Кертис рузвельт: Кертис Рузвельт — Curtis Roosevelt

Содержание

Кертис Рузвельт — Curtis Roosevelt

Кертис Рузвельт (19 апреля 1930 — 26 сентября 2016) был американским писателем. Рузвельт был сыном Анны Рузвельт и ее первого мужа Кертиса Бина Далла . Он был старшим внуком президента Франклина Д. Рузвельта и первой леди Элеоноры Рузвельт .

Личная жизнь

Далл родился 19 апреля 1930 года в Нью-Йорке. Когда ему было три года, Кертис, его сестра Элеонора и его мать переехали в Белый дом, где они жили, пока его мать не вышла замуж во второй раз в 1935 году. В газетах 1930-х годов Кертиса часто называли «Баззи». После развода его родителей в 1934 году его мать вышла замуж за журналиста Кларенса Джона Боеттиджера в 1935 году. Его младший сводный брат Джон родился в 1939 году. Когда его мать и Боеттиджер развелись в 1949 году, Элеонора Рузвельт и Анна не хотели, чтобы Кертис вновь признал правоохранительные органы. фамилия Далл, поэтому миссис Рузвельт предложила ему использовать свое второе имя в качестве фамилии.

Рузвельт окончил Северо-Западную военно-морскую академию в Женевском озере, штат Висконсин. Позже он учился в Университете Лойолы в Лос-Анджелесе .

Рузвельт женился четыре раза, первый раз 23 мая 1950 года, на Робине Х. Эдвардсе, от которого у него родилась дочь Джулианна Эдвардс Рузвельт. Рузвельт и его жена Робин развелись в марте 1954 года. Впоследствии он женился на Рут В. Сублетт 6 марта 1955 года и Жанетте Шлоттман 2 мая 1961 года. С 1985 года он был женат на Марине Рузвельт. У него был один внук, сын Джулианны Николас Рузвельт.

Карьера

В середине 1950-х Рузвельт служил рядовым в армии США .

С 1956 по 1964 год он несколько лет работал в рекламе, а затем в основном в некоммерческих организациях, в том числе в качестве регионального директора Национального совета граждан по улучшению школ, а затем вице-президента по связям с общественностью Новой школы социальных исследований . С 1963 по 1964 год он был исполнительным директором Комитета Соединенных Штатов по делам Организации Объединенных Наций.

В 1964 году он был нанят Секретариатом Организации Объединенных Наций для работы в Департаменте общественной информации и в последующие годы, до 1983 года, занимал различные должности на международной гражданской службе. Рузвельт получил степень магистра в Школе государственного и публичного права Колумбийского университета .

С 1983 по 1986 год Рузвельт работал директором Дартингтонского колледжа искусств в Девоне , Англия . С тех пор он работал приглашенным профессором в Женевской школе дипломатии и международных отношений , получив почетную докторскую степень в 2010 году. В 1987 году он и его жена Марина переехали в Дейю , Майорка , где Рузвельт посвятил себя гончарному делу, некоторые из своих работа выставляется в галерее Пальмы . Он также иногда писал об американской политике для El Mundo в Испании .

Книга Рузвельта «

Слишком близко к солнцу: взросление в тени моих дедушек и бабушек Франклина и Элеоноры» была опубликована в 2008 году и привела к ряду выступлений автора на радио и телевидении. В 2012 году книга была переведена и издана во Франции.

Рузвельты жили в небольшой деревне на юге Франции , где Марина служила в муниципальном совете. Он читал лекции в университете Лилля и регулярно появлялся на французском телевидении . Он также иногда писал для Le Figaro , International Herald Tribune и имел статьи в La Tribune , France-Amerique , Marianne и Commune de la Commune . Из-за его связи со своей знаменитой семьей, Рузвельт часто консультировался с Библиотекой Рузвельта в Гайд-парке, Нью-Йорк и Службой национальных парков, чтобы получить комментарии относительно экспонатов библиотеки и исторических домов Спрингвуда и Вал-Килла .

В 2013 году Рузвельт опубликовал эссе в форме электронной книги «Очевидец в Израиле: 1948 год», в котором подробно описал свое 18-летнее путешествие в тогда еще новую страну по приказу своей бабушки Элеоноры, с которой он путешествовал по Парижу и которая послала его вместо себя, чтобы доложить. В начале 2016 года он опубликовал свою последнюю книгу, сборник эссе о семье Рузвельтов, в которой он вырос, «

Наверху у Рузвельтов: взросление с Франклином и Элеонорой» .

Рузвельт умер 26 сентября 2016 года из-за сердечного приступа в Сен-Бонне-дю-Гар в возрасте 86 лет.

Основные публикации

ФДР, мой эксплуатируемый тесть (1968), « Слишком близко к солнцу: взросление в тени моих дедушек и бабушек Франклина и Элеоноры» . Связи с общественностью. Нью-Йорк, 2008. «Очевидец в Израиле: 1948 год». самоизданная электронная книга, 2013. Наверх в Рузвельтах . Потомак Книги, 2017.

Рекомендации

Внешние ссылки

<img src=»//en.wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1×1″ alt=»» title=»»>

Холодная война и противостояние разведок / Реалии / Независимая газета

Кёртис Рузвельт: тайные операции в других странах надо предпринимать тогда, когда цели большинства населения совпадают с целями ЦРУ. Кадр из видео с сайта www.roosevelthouseinstitute.org

Когда повстанческие отряды Фиделя Кастро сражались с войсками Фульхенсио Батисты и еще не захватили власть на Кубе, американцы достаточно спокойно оценивали ситуацию на острове и предполагали, что на смену одному диктатору, старому и слабому, придет новый, молодой и сильный, как это уже неоднократно бывало в странах Центральной и Латинской Америки. В отрядах Кастро было несколько агентов ЦРУ, и США имели относительно точные сведения о балансе сил и динамике боевых действий на острове. С приходом Кастро к власти он сделал несколько шагов, серьезно ударивших по американским интересам на Кубе, и пошел на сближение с Советским Союзом. На выборах 1960 года президентом США стал Джон Кеннеди, который сразу же обозначил свою решимость свергнуть нового кубинского лидера. Однако предварительные планы устранения Кастро были очерчены еще при предыдущем президенте Дуайте Эйзенхауэре и в немалой степени несли отпечаток двух успешных тайных операций ЦРУ, проведенных не так давно.

Первая датируется 1953 годом. Это операция по оказанию помощи в свержении иранского премьер-министра Мохаммеда Мосаддыка, который, придя к власти, национализировал британские нефтяные промыслы в регионе. Британская SIS добилась согласия ЦРУ на участие в совместной операции АЯКС, руководство которой было поручено Кёртису Рузвельту, внуку экс-президента Теодора Рузвельта и бывшему сотруднику Управления стратегических служб.

План свержения Мосаддыка возник у группы иранских политиков, которые рассматривали его все более усиливавшееся диктаторское положение как нарушение Конституции страны. Поворотным моментом стало бегство шаха, что спонтанно наэлектризовало народ и привело к отставке Мосаддыка. Заполнившие Тегеран толпы разгневанного народа полностью доминировали на горсткой «протестующих», чьи услуги были оплачены ЦРУ. Кёртис Рузвельт из этого эпизода вынес важный урок: тайные операции надо предпринимать тогда, когда, как и в случае с Мосаддыком, цели большинства населения совпадают с целями ЦРУ.

Вскоре после первой была проведена и вторая операция. На этот раз в Гватемале, где недавно избранное правительство Якобо Арбенца Гузмана предприняло «несколько недружественных мер», включая конфискацию акций американской «Юнайтед фрут кампани» и закупку оружия у стран советского блока. Силы полковника Карлоса Армаса, за спиной которого стояли США, свергли Арбенца. Президент Эйзенхауэр поблагодарил Аллена Даллеса за «избавление от советского плацдарма в нашем полушарии», а занявший в июне 1954 года президентский пост Армас совершил двухнедельную триумфальную поездку по США. Тем не менее наглое применение «доктрины Монро» оставило горькую память в Латинской Америке, особенно в свете жертв и разрушений, вызванных бомбардировкой гражданских целей.

Первоначально план действий против Кубы предполагал использование небольшой группы кубинских беженцев, подготовленных к партизанской войне, которым предстояло проникнуть в страну, чтобы объединиться там с другими партизанами или группами сопротивления. По указанию Кеннеди, однако, эта операция была отменена в пользу операции ZAPATA – открытому вторжению на Кубу 15 апреля 1961 года военной группировки примерно в 1400 человек из Залива Свиней. Нападавшие имели на вооружении танки и снабжались с американских транспортных судов. Высадка десанта окончилась полным провалом: большая часть нападавших была либо убита, либо взята в плен, вдобавок кубинская авиация потопила два транспорта снабжения.

Кеннеди однозначно признал свою ответственность за разгром в Заливе Свиней, но неотвязная мысль о Кубе, похоже, засела у него в мозгу еще глубже. Бремя ответственности за отстранение Кастро от власти он возложил на своего брата Роберта, генерального прокурора, который стал подгонять ЦРУ с планами новой операции. В 1962 году в Майами была создана ударная группировка, в которую входили 400 штатных сотрудников-американцев и 2 тыс. кубинских эмигрантов. По сути, это стало самой крупной в мире базой ЦРУ.

В тот период ЦРУ недооценивало быстро растущее мастерство новой кубинской службы – Генерального управления разведки (DGI). Костяк первых сотрудников этой службы составляли хорошо подготовленные в полном объеме тайного ремесла опытными инструкторами из КГБ энергичные молодые революционеры из рабоче-крестьянской среды, у которых не было ностальгии по режиму Батисты. Вскоре они приобрели особое мастерство в создании двойных агентов, перевербовке коллаборационистов ЦРУ в других странах и манипулированию ими. С примечательной легкостью они проникали в общины кубинских эмигрантов в Майами и других местах.

Тем временем в Москве Никита Хрущев, обладавший способностью находить слабые места у людей, пришел к выводу, что Кеннеди не хватает твердой решимости – качества, которого требовала его должность. Это впечатление подтвердилось во время их первой встречи в верхах в Вене в июне 1961 года. Советский лидер продолжал укреплять военные связи с Кубой, кульминацией этого сотрудничества стала доставка и установка на Кубе нескольких десятков ракет «земля-земля» средней и промежуточной дальности с ядерной боевой частью и средних бомбардировщиков с атомными бомбами. А также воинского контингента, в том числе мотострелкового полка, которым командовал будущий министр обороны СССР Дмитрий Язов.

Можно по-разному оценивать поступки Хрущева, но факт остается фактом: он заставил американцев впервые за их историю испытать массовый страх и панику перед военной угрозой и почувствовать на себе, что такое жизнь с приставленным к виску пистолетом. А ведь именно в такой ситуации находился Советский Союз, который после Второй мировой войны был буквально опутан сетью американских военных баз с развернутыми на них вооружениями.

Кстати, американская разведка хорошо знала технические характеристики советских ракет (благодаря англо-американскому агенту полковнику ГРУ Олегу Пеньковскому), но буквально прохлопала переброску и последующее развертывание большей части советского вооружения и военнослужащих, а начала суетиться, когда они уже окопались и освоились на острове. Так сработали немудреные меры маскировки и дезинформации, проведенные советским Генштабом в рамках операции «Анадырь», – заявление о проведении учений на Чукотке, выдача личному составу лыж и зимней амуниции перед погрузкой на транспорты и т.д., и т.п. – тайной переброски советских войск и вооружения на Кубу. Карибский кризис разрешился в конце октября 1962 года, когда Хрущев согласился убрать с острова все наступательные вооружения в обмен на американское обещание не вторгаться на Кубу и демонтировать в Турции 15 пусковых установок ракет «Юпитер».

В начале 1960-х годов другой мировой бочкой с порохом был Берлин. Там действовали более-менее независимо более 80 разведывательных организаций, хотя основных соперников было 4 – это ЦРУ на своей базе в пригороде Далем, КГБ в Карлхорсте и две противостоящие друг другу немецкие спецслужбы. Хрущев в разное время – но одинаково критически – отзывался о городе, который он называл то «шипом», то «раком», то «костью в горле», то даже «яйцами Запада». После образования ГДР в 1949 году граждане страны во все возрастающем количестве рвались на Запад (почти 3 млн человек – одна шестая населения – покинули ГДР). Вальтер Ульбрихт понимал, что на кону находится само существование его страны, и стремился получить согласие Москвы на сооружение защитного барьера на границе с Западным Берлином и ФРГ. Хрущев, получив заверения в том, что контрмер Запада не будет, одобрил сооружение «стального кольца» вокруг города. О предстоящем мероприятии знала горстка высших руководителей ГДР, однако глава ее внешней разведки Маркус Вольф был умышленно обойден. Как сказано в его автобиографии, это вызвало у него «профессиональную ярость», ибо никто не предусмотрел как многочисленные трудности, которые могли встретить его курьеры и агенты на запечатанной границе, так и преимущества, которые доставались спецслужбам противника. Возведенная 13 августа 1961 года ограда из многослойной колючей проволоки вызвала только устные попреки западных лидеров, а через 10 дней началось строительство сильно укрепленного барьера – так называемой Стены первого поколения. На следующий год разделенный город вновь привлек внимание мировой общественности, в этот раз из-за первого обмена шпионами на мосту Глиникер, где американцы передали СССР полковника Рудольфа Абеля, осужденного ими в 1957 году за сбор и передачу в СССР информации, касающейся национальной безопасности, и нелегальное проживание в Соединенных Штатах, а СССР вернул США Фрэнсиса Пауэрса, летчика сбитого самолета-разведчика U-2. (Немногие знают, что полет Пауэрса был последним из 24 полетов, выполненных U-2 над территорией Советского Союза, и практически у нас ничего неизвестно о том, что по меньшей мере в четырех случаях самолет пилотировали английские летчики. Разрешение на каждый полет давал лично премьер-министр страны, а первый облет советской территории (ракетный полигон Капустин Яр и эскадрилья дальних бомбардировщиков на Украине) совершил подполковник английских ВВС Робинсон 6 декабря 1959 года. Примечательно, что деньги за выполненную работу летчики получали не от королевских ВВС, а из фондов MI-6.) Прошло более двух десятилетий, и в июне 1985 года произошел второй обмен: 25 шпионов, задержанных в Польше и ГДР, были обменены на 4 человек, ранее задержанных американскими властями. Обмены шпионами регулярно осуществлялись и между Восточной и Западной Германией, но они обычно производились на пересечении границ Герлесхаузен-Варта.

В 1968 году, вскоре после того как Юрий Андропов возглавил КГБ, Советский Союз столкнулся с новым вызовом, на этот раз внутри Варшавского договора. Во времена Пражской весны реформистские элементы в Чехословакии приобрели значительное влияние и ослабили многие жесткие ограничения на свободу выражения мнения. Под лозунгом «Социализм с человеческим лицом» были проведены экономические реформы и расширены возможности для политических дискуссий. Для Андропова ситуация имела особую остроту, так как 12 лет назад он был советским послом в Будапеште и сыграл видную роль в жестком подавлении мятежа в Венгрии. В этот раз он проявил большую гибкость для того, чтобы свести к минимуму вооруженное противостояние.

Во времена Хрущева шпионаж КГБ внутри Варшавского блока был запрещен, однако теперь этот запрет сняли, что позволило не менее 30 советским нелегалам свободно действовать внутри Чехословакии под маской западных туристов, к тому же в домах реформистских лидеров были установлены прослушивающие устройства. Андропов был убежден, что за этими тревожными событиями стоят западные разведки. Ситуация становилась все более угрожающей, тем более что спецслужба Чехословакии (StB), которая подчинялась министру внутренних дел Йозефу Павелу, была явно ненадежной. Пока советское Политбюро размышляло, как действовать дальше, в его адрес поступило несколько тревожных докладов от Андропова, в которых он склонялся к варианту военной интервенции. Как полагают западные историки спецслужб, КГБ не только фабриковал следы империалистических заговоров, но умышленно преувеличивал уровень поддержки рабочим классом Чехословакии отстранения Александра Дубчека. Ввод войск стран Варшавского договора в «братскую страну» можно в значительной степени связать с влиянием Андропова. И хотя основные цели ввода с военной точки зрения были достигнуты в течение суток – в отличие от продолжительной кровавой бани в Венгрии, – вооруженное вторжение нанесло непреходящий урон образу Советского Союза далеко за границами Чехословакии. Для самого Андропова урок был понятен: Пражская весна дала простое обоснование для созданного под его руководством Пятого главного управления, которое организационно состояло из 15 специализированных управлений, имевших в качестве задачи разработку наиболее эффективных методов борьбы с тем, что он охарактеризовал «идеологической подрывной деятельностью, инспирированной нашими противниками из-за рубежа».

Фидель Кастро на одном из участков
вторжения американских войск в Плайя- Хирон
Фото © РИА Новости
Советские спецслужбы имели интересы и в Латинской Америке – «заднем дворе Соединенных Штатов». В 1969 году были установлены дружеские отношения с Перу, которые, помимо прочего, включали обмен разведывательной информацией и масштабные закупки советского оружия. Аналогичная попытка с Боливией закончилась ничем. Но самым лакомым куском на континенте была Чили – одна из самых зажиточных и стабильных стран.

Лидер социалистической партии Чили Сальвадор Альенде Госсенс (псевдоним LEADER) привлек внимание КГБ еще в начале своей карьеры, к 1961 году он согласился на регулярные встречи в качестве «конфиденциального контакта». Несмотря на свои предыдущие проигрыши в качестве кандидата в президенты, на выборах 1970 года он лидировал, поскольку антимарксистские силы в стране были расколоты. Президент США Ричард Никсон был взбешен, когда Альенде с минимальным преимуществом победил на выборах, и был полон решимости почти любой ценой не дать ему официально войти в должность. ЦРУ составило план организации военного мятежа и вошло в контакт с чилийскими военными, однако при попытке похитить начальника штаба чилийской армии генерала Рене Шнайдера тот внезапно умер, что сорвало американский план, не дав ему начаться.

В последующие три года правления Альенде американцы тайно поддерживали антиправительственные силы страны, начиная с оппозиционных партий и кончая газетой «Эль Меркурио», а также отслеживали вероятные попытки заговора с целью свержения правительства. Западные источники утверждают, что нет свидетельств того, что ЦРУ либо какая-то другая правительственная структура США причастны к свержению режима с помощью чилийских вооруженных сил. Во всем виновато ужасающе неумелое руководство экономикой страны, что в 1973 году привело к самой высокой в мире инфляции (190%) и породило растущую внутреннюю оппозицию Альенде. Он не сумел поставить под свое непосредственное командование вооруженные силы и спецслужбы страны. По мнению Андропова, главная ошибка Альенде заключалась в его нежелании применить силу против своих противников. Своевременно предупрежденный КГБ, чилийский президент избег попытки первого плохо организованного мятежа в июне 1973 года, однако во все ухудшавшейся обстановке через три месяца его правительство было все-таки свергнуто, а он сам убит. Очень быстро, не без помощи Управления активных мероприятий КГБ Альенде стал мучеником в глазах леваков всего мира.

Матерый американский политик Никсон (вице-президент США (1953–1961) и президент США (1969–1974) с глубокой подозрительностью относился к ЦРУ еще с тех пор, когда он участвовал в кандидатской гонке за кресло президента в 1960 году против Кеннеди. За год до ухода с поста президента он получил дополнительное обоснование своей низкой оценке работы ЦРУ. 6 октября 1973 года, в день священного еврейского праздника Йом-Кипур, египетские и сирийские войска начали наступление с разных направлений на позиции израильтян, что стало полной неожиданностью для последних. Ни израильские, ни американские службы не считали такое наступление возможным в принципе в силу множества причин. У американцев были секретные посты радиоперехвата в их посольствах как в Каире, так и в Дамаске, поэтому недостатка в точных данных не было, однако аналитики ЦРУ, ответственные за Ближний Восток, предпочитали избавляться от данных радиоразведки, добытых Агентством национальной безопасности.

КГБ со своей стороны заранее известил советское руководство о войне Йом-Кипур. Через 20 дней израильские контратаки остановили наступление арабов, но цена оказалась очень высокой – 2700 погибших военнослужащих Израиля плюс территориальные потери. Правительственная комиссия, возглавляемая старшим судьей Верховного суда Израиля Шимоном Агранатом, сняла обвинения в «прямой ответственности» с премьер-министра Голды Меир и министра обороны Моше Даяна, однако под давлением общественности Меир и Даян ушли в отставку. Репутации прославленного разведывательного сообщества Израиля был нанесен серьезный удар.

Запутанная история конфликта во Вьетнаме началась до холодной войны, а непосредственное вовлечение США в события в регионе случилось позже, при президенте Эйзенхауэре. После победы Хо Ши Мина над французами в 1954 году Женевские соглашения разделили страну по 17-й параллели: коммунистическое государство (Viet Minh) оказалось к северу от нее, а спонсируемые США антикоммунисты – к югу. Эйзенхауэр был решительно против развертывания войск в невыгодном с военной точки зрения периферийном районе и санкционировал только выборочную помощь. В Сайгон прибыла группа оперативников ЦРУ, самым видным из которых был Эдвард Лансдейл, только что добившийся оглушительного успеха на Филиппинах в борьбе с прокоммунистическими мятежниками «Хук» и стабилизации поддерживаемого США правительства Рамона Магсайсая. Группа Лансдейла вместе с южновьетнамцами должна была вести «политико-психологическую войну» против врага. Сложнейшая задача по управлению раздробленным Южным Вьетнамом досталась Нго Динь Дьему, ненавидевшему французов, сыну известного чиновника, который хотел, сохраняя суть вьетнамской культуры, опереться на западные технологии и культуру и модернизировать страну. Мало кто верил в него, однако через два года американская разведка назвала его «совершившим чудеса» – было принято более миллиона обнищавших беженцев с севера страны, подготовлен проект Конституции и проведено много социальных реформ. Оппозиция в стране, включая заговоры в вооруженных силах, была практически нейтрализована. К 1955 году Вьетнам был признан де-юре 36 странами. ЦРУ тщательно отслеживало события во Вьетнаме, а к концу 1962 года создало полувоенные формирования (около 38 тыс. человек) из горцев, покинувших родные места и осевших в районах, подконтрольных правительству. Президент Кеннеди, считавший, что утрата страны в пользу коммунистов вызовет в регионе фатальный «эффект домино», увеличил количество американских военных советников в стране и усилил тайную войну против Северного Вьетнама, однако исключил ввод наземных сил. Прошло время, авторитарные методы правления Дьема стали вызывать недовольство Вашингтона, и, хотя разведка и не рекомендовала Кеннеди убирать Дьема в силу возможных негативных последствий, первая публичная критика сайгонского правительства со стороны Кеннеди подвигла вьетнамских генералов на мятеж и убийство Дьема. Последовавшие военные неудачи южновьетнамской армии в боях против коммунистов вынудили США в 1965 году ввести в страну наземные войска.

После ухода Хрущева со своего поста в 1964 году Советский Союз стал на постоянной основе оказывать все увеличивающуюся помощь Северному Вьетнаму. Резидентура КГБ в Ханое также немедленно удвоила численность своих сотрудников. Помимо работы в стране пребывания, Северный Вьетнам стал для советских спецслужб и важнейшим центром разведки против КНР, с которой у СССР тогда были очень натянутые отношения.

Вьетнамская война для США закончилась в 1975 году. Многие полагают, что поворотным пунктом в ней стало наступление коммунистических войск во время праздника Тет (местный Новый год), 31 января 1968 года, на более чем сотню городов, военных объектов и правительственных учреждений по всему Южному Вьетнаму. То, что американцы не ожидали наступления такого размаха и интенсивности, английский исследователь Д. Эдамс называет «величайшим разведывательным провалом на этой войне, сравнимым с нападением на Перл-Харбор в 1941 году».

Американцы потерпели горькое поражение во Вьетнаме по причине плохого понимания тамошних условий, однако и СССР сработал в Афганистане не лучше. Его прямое участие в событиях в этой стране началось в апреле 1978 года, когда в результате хорошо срежиссированного мятежа был убит премьер-министр Мухаммед Дауд и к власти пришел Мохаммад Тараки, лидер просоветской Народно-демократической партии Афганистана. Советское влияние было весомым и в афганских вооруженных силах, где почти треть офицерского состава прошла подготовку в СССР. Несмотря на то что Тараки стал советским агентом за 30 лет до описываемых событий, он, оказавшись у власти, показал себя – с точки зрения КГБ – совершенно проблематичным. Главная стратегическая ошибка Тараки, усиленная Советским Союзом, заключалась в том, что он при минимальной поддержке населения пытался ввести коммунистическое правление в стране, населенной разными племенами и твердо следующей путем ислама. Первоначально недооцененное КГБ сопротивление новому режиму вскоре переросло в полномасштабный джихад, к которому войска Тараки, пораженные дезертирством, оказались не готовы.

На фоне усилившейся антиправительственной борьбы ситуация осложнялась и схваткой за власть между Тараки и Хафизуллой Амином, которая завершилась в сентябре 1978 года отставкой и последующим убийством Тараки, после чего к власти пришел Амин. Опасаясь, что Амин, ранее получивший образование в США, может быть американским шпионом и, развернувшись в сторону Запада, выдворить советских советников из страны, Москва начала действовать более активно. К ноябрю КГБ подобрал своего другого давнего афганского агента Бабрака Кармаля и стал готовить план ликвидации – в случае надобности – Амина. Одновременно в СССР стали отрабатываться мероприятия по подготовке крупного военного вторжения. Однако с устранением Амина и возвышением Кармаля советские цели по стабилизации коммунистического правления в Афганистане и нейтрализации сильного антисоветского противодействия не были достигнуты: Кармаль стал превращаться в такую же кичливую персону, как Тараки, а фракционные дрязги в правящей партии не утихли.

Поняв, что политических мер недостаточно, Москва отдала приказ своим войскам на решительные действия. Из-за своих глобальных военных обязательств Москва никогда не могла развернуть в Афганистане столько дивизий, сколько в свое время имели США во Вьетнаме (на пике войны численность американской сухопутной группировки во Вьетнаме превышала полмиллиона военнослужащих), а наши войска не были обучены тактике партизанской войны, которую вели муджахеддины. В силу этого советские войска проводили крупномасштабные наступления против городов и деревень, которые, как считалось, были связаны с партизанами, вынудив не менее трети населения покинуть страну.

Президент Джимми Картер немедленно отреагировал на советское вторжение, дав указание ЦРУ начать поставки оружия муджахедам через Пакистан. Американская помощь доставлялась через пакистанскую границу на мулах, за которых платили также американцы, однако прямых контактов между американцами и муджахедами не было. Передача знаний и опыта на месте получения груза возлагалась на межвидовую разведку вооруженных сил Пакистана (Inter Services Intelligence). Кульминацией американской помощи стала поставка ПЗРК «Стингер», предназначенных для борьбы с советскими чрезвычайно эффективными боевыми вертолетами Ми-24. Будучи на сегодняшний день самой продолжительной и самой дорогой тайной операцией, операция «ЦИКЛОН» (передача «Стингеров» муджахедам) считается одним из главных успехов ЦРУ в Афганистане. В этой связи некоторые критики отмечают, что после вывода советских войск из Афганистана в 1989 году местоположение большинства ПЗРК «Стингер» осталось невыясненным. 

Как жизненные принципы Франклина Делано Рузвельта помогли ему сделать США великой державой: Политика: Мир: Lenta.ru

70 лет назад, 12 апреля 1945 года, умер Франклин Делано Рузвельт. Автор «нового курса» и один из лидеров антигитлеровской коалиции был единственным президентом США, четырежды избранным на этот пост. Мало кто из биографов Рузвельта знает и помнит, что буквально через год-полтора после его избрания президентом США в ноябре 1932 года уже известный английский политик, публицист и историк Уинстон Спенсер Черчилль назвал его одним из величайших американских политиков, «когда-либо занимавших этот пост».

Поразившие всех отвага, воля, масштаб его усилий и достигнутые успехи в отражении экономического бедствия, заставили самого Черчилля искать отгадку феномена 32-го президента США в его родословной, в связи со знаменитой фамилией Рузвельт, члены которой в числе первых голландских переселенцев отправились к берегам Нового Света еще в 40-е годы XVII столетия и осели в устье Гудзона, в Новом Амстердаме.

Его дед Исаак Рузвельт какое-то время занимался сахароторговлей, но, утратив интерес к городской жизни и пристрастившись к ботанике, оставил Нью-Йорк в первой трети XIX века и перебрался в сельскую глушь в графстве Датчесс на Гудзоне, именуемую Гайд-парком. Отцу Франклина Джеймсу, родившемуся в 1828 году, удалось приумножить состояние Исаака, использовав полученную в Гарвардской школе права профессию стряпчего и вкладывая денежные средства в ценные бумаги местных угольных и железнодорожных компаний. Его фамильный дом в Гайд-парке в староанглийском аристократическом стиле, расположенный в живописном месте на берегу реки Гудзон, был окружен огромным садом. Это поместье и стало родовым гнездом для немногочисленного по американским меркам семейства, после того как у Джеймса Рузвельта и его молодой жены Сары, дочери известного в деловых кругах Нью-Йорка Уоррена Делано, 30 января 1882 года родился мальчик, названный Франклином.

Много позднее Франклин Делано Рузвельт скажет: «Все, что есть во мне, восходит к жизни на Гудзоне».

Начальное образование он получил в домашних условиях, затем был аристократический колледж в Гротоне, куда он поступил в 14-лет и где прошли счастливые годы учебы и досуга в кругу ста таких же отпрысков состоятельных семей Северо-Запада США. А по окончании Гротона в 1900-м молодого человека ждал Гарвардский университет.

Франклин Рузвельт, 1900 год

Фото: Bain News Service / Library of Congress

В последний год учебы в Гарварде Франклин Рузвельт был помолвлен с его очень дальней родственницей Элеонорой Рузвельт, племянницей президента США Теодора («Тедди») Рузвельта. Свадьба состоялась в 1905-м, а еще через пару лет, после окончания Школы права при Колумбийском университете, Франклин Делано Рузвельт занял вакантное место в одной из престижных нью-йоркских адвокатских фирм. Между 1906 и 1916 годом у четы Рузвельт родилось шестеро детей. Юридическая практика на Уолл-стрит открывала главе семейства дорогу к безбедному существованию, известности и влиятельности. Но политика перевесила эти соблазны.

В 1910 году Франклин Рузвельт был избран в сенат Законодательного собрания штата Нью-Йорк. В 1912-м он подключился к победоносной кампании кандидата на пост президента США от Демократической партии Вудро Вильсона, и в качестве премии в новой администрации ему досталась должность заместителя военно-морского министра. После Первой мировой войны он рассматривался уже как одна из ведущих фигур в партии Вильсона, нуждавшейся в пополнении своего руководящего ядра за счет креативных политиков, ищущих ответы на вызовы времени и не собирающихся изолировать Америку от мира. В 1920 году демократы выдвинули Франклина Рузвельта в кандидаты на пост вице-президента США.

К этому времени у него сложился контур цельной социальной философии и экономической доктрины. Ведущий американский экономист той эпохи, работавший бок о бок с будущим президентом, так обозначил круг вопросов, которые, по мнению Рузвельта, являлись неотложными: «Он полагал, что правительство не только может, но и должно достигнуть подчинения частных интересов общественным, должно поставить кооперацию на место безумной сумятицы экономического индивидуализма. Он глубоко сочувствовал неимущим, хорошо понимал нестабильность экономической жизни и видел, что политическая демократия не может сосуществовать с экономической плутократией».

Жарким летом 1921 года случилось несчастье. Франклин Рузвельт, взяв короткий перерыв, отправился отдохнуть с женой и детьми в летний семейный коттедж на острове Кампобелло, находящемся в миле от штата Мэн, но принадлежащем Канаде. Купания в холодной воде Атлантики и затем длительное пребывание во влажном купальном костюме привели к поистине трагическим последствиям. Полный сил и надежд 39-летний спортсмен и светский лев был сражен тяжелейшей болезнью — полиомиелитом, лишившим его способности самостоятельно передвигаться, строить планы, добывать средства к существованию для многочисленного семейства, быть востребованным обществом.

Впрочем, это может показаться невероятным, но болезнь сыграла в удивительном преображении и вознесении Франклина Рузвельта важнейшую роль. «Он начал свою жизнь благополучным, вежливым, приветливым, смешливым, не слишком одаренным юношей, немного нахальным, нравившимся, но вовсе не обожаемым сверстниками по Гротону и Гарварду, компетентным заместителем военно-морского министра во время Первой мировой войны. Его болезнь, поддержка и одобрение супруги с ее политическими способностями, благородством характера и сердечностью, кажется, преобразили его в сильную личность и выдающегося лидера, несущего добро и ставшего уникальным в своем роде отцом всего народа», — написал о нем английский историк и политик Исайя Берлин, направленный Черчиллем в 1941–1945 годы в Вашингтон со специальным заданием отслеживать настроения в столичных кругах Америки.

Рузвельт со своей семьей. Слева направо: Эллиотт Рузвельт, Элеонора Рузвельт, Кертис (стоит), Джон Рузвельт (сидит), Анна Рузвельт, Джеймс Рузвельт (стоит), Франклин Делано Рузвельт, Франклин Делано Рузвельт-младший, и Сара Делано Рузвельт, 1928 год

Фото: Bettmann / Corbis / East News

В 1928-м Рузвельт был избран на пост губернатора штата Нью-Йорк, раньше других индустриальных центров страны ввергнутого в экономический кризис невиданного масштаба.

С осени 1929 года экономическая катастрофа распространялась как степной пожар: закрытие предприятий, банкротство банков, массовая безработица, нищенство, гигантские очереди за благотворительным кофе, самоубийства, разрыв семейных уз, деморализация молодежи.

На этом фоне и прозвучал лозунг «нового курса». Это произошло перед историческим съездом Демократической партии вечером 1 июля 1932 года в Чикаго. Рузвельт обратился к нации, и прежде всего — к «забытому человеку», к рабочему, фермеру, мелкому предпринимателю, а не к уолл-стритовскому банкиру или нефтяному магнату. Кандидат на пост президента от демократов провозгласил: «Повсюду в нашей стране мужчины и женщины, забытые теми, кто исповедует нынешнюю политическую философию правительства последних лет, смотрят на нас, рассчитывая найти в нас руководящее начало и более доступную возможность добиться справедливой доли национального богатства. Нельзя позволить, чтобы ожидания миллионов оказались напрасными. Я обещаю вам, я даю слово себе, что американский народ будет следовать новым курсом… Мы ведем не обычную политическую кампанию. Это призыв к оружию. Я нуждаюсь в вашей поддержке, и не просто для того чтобы заполучить голоса, а для того чтобы одержать победу в этом крестовом походе за возвращение Америки ее народу».

На президентских выборах в ноябре 1932 года он получил большинство голосов избирателей. Но уже весной 1933-го, в дни первой инаугурации Рузвельта, кризис достиг высшей точки, затронув финансовые институты страны. У банков возник дефицит ликвидности, вклады сгорели мгновенно и повсеместно.

«Пришло время сказать правду, и всю правду, — говорил Рузвельт в своей первой инаугурационной речи 4 марта 1933 года. — Наш великий народ выживет, как это случалось и раньше, восстановится и будет процветать… Позвольте мне выразить твердое убеждение, что единственное, чего нам следует бояться, так это только самого страха — безликого, неосознанного, неоправданного ужаса, способного парализовать силы, которые необходимы, чтобы преобразовать отступление в наступление».

На съезде Демократической партии в 1928 году губернатор Нью-Йорка Рузвельт объявляет, что Альфред Смит становится кандидатом в президенты

Фото: Bettmann / Corbis / East News

Пожалуй, никто так тонко не уловил возникшую тогда связь между растерянными и озлобленными массами людей, готовыми к голодным бунтам и социальному неповиновению, и новым лидером страны, как эмигрировавший в Америку великий немецкий писатель Томас Манн. После очередной встречи с Рузвельтом в Белом доме в январе 1941 года он назвал его воплощением «хитрости, солнечности, избалованности, кокетства и честной веры». Но проницательный писатель-классик выделил и совершенно особый талант президента США управлять пришедшими в состояние неверия и брожения массами, подчинять себе их эмоции и порывы. «Вот укротитель масс, — писал он, — укротитель современного типа, который желает добра или хотя бы лучшего и держит нашу сторону, как, может быть, ни один другой человек в мире».

Появление государственных учреждений, курирующих и финансирующих национальные проекты, взявших на себя заботу о реконструкции экономики и приведении социальных отношений в соответствие с нормами передовых стран, связано было едва ли не целиком с его именем. Десятки и даже сотни законодательных актов и подзаконных постановлений радикально изменили базовые принципы экономической жизни и социально-правового уклада страны. Среди них — законы о помощи фермерам, о регулировании промышленного развития. Сформировалось новое трудовое законодательство, была создана гигантская система общественных работ для безработных, преобразована финансово-кредитная сфера, заложена основа системы социального страхования по старости и т.д.

Губернатор Нью-Йорка и кандидат в президенты Франклин Рузвельт вбрасывает мяч в бейсбольном матче между Чикаго Кабс и Нью-Йорк Янкиз. Справа его сын Джеймс, слева мэр Чикаго Антон Чермак, 1932 год

Фото: Bettmann / Corbis / East News

К 1936 году «новый курс» Рузвельта заработал в полную силу, открыв одновременно полосу высокой активизации демократических движений — рабочего, фермерского, антифашистского, молодежного. Немалые масштабы приобрела борьба афроамериканцев против бесправия и экономической дискриминации. Благоприятная внутренняя атмосфера в стране создала предпосылки для возрождения широкого, общенационального прогрессистского движения, противостоящего финансово-промышленной олигархии и опирающегося на образованные после 1933 года правительственные структуры и общественные организации.

На волне поддержки большинством граждан Америки Франклин Делано Рузвельт победил на выборах 1936, 1940 и 1944 года.

Революция сверху 1933–1939 годов, чем в действительности и был «новый курс», преобразила облик Америки. «Великое сжатие» шкалы доходов посредством их перераспределения через налоги, увеличение доходов неимущих слоев и принудительная социализация капитализма изменили общественный климат в стране.

Возможно, вывод о радикализме «нового курса» покажется кому-то преувеличением, но многие сподвижники и сторонники Рузвельта всерьез полагали, что президент (а вместе с ним общественные движения, профсоюзы, фермерские организации) нащупал новую философию общественных отношений взамен той, которая известна под именем «крайний индивидуализм» и которая издавна обслуживала верхушку общества. «В 1930-е годы, — отмечает видный американский экономист, нобелевский лауреат Пол Кругман, — «новый курс» и в самом деле считался радикальным: даже те, кто его непосредственно проводил, сознательно прибегали к языку классовой борьбы».

В конце 1943 года Франклин Рузвельт, осаждаемый критиками его внутренней и внешней политики справа и слева, устроил одну из своих самых знаменитых инсценировок. Прощаясь с журналистами после очередной пресс-конференции в Белом доме, он вскользь, с некоторым недовольством в голосе проронил, ошарашив друзей и врагов, что советует более не использовать термин «новый курс», ибо, по его мнению, страна уже не нуждается в нем. Когда на следующей пресс-конференции журналисты потребовали объяснения, президент сказал, что «доктор «новый курс»» вылечил нацию от серьезного внутреннего заболевания специфическими средствами, а в условиях войны требуется специалист другого профиля — чтобы справиться со смертельной опасностью, которую принес народам фашизм. На смену «доктору «новый курс»» пришел «доктор «выиграть войну»», решительным, безапелляционным тоном заключил президент.

Последовал град вопросов. Ответ Рузвельта был ошеломляюще категоричным: нужно обладать правильным чувством пропорций и глазомером, чтобы отличать главное от второстепенного; возврата к старой программе реформ, знайте, быть не может, а новой пока нет. «Время еще не пришло… Время еще не пришло», — закончил президент свое выступление, немедленно обросшее недоуменными комментариями репортеров. «Инициатор «нового курса» собственноручно убил его; консервативная пресса ликовала», — подвел итог рождественскому маскараду его знаменитый биограф Джеймс Бернс, большой знаток политических хитростей Рузвельта.

Рузвельт плавает в бассейне во время его президентской кампании, 1932 год

Фото: Bettmann / Corbis / East News

11 января 1944 года Франклин Рузвельт обратился с ежегодным посланием Конгрессу, которое было произнесено в виде радиообращения, поскольку политик был прикован к постели простудой. И это стало самым радикальным его выступлением за всю политическую карьеру.

Многие в тот момент полагали, что в силу резкого улучшения экономического положения США в годы войны прогрессизм вынужден был отступить и теперь его лидеры возвращаются к традиционной риторике, вполне устраивавшей их оппонентов. Пришедшие в себя противники коллективизма «нового курса» жаждали торжества «справедливости» во имя спасения ценностей капитализма в ситуации критической, ввиду повсеместного нарастания «красной опасности».

Но президент, всего две недели назад как будто бы объявивший «новый курс» исторически изжившим себя, взял реванш за беспардонную критику со стороны, если воспользоваться меткими словечками самого Рузвельта, «слепых кротов», обуреваемых «групповым эгоизмом». Он обрушился на «моральных дезертиров», американцев «другого сорта», которые, «в то время как большинство народа безропотно несет бремя войны, постоянно поднимают шум, требуя особых преимуществ для отдельных групп населения». Президент не пожалел ярких красок из арсенала хорошо знакомых ему публицистов — «разгребателей грязи» начала ХХ века — для выражения своей нелюбви к аристократии денежного мешка и нуворишам, вновь поднявшимся на военных заказах. Победа казалась полной и убедительной.

Между тем Рузвельт обязан был думать о будущем в аспекте внутренних дел и международных отношений. Настало время «переходить через мост». Того требовали военная ситуация (в стадию последних приготовлений вступила операция «Оверлорд» по высадке в Нормандии и война на Тихом океане), нараставшее внутреннее напряжение в связи с обозначившимся в обществе страхом перед приближающимся миром, остановкой производств и возвращением массовой безработицы и, наконец, вызов левого радикализма, взявшего за образец советскую модель.

Сам президент назвал новую программу «экономическим Биллем о правах». Озвучивание ее пунктов в послании конгрессу накануне избирательной кампании 1944 года и за несколько месяцев до высадки союзных войск в Нормандии (6 июня 1944 года) было актом мужества.

Преамбулой ко второму Биллю о правах послужили слова из лексикона протестных движений времен «голодных походов» безработных и сидячих забастовок второй половины 1930-х годов: «Нуждающийся человек не является свободным человеком. Голодные массы и безработные — это материал для диктатур. В наше время эти экономические истины стали общепризнанными».

Выступление Рузвельта в Конгрессе 7 января 1943 года. В выступлении он пообещал победу союзников над державами Оси, возможно, уже в 1944 году

Фото: Bettmann / Corbis / East News

Далее следовал перечень условий, которые должны были лечь в основу справедливого социального порядка. Вот они: 1) право на общественно полезный и достойным образом оплачиваемый труд; 2) право на справедливую оплату труда; 3) право фермеров на производство и продажу продуктов своего труда для обеспечения себя и своей семьи всем необходимым; 4) право каждого предпринимателя, крупного или мелкого, заниматься бизнесом в обстановке нормальной конкуренции как дома, так и за рубежом; 5) право каждой семьи на достойное жилье; 6) право на медицинское обеспечение; 7) право пожилых людей на защиту от нищеты, болезней, несчастного случая и безработицы; 8) право на хорошее образование. «Доктор «новый курс»» возвращался к постели пациента, стремясь уберечь его от рецидива болезни.

Франклин Рузвельт умер, когда ему было 63 года. Один из ключевых членов его «мозгового треста» Рэксфорд Тагвелл писал в 1971-м, что если бы судьба добавила этому человеку еще 20 лет жизни, он мог бы выиграть президентские выборы и в пятый раз.

Артур Шлезингер-младший, летописец «нового курса», связывал победы Рузвельта с его необычайной стойкостью, практически равнодушием к врагам и внутренней уверенностью в абсолютном своем превосходстве над ними. Однако помимо бойцовских качеств этот выдающийся политик отмечен еще одной крайне важной чертой. Он был убежден, что история на его стороне благодаря лучшему, чем у его ослепленных внешними успехами Америки самодовольных оппонентов, пониманию особенностей наступившей после Великой (Первой мировой) войны эпохи. Эпохи, характеризующейся коренными переменами в мировой политике, психологии и морали и — не в последнюю очередь — идеологии (что выразилось в ее возросшей роли в исторических событиях, а также в появлении новых могучих игроков на мировой арене). Нарушение привычного соотношения мировых сил и увеличение новой глобальной военной опасности со стороны тоталитарных режимов и антиамериканизма, особенно в Азии и Латинской Америке, тоже стали для него частой темой для глубоких размышлений уже в 1920 году, сразу же после тогдашнего провала демократов на президентских выборах.

Очень верно сказал о нем американский публицист и писатель, современник политика, автор знаменитой серии книг «Позор городов» Линкольн Стеффенс в одном из писем: «Он молча несет на своих плечах бремя времени».

Франклин Рузвельт как дипломат и военный лидер — совершенно особая тема. Гэддис Смит, один из видных американских историков, чьи труды по внешней политике Рузвельта получили признание, как-то заметил, что исследователи прибегают к самым разным метафорам, чтобы раскрыть суть личности этого президента как дипломата и военного лидера, 15 лет определявшего внешнеполитический курс страны в исключительно сложный и драматический период мирового развития.

Сообщение о смерти Рузвельта, апрель 1945 года

Фото: Bettmann / Corbis / East News

Он был, по их мнению, одновременно львом и лисицей, жонглером и верхоглядом, провидцем и баловнем судьбы. Правда, сам Рузвельт дал повод для такой абсурдной оценки, охарактеризовав свою внешнюю политику обескураживающими, до цинизма откровенными словами: «Вы знаете, я жонглер, я никогда не позволю моей правой руке знать, что делает моя левая рука». Данный отрывок из назиданий президента, данных в мае 1942 года его несменяемому министру финансов Генри Моргентау, многих историков вводит попросту в заблуждение. Часть из них склоняется к тому, что Рузвельт, строго говоря, не имел внешней политики и выстраивал свою деятельность на базе реакции на меняющуюся череду ежедневных событий и не более того.

Однако эти двойственность, непоследовательность и прочие уловки объяснялись, по признанию самого Франклина Рузвельта, глобальными и долгосрочными целями, которые он ставил. Лавируя, он добивался лишения сил фашизма свободы действий у себя в стране и за ее пределами, а также воспрепятствования их возрождению в дальнейшем. Этой цели было подчинено и необычайно смелое и неожиданное даже для самых близких его сотрудников дипломатическое признание Соединенными Штатами Советского Союза осенью 1933 года. Стратегические компромиссы, по его собственным словам, были нужны для того, чтобы не только выиграть войну в составе антигитлеровской коалиции США, СССР и Великобритании, но и гарантировать мир в обозримом будущем.

Сохранение единства «большой тройки» и создание международной организации безопасности ООН могут быть поставлены в заслугу Рузвельту, до последнего дня своей жизни верившему, что Организация Объединенных Наций станет инструментом обеспечения мира и сплочения народов и стран. Необычайно довольный результатами Ялтинской конференции (4-11 февраля 1945 года), где удалось добиться максимума возможного для всех ее участников, Франклин Рузвельт с начала апреля проводил отпуск в Уорм-Спрингсе (штат Джорджия). Он готовился выступить перед первой конференцией ООН в Сан-Франциско 25 апреля. И то ли шутя, то ли серьезно выразил желание в будущем занять место Генерального секретаря ООН. Планам и ожиданиям не суждено было сбыться. 12 апреля 1945 года в 3 часа 30 минут Рузвельта не стало. Он умер от инсульта.

Автор — доктор исторических наук

Статья представлена журналом «Историк», апрель 2015 года

В Голландии встретились внуки Черчилля, Рузвельта и Сталина

Дань истории 20 века, на этот раз мировой. 60 лет спустя — снова встречаются Черчилль, Рузвельт и Сталин. Правда не совсем 60 лет, и встречается тройка не в Ялте и даже не в Потсдаме, а почему-то в небольшом голландском городке Маастрихте — в общем, все не там, не тогда и не так, но получилось все равно интересно.

На встрече большой тройки четвертым был наш корреспондент Евгений Баранов.

Хроника: речь Рузвельта, Вашингтон, март 1945.

Спустя 60 лет в небольшой тбилисской квартире последние приготовления. Глава семьи, 69-летний советский полковник в отставке, собирается за границу, в Голландию. До выхода на пенсию офицер-ракетчик был невыездным, потом было не до путешествий. Переезд из Москвы в Тбилиси, попытка заняться политикой, фиаско, разочарование и несколько лет изнурительной тяжбы с недоброжелателями за право носить свою собственную фамилию. Фамилию Джугашвили…

Джугашвили готовится к встрече с Рузвельтом и Черчиллем. Евгений Яковлевич перебирает в памяти факты, которые ему в скором времени могут понадобиться. В аэропорту перед самой посадкой на самолет он заметно нервничает, для него это не просто первая в жизни загранпоездка — он едет защищать честь деда, которого никогда не видел…

Евгений Джугашвили, внук Сталина: «Поедем с хорошей миссией, я так думаю, – попробуем защитить вождя».

Роскошный особняк в самом центре Лондона. Здесь живет Черчилль. Ему до Голландии ближе, поэтому, пока отпрыск Вождя народов добирался из Тбилиси, Уинстон-младший рассказывал нам о себе…

Уинстон Черчилль, внук Черчилля: «Это я с дедом в Лондоне в разгар войны…»

Когда умер Черчилль-старший, Черчиллю-младшему исполнилось 24 года. Внук свято хранит память о дедушке. В доме, за что не возьмись, — реликвия. Только переписка деда, при продаже 3 года назад, принесла внуку 3 миллиона фунтов…

Уинстон Черчилль, внук Черчилля: «Это ящик для документов Черчилля… Наверное, такая вещь сейчас очень дорого стоит?… Не приценивался, но думаю что это очень большие деньги…»

Следуя по стопам деда, Уинстон военным корреспондентом объездил десять войн, 27 лет заседал в парламенте, теперь пишет мемуары и ездит по Соединенным Штатам с лекциями. Американцы не должны забывать, кому мир обязан победой во Второй мировой войне…

Уинстон Черчилль, внук Черчилля: «Если бы не стойкость Британии, сценарий мог быть и таким. Гитлер обрушился бы всей своей мощью на Восток. И тогда флаг со свастикой развивался бы не только здесь в Лондоне, над Букингемским дворцом, но и над всеми европейскими столицами и дальше — далеко-далеко на Восток, до самой Москвы».

Кертис Рузвельт — самый старший из именитых внуков. Ему 75. В Голландию он приехал из Парижа, где живет с того момента, как навсегда уехал из США. Когда его дед встречался со Сталиным в Ялте, Кертису было 15. И он по-прежнему считает, что войну выиграли русские…

Кертис Рузвельт, внук Рузвельта: «Сейчас говорят — русские захватили Польшу. Но у них не было такой задачи. Это была армия, которая рвалась к победе. В то время ни у американцев, не даже у англичан и в мыслях не было связываться с Россией ради спасения стран Восточной Европы. Такова реальность».

Рузвельт признается, что едет в Маастрихт, что бы заявить — ялтинские договоренности 60-летней давности не повод для спекуляций. Он не может позволить вольного обращение с тем, что его дед считал, одним главных достижений своей жизни…

Кертис Рузвельт, внук Рузвельта: «Все последние заявления Джорджа Буша, связанные с ялтинскими соглашениями совершенно безответственны… Спекуляции на тему Ялты стали очень полезны для Буша. Пользуясь абсолютным непониманием американцами истинной важности тех договоренностей, он пытается строить на этом всю свою идеологию…»

В аэропорту Маастрихта, добросовестные, но не понимающие нюансов голландцы, встречают внука Сталина с новым грузинским флагом. Политкорректный взгляд Европы на новый миропорядок… Рузвельт и Черчилль, прибывают вместе. Первый вопрос — приехал ли Сталин…

Обознаться невозможно, в отсутствии сигары, инвалидной коляски и трубки, из всех троих узнаваем лишь он один…

Спустя 60 лет те, кому Рузвельт завещал справедливый мир, сидят бок о бок, напряженно вслушиваясь в то, о чем говорит Сталин. Джугашвили возмущен ситуацией в Ираке…

Евгений Джугашвили, внук Сталина: «Это борьба за независимость…»

И вдруг все встает на свои места. Черчилль в восторге от действий коалиционных войск, принесших иракцам долгожданную свободу. Рузвельт категорически не согласен…

Кертис Рузвельт, внук Рузвельта: «У меня другое мнение, я был бы вполне удовлетворен свержением Саддама, если бы не считал, что война в Ираке — величайшая ошибка Соединенных Штатов в новейшем времени».

Сегодня все закончится. Рузвельт и Черчилль отправятся восвояси. Сталин остается в Голландии еще на 3 дня. Когда еще старику представиться возможность увидеть мир. Больше они не встретятся, ведь тема исчерпана. Мир стал другим, и они остались каждый при своем. Рузвельт со своими иллюзиями, Сталин с трехкомнатной квартирой в Тбилиси, а Черчилль — Черчилль с лекциями о том, кто все-таки победил в той страшной войне…

Элеонора Рузвельт Сигрейвс — gaz.wiki

Navigation

  • Main page

Languages

  • Deutsch
  • Français
  • Nederlands
  • Русский
  • Italiano
  • Español
  • Polski
  • Português
  • Norsk
  • Suomen kieli
  • Magyar
  • Čeština
  • Türkçe
  • Dansk
  • Română
  • Svenska

«Союзники в войне» — 2002-05-25

В среду Американское общественное телевидение (PBS) показало двухчасовой документальный фильм «Союзники в войне» — о взаимоотношениях Рузвельта и Черчилля с де Голлем в годы Второй мировой войны. Лента, основанная на документах, недавно рассекреченных британским правительством, проливает новый свет на закулисную борьбу в стане антигитлеровской коалиции.

То, что президент Рузвельт и премьер-министр Черчилль не питали большого доверия к генералу де Голлю, никогда не было секретом. Однако, как убедительно показывают авторы фильма, англичане и американцы не просто подозревали де Голля в кознях; они следили за всеми его шагами. Черчилль приказал прослушивать телефонные разговоры главы французского движения Сопротивления, а в какой-то момент даже отдал приказ арестовать де Голля, если тот попытается покинуть Лондон. Рузвельт не только одобрял эти меры, но долгое время не мог спокойно произносить имя строптивого французского генерала. В переписке с Черчиллем американский президент именует де Голля «примадонной», «зазнайкой», «Жанной д Арк», «человеком, не знающим своего места» и так далее.

Бывший сотрудник аппарата ООН Кертис Рузвельт, внук Франклина Рузвельта, рос в Белом Доме во время президентства своего деда. По его словам, отношение англо-американских союзников к де Голлю было обусловлено различиями в подходе к целям войны. Для Соединенных Штатов и Великобритании Вторая мировая война была борьбой демократии против нацизма, и за свою победу Лондон и Вашингтон были готовы заплатить любую цену. «Цель же де Голля заключалась в том, что вернуть Францию на политическую карту мира, — говорит Кертис Рузвельт. — И надо признать, он этого добился. Ему удалось сделать Францию одной из четырех стран-победительниц, и в этом качестве Франция получила право на оккупацию послевоенной Германии и место постоянного члена Совета Безопасности ООН. Это при том, что Франция фактически потерпела поражение и была освобождена почти исключительно силами англо-американских союзников».

Героический ореол, которым в сегодняшней Франции окружен де Голль, продолжает Кертис Рузвельт, призван затушевать тот факт, что молодой генерал был многолетним протеже маршала Петэна, а в начале войны состоял, хотя и недолго, заместителем министра обороны в пораженческом правительстве Франции.

Бонапартизм де Голля определял отношение генерала к Англии, и отчасти поэтому самые плохие отношения у него были с Черчиллем. Де Голль никогда не мог простить фразу, сказанную ему Черчиллем: «Если мне доведется выбирать между Европой и Америкой, мои выбором, безусловно, станут Соединенные Штаты».

К Рузвельту де Голль относился с уважением, несмотря на то, что американский президент до момента вторжения союзников в Нормандию в 1944 году, выказывал главе Комитета Свободной Франции свое пренебрежение. Об этом свидетельствует хотя бы такая деталь: во время первого визита де Голля в Америку в том же 1944 году Рузвельт распорядился встречать его семнадцатью орудийными залпами, полагающимися бригадному генералу, вместо двадцати одного, на который имеют правы главы правительств и государств.

Режиссер фильма «Союзники в войне» Стивен Сегалла подчеркивает, что задача, которую ставили перед собой документалисты, заключалась не в оценке той или иной личности, а в огласке информации о политиках, решавших судьбы мира во Второй мировой войне. «Самые великие лидеры, — говорит режиссер, — тоже люди. Со своими достоинствами и недостатками. Со своей личной жизнью, своими симпатиями и антипатиями. Со своим безумием. И мы хотели показать, как эти качества влияют на принятие ими политических решений».

До демонстрации в США фильм «Союзники в войне» показывался во Франции. Кертис Рузвельт, живущий сейчас в Париже, рассказывает, что французы были поражены, увидев совершенно не известного им де Голля, отчаянно бьющегося за «место за столом великих».

В Нидерландах встретятся внуки Сталина, Рузвельта и Черчилля — Российская газета

Это будет вторая попытка организовать такую встречу. Первая планировалась в 2001 году, но так и не состоялась.

Как сообщила крупнейшая американская газета USA Today, голландская компания по связям с общественностью, расположенная в Маастрихте, пригласила Евгения Джугашвили, Кертиса Рузвельта и Уинстона Спенсера Черчилля принять участие в открытии Высшей школы управления при университете, а также в беседе на тему «Ялта и после нее. 1945-2005 годы». Расспрашивать потомков бывших руководителей трех держав будет известный журналист Би-би-си Тим Себастьян. После этого состоится «круглый стол» на тему «Взгляд на Европу после Ялты». В дискуссии примут участие студенты, преподаватели и политики. По словам организаторов, посредством этой встречи они хотят взглянуть назад и проанализировать последствия раздела Европы, к которым привели Ялтинские соглашения, на подписание Маастрихтского договора, а также на нынешние европейские и мировые проблемы, в частности на недостатки управления, коррупцию и терроризм.

Потомкам, бесспорно, есть о чем рассказать. Бывший премьер Великобритании скончался, когда внуку исполнилось 24 года. Тот проводил много времени с дедом, часто беседовал с ним, задавая в том числе и неудобные вопросы, убивал ли дед лично людей. В ответ звучало: да, приходилось.

Уинстон Черчилль в молодости решил, как и его дед, поработать военным корреспондентом. По долгу службы он побывал на 10 разных войнах — в Африке, Азии и на Ближнем Востоке. В 1970 году Черчилль-консерватор был избран в парламент, победив депутата-лейбориста. И занимал это место 27 лет. Когда его избирательный округ расформировали, он, опять же по примеру деда, стал писать мемуары. Недавно опубликовал 500-страничную книгу «Никогда не сдавайся. Лучшее из высказываний Уинстона Черчилля». Сейчас 65-летний внук Черчилля много ездит по США с курсом лекций.

75-летний Кертис Рузвельт рос в Белом доме во времена президентства своего деда. Тоже часто общался с ним. Будучи юношей, он наблюдал, как вел себя президент в то суровое время, стремясь во что бы то ни стало выиграть войну. Кертис окончил университет, долгое время работал педагогом, а потом занимал ряд должностей в ООН. Сейчас живет в Париже.

69-летний Евгений Джугашвили родился в Урюпинске. Августейшим ребенком назвать его трудно: он был отпрыском первого и нелюбимого Сталиным сына Якова. Но, как уверяют специалисты, фенотипически Евгений идентичен деду. Тем не менее он не Сталин. Было время, когда в Грузии его обвиняли в самозванстве. Но тот в суде все же доказал свое право именоваться внуком Сталина.

Евгений учился в военном училище. Сделал неплохую карьеру, дослужился до полковника, преподавал в военных академиях и даже в академии Генерального штаба. Говорят, когда он входил, то вставали даже генералы, подобно тому, как сделал это, повинуясь неведомой силе, Черчилль на Потсдамской конференции. В 1999 году баллотировался в Госдуму третьим в списке блока «За СССР», тогда же возглавил Народно-патриотический союз Грузии. Но, увы, неудачно. Выяснилось, что имени с фамилией недостаточно для политического успеха.

Тогда Евгений Джугашвили занялся историей, стал профессором.

Западная печать последнее время все чаще задает вопрос, зачем этой встрече потомков былых властителей мира придается такое значение. И почему три пенсионера, хранители личных вещей и пожелтевших фотографий, должны говорить о геополитике, глобализации, коррупции. Ведь им наверняка куда больше по душе чисто семейные воспоминания. Но, видимо, авторы постмодернистского проекта не зря «сочинили» Маастрихт, желая, чтобы все было взаправду. Основную задачу должны выполнить имена и фамилии бывших руководителей «большой тройки» и их внуков. Иначе говоря — хорошо и давно раскрученные бренды. К тому же освобожденные народы не прочь своими глазами увидеть обновленных Сталина, Черчилля и Рузвельта.

Кертис Рузвельт, внук президента, умер в возрасте 86

Кертису, или «Баззи», как его называли, было 3 года, когда его родители разошлись. Поэтому его мать вернулась к своим родителям, увезя Баззи и его старшую сестру из Нью-Йорка в Вашингтон.

Баззи легко освоился в новом окружении. Он привлек много внимания не только его преданного дедушки, но и репортеров и фотографов, чье освещение их нового дома — на Пенсильванской авеню, 1600 — сделало светловолосые швабры мгновенными любимцами средств массовой информации 1930-х годов.

Баззи формально был Кертисом Рузвельтом Даллом, старшим внуком президента Франклина Д. Рузвельта и первой леди Элеоноры Рузвельт. Его сестрой была Анна Элеонора Далл, известная как «Систи». И их хорошо поставленные, очень заметные приключения в качестве «первых внуков», живших в Белом доме во время Великой депрессии, породили множество историй для страны, отчаянно нуждающейся в бегстве от реальности.

Если не считать завидных кудрей, они освещали новости Ширли Темпл в Вашингтоне.

Баззи, известный как Кертис Боеттиджер после того, как много лет взял фамилию отчима, а затем как Кертис Рузвельт вскоре после достижения совершеннолетия, провел всю жизнь, борясь с аспектами своей личности.

Внуки Рузвельта — «Систи» и «Баззи» Далл — играют на территории Белого дома. (Коллекция Харриса и Юинга / Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса)

В мемуарах 2008 года «Слишком близко к Солнцу» он написал о сбивающем с толку общественном обожании и внимании, которые следовали за ним в детстве, и о неловкости, которые следовали за ним. десятилетиями сравнивая с такими грозными дедушками и бабушками.

Он стал администратором в Секретариате Организации Объединенных Наций и сначала удалился на Майорку у побережья Испании, где занимался изготовлением керамики, а затем в Южную Францию. Он умер 26 сентября в возрасте 86 лет в своем доме в Сен-Бонне-дю-Гар, Франция. По словам его литературного исполнителя Мишель Слунг, причиной был очевидный сердечный приступ.

Баззи, Систи и их мать, которую также звали Анна, жили в Белом доме с 1933 года, года инаугурации его деда, до 1935 года. Они оставались частыми гостями в течение следующего десятилетия, и это снова был их домашний адрес, когда президент умер в апреле 1945 г.

Как позже описал г-н Рузвельт, его пребывание в Белом доме было по-разному организованным и беззаботным. Он видел в ней, как и любой ребенок, игровую площадку, но вокруг сновали очень серьезные люди. Он любил возиться по подвалу и его многочисленным пустым комнатам.

Он вспомнил, как по утрам прыгал на дедушкиной кровати и заставлял президента читать ему комиксы. «Мой дедушка, казалось, наслаждался несколькими моментами глупости», — писал он в своей книге.

Он обожал свою прабабушку по отцовской линии, Сару, которая вместе с Франклином «были единственными двумя, которые заставляли меня чувствовать себя любимой.«Они расточали привязанность. Он был менее влюблен в первую леди, которую с годами находил отстраненной, резко осуждающей и озабоченной делами. Он часто называл ее лучшей бабушкой для мира, чем ее собственные внуки.

Баззи и Систи часто вывозили на публичные церемонии в Белый дом. В 1933 году они устроили рождественскую вечеринку для 60 других детей. Сообщается, что во время пасхального яичного рулета в 1934 году Баззи взбесился, когда фокусник по имени Терстон вытащил из рубашки ребенка живого белого кролика.У них были мимолетные встречи со знаменитостями того времени, в том числе с детской звездой Ширли Темпл.

Кертис Рузвельт, внук Рузвельта, в 2008 году. (Хелэйн Зайдман / The Washington Post)

Статьи были написаны, когда Баззи и Систи простудились или когда они выпили глоток шампанского на вечеринке. Уравновешивание легкомысленного освещения было скрытой угрозой, направленной на таких выдающихся молодых людей.

Вскоре после того, как ребенок летчика Чарльза Линдберга был похищен и убит, Баззи и Систи также стали объектом угроз.Бывший офицер ВМФ написал первой леди вымогательное письмо, в котором требовал, чтобы он причинил вред детям, если она не отдаст ему 168 000 долларов. К несчастью и к счастью, он оставил контактный номер и вскоре был арестован.

Баззи обнаружил, что его жизнь снова перевернулась в 1935 году, когда его мать вышла замуж за Джона Боеттигера, бывшего репортера, которого только что назначили издателем газеты в Сиэтле.

Преступивший покинуть Белый дом, Кертис позже сказал, что он чувствовал себя «немного уродом» в своей новой государственной школе и часто был одинок с двумя занятыми родителями.В конце концов его отправили в военное училище.

Как Кертис Рузвельт — имя, которое он взял после того, как его отчим покончил с собой в 1950 году, — он служил в армии и, среди прочего, работал в сфере рекламы и связей с общественностью.

В 1964 году, когда он получил степень магистра государственного и публичного права в Колумбийском университете, он перешел на государственную службу в Организации Объединенных Наций. Он провел два десятилетия в этой всемирной организации, уделяя особое внимание укреплению связей с неправительственными организациями.

В 1970-х годах он возглавил усилия по сохранению Гайд-парка Элеоноры Рузвельт, штат Нью-Йорк, коттеджа и прилегающей территории, известной как Вал-Килл, от жилой застройки. Теперь это Национальный исторический комплекс Элеоноры Рузвельт, которым управляет Служба национальных парков.

Кертис Рузвельт Далл родился на Манхэттене 19 апреля 1930 года. Его отец, Кертис Бин Далл, был биржевым маклером. Его мать была единственной дочерью Франклина и Элеоноры Рузвельт.

На протяжении большей части своей юности Кертис Рузвельт был отчужден от своего отца, который нашел второе призвание на политической окраине.Он провел десятилетия во главе Лобби Свободы, группы активистов, которая собирала деньги для политиков-сегрегационистов и продвигала антисемитские теории заговора. Он также написал полемику под названием «Ф.Д.Р .: Мой эксплуатируемый тесть».

Примерно в то время, когда Кертис Рузвельт присоединился к ООН, он сказал New York Times, что у него «теплые» отношения с отцом, «хотя наши политики значительно различаются».

Браки г-на Рузвельта с Робином Эдвардсом, Рут Сублетт и Жанетт Шлоттманн закончились разводом.В 1985 году он женился на Марине Джонс, которая выжила вместе с дочерью от первого брака Джулианной Рузвельт из Лонг-Бич, Калифорния; сестра, Анна Элеонора Сигрейвс из Бетесды, штат Мэриленд; сводный брат Джон Боэттигер из Милл Вэлли, Калифорния; и внук.

Мемуары г-на Рузвельта появились в тот момент, когда президентом был избран Барак Обама, отец двух маленьких дочерей, и интервьюеры спросили его мнение о детях Обамы и их ожиданиях.

«Я понимаю, что два человека — хорошие родители», — сказал он изданию Atlanta Journal-Construction.

«Девочки это отражают. Дети старше меня, что лучше. . . . Хотя уже есть много проверок, будет еще хуже. Белый дом, за неимением лучшего термина, является чашей для золотых рыбок. Они неизбежно пострадают ».

Кертис Рузвельт мертв: внук Рузвельта жил в Белом доме

ПАРИЖ Кертис Рузвельт, который жил в Белом доме в детстве, когда его дед был президентом и два десятилетия проработал в Организации Объединенных Наций, умер в возрасте 86 лет.

Самый старший внук Франклина Д. и Элеоноры Рузвельт умер от сердечного приступа в Сен-Бонне-дю-Гар на юге Франции 26 сентября.

Кертис Рузвельт перед смертью письменно заявил, что не хочет панихиды. Вместо этого, по словам его вдовы Марины Рузвельт, он сказал: «Если вам нужно что-то сделать, тогда соберитесь вместе и хорошо проведите время с вином и сыром и сделайте ужасные мартини, как это делал мой дед».

На кадрах Рузвельта президент в инвалидной коляске 00:23

Детство Рузвельта было в центре внимания на всю оставшуюся жизнь, как и исключительное наследие его деда.

Кертис Рузвельт, родившийся 19 апреля 1930 года, когда его дед был губернатором Нью-Йорка, был сыном Анны Рузвельт, старшего ребенка и единственной дочери президента.

Кертис и его младшая сестра Анна переехали к бабушке и дедушке, поскольку карьера его отца Кертиса Бина Далла на фондовом рынке пострадала во время Великой депрессии, и его родители развелись. Названные «Баззи» и «Систи», они жили относительно защищенными от трудностей эпохи, курсируя между Вашингтоном и отпусками в семейном поместье Рузвельтов в Гайд-парке, штат Северная Каролина.Ю.

Дети жили в Белом доме несколько лет, пока их мать не вышла замуж за репортера Джона Боеттигера.

Актуальные новости

«Он так и не оправился от своих ранних впечатлений», — сказала его сестра Анна Элеонора Сигрейвс в субботу из своего дома в Бетесде, штат Мэриленд. Их жизни складывались по-разному, и она описывала их отношения как «сердечные», но не близкие — до тех пор, пока они не достигли преклонного возраста, когда они восстановили связь.

Кертис Рузвельт продолжал работать педагогом и политическим реформатором в Нью-Йорке, а затем стал дипломатом в ООН с 1964 по 1983 год, где он, в частности, поддерживал связь с неправительственными организациями. Он пошел по стопам своей бабушки Элеоноры Рузвельт, которая была членом первой американской делегации в ООН в 1945 году, а затем с 1947 по 1951 год занимала пост председателя Комиссии ООН по правам человека.

В своих мемуарах Кертис Рузвельт хвалил и критиковал своих дедушку и бабушку, считая их более увлеченными мировой политикой, чем семейными делами.Но они всегда казались ему важными, сказала Марина Рузвельт Associated Press из своего дома в Сен-Бонне-дю-Гар.

Рузвельт защищал попытки своего деда скрыть свои больные полиомиелитом ноги от американской общественности.

«Рузвельт был викторианцем». «Вы не показываете свою болезнь, и если кто-то спрашивает вас, как вы поживаете, вы отвечаете:« Хорошо ». Кроме того, он хотел найти практический способ продолжить то, что он должен был сделать, и кем он был».

В 2005 году Кертис Рузвельт присоединился к внукам советского лидера Иосифа Сталина и британского лидера военного времени Уинстона Черчилля в дискуссии о наследии исторического саммита их дедов в Ялте 60 лет назад, который заложил основу для послевоенного раздела Европы. и холодная война.

Внуки трех лидеров Второй мировой войны, советского лидера Иосифа Сталина, британца Уинстона Черчилля и американца Франклина Д. Рузвельта, Евгения Джоэгасзвили, Кертиса Рузвельта и Уинстона Черчилля, позируют 1 октября 2005 года в Маастрихте на конференции, посвященной приблизительно 60 годам. Европы, после Ялтинского договора, подписанного их дедами. ОЛАФ КРААК / AFP / Getty Images


«Никто не получил от Ялты того, чего хотел, кроме россиян, которые могли это получить», — сказал Кертис Рузвельт на встрече в Маастрихтском университете в Нидерландах.

Он сказал, что для его деда решения, принятые в Ялте, были в основном о принятии реальности после позднего вступления Соединенных Штатов в войну. Ялтинская конференция состоялась, когда армия Сталина была готова к окончательной атаке на Берлин после оккупации Польши. У Сталина была самая большая армия в Европе — 12 миллионов солдат, в то время как 4 миллиона человек Эйзенхауэра все еще находились к западу от Рейна.

Четвертый брак Рузвельта оказался самым прочным. Вдова Марина надеется исполнить его желание провести неформальное поминальное собрание на празднике Благодарения в конце ноября.

«Кажется, подходящий момент. Он любил День Благодарения », — сказала она, описывая большие обеды в их французском доме с эклектичным списком гостей. «Мы всегда могли найти скрывающихся американцев».

У Кертиса Рузвельта остались вдова, сестра, дочь Джулианна Рузвельт, сводный брат Джон Боеттигер из Калифорнии и внук.

Умер Кертис Рузвельт, внук Рузвельта.

Кертис Рузвельт, внук Франклина Д. и Элеоноры Рузвельт.(Фото: Президентская библиотека Рузвельта / Фото любезно предоставлено Рузвельтом)

Кертис Рузвельт, старший внук президента Франклина и Элеоноры Рузвельт, умер, согласно данным Президентской библиотеки и музея Рузвельта в Гайд-парке.

Кертис Рузвельт, чьей матерью была Анна Рузвельт Холстед, родился в 1930 году и был известным писателем и педагогом. Анна Рузвельт Холстед была единственной дочерью Рузвельт и Рузвельт.

Кертису Рузвельту было 86 лет, и он умер на этой неделе, согласно первой президентской библиотеке страны.Никаких дополнительных подробностей о его смерти не было.

Рузвельт был уроженцем Гайд-парка и был 32-м президентом страны. Элеонора Рузвельт изменила определение роли первой леди. Рузвельт и Элеонора Рузвельт жили и похоронены в Гайд-парке.

«Библиотека и музей Рузвельта оплакивают потерю Кертиса Рузвельта, — сказал в своем заявлении директор Пол Спарроу. — Он был замечательным писателем, педагогом и решительным сторонником библиотеки. Как старший внук Франклина и Элеоноры, он предоставили уникальный взгляд на их замечательную жизнь.«

Кертис Рузвельт в 2007 году был удостоен медали Вал-Килла, которую вручает Центр Элеоноры Рузвельт в Вал-Килл в Гайд-парке. Национальное историческое место Элеоноры Рузвельт в Гайд-парке также известно как Вал-Килл.

Кертис Рузвельт, актриса Джин Стэплтон и Джойс Ги из Гайд-парка, бывший историк округа Датчесс, были среди тех, кто работал над объявлением Вал-Килла национальным историческим памятником. В рамках этих усилий Рузвельт и Стэплтон в 1977 году дали показания перед этим. Конгресс.В том же году президент Джимми Картер объявил Вал-Килл национальным историческим памятником.

Служба национальных парков приняла управление в 1978 году, и Национальный исторический комплекс Элеоноры Рузвельт официально открылся для публики в 1984 году.

ЗАКРЫТЬ

Краткая экскурсия по Президентской библиотеке и музею Франклина Д. Рузвельта.

Кертис Рузвельт последний раз появлялся на публике в библиотеке Рузвельта в Гайд-парке в июне 2009 года, во время фестиваля чтения Рузвельта.До этого он был в библиотеке для публичного выступления в ноябре 2008 года.

Оба выступления были связаны с его мемуарами «Слишком близко к солнцу: взросление в тени моих бабушек и дедушек Франклина и Элеоноры».

Джон В. Барри: [email protected], 845-437-4822, Twitter: @JohnBarryPoJo

В Интернете

Посетите http://pojonews.co/roosevelt, чтобы читать истории и смотреть видео и просмотрите фотогалереи о Рузвельтах.

Прочтите или поделитесь этой историей: https://www.poughkeepsiejournal.com/story/news/2016/09/29/curtis-roosevelt-grandson-fdr-has-died/91279604/

Кертис Рузвельт, внук Рузвельта , умер в возрасте 86

Кертис Рузвельт, старший внук бывшего президента Франклина Д. Рузвельта, умер в возрасте 86 лет.

Он жил в Белом доме со своими дедушкой и бабушкой Элеонорой Рузвельт в детстве.

Рузвельт умер от сердечного приступа в своем доме в Сен-Бонне-дю-Гар, на юге Франции, 26 сентября.

Он заранее настоял на письменной форме, чтобы родственники не устраивали ему похороны, а говорили им: «Если вы должны что-то сделать, то соберитесь вместе и хорошо проведите время с вином и сыром и сделайте ужасные мартини, как это делал мой дедушка».

Прокрутите вниз, чтобы увидеть видео

Кертис Рузвельт, самый старший внук бывшего президента Франклина Д. Рузвельта, умер в возрасте 86 лет. Он показан наверху (в центре) с Евгением Джоэгасвием (слева) и Уинстоном Черчиллем (справа), внуками лидеры военного времени Иосиф Сталин и Черчилль

Детство Рузвельта было в центре внимания на всю его оставшуюся жизнь, как и исключительное наследие его деда.

Кертис Рузвельт, родился 19 апреля 1930 года, когда его дед был губернатором Нью-Йорка, был сыном Анны Рузвельт, старшего ребенка и единственной дочери президента.

Кертис и его младшая сестра Анна переехали к бабушке и дедушке, когда карьера его отца Кертиса Бина Далла на фондовом рынке пострадала во время Великой депрессии, и его родители развелись.

Названные «Баззи» и «Систи», они жили относительно защищенными от трудностей эпохи, курсируя между Вашингтоном и отпуском в семейном поместье Рузвельтов в Гайд-парке, штат Северная КаролинаY.

Дети жили в Белом доме несколько лет, пока их мать не вышла замуж за репортера Джона Боэттигера.

Рузвельт в детстве жил в Белом доме. Он изображен в возрасте трех лет в 1933 году сидящим на коленях у своей матери, Анны Элеоноры Далл (справа), рядом со своей сестрой Анной и дедушкой

На фотографии, сделанной в середине 1930-х годов, видно, как он бросает снежки в свою старшую сестру. на лужайке Белого дома

На семейной фотографии Кертис стоит рядом со своим дедом в Йеллоустонском национальном парке.Ему было семь лет, когда этот снимок был сделан в 1937 году.

«Он так и не смог избавиться от этих ранних впечатлений», — сказала в субботу его сестра Анна Элеонора Сигрейвс из своего дома в Бетесде, штат Мэриленд.

Их жизни складывались разными путями, и она описывала их отношения как «сердечные», но не близкие — до тех пор, пока они не достигли преклонного возраста, когда они восстановили связь.

Кертис Рузвельт продолжал работать педагогом и политическим реформатором в Нью-Йорке, а затем стал дипломатом в U.Н. с 1964 по 1983 год, где он, в частности, поддерживал связь с неправительственными организациями.

Элеонора Рузвельт построила игровую площадку в Белом доме для своих внуков (вверху в начале 1930-х годов), чтобы они могли развлечься.

Он пошел по стопам своей бабушки, Элеоноры Рузвельт, которая была членом первой американской делегации в США. ООН в 1945 году, а позже занимал пост председателя Комиссии ООН по правам человека с 1947 по 1951 год.

В своих мемуарах Кертис Рузвельт хвалил и критиковал своих дедушку и бабушку, считая их более увлеченными мировой политикой, чем семейными делами.Но они всегда казались ему важными, сказала Марина Рузвельт Associated Press из своего дома в Сен-Бонне-дю-Гар.

Рузвельт защищал попытки своего деда скрыть свои больные полиомиелитом ноги от американской общественности.

«Рузвельт был викторианцем». «Вы не показываете свою болезнь, и если кто-то спрашивает вас, как у вас дела, вы отвечаете:« Хорошо ». Кроме того, ему нужен был практический способ продолжить то, что он должен был делать, и кем он был ».

В 2005 году Кертис Рузвельт присоединился к внукам советского лидера Иосифа Сталина и британского лидера военного времени Уинстона Черчилля в дискуссии о наследии исторического саммита их дедов в Ялте 60 лет назад, который заложил основу для послевоенного раздела Европы. и холодная война.

«Никто не получил от Ялты того, чего хотел, кроме русских, которые могли это получить», — сказал Кертис Рузвельт на встрече в Маастрихтском университете в Нидерландах.

Он сказал, что для его деда решения, принятые в Ялте, были в основном о принятии реальности после позднего вступления Соединенных Штатов в войну.

Рузвельт на изображении выше во время посещения Женской дивизии Объединенного еврейского воззвания Большого Нью-Йорка в 1952 г.

Ялтинская конференция состоялась, когда армия Сталина была готова к последней атаке на Берлин после оккупации Польши.У Сталина была самая большая армия в Европе — 12 миллионов солдат, в то время как 4 миллиона человек Эйзенхауэра все еще находились к западу от Рейна.

Четвертый брак Рузвельта оказался самым прочным. Вдова Марина надеется исполнить его желание провести неформальное поминальное собрание на празднике Благодарения в конце ноября.

‘Кажется, подходящий момент. Он любил День Благодарения, — сказала она, описывая большие обеды в их французском доме с эклектичным списком гостей. «Мы всегда могли найти скрывающихся американцев.’

У Кертиса Рузвельта остались вдова, сестра, дочь Джулианна Рузвельт, сводный брат Джон Боеттигер из Калифорнии и внук.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: начало более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Кертис Рузвельт, внук Рузвельта, умер на 86-м году жизни

ФАЙЛ — На этой фотографии из архива от 1 октября 2005 г. (слева направо) Евгений Джогасзвили, Кертис Рузвельт и Уинстон Черчилль, внуки лидеров Второй мировой войны Иосифа Сталина, Теодора Рузвельта и Черчилля, встречаются в Маастрихте, Нидерланды, на конференции, посвященной памяти Ялтинский договор, подписанный их дедами 60 лет назад, стал вехой в основу современной Европы.(Источник: AP / Ermindo Armino)

Кертис Рузвельт, который в детстве жил в Белом доме, когда его дед был президентом, и два десятилетия проработал в Организации Объединенных Наций, умер в возрасте 86 лет.

Самый старший внук Франклина Д. и Элеоноры Рузвельт умер от сердечного приступа в Сен-Бонне-дю-Гар на юге Франции 26 сентября.

Кертис Рузвельт перед смертью настоял на том, чтобы письменно заявить, что не хочет панихиды. Вместо этого, по словам его вдовы Марины Рузвельт, он сказал: «Если вам нужно что-то сделать, тогда соберитесь вместе и хорошо проведите время с вином и сыром и сделайте ужасные мартини, как это делал мой дед.”

Детство Рузвельта было в центре внимания на всю оставшуюся жизнь, как и исключительное наследие его деда.

Кертис Рузвельт, родившийся 19 апреля 1930 года, когда его дед был губернатором Нью-Йорка, был сыном Анны Рузвельт, старшего ребенка и единственной дочери президента.

Кертис и его младшая сестра Анна переехали к бабушке и дедушке, поскольку карьера его отца Кертиса Бина Далла на фондовом рынке пострадала во время Великой депрессии, и его родители развелись. Названные «Баззи» и «Систи», они жили относительно защищенными от трудностей эпохи, курсируя между Вашингтоном и отпусками в семейном поместье Рузвельтов в Гайд-парке, штат Нью-Йорк.

Дети жили в Белом доме несколько лет, пока их мать не вышла замуж за репортера Джона Боэттигера.

«Он так и не оправился от своих ранних впечатлений», — сказала его сестра Анна Элеонора Сигрейвс в субботу из своего дома в Бетесде, штат Мэриленд. Их жизни складывались по-разному, и она описывала их отношения как «сердечные», но не близкие — до тех пор, пока они не стали пожилыми, когда они восстановили связь.

Кертис Рузвельт продолжал работать педагогом и политическим реформатором в Нью-Йорке, а затем стал дипломатом в ООН с 1964 по 1983 год, где он, в частности, поддерживал связь с неправительственными организациями.Он пошел по стопам своей бабушки Элеоноры Рузвельт, которая была членом первой американской делегации в ООН в 1945 году, а затем с 1947 по 1951 год занимала пост председателя Комиссии ООН по правам человека.

В своих мемуарах Кертис Рузвельт хвалил и критиковал своих дедушек и бабушек, считая их более занятыми мировой политикой, чем семейными делами. Но они всегда казались ему важными, сказала Марина Рузвельт Associated Press из своего дома в Сен-Бонне-дю-Гар.

Рузвельт защищал попытки своего деда скрыть свои больные полиомиелитом ноги от американской общественности.

Смотрите, что еще в новостях:

«Рузвельт был викторианцем». «Вы не показываете свою болезнь, и если кто-то спрашивает вас, как вы поживаете, вы отвечаете:« Хорошо ». Кроме того, он хотел найти практический способ продолжить то, что он должен был сделать, и кем он был».

В 2005 году Кертис Рузвельт присоединился к внукам советского лидера Иосифа Сталина и британскому лидеру военного времени Уинстону Черчиллю в дискуссии о наследии исторического саммита их дедов в Ялте 60 лет назад, который заложил основу для послевоенного раздела Европы и холодная война.

«Никто не получил от Ялты того, чего хотел, кроме россиян, которые могли это получить», — сказал Кертис Рузвельт на встрече в Маастрихтском университете в Нидерландах.

Он сказал, что для его деда решения, принятые в Ялте, были в основном о принятии реальности после позднего вступления Соединенных Штатов в войну. Ялтинская конференция состоялась, когда армия Сталина была готова к окончательной атаке на Берлин после оккупации Польши. У Сталина была самая большая армия в Европе — 12 миллионов солдат, в то время как 4 миллиона человек Эйзенхауэра все еще находились к западу от Рейна.

Четвертый брак Рузвельта оказался самым прочным. Вдова Марина надеется исполнить его желание провести неформальное поминальное собрание на празднике Благодарения в конце ноября.

«Кажется, подходящий момент. Он любил День Благодарения », — сказала она, описывая большие обеды в их французском доме с эклектичным списком гостей. «Мы всегда могли найти скрывающихся американцев».

У Кертиса Рузвельта остались вдова, сестра, дочь Джулианна Рузвельт, сводный брат Джон Боеттигер из Калифорнии и внук.

Кертис Рузвельт мертв; внуку президента было 86

Кертису, или «Баззи», как его называли, было 3 года, когда его родители разошлись. Поэтому его мать вернулась к своим родителям, увезя Баззи и его старшую сестру из Нью-Йорка в Вашингтон.

Баззи легко освоился в новом окружении. Он привлек много внимания не только его любящего деда, но и репортеров и фотографов, которые освещали свой новый дом — 1600 Пенсильвания авеню.- сделал светловолосые швабры любимцами мгновенных СМИ 1930-х годов.

Баззи формально был Кертисом Рузвельтом Даллом, старшим внуком президента Франклина Д. Рузвельта и первой леди Элеоноры Рузвельт. Его сестрой была Анна Элеонора Далл, известная как «Систи». И их хорошо поставленные, очень заметные приключения в качестве «первых внуков», живших в Белом доме во время Великой депрессии, породили множество историй для страны, отчаянно нуждающейся в бегстве от реальности.

Если не считать завидных кудрей, они освещали новости Ширли Темпл в Вашингтоне.

Баззи, известный как Кертис Боеттиджер после того, как много лет взял фамилию отчима, а затем как Кертис Рузвельт вскоре после достижения совершеннолетия, всю жизнь боролся с аспектами своей личности.

Получите информационный бюллетень последних новостей!

Получайте самые свежие новости по мере их появления.

Нажимая «Зарегистрироваться», вы соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности.

В мемуарах 2008 года «Слишком близко к солнцу» он написал о сбивающем с толку общественном обожании и внимании, которые сопровождали его в детстве, и о самосознании, которое сопровождало его на протяжении десятилетий, когда он сравнивался с такими грозными бабушкой и дедушкой.

Он стал администратором в Секретариате Организации Объединенных Наций и сначала удалился на Майорку у побережья Испании, где занимался изготовлением керамики, а затем в Южную Францию.Он умер 26 сентября в возрасте 86 лет в своем доме в Сен-Бонне-дю-Гар, Франция. По словам его литературного исполнителя Мишель Слунг, причиной был очевидный сердечный приступ.

Баззи, Систи и их мать, которую также звали Анна, жили в Белом доме с 1933 года, года инаугурации его деда, до 1935 года. Они оставались частыми гостями в течение следующего десятилетия, и это снова был их домашний адрес после смерти президента. в апреле 1945 года.

Как позже описал Рузвельт, его пребывание в Белом доме было по-разному организованным и беззаботным.Он видел в ней, как и любой ребенок, игровую площадку, но вокруг сновали очень серьезные люди. Он любил возиться по подвалу и его многочисленным пустым комнатам.

Он вспомнил, как по утрам прыгал на дедушкиной кровати и заставлял президента читать ему комиксы. «Мой дедушка, казалось, наслаждался несколькими моментами глупости», — писал он в своей книге.

Он обожал свою прабабушку по отцовской линии, Сару, которая вместе с Франклином «были единственными двумя, которые заставляли меня чувствовать себя любимой.«Они расточали привязанность. Он был менее влюблен в первую леди, которую с годами находил отстраненной, резко осуждающей и озабоченной делами. Он часто называл ее лучшей бабушкой для мира, чем ее собственные внуки.

Баззи обнаружил, что его жизнь снова перевернулась в 1935 году, когда его мать вышла замуж за Джона Боэттигера, бывшего репортера, которого только что назвали издателем газеты в Сиэтле.

Преступивший покинуть Белый дом, Кертис позже сказал, что он чувствовал себя «немного уродом» в своей новой государственной школе и часто был одинок с двумя занятыми родителями.В конце концов его отправили в военное училище.

Как Кертис Рузвельт — имя, которое он взял после того, как его отчим покончил с собой в 1950 году — он служил в армии и, помимо прочего, работал в сфере рекламы и связей с общественностью.

В 1964 году, когда он получил степень магистра государственного и публичного права в Колумбийском университете, он перешел на государственную службу в Организации Объединенных Наций.

Кертис рузвельт: Кертис Рузвельт — Curtis Roosevelt

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх