Портрет в интерьере: Семейный портрет в интерьере – КиноПоиск

Содержание

портрет в интерьере – Журнал «Сеанс»

Аркадий Ипполитов смотрит кино и вспоминает классические семейные портреты.

От автора: в фильме «Семейный портрет в интерьере», без которого не сможет обойтись ни один разговор на тему «семья в киноискусстве», важную роль играет живопись. Вдохновившись старым профессором и его интерьером, редактор журнала и мой старый друг Люба Аркус попросила меня сделать подборку из десяти семейных портретов в изобразительном искусстве.

«Семейный портрет в интерьере». Реж. Лукино Висконти. 1974

1.

СЕАНС – 66

Старый профессор у Висконти коллекционирует семейные портреты, определяющие его интерьер, прекрасный интерьер богатого и почтенного историзма. Не функциональный, но уютный, не элегантный, но умный, он восходит ко времени belle époque, Висконти осознанной как утраченный золотой век. Профессор одинок и, как каждый одинокий человек, мечтает о семье. Семья не просто приходит, но врывается к нему в виде оголтелой шайки элегантных гопников: маркизы, ее дочери, жениха дочери и, самое главное, неотразимо обаятельного плебея, перед очарованием которого не может устоять никто, и, в первую очередь, сам Лукино Висконти.

«Семейный портрет» Артура Дэвиса становится главной точкой в сюжетной линии. Висящий у профессора как работа неизвестного художника, портрет тут же оказывается определен безродным плебеем как работа Дэвиса, чье имя известно только тончайшим знатокам живописи.

Прелестная кукольная история, которая теперь, из нашего времени, кажется таким же изображением золотого века, как и портреты Дэвиса.

«Семейная группа на террасе в саду». Худ. Артур Дэвис. 1749

Портрет прекрасен: это действительно изображение золотого века, парк и небо, невинность и безмятежность, покой и воля. Фигурки детей и взрослых кажутся очаровательными марионетками, пленяющими своей незначительностью, прелестной и воздушной. Мечта о семейном счастье: профессору на миг показалось, что она так близка, так возможна, но став всем ему на земле, как все земное, мечта лопнула и обманула. И гопник убит, и профессор умирает. Прелестная кукольная история, которая теперь, из нашего времени, кажется таким же изображением золотого века, как и портреты Дэвиса.

Нет ни мобильных, ни интернета, и все курят, кроме профессора; так мило, так старомодно.

Полиптих из Олеры. Худ. Чима да Конельяно. 1486-1488

2.

Портрет Дэвиса относится к так называемым conversation piece, особому типу портретов XVIII века с изображением семейств. Само название, часто употребляемое искусствоведами, восходит к древней традиции, к итальянским sacra conversazione, «святым собеседованиям», изображающим Деву Марию с Младенцем или без оного, Иисуса Христа или даже Святую Троицу в окружении святых разных веков и стран, представляя некое райское житие бытие, неподвластное земному времени. Младенец Христос по семейному соседствует со святым Себастьяном или Блаженным Августином, жившими много столетий спустя после того, как Он был распят. У Висконти, как и у многих других режиссеров, чуть ли не каждый фильм так или иначе о семейных отношениях, но «Рокко и его братья» самое пространное рассуждение на тему итальянской семьи, а итальянская семья всегда — sacra conversazione.

Мать, конечно же, зовут Розария, намек на почитание Мадонны, и всем братьям даны говорящие имена святых.

«Рокко и его братья». Реж. Лукино Висконти. 1960

У Висконти не было ничего случайного, от Дирка Богарта мы знаем, как он цеплялся к каждому хлястику во время съемок «Смерти в Венеции», настаивая на том, чтобы хлястик был именно 1913 года, и никаких сомнений в том, что Висконти обдуманно дал своему герою имя Рокко, нет. Святой, взваливший на себя роль благородного страдальца, готового принять все грехи мира, и в ответ на все обвинения твердивший, что он хуже любого шпиона и соглядатая, каким был юный святой Рокко из Монпелье, лучший эпоним для итальянского и современного князя Мышкина, задуманного Висконти и сыгранного Делоном. Итальянец с французом сдобрили достоевщину средиземноморской сексуальностью, и получился прекрасный боксер, наделенный глубиной Идиота, чей образ сросся с именем Рокко намертво. Вот и прекраснейший пример — Sacra conversazione Чима да Конельяно; Рокко крайний справа, кокетливо показывает на свой чумной шанкр.

А Висконти — крайней слева. Не похожи ни капли, а все же…

Формально иконостас соответствует католическим алтарям полиптихам, но алтари ничего не закрывали, алтарь был доступен взору прихожан

«Семья купца в XVII веке». Худ. Андрей Рябушкин. 1896

3.

Некой русской параллелью sacra conversazione является Деисус, от греческого δέησις, «предстояние», как обозначается группа отдельных икон с Христом в центре и предстоящими перед ним святыми. Деисус был обязательной принадлежностью иконостаса, важной для православия части церковного пространства, некой преграды между миром мирян и священным алтарем. Перед Предстоянием, то есть Деисусом, и надо было предстоять, желательно — на коленях. Отец Павел Александрович Флоренский писал, конечно же, о том, что смысл иконостаса не столько в разделении, сколько в единении, и что созерцая иконы и направляя к ним молитву, верующие становились причастными тому, что совершалось в алтаре, но само чудо было скрыто от их глаз. Его охраняла небесная семья. Формально иконостас соответствует католическим алтарям полиптихам, но алтари ничего не закрывали, алтарь был доступен взору прихожан, поэтому иконография в них была менее строгая, так что в дальнейшем они смогли трансформироваться в 

sacra conversazione, «святое собеседование», что с русским иконостасом не произошло и произойти не могло. А почему? Ответ на этот вопрос дает забавная картинка Рябушкина с комичнейшим father figure в центре. И чем не «Маленькая Вера»?

«Маленькая Вера. Реж. Василий Пичул. 1988

4.

Еще одним образцом ранних семейных портретов является картина, написанная на популярный на готическом севере, особенно в Германии, сюжет «Святая родня», Hailige Sippe. Необычная иконография, представляющая Святое Семейство не привычными фигурами Марии, Иосифа и младенца Иисуса, а множеством фигур, восходит к туманным сообщениям Евангелия от Марка о братьях и сестрах Христа: «Не плотник ли Он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона? Не здесь ли, между нами, Его сестры?» (Мк.  6:3). В католической традиции вызывавшее споры место было объяснено тем, что святая Елизавета была двоюродной сестрой Марии, а ее родной сестрой — Мария Клеопова. Последнее утверждение основывается на словах евангелиста Иоанна: «При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова» (Ин. 19:25). Загадочные Иаков, Иосия, Иуда и Симон были объявлены двоюродными братьями Христа, сыновьями Марии Клеоповой, а Иоанн Креститель, сын Елизаветы и Захарии, — троюродным братом.

«Отвратительные, грязные, злые» Этторе Скола и чуть-чуть «Сьераневада»

Композиция — семейный портрет так называемой Святой родни, во главе со святой Анной, бабушкой Иисуса. А мне все Hailige Sippe всегда почему то очень напоминают «Отвратительные, грязные, злые» (итал. Brutti sporchi e cattivi) Этторе Скола и чуть-чуть «Сьераневада».

5.

Любовь до смерти. Филемон и Бавкида получили в награду от богов право умереть вместе, в единый час, ибо они были столь добры и гостеприимны, что зарезали последнего своего гуся для Юпитера и Гермеса, решивших побродить среди людей в людском обличье. Остальные люди перед Юпитером и Гермесом двери захлопывали. Гуся стареньким супругам тоже, кажется, боги реституировали, а всех неблагодарных в округе уничтожили.

Прости меня, моя любовь

Филемон и Бавкида — воплощение супружеской любви и верности. Детей у них не было, поэтому жизнь их не беспокоила, думали лишь о том, как бы умереть посчастливее. Впрочем, есть дети, нет их — смерть член каждой семьи. Дети уходят в жизнь, родители остаются со смертью. С двумя черепами, что смотрят из зеркала на Ганса Бургмайера и его жену на великом портрете Лукаса Фуртенагеля. Бургкмайер с женой на скелеты, кстати, не смотрят, и так знают, что в зеркале увидишь. Фильм Ханеке «Любовь» о том, что если эти чертовы боги, ничего не помня в своей заполошности забыли про гуся и Филемона и Бавкиду, то уж как то приходится обходиться самим. Как Гитлеру с Евой Браун. Интересно, а их Ханеке имел в виду? Фуртенагель эту счастливую семейную пару предвидел, это точно.

6.

Отчаянная витальность. Пьер Паоло Пазолини

Фильм «Теорема» Пазолини нам доказал с терпеньем и талантом, что без Благовещения, а соответственно, без Зачатия, семьи нет. Нет Благой Вести, так сиди и жди смерти, как Филимон с Бавкидой, желательно — в один день. В «Теореме» Благовещенье спускается с экспресса Евросити в виде Теренса Стэмпа. О его прибытии сообщает телеграмма, принесенная почтальоном Анжелино (Ангелочком), и, свалившись с небес в роскошную миланскую виллу, Стэмп — он же Гавриил — оплодотворяет все семейство: папу, маму, сына, дочку и служанку. Сын художником становится, а мама подросткам отдается, каждый выходит из рамок обывательского благополучия, все несчастны, зато — каждый по своему. Служанка Эмилия также получила Благую Весть в виде Теренса Стэмпа, но она не стала, в отличие от своих хозяев глупостями заниматься. Она бросила все, возвратилась в родную деревню и стала подвижницей. Питаясь лишь крапивой, Эмилия излечивает больных, парит, вознесенная над крышами, в воздухе, и в конце концов просит, чтобы ее живой закопали в землю, причем из слез ее образуется источник.

Лотто, правоверного христианина, роднит с Пазолини, правоверным марксистом, интеллектуальный мистицизм, уводящий далеко от канона

Пазолини, объясняя свой фильм, говорил, что он хотел показать, что буржуазия, как бы она ни старалась, ничего путного из себя выдавить не может, и, хоть и пытается быть искренней, глубокой и благородной, все получается фальшь и ложь. Судьба членов семейства после получения Благой Вести — оно же Соблазнение — прямое тому доказательство; лишь Эмилия что то понимает, так как классово к буржуазии не принадлежит, ее внутренняя народная религиозность ей помогает, поэтому ее преображение ей единственной обеспечивает спасение и слезы ее превращает в источник. Остальному семейству — в том числе и его главе, папаше Паоло, сыгранном Массимо Джиротти, сколь ни читай он «Смерть Ивана Ильича», — ни во что путное преобразиться не удается. Паоло, так же как и всей его семейке — сын становится бездарным художником, мать, Сильвана Мангано, — б***ю, дочь впадает в кататонический ступор, превратившись в овощ, — уготована одна пустыня.

Эмилию у Пазолини играет замечательная Лаура Бетти, и ее сходство с так называемой Мадонной Реканати из шедевра Лотто «Благовещение», украшавшего церковь Санта Мария сопра Мерканти в городке Реканати, провинциальной дыре в области Марке, и теперь перешедшего в музей этого же города, поразительно. Я не настаиваю на том, что Пазолини, снимая «Теорему», держал в голове «Благовещение» из Реканати, но у больших мастеров — а Лотто и Пазолини как мастера сопоставимы — сходятся не только мысли, но и образы. Внутренняя религиозность — подлинность переживания — роднит Деву Марию из картины Лотто со служанкой Эмилией из «Теоремы», потому что Лотто, правоверного христианина, роднит с Пазолини, правоверным марксистом, интеллектуальный мистицизм, уводящий далеко от канона, и обоих подводящий к тому, что с точки зрения идеологических бюрократов кажется ересью; ведь ересь — одна из форм интеллектуального протеста.

7.

Опять Висконти… А что, кто-то против?

Нет? Ну, тогда и не надо… Так вот, «Портрет королевской семьи» Франсиско Гойи принято трактовать как злую карикатуру на власть имущих, страшный гротеск, живописующий убожество вырожденцев.

Никакая это не карикатура, а великий миф: на портрете представлена последняя семья, связывающая горизонталь мира с вертикалью небесной иерархии. В эпоху барокко, на которую Гойя оглядывается, это было физически ощутимо.

О божественном происхождении семьи и власти и идет речь на картине, а не о пустом, мелком и жадном земном бытии членов королевского рода. «Портрет королевской семьи» — одно из самых трагических произведений мировой живописи, недаром по настроению он похож на «Третье мая 1808 года в Мадриде», только в бриллиантах. Людовик XVI и Мария Антуанетта в Бастилии уже позади, а императорское семейство в доме Ипатьева впереди. Тоска и блеск, хрясь и трясь, пули отскакивают от бриллиантовых ожерелий, ранят, крик, кровь. Дети. Гибель господствующего класса, аристократов власти, денег и духа. У Висконти то же самое: жертвы перед расстрелом, Бабий Яр власть имущих. Произведения Гойи и Висконти — не вариация на тему тоски по утраченному стилю, которых теперь появилось столь великое множество, но мучительное рассуждение о гибели богов, о природе богов, об их происхождении, смерти и грядущем после нее бессмертии.

Веласкес первым растворяет барочную иерархию божественной вертикали, связывающей земную горизонталь с небом, в космосе пространства

«Менины». Худ. Диего Веласкес. 1656

8.

Еще одна барочная королевская семья, знаменитейшая. Полная антитеза Гойе, так как именно Веласкес первым растворяет барочную иерархию божественной вертикали, связывающей земную горизонталь с небом, в космосе пространства. В бесконечности многообразных отражений королевская чета, чье назначенье и чья прямая обязанность над всем возвышаться, оказалась гораздо ниже не только художника, но даже и фрейлин. Причуды пространственных метаморфоз: помазанники Божии, они же родители, присутствуют, но их и нет. Они отражение.

«Зеркало». Реж. Андрей Тарковский. 1974 Андрей Тарковский и «слабая мессианская сила»

Зеркало подобно памяти. Оно оставляет все то, что отразить успело, на своем дне и, отражая новое, наслаивает его на то, что было прежде. «Менины» Веласкеса — пространство памяти зеркала. О том же и Тарковский, завесивший зеркалами все интерьеры своего фильма, но на мысль о сходстве «Зеркала» с «Менинами» меня навела сцена, в которой мальчика, жгущего во дворе костер из каких то выброшенных елок, обсуждают родители. Родителей на экране не видно, их как бы нет, слышны лишь голоса, и в пространстве, пролегающем между ними и ребенком, их сыном, возникает особое напряжение, кажущееся бесконечным, непреодолимым.

Думал ли Тарковский о Веласкесе, но если нет, то зачем и откуда в «Зеркале» испанская речь, испанцы и коррида?

Это то чувство, что вдруг возникает, когда неожиданно замечаешь, что твой младенец уже не младенец, а самостоятельная индивидуальность, и между вами, до того столь тесно связанными физиологией, возникает та самая непреодолимая черта, что разграничивает всех людей. В «Менинах» мать и отец, то есть король и королева, тоже не попадают в фокус камеры, но они присутствуют, они — отраженье. Маленькая инфанта в своем жестком платье, такая крошечная и такая самостоятельная, совсем отдельна от них, хотя их взгляд, как мы видим в зеркале, сосредоточен на дочери. У Тарковского родители говорят о горящем кусте Моисея, король с королевой — о том, что Маргариту надо отправлять в Вену, замуж. Где она скоро умрет, но им это пока неведомо.

Не знаю, думал ли Тарковский о Веласкесе, но если нет, то зачем и откуда в «Зеркале» испанская речь, испанцы и коррида? Откуда такая испанская грусть? Ведь не просто же в книжке нашел.

9.

«Последняя семья»: Камера не успевает

Для меня «Семейный портрет» Даниэля Шульца Младшего один из самых манящих портретов в Эрмитаже. Шульц еще менее известен, чем Артур Дэвис, это немец, работавший в Гданьске, и поляками записанный в историю польского искусства, как эстонцами Микаэль Зиттов, прекраснейший художник, работавший на испанских королей, записан в историю искусства эстонского, ибо он имел счастье родиться в Таллинне, из которого, к сожалению, уехал в довольно юном возрасте. В картине завораживает тайна возрастной, национальной, социальной и даже гендерной принадлежности. Сначала картина вообще считалась портретом семьи китайского купца. Потом — татарского. Называли семьей калмыка и считали, что это портрет посла крымского хана, подаренный ему королем. Потом решили, что это слишком круто, и у pater familias определили болезнь почек: потому, мол, и такие глазки. Даже было предположено, что это Михаил Казимир Радзивилл с семьей, со своими сыновьями и почему то с придворным карликом вместо жены. На Михаила Казимира обряженный в восточное платье главный персонаж мало похож. Может, он заболел и к старости так изменился, но глазки то глазками, а восточные костюмы куда деть? Причем у одних именно восточный вид, другие же, в том числе и пресловутый карлик (может, умный мальчик?), европейцы на все пуговицы. И почему у Радзивилла вместо жены — карлик и собака с обезьяною?

Почему то сцена похорон меня не отпускала, и непонятно почему сквозь нее все яснее и яснее проступал портрет Шульца.

«Семейный портрет». Худ. Даниэль Шульц Младший. 1664

Когда я посмотрел «Последнюю семью», я сказал, что фильм мне понравился, но что я не увидел там Польши, польской культуры, все могло быть где угодно, хоть в Тулузе, хоть в Сосновом Бору. Правда, добавил: за исключением сцены похорон. Почему то сцена похорон меня не отпускала, и непонятно почему сквозь нее все яснее и яснее проступал портрет Шульца. Я вскоре понял, что я большой дурак, что похороны просто уж для совсем тупых, а на самом деле все — про Польшу или даже Речь Посполитую. Ведь культуре совершенно все равно, на каком языке говорил Зиттов. Со всеми своими портретами испанских королей и императоров Священной римской империи он такая же часть сегодняшнего Таллинна, как Шульц — Гданьска. Похороны в «Последней семье» столь же грандиозны и многоречивы, несвязны и хаотичны, как Речь Посполитая, о странной культуре которой и говорят и Шульц, и Матушинский.

«Последняя семья». Реж. Ян Матушинский. 2016

10.

Ну, и last but not least, семья, оплодотворенная идеей. Гармодию и Аристогитону поставили памятник, так как они тирана убили. Они любили друг друга и жили вместе, так что памятник заодно и их любви. Также это первый известный мне портрет двух людей, живущих в признанном общественностью однополом браке. Благовещением — мы уже уяснили благодаря Пазолини, что без Благой Вести и Зачатия, за ним следующего, семья все же не совсем семья — для Гармодия и Аристогитона стал гражданский призыв. Они родили месть, убийство и свободу. Больше они ничего родить не смогли, что там через анальное отверстие еще вылезти, кроме равенства, братства и свободы, может. Убийство, да разве что еще творчество, мертвенные вещи. Как сказал Модильяни, если верить Ахматовой, в общем то, склонной приврать, «Смешно быть сыном Микеланджело». И правда — обхохочешься.

Когда ты совершенен, то ничего не остается, как только слезы лить.

«Рабочий и колхозница». Скульп. Вера Мухина. 1937

Прекрасное, надо сказать, произведение, эти Гармодий с Аристогитоном. Мухина под впечатлением от их красоты создала своих «Рабочего и Колхозницу», великое не социалистическое, но коммунистическое семейство. Идеальное семейство, семейство будущего. Коммунизм высшая точка развития, но он же и его конец. Благой Вести не жди, рожать не нужно, да и некого. Все и так прекрасно. Рабочий и Колхозница столь совершенны, что у них нет ни наростов, ни отверстий. Ничто никуда не вставишь, ничто ниоткуда не вылезет. Нелюбовь к размножению и неспособность к росту одни из главных свойств неоклассики. Великая картина «Горькие слезы Петры фон Кант» о классике, классицизме и соотношении с ними неоклассицизма. Когда ты совершенен, то ничего не остается, как только слезы лить. Не рожать же таких дочек, как у Петры. Третий главный персонаж Фассбиндера, голый и явно не склонный к размножению Дионис с картины Пуссена, столь же идеален, как Петра и Карин, и столь же печален. А как же иначе?

Читайте также

Фильм Семейный портрет в интерьере (Gruppo di famiglia in un interno): фото, видео, список актеров

Франко-итальянская драма «Семейный портрет в интерьере» (Gruppo di famiglia in un interno) от известного итальянского режиссера Лукино Висконти. Фильм является предпоследней творческой работой Висконти и считается во многом автобиографичным для режиссера. Сюжет картины построен вокруг жизни одинокого пожилого человека, который внезапно на склоне жизни оказался окружен странными чужими людьми.

В главных ролях в фильме снимались Берт Ланкастер, Сильвана Мангано, Хельмут Берге и другие известные актеры 70-х годов.

  1. Актеры и съемочная группа фильма Семейный портрет в интерьере

  2. Режиссер: Лукино Висконти.
  3. Сценаристы: Энрико Медиоли, Сузо Чекки д’Амико, Лукино Висконти.
  4. Продюсер: Джованни Бертолуччи.
  5. Оператор: Паскуалино Де Сантис.
  6. Композитор: Франко Маннино.
  7. Художники: Марио Гарбулья, Карло Джерваси, Дарио Симони.
  8. Монтажер: Руджеро Мастроянни.
  9. Актерский состав: Берт Ланкастер, Хельмут Бергер, Сильвана Мангано, Клаудиа Марсани, Стефано Патрици, Эльвира Кортезе, Филипп Эрсен, Ги Трежан, Жан-Пьер Золя, Умберто Рахо и другие.

Содержание фильма Семейный портрет в интерьере

Пожилой профессор (Берт Ланкастер) жил одиноко и замкнуто в мире своих иллюзий и фантазий. Застывший вне времени, словно жук в янтаре, он окружил себя старыми картинами, музыкой и книгами, среди которых чувствовал себя вполне довольным жизнью.  Его дом, заполненный групповыми портретами, больше напоминал музей, чем место, созданное для жизни.

Но однажды все изменилось – не в силах противостоять напору других людей, он сдает часть комнат своим новым постояльцам. Теперь в его доме обитают странная и непредсказуемая аристократка, ее страстный любовник, а также юная дочь со своим женихом.

Постепенно эти совершенно чужие люди становятся частью личной жизни старого профессора. 

Л. Висконти. 'Семейный портрет в интерьере'.

Посмотрел фильм «Семейный портрет в интерьере» (1974). Режиссер Лукино Висконти. В главных ролях: Берт Ланкастер, Хельмут Бергер, Сильвана Мангано. Это один из самых известных фильмов режиссера, которого без всякого преувеличения можно называть великим. Сколько бы я не пересматривал его фильмы, а делаю я это довольно часто каждый раз открываю для себя новые детали, которые позволяют рассматривать события в новом ключе.

Фильм рассказывает о том, как в жизнь пожилого и богатого коллекционера и искусствоведа вторгается семейство, которое состоит из матери, ее любовника и дочери с приятелем. Эта довольно шумная компания чуть не разрушает, в буквальном смысле слова жизнь пожилого человека. Его воспоминания и события, пережитые много лет назад, которые он пытается вытеснить всю свою жизнь снова вторгаются в его жизнь, вместе с шумными квартирантами. Меня часто упрекают в том, что я пересказываю сюжеты и я решил уйти от этого и именно поэтому, не взирая на то, что это классика, которую уже видели все, я буду делиться только своими впечатлениями.

Над фильмом работали:

Режиссер Лукино Висконти. Мы рассказывали о фильмах этого великого человека «Людвиг», «Туманные звезды Большой медведицы» и «Самая красивая». Это не последний рассказ о фильмах Лукино Висконти на нашем ресурсе.

Берт Ланкастер, актер, ставший символом своего времени. Мы рассказывали о фильме Д.Манна «Татуированная роза», где он снимался в паре с блистательной Анной Маньяни. «Оскар» и «Золотой глобус» он получил за фильм «Элмер Гантри» режиссера Р.Брукса.

Хельмут Бергер, австрийский актер, который сыграл свои лучшие роли в фильмах Лукино Висконти. Это и «Людвиг» о котором мы писали и «Гибель Богов». Актер с характерной внешностью, который как не удивительно получил только одну значимую кинонаграду- почетного «Золотого медведя» Берлинского кинофестиваля.

Сильвана Мангано, известная актриса, которая много снималась у Висконти и Пазолини. У Висконти в фильмах «Людвиг» и «Смерть в Венеции», а у Пазолини «Царь Эдип» и «Теорема». Мне эта актриса неприятна не знаю почему.

Фильм широко известен и по его поводу написано довольно много. Не вижу смысла спорить или вливаться в общий хор голосов. Для меня всегда было очень важно понять или решить, что правильнее вытеснять травмирующие переживания или все же стремиться их прожить. Этим в общем и вызван мой интерес к экзистенциональному анализу, который сейчас развивает создатель Альфред Лэнгли- последний из великий психотерапевтов, чей метод получил широкое признание. Не меньший интерес вызывает и логотерпаия величайшего гуманиста современности Виктора Франкла, мы писал о его книге «Скажи жизни «Да»!». Именно на базе и долгое время под крылом Франкла и существовал экзистенциальный анализ Лэнгли. Более того тот факт, что фактический отец этого метода Франкл в конце жизни вышел из общества…

В обще не просто. Наверно те, кто не переживал проблем той или иной степени тяжести могут посчитать, что споры эти надуманы и прожить можно все. Прошедший немецкие лагеря Франкл знал о жизни уточку больше… Не думаю, что можно все прожить и как говорят «отпустить» есть травмы и трагедии, которые живут с нами и все, что мы можем это только слегка успокоить свою боль за то, что произошло. Может нет и опытный психотерапевт или случайная удача- подходящая жизненная ситуация могут содействовать. Мне трудно сказать и то, что мы видим на экане это как раз тот самый случай.

Человек, который всю жизнь вытеснял, не имея шанса и не давая себе шанса прожить травму, вдруг по воли случая оказывается погружен в некую жизненную ситуацию. Кино потому и кино, что показывает это предельно художественно, Висконти вообще великий мастер кинокадра не говоря о сюжете или всем том, что делает кино не просто искусством, а волшебством.

Можно ли прожить жизнь за другого, имеет ли смысл давать шанс другим прожить твою жизнь, если ты ее не смог прожить сам. Что такое наша жизнь и зачем кто-то дает ее нам и отнимает тога, когда считает нужным.

Смотрите этот фильм и получайте удовольствие, а когда не сможете - давайте обсудим.

Семейный портрет в интерьере (1974) смотреть онлайн

+16

смотреть онлайн

Смотри фильмы онлайн бесплатно без регистрации и смс! На странице тебя ждёт фильм Семейный портрет в интерьере, который можно смотреть онлайн в хорошем качестве hd! Мы знаем как люди любят смотреть фильмы и, поэтому, подготовили большую и, самое главное - разнообразную базу различных произведений, которую можно посмотреть в любое удобное для Вас время! Краткое описание, трейлер, актёрский состав, дата выхода и отзывы доступны прямо на этой странице. Не останавливайся на этом, смотри на всех актуальных устройствах: андроид, телефон, айфон, планшет, пк и телевизор. Не понравился фильм? Ничего страшного! У нас столь обширная база произведений, способная удивить даже заядлого киномана, который задаста вопросом: а как всё это посмотреть?! Желаем Вам приятного просмотра!

​​​​​​​​На дворе 70-й год 20-го столетия. В роскошном особняке в полном одиночестве живет профессор, который давно утратил интерес к реальному миру. Жизнь ученого начинает преображаться, когда он решает сдать верхний этаж своего старинного дома. Новыми жильцами квартиры становятся молодой любовник маркизы Брумонти Конрад, а также её дочь Льетта и зять Стефано. Профессор не только смиряется с появлением соседей, но и начинает новую жизнь, полную сердечных волнений. Действия фильма разворачиваются в стенах столичного особняка, хозяином которого является пожилой профессор — ценитель музыки и живописи. Дом полон старинных картин и других антикварных вещей, а в личном кабинете ученого собрана коллекция семейных портретов. В римскую квартиру профессора подселяется молодой альфонс Конрад, которого регулярно посещает его благодетельница миллионерша Бьянка Брумонти, ее дочка Льетта со своим женихом Стефано. Вначале хозяин палаццо издалека наблюдает за этим эксцентричным семейством со стороны, а потом постепенно включается в жизнь этого необычного квартета. Замкнутый профессор, полностью посвятивший себя искусству, только на закате дней сталкивается со всепоглощающим чувством влюбленности.

Смотреть онлайн «Семейный портрет в интерьере (1974) смотреть онлайн» в хорошем качестве (HD 720p) полностью

плеер #1

плеер #2

трейлер

Портрет в интерьере — Российское фото

Окружение часто может сказать о человеке больше, чем автобиография на двести пятьдесят страниц. Мы активно создаём и изменяем свою среду обитания в соответствии со своими представлениями, привычками и предпочтениями. С другой стороны, фотографируя портрет людей в возрасте, лучше делать акцент на характере, а не на внешних чертах, и это намного проще сделать в интерьерах, которые они создали для себя и провели в них много лет.


Фотографируя портрет в интерьере, важно найти золотую середину: обстановка должна быть видна достаточно ясно, чтобы рассказать свою часть истории, но при этом не выделяться слишком сильно, чтобы не бороться за внимание зрителя с главным объектом съемки — человеком.

Простой и эффективный способ «дозировать» интерьер — это правильное в данной ситуации сочетание с глубины резкости с яркостью. Довольно часто фотографы просто снимают в такое ситуации широкоугольным объективом, чтобы выделить человека с помощью линейных искажений. Мне лично такой подход не нравится. На мой взгляд, 35мм (или 55мм в среднем формате) — самое короткое фокусное расстояние для портрета в интерьере, однако, я предпочитаю нормальный объектив (50мм в узком формате и 75-80мм в широком). Дело в том, что линейные искажения нормального объектива такие же, как у человеческого глаза, и поэтому он не искажает пространство. Правда, нужно помнить, что лицевой, или даже погрудный портрет нормальным объективом лучше не снимать, потому что линейные искажения на близком расстоянии слишком сильны.

Пример использования нормального объектива в интерьере, это портрет Народной Артистки РФ Зинаиды Кириенко, приведенный ниже. Работа с известными людьми, особенно, заслуженными артистами сцены, почти всегда задача непростая. Человек должен чувствовать себя комфортно, и важный фактор душевного комфорта — привычность интерьера, особенно если хозяин к нему трепетно относится. Поэтому не стоит привозить с собой громоздкое студийное оборудование. Максимум, что можно себе позволить — это складной отражатель среднего размера. Это позволит вам не нарушить интерьера и, после съемки, быстро собраться, и уйти, не утомляя клиента своим присутствием.

Комната, в которой мы снимали, оказалась коллекцией кукол, фарфоровых фигурок и различных антикварных вещиц, собранных на протяжении более чем пятидесяти лет театральной карьеры. Каждая фигурка была не только уникальна, она еще напоминала хозяйке о каком-то важном в её жизни событии. Естественно, хотя бы часть этой коллекции должна была стать частью портрета.

Выбор оптики в съёмке пожилых людей имеет большое значение. В данном случае, самым подходящим оказался объектив Leica Noctilux 50mm f/1, благодаря своему мягкому рисунку, низкому контрасту и малой глубине резкости.

Чтобы уравновесить естественный свет между объектом и фоном, я поставил кресло примерно в трех метрах от окна. Элементы фона в левой части фотографии находились примерно в двух метрах от окна, то есть, в сравнении с креслом, на них попадало света чуть больше, чем на одну ступень. Участок фона в правой части фотографии находился на том же расстоянии, что и кресло. Чтобы фон не привлекал слишком много внимания, я снимал на диафрагме f/1.2. Благодаря этому, лицо, волосы и платье на груди оказались в фокусе, и в то же время фон размазался ровно настолько, чтобы детали слегка узнавались. Полностью открывать диафрагму было нельзя, так как глубина резкости оказалась бы слишком мала, и один глаз был бы не в фокусе.

Сплит в теневом полуобороте мне показался в данном случае самой подходящей световой схемой, потому что, в противном случае, ретуши было бы не избежать. Правая часть лица почти в контр-ажуре, а левая, которая ближе к камере, полностью в тени, из-за чего фигура выглядит тоньше, и знаки возраста на коже практически не видны. Золотой рефлектор стоял точно под камерой, перпендикулярно оптической оси объектива, чтобы затененная часть лица не оказалась слишком темной.

Семейный портрет в интерьере. Лукино Висконти. Лекция Ирины Кранк. | k-ino.ru

Ирина Кранк: Сегодня я рада представить вам совершенно уникального неповторимого режиссера, фильмы которого я очень люблю, Лукино Висконти. 

Висконти был уникальным человеком, который соединил в себе, казалось бы, непримиримые противоречия. С одной стороны, это потомственный аристократ, с другой — убежденный коммунист. При этом не атеист, а человек глубоко верующий. В годы войны он был антифашистом, активным участником Сопротивления. Висконти был среди основателей итальянского неореализма, кинотечения, которое стремилось к социальной справедливости, стремилось привлечь внимание к простым людям, представителям рабочего класса. При этом его работы были похожи на оперное искусство: столько в них было красоты и невероятной эстетики. 

 Я не смогу сегодня рассказать о всем творческом пути великого Висконти, но постараюсь хотя бы обозначить, что это была за личность. 
Лукино Висконти ди Модроне, 1906 года рождения, был потомком древнего аристократического рода Ломбардии. Его предки владели практически всей территорией миланского герцогства, соответственно самим Миланом. Надо сказать, что театр Ла Скала, в котором Висконти поставил много опер, стоит на родовой земле, принадлежащей роду Висконти. И, кстати говоря, когда театр попал в бедственное финансовое положение в конце 19 века, дед, и потом отец Висконти очень помогли ему и практически спасли от финансового краха.  Мать Висконти, Карла Эрба, происходила из богатого буржуазного семейства. Её семья владела всей фармацевтической промышленностью Милана. Лукино был к ней очень привязан: обожал, боготворил. Карла Эрба была невероятно красива, элегантна. Все модные журналы того времени в деталях описывали её наряды, когда они вместе с мужем появлялась в Парижской опере или в Ла Скала. Они были очень публичными людьми. Дети Висконти тоже были необычайно красивы. Их было семеро. Рассказывают, что однажды торговец магазина игрушек не хотел отпускать Лукино. 

Я выставлю его в витрине. Он будет красивейшей из моих кукол.

Позже Анни Жирардо будет так описывать внешность Висконти: 

Я слышала, что он высокий и красивый, но не думала, что настолько. Какая величавая осанка! Какое воплощение утонченности, изысканности. До чего же он породистый!

Висконти получил блестящее образование: множество языков – минимум четыре, на которых он говорил и писал абсолютно свободно. Он был талантлив во всех искусствах: в рисунке, письме, сценической постановке, музыке – прекрасно играл на виолончели. К 14-ти годам он одолел всего Шекспира, а к 17-ти – Пруста, Стендаля, Бальзака. Но от родителей Лукино унаследовал не только культуру, но и чувство долга. Висконти всегда считали, что дети не должны видеть в своем будущем только приятную праздность. Отец не уставал повторять, что они не имеют права требовать ни прав, ни привилегий, полагающихся им по рождению. 

Лукино долго не мог определиться, чем бы он хотел заниматься в будущем. Одно время он всерьез увлекался лошадьми. В возрасте примерно 25 лет стал одним из лучших заводчиков лошадей. Как наездник, выигрывал совершенно невероятные состязания, стал главным человеком в Италии по конному спорту. 

Но в один прекрасный день он понял, что ему недостаточно любви к лошадям, что ему тесно в Италии, которая в то время ходила по струнке Муссолини. Он понял, что ему нужно выразить себя как-то иначе, и он в одночасье продал всё: и конюшню, и лошадей – и уехал в Париж. Пять долгих лет он был в поиске, путешествовал по Европе: по Англии, Германии, Франции, Австрии. 

Но судьбоносная встреча состоялась у него в Париже, когда он познакомился с режиссером Жаном Ренуаром – сыном художника Ренуара. Он влюбляется в поэтическую стилистику Ренуара, становится его ассистентом на фильме «Загородная прогулка» (1936), и перенимает у него как у Учителя азы съемок настоящего кино. Ренуар открывает ему глаза не только на кинематограф. Лукино был слеп в мире политики, ведь он приехал из фашистской страны, где невозможно было ничего узнать, прочесть, приобрести свой собственный жизненный опыт. Все члены группы Ренуара были коммунистами. Они стали его новой семьей. Благодаря им он прозрел и окончательно определился в своих политических убеждениях. 

Жан Ренуар. Первый «учитель» Висконти.

В Италию он вернулся совершенно другим человеком. И начал новую, совершенно иную жизнь. Он примкнул к молодым интеллектуалам-антифашистам, которые группировались вокруг Экспериментального киноцентра и журнала «Чинема». Кстати, редактором журнала был сын Муссолини. Собственно говоря, Витторио Муссолини объединил вокруг себя всех будущих лидеров кино неореализма: Росселини, Висконти, Джузеппе де Сантис, Витторио де Сика

Кино неореализма в корне отличалось от тех пафосных фильмов, которыми были заполнены итальянские экраны. Во-первых, съемка велась не в павильоне, а на улице. Во-вторых, главными героями стали люди из народа, из рабочего класса. В центре были их проблемы, к которым авторы относились с большим состраданием. Зачастую роли в фильмах играли непрофессионалы. При этом, мог отсутствовать сценарий, а диалоги рождались по ходу съемок. 

Первый знаменитый фильм Висконти «Одержимость» (1942) по роману Кейна «Почтальон всегда звонит дважды» уже будет нести в себе все признаки неореализма. Висконти колоритно покажет тусклую и затхлую жизнь в нищей Италии, и противопоставит её фальшивой показухе фашизма. 

Одержимость, 1943.

В 1943 году вокруг фильма разразился скандал. Фашистские власти его запретили, сочтя «оскорблением итальянского народа». Фильм явно угрожал миру фальшивых героев и фальшивого фашистского оптимизма. В это же время начинает активные действия итальянское Сопротивление, в рядах которого состоит Висконти. Он поддерживает жертв фашизма, укрывает от гестапо в своем доме участников Сопротивления. Его арестовывают, он чудом избегает казни. На склоне лет, подводя итоги жизни, Висконти скажет, что это был самый интересный, самый сплочённый период в его жизни, и всё, что он сделал в жизни лучшего, он отдал движению Сопротивления, на втором месте – его работа.

Участие в движении Сопротивления – это единственное, чем он гордится в своей жизни. 

Хотя он мог бы гордиться и своими дерзаниями, и тягой к новаторству. Ведь появление в 1947 году такой неореалистической картины, как «Земля дрожит» по роману Джованни Верги «Семья Малаволья»было безусловным открытием! По материалу, по способу подачи этого материала, что-то новое в отношениях с актерами, способом работы с актерами. Висконти не взял на роль ни одного профессионального актера. Всех актеров он нашел на месте событий — это были сицилийские рыбаки и их семьи (а фильм повествовал об их трудной судьбе. Актеры разговаривали на своем местном диалекте, непонятном в Италии. Это было ощущение некоей новизны, причем не поверхностной, а фундаментальной, внесение новой системы координат, какого-то нового кинематографического летоисчисления. Висконти писал, что когда пошел снова смотреть «Земля дрожит» во время его повторной демонстрации, то просто запутался: художественный фильм? Вроде бы нет. Документальный? Тоже нет.

Глядя на него спокойно и холодно, по прошествии 15 лет, он просто не знал, как его определить

Висконти предполагал, что эта картина станет первой частью трилогии о рабочем классе. Но трилогия так никогда и не была закончена. 

Земля дрожит, 1948.

Неореализм был недолгим явлением в кинематографе. И очень хорошо, что Висконти не завис в этом. В этих несчастных бедных людях, перед которыми весь неореализм испытывал почему-то ложный стыд за их судьбы. Все итальянские неореалистические режиссеры были либо буржуа, либо аристократы. И всем им как русским народникам казалось, что нужно пойти в народ, упасть им в ноги, попросить прощения за собственное богатство. 

 У Висконти этот период быстро прошел, и за богатство свое, слава богу, он больше не извинялся. Он просто снял об этом фильмы. Он воспел богатство. Богатство духа, богатство культуры, богатство визуально мира, в котором он родился. 

Мы все знаем Висконти, как великого кинематографического режиссера. Но, возможно, не все знают, что он был ещё и великим театральным режиссером, и вначале прославился именно, как театральный режиссер. Для Италии Висконти практически такой же реформатор, как для нас Станиславский и Мейерхольд. Он действительно реформировал театр. До него была другая стилистика, другой подход к тексту, к актеру. Висконти впервые показал итальянской публике драматургию Жана Кокто, Теннеси Уильямса. Его знаменитая премьера «Трамвай желание» имела ошеломительный успех. И кстати, там играл Витторио Гассман, знаменитый впоследствии актер, которого открыл Висконти, играл там и совсем молоденький Марчелло Мастроянни

Театр «Элизео», который Висконти создал на свои родовые деньги, существует в Риме до сих пор. В 40-е – 50-е гг. он осуществил двенадцать театральных постановок, в том числе с невероятными декорациями Сальвадора Дали («Розалинда, или как вам это понравится») – фантастическое зрелище, в отличие от спектаклей, созданных до него. 

Театр Eliseo на Via Nazionale, Рим.

Висконти также был великим оперным режиссером. Можно даже сказать, что Висконти – главный оперный режиссер 20 века, потому что он смог создать великую оперную традицию красоты на сцене, убрал эту статуарность, обездвиженность, привнес новые декорации (он сам выступал декоратором в своих спектаклях). И, собственно говоря, то, что сделал Франко Дзеффирелли, его ученик, то, что мы видим последние 50 лет, идёт от школы Висконти. Он поставил в Ла Скала несколько выдающихся оперных спектаклей, в том числе «Травиату» с великой Марией Каллас, а также десятки опер Верди, Моцарта, Беллини, Пуччини, Штрауса

Нужно сказать, что Висконти был также гением в открытии актерских дарований. В его фильме «Одержимость» прославился Массимо Джеротти, красавчик с голубыми глазами, который станет иконой неореализма, и которого затем пригласят в свои фильмы и Пазолини («Теорема»), и Антониони(«Хроника одной любви»). Типаж, который нравился Висконти – это некая идеальная античная красота, сочетание утонченности, легкости, молодости, и очень серьезного мужского начала. Вот этот парадокс – андрогинность в лице и очень мужская структура в теле

Лукино Висконти и Ален Делон.

Благодаря Висконти стали знаменитыми Ален Делон, Анни Жирардо, сыгравшие у него в фильме «Рокко и его братья», Марчелло Мастроянни. Мы знаем, что Мастроянни стал известным у Феллини и Антониони, но сначала, когда Марчелло был ещё простым разносчиком газет, его привели к Висконти. Висконти спросил у него, сколько он получает, и когда Марчелло назвал ему сумму, он сказал ему: 

Тогда будешь приходить в театр и получать больше.

И с этого все началось. Постепенно Мастроянни из разносчика газет превратился в того артиста, которого полюбил весь мир. Открыл Висконти и Роми Шнайдер, которую он буквальным образом сделал с нуля. Австрийская девушка мало что умела в плане актерской профессии. Он заставил её похудеть, отвел её к Коко Шанель, помог создать ей новый образ. И, конечно, научил её настоящему актёрскому мастерству. В «Людвиге»Роми Шнайдер великолепна в роли австрийской принцессы Елизаветы. Ещё один блестящий актер, которого Висконти сделал одним из самых значительных актеров Европы, и которого мы сейчас с вами увидим, это, конечно, Хельмут Бергер. С Бергером его связывали очень близкие личные отношения. Он снялся у Висконти в трех фильмах: «Гибель Богов», «Людвиг», и «Семейный портрет в интерьере»

Хельмут Бергер.

«Гибель Богов» – фильм, который меня просто потряс своей фундаментальностью. Пожалуй, только Висконти мог так исследовать истоки нацизма. Ничего сильнее на эту тему я с тех пор не видела. Хотя вслед за Висконти появились и «Конформист» Бернардо Бертолуччи (1970), и «Ночной портье»Лилианы Кавани. Хельмут Бергер идеально показал магическую силу порока – такое обольстительное животное, растлитель, цветок зла, причем зла магнетического, завораживающего. 

 В «Людвиге» Бергер блистательно сыграл последнего короля Баварии. Драматическая судьба Людвига, обладающего почти религиозной верой в красоту и искусство, никого не могла оставить равнодушным. Людвиг не хотел властвовать. Он хотел строить замки, магические, сказочные. И он их построил. Конечно, за счет казны, но зато Бавария теперь славится этими замками, и зарабатывает колоссальные деньги на наследстве короля. Висконти писал, что Людвиг – это величайшее поражение. Он любил рассказывать истории поражений, описывать одинокие души. Людвиг вызывал у него огромную симпатию, потому что был исключительной личностью, жертвой, беспомощной перед лицом интриг своего двора. И Хельмут Бергер очень хорошо сыграл Людвига. 

Об актерском даровании Бергера мы с вами сможем судить сегодня, посмотрев «Семейный портрет в интерьере»

Лукино Висконти и Хельмут Бергер.

С годами Висконти всё больше влекла тема распада семейных отношений, тема обречённости того замкнутого, высококультурного мира, к которому принадлежали и его собственные предки. В 1963 году он обращается к истории вымирания аристократического рода и делает монументальное полотно «Леопард» по роману Томазо Лампедузы, где затрагивается важнейший исторический момент смены вех, смены эпох, когда во время революции Гарибальди к власти пришла буржуазия, сменившая аристократию. Наступает время, когда человек начинает мельчать, когда им начинают управлять самые низменные страсти. Алчность, похоть, желание причинить боль ближнему. И среди этого Леопард, князь Солино, провожающий эту эпоху. 

Раньше были львы, а сейчас шакалы, которые будут называть себя львами.

Могущественный аристократ, который несмотря на силу своей личности, понимает, что привычный для него мир рушится. Помпезному дворянскому обществу приходит конец. Начинается новая эпоха, где ему и его окружению уже не будет места. Князя Солино великолепно исполнил американский актер Берт Ланкастер. Сегодня мы увидим его в «Семейном портрете в интерьере» в роли Профессора. Мужественная внешность, атлетическое сложение. В Америке он был очень успешен, но свои лучшие работы сыграл в зрелом возрасте, снимаясь у Висконти. 

Берт Ланкастер в фильме «Леопард», 1963.

Ланкастер вспоминает, как во время съемок «Леопарда» целую неделю просил Висконти объяснить ему характер этого героя. А потом вдруг его осенило:

Ну какой же я кретин: вот он князь, прямо у меня перед глазами

И он почти вжился в самого Висконти, переняв все его аристократические манеры. Может быть, именно поэтому и в образе князя Солино и в образе Профессора из «Семейного портрета в интерьере», созданном Ланкастером, мы невольно улавливаем образ самого Висконти«Леопард» снят совершенно уникально: огромный бюджет, изумительные костюмы, дворцовые интерьеры, воссозданы весь быт и атмосфера того времени: в фильме не снято ни одного предмета до 1860 года – Висконти за этим следил. У Висконти была почти маниакальная страсть к точности, и если он вспоминал о каком-нибудь предмете, комоде или вазе, он не успокаивался, пока его не разыскивал. Однажды он отложил съемку на несколько часов, потому что ждал, когда привезут салфетки с графскими вензелями, хотя понимал, что их даже не будет видно в кадре. А розы, которыми был наполнен зал для сцены бала, везли на Сицилию целых две недели самолетами, потому что на момент съемок в Сицилии была жара, и все розовые кусты погибли. И розы везли самолетами, выгружали и заполняли эти интерьеры – настолько утонченно Висконти все это делал. Он даже отверг искусственное освещение: когда снимали сцену бала, в зале были только люстры со свечами, которые капали прямо на платья и костюмы танцующих. Всё было сделано невероятно качественно и блистательно. 

Леопард, 1963.

Не могу не сказать ещё хотя бы два слова о «Смерти в Венеции» - невероятно изысканном, прекрасном, возвышенном фильме Висконти, который он создал по новелле Томаса Манна

Не останавливаясь на сюжете, попробую передать, в чем смысл фильма. Художник в реальной жизни сталкивается с тем, что уникально. Он сталкивается с идеальной красотой. Это страшно, очень тяжело пережить. Художник всю жизнь ищет эту идеальную красоту. Он её выдумывает, фантазирует. Он хозяин своих фантазий, и делает с ними все, что хочет. Но, когда в реальной жизни перед ним появляется идеальная красота, которая ему не принадлежит, и к которой он не может прикоснуться, это становится его величайшей трагедией. 

Густав Ашенбах, главный герой картины, столкнувшийся с этой красотой в Венеции, в лице мальчика Тадзио, отчаянно пытается задержать эту красоту жизни, но она уходит от него навсегда.  

Интересно, что по оригинальной новелле Томаса Манна Ашенбах был писателем. Но так как Манн списал его образ с композитора Густава Малера, Висконти решил вернуться к первоисточнику и сделал своего героя композитором. Музыка Малера, его великая, прекрасно-трагическая 5 симфония, прекрасно ложится на визуальный ряд, созданный Висконти и его оператором Паскуалино Де Сантисом.
Незабываемый, невероятно пронзительный финал навсегда западает в душу. Великая трагедия и великий фильм Висконти. 
Висконти долго пришлось искать актера на роль Тадзио, который бы был олицетворением этой идеальной непостижимой красоты. Для этого он объехал для всю Европу, и на каком-то 300-м человеке нашел этого прекрасного шведского мальчика Бьёрна Андресена

Смерть в Венеции, 1971.

Есть фильмы, которые могут убить. Для Висконти таким был «Людвиг». Это был очень сложный, жестокий фильм. Его метраж, кстати, составляет почти пять часов. Шесть месяцев напряженной работы. Висконти сильно заболел в ходе съемок, но довел их до конца. А 27 июля 1972 года у него случился инсульт, и он оказался частично парализованным. 

Болезнь стала переломным моментом в его жизни. 

Людвиг, 1973.

После монтажа «Людвига» Висконти медленно и весьма болезненно начал новую жизнь. Когда он задумался о своем новом проекте, стало очевидно, что нужно найти что-то, что можно снимать на студии. Возможно, даже в пространстве квартиры. 

И вот этот фильм «Семейный портрет в интерьере», его предпоследний фильм, стал, пожалуй, самым личным в его карьере. Висконти снимал его, уже предчувствуя приближение смерти и подводя итоги: поэтому фильм получился таким пронзительным и таким предельно откровенным. 

Семейный портрет в интерьере, 1974.

В заключение хочется сказать, что в целом мировой зритель не принял Висконти так, как, например, принял Феллини. Возможно, права была Коко Шанель, которая сказала, что Висконти никогда не простят того, что он был аристократом.  

ПОСЛЕСЛОВИЕ. 

Л. Висконти:

Я не собираюсь оправдывать Профессора. Я его осуждаю. Я утверждаю, что этот человек утратил всякий контакт с внешним миром. Мой профессор потерпел крах. Его культурное воздействие на окружающих равно нулю. 

Зачем быть исследователем, ученым, философом, писателем, если ты не способен понять реальность и воздействовать на неё? Профессор не в состоянии помочь даже собственной жене. А в сцене, где Конрад просит его о помощи: «Помогите. Дайте мне совет», Профессор отвечает: «Это невозможно. Ведь вы уже взрослый. Я действительно не могу вам помочь…» Я осуждаю его морализм… Наше поколение интеллигентов потерпело фиаско.

Автор сюжета Энрико Медиоли: 

Перед нами зрелый, на пороге старости мужчина, человек высочайшей культуры и образованности, представитель вымирающего племени людей, преклоняющихся перед великими ценностями жизни. А, в конечном счете – преступник: он растратил впустую весь свой талант и отгородился от мира в привилегированном и надежно защищенном уединении, в этаком роскошном «материнском лоне», где можно привычно, без душевных травм пребывать в безмятежном созерцании прекрасных картин.

После того, как мы так хорошо и удобно устроили Профессора, надо было потревожить его и показать всю несостоятельность ценностей, которые он признает или не признает в своей жизни. Подсунуть ему в дом ящик Пандоры с часовым механизмом.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram (kinoru61 — https://t.me/kinoru61) или WhatsApp (https://chat.whatsapp.com/9VuOoTU159DIRnw4cHTGd5)

Приложение - Коммерсантъ Стиль (119529)

«Дедушка и бабушка, Иван Иванович и Агафья Ивановна Барановы с племянницей Агнией, позже она сменит имя на Галину»,— подписана фотография крупным, разборчивым почерком. Это почерк моей прабабушки. На снимке — ее дедушка и бабушка. То есть мне они приходятся прапрапра. А моим детям и племянникам— и вовсе прапрапрапра…

Когда я публикую в Facebook старые фотографии своей родни, всегда получаю комментарии: «Как же здорово, что у вас так много снимков сохранилось» Или: «Как же повезло!» Или: «Какое чудо». С одной стороны, да — чудо и повезло. С другой стороны, разумеется, так получилось не само собой: это результат совершенно целенаправленных действий моей прабабушки Валентины Дмитриевны Косиевой, которая в хаосе революций, войн, выселений, эвакуаций и прочих бед и переездов не просто сохранила несколько десятков фотографий, но и в свои 90 с лишним лет (а дожила она до 104) почти все сохраненное подробно подписала.

Поэтому запущенный несколько лет назад Ольгой Павловой проект «Летопись вашей семьи» кажется мне одной из важнейших вещей, которые для своей родни можно сделать в принципе.

Я знала Олю Павлову еще со времен работы в Vogue: на заре 2000-х она начала снимать натюрморты для отдела Beauty, затем небольшие (по размеру) портреты. И очень скоро всем стало понятно, что она должна снимать именно портреты, причем большие. Люди у нее на фотографиях получались удивительно: по-воговски красивыми и при этом совершенно органичными и живыми. За много лет Оля сняла сотни знаменитостей, но речь сейчас не о них. И даже не о ее социальных проектах, хотя нет в России фотографа, кто бы больше, чем Ольга, сделал для всяких благотворительных организаций, кто умеет снимать детей с самыми разными заболеваниями и особенностями так, что они выглядят не несчастными, не инвалидами, а именно веселыми и открытыми детьми, кто организовал движение фотографов-волонтеров и вообще во многом изменил отношение к благотворительности в России. Проект «Летопись вашей семьи» стоит особняком в том числе и потому, что красиво рифмуется с собственной семейной историей фотографа Ольги Павловой. Дед Валентин Павлов — знаменитый кинооператор, снявший все картины самого прославленного советского режиссера 1930–1960-х Ивана Пырьева — да-да, те самые «Свинарка и пастух», «Кубанские казаки», «Идиот» и еще десятки фильмов. Прадед — фотограф, у которого в арбатском ателье снимались Станиславский и Чехов. Двоюродный прадед вообще легенда городской фотографии. Именно он, Петр Павлов, сделал на рубеже XIX–XX веков большинство фотографий старой Москвы, которые мы сейчас видим на выставках и в учебниках. А еще первым стал снимать людей в архитектуре — делать урбанистические портреты, как бы сейчас сказали. Архив прадеда, большой деревянный ящик с фотографиями на стеклах, обнаружился в дачном чулане, когда Оле было 12 лет. Тогда его отдали одному из родственников, художнику. И забыли. И только когда Оля выросла, окончила МГУ, поняла, что не хочет быть экономистом, выучилась фотографии в Московской академии фотографии и в Университете искусств в Лондоне и сама стала известным фотографом, она принялась искать этот архив и обнаружила его в одном из подмосковных музеев. Там среди прочих снимков нашлось фото семьи на веранде дачи. Оля поняла, что знает этот дом, узнает лица и, хотя спросить, кто есть кто на этом большом семейном портрете, уже давно не у кого, здорово, что есть такая — именно домашняя, а не из фотоателье — фотография.

Ирина Михайловская с дочерью Анной, 2017

Фото:Ольга Павлова

Поэтесса и сценарист Галина Шергова с правнучками Сашей и Соней, 2016

Фото:Ольга Павлова

Актриса Чулпан Хаматова с родителями, братом и дочками, 2016

Фото:Ольга Павлова

«В 2016 году я придумала фотопроект "Летопись вашей семьи", который восстановит связь времен,— пишет на своем сайте Оля Павлова,— покажет общность вашей семьи и оставит на память вашим детям и внукам фотографии настоящих вас начала XXI века, ваш дом, ваш быт, ваших собак и кошек — вас такими, какие вы есть на самом деле».

Одними из первых участниками проекта стали Хаматовы—Волковы, практически театральная труппа — аж 24 человека. Собрать родню было очень непросто: многие — артисты, у всех сложные графики. Готовились к фотосессии чуть не за полгода. Дату назначили твердо — чтобы все под нее уже подстраивались. Сама Оля в то время была беременна, и это стало поводом для отдельного беспокойства: вдруг родит, не успев снять, а потом уж точно долго будет не до съемки?

В итоге собрались все: сестры, братья, мамы, бывшие жены и мужья, дети от разных браков… Шум, гам — семья, словом. На часто звучащий вопрос «Как вам всем удается сохранять такие отношения?» Чулпан Хаматова отвечает: «Мы все очень любим друг друга и уважаем, а это же главное в семье — сохранять уважение, прощать прошлые ошибки и продолжать общаться». И добавляет: очень здорово, что они тогда все вместе собрались, потому что потом они всей толпой отправились в кино.

Поводом для другой семейной съемки послужил день рождения. Впрочем, не просто день рождения, а 100-летний юбилей Марины Густавовны Шторх (Шпет), дочери знаменитого философа Густава Шпета. На торжество собрались со всего света дети, внуки и правнуки Марины Густавовны: все понимали, что момент уникальный и неповторимый, надо его ловить. И поймали вовремя: меньше чем через год Марины Густавовны не стало. Но остались ее фотографии в окружении внуков и правнуков и надежда, что их потомки будут знать в лицо свою легендарную прапрапрапра…

Вот тут-то я особенно остро пожалела, что не было подобной съемки к столетию моей прабабушки. Даже фотографий толком нет (это было еще до смартфонов). Да и сейчас — если не подготовить всех заранее — сделать спонтанные общие кадры на семейных сборищах-застольях непросто. Непременно кто-то будет говорить: «Да ладно, садись, потом снимемся». А «потом», как мы знаем, не бывает. Есть только «сейчас».

С семьей это все особенно наглядно. Kогда мне было около 20, были живы еще все, кого я знала с самого детства. Прабабушка, бабушки, дедушка, все дяди и тети, все мои двоюродные и троюродные братья и сестры. И напоминает мне о том времени маленькая, 10x15, цветная фотография, где все собрались на общем балконе 14-этажки (там жили бабушка с дедушкой) — а снято это было, соответственно, с такого же балкона в крыле напротив.

Семья художника Лаврентия Бруни на крыше своего дома в центре Москвы, 2018

Фото:Ольга Павлова

Многодетный отец Петр Свешников с четырьмя приемными детьми, 2018

Фото:Ольга Павлова

Семья Павловых, слева Ефим Павлов, прадед Ольги. Справа Петр Павлов, 1890

Фото:из личного архива

Сегодня мы бы, конечно, нащелкали десятки кадров. Да что там десятки — сотни и тысячи снимков оседают у нас в телефонах, на жестких дисках, в «облаке» и прочих неосязаемых хранилищах. И мы думаем: уж теперь-то у нас полно свидетельств времени. Надо бы их разобрать, рассортировать, лучшие — напечатать. А руки не доходят, потому что всегда успеем же. Но объем хранимого материала пропорционален его эфемерности: одно неосторожное движение, случайный клик, утрата носителя, пароля, любой технический форс-мажор — и все может раствориться в мировом эфире. Бесследно. А бумажные фотографии или, например, стеклянные пластины желтеют, рвутся и бьются, теряются, но живут. И, конечно, знаменитый Петр Павлов был бы рад узнать, чем занимается его правнучка. Пишите «Летопись вашей семьи» сейчас. Потом не будет.

Ирина Михайловская


Интерьер с портретами | Смитсоновский музей американского искусства

БЕТСИ БРОУН: «Интерьер с портретами» Томаса ЛеКлера фиксирует появление новой технологической формы виртуальной реальности на традиционной территории художника. На протяжении трех или четырех столетий вы нанимали художника, чтобы запечатлеть черты лица ваших близких для потомков. Но затем, после того как в 1839 году были введены дагерротипы, у вас внезапно появился выбор. У вас может быть красочное нарисованное изображение, часто в натуральную величину, более или менее похожее на вашего родственника, или у вас может быть крошечная монохромная, но поразительно настоящая фотография.

Это изображение без подписи и даты. Все, что мы знаем об этом, исходит из семейной истории. В этих рассказах говорится, что он был написан Томасом ЛеКлиром где-то в 1865 году. Предположительно, ЛеКлеру поручили нарисовать картину старший брат этих двух детей на картине. Пока достаточно просто, но становится все сложнее. Маленький мальчик только что умер, когда была запрошена фотография, но он не был тогда маленьким ребенком, показанным здесь. Скорее, он был 26-летним пожарным-добровольцем, который только что погиб во время пожара в отеле.Его старшая сестра уже умерла, когда была подростком, более чем за пятнадцать лет до того, как был сделан снимок. Большинство сегодняшних зрителей считают, что маленький мальчик определенно выглядит мертвым, даже чучелом.

Одна из возможностей состоит в том, что художник из-за отсутствия живых моделей для получения сходства использовал их дагерротип вместо них, чтобы он мог правильно передать черты. Если так, то он, должно быть, знал, что выходит на арену острых споров. Художникам повсюду угрожала новая фотография.Они поклялись никогда не использовать фотографии в качестве вспомогательных средств. Вместо этого они отмечали особые качества, которые делали живопись такой превосходной. ЛеКлир, очевидно, решил, что займется этим вопросом. А вот и злодей этой игры, сам фотограф. Стоит ли что-то читать в том факте, что он изображен сзади и скрывает от нас свое лицо под тканью? Между прочим, его камера с мокрым коллодием не производилась до 1860 года, и это помогает нам датировать картину.

Пейзажная живопись теперь становится просто фольгой фона для фотографии.Должно быть, это была грубая насмешка над героической рекой Гудзон и западными пейзажами, которые в то время доминировали в общественных выставочных залах.

Этот старый патриарх в алтарной раме неодобрительно руководит сценой. Мог ли фотограф сделать изображение древнего патриарха? Вряд ли. Но теперь он почти скрыт за фоном, отошел в прошлое.

Все атрибуты профессионального художника собраны в этой студии, которая, кстати, как мы знаем, находилась в знаменитом здании художников под названием 10th Street Studio Building в Нью-Йорке. Идеальный бюст, скульптуры животных, гравюры и копии старых мастеров. Здесь есть множество доказательств того, что обитатель этой освещенной небом студии не был механическим взломщиком. Он был учеником древних триумфов, таких как «Гладиатор Боргезе» и «Венера Милосская». Теперь все это должно уступить место дерзкому фотографу, который только научился манипулировать машинами и химикатами.

Внезапно мы замечаем три пустых стула. Один явно принадлежит художнику, который недавно писал этого бородатого джентльмена.Другой держит дамскую шляпу, шаль и сумочку. И этот стул должен принадлежать «Папочке Медведю» с его тростью и выброшенной газетой. Но куда все подевались? Они все здесь с нами, зрителями. Мы стоим вместе, прямо за рамкой картины, и смотрим на сцену перед нами. Мама и папа готовятся сказать: «Сыр!» ЛеКлеару удается сообщить нам, что сегодня в его студии шесть человек, а не только те трое, которых вы видели вначале, и это было до того, как мы зашли.

Итак, художник показывает сцену внутри сцены, а затем подразумевает другой, еще более крупный вид снаружи холста. Довольно умен, хотя и не совсем оригинален. ЛеКлеар использовал этот заказный портрет, чтобы воздать должное испанскому мастеру 17 века Веласкесу, чья картина «Менины» использовала тот же прием. Подразумевается, что ЛеКлер отдавал дань уважения искусству живописи.

Хорошо, но действительно ли это доказывает превосходство живописи над фотографией? Что ж, ранним фотографам с их длинными выдержками приходилось делать все возможное, чтобы объекты оставались неподвижными, чтобы изображение не получилось размытым.Дети были особым испытанием. Там были скобы, галстуки и другие пытки, призванные удерживать людей от движения. Но что происходит, когда собака выбирает именно этот момент, чтобы войти? Что ж, если вы художник, вы остановите его в дверном проеме. Если вы фотограф, вам придется начинать все сначала.

Внутренний портрет усталой английской горничной XIX века, сделанный Уильямом А. БРЕКСПИР

Weary, датировано 1899 годом

Уильямом А. BREAKSPEARE (1855-1914) продано на сумму 41 000 долларов США

Прекрасная внутренняя сцена XIX века горничной в отражающей позе, холст, масло, Уильям Брейкспир. Красивый и интимный этюд горничной в полный рост и главный образец работ Брейкспира, которые регулярно выставлялись на выставках Королевской академии в конце 19 века. Отличное оригинальное состояние. Представлен в позолоченной стреловидной раме.

Размеры: 15 "x 12" в рамке

Surrey Fine Arts

Наша галерея тщательно отбирает картины в зависимости от их качества и важности.Изящное искусство Суррея продает только оригинальные старинные картины маслом. Мы понимаем, что ваша покупка для вашего дома или инвестиция важна, и предлагаем клиентам конфиденциальные и профессиональные услуги. Мы отправляем товар в любую страну, независимо от его стоимости или размера, и рады сотрудничать с нашими покупателями, чтобы они могли быстро и безопасно получить свой товар. Мы предлагаем чрезвычайно низкие международные экспресс-почтовые расходы, которые часто прибывают в США, Россию и Китай в течение 48 часов. Мы также предлагаем покупателям возможность избежать ненужных таможенных сборов.

Наша коллекция поступает из различных источников, включая частные владения, аукционные дома, галереи, музеи, а также наши собственные картины, которые распространены, и большая часть , из которых только что поступили на рынок. Помимо нашего собственного опыта в Surrey Fine Arts, многие из наших произведений искусства проходят оценку и аутентификацию ведущих британских и международных специалистов в своей области.

Реставрация

У нас есть эксклюзивные контакты с некоторыми из лучших реставраторов Великобритании.Если вы хотите, чтобы картина была очищена или восстановлена ​​перед отправкой, свяжитесь с нами, и мы будем рады направить вас к подходящему реставратору, который предоставит оценку и время завершения (обычно 6-8 недель)

Зинке в официальных и неофициальных портретах возвращается в интерьер верхом

© Департамент внутренних дел

Бывший министр внутренних дел Райан ЗинкеРайан Кейт ЗинкеOvernight Energy: Министерство внутренних дел завершает разработку плана по открытию 80 процентов нефтяных запасов Аляски для бурения | Юристы Минюста признали факт смены президента в судебном процессе | Администрация Трампа требует разрешений для мужчин, которые вдохновили противостояние Банди Администрация Трампа требует разрешений на выпас для мужчин, которые вдохновили противостояние Банди. После двух дней встреч с официальными лицами министр внутренних дел дал положительный результат на COVID-19: отчет БОЛЬШЕ теперь будет увековечено на лошади, на которой он ехал в о.

На открытии своего официального портрета Зинке, который, как известно, впервые приехал в агентство верхом на лошади, изображен сидящим на черно-белой лошади, несущимся через кусты на фоне усаженного деревьями холма.

Портрет основан на фотографии, сделанной Зинке, когда он посетил Национальный монумент «Медвежьи уши» в 2017 году, памятник в штате Юта, который позже был уменьшен администрацией Трампа.

Написанный художником из Монтаны Брентом Коттоном, портрет включает в себя знак отличия Шестой команды тюленей на плече Зинке и эмблему У.С. Парк Полиция на мартингале лошади. Сходство финансировалось за счет частных пожертвований.

К официальному портрету добавился неофициальный портрет, на котором также снова изображен Зинке верхом на лошади, на этот раз держащий серп, а его лошадь встает на дыбы в ответ на клыкастую змею на переднем плане.

Неофициальный портрет основан на картине «Торговец смертью 6» художника-фэнтези Фрэнка Фразетты, проданной в 2018 году за 1,79 миллиона долларов. На ней изображен мифический воин в трехрогом шлеме.

Бывший конгрессмен из Монтаны занимал неоднозначную должность в департаменте и в конце концов ушел в отставку в 2018 году на фоне многочисленных этических расследований его поведения.

Лоббист оборонного подрядчика говорит, что ему нравилось встречаться с бывшим министром внутренних дел Зинке и его женой "на открытии его официального и" неофициального "портрета (ов)" https://t.co/BcBZaMuoJp

Итак, гм, какой портрет официальный? pic.twitter.com/aHoxXfyAfN

- Корбин Хиар (@CorbinHiar) 8 декабря 2020 г.

Райан Зинке представляет портрет с изображением национального памятника, который он уменьшил.

Райан Зинке дает показания перед Конгрессом в качестве министра внутренних дел. Фото: Чип Сомодевилла (Getty Images)

В Вашингтоне, округ Колумбия, сезон портретов. Последним чиновником Трампа, получившим официальную портретную обработку, стал бывший министр внутренних дел Райан Зинке, подвергшийся скандалу. Он представил свой официальный портрет (а также неофициальный анекдот), который послужит напоминанием о его величайшем достижении за время его пребывания в должности: уменьшении национального памятника, священного для племен, и передаче земли нефти, газу и горнодобывающей промышленности.

Портрет Зинке был написан художником из Монтаны Брентом Коттоном и изображает бывшего секретаря верхом на лошади перед холмом, увенчанным деревьями.В ведомстве заявили, что картина была профинансирована частными донорами, но не уточняют, кто заплатил за портрет. Вдохновением для создания картины послужил национальный монумент «Медвежьи уши», который тогдашний секретарь посетил в 2017 году перед тем, как его уменьшить. Хизер Свифт, бывший пресс-секретарь Министерства внутренних дел, написала в Твиттере репортеру Deseret News Эми Джой О’Донохью и спросила: «Вам знакомо? 🙂 ».

Портрет Райана Зинке. Изображение: Департамент внутренних дел

Действительно, есть! О’Донохью присоединился к Зинке во время прогулки по Bears Ears.На фотографиях на заднем плане виден выступ, который является точной копией того, что изображен на портрете Зинке.

«Bears Ears для меня немного великоват», - сказал он тогда О’Донохью.

К декабрю того же года он через плечо Трампа наблюдал, как президент подписал приказ об уменьшении Bears Ears с 1,35 миллиона акров до всего 201 000 акров. Это произошло, несмотря на возражения племен, защитников природы, палеонтологов, археологов, экологических групп и 99% общественности, прокомментировавшей этот вопрос.

G / O Media может получить комиссию

Коттон сказал, что на портрете есть «дань уважения племенам коренных американцев» (sic) в полосе шляпы. Опять же, Зинке решил уменьшить «Медвежьи уши», несмотря на сопротивление пяти племен, считающих землю священной, и первоначально убедил президента Барака Обаму отложить ее.

В той же поездке Зинке поболтал с О’Донохью и владельцами ранчо о Bears Ears, он также стал немного агрессивным с защитником коренных Bears Ears Кассандрой Бегай после того, как она попросила его выслушать людей, просящих охранять памятник.На опубликованном видео инцидента можно увидеть, как Зинке поворачивается и тыкает в нее пальцем, ругая «будь вежливой». Не то, чтобы я проявлял уважение к кому-то, даже если я не согласен с ними, но я также не из тех, кто будет втянут в 17 известных расследований неправомерных действий или лгать федеральным следователям.

Заместитель директора Центра западных приоритетов указал в Твиттере, что шляпа, похоже, тоже перевернута, что на самом деле агрессивно на бренд Zinke. Цветы на переднем плане, символизирующие его жену, детей и внуков, - приятный штрих.

Тот факт, что бывший глава агентства, отвечающего за государственные земли, хочет увековечить память как человека, который передал государственные земли добывающим отраслям, - отличный способ запомнить. Это, безусловно, бросает вызов предыдущим секретарям: Салли Джуэлл была изображена перед Mt. Ренье, пока рабочие строили тропу, а Кена Салазара рисовали пугающим перед семейным ранчо с членами семьи.

Но что действительно восхищает в открытии портрета Зинке, так это его «неофициальный» портрет.В некоторой степени, что кажется юмором, кто-то сфотографировал свою голову на картину художника-фэнтези Фрэнка Фразетты. Посты в Instagram присутствующих, в том числе мужа ведущего OAN, лоббиста защиты и несостоявшегося кандидата в сенат от республиканской партии, который был втянут в скандал с импичментом президента, показывают Зинке с обоими портретами.

Оригинальная картина Фразетты известна как «Death Dealer VI», а также была изображена на обложке второго выпуска комикса под названием Death Dealer , выпущенного Гленном Данцигом (я знаю, это много для понимания) .У меня много вопросов по выбору. Торговец смертью Фразетты действительно появляется в армии, но Зинке - бывший морской котик, так что это не соответствует действительности. Это отсылка к борьбе с болотными монстрами? Означает ли это, что Зинке борется с самим собой? Кто-то просто пошутил и перепутал изображение, связанное с армией, с флотом Зинке?

Или журналист Gizmodo Дхрув Мехорта правильно понял это в чате Slack: «Интересно, Death Dealer - это просто Каратель для бюрократов».

Министры внутренних дел: радикальное переосмысление домашнего портрета

Войдите в домашний интерьер: жанр живописи, в котором комната рассматривается как предмет, а не просто фон.Идея о том, что наши дома и то, как мы их обставляем, достаточно важны, чтобы заслужить художественное внимание, давно отнесена к засушливым задворкам истории искусства. Подумайте, например, о смелой простоте синей спальни Ван Гога в Арле. Картины отражают то, как мы живем. Поэтому неудивительно, что теперь, когда мы оказываемся закрытыми ставнями внутри тех же четырех стен, домашний интерьер переживает возрождение Insta, и новое поколение художников поддается его очарованию.

Бродить по домам было навязчивой идеей среднего класса с тех пор, как понятия комфорта и уюта впервые проникли в дом в конце 18 века. Мягкая мебель и обои стали арбитрами социального статуса, и не только для избранных.

Раздевалка Алека Игана © @ alec.egan Комод снов Эмили Мод © @emilymaudey

Брайтонский дизайнер-иллюстратор Эмили Мод создает радостные работы на стекле и бумаге, населенных веселыми стаффордширскими собаками, и кувшины с люстрами (которые часто встречаются во время поездок на рынок антиквариата Ардингли в Западном Суссексе) на фоне узоров старинных французских обоев.Пытаясь ограничить свою привычку к коллекционированию - она ​​наложила на себя запрет на покупку керамики - ее искусство воображает пространства, намного большие, чем ее дом, и те, которые она может бесконечно заполнять чудесными вещами.

Когда она была в увольнении из-за своей роли розничного покупателя в Вестминстерском аббатстве и не могла навестить свою семью, ее внимание сместилось в сторону домашнего хозяйства. «Необходимость исследовать дом возникает из-за чувства отсутствия связи», - говорит она. «Для меня смотреть на эти объекты - это одновременно и заземление, и побег.

Рекомендуется

Подобное чувство замешательства заставило Сару-Джейн Аксельби, бывшую издательницу со степенью в области текстильного дизайна, начать делать наброски комнат, которые она стремилась посетить. В разгар обучения, чтобы стать декоратором интерьера и вынужден защищаться от вируса, Аксельби искал утешения на страницах журналов по оформлению. То, что началось с простого наброска ее собственной гостиной, превратилось в ежедневные социальные посты о ее любимых помещениях, доставив ей множество частных заказов от дизайнеров и клиентов, включая дизайнера-отельера Кита Кемпа, и совершенно новую карьеру.

Розовый потолок от Роуз Электры Харрис - интерьеры и предметы домашнего обихода повторяются в работах лондонского художника © @roseelectraharris Красные полосы от Сары-Джейн Аксельби были вдохновлены фотографиями танжерского риада дизайнера Гэвина Хоутона © @sjaxelby

«Я хотела оказаться в этих местах и ​​исторических домах и уйти от реальности того, что происходит», - говорит она. Ее аккаунт @sjaxelby - это странствующий вкусовой тур, наполненный красками и наполненный ностальгией.Оформленные краской и пером эти комнаты обретают новую яркую жизнь. От красно-полосатого танжерского риада дизайнера Гэвина Хоутона до убежища на Гран-Канарии покойного легендарного редактора Мина Хогга - работы Аксельби - это настоящий праздник английского декора во всей его визуальной красоте.

По мнению Ровены Морган-Кокс, бывшего управляющего директора Общества изящных искусств, можно провести сильные параллели между ранним подъемом домашнего интерьера в искусстве и сегодняшним днем. «Во время промышленной революции дом стал защитным щитом для людей», - говорит она.«В условиях пандемии и такой большой экономической нестабильности интерес к интерьеру вышел за рамки простого внешнего вида. Речь идет о защите и завесе нас в неопределенные времена ».

Интерьер с картиной Лотти Коул «Тетрарх» © @ lottiecole1 Руперт-стрит, Роуз Электра Харрис © @roseelectraharris

Галерея тесно связана с этим жанром благодаря таким художникам, как Уистлер, который одним из первых показал там свои работы, а в новой штаб-квартире в Сохо искусство демонстрируется в заведомо уютной обстановке. Морган-Кокс считает, что предпочтения к политической работе ослабевают. Она предполагает, что ее клиенты реагируют на более мягкие, нежные и незамысловатые произведения искусства, и прелесть домашнего интерьера с мягкой обивкой - ответ на этот призыв.

«Дом в искусстве - это безопасное пространство как в переносном, так и в переносном смысле», - говорит художник из Лос-Анджелеса Алек Иган, чьи собственные соблазнительные домашние сцены происходят из богатой традиции Западного побережья, в которой Дэвид Хокни - в частности, подхватывает разговор Матисса - вырисовывается огромно (действительно, портрет Хокни , Генри Гельдзалер и Кристофер Скотт изображает большой розовый диван).«В настоящий момент мы изучаем окружающую среду, и она начинает превращаться в это всепоглощающее пространство», - говорит он. Это образ мышления, который Иган сравнивает со спальней подростка - одной комнатой, которая представляет собой целый мир.

Каждая выставка Игана изображает отдельную комнату воображаемого дома, который он медленно строит, с центральным холстом, отображающим все пространство, наряду с созвездием более мелких работ, на которых криминалистически изображены его детали. Буйство узоров и тонов, эти фантастические сферы, тем не менее, уходят корнями в знакомое.Воспоминания о выцветшем ситеце айовского дома его дедушки и бабушки приобретают мощный психоделический эффект. Наполненный загадочными подсказками о его обитателях, он предлагает нам представить: кто живет в таком доме?

Британская художница Лотти Коул передает похожий импульс. «Я пытаюсь думать о том, кому принадлежит эта комната и как они ее украсят», - говорит она. «Затем я отправляюсь в воображаемый поход по магазинам». Живописные работы Коула приправлены отсылками к истории искусства - скульптуры Генри Мура, холсты Кристофера Вуда, стулья Эйлин Грей - многие из них взяты из огромного хранилища аукционных каталогов, унаследованных от друга-куратора Тейт. «В интерьере есть что-то очень скромное, - заключает Коул. «И что он может рассказать о том, что происходит в жизни людей».

Странное и неописуемое - Автопортрет (Интерьер)

Инди-игры непредсказуемы. Некоторые переполнены творческими сюжетными линиями, незабываемыми персонажами или даже захватывающим игровым процессом. Однако в мире есть множество инди-игр, которые заставляют усомниться в здравом уме разработчика, а также в том, что вы сами играете в них.Иногда вы даже наслаждаетесь ими. С учетом сказанного, я беру на себя обязанность копать глубоко в темных и причудливых укромных уголках и закоулках сообщества видеоигр. Это странное и неописуемое.


Видя, что сегодня Хэллоуин, я забрел в тревожные уголки и закоулки жанра инди-игр. В конце концов, я наткнулся на одну особенность, от которой у меня по спине быстро пробежали мурашки. Автопортрет (Интерьер) занимает первое место в сериях «Странное» и «Неописуемое» на этой неделе, и не зря.

Self Portrait перемещает игроков внутри тела художника этого причудливого симулятора Тео Триантафиллидиса, демонстрируя его внутренние органы, а также его сокровенные мысли. Хотя Self Portrait доступен для просмотра в виртуальной реальности, я прошел через это очень сложное путешествие с помощью мыши и клавиатуры. Часть меня желает, чтобы я оставался достаточно здоровым в покое.

Какой путь вы выберете?

Вы бродите от первого лица в открытом белом пространстве.Тем не менее, значительная часть вашего окружения занята, казалось бы, гигантским разлагающимся телом. Каждый раз, когда вы двигаетесь, его бесстрастные глаза следят за ним, потому что ... не так ли? Когда вы делаете несколько шагов вперед, приглушенный голос шепчет: «, я вас вижу». Когда вы делаете еще один шаг к распадающейся голове, произносится , отражая то же жуткое повествование. Наконец, « Войди в мой рот», действительно заставляет тебя спросить себя… почему я подверг себя этому?

На самом деле нет никакой цели, это просто зловещий тур, иллюстрирующий тревожные визуальные эффекты. Когда вы рискуете проникнуть внутрь рта тела и спуститься в то, что кажется пещерой, похожей на желудок, многочисленные тропы, вымощенные мостами, отражают мысли художника. Различные повествования возникают в зависимости от того, как вы маневрируете игроком. Затем возникает обратная связь в зависимости от того, в каком направлении вы идете.

Среди всего гротескного хаоса лежит нечто, похожее на золотую какашку, плавающую над лужей неопределимой жидкости. Я не совсем уверен, какова его цель, но похоже, что вы пожираете ее целиком.Рассказчик реагирует одобрительно, но дальнейшее подтверждение с участием светящихся фекалий отсутствует. После одной из многих странностей я понял, что на самом деле пути никуда не ведут. В конце концов я нырнул в самую глубину таинственной жидкости. Естественно, я начал тонуть, и голос снова нашептывал мне на ухо еще более сладкие пустяки. Я вздохнул с облегчением, предвкушая конец этого кошмара. К сожалению, этого не произошло.

Последнее, что я видел перед своей кончиной, был какашка, избивающая меня своей полицейской дубинкой. Думаю, не самое страшное.

Игрок просыпается от одушевленных экскрементов, которые до бессмысленности бьют вас полицейскими дубинками. Я не смог бы это придумать, даже если бы попытался. Хотя может быть способ защититься от порочных какашек, мне это не удалось. Мгновение спустя на экране появилась белизна. Вместо того, чтобы указывать кредиты, Self Portrait сбрасывается, и вы снова смотрите на бесполого гиганта.

Хотя в этом нет никакой необходимости, блуждание по внешнему виду тела открывает более тревожный диалог нашего зловещего рассказчика.Здесь особо не с чем взаимодействовать, но осмотреться не повредит. Ну, по крайней мере, физически. Честно говоря, теотриан проделал исключительную работу с художественными работами и еще более выдающуюся работу, продемонстрировав жуткий опыт. Если вы обладаете любопытным умом, зайдите на страницу теотриана и подарите Self Portait (Interior) немного любви. Если вы решите не подвергать себя подобным иллюзиям, я действительно не могу сказать, что виню вас.

TechRaptor проиграл Self Portrait (Interior) на ПК с копией, загруженной с itch.io.

Что вы думаете о Автопортрет (Интерьер) ? Есть ли у вас в голове игра, которую вы хотели бы охватить? Дайте нам знать в комментариях ниже!

Экс-министр внутренних дел Райан Зинке получил официальный портрет: ФОТО

Бывший министр внутренних дел Райан Зинке представил свой официальный портрет и, как и следовало ожидать, он, как ни странно, сосредоточился на одном из его самых противоречивых действий во время пребывания в должности.

Лоббист подрядчика министерства обороны говорит, что ему нравилось встречаться с бывшим министром внутренних дел Зинке и его женой «в u… https: // t.co / 7UqdZnhrrD

- Корбин Хиар (@Corbin Hiar) 1607478232.0

Хотя художник, казалось, писал шляпу Зинке задом наперед (что Зинке делал в реальной жизни), это была не самая возмутительная часть картины.

Определенно северный конец шляпы, направленной на юг. https://t.co/PS7BRUJpHa

- Аарон Вайс (@Aaron Weiss) 1607489797.0

Трамп действительно знает, как их выбрать... Райан Зинке представляет официальный портрет национального памятника, который он… https://t.co/4ygaKQBCvO

- Ома (@Oma) 1607553838.0

На портрете Зинке изображен верхом на лошади через Национальный монумент «Медвежьи уши», национальный памятник эпохи Обамы в Юте, который многие индейские племена считают священным.

Зинке посетил памятник в мае 2017 года вместе с группой его критиков, которые предложили ему демонтировать защиту священного места.

сокращение национального памятника, священного для племен, и передача земли под нефть, газ и добычу полезных ископаемых. Зинке по… https://t.co/ETO5CdfOFX

- Ома (@Oma) 1607554014.0

Позже Зинке провел часовую встречу с Межплеменной коалицией «Медвежьи уши» (партнерство пяти племен, подавших петицию о присвоении памятника).

К декабрю того же года он наблюдал через плечо Трампа, как президент подписал приказ об уменьшении Bears Ears fr… https://t.co/OEQNDMZRaG

- Oma (@Oma) 1607554119.0
,

и 99% общественности, прокомментировавших проблему ». ~ Землянин https://t.co/e4TGyuDH52

- Ома (@Oma) 1607554545.0

Вскоре после этого, согласно Huffpost :

«Трамп сократил границу« Медведи уши »площадью 1,35 миллиона акров на 85% и близлежащий национальный памятник Гранд-Лестница-Эскаланте площадью 1,87 миллиона акров примерно вдвое, открыв дверь для нефть, газ и другие разработки на обширных территориях ранее охраняемых земель. "

Очень актуально для коррумпированной администрации Трампа и @RyanZinke в ознаменование крупнейшего незаконного отзыва… https://t.co/8f5GPu57cg

- Western Values ​​Project (@Western Values ​​Project) 1607528104.0

Прошу прощения у девушек-лошадок, но Райан Зинке теперь один из вас https://t.co/Bd6yG9Uubp

- Брайан Кан (@Brian Kahn) 1607539528.0

Прежде чем быть вынужденным уйти в отставку в 2018 году из-за обширного списка этических скандалов, Зинке стал известен тем, что демонтировал Bears Ears, первый национальный памятник, созданный по просьбе индейских племен в честь своего наследия.

Художник сказал, что произведение, на котором Зинке сидит на лошади в «Медвежьих ушах», является «данью уважения [Зинке] к… 'Анджело 🌎) 1607635077. 0

Художник выразил надежду, что портрет «все будут хорошо приняты». Неудивительно, что это не так. https://t.co/fkS19nmWq8

- Крис Д'Анджело 🌎 (@Chris D'Angelo 🌎) 1607691303.0

Художник, нарисовавший портрет Зинке, сказал, что повязал повязку на шляпе бывшего госсекретаря как «дань уважения [Зинке] к племенам коренных американцев»."

Это уважение казалось несколько подорванным, однако портреты стали более заметными.

Бывший министр внутренних дел Райан Зинке теперь будет увековечен на лошади, на которой он ехал. https://t.co/Ry4QbBWclI

- 𝙱𝚎𝚒𝚝𝚜𝚌𝚑 (@ 𝚁𝚎𝚋𝚎𝚌𝚌𝚊 𝙱𝚎𝚒𝚝𝚜𝚌𝚑) 1607531815.0

@hswift Дамы и господа, 52-й министр внутренних дел Райан Зинке (который был вынужден с позором уйти в отставку).

Портрет в интерьере: Семейный портрет в интерьере – КиноПоиск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх