, что никогда не знает наверняка, как будет выглядеть картина, пока не закончит с ней.

Последним процессом было нанесение воска на отпечаток. Франс взял чашу с твердым диском с пчелиным воском и начал капать в нее масло лаванды из пипетки. Когда она смешала масло с тканью, зал наполнился ароматом лаванды.

Когда воск приобрел нужную консистенцию, Франс прижала ткань к фотографии витрины магазина, которую она только что напечатала.Она наклонилась к задаче, втирая воск в бумагу, делая темные тона отпечатка более яркими.

«В этом есть что-то чувственное», — сказала она.

И, честно говоря, кропотливая. Чтобы сделать 100 листов белковой бумаги — бумаги, покрытой раствором яичного белка и нитрата серебра — потребовалось разбить 100 десятков яиц и отделить желтки. («Это длилось весь день», — сказала она.)

Франция сделала негатив, сделанный фотографом по имени Сэмюэл Фокс . Это было довольно просто — всего лишь дом, несколько деревьев, — но свет, который он запечатлел, попадал в объектив более 150 лет назад, когда Фокс снимал кадры в Филадельфии.И из-за этого негатива — стеклянной пластины размером 8 на 10 дюймов — сцену можно было воссоздать сегодня.

Сможем ли мы показать людям в 23 веке наши фотографии с iPhone?

Когда Франция закончила свою лекцию, она пригласила аудиторию посмотреть гравюры. Мы видели их увеличенными на экране позади нее, но лично они выглядели иначе: богаче, глубже, а не уменьшенными до простых пикселей.

«Вы должны увидеть объект», — сказала она.

В конце концов, лекция Франции была посвящена удовольствиям видеть, а не только смотреть.

Приступаем к работе

Недавно я написал о своих увлечениях черно-белой пленочной фотографией, и я получил известие от читателей, у которых старое проявочное оборудование занимает место в подвале или на чердаке. Разве не было бы замечательно, если бы его можно было передать в руки людей, которые могли бы его использовать?

Adrienne Moumin спешит на помощь. Эдриенн, которая проводит время между Сильвер Спринг, штат Мэриленд, и Нью-Йорком, создает вручную черно-белые фотографии и коллажи.И она создала электронную таблицу, в которой люди могут публиковать ненужные вещи. Перейдите на bit.ly/2o735A5.

Как написала Адриенн: «Мне нравится процесс изготовления чего-либо вручную, концентрация и сосредоточенность, необходимые для создания стоящего объекта, и физическое наблюдение, как что-то обретает форму там, где раньше ничего не было».

Twitter: @johnkelly

Предыдущие столбцы см. На сайте washtonpost.com/johnkelly.

Исследование старых фотостудий для определения фотографий XIX века — находки предков

Есть много вещей, которые можно использовать в качестве подсказок при идентификации старых фотографий.Прически, стили одежды и тип фотографии — вот лишь некоторые из них.

Есть много вещей, которые можно использовать в качестве подсказок при идентификации старых фотографий. Прически, стили одежды и тип фотографии — вот лишь некоторые из них. Знание фотостудии, сделавшей фотографию, может быть еще одним важным ключом к опознанию людей на фотографии. Возможно, вы не думаете, что фотостудия или имя фотографа важны для идентификации фотографии, а в современной фотографии это не так, поскольку большинство современных фотографий делается членами семьи или друзьями на их собственные камеры.Однако в 19 веке посещение фотостудии было единственным способом сделать снимок, поэтому знание студии, сделавшей снимок, становится важным ключом к вашему генеалогическому поиску.

Часто на оборотной стороне старой фотографии будет указано имя фотографа или название студии. Это был важный способ рекламы самих фотографов. Когда люди делали фотографии в XIX веке, они показывали их своим друзьям и семье и указывали имя фотографа на обороте, чтобы порекомендовать его.Во время Гражданской войны и после нее, когда стало возможно делать копии фотографий, раздача фотокопий близким людям была почти визитной карточкой для фотографа, который делал фотографии.

Большинство фотостудий в XIX веке работали независимо, в одном городе, в течение определенного количества лет. Если у вас есть старая фотография 19 века с именем (а иногда и адресом) фотографа или фотостудии на обороте, вы можете исследовать этого фотографа и / или студию.Обычно информацию об этом можно найти в Интернете или позвонив в местное историческое общество, в архивы или генеалогическую библиотеку.

Когда вы узнаете местонахождение фотостудии, вы можете провести дополнительное исследование, чтобы определить, где находилась следующая ближайшая студия. Это даст вам представление о том, в каких городах, вероятно, использовалась эта конкретная студия. Если вы обнаружите даты, в которые работала студия, она сообщит вам временные рамки, в которые должна была быть сделана фотография. Обе эти подсказки помогут вам сузить круг возможных личностей человека или людей на фотографии.

Когда вы объедините полученную информацию о фотостудии с примерным возрастом, прическами, стилями одежды и фотографическим типом, у вас будет хорошая коллекция подсказок, которые позволят вам идентифицировать человека или людей на фотографии с сильным степень разумной уверенности. Если вы знаете, из какой ветви вашей семьи была получена фотография и где они жили, и обнаруживаете, что фотография была сделана недалеко от того места, где они жили, это сильный ключ к разгадке. Если это было сделано далеко, это могут быть фотографии друзей членов вашей семьи или дальних родственников, которые уехали.

Знание фотографа или фотостудии — важный ключ к распознаванию старых фотографий. Используйте его и удивляйтесь тому, что вы обнаружите в своем генеалогическом древе.


Фотография в Америке девятнадцатого века | AP US History Study Guide от Института американской истории Гилдера Лермана

В середине девятнадцатого века американские комментаторы заявляли, что новые технологические инновации в транспорте и коммуникациях представляют собой не что иное, как «уничтожение пространства и времени».«На пароходах и железных дорогах путешественники теперь могли преодолевать огромные расстояния за дни, а не за недели. С помощью телеграфа американцы могли общаться по всему континенту с поразительной скоростью. Хотя этот новый способ фотографии редко упоминается на одном дыхании, он точно так же изменил жизнь Америки: он приблизил далекое. С фотографиями американцы могли знакомиться с далекими местами. Поскольку фотография позволяла заглянуть в прошлое новыми и совершенно новыми способами, она изменила восприятие знакомых мест и вещей.Внезапно можно было уехать из дома, но сохранить фотографию места рождения, изучить сходство с мертвым родственником или посмотреть, как родитель выглядел в детстве. Фотография позволила американцам почувствовать более непосредственную связь с людьми и местами, удаленными географическим расстоянием и временем.

Фотография пришла в Соединенные Штаты осенью 1839 года, когда из Франции пришло известие об удивительном изобретении Луи Жака Манде Дагера, благодаря которому сама природа, казалось, вписала свое собственное изображение на сенсибилизированный лист посеребренной меди.Люди науки восприняли новую технологию и быстро усовершенствовали процесс, сократив время экспозиции, так что камера могла снимать не только неподвижные здания, но и портреты людей. И действительно, более 95 процентов американских дагерротипов — преобладающей формы фотографии в этой стране с 1839 до конца 1850-х годов — были портретами. Поскольку процесс дагерротипирования не включал негатив, каждый дагерротип представлял собой уникальное изображение (очень похожее на снимок мгновенной камеры или снимок Polaroid).Необычность дагерротипа в сочетании с его небольшими размерами и характерным блеском на поверхности делала его по своей сути непригодным для использования в качестве средства массовой коммуникации или инструмента для документирования мест и событий. Но это прекрасно послужило новой, более демократичной формой портретной живописи. В 1853 году, на пике популярности дагерротипов, американцы произвели около трех миллионов дагерротипов. Фотографические портреты стали обычным явлением в жизни среднего класса.

В середине девятнадцатого века фотографические технологии быстро развивались, и каждый новый шаг позволял фотографии находить новые применения.В 1856 году разработка метода создания тонированных изображений, уникальных изображений на недорогих металлических пластинах, снизила стоимость фотографий и привела к созданию прочного изображения, которое можно было отправить по почте. Что еще более важно, все более широкое использование негативного процесса «мокрой пластины» в конце 1850-х годов дало фотографам возможность делать стеклянные негативы, из которых они могли печатать теоретически неограниченное количество позитивных отпечатков на бумаге. Благодаря этому процессу фотографам стало выгоднее уезжать далеко от дома, чтобы сделать фотографическое изображение.С одного негатива Йосемити или поля битвы Гражданской войны оператор мог сделать огромное количество снимков для продажи широкой публике. Тем не менее, отрицательный процесс с мокрой пластиной оставался медленным и утомительным, требуя от фотографов сенсибилизации своих стеклянных пластин непосредственно перед экспонированием. Лишь когда в начале 1880-х годов появилась технология сухой печати, большое количество фотографов-любителей занялись этой областью. С изобретением камеры Kodak в 1888 году фотография стала поистине популярным занятием.Привлеченные слоганом «Вы нажимаете кнопку, а мы сделаем все остальное», потребители устремились к камере Джорджа Истмана с гибким рулоном пленки.

Фотография запечатлела многие знаковые сцены американской жизни, начиная с 1840 года, такие как Золотая лихорадка, взрывной рост Сан-Франциско, строительство трансконтинентальных железных дорог, плантации довоенного Юга и кровавые поля сражений Гражданской войны. . Фотографы запечатлели рост крупных городских центров Востока и исследование Западных Скалистых гор, а также запечатлели лица президентов и солдат, актеров и иммигрантов.Но фотографии не просто фиксировали нейтральные записи этих людей, мест и вещей; они помогли вписать в них смысл. Часто распространяемые в альбомах или в наборах с описательными заголовками или пояснительными подписями, фотографии могут сплетать сложные повествования о своих предметах. Фотографии Запада, опубликованные федеральными геодезическими группами в 1860-х и 1870-х годах, например, помогли аргументировать благотворность экспансии на запад. Фотографии времен Гражданской войны в альбоме для фотографических зарисовок Александра Гарднера подтвердили правоту дела Союза.Многие портреты западных индейцев, опубликованные в 1870-х и 1880-х годах, тонко подтверждали идею исчезающей расы.

Большинство историков (и учебники, которые они пишут) используют фотографии в первую очередь как иллюстраций , чтобы повторить идеи, разработанные на основе анализа литературных свидетельств. Но мы должны помнить о фотографиях не просто как о изображениях , а как о первоисточниках артефактов сами по себе. Чтобы отдать должное фотографиям девятнадцатого века и изучить их богатый потенциал как исторических источников, нам нужно задавать вопросы о фотографах, о фотографиях как о физических объектах и ​​о том, как мы встречаемся с ними через промежуток исторического времени.

Фотографии, как и литературные документы, не принимаются за чистую монету. Несмотря на кажущуюся реалистичность, они на самом деле являются конструкциями человеческого воображения, созданными людьми с особыми культурными или экономическими амбициями. Как мемуары или письмо, фотография может описывать события, но делает это через призму собственного опыта записывающего. Никакая фотография не может полностью передать сложность отдельного разворачивающегося события или переживания пребывания в определенном месте. Он обязательно отражает выбор фотографа о том, что и когда снимать.Мы должны спросить: почему фотограф сделал тот или иной снимок и для кого? Кто заплатил за картину? Как доступные технологии повлияли на то, что фотограф мог производить, или ограничили его? Как наблюдатели с определенными политическими, социальными и моральными взглядами фотографы неизбежно оценивают и судят то, что они видят. Их работу следует воспринимать некритически не больше, чем работу писателей, мемуаристов или журналистов.

Физическая форма изображения, а также его содержание могут быть полезны историкам, передавая информацию о вероятной аудитории изображения и предполагаемом использовании.Оцифрованные версии фотографий, которые сейчас ходят в Интернете, приглушают отличительные черты оригиналов. Но так же, как личное письмо во многом отличается от других литературных документов, таких как газетные статьи или правительственные газеты, то же самое и от других видов фотографий. Единственный в своем роде дагерротипный портрет, вероятно, остался в семье, которая за него заплатила. Стереографический вид Йеллоустоуна был бы широко воспроизведен и продан за умеренную плату. Роскошный альбом представлений о Гражданской войне был бы выпущен в небольшом количестве, продавался по немалой цене и смотрелся относительно немногим.

Полезно думать о фотографиях как о первоисточниках, с которыми мы можем столкнуться с в истории и с по историей. Чтобы рассмотреть фотографию в истории , мы должны спросить об обстоятельствах ее создания, намерениях фотографа, публичной функции фотографии и о том, как ее понимают современные зрители. Вернувшись в мир своего создания, фотография становится чем-то большим, чем просто визуальной записью материального факта.Он становится инструментом для понимания более серьезных проблем, связанных с патронажем, гражданским бустеризмом и национальными ценностями. Однако, чтобы рассматривать фотографию с по как историю, без связей, которые когда-то связывали ее с определенным историческим моментом, нам нужно обратить внимание на судьбу фотографии во времени. Мы можем кое-что узнать, спросив, почему одна фотография была отправлена ​​на чердак, а другая появилась как иллюстрация для журнала, почему один альбом сохранился в архиве, а другой развалился и был продан.И мы всегда должны осознавать, как наш собственный опыт лишает нас возможности понимать фотографии девятнадцатого века точно так, как это делали их первоначальные зрители. Во-первых, мы знаем, что будет дальше. Чтобы поместить эту мысль в современный контекст, мы могли бы возразить, что невозможно увидеть фотографию горизонта Нью-Йорка 1995 года точно так, как это видел тогда зритель, потому что мы не можем стереть из нашей памяти знание о том, что эти башни-близнецы встретят трагический конец.

Фотографии пробуждают историческое воображение.Они дают нам мощный способ визуализировать прошлое со всеми его поразительными сходствами и неожиданными различиями, и они неизбежно вызывают наше человеческое сочувствие. Смотреть в глаза натурщику, сидевшему перед камерой 150 лет назад, — значит распознавать человеческие узы, которые связывают нас с нашими предшественниками. Это сочувствие прошлому лежит в основе любого исторического исследования.


Марта А. Сандвейс — профессор истории Принстонского университета и автор книги Passing Strange: A Gilded Age Tale of Love and Deception over the Color Line (2009) и Print the Legend: Photography and Американский Запад (2002).

Профильные портреты: профессиональные портреты XIX века

Основная цель портрета — передать сходство с объектом. Но портрет может предложить гораздо больше информации, чем просто форма лица. Как и все визуальные образы, портреты поддаются дальнейшему изучению. Зачем был сделан портрет? Что он говорит зрителю о предмете помимо его внешнего вида? Формат повлиял на результат? Например, в нефотографических портретах тщеславие натурщика или мастерство художника могут изменить реальность.На фотографиях мы можем смотреть на цели как фотографа, так и объекта. Почему эта поза, с этими предметами, в той одежде, с таким выражением лица, когда щелкает ставень? Какие еще факторы влияют на то, как создается и воспринимается портрет?

В этой периодической серии, Профилирующие портреты , мы будем думать обо всех этих влияниях и вопросах, исследуя портреты во всех их бесчисленных форматах в коллекциях Отдела эстампов и фотографий.

[Мастера, компании Phoenix Fire и компании Mechanic Fire, Чарльстон, Южная Каролина] Дагерротип от Tyler & Co., около 1855 года. //hdl.loc.gov/loc.pnp/cph.3g06607

Мы начинаем наше исследование в середине 19 века, с момента рождения фотографического портрета, когда на создание портрета внезапно уходили минуты, а не часы. . Студийные портреты обычно включали реквизит, мебель и фоны. Однако профессиональные портреты подняли использование дополнительных объектов на новый уровень. Субъекты указали, что они занимаются или торгуют, используя предметы в руках и одежду, которую они носили. В некоторых случаях они даже делали вид, что работают по выбранной профессии.Когда люди готовятся позировать для портрета, они часто надевают лучшую одежду. Что побуждает человека переодеться в рабочую одежду и вместо этого взять в руки орудие своего дела?

Дагерротип, один из первых фотографических форматов, часто использовался для портретной фотографии, и многие профессиональные портреты из нашей коллекции представлены в этом единственном в своем роде формате 19-го века.

Попробуйте эту игру, как вы выглядите. Изучите фотографии ниже, не читая подписей. Можете ли вы сказать, чем занимается натурщик, просто изучая детали портрета? Давайте начнем с довольно простого, справа.Думаю, головной убор может выдать его!

[Профессиональный портрет кузнеца длиной три четверти, лицом вперед, держащим подкову с плоскогубцами в одной руке и молоток в другой] Дагерротип, между 1850 и 1860 годами. //Hdl.loc.gov /loc.pnp/cph.3g03948

[Профессиональный портрет медника, длина в три четверти, с бочкой и инструментами] Дагерротип, между 1840 и 1860 годами. //Hdl.loc.gov/loc.pnp/ppmsca. 50239

[Профессиональный групповой портрет четырех сапожников, один в полный рост, стоя, три других сидящих, держащих обувь и оборудование для изготовления обуви] Дагерротип, между 1840 и 1860 годами.//hdl.loc.gov/loc.pnp/ppmsca.51946

В поле. № Фотография защищена авторским правом 1876 года, 27 октября. [Фотография показывает профессиональный портрет таксидермиста Марты А. Максвелл с мертвым животным и ружьем.] //Hdl.loc.gov/loc.pnp/ppmsca.35607

В рабочем помещении. № Фотография защищена авторским правом 1876 года, 27 октября. {Фотография показывает профессиональный портрет таксидермиста Марты А. Максвелл с образцами животных, палитрой и ружьем.] //Hdl.loc.gov / loc.pnp / ppmsca.35605

[Профессиональный портрет часовщика, рост в три четверти, сидящего за столом с часами] Дагерротип, между 1840 и 1860 годами. //Hdl.loc.gov/loc.pnp/cph.3g04072

Ньютон Стивенс, сын Отиса и Сары Стивенс. Одно время учитель музыки, а также классный руководитель. Фотография Дж. Ф. Холли, между 1870 и 1880 гг. //Hdl.loc.gov/loc.pnp/ppmsca.11054

[Профессиональный портрет двух афро-американских трубочистов] Фото Чарльза Д.Fredricks & Co., между 1860 и 1870 гг. //Hdl.loc.gov/loc.pnp/ppmsca.10990

[мексиканский барабанщик войны] Дагерротип, между 1846 и 1848 годами. //Hdl.loc.gov/loc.pnp/ppmsca.38362

[Профессиональный портрет неопознанного геодезиста с транзитом на штативе и держателем разделителей и карта] Дагерротип, между 1840 и 1860 годами. //Hdl.loc.gov/loc.pnp/cph.3g03941

[Профессиональный портрет изготовителя защелок] Дагерротип, между 1850 и 1860 годами.//hdl.loc.gov/loc.pnp/cph.3g03597

[Профессиональный портрет женщины, работающей на швейной машине] Другое название: Швея. Дагерротип, около 1853 г. //hdl.loc.gov/loc.pnp/ds.04496

[Сестры Лукреция Электа и Луиза Эллен Кроссетт в одинаковых юбках, блузках и украшениях с плетеными челноками] Амбротип, Альфред Холл, 26 сентября 1859 г. //hdl.loc.gov/loc.pnp/ppmsca.36964

[Профессиональный портрет разносчика в полный рост, стоя, лицом вперед, с двумя сумками, удерживаемыми ремнями по бокам, шейная скоба видна между ног] Дагерротип Майерса, между 1840 и 1860 годами.

Фотография 19 века: фотографии XIX века из коллекции Государственного музейно-выставочного центра «РОСФОТО» (Санкт-Петербург)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх