Методы экспонирования: Методы построения музейной экспозиции

Содержание

Методы построения музейной экспозиции

 

            Слово экспозиция происходит от латинского глагола «expono» — выставлять напоказ — а также от производного от него существительного «exposition» — изложение, описание. Экспозицией можно назвать размещение любых предметов, представленных на обозрение. Музейная экспозиция имеет свои особенности: предметы, предложенные к просмотру,  объединены некой совокупностью признаков и свойств. В экспозиции они получают новый статус — становятся экспонатами — предметами, выставленными на обозрение.

 

Методы построения экспозиций

            Важным моментом в построении экспозиционных материалов является группировка экспонатов. Иногда они воспроизводят интерьер усадьбы или являются фрагментом природной среды. Иногда Хранители стремятся раскрыть определенным расположением предметов какой-либо сюжет или, например, продемонстрировать многогранность однородных предметов. Порядок группировки и организации экспозиционных материалов называется

методом построения экспозиции. В отечественном музееведении традиционно выделяют следующие основные методы экспонирования:

•           систематический;

•           ансамблевый;

•           ландшафтный;

•           тематический.

 Систематическая экспозиция

            В основу систематических экспозиций легли научные принципы организации материала. Такой метод экспонирования подразумевает под собой отбор, размещение и интерпретацию однородных предметов в соответствии с классификационной системой какой-либо научной дисциплины или отрасли производства. Этот метод позволяет показать биологическую, технологическую, эстетическую и другие виды эволюции предметов. Чаще всего этот метод экспонирования применяется в музеях, посвященным естественным наукам, научно-техническим, археологическим, этнографическим, а также используется в музеях декоративно-прикладного искусства и в фондовых выставках музеев различных профилей.


Экспонирование исторических электрических ламп, построенное по систематическому принципу, Музей Инноваций Дженерал Электрик, Огайо, США

Ансамблевая экспозиция

            Ансамблевая экспозиция сохраняет или воссоздает на основе достоверных научных данных существовавшую или типичную для определенного времени социокультурную обстановку. Эта экспозиция  часто используется в мемориальных музеях, а также в музеефицированных памятниках истории и культуры, таких как: дворцы усадьбы, крестьянские избы. Также примером использования такого рода экспозиций могут служить исторические интерьеры или отдельные фрагменты, которые воссоздаются в музеях гуманитарного и естественнонаучного профилей. Такая экспозиция может состоять из различных экспонатов:  орудий труда, оружия, одежды, мебели, изделий декоративно-прикладного искусства, изобразительных и письменных материалов. При реконструкции художественной амсамблевой экспозиции в качестве связующего звена чаще всего выступают стилистические особенности экспонатов.

            В мировой музейной практике именно амбсамблевые экспозиции получили широкое распространение, так как они являются наиболее легкими для восприятия,  а также вызывают непосредственный интерес.

Ансаблевая экспонирование предметов мебели в стиле бидермайер в разделе посвященной этому стилю в музее Лангес Таннен, Шлезвиг-Гольштейн, Германия

 

Ландшафтная композиция

            Основная структурная единица — биогруппы и ландшафтные диорамы. Биогруппа 

представляет собой экспозиционный комплекс из объектов животного и / или растительного мира. Зачастую понятие «биогруппа» относится к научной таксидермической композиции, которая представляет животных в среде обитания.

            Характерными приемами ландшафтного метода экспонирования являются панорамы и диорамы. Панорама представляет собой больших размеров лентообразную картину, натянутую по внутренней поверхности цилиндрического подрамника. Он сочетается с «предметным» планом — макетами, сооружениями, фигурами, которые расположены перед ней по кругу. Такая панорама создает иллюзию реального пространства, которое окружает зрителя.

            Диорама же позволяет рассматривать изображение только со стороны окна (за исключением трехсторонних, так называемых альковных диорам). Она может находиться на стене как полукруглого, так и прямоугольного помещения. В связи с этим диорамы получили в естественнонаучных музеях более широкое распространение, так как они не требуют настолько больших площадей, как панорамы.

Биогруппа в музее «Дом Природы», Зальцбург, Австрия

 

Тематическая экспозиция

            Тематическая экспозиция при помощи экспозиционных материалов раскрывает определенную тему, сюжет или проблему. Она создает музейный образ описываемых событий или явлений. Такая экспозиция представляет собой систему взаимосвязанных разделов и тем, чье содержание обусловлено определенной концепцией. В исторических музеях разделам обычно соответствуют исторические периоды. Главным в такой экспозиции является тематико — экспозиционный комплекс, который представляет собой некую группу предметов разных типов. Это могут быть вещи, документы или изобразительные материалы. Их объединяет исключительно содержательная сторона, а также способность выступать в качестве наглядного подтверждения определенного концептуального положения.

            Следует иметь в виду, что перечисленные выше методы экспонирования зачастую интегрируются: систематическая экспозиция может сочетаться с ансамблевой и ландшафтной экспозицией, тематическая может включать элементы не только ансамблевой, но и систематической экспозиции. Выбор методов экспонирования зависит от множества факторов, например, от профиля музея, от темы и целевых установок будущей экспозиции, специфики коллекций и  размеров площади для экспозиции.

Тематическая экспозиция посвященная человеческому мозгу в Национальном Музее Здоровья и Медицины, шт.Мерилэнд, США. Обратите внимание каким образом экскурсовод делает себя частью экспозиции, становится для детей наглядной иллюстрацией излагаемой темы. 

Методы экспонирования. Какой выбрать?

Озеро Херберт. Альберта. Канада.

Правильная экспозиция важна для любого вида фотографии. Но что лучше – когда гистограмма равномерно распределена в форме колокола, концентрируется в правой части (экспонирование вправо — ETTR) или в левой (экспонирование влево – ETTL). Может быть современные сенсоры делают все это бессмысленным из-за инвариантности ISO?

Если вы некоторое время занимаетесь фотографией, то наверняка слышали об экспонировании вправо и экспонировании влево, а также об ISO-инвариантности. Фанатов ETTL можно встретить реже, но они тоже существуют. В этой статье мы исследуем три понятия, чтобы понять, какая техника лучше работает для вас.

Экспонирование влево

Гистограмма при экспонировании влево.

Возвращаясь во времена пленочных фотоаппаратов, когда многие профессиональные фотографы работали с диапозитивами, стандартной техникой для сцен с широким динамическим диапазоном было недоэкспонировать кадр, чтобы избежать клиппинга светлых участков. Лучше было сделать некоторые тона черными, чем засветить блики.

Если бы вы посмотрели на гистограмму такой фотографии, то увидели бы, что она слегка смещена к левому краю, отражая преобладание темных тонов. Это – экспонирование влево (Expose To The Left – ETTL).

Некоторые фотографы до сих пор отстаивают такой метод. Например, они говорят, что, если экспонировать влево, сократив экспозицию на один или полтора стопа, вы сохраните блики. Также это сразу сделает ваш снимок привлекательнее, сокращая время постобработки. Современные сенсоры и ПО имеют потрясающие способности по сохранению теней и шумоподавлению, поэтому можно восстановить детали в темных участках снимка, сохранив при этом богатые цвета и детализацию в светлых.

  • Примечание: Гистограмма на экране камеры создается с JPG-изображения, которое выводится для обзора. Она может не отображать содержимое RAW-файла и вообще редко это делает. Чаще всего у RAW больше деталей с обеих концов тонального диапазона, чем показано на JPG-гистограмме. Однако, эта гистограмма полезна для избегания клиппинга светлых участков.

Экспонирование вправо

Все больше и больше фотографов становятся поклонниками техники экспонирования вправо (Expose To The Right – ETTR). Для ее применения нужно осветлить экспозицию на один-полтора стопа или больше. При этом нужно быть осторожным и не засветить блики. Гистограмма такого снимка смещается вправо, отражая большее количество светлых тонов. В одном из эпизодов подкаста Photo Taco Jeff Harmon рассказал о том, как он экспонирует вправо. 14) тональных значений между абсолютно черным и полностью белым. Таким образом, при максимальном стопе можно записать 8 192 тональных значения, а при минимальном – только 4!

Мы можем упростить детали и все еще вникнуть в суть, если разделить гистограмму на 4 равные части и назвать справа налево: света, светлые полутона, темные полутона, тени. Здесь 1/2 тональных значений выделена для светов, 1/4 – для светлых полутонов, 1/8 – темных полутонов, а 1/16 осталась для теней.

То есть, передержка снимка без клиппинга белых означает, что вы записываете больше информации о тонах, получая также лучшее соотношение «сигнал-шум», следовательно, на фотографии будет меньше шума. Конечно, вы получите светлое и выцветшее изображение. Однако, в файле записано очень много данных, поэтому очень легко затемнить определенные участки во время постобработки и вернуть цвета, не создавая шум.

По некоторым причинам шум намного заметнее в темных участках. Из этого следует, что если сделать более светлый снимок (который изначально имеет меньше видимого шума) и затемнить его, то в итоге шума будет меньше, чем, если бы мы сделали темный снимок и осветлили его.

Сарай для лодок. Лейк Луиз, Канада

Будучи на озере Херберт, изображенном вверху, я сделал две фотографии. Одна была экспонирована вправо для сохранения детальности деревьев, а вторая – слегка влево, чтобы сберечь цвета и детали неба. Я смешал два снимка в Photoshop. А вот фотографию с лодочным сараем я экспонировал вправо. Это позволило мне потом затемнить определенные участки, не получив шума на деревьях. Лампы, освещающие здание, все равно поддались бы клиппингу, поэтому более темная экспозиция не понадобилась.

Обе фотографии были сделаны в раннем утреннем свете и деревья были очень темными, поэтому осветление их в Lightroom или Photoshop подчеркнуло бы имеющийся шум. Съемка с несколькими экспозициями и применение техники HDR для снимка озера Херберт уменьшили бы резкость и контрастность деревьев, отчасти из-за ограничений HDR, а частично из-за ветра, колышущего деревья. В обоих случаях экспонирование вправо очень помогло.

  • Примечание: Это лучше всего работает при RAW-съемке с включенными «маячками» (мигающие значки на экране, предупреждающие о клиппинге теней и бликов).

Так что будет работать лучше?

Смотря какая ситуация.

Если вы снимаете свадьбу или спортивное мероприятие, скорее всего не будете использовать ни первое, ни второе. ETTR и ETTL лучше всего работают, когда у вас есть время на аккуратную настройку экспозиции, например, при съемке пейзажа или архитектуры. Когда есть действие или такой ценный свет постоянно меняется, эти техники вам вряд ли помогут.

Также важна природа самого снимка. Недоэкспонирование черного медведя на темном фоне не очень пригодится, поэтому в такой ситуации экспонировать влево бессмысленно. Некоторые кадры созданы для ETTR, некоторые – для ETTL, а определенный вид снимков не подходит ни одной из этих техник.

Стоит брать во внимание, как выбранный вид экспонирования влияет на настройки. Какая выдержка и диафрагма вам нужна? Например, экспонирование вправо с короткой выдержкой и узкой диафрагмой заставит устанавливать более высокое значение ISO, которое может повлечь за собой появление шума. Не привязывайтесь к технике, забывая об остальных параметрах!

Еще один вопрос – способность сенсора вашей камеры обрабатывать темные тона с минимальным шумом. Сенсоры Sony очень хорошо работают с тенями. Экспонирование влево и осветление темных участков здесь отлично сработает. Недорогие или средние сенсоры более склонны создавать шум, поэтому значительное осветление теней при постобработке может его подчеркнуть. Если у вашей камеры не самый первоклассный сенсор, лучше склоняться в сторону экспонирования вправо.

Для большинства снимков при дневном свете экспонирование вправо работает отлично. Если вы работаете ночью, фотографируя, например, Млечный путь, попробуйте экспонировать влево.

И здесь появляется инвариантность ISO

Довольно мало современных камер имеют ISO-инвариантный сенсор. Это понятие означает, что вы получите одинаковое качество, как снимая при низком ISO, недостаточно экспонировав снимок, после чего осветлив его во время постобработки, так и при идеальном экспонировании с более высоким ISO. Например, фотография заката с выдержкой 1/5 с, f/11, ISO 100, осветленная на три стопа в Lightroom имеет аналогичное качество, как тот же кадр при 1/5 с, f/11, ISO 400.

В некоторых камерах можно делать это вплоть до 5 стопов! Снимок с ISO 100, осветленный на 5 стопов будет иметь такое же качество, как фотография с ISO 1600. Это позволяет получать правильные комбинации настроек диафрагмы и выдержки, а также важно, если для съемки нужны очень высокие значения ISO.

Объяснение довольно запутанное и вовлекает такие вещи, как «родное» ISO и усиление нисходящего шума при чтении. Я не буду перегружать вас деталями и жаргоном. Достаточно сказать, что для ISO-инвариантных камер нет смысла снимать с чем-либо выше родного диапазона ISO. У моей Nikon D750 это ISO 100 – 12800, но его можно повысить до 51200. Для любых значений выше 12800 камера «симулирует» высокое ISO, усиливая сигнал и вместе с ним увеличивая количество шума.

Если при съемке нужно ISO выше 12800 я предпочитаю снимать с 12800 или меньше, а потом осветляю фотографию во время постобработки.

Jim Harmer писал об инвариантности ISO и привел список камер с ISO-инвариантными сенсорами.

Одно из преимуществ такого подхода – очень высокие значения ISO создают большое количество шума по всей поверхности снимка. Съемка с низким ISO и осветление только нужных участков позволяет избежать появления шума на тенях, где он был бы наиболее заметен.

Что делать?

Первое, что нужно – это знать возможности своей камеры. Является ли она ISO-инвариантной? Какой ее родной диапазон ISO? Насколько хорошо сенсор справляется с темными участками? Существуют сайты, которые провели все возможные виды тестирования и могут помочь вам лучше понять свою камеру и ее сенсор. Однако, ничего не может быть лучше, чем собственный опыт и обработка фотографий. Когда вы работаете в Lightroom или любом другом ПО для постобработки, уделяйте особое внимание шуму в темных участках и не забывайте о гистограмме.

Лично я поступаю так. Если в дневное время есть возможность установить желаемую выдержку и диафрагму, я экспонирую вправо и немного пересвечиваю снимок на один стоп. После этого есть небольшая, но заметная разница в сравнении с обычной экспозицией. Для ночных снимков я экспонирую влево примерно на один стоп. Если ситуация требует экстремальных значений ISO, я полагаюсь на ISO-инвариантность своей камеры и снимаю соответственно.

А как поступаете вы?

* Я понимаю, что это нельзя назвать точным научным объяснением и знающие люди могут поспорить со мной, но я попытался преподнести информацию так, чтобы она была понятна фотографам. Таблица является вариацией той, которую создал Martin Bailey на сайте martinbaileyphotography.com.

Автор: Frank Gallagher

Методы и технологии создания музейных экспозиций в Советской России (1918–1991)

Текст: Тарас Поляков14.12.2017   35505

Весной 2017 года на площадке «Шухов Лаб» Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ «Артгид» провел круглый стол, посвященный советским музейным технологиям. В нем приняли участие как представители нового поколения исследователей (Арсений Жиляев и Мария Силина), так и теоретики и практики музейного дела советского времени (Владимир Дукельский, Тарас Поляков и Наталья Самойленко).

Дискуссия выявила существенный разрыв в оценках советского периода и его значимости для музейного дела сегодня. Позднее, по итогам круглого стола был выпущен сборник «Музейные практики в СССР. Проекция в настоящее», в котором представлены две точки зрения на советское музейное дело. «Артгид» уже публиковал эссе представителя «новой школы» — Софьи Гавриловой, в котором советское краеведение выступало объектом рефлексии. Сегодня же мы предлагаем читателям принципиально иной взгляд — взгляд практика. В своей статье кандидат исторических наук, доцент, заместитель руководителя Центра изучения и проектирования музеев в Российском научно-исследовательском институте культурного и природного наследия имени Д. С. Лихачева, один из авторов проекта экспозиции Государственного музея В. В. Маяковского Тарас Поляков предлагает обратиться к советскому музейному делу как к источнику опыта.

Экспозиция Государственного музея В.В. Маяковского. 1989-2013. Архив Государственного музея В.В. Маяковского. Courtesy Тарас Поляков

Этот текст посвящен истории, основным методам, технологиям создания экспозиций в советских музеях, процессу постепенного расширения коммуникативных возможностей музея как специфического языка и эволюции музейных экспозиций как специфических «текстов»: от предметных «словарей» и научно-популярных иллюстраций — к оригинальным произведениям искусства с музейной спецификой. По моему мнению, понятие «метод» определяет основные принципы освоения объекта, в данном случае — проектирования музейной экспозиции, а понятие «технология» — соответствующие средства, приемы и операции, с помощью которых можно пройти тот или иной «путь исследования», реализовать выбранные принципы и подходы — в том числе в пространстве музейной экспозиции. В музейном проектировании существуют научные и художественные методы. К первым относятся коллекционный, ансамблевый (в музеях природы — ландшафтный) и иллюстративно-тематический методы; ко вторым — музейно-образный и образно-сюжетный (художественно-мифологический). Все они активно применялись в советских музеях и также будут подробно рассмотрены в этой статье.

Коллекционный и ансамблевый методы в первое десятилетие советской власти (1918–1928)

В дореволюционной России музеи воспринимались как «храмы науки», доминировал коллекционный метод проектирования. Впрочем, в некоторых «местных» музеях применялся ансамблевый метод. Слово «экспозиция» в музейной деятельности практически не употреблялось — вместо него использовали термины «музей» или «выставка».

Октябрьская революция внесла два основных изменения в экспозиционно-выставочную деятельность музеев. Первое касалось терминологии, второе — методов экспозиционного проектирования. Термин «экспозиция», известный лишь посетителям художественно-промышленных выставок старой России, впервые прозвучал в музейном контексте на Всероссийской конференции по делам музеев в 1919 году в докладе П. П. Муратова: «Музейная экспозиция — не простое дело. Оно требует исканий, работы, стоящей на грани ученого и художника».

Уже в 1918 году начался активный процесс превращения предметов музейного значения в музейные предметы, связанный с национализацией «барских» особняков и усадеб, церковных ризниц и монастырей. С 1918-го по 1921 год только в одни центральные музеи поступило более 100 000 предметов, а ведь за этот период было образовано свыше 250 новых — больших и малых — музеев.

Идея накопления и сохранения памятников культуры приобрела смысл «духовного хранения», то есть создания благоприятных условий, способствующих общенародному пониманию «внутренней сущности и значения каждого предмета, представляющего плод художественного творчества».  Эта мысль легла в основу книги Н. И. Романова «Местные музеи и как их устраивать», где были выделены две «системы размещения» музейных предметов. Первая — научная система, представляющая систематизированные музейные коллекции, вторая — художественная, позволяющая объединить предметы в обстановке, характерной для них в действительности. То есть Романов объективно определил основы двух методов проектирования — коллекционного и ансамблевого, отметив при этом явную тенденцию последнего к музейно-образному методу, поскольку его основная цель — показать предметы в бытовой среде — дополнялась желанием «воспроизвести жизнь в ее художественной целостности».

Однако не успел Романов поставить точку в своей книге, как уже в октябре 1918 года началось движение по организации «пролетарских музеев», которые казались воплощением мечтаний русских интеллигентов о «школах красоты», столь необходимых для народа. Кульминация этого движения — Первая выставка Национального музейного фонда, в основе которой лежал принцип былой принадлежности работ, позволявший продемонстрировать плодотворную работу московской комиссии по охране памятников истории и культуры. Так, внутри коллекционной экспозиции наметилась тенденция к восприятию музейных предметов как средств выражения идей, не запечатленных непосредственно в самих предметах.

В музеях краеведческой ориентации коллекционный метод какое-то время сохранял свои приоритеты, поскольку именно на эти музеи обрушился основной шквал предметов музейного значения, а потому требовалось хоть как-то их упорядочить. Принципы были известны — система коллекций, классифицированных по трем разделам: естественно-историческому, культурно-историческому и общественно-экономическому. Однако эти «старорежимные» принципы не соответствовали новым, историко-революционным и политико-экономическим темам, требующим иной, «диалектической» целостности.

Экспозиция в трапезной. Троице-Сергиева Лавра. 1920-е. Источник: museum-sp.ru

Что же касается ансамблевого метода, то в 1918 году (тогда же, когда и Н. И. Романов) внедрение данного метода поддержал другой известный музеевед — Н. С. Ашукин. Он утверждал, что в ближайшем будущем музей будет вынужден отказаться от сухой систематизации своих коллекций, «заменив ее методом живой группировки, чтобы превратиться из мертвого хранилища в рассадник культуры и просвещения». В мае 1919 года было принято решение о создании Музея быта в Москве. В результате родились две экспозиции в Александровском дворце Нескучного сада и в доме Хомякова на Собачьей площадке, ставшие основой для дальнейшего развития ансамблевого метода в «историко-бытовых» музеях. Подобные экспозиции стали, как грибы, «выращиваться» в бывших дворцах-усадьбах и монастырях.

Особый интерес представляет музеефикация бывших монастырей, в частности Троице-Сергиевой лавры, где идеи «живого музея», первоначально выдвинутые П. А. Флоренским, были отвергнуты, а новое развитие получили коллекционный и, особенно, ансамблевый методы проектирования. 20 апреля 1920 года Совет народных комиссаров (СНК) издал декрет «Об обращении в музей историко-культурных ценностей Троице-Сергиевой Лавры». К концу 1923 года эти «ценности» демонстрировались в восьми экспозиционных отделах. Часть из них носила коллекционный характер: отдел древнерусской живописи, отдел древнерусской книги и т. п., но особо выделялись бытовые экспозиции, созданные на основе ансамблевого метода, в том числе жилые покои митрополитов, показательная иконописная мастерская и музей монастырского быта. Однако подобные экспозиции вступали в противоречие с нарастающими антирелигиозными настроениями.

Казалось бы, наиболее органично входил ансамблевый метод в экспозиции мемориальных музеев, открытых в первые годы советской власти и посвященных корифеям русской культуры — Толстому, Чайковскому, Скрябину. Однако то обстоятельство, что герои бытовых экспозиций являлись создателями великих произведений, не гарантировало «защиту» мемориальных музеев от дальнейших экспозиционных экспериментов.

В начале 1922 года «Казанский музейный вестник» опубликовал следующее заявление: «Наши музеи, обладая ценнейшими коллекциями, не показывают основных законов биологии, эволюции человеческой культуры и техники. Это капитал, не пущенный в оборот!». Заканчивалось время просветительского собирания ценностей, пришла пора их идеологической интерпретации в политических целях.

Формирование иллюстративнотематического и музейно-образного методов проектирования (вторая половина 1920-х — начало 1930-х годов)

Во второй половине 1920-х годов изменилась определяющая задача музеев и, следовательно, роль музейного предмета. «Нужны не самодовлеющие вещи, а нужен показ вещей в массово-просветительских целях», — утверждал Ф. И. Шмит и, безоговорочно отрицая коллекционный метод в публичных музеях, называл последние «книгой, в которой — только не словами, а вещами — излагаются мысли».

Изменение отношения к музейному предмету привело к сложному процессу преобразования коллекционного и ансамблевого методов в иллюстративно-тематический и музейно-образный. Причем в центре этого процесса оказался ансамблевый метод, воплощавший формулу «бытие определяет сознание».

Один из апологетов ансамблевого метода, М. Д. Приселков, считал, что основная цель историко-бытовых музеев — восстановить картину старого быта и «проследить его историю». Однако бытовые комплексы, как утверждал Ф. И. Шмит, «сами не говорят, и каждый волен вкладывать в вещи собственные мысли и свои чувства. Один вынесет из подобного музея доказательства для своего культа монархической личности, а другой — для своего убеждения в правильности исторического материализма». Это противоречие попытался разрешить М. В. Фармаковский, предложивший «идеологизировать» ансамблевые комплексы с помощью «объяснительных текстов» и «дополнительной экспозиции». Предполагалось, что она будет включать диаграммы, фотографии, планы и другие вспомогательные материалы.

Концепция М. В. Фармаковского вызывала раздражение у Ф. И. Шмита: «Если экспозиционер начнет насиловать материал, он начнет сочинять диаграммы, схемы, таблицы, подсказывающие плакаты — и посетитель сбежит с экспозиции». Для Шмита важны были не бытовые вещи и вспомогательные материалы, а целенаправленное конструирование с помощью этих экспонатов художественной модели исторического процесса. Отказавшись от наукообразных принципов в модернизации ансамблевого метода, Шмит свободно заменял понятие «ансамбль» такими синонимами, как «повесть» или «драма». Его интересовал не «симбиоз вещей», а их распредмечивание в образе. «То, с чем больше всего надо бороться в таких музеях, — подчеркивал Шмит, — это мещанская установка на демонстрацию быта, выраженную в формуле “так жил и работал”». В качестве положительного примера он привел оригинальную экспозицию, созданную в 1927 году на бывшей Нижней даче Николая II в Петергофе, которую назвал «повестью о том, как последний из Романовых пытался бороться с Революцией и как Революция сломила его». Суть этой «повести» заключалась в том, что каждая из комнат дачи обыгрывалась как потенциальный экспозиционно-художественный образ на определенную тему, связанную с членами императорской семьи. То есть он объективно утверждал новый, музейно-образный метод проектирования, приближая его к художественно-мифологическому методу

Параллельно в историко-революционных музеях разрабатывался еще один новый, иллюстративно-тематический метод проектирования экспозиций. Создатель этого научно-популярного метода, Н. М. Дружинин, называл его «комплексно-тематическим», считая, что основная задача музеев — «в наглядной форме представить закономерный ход революционного процесса».

К подлинным музейным предметам требовалось добавить другие экспонаты, в том числе копии, чертежи, схемы и, главное, иллюстрации, созданные современным художником.

В 1930 году прошел I Всероссийский музейный съезд, призванный обобщить опыт практической работы. В ведущем докладе И. К. Луппола впервые прозвучало понятие «музейный язык», которое попытался развить представитель Исторического музея Ю. К. Милонов. Согласно его концепции, объектом экспозиции является не музейная вещь, а «музейное предложение», то есть «мысль, выраженная комплексом предметов». «Правда, — отмечал докладчик, — это приводит к целому ряду трудностей, потому что надо сделать музейную экспозицию читабельной». Он предложил разработать «грамматику и синтаксис музейного показа». В остальных докладах проблема конструирования «музейного предложения» решалась по двум направлениям: одни музееведы, увлеченные научной стройностью «диалектического материализма», склонялись к иллюстративно-тематическому методу, другие, ставившие на первое место романтический пафос нового учения, — к музейно-образному.

I Всероссийский музейный съезд. 1930. Courtesy Государственный музей политической истории России

В экспозициях начала 1930-х годов применение двух новых методов отражало специфику художественного процесса того времени. Наиболее активно основные принципы иллюстративно-тематического метода, опиравшиеся на реалистические, иллюстративные образы, применялись в Государственном литературном музее. Например, на выставке, посвященной А. П. Чехову, доминировали «затянутые холстом светло-серые стены, белые планшеты с текстами» и современные иллюстрации к произведениям писателя. Сторонники данного метода считали, что без этих иллюстраций «нельзя показать творческий путь писателя».

В то же время художественным принципам музейно-образного метода максимально соответствовали авангардные направления искусства — прежде всего «производственное искусство», пропагандирующее художественное конструирование предметной среды, которое, по мнению сторонников данного направления, было важнейшим фактором формирования «нового человека».

В Центральном музее Революции в начале 1930-х годов произошла маленькая «революция»: музейно-образный метод на время потеснил иллюстративно-тематический. Ученики Л. Лисицкого и Г. Клуциса — молодые художники Н. Симон и Г. Миллер — внесли в музейную практику новые технологии экспонирования: организацию пространственного образа, активное использование символических и динамичных конструкций, фотомонтажи, объемно-пространственные плакаты, «витрина-образ» и т. п.. Нетрудно догадаться, что пропагандистские идеи, характерные для идеологических экспозиций тех лет, трансформировались в идеи художественные, способствующие более тонкому, неоднозначному восприятию образа.

Музейная экспозиция как «учебное пособие»: иллюстративно-тематический метод в 1930-е годы

Директивное постановление ЦК ВКП (б) и GHK от 16 мая 1934 года «О преподавании гражданской истории в школах СССР» разрешило спор между сторонниками музейно-образного и иллюстративно-тематического методов. Музейная экспозиция должна была стать научно-популярной иллюстрацией, своего рода «учебным пособием»» к курсу истории. Регламентировались экспозиционные разделы и темы с четко сформулированными заголовками и «в том порядке, как они даны в истории СССР или в «Кратком курсе ВКП (б)». К каждому относительно «образному» экспонату прилагалось подробнейшее словесное описание. Например, макет «Общий вид новой советской деревни» сопровождался текстом: «Виднеется колхозный клуб, видны здания сельсовета и комитета ВКП (б)» и т. д.

Оформление Музея Революции в Москве. 1930-е. Архив Государственного центрального музея современной истории России. Courtesy Тарас Поляков

Своеобразным эталоном подобных иллюстративно-дидактических экспозиций стала экспозиция Центрального музея В. И. Ленина, открытая в 1936 году. Здесь применялись как собственные принципы и технологии иллюстративно-тематического метода (в первую очередь реалистические картины-иллюстрации современных художников), так и отдельные средства коллекционного, ансамблевого и музейно-образного методов, не противоречащие дидактическим требованиям. Эта тенденция к объединению методов под «контролем» иллюстративно-тематического метода выражала суть экспозиционной деятельности в анализируемый период.

Особенности применения иллюстративно-тематического и коллекционного методов в годы Великой Отечественной войны (1941–1945)

В годы войны обострилась тенденция сближения иллюстративно-тематического метода с коллекционным методом, точнее — внедрение первого в систему последнего. В методическом пособии А. Д. Маневского «Основные вопросы музейно-краеведческого дела» (1943) было дано новое осмысление термина «коллекция». Если в одной из довоенных статей Маневский писал о коллекционировании как о негативном явлении «прежних музеев», то в 1943 году он говорил о «двух типах коллекций» как основах экспозиционной деятельности. По его мнению, коллекции первого типа, названные систематическими, могут служить лишь источником для иллюстративно-тематических экспозиций. В то же время коллекции второго типа, названные тематическими, могут представлять собой вполне самостоятельные экспозиции.

В практической экспозиционной деятельности военного времени подобный дуализм агитидей и тематических коллекций, эмоционально обогащающих эти идеи, проявлялся по-разному. Новой содержательной идеей наполнялись «старые» коллекции музейных предметов. Например, идеей всенародного патриотизма была пронизана коллекционная выставка, посвященная И. А. Крылову и демонстрировавшая собрание графических произведений на тему «Басни Крылова и война 1812 года». Новую экспозиционную жизнь получали спасенные музейные ценности. После освобождения Клина в восстановленном доме-музее П. И. Чайковского была открыта не привычная иллюстративно-тематическая экспозиция на тему «Жизнь и творчество», а коллекционно-тематическая выставка «П. И. Чайковский в Клину», где был «собран и систематизирован весь уцелевший материал».

Наконец, идея воинского и трудового подвига объединяла тематические коллекции новых музейных предметов — «подлинных свидетелей» военной жизни. На первой большой выставке «Великая Отечественная война советского народа» (Казань, 1942) плакаты, документы и личные вещи героев предельно эмоционально раскрывали иллюстрированную историю войны, а экспонаты-трофеи, представленные на прилегающих улицах, выражали идею возмездия. В целом в экспозиционной деятельности военного периода наметилось постепенное возвращение к «подлинным свидетелям» — музейным предметам.

Иллюстративно-тематический метод накануне кризиса (вторая половина 1940-х — начало 1960-х годов)

Во второй половине 1940-х годов теоретики и практики музейного проектирования разделились на два лагеря в зависимости от отношения к временным границам музейного предмета. В центре дискуссии оказалась дилемма «Подлинный свидетель или современная иллюстрация».

Представители первого лагеря утверждали, что, например, литературная экспозиция должна строиться только на материалах эпохи, современной писателю, а их оппоненты говорили, что нельзя давать «в качестве прямых иллюстраций к литературным произведениям» типологический предметный материал, так как «он не раскрывает идейного и художественного своеобразия этих произведений». По их мнению, эту проблему можно было решить только с помощью иллюстраций современных художников. В качестве положительного примера называлась юбилейная пушкинская выставка (1949), похожая на «чудесную огромную книгу, щедро и со вкусом иллюстрированную».

Большая гостиная. Музей-усадьба Л.Н. Толстого в Хамовниках. Источник: culture.ru

Однако сторонники коллекционных и ансамблевых экспозиций сохранили свои позиции. В середине 1950-х годов в том же сборнике, где К. Виноградова опубликовала свои воспоминания об экспозиционерах-диссидентах, были напечатаны статьи тех самых «диссидентов» — сотрудников литературного музея Л. Медне и Н. Анциферова. Эти статьи посвящались не «специально созданным иллюстрациям», а подлинным музейным предметам, свидетелям эпохи, которые превосходили новоделы «по научным достоинствам» и по «силе эмоционального воздействия».

Но абсолютно отказаться от современных иллюстраций было невозможно, поскольку сохранялась концепция экспозиции как особой формы научно-просветительской работы. Например, сотрудники Государственного музея этнографии народов СССР в послевоенных экспозициях «выдвинули на первое место подлинные вещи», сокращая количество «живописных задников» в разделах, посвященных дореволюционным периодам. Но в советском разделе были вынуждены сохранять «большее количество вспомогательных материалов», так как бледные современные экспонаты-иллюстрации «плохо смотрелись с яркими вещевыми экспонатами дореволюционных периодов».

Что касается мемориальных музеев, то здесь усиливающаяся «предметная» тенденция, приобретшая соответствующие интерьерные формы, привнесла с собой ряд противоречий. С одной стороны, теоретики музейной подлинности активно боролись с неорганичным вторжением иллюстративно-тематических экспозиций в систему мемориальных интерьеров. В частности они справедливо утверждали на примере ленинградского музея-квартиры Н. А. Некрасова, что последний «не мог развесить в своей спальне материалы о том, как он редактировал “Отечественные записки”». Но с другой стороны, те же авторы сводили названную экспозицию к чистым «мемориально-бытовым комплексам». Содержание этих комплексов ограничивалось «научно» расставленной мебелью — хорошо, если подлинной. Эта тенденция привела впоследствии к созданию многочисленных «мнимо-реальных» музеев, экспозиции которых были целиком построены на типологических предметах.

В наиболее концентрированном виде все достижения и противоречия иллюстративно-тематического метода как универсального метода проектирования экспозиций нашли свое отражение в монографии А. И. Михайловской «Музейная экспозиция: организация и техника» (1964).

Возрождение музейно-образного метода (конец 1950-х — 1960-е годы)

Пока представители науки вели дискуссии о музейных подлинниках и иллюстрациях, художники-оформители набирали очки на ином участке профессиональной деятельности — в сфере выставочно-промышленного дизайна. Основанный в 1957 году журнал «Декоративное искусство СССР» обеспечивал информационную поддержку и теоретическое осмысление этой деятельности, а созданная позднее Центральная экспериментальная студия Союза художников СССР, получившая название Сенежская, проводила эксперименты в области художественного проектирования.

Разрабатывая новые принципы организации предметно-пространственной среды, художники-новаторы понимали, что главным критерием успешности их деятельности могут стать только реализованные проекты, получившие общественный и международный резонанс. Случай представился. На Всемирной выставке в Брюсселе (1958) экспозиция советского павильона вызвала восторженные отзывы у зарубежных коллег, назвавших ее «кафедральным собором коммунизма». Отказавшись от «торжественных» рам, проектировщики создали динамичные образы индустриально-космической эпохи, связав экспонаты с оригинальными пластическими средствами, обеспечивающими художественное единство экспозиции. Именно присутствие художественной идеи, интерпретирующей идеологическую мифологему, позволило экспертам назвать этот экспозиционный миф «собором».

В 1959 году в Москве открылась выставка «Чехословацкое стекло», по поводу которой журнал «Декоративное искусство СССР» опубликовал статью с сенсационным названием «Выставке нужен сценарий». Как утверждал автор статьи, художник в музее должен не оформлять тематический план, а «воплощать интересные, умные и талантливо задуманные сценарии». Так, впервые за прошедшие 25 лет приоритет в музейном проектировании был отдан не наукообразной концепции, а экспозиционнохудожественному образу.

В мае 1964 года вышло постановление ЦК КПСС «О повышении роли музеев в коммунистическом воспитании трудящихся», где говорилось о недостатках музейных экспозиций, почти 30 лет строящихся на основе иллюстративно-дидактических принципов. Ведь большинство исторических экспозиций, посвященных советскому периоду, явно проигрывало по степени предметной аттрактивности экспозициям с дореволюционной тематикой. Решить эту проблему можно было за счет оригинальных художественных технологий.

Новая революция в музейном проектировании начиналась в пространстве двух московских музеев — Государственном музее А. С. Пушкина и Центральном музее Вооруженных сил СССР. Музей Пушкина отказался от «современных» экспонатов-иллюстраций и решил строить экспозицию на основе подлинных предметов времени. Однако первый проект не удовлетворил заказчика, и в начале 1960-х годов в музее появился легендарный художник — Е. А. Розенблюм. Он внес в экспозицию технологии музейного натюрморта, позволяющие «трансформировать предметные результаты человеческой деятельности в духовные ценности и идеалы», создавать экспозиционные произведения с самостоятельной художественной идеей. Такие музейные натюрморты, как «Пиковая дама» и «Зеленая лампа», давно уже стали хрестоматийными примерами экспозиций, созданных на основе возрожденного музейно-образного метода.

Те же технологии Е. А. Розенблюм попытался применить в новой экспозиции музея Вооруженных сил. Он отказался от живописных иллюстраций батального жанра, выделив их в отдельный зал. Вместо них доминировал принцип музейного натюрморта. Один из характерных примеров — экспозиционно-художественный образ на тему «Оборона Москвы в 1941 году». Вместо традиционного живописного полотна художник использовал увеличенную фотографию парада на Красной площади 7 ноября 1941 года. На этом документально-символическом фоне была развернута объемно-пространственная композиция, включавшая военные плакаты, сбитый Василием Талалихиным немецкий самолет, противотанковые «ежи», пограничный столб 43-го километра и выпускное платье Зои Космодемьянской. Вся эта драматическая композиция, построенная по принципу символического натюрморта, выражала художественную идею, расширявшую смысл известного лозунга «За нами Москва!».

Александр Борецкий. Советский павильон на Всемирной выставке в Брюсселе. 1958. Источник: designhistory.nl

Стоит отметить, что в первом и во втором музее названные экспозиционно-художественные образы соседствовали с элементами иллюстративно-тематической экспозиции, так как проблема сюжетной коллизии решалась на уровне «тематико-хронологического» построения. Но это были первые экспозиции, где музейно-образный метод фактически претендовал на ведущую роль в комплексном объединении экспозиционных методов.

Необходимо было теоретически обосновать отношение к экспозиции как к произведению искусства. В статье «Музей и художник», а затем в монографии «Художник в дизайне» Е. А. Розенблюм сопоставил два понятия: музей как научно-просветительское учреждение, оперирующее музейными предметами, и художественный образ как основополагающий фактор экспозиции, способствующий активизации чувства сопереживания. По его мнению, основная задача художника состояла в интерпретации внутренней логики научного труда, в творческом «переводе» понятий в пространственные, визуальные, художественные формы, в соответствии с законами зрительского восприятия и эстетическими категориями. Был восстановлен в правах художественный метод проектирования экспозиций, названный музейно-образным.

«Двоевластие» музейно-образного и иллюстративнотематического методов (1970-е — начало 1980-х годов)

Термин «двоевластие» наиболее точно отражает сложившуюся на рубеже 1970–1980-х годов ситуацию принципиального соперничества двух методов за право ведущего. Наиболее консервативные сторонники иллюстративно-тематического метода не принимали художественную стилистику музейно-образного метода в силу стереотипности мышления, не способного преодолеть уровень традиционного ремесленнического «оформительства». В этом смысле весьма характерны две московские экспозиции, созданные в те годы разными художественными коллективами, но выглядевшие как сестры-близнецы. Речь идет об экспозициях Государственного музея Н. А. Островского (1974) и Государственного музея В. В. Маяковского (1973), где по периметру стен была растянута унылая лента стеклянных витрин и стендов с экспонатами-иллюстрациями, «разжевывающими» идеологические мотивы жизни и творчества двух писателей.

Другая часть сторонников иллюстративно-тематического метода, в основном — теоретики музейной подлинности, признавала за архитектурно-художественным решением (это понятие пришло на смену термину «художественное оформление») задачу «сделать музей выразительным и запоминающимся». Но основную «ценность музейной экспозиции» они продолжали сводить к «научной концепции».

Более либеральная часть музееведов, признавая «приоритет научного содержания», не менее активную роль отводила художественной форме, считая, что «не следует упрощать образное мышление художника, так как в него входит логически понятийное освоение содержания». Эту точку зрения поддержали в первую очередь теоретики перестройки литературных музеев, утверждавшие «образность» как основное средство организации «предметного ряда» экспозиции, а художника как интерпретатора темы.

Особое место в среде сторонников музейно-образного метода занимала Н. Николаева, впервые применившая в музееведении семиотическую теорию Ю. М. Лотмана и призывавшая отказаться от искусственного дуализма «научного» и «художественного» в музейной экспозиции. По ее мнению, экспозицию следовало рассматривать как целостную структуру, организованную по законам построения художественного текста. Полагаю, это был наиболее перспективный путь дальнейшего развития музейно-образного метода, вынужденного привлекать в свой арсенал литературно-драматические средства, а в союзники — часть научных сотрудников, способных разрабатывать оригинальные сценарии музейных экспозиций.

В наиболее концентрированном виде позиции сторонников двух методов были выражены в дискуссии на страницах журнала «Декоративное искусство СССР» с характерными подзаголовками: «Музейная экспозиция — искусство?» и «Музейная экспозиция — наука?». Известный музеевед А. М. Разгон, признавая объективные ценности художественного проектирования и музейно-образного метода, оставлял за последним вспомогательную роль в процессе воплощения «научной концепции». Его оппонент Л. Каратеев утверждал, что научная концепция и ее предметные иллюстрации являются лишь материалом, которым пользуется художник при создании произведений экспозиционного искусства. Дискуссия осталась открытой. Ответить на поставленные вопросы можно было только в процессе экспериментальной музейно-экспозиционной деятельности, которая и развернулась в 1980-е годы.

Музейно-образный метод как ведущий метод проектирования (1980-е годы)

Серия выставок, созданных в начале 1980-х годов в ряде музеев страны, вызвала появление сборника «Музейное дело в СССР» (1983), почти целиком посвященного художественному проектированию музейной экспозиции. Большинство авторов сборника, признавая равенство «науки» и «искусства», объективно поддержало точку зрения Ф. Г. Кротова о «полном и безусловном признании музейно-образного метода как главного для экспозиций в исторических и краеведческих музеях». Музейно-образный метод как ведущий метод проектирования был призван объединить на своей основе те принципы иллюстративно-тематического, коллекционного и ансамблевого методов, которые воплощали в себе понятие «наука» (научная концепция, научно-систематизированная коллекция, научно-реконструируемый ансамбль). Варианты объединения были весьма разнообразны. Но почти все его сторонники писали о «единстве действия», о «драматической стороне экспозиции», о «выражении сюжетной линии» и о «развитии экспозиционной темы по законам большой литературы». То есть авторы статей, пытаясь преодолеть разногласия между экспозиционерами-учеными и экспозиционерами-художниками, мечтали о разработке поэтики музейной экспозиции как самостоятельного вида искусства. Однако на практике все было не так просто. Основные достижения и противоречия музейно-образного метода можно увидеть, рассмотрев наиболее интересные экспозиции 1980-х годов.

Леонтий Озерников. Часы и время. Фрагмент. 1985 год. Архив Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Courtesy Тарас Поляков

Организаторы Музея театрального искусства Украины (Киев, 1983) одними из первых предприняли попытку создать экспозицию с безусловным приоритетом музейно-образного метода. Авторы художественного проекта, В. Батурин и А. Драк, стремились использовать буквально каждый угол, каждый сантиметр экспозиционной площади для построения художественного образа. Наиболее остроумно была обыграна металлическая пожарная лестница, на основе которой создавался образ «бронированного агитпоезда» — передвижного театра времен Гражданской войны. Однако задача «разработать драматургию экспозиции» решалась ими в рамках традиционного тематико-хронологического принципа. Посетителю были представлены театральные «сцены», передающие стиль и атмосферу того или иного времени. Из ярмарочной среды первого зала он попадал в образ театра эпохи классицизма, далее — в ампирный зал гоголевского театр, затем — в театр эпохи Островского и т. д., вплоть до современного театра. То есть наукообразная хронология не позволяла создать сюжетную драматургию развития самого драматического во всех смыслах вида искусства.

По тем же самым принципам строилась и экспозиция Одесского государственного литературного музея (1984). Чтобы связать всю экспозицию воедино (а она рассыпалась на отдельные «темы» научной концепции), ее автор — художник А. В. Гайдамака — придумал своеобразный «театр рам», разных по габаритам, но всегда отвечающих стилистике времени. Здесь были «задействованы рамы всех мастей и оттенков, напоминающие виньетку и похожие на конструкцию из театрального портала». Как отмечал рецензент, «этот прием заимствован из арсенала театральной выразительности, но в данном случае он пришелся к месту, потому что выполнял не украшательскую, а конструктивную организующую роль».

С помощью этих незатейливых технологий художник пытался создать образ «музейной литературы», рожденной в прошлом, но выходящей из «рамы» в будущее. Однако этот процесс незримо сдерживали еще одни «рамки» — рамки «научной системы».

Похожий образ литературы, теперь уже советской, возникал в сознании Е. А. Розенблюма и переносился им в выставочную экспозицию Государственного литературного музея, посвященную юбилею Союза писателей (1984). Вся история советской литературы, аккуратно поделенная авторами тематико-экспозиционного плана на периоды, была втиснута художником в бесконечные ряды стилизованных книжных стеллажей, развернутых от пола до потолка по периметру залов московского особняка в Трубниковском переулке. В определенных точках от книжных полок отделялись крупные фигуры литературных «генералов»: Горького, Маяковского, Фадеева и т. п. Они становились центрами персональных экспозиционно-художественных образов: книги, журналы, фотографии, рукописи и мемориальные вещи покидали полки, поворачивались лицом к зрителю и складывались в музейные натюрморты.

Иной вариант сочетания музейно-образного и иллюстративнотематического (а также коллекционного и ансамблевого) методов реализовался в экспозиции мемориального музея А. С. Пушкина на Арбате (1986). Экспозиция состояла из двух самостоятельных частей. На верхнем этаже с помощью немногочисленных мемориальных предметов и архитектурно-художественных средств создавался образ «пространства, хранящего воспоминание о Пушкине», точнее — о счастливейшем мгновении его земной жизни. Экспозиция нижнего этажа была оформлена как иллюстративная монография «Пушкин в Москве», включавшая однотипные стеклянные витрины с предметными иллюстрациями к различным «темам и подтемам», стенды, «снизу доверху увешанные городскими пейзажами», мебельные интерьеры и т. п. У авторов от науки была своя идея — «визуальная антитеза» первого, «научного» этажа, «с простором верхних мемориальных залов». Но эта методическая эклектика практически сводила на нет творческие находки художников, предусматривавших в «своей» зоне, на втором этаже, художественно-символическую содержательность каждой детали, каждого элемента экспозиции.

Один из талантливых учеников Е. А. Розенблюма — Л. В. Озерников — попытался развить идеи своего учителя с помощью новых художественных технологий. Его метафорические скульптурные композиции из папье-маше или гипса принципиально отличались от традиционных картин-иллюстраций и были способны трансформироваться в нетрадиционные «витрины», расширявшие смысловой потенциал музейных натюрмортов. Характерный пример — экспозиция «Часы и время» (1985) во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике, вошедшая в книгу «Сто великих музеев мира». На основе небольшой коллекции музея художник создал оригинальное философско-поэтическое произведение, состоящее из шести условных фрагментов, посвященных временности и вечности, механической материи и человеческой духовности на разных этапах нашего бытия. Именно в этой экспозиции метафорические скульптуры Озерникова впервые выполняли функции условных «витрин», раскрывающих философский смысл рукотворных игрушек, отсчитывающих мгновения нашей жизни.

Те же пластические средства Озерников попытался использовать при создании экспозиции в Музее декабристов (Москва, 1987). Среди гипсовых метафор художника были просто уникальные находки. В частности, белый «письменный стол» превращался в макет Сенатской площади: увеличенная столешница разделялась пополам рваной «трещиной», которая прошла сквозь судьбы Пушкина и его друзей, разлучив кого-то на долгие годы, а кого-то — навеки. Однако эта художественная конструкция, существующая автономно, на уровне специально созданного экспоната, подавляла своих витринных соседей — предметных «свидетелей» обозначенной трагедии.

Итак, эклектическое соединение в одном пространстве несовместимых методов и противоречия науки и искусства как двух самостоятельных семиотических систем приводили к нарушению стилистической целостности музейной экспозиции. Появилась необходимость в качественно новом, синтетическом методе, способном решить специфические музейные задачи на принципиально иной языковой основе.

Образно-сюжетный (художественно-мифологический) метод в Музее Маяковского (1980-е годы)

В 1982–1986 году в Государственном музее В. В. Маяковского был проведен ряд экспериментальных выставок, подготовивших последующую модернизацию стационарной экспозиции и разработку нового художественного метода, названного образно-сюжетным, или художественно-мифологическим. Вместе с сотрудниками музея в эксперименте принимали участие молодые художники: Е. А. Амаспюр, Л. В. Озерников, Е. В. Богданов и С. Е. Черменский.

Практически каждый год журнал «Декоративное искусство СССР» освещал этот процесс на своих страницах. В итоге накануне работы над стационарной экспозицией музея в журнале напечатали следующее: «Мы встретились с “новым музеем”. Когда-нибудь его рождение будет окружено легендами. Гремел гром. Блистали молнии. Растворились двери музея Маяковского и…» В реальности это произошло в конце 1989 года.

В отличие от продуктов музейно-образного метода, в данном случае родилось синтетическое произведение искусства, выходившее за рамки трех измерений, за рамки изобразительных искусств и активно вбирающее в свою ткань элементы литературы, драматургии и театра. В основе языка экспозиции лежали музейные предметы, превращенные в художественные символы, но не утратившие свои качества исторических источников. «Голос» и «пластика» этих специфических «актеров» обеспечивались с помощью оригинальных проектных технологий.

Самые простые технологии — это комбинации из музейных предметов, называемые «по-розенблюмовски» музейными натюрмортами, но расставленные в экспозиционном пространстве не на основе научной хронологии, а в драматической последовательности оригинального сюжета. Их дополняли более сложные технологии — метафорические модели реальных предметов, вещей и архитектурных объектов, выполнявшие витринные функции и влиявшие на тайный смысл музейных натюрмортов. Подобные композиции, называемые музейными инсталляциями, требовали более сложной пространственно-временной, архитектурной и сюжетной организации. Итоговая экспозиция получилась не столько линейной, сколько объемной, заставляющей посетителя, становящегося активным участником экспозиционного действия, обращать внимание на образные или сюжетные рифмы.

Многоуровневое архитектурно-художественное пространство музея, напоминающее стихотворную «лесенку» Маяковского, создавалось на основе сюжетной коллизии. В центре сюжетного повествования оказалась мемориальная «комнатенка-лодочка» Маяковского. Это символ, метафорическое воплощение цели. Поэт-максималист, наделенный огромным талантом, движется к этой цели, реальной и иллюзорной, ломая все на своем пути. Достигает ее, пытается понять и воспеть ее смыслы. Но — разочаровывается, уходит и вновь возвращается, чтобы, в конце концов, поставить точку в трагедии, героем которой оказался он сам…

Отметим, что электронные технологии применялись только в кульминационных ситуациях. Например, стилизованная экранная панель, демонстрирующая «фильму» с участием героя и Лили Брик, появлялась в самом напряженном моменте сюжета: с одной стороны, «любовь как в кино», с другой — «любовная лодка разбилась о быт».

На базе данной экспозиции, ставшей одним из основных объектов показа для отечественных и зарубежных туристов, проводились учебные занятия и семинары, дискуссии и мастер-классы. На сегодняшний день практически каждый учебник по музееведению не обходит ее вниманием. Итогом многолетней дискуссии послужила краткая оценка известного искусствоведа Г. Ревзина: «В Москве есть много хороших музеев, но один — гениальный: Музей Маяковского».

По сути это был своеобразный итог развития методов и технологий музейного проектирования XX века, завершившегося созданием уникального произведения искусства с музейной спецификой, оказавшего заметное влияние на экспозиционную практику последующих десятилетий.

Несколько слов об актуальности и перспективе обозначенных методов музейного проектирования, применявшихся в советских музеях. На сегодняшний день актуальны практически все названные в настоящей статье методы, поскольку они активно вбирают в свой арсенал современные интерактивные технологии.

Коллекционный метод остается актуальным в художественных музеях, поскольку произведение изобразительного искусства является самодостаточным объектом. Здесь активно будут внедряться электронно-компьютерные технологии — в первую очередь такие, которые позволяют создавать виртуальные экспонаты, отсутствующие в коллекции.

В мемориальных музеях сохраняет свою актуальность ансамблевый метод проектирования. Сегодня здесь успешно применяются интерактивные, в частности игровые, технологии: посетителя погружают в бытовую среду и превращают в активного участника театрализованной акции.

В исторических, естественно научных и краеведческих музеях еще долгие годы будет востребован иллюстративно-тематический метод, поскольку большинство музейщиков являются по своей природе школьными учителями, нуждающимися в предметной иллюстрации к курсу истории и биологии. Электронно-компьютерные технологии, привлекающие молодежь, заменят здесь привычные экспонаты-иллюстрации.

Музейно-образный метод остается одним из самых актуальных в тех музеях, где есть проблемы с аутентичностью архитектурного пространства и с количеством подлинных музейных предметов. Ученики и последователи Розенблюма пытаются применить здесь новые, электронные технологии, связанные со световыми эффектами, виртуальными тенями и изображениями, органично проникающими в предметные натюрморты.

Не менее актуальным остается и образно-сюжетный метод, обновленный с помощью мультимедийных средств и технологий «живого музея». Здесь основная проблема — найти талантливого художника, способного выйти за рамки изобразительных искусств и поработать в качестве режиссера, остроумно и талантливо воплощающего оригинальный сценарий экспозиции.

Словом, в ближайшем будущем нас ожидает активное соперничество и, не исключено, интеграция обозначенных методов и технологий (прежде всего электронно-компьютерных и технологий «живого музея»).

Методы и принципы построения экспозиции — Студопедия

Экспозиция и экспозиционно-выставочная деятельность музея.

Э. д. это также одно из основных направлений работы музея. Она является одной из основ музейной коммуникации (передача от предмета к сознанию посетителя) и одна из основ реализации культурно-образовательной функции музея.

Экспозиция от лат. – экспоно – выставлять, показывать.

Музейная экспозиция – это целенаправленная, научно-обоснованная демонстрация музейных предметов, которые организованны композиционно, снабжены комментарием, технически и художественно оформлены, и в итоге создают музейный образ природных и общественных явлений.

Экспозиция репрезентативно представляет музейную коллекцию.

Видов экспозиций много.

По времени существования они могут быть:
-постоянные (это те экспозиции, которые утверждены советом музея и представляют собой музейное собрание. Реэкспозиция постоянной экспозиции – очень редко)
-временные (меняются достаточно часто, и называются они выставки. Выставки тоже делятся на несколько видов: стационарные (не рассчитанные на перемещение с места на место) и передвижные).

По задачам организации экспозиции делятся на 3 вида:
— тематические (раскрывают какой-то сюжет)
— фондовые (достаточно редкие и интересные выставки, там представлены предметы, которые обычно хранятся в запасниках)
— отчетные (рассказывают об итогах к-л направления работы музея, например реставрация картины «Даная Рембрандта» — выставляли только 1 картину, или например выставка по результатам такой деятельности как комплектование – т.е. закупили что то, или подарили музею и т.д.)


Музейная экспозиция имеет свою специфику.

В экспозиции музейный предмет приобретает новый статус – экспонат.

Принципы построения экспозиции:
1) Построение экспозиции на основе научной концепции, отражающей историческую действительность как единый, но многообразный процесс.
2) Принцип предметности – исходит из сущности музея. Музейный предмет является доказательством исторического факта и вызывает особые чувства, связанные с восприятием подлинных достоверных предметов
3) Доходчивость и универсальность. Учитываются восприятия различных групп посетителей.

Каждая экспозиция имеет определенную тематическую структуру (это уже к методам).

Структура обеспечивает целостность экспозиции, связанность экспозиционных комплексов, устанавливает последовательность показа.

Научно-обоснованный порядок группировки и организации экспозиционных материалов называется методом построения экспозиции.

Традиционно выделяют следующие основные методы:
— систематический (этим методом соответствуют экспозиции – названия – систематическая экспозиция, ландшафтная экспозиция и т.д.). Это один из самых первых методов, появился в конце 18-нач. 19 века, связано с развитием науки и появлением профильных музеев. Он предусматривает отбор, размещение и интерпретацию предметов в соответствии с системой классификации принятой определенной наукой.
— ансамблевые экспозиции и ансамблевый метод экспонирования. А.э. – воссоздается или сохраняется реальная обстановка жизни или деятельности конкретного человека. Первые а.э. появляются в западной Европе в конце 19-нач.20 века. Это были экспозиции музеев под открытым небом. В настоящее время ансамблевая экспозиция характерна для мемориальных музеев, и для музеефицированных памятников истории и культуры (дворцы, усадьбы, крестьянские избы)
-ландшафтная экспозиция. Воссоздает взаимосвязь и взаимозависимость природных компонентов. Основная структурная единица – био-группы и ландшафтные диорамы. Био-группа – это экспозиционный комплекс из объектов животного или растительного мира. Диорама (дио-сквозь, рама –вид)- это экспозиционный комплекс, используемый для усиления эмоционального воздействия при восприятии природного ландшафта либо исторических событий. Передний план выполнен в масштабе рельефного макета, а задний план составляет художественное произведение. Панорама – это больших размеров лентообразная картина, натянутая на внутренней поверхности цилиндрического подрамника и сочетается срасположенным перед ней предметным планам (это различные макеты, фигуры, сооружения). Ландшафтный метод экспонирования стал практиковаться с первой трети 19 века. В России – в 30-е годы 20 в. в Москве в музее краеведения.
— тематическая экспозиция или тематический метод экспонирования. Раскрывается определенный сюжет или тема, создают музейный образ представляемого события. Тематический метод (комплексный) стал применятся в историко-революционных музеях во второй половине 20-х годов. С 30-х годов этот метод стал преобладающим в большинстве советских музеев. В настоящее время применяется в основном в исторических и краеведческих музеях


Сейчас методы интегрируются и сочетаются. Например систематическая с ансамблевой или ландшафтной, тематическая может включать элементы ансамблевой или систематической.

Вся экспозиция (выставка) поделена на экспозиционные комплексы.
Экспозиционный комплекс – это составная часть экспозиции, которая выражает определенную законченную мысль, определенную идею. По своему содержанию он представляет собой единую идею.

Экспозиционный материалы.

Основные виды: музейные предметы, воспроизведения музейных предметов (это предметы, специально созданные для экспонирования вместо особо ценного музейного предмета, который не может быть вынут из фондов, либо вне-музейного объекта – к примеру здание какое-нибудь), научно-вспомогательные материалы: гипертексты (тексты, которые сопровождают экспонат), этикетаж (от слова этикетка – пояснение к экспонатам), заголовки, суперграфика (это элементы дизайнерского оформления экспозиции, указатели (это схема расположения экспозиции, движение, окончание-начало экспозиции).

Есть несколько видов воспроизведений музейных предметов: копия (предмет, созданный с целью имитации предмета. 2 вида копий – современное воспроизведение предмета; повторение произведения искусства, выполненное автором, либо другим художником из мастерской этого автора, то в этом случае копия называется репликой или авторским повторением). Копия, сделанная печатным способом (графического или живописного произведения) в уменьшенном или увеличенном размере называется репродукцией.

Также к воспроизведениям музейных предметов относятся слепки, муляжи (имеют форму, цвет, фактуру и размер подлинника и в точности воспроизводят подлинник), макет (отличается от муляжа тем что макет позволяет больше условности в показе – не точно воспроизводит оригинал, и макет обычно можно крутить, вертеть, т.е. сохраняются функциональные качества). Если памятник утрачен, то создается научная реконструкция по сохранившимся элементам, и называется это новодел.Новодел – это точная копия, выполненная по размерам подлинника.

Иногда используются голограммы.

Проектирование экспозиции.

Создание музейной экспозиции проходит несколько стадий.
1). Научное проектирование. Разрабатываются основные идеи экспозиции, создается научная концепция – проектный документ, в котором обосновывается содержание экспозиции и н.д. является основой других документов.также на этом этапе пишется обоснование тематической структуры – тут выделяются главные разделы экспозиции и пишется развернутая тематическая структура. Т.е. конкретно описываются предметы, которые мы возьмем из фондов. И завершает эту стадию итоговый документ – тематико-экспозиционный план.
2) Художественное проектирование – поиск худ.образа будущей экспозиции. На этой стадии экспозиционеры работают с художниками, с дизайнерами и т.п. Также используют данные психологии – каждый экспонат обыгрывается, т.е. идет художественное корректирование. Учитывают целый ряд факторов, которые влияют на процесс восприятия, способность человека усваивать информацию. Т.е. учитывается оптимальная высота экспозиционного пояса, угол наклона витрин, количество материалов, одновременно и с одной позиции попадающих в поле зрения человека.На современном этапе важное значение приобретает цветовое и световое решение экспозиции. Т.е. художник должен стремиться к тому, чтобы различными способами концентрировать внимание зрителя на определенных предметах.
3) Техническое и рабочее проектирование. Фиксируется место каждого экспоната, текста и технических средств, которые позволяют влиять на эмоциональную сферу посетителя. В настоящее время большое внимание уделяется созданию зрелищных экспозиций.

Культурно-образовательная деятельность музея.

Понятие к-о деятельность в России появилась недавно – в начале 90-х годов 20 века. Появление было вызвано новыми подходами в работе с посетителями.

В 30-е годы этот отдел и это направление деятельности музея называлось идеологическая пропаганда. С 50-х-60-х годов (оттепель) музеям возвращается статус научных учреждений. Стал употребляться термин научно-просветительская работа, т.е. подчеркивалось что деятельность музея носит просветительский характер, но осуществляется исключительно на научной основе. Ну а в 90-е годы появляется термин культурно-образовательная деятельность.

С перестройкой музей стал рассматриваться как учреждение, призванное развивать эстетический вкус, творческое воображение. Музей стал рассматриваться как коммуникационная система, т.е. музей должен обращаться к внутреннему миру посетителя. В связи с новым пониманием взаимоотношений музея и посетителей возникает новый термин – культурно-образовательная деятельность, подразумевающий образование в пространстве культуры.

Основные формы культурно-образовательной деятельности:

1) Экскурсия – традиционная, классическая. Экскурсия от лат.слова поездка.

Экскурсия это коллективный осмотр музея или достопримечательностей по определенному маршруту под руководством экскурсовода с познавательной, образовательной, научной и воспитательной целями, а также для удовлетворения эстетических потребностей в свободное время.

Признаки экскурсии: приоритет зрительного восприятия. З.в. усиливается моторно. Моторика – восприятие предметов в движении.

Наличие маршрута.

Экскурсии могут быть по экспозициям (это музейные экскурсии), по выставкам, по открытому хранению фондов.

По тематике выделяют: обзорные, тематические, и цикло-экскурсии.

По составу аудитории: детские/взрослые группы, для туристов и для местных жителей, для однородных и разнородных по составу групп.

2)Лекция. Тоже традиционная форма. Тематика лекции связана с профилем музея. В корне отличается от лекций в университете. Для музейной лекции присущ показ предметов из музейной коллекции.

3) Тематические циклы лекций.

4). Лектории выходного дня

5) Выездные лекции

6) Консультации. В России не распространены.

7) Кружок. Сейчас это называется студией эстетического воспитания. Это группы детей, которые объединены по интересам и занимаются под руководством сотрудника музея.

8) Олимпиады

9) Театрализованные представления

10) Музейный праздник

11) Встреча с интересным человеком.

Лекция 13.Информационные Технологии в музеях.

Музей является информационной структурой, которая встроена в структуру современного информационного общества. Объектом деятельности музея является культурное наследие, содержание музейной деятельности – это процесс, связанный с получением, хранением и преобразованием информации. Поэтому информационные технологии широко используются во всех сферах музейной деятельности (это учетно-фондовая, реставрационная, издательская сфера и т.д.)

Виды и типы деятельности в культуре, связанные с применением компьютерных технологий. Все эти виды и типы можно разделить на:

— внутренняя деятельность учреждений культуры
*проведение компьютеризации учреждения культуры. Внутренняя деятельность направлена на то чтобы облегчить работу сотрудников и расширить круг их внутри-профессионального обзора. Приобретение оборудования, обучение сотрудников, компьютеризация – это обязательная составляющая для того чтобы музей был включен в ИТ
* создание локальных баз данных. Разработка или покупка программы управления базой данных, установка её в компьютеры сотрудников
*монтаж локальных вычислительных систем, в результате чего все компьютеры системы могут связываться друг с другом.
* формирование на основе локальных вычислительных систем объединенной базы данных.

— внешняя деятельность учреждений культуры. Это все начинания, связанные с применением современных коммуникационных и компьютерных технологий для работы с внешней аудиторией/или партнерами. Здесь выделяют след.виды деятельности:
*создание информационных систем для посетителей
*создание CD-дисков рекламно-просветительского характера, их тиражирование и распространение. Результатом подобной деятельности могут быть как минимум повышение популярности, а как максимум – то получается неплохая финансовая выгода
*подключение учреждения к интернету и электронной почте. Сотрудники знакомятся с профессиональными ресурсами, получают доступ к огромному информационному массиву, включаются в международную коммуникацию.
* создание рекламно-просветительского веб-представительства. Короче говоря, это сайт. В данном случае имеется виртуальный буклет, ну или хотя бы альбом.
*поддержание работы веб-представительства. Это поддержание работы сайта – обновление информации и т.п.
* создание виртуального музея в Интернете. Некоторые музеи размещают виртуальные экспозиции, по которым можно «погулять».

Существуют 2 типа информационных систем для посетителей:
— Навигационные – устанавливаются при входе в большие экспозиционные комплексы. Они помогают посетителю сориентироваться в этом комплексе, выбрать наиболее интересный маршрут или составить свой собственный
— Информационные – устанавливаются в отдельных экспозиционных блоках, тематических залах, иногда даже у отдельных экспонатов. Информация в них должна дополнять, а ни в коем случае не дублировать ту, которую посетитель уже видит благодаря этикеткам или самим экспонатам. Это так называемые информационные киоски.

Использование информационных систем в фондовой и учетно-хранительской деятельности.

Позволяет вести единые базы данных предметов и экспонатов, создавать на их основе различные каталоги. Позволяет избежать дублирования информации и совершенствует информационную деятельность музея.

Перспективы использования этих программ: благодаря автоматизированной информационной системе (АИС) базы данных музейных коллекций, легче пополняются дополнительными данными и может осуществляться быстрый поиск музейных предметов. Фиксируется внутримузейное передвижение предметов и их выдача из стен музея.

В отечественных музеях используются следующие типовые проекты АИС:

— Камис, Ника, АС-музей. эти системы адаптируются к конкретному музею. У нас наиболее популярна – Камис. Конечно, хотели все интегрировать.

В 1996 году ИКОМ выработал необходимый минимальный набор данных для создания «информационного ядра».

Применение информационных технологий активизировало издательскую деятельность музеев, ускорило публикацию научных (монографии и каталоги) и популярных (путеводители и энциклопедии) изданий, которые издаются на электронных носителях.

Тема 4. Экспозиция: принципы и методы организации

4.1. Понятие «экспозиция»

Слово «Экспозиция» происходит от латинского глагола ехроnо (выставлять напоказ, раскладывать) и производного от него существительного ехрosition – изложение, описание. Экспозицией можно назвать размещение любых предметов, представленных для обозрения. Но музейная экспозиция имеет свою спе­цифику. Ее основу составляют не любые, а музейные предметы, обладающие определенной совокупностью признаков и свойств. В экспозиции они обретают но­вый статус: становятся экспонатами, то есть предмета­ми, выставленными для обозрения.

В качестве экспонатов могут выступать и «замени­тели» подлинников, то есть воспроизведения музей­ных предметов, а также карты, схемы, диаграммы и другой научно-вспомогательный материал, необхо­димый для наглядного показа связей между предмета­ми и раскрытия темы. В состав экспозиции входят письменные тексты разнообразного характера, час­то — фонические материалы. Эта совокупность музей­ных предметов, их воспроизведений и моделей, науч­но-вспомогательных материалов и текстов называется экспозиционным материалом.

Все части экспозиции взаимосвязаны между со­бой и составляют ее тематическую структуру. В со­ответствии с ней экспозиционные материалы делятся на структурные единицы – экспозиционные комплек­сы, то есть группы предметов, связанных между собой по содержанию или иным признакам и составляющим зрительное и смысловое единство. В качестве экспози­ционного комплекса может рассматриваться и экспозиционный зал, созданный по единому проекту и име­ющий свой неповторимый облик.

В экспозиции выявляется знаковая природа вещей. Знак – это предмет, который выступает в качестве но­сителя информации о других предметах, событиях, яв­лениях. Когда предметы используются в чисто практи­ческих целях, их знаковая функция отходит на второй план, а на первый выступают утилитарные свойства. Например, талоны на сахар, мясо, водку, табак, имен­ные приглашения на заказы «льготным категориям на­селения» в обыденной жизни использовались в качест­ве документа для приобретения необходимых товаров, но в музейной экспозиции они становятся знаками, в которых «зашифрована» социальная информация о той распределительной системе, которая существова­ла в нашей стране до 1992 г.

Предметы в музейной экспозиции представляют собой научно организованную совокупность, посколь­ку их отбор и размещение основываются на разрабо­танной коллективом музея научной концепции. Они служат средствами для выражения определенного со­держания, следовательно, образуют знаковую систему. Поэтому музейная экспозиция является своеобраз­ным «текстом», который нужно не только созерцать, но и осмысливать. Экспонаты-знаки могут передавать идеи, чувства, представления и суждения как людей, создавших их или когда-то с ними соприкасавшихся, так и авторов экспозиционного показа.

Экспозиция составляет основу музейной комму­никации, которая осуществляется путем прежде всего зрительного восприятия посетителями экспозицион­ных материалов, размещенных в определенном прост­ранстве. Для того чтобы облегчить процесс общения посетителей с экспонатами, сделать его более резуль­тативным и плодотворным, в создании экспозиции участвуют не только ученые, но и художники, которые приносят в музей образное начало. На музейном по­прище у науки и искусства единая цель — помочь че­ловеку постигнуть логическую связь вещей и явлений, повести его к познанию мира через сотворчество и со­переживание. Образ, который создается в результате синтеза науки и искусства, является специфически музейным образом.

Согласно современным представлениям, музейная экспозиция — это целенаправленная и научно обосно­ванная демонстрация музейных предметов, которые организованы композиционно, снабжены коммента­рием, технически и художественно оформлены и в итоге создают специфический музейный образ природ­ных и общественных явлений.

Музей создает не только постоянные, но и времен­ные экспозиции — выставки, стационарные и пере­движные. Их временный характер проявляется в со­ставе экспонатов. На выставках часто демонстрируют­ся предметы из других музеев и частных коллекций, а также предметы, которые не могут долго находиться за пределами фондохранилищ — акварели, письмен­ные источники, уникальные вещи.

В настоящее время в музейной практике сложи­лось три основных типа музейных выставок: темати­ческие выставки, в основе которых лежит определен­ный сюжет; фондовые выставки, которые знакомят посетителей с малоизвестными и малодоступными коллекциями; отчетные выставки, которые создают­ся по результатам реставрационных работ, по итогам комплектования фондов – так называемые выставки новых поступлений.

Создание выставок является составной частью экс­позиционной работы музеев. Выставки повышают до­ступность и общественную значимость музейных фон­дов, вводят в научный и культурный оборот памятники, находящиеся в частных собраниях, способствуют отра­ботке и совершенствованию методов экспозиционной и культурно-образовательной работы музея, расширяют географию его деятельности. В настоящее время актив­но развивается международный обмен выставками, что способствует взаимообогащению различных культур.

    1. Методы построения экспозиций

Нетрудно заметить, что материал в экспозиции может группироваться по-разному. Иногда он воспро­изводит интерьер усадьбы или фрагмент природной среды, а иногда определенным расположением пред­метов экспозиционеры стремятся раскрыть какой-то сюжет или, например, наглядно продемонстрировать многообразие форм и других характеристик однород­ных предметов. Научно обоснованный, исходящий из содержания экспозиции, порядок группировки и орга­низации экспозиционных материалов называется ме­тодом построения экспозиции. В отечественном музее­ведении традиционно выделяют следующие основные методы экспонирования: систематический, ансамбле­вый, ландшафтный и тематический. Этим методам со­ответствуют систематическая, ансамблевая, ландшафт­ная и тематическая экспозиции.

Первыми экспозициями, в основу которых легли научные принципы организации материала, стали сис­тематические экспозиции. Их появление в конце XVIII — первой половине XIX в. было связано с бурным развитием процесса дифференциации в сфере науки

и созданием профильных музеев. Систематический метод экспонирования предусматривает отбор, размещение и интерпре­тацию однородных пред­метов в соответствии с классификационной си­стемой конкретной науч­ной дисциплины или от­расли производства. Ос­нов пая структурная единица систематичес­кой экспозиции – типо­логический (системный) ряд; он позволяет пока­зать биологическую, тех­нологическую, эстетичес­кую и другие виды эволю­ции предметов. Наиболее часто систематический метод экспонирования применяется в естествен­но-научных, научно-тех­нических, археологических и этнографических музеях, в музеях декоративно-прикладного искусства, а также в фондовых выставках музеев иных профилей. (О систематическом методе экспонирования подробнее см. Ч. 1., гл. 6.)

Примерно с середины XIX в. в этнографические экспозиции, построенные на основе систематического метода, стали включаться ансамбли, получившие в му­зейном обиходе название «жизненные комплексы», потому что они стремились отразить реальные связи между предметами. Таковыми были, например, этно­графические комплексы «жилище», «мастерская», «сенокос», «свадьба», которые наглядно демонстриро­вали домашнюю обстановку, трудовой процесс, празд­ничные и религиозные ритуалы, при этом музейный предмет показывался как бы в среде своего бытова­ния. В конце XIX — начале XX в. в Западной Европе появились первые экспозиции, состоящие исключи­тельно из ансамблей. Это были экспозиции музеев под открытым небом.

Ансамблевая экспозиция сохраняет или реконст­руирует на основе достоверных научных данных ре­ально существовавшую или типичную для определен­ной эпохи социокультурную обстановку. Ансамблевая экспозиция характерна для мемориальных музеев, для музеефицированных памятников истории и культуры — дворцов, усадеб, крестьянских изб. Ее приме­ром могут служить исторические интерьеры или их фрагменты, воссоздаваемые в музеях не только гума­нитарного, но и естественно-научного профиля.

Структурной единицей ансамблевого показа явля­ется экспозиционный комплекс, который сохраняет или реконструирует существовавшую среду бытова­ния музейных предметов. Он может состоять из раз­личных экспонатов — орудий труда, оружия, одежды, мебели, изделий декоративно-прикладного искусства, изобразительных и письменных материалов. Посколь­ку в этом комплексе воспроизводятся реальные или типичные связи и отношения между предметом? По своему содержанию и в зрительном восприятии он представляет собой законченное целое.

При воссоздании художественной ансамблевой экспозиции в качестве связующего звена, которое поз­воляет объединить в единое целое картины, скульпту­ру, мебель, предметы декоративно-прикладного искус­ства, обычно выступают стилистические особенности экспонатов. По такому принципу построена, напри­мер, экспозиция «Русский жилой интерьер XIX века» в Большом дворце Павловска (Ленинградская область). В ее 16 залах на основе литературных, документальных и изобразительных источников (картин, акварелей, ри­сунков) воссозданы наиболее типичные интерьеры усадебных и городских домов состоятельной части рос­сийского общества. Расстановка мебели, развеска кар­тин и портретов, размещение предметов из фарфора и бронзы строго продуманы, подчинены четкому ритму и единому стилю. Экспозиция позволяет проследить, как на протяжении столетия менялись условия жизни и художественные вкусы, представления о красоте

и уюте.

Вместе с тем в таких стилевых ансамблях есть оп­ределенный недостаток. За редким исключением исто­рические интерьеры не существовали как единое сти­левое целое, в них могли находиться и находились предметы различных эпох и стилей, подобно тому, как в современных квартирах соседствуют разные по вре­мени создания вещи. Поэтому ансамбли, построенные по стилевому принципу, имеют условный и несколько искусственный характер.

В том случае, когда музеем становится сохранив­шийся памятник истории и культуры, в реконструкции ансамблевой экспозиции нет нужды. При иных обсто­ятельствах необходимо воссоздавать достоверную сре­ду, что влечет за собой целенаправленное комплекто­вание, а иногда изготовление воспроизведений музей­ных предметов — копий, муляжей, реконструкций. В мировой музейной практике именно ансамбле­вые экспозиции получили наибольшее распростране­ние, поскольку они легко воспринимаются посетите­лями, вызывают непосредственный интерес и оказы­вают сильное эмоциональное воздействие. Многие музеи почти все свои экспозиционные площади ис­пользуют под воспроизведения жилых и производст­венных интерьеров.

Параллельно с ансамблевыми формировались и ландшафтные экспозиции, воссоздающие взаимо­связи и взаимозависимость природных компонентов. Их основная структурная единица – биогруппы и ландшафтные диорамы.

Элементы ландшафтного метода экспонирования в виде биогрупп появились в естественно-научных му­зеях в середине XIX в. Биогруппа (биологическая груп­па) представляет собой экспозиционный комплекс из объектов животного и (или) растительного мира. Час­то понятие «биогруппа» относится к научной такси-дермической композиции, которая представляет жи­вотных в среде обитания. Таксидермия (от греч. Taxis — устройство и derma — кожа) — вид деятельности, включающий консервацию и реконструкцию объек­тов животного мира. Современная таксидермия из ре­месла по изготовлению чучел переросла в искусство. Но искусство это — особого рода: условность и деко­ративность здесь недопустимы, поскольку естествен­но-научные музеи призваны популяризировать досто­верные и научно объективные сведения.

Большую роль в становлении ландшафтного мето­да экспонирования сыграла Всемирная промышленная выставка в Лондоне (1851 г.), где демонстрировались первые биологические группы из жизни животных, со­зданные немецким таксидермистом М.Х. Плоцкетом. Затем биогруппы стал активно включать в свою систе­матическую экспозицию Британский музей естествен­ной истории, причем создавал их на строго докумен­тальной основе. Для биогрупп с птицами и гнездами растения и почва собирались из одного места, а моло­дые и старые птицы – с одного гнезда. Использовался и натуральный почвенный покров, на котором было найдено гнездо: он осторожно срезался и перевозился в музей. Каждый отдельный листок, цветок, трава ими­тировались из воска и других подходящих материалов, при этом искусственные растения располагались на высушенной почве точно так, как они находились в природе.

«Сухость систематической коллекции, расставлен­ной в предназначенном постепенном порядке, совер­шенно скрадывается благодаря присутствию вышеупо­мянутой биологической коллекции, — делился в 1894 г. своими впечатлениями от осмотра орнитологической экспозиции Британского музея естественной истории русский зоолога. Ященко. – Глаз, утомленный осмот­ром систематического собрания, невольно отдыхает на этих отдельных витринах биологической коллекции, которые представляют собой ни больше ни меньше, как точно скопированные клочки природы, словно вы­хваченные из жизни и перемещенные в залы музея. В каждом таком клочке перед вами является момент из жизни какой-нибудь птицы, в каждом, без исключе­ния, момент, наиболее интересный биологу. Все витри­ны являются почти живой иллюстрацией семейной жизни птиц»,- Заславский МЛ. Ландшафтные экспозиции музеев миpa. Л„ 1979. С. 153. . К концу XIX в. в практику естественно-научных музеев вошли панорамы и диорамы, ставшие харак­терными приемами ландшафтного метода экспониро­вания. Панорама (от греч. Pan — все и horama — вид, зрелище) представляет собой больших размеров лен­тообразную картину, которая натянута по внутренней поверхности цилиндрического подрамника и сочета­ется с расположенным перед ней по кругу «предмет­ным» планом — макетами, сооружениями, фигурами. Панорама создает иллюзию реального пространства, окружающего зрителя, располагается в круглом строении и рассматривается с площадки, находящейся в его центре. Первая панорама была создана ирландским художником Р. Баркером в 1787 г. и представляла со­бой круговое изображение города Эдинбурга.

В 1893 г. в Музее естественной истории в Стокголь­ме была создана первая биологическая панорама, вос­создающая природу Швеции. На огромном замкнутом полотне были изображены наиболее характерные для страны пейзажи, объединенные в одну сплошную кар­тину, опоясывающую окружность панорамы. Передний план с документальной точностью воспроизводил учас­ток местности со скалами, растениями, болотом, ручьем. В отличие от художественной панорамы, где жи­вопись подчиняет передний натурный план, в ланд­шафтной панораме пейзаж служит только вспомога­тельным средством, которое вводит зрителя в место обитания животных. Передний же план занимают до­кументальные материалы — чучела животных, гнезда птиц, растительность, рельеф местности.

В то время как панорама вводит зрителя будто бы в центр изображаемого события и позволяет осуще­ствлять круговой обзор, диорама (от греч. Dia — сквозь и horama — вид) дает возможность рассматривать изо­бражение только со стороны окна (за исключением трехсторонних, так называемых альковных диорам).

Она охватывает лишь часть горизонта и может распо­лагаться на стене как полукруглого, так и прямоуголь­ного помещения. Поэтому диорамы, не требующие столь больших площадей, как панорамы, получили в естественно-научных музеях гораздо более широкое распространение.

В биогруппе и диораме кроме животных размеща­ют растения и макеты различных фрагментов местно­го пейзажа – валунов, скал, косогоров, берегов рек, озер, болотистых участков леса. Передавая ландшафт местности, диорамы и биогруппы одновременно поз­воляют воссоздать действительный облик животного, показать динамику его движения. Такая композиция переносит в музей уголок природы и показывает те из ее сторон, которые в реальной жизни человек не все­гда может наблюдать. Но достоверная передача осо­бенностей поведения и образа жизни животных, ха­рактерных черт их среды обитания требуют проник­новения в тонкости биологии. Малейшее отклонение от жизненной правды – неправильная поза животно­го, анатомические дефекты, не подобающие сезону гу­стота и окраска меха, растительность, не соответству­ющая данному ландшафту – все это подрывает веру в подлинность изображаемого и уничтожает познава­тельный смысл биогрупп и диорам.

В первой трети XIX в. ландшафтный метод экс­понирования стал практиковаться во многих музеях мира. В России первая ландшафтная экспози­ция была построена в 1930 г. в Московском областном краеведчес­ком музее (г. Истра). С 1970-х гг. ландшафт­ный метод стал преоб­ладающим в региональ­ных естественно-науч­ных музеях и отделах природы краеведчес­ких музеев.

Тематической на­зывают экспозицию, которая посредством экспозиционных мате­риалов раскрывает оп­ределенную тему, сю­жет, проблему, создает музейный образ отра­жаемых событий или явлений. В структурном отношении она пред­ставляет собой систему взаимосвязанных и соподчиненных разделов и тем, содержание которых обосновано концепцией. В ис­торических музеях разделам обычно соответствуют исторические периоды. Основной структурной еди­ницей тематической экспозиции является тематико-экспозиционный комплекс, представляющий собой группу предметов разных типов – вещи, документы, изобразительные материалы. В отличие от система­тической и ансамблевой экспозиции их объединяют не типологические признаки и не реальные или ти­пичные связи в среде бытования, а исключительно содержательная сторона, способность выступать в качестве наглядного подтверждения определенного концептуального положения.

Первыми во второй половине 1920-х гг. тематичес­кий, или комплексно-тематический метод экспониро­вания стали разрабатывать историко-революционные музеи применительно к своей тематике – классовой борьбе, эко­номической и политичес­кой истории. С 1930-х гг. он стал пре­обладающим методом экс­понирования в советских музеях; в настоящее время является ведущим главным образом для исторических и краеведческих музеев.

Следует иметь в виду, что все перечисленные мето­ды экспонирования нередко интегрируются: система­тическая экспозиция может сочетаться с ансамблевой и ландшафтной экспозицией, тематическая может включать элементы не только ансамблевой, но и систе­матической экспозиции. Выбор методов экспонирова­ния зависит от многих факторов, в том числе от профи­ля музея, от темы и целевых установок создающейся экспозиции, специфики коллекций, размеров экспози­ционных площадей.

Методы построения экспозиций — FINDOUT.SU

Нетрудно заметить, что материал в экспозиции может группироваться по-разному. Иногда он воспроизводит интерьер усадьбы или фрагмент природной среды, а иногда определенным расположением предметов экспозиционеры стремятся раскрыть какой-то сюжет или, например, наглядно продемонстрировать многообразие форм и других характеристик однородных предметов.

В отечественном музееведении традиционно выделяют следующие основные методы экспонирования: систематический, ансамблевый, ландшафтный и тематический. Этим методам соответствуют систематическая, ансамблевая, ландшафтная и тематическая экспозиции.

Первыми экспозициями, в основу которых легли научные принципы организации материала, стали систематические экспозиции. Их появление в конце XVIII – первой половине XIX вв. было связано с бурным развитием процесса дифференциации в сфере науки и созданием профильных музеев. Систематический метод экспонирования предусматривает отбор, размещение и интерпретацию однородных предметов в соответствии с классификационной системой конкретной научной дисциплины или отрасли производства. Основная структурная единица систематической экспозиции – типологический (системный) ряд; он позволяет показать биологическую, технологическую, эстетическую и другие виды эволюции предметов. Наиболее часто систематический метод экспонирования применяется в естественнонаучных, научно-технических, археологических и этнографических музеях, в музеях декоративно-прикладного искусства, а также в фондовых выставках музеев иных профилей.

Примерно с середины XIX в. в этнографические экспозиции, построенные на основе систематического метода, стали включаться ансамбли, получившие в музейном обиходе название «жизненные комплексы», потому что они стремились отразить реальные связи между предметами. Таковыми были, например, этнографические комплексы «жилище», «мастерская», «сенокос», «свадьба», которые наглядно демонстрировали домашнюю обстановку, трудовой процесс, праздничные и религиозные ритуалы, при этом музейный предмет показывался как бы в среде своего бытования. В конце XIX – начале XX вв. в Западной Европе появились первые экспозиции, состоящие исключительно из ансамблей. Это были экспозиции музеев под открытым небом.

Ансамблевая экспозиция сохраняет или реконструирует на основе достоверных научных данных реально существовавшую или типичную для определенной эпохи социокультурную обстановку. Ансамблевая экспозиция характерна для мемориальных музеев, для музеефицированных памятников истории и культуры – дворцов, усадеб, крестьянских изб. Ее примером могут служить исторические интерьеры или их фрагменты, воссоздаваемые в музеях не только гуманитарного, но и естественнонаучного профиля.

Структурной единицей ансамблевого показа является экспозиционный комплекс, который сохраняет или реконструирует существовавшую среду бытования музейных предметов. Он может состоять из различных экспонатов – орудий труда, оружия, одежды, мебели, изделий декоративно-прикладного искусства, изобразительных и письменных материалов. Поскольку в этом комплексе воспроизводятся реальные или типичные связи и отношения между предметами, по своему содержанию и в зрительном восприятии он представляет собой законченное целое.

При воссоздании художественной ансамблевой экспозиции в качестве связующего звена, которое позволяет объединить в единое целое картины, скульптуру, мебель, предметы декоративно-прикладного искусства, обычно выступают стилистические особенности экспонатов. По такому принципу построена, например, экспозиция «Русский жилой интерьер XIX века» в Большом дворце Павловска (Ленинградская область). В ее 16 залах на основе литературных, документальных и изобразительных источников (картин, акварелей, рисунков) воссозданы наиболее типичные интерьеры усадебных и городских домов состоятельной части российского общества. Расстановка мебели, развеска картин и портретов, размещение предметов из фарфора и бронзы строго продуманы, подчинены четкому ритму и единому стилю. Экспозиция позволяет проследить, как на протяжении столетия менялись условия жизни и художественные вкусы, представления о красоте и уюте.

В мировой музейной практике именно ансамблевые экспозиции получили наибольшее распространение, поскольку они легко воспринимаются посетителями, вызывают непосредственный интерес и оказывают сильное эмоциональное воздействие. Многие музеи почти все свои экспозиционные площади используют под воспроизведения жилых и производственных интерьеров.

Параллельно с ансамблевыми формировались и ландшафтные экспозиции, воссоздающие взаимосвязи и взаимозависимость природных компонентов. Их основная структурная единица – биогруппы и ландшафтные диорамы.

Элементы ландшафтного метода экспонирования в виде биогрупп появились в естественно-научных музеях в середине XIX в. Биогруппа(биологическая группа) представляет собой экспозиционный комплекс из объектов животного и (или) растительного мира.

Тематической называют экспозицию, которая посредством экспозиционных материалов раскрывает определенную тему, сюжет, проблему, создает музейный образ отражаемых событий или явлений. В структурном отношении она представляет собой систему взаимосвязанных и соподчиненных разделов и тем, содержание которых обосновано концепцией. В исторических музеях разделам обычно соответствуют исторические периоды. Основной структурной единицей тематической экспозиции является тематико-экспозиционный комплекс, представляющий собой группу предметов разных типов – вещи, документы, изобразительные материалы. В отличие от систематической и ансамблевой экспозиции их объединяют не типологические признаки и не реальные или типичные связи в среде бытования, а исключительно содержательная сторона, способность выступать в качестве наглядного подтверждения определенного концептуального положения.

Следует иметь в виду, что все перечисленные методы экспонирования нередко интегрируются: систематическая экспозиция может сочетаться с ансамблевой и ландшафтной экспозицией, тематическая может включать элементы не только ансамблевой, но и систематической экспозиции. Выбор методов экспонирования зависит от многих факторов, в том числе от профиля музея, от темы и целевых установок создающейся экспозиции, специфики коллекций, размеров экспозиционных площадей.

 

Ведущий методист Ставропольского государственного музея-заповедника Елена Николаевна Елагина

Интерактивные истории музея

Интерактивные экскурсии и лекции с показом предметов из фондов Ставропольского государственного музея-заповедника, проведением игр, выполнением заданий индивидуально или в группе (кроссворды, викторины, раскраски и пр.) проводятся для малых групп (10-15 чел.).

Интерактивная экскурсия «Чей нос лучше?» (7+) проходит в зале открытого показа фондов (зоология) (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Экскурсовод показывает птиц и млекопитающих с необычной формой носа и объясняет, почему он такой. Затем вниманию детей предлагаются фотографии носа муравьеда, клювов колпицы, пеликана, колибри, фламинго и др. Детям надо угадать птиц и животных, найти их чучела в экспозиции и вспомнить назначение особой формы носа или клюва.

Интерактивная экскурсия «Цветик-семицветик» (7+) проходит в зале минералогии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Экскурсовод расскажет о полезных ископаемых Ставрополья. Затем экскурсантам будет предложено найти в экспозиции минералы, цвет которых соответствует лепесткам цветика-семицветика (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135, зал минералогии)

Интерактивная экскурсия «Рекордсмены животного мира» (7+) проходит в зале зоологии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Экскурсовод покажет животных-рекордсменов по скорости движения, росту: самый быстрый, самый большой, самый глубоко ныряющий (сокол-сапсан, белый медведь, императорский пингвин и др.). В ходе викторины дети вспоминают названия и особенности животных.

Интерактивная лекция «Популярная археология» (8+) проходит в зале археологии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135) возле импровизированного раскопа. Участники лекции получают ящички с песком и кисти, как инструменты археолога с помощью которых будут обнаружены фрагменты древнего предмета. Сотрудник музея научит проводить раскопки и поможет разгадать тайну находки.

Интерактивная экскурсия «Ставропольские крестьяне в XIX – начале XX веков» (8+) проходит в зале этнографии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Экскурсовод покажет крестьянские костюмы и предметы быта, расскажет об особенностях жизни, занятиях людей. У экскурсантов будет возможность погладить ткать рубелем, «поработать» ручной маслобойкой, косой и другими предметами, вышедшими из употребления в современной жизни.

Интерактивная лекция «Летописец Ставропольской земли» (8+) проходит в главном здании музея-заповедника (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135) с показом 15 – 20 коллекции рисунков художника В. Клёнова, основателя первой художественной школы в Ставрополе. Рисунки расскажут о Большом Ставропольском и Невинномысском каналах, о Ставрополе военного периода и других периодах истории Ставрополья.

Интерактивная лекция «Алтын, полушка и другие…» (9+) проходит в главном здании музея-заповедника (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135) в зале истории. Сотрудник отдела фордов покажет подлинные монеты Боспорского царства, Византии; Сасанидских правителей VI в. н.э., клад золотоордынских серебряных монет XIV века; русские «проволочные» деньги XIV-XVII веков, клад из 795-ти пятикопеечных монет времён Екатерины II; бумажные денежные знаки территориальных северо-кавказских выпусков времен интервенции и Гражданской войны 1918 – 1920-х годов. В завершение лекции слушатели поработают с муляжами старинных монет.

Интерактивная лекция «Карнавал бабочек» (9+) проходит в экспозиционном зале отдела природы (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135) и знакомит с видами бабочек нашего региона. Лектор покажет коллекцию, в которой 150 дневных и ночных бабочек и расскажет о них. Слушатели получат цветные принты с изображением бабочек и с помощью таблицы определят название вида бабочки и получат дополнительную информацию о ней.

Интерактивная лекция «Визит к фотографу»(9+) посвящена традиции коллекционирования фотографий и проходит в главном здании музея-заповедника (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135) с показом коллекции старинных фотографий (около 30 ед.) конца XIX – начала XX века. Под руководством научного сотрудника музея можно будет рассмотреть на фотографиях некоторые малозаметные, но удивительные детали. Фотографии интересны тем, что изображают людей разных сословий в прошлом и сопровождаются памятными подписями. В ходе лекции будут даны рекомендации по хранению старых семейных фотографий.

Интерактивная лекция «Военные треугольники» (10+) проходит в главном здании музея-заповедника, в зале истории (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135) с показом музейной коллекции, находящейся в фондах. Слушатели познакомятся с эпистолярным жанром времен Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.). Около 30 подлинных писем участников событий и мастер-класс по складыванию письма в форме треугольника помогут воссоздать картину военного лихолетья.

Интерактивная лекция «Что в имени твоем?»(10+) проходит в зале открытого показа фондов (зоология) (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Экскурсовод покажет медведя, зимородка, пеликана, других животных и расскажет, как их названия связаны с особенностями внешнего вида или поведения. В ходе викторины детям предлагается соотнести фотографическое изображение с музейными экспонатами и объяснить название животного.

Интерактивная лекция «Малахитовая шкатулка (потрогай минералы)» (10+) проходит в зале минералогии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Лектор достает из шкатулки горные породы и минералы, обладающими особыми свойствами. Каждый участник лекции сможет взять их в руки и проверить их свойства. Насколько запомнились названия, свойства, применение минералов и горных пород поможет проверить викторина.

Интерактивная лекция «Колокольчик звонкий»(10+) проходит в главном здании музея-заповедника, в зале истории (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Коллекция поддужных колокольчиков (показ около 20 ед.) из собрания Ставропольского государственного музея-заповедника рассказывает о русской почтовой службе, знаменитых валдайских колокольчиках и надписях на них и значении этих надписей.

Интерактивная экскурсия «Ставрополье – родина слонов» (11+) проходит в зале палеонтологии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Экскурсовод расскажет об животных, обитавших на нашей Земле в доисторический период, покажет уникальные скелеты южных слонов, которые были найдены на территории Ставропольского края и представлены в палеонтологической экспозиции музея. Буклет-путеводитель с кроссвордами по материалам экспозиции поможет узнать о разных видах слонов.

Интерактивная экскурсия «Гигантская ракушка, или Ловушка смерти» (11+) проходит в залах палеонтологии и зоологии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Экскурсовод расскажет о моллюсках и других обитателях Древнего Сарматского моря. Экскурсантам будут предложены буклеты с заданиями. Разгадать их можно опираясь на рассказ экскурсовода и используя материалы экспозиций.

Интерактивная лекция «Из истории предприятия «Кисловодский фарфор «Феникс» (11+) проходит с показом около 30 предметов из коллекции кисловодского фарфора в главном здании музея-заповедника, в зале истории (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Лектор расскажет о производстве фарфора, специфике формообразования, художественных особенностях изделий. В завершение лекции слушателям будут предложены цветные принты с изображением элементов коллекционных изделий: можно будет попробовать себя в роли художника по росписи фарфора.

Интерактивная лекция «Memoru» (11+) проходит в зале археологии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Перед участниками раскладываются карточки, на обороте которых фотографии музейных экспонатов с разных ракурсов. Задача участников состоит в поиске фотографий одного и того же предмета и нахождении его экспозиции. Сотрудник музея расскажет о предмете, его датировке, культурной принадлежности, назначении и другие интересные факты.

Интерактивная экскурсия «Добрых дел мастера» (12+) проходит в зале этнографии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135) и знакомит с историей ремесел на Ставрополье. Экскурсанты увидят инструменты ремесленников не только в экспозиции, но и в производственном процессе. Аудиовикторина расширит представления об инструментах и поможет запомнить их названия и применение.

Интерактивная экскурсия «В пещере горного короля» (12+) проходит в зале минералогии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Краткий рассказ об экспонатах зала минералогии познакомит с названиями, свойствами минералов и горных пород. Экскурсанты узнают об использовании их человеком. Викторина позволит закрепить новые знания в игровой форме.

Интерактивная экскурсия «Тринадцать скелетов на сундук мертвеца» (13+) проходит в зале археологии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135) в форме командной игры. Экскурсанты получают карту с зашифрованным маршрутом. Сопровождаемые рассказом экскурсовода, они постигнут 13 тайн и откроют археологический сундучок.

Интерактивная экскурсия «Что нам стоит дом построить?» (13+) проходит в зале этнографии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Экскурсовод рассказывает о быте кочевников, горцев, крестьян-переселенцев и городских жителей. Далее команды экскурсантов получают буклет с кроссвордами, которые смогут разгадать, используя материалы экспозиции.

Интерактивная экскурсия«История российских наград» (13+) проходит в главном здании музея-заповедника (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135) в зале истории с показом предметов нумизматики (около 30 ед.). Лектор расскажет о появлении первых наград: медалей и орденов, о советских наградах, наградной системе современной России.

Лекция «Историю рассказывают деньги» (14+) проходит в главном здании музея-заповедника (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135) в зале истории с показом фондовых коллекций. Сотрудник отдела фондов покажет подлинные монеты Боспорского царства, Византии; Сасанидских правителей VI в. н.э., клад золотоордынских серебряных монет XIV века; русские «проволочные» деньги XIV-XVII веков, клад из 795-ти пятикопеечных монет времён Екатерины II; бумажные денежные знаки территориальных северо-кавказских выпусков времен интервенции и Гражданской войны 1918-1920-х годов

Интерактивная лекция «Алгоритм Цицерона»(14+) проходит в зале археологии (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135). Игроки получают возможность визуально исследовать древние предметы и должны угадать их назначение. Лектор расскажет о каждом из предметов: уточнит датировку, культурную принадлежность, особенности использования. Лекция проходит в увлекательной форме благодаря состязательному моменту

Интерактивная лекция «Радуга меха. О пушных зверях Ставрополья» (14+) проходит в главном здании музея-заповедника (г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 135) с показом коллекции шкурок пушных зверей (около 30 ед.) и рассказом о пушном звероводстве. Слушатели смогут не только полюбоваться мехом черно-бурой лисы, лисы-огнёвки, но и познакомиться со схемами скрещивания животных с целью получения оттенков меха.

Интерактивная экскурсия «Индийский вояж Гречишкина» (6+) проходит в зале зарубежного искусства Картинной галерее пейзажей П.М. Гречишкина. Экскурсовод знакомит посетителей с бытом и традициями индийской культуры через картины и дневники художника. Экскурсанты могут принять образ индийской невесты и потанцевать, порисовать традиционные индийские мандалы. Шуточный мини-тест по мотивам путевых заметок П.М. Гречишкина завершит экскурсию.

Интерактивная экскурсия «Жемчужина Сибири – Байкал» (11+) проходит в Картинной галерее пейзажей П.М. Гречишкина.  В ходе экскурсии рассказывается об истории и природных особенностях озера Байкал, его месте в творческой судьбе художника П. М. Гречишкина. Экскурсовод научит видеть и распознавать в пейзажах, какой именно ветер, бурхан, или калтыгей гонит волны и многое другое. Экскурсия включает просмотр видеофрагментов из кинохроники путешествий П. М. Гречишкина на Байкал.

История в выставках

(октябрь 2018 года)

 

Методы построения музейных экспозиций: ознакомительная лекция

Методы музейно-экспозиционного проектирования

Виды экспозиций

Типы экспозиций

Научные, реконструируют историческую реальность с помощью методов рационального (абстрактно-логического) мышления

Систематический (коллекционный)

Систематическая (коллекционная)

Научная

Ансамблевый

Ансамблевая

Средовая научно-популярная

Ландшафтный

Ландшафтная

Тематический (иллюстративно-тематический)

Тематическая (иллюстративно-тематическая)

Тематическая научно-популярная

Художественные, интерпретируют прошлое средствами искусства

Музейно-образный

Музейно-образная

Синтетическая

Сюжетно-образный (художественно-мифологический)

Сюжетно-образная

Комплекс методов

Два и более научных методов + музейнообразный (ограниченно)

Комплексная научно-популярная

Конгломерат методов в сочетании с организацией зон практического опыта

Научные методы + практико-ориентированные (интерактивные) зоны

Синтетическая

инструментов оценки воздействия по подходам — ​​прямое измерение (измерение в точке контакта) | EPA ExpoBox (набор инструментов для специалистов по оценке воздействия)

Обзор

Дозиметры радиации 1950-х годов — «карманный крикун» и «чирпер».

Фото любезно предоставлено Национальной лабораторией Ок-Ридж, Министерство энергетики США.

Современное устройство обнаружения радиации

Фото: Дозиметрист в en.wikipedia [CC0], через Wikimedia Commons.

В соответствии с Руководством EPA по оценке воздействия (U.S. EPA, 1992), прямое измерение или измерение воздействия в точке контакта

«оценивает воздействие по мере его возникновения, используя прямые методы измерения концентраций химических веществ на границе раздела между человеком и окружающей средой как функцию времени, что дает профиль воздействия».

Измерения воздействия в месте контакта выполняются с использованием методов персонального мониторинга (т. Е. Индивидуального отбора проб воздуха или диеты), которые фиксируют прямое воздействие человека в течение определенного периода времени.

При наличии доступных и точных методов измерения этот метод, вероятно, даст наименьшую неопределенность в оценке концентрации воздействия, по крайней мере, за период времени, в течение которого проводились измерения.

Измерение в точке контакта, однако, может быть дорогостоящим и может потребовать экстраполяции с краткосрочного отбора проб на долгосрочное воздействие, что увеличивает неопределенность. Кроме того, прямое измерение воздействия не зависит от источника и не является репрезентативным для всего населения.

Измерения прямого воздействия могут использоваться для подтверждения или проверки результатов оценок, проведенных с использованием косвенных оценок, таких как оценки на основе сценариев или населения (US EPA, 1992).

Наблюдательные исследования воздействия на человека требуют строгого соблюдения этических норм. На каждом этапе от постановки задачи до исследования реализации необходимо тщательно продумывать меры, чтобы гарантировать здоровье и безопасность людей. Конкретные действия будут варьироваться в зависимости от типа проводимого исследования и характеристик людей.

Основываясь на материалах семинара группы экспертов, Национальная исследовательская лаборатория EPA разработала Научные и этические подходы к исследованиям наблюдательного воздействия (SEAOES) (Агентство по охране окружающей среды США, 2008). В этом документе представлена ​​подробная информация о нормативных требованиях и этических и моральных вопросах, связанных с защитой людей.

Начало страницы

Методы

Мониторинг индивидуального воздействия непосредственно измеряет воздействие на человека по мере его возникновения.Его можно использовать для измерения воздействия на человека загрязняющих веществ в зоне дыхания, в еде и напитках, а также на коже.

Существует множество методов отбора проб для мониторинга индивидуального облучения, которые продолжают развиваться. Соображения по выбору метода мониторинга включают:

  • Выполнимость — Соответствуют ли испытуемые учебным требованиям по ношению оборудования или записывающей деятельности?
  • Точность — Какой уровень обнаружения требуется для сценария?
  • Реализация — Сколько предметов необходимо? Следует ли учитывать сезонные тенденции воздействия?
  • Расход — Сколько стоит пробоотборное оборудование? Недорого стоит ли анализ проб?

Часто участники исследования ведут дневник активности, чтобы записывать свое местонахождение и действия с монитором.Это предоставляет оценщику дополнительную информацию для характеристики потенциальных источников выбросов и для лучшей экстраполяции краткосрочных измерений на долгосрочные оценки.

Для обеспечения безопасности человека необходимо также предпринять осторожные меры, чтобы методы мониторинга не подвергали людей большему воздействию, чем необходимо.

Начало страницы


Вдыхание

Пассивные и активные мониторы, используемые для измерения ингаляционного воздействия, обычно компактны и расположены близко к зоне дыхания человека.Комфортные мониторы с низким уровнем шума поощряют их использование участниками исследования. Однако эти ограничения также ограничивают сложность используемых устройств и их возможности измерения.

Как для пассивного, так и для активного отбора проб часто необходимо экстраполировать поглощенную дозу из измеренной концентрации, поскольку поглощенная доза будет варьироваться в зависимости от других факторов, включая интенсивность вентиляции.

Пассивная выборка

При пассивном отборе проб используется сорбция или улавливание диффузионной трубкой, бейджем, детекторной трубкой или аналогичным устройством.Пассивный отбор проб часто более подходит для измерения длительного воздействия, чем острого воздействия, поскольку уровень обнаружения может быть выше для пассивного устройства для отбора проб, чем для активного.

Для всех пассивных методов отбора проб образцы анализируются с использованием спектроскопии, газовой хроматографии, высокоэффективной жидкостной хроматографии или аналогичного метода, в зависимости от рассматриваемых химических веществ.

Диффузионные значки в настоящее время доступны для измерения диоксида азота (NO 2) , озона (O 3) , диоксида серы (SO 2) , оксида углерода (CO) и формальдегида.Органические пары можно измерить в пассивных устройствах с помощью значков с активированным углем.

Прокладки респиратора

, вставляемые в респираторы вместо обычных пылевых фильтров, используются для измерения концентраций воздействия на рабочем месте.

Активная выборка

В активном отборе проб используется небольшой воздушный насос для втягивания воздуха через фильтр, набивную трубку или подобное устройство. В отличие от пассивных пробоотборников, для активного отбора проб требуется электричество и движущиеся части.

Доступны активные мониторы для измерения твердых частиц размером 10 и 2 микрометра.Размером 5 микрометров (PM 10 и PM 2,5 ) с использованием фильтров. Фильтр можно разместить в любом месте на теле человека, а насос и аккумулятор можно носить в сумке на ремне.

Циклонные пробоотборники доступны для измерения твердых частиц. Пробоотборник раскручивает частицы в потоке воздуха, выталкивая их в стороны устройства для сбора. Импакторные и денудерные фильтры можно комбинировать для измерения аэрозолей и газов. Трубка диффузора может быть покрыта разными материалами для измерения различных химикатов и газов.

Для просмотра некоторого содержимого на этой странице требуется JavaScript. Если вы хотите просматривать содержимое этой страницы, у вас должен быть включен JavaScript.

Начало страницы


Проглатывание

Двойные исследования диеты (или двойные исследования порций) — это способы измерения концентрации химического вещества, вызывающего озабоченность, в рационе. В этих исследованиях люди собирают повторяющиеся образцы всех продуктов, которые они потребляют в течение определенного периода.

Этот метод может дать точную оценку воздействия в результате проглатывания зараженных пищевых продуктов.Однако его реализация, как правило, требует больших затрат и требует, чтобы участники были грамотными и мотивированными для завершения учебной деятельности. Изменения в диете человека и несоблюдение протокола исследования могут внести систематическую ошибку в оценки потребления (Stockley, 1985).

Повторные исследования диеты могут обеспечить прямые измерения химических загрязнителей в пище, а также уровень потребления различных продуктов, обычно нормализованный по массе тела каждого участника. Они также могут предоставить информацию об изменениях концентрации химических веществ в результате приготовления пищи, например, об уменьшении остатков из-за стирки или увеличении количества химикатов в результате приготовления пищи.

Для просмотра некоторого содержимого на этой странице требуется JavaScript. Если вы хотите просматривать содержимое этой страницы, у вас должен быть включен JavaScript.

Начало страницы


Кожный

Пластыри, дозиметры для всего тела, методы удаления и оптические методы могут использоваться для измерения воздействия химических веществ на кожу. На тело помещают пластырь, пластыри в виде наклеек или марлевые салфетки для сбора опасного химического вещества. Дозиметры всего тела предназначены для измерения воздействия на все тело.

Пластыри

впервые были использованы примерно 30 лет назад для исследования воздействия фосфорорганических пестицидов (Durham and Wolfe, 1962). С тех пор они использовались для различных веществ, включая полициклические ароматические углеводороды (ПАУ), оксид меди и пыль (Soutar et al., 2000).

Патчи

позволяют относительно легко и недорого собирать личные измерения воздействия почвы / отложений на кожу. Однако они могут пропускать критические области воздействия в зависимости от того, на каком участке тела они находятся.Кроме того, экстраполяция с относительно небольшого участка на всю поверхность тела может привести к ошибке.

Дозиметры всего тела предназначены для измерения облучения всего тела. Примеры включают значки на одежде, комбинезоне и длинном хлопковом нижнем белье (Федеральный закон об инсектицидах, фунгицидах и родентицидах (FIFRA), научная консультативная группа (SAP), 2007).

Методы удаления включают полоскание, протирание и удаление ленты для сбора загрязняющих веществ с кожи, подлежащей анализу.

Оптические методы включают обработку исследуемого химического вещества нетоксичным флуоресцентным индикатором. Видеоизображение используется для определения и количественной оценки точек контакта химического вещества с кожей.

Fenske et al. (1987) использовали флуоресцентные индикаторы для измерения воздействия тетрахлорфенола у девяти рабочих, занятых в деревообработке, на строгальной фабрике. Индикаторы также использовались для изучения воздействия на кожу аппликаторов пестицидов (Fenske, 1990; Fenske et al., 1985).

Портативные рентгенофлуоресцентные анализаторы использовались для определения концентраций брома в результате соединений полибромированных дифениловых эфиров (ПБДЭ), выделяемых потребительскими товарами из домов группы людей в районе Великих озер (Imm et al., 2009).

Для просмотра некоторого содержимого на этой странице требуется JavaScript. Если вы хотите просматривать содержимое этой страницы, у вас должен быть включен JavaScript.

Начало страницы

Методы оценки воздействия в Отделе профессиональной и экологической эпидемиологии

Оценка взаимосвязи «воздействие-реакция» является важным компонентом в оценке причин рака. Таким образом, количественная оценка воздействия является важным элементом высококачественных эпидемиологических расследований.Исследователи Отделения эпидемиологии труда и окружающей среды (OEEB) прилагают значительные усилия для улучшения методов оценки воздействия и оценки надежности и валидности процедур, используемых в когортных исследованиях и исследованиях методом случай-контроль профессионального воздействия и воздействия окружающей среды. Ниже приведены несколько примеров.

Методы географических информационных систем (ГИС) в экологической эпидемиологии

Эпидемиологические исследования взаимосвязи между окружающей средой и раком основываются на точных, поддающихся количественной оценке измерениях воздействия.В таких исследованиях могут использоваться географические информационные системы (ГИС), нормативные и другие данные мониторинга окружающей среды в дополнение к ретроспективным исследованиям, которые иногда ограничиваются знаниями участников о воздействии в окружающей их среде. Исследования рака извлекли пользу из растущей доступности исторических данных мониторинга воздуха и воды, спутниковых снимков, переписи населения, коммерческих баз данных и других наборов географических данных, которые позволяют реконструировать экспозицию в зависимости от места жительства и других мест на протяжении значительной части жизни человека.

исследователей OEEB проводят оценки воздействия на основе ГИС, используя ресурсы данных с географической привязкой и истории проживания, собранные в ходе наших исследований экологических опасностей и риска рака. Наши подходы включают использование ГИС и пространственно-аналитических методов для характеристики воздействия факторов риска окружающей среды, включение информации о пространственно-временной активности в оценки воздействия и использование биологических и экологических измерений для подтверждения воздействия. В этой работе рассматриваются важные эпидемиологические соображения при оценке воздействия на окружающую среду на основе географических регионов, включая мобильность в жилых помещениях и время, проведенное в различных микросредах, позиционные ошибки и проблемы экстраполяции в пространстве и времени.Эти подходы были реализованы в ряде исследований DCEG и OEEB, в том числе для оценки воздействия нитратов в питьевой воде среди частных пользователей колодцев в рамках исследования «Здоровье сельского хозяйства», для оценки загрязнения окружающего воздуха в исследовании ультратонких частиц в Южной Калифорнии и для проверки расчетных показателей воздействия диоксинов. .

Публикации по использованию методов ГИС в экологической эпидемиологии.

За дополнительной информацией обращайтесь к доктору Мэри Уорд или доктору Рене Джонс.

Отраслевые исследования

Исследователи OEEB разработали современные методы количественной оценки воздействия, которые максимизировали доступные измерения и информацию, определяющую воздействие, для прогнозирования уровней воздействия за прошлые периоды в нескольких исследованиях, включая выхлоп дизельного топлива в исследовании дизельных выхлопов в шахтерах, бензол в когортном исследовании Рабочие, подвергшиеся воздействию бензола в Китае, и конкретные пестициды в рамках исследования здоровья сельскохозяйственных животных.

Демографические исследования

Оценка экспозиции с использованием матриц экспозиции работ

Матрицы воздействия на рабочем месте (JEM) — это эффективный способ присвоения оценок воздействия в популяционных исследованиях и может быть единственным вариантом оценки воздействия, когда участникам исследования доступны только работа и отрасль. Исследователи DCEG разрабатывают методы улучшения JEM путем включения баз данных измерений воздействия для калибровки JEM в зависимости от времени и для разных профессий и отраслей.Например, в Шанхайском исследовании здоровья женщин исследователи разработали новую схему систематического объединения JEM с историческими измерениями для калибровки оценок воздействия JEM, используемых для оценки исторического воздействия бензола и свинца.

Публикации по использованию матриц экспозиции вакансий

Для получения дополнительной информации свяжитесь с доктором Мелиссой Фризен.

Оценка воздействия с использованием модулей для профессии и отрасли

Модули

, ориентированные на профессию и отрасль, содержат подробные вопросы о производственной деятельности и воздействиях в рамках популяционных исследований «случай-контроль», чтобы лучше выявить различия в уровне воздействия внутри профессий.Обычно эти ответы модуля рассматриваются специалистом по оценке воздействия для каждой работы для определения оценок воздействия. Исследователи OEEB разрабатывают методы более эффективного и прозрачного определения воздействия в исследованиях, в которых используются модули, и проверяют валидность и надежность этих методов. Правила принятия решений, которые связывают ответы на вопросы анкеты с оценками воздействия, были разработаны для оценки профессионального воздействия в исследованиях случай-контроль в США, включая жидкости для металлообработки, выхлопы дизельных двигателей, свинец и бензол.При оценке надежности подходов, основанных на правилах принятия решений, мы обнаружили, что оценки воздействия выхлопных газов дизельных двигателей на рабочем месте в рамках исследования рака мочевого пузыря в Новой Англии имели умеренно высокое согласие с оценками, полученными в результате экспертных обзоров каждой работы. Оценки воздействия в правилах принятия решений основаны на данных, где это возможно, включая использование ответов субъектов на занятия и отраслевые модули, а также использование медианных групп должностей, полученных из ответов модуля, для определения воздействия на лиц, выполняющих аналогичные должности без завершенного модуля.Оценки интенсивности основаны на синтезе общедоступных источников данных, когда это возможно (см. Следующий раздел). Мы также разработали метод извлечения закономерностей в ответах на анкету, которые предсказывают назначение эксперта экспозиции с использованием моделей классификации и дерева регрессии (CART). Извлеченные правила принятия решений были использованы для повышения прозрачности и эффективности применения решений о воздействии на другие объекты исследования.

Публикации по использованию модулей для конкретных занятий и отраслей

Для получения дополнительной информации свяжитесь с Dr.Мелисса Фризен.

Обобщение общедоступных источников данных о воздействии

Чтобы помочь усилиям по оценке воздействия, OEEB проводит всесторонние обзоры литературы по конкретным агентам, чтобы определить, когда, где и насколько вероятно воздействие этого агента. Концентрации воздействия, выявленные в этих обзорах, извлекаются в базы данных воздействия, которые можно использовать для характеристики детерминант воздействия, таких как временные тренды. Мы расширили использование моделей мета-регрессии для определения детерминант воздействия опубликованных данных о производственных и экологических измерениях, которые обычно представляются в виде сводных статистических данных, для нескольких воздействий, включая свинец, бензол и пестициды.

Публикации по обобщению общедоступных источников данных о воздействии

Для получения дополнительной информации свяжитесь с доктором Мелиссой Фризен.

Использование датчиков и технологий смартфонов

Исследователи

OEEB используют самые современные технологии в полевых исследованиях для определения характеристик воздействия, включая использование датчиков прямого считывания (например, сажи, сверхмелкозернистых частиц, PM 2,5 ) и приложений для смартфонов для сбора дневников трудовой активности.

Для получения дополнительной информации свяжитесь с Dr.Мелисса Фризен.

оценок подверженности

оценок подверженности

Оценка воздействия
Введение в основные концепции

От воды, которую мы пьем, купаемся или купаемся, от воздуха, которым мы дышим, до потребительских товаров, которые мы наносим на наши тела и окружающую среду, до почвы, которую мы используем для выращивания продуктов питания, мы подвергаемся воздействию агентов окружающей среды в каждый аспект человеческой жизни и деятельности. Оценка воздействия — это раздел науки об окружающей среде, который пытается охарактеризовать, как эти загрязнители ведут себя в окружающей среде и впоследствии приводят к их воздействию на человека.Цель оценки воздействия, применяемой в традиционном контексте гигиены окружающей среды, состоит в том, чтобы количественно измерить, какое количество агента может быть абсорбировано облученным населением, в какой форме оно подвергается воздействию, с какой скоростью происходит воздействие и сколько абсорбированного количество реально доступно для получения биологического эффекта

Этот модуль предназначен для предоставления вводного обзора оценок воздействия. Этот модуль предлагает базовое понимание шагов и ключевых соображений, связанных с разработкой и проведением оценки воздействия, в основном в контексте эпидемиологических исследований.

Цели обучения

После прохождения этого модуля пользователи смогут:

  • Опишите основные концепции и роль оценки воздействия в нескольких различных контекстах
  • Обсудите концептуальную модель взаимосвязи между источником, рецептором и последствиями для здоровья
  • Объясните важность разработки стратегии оценки воздействия в соответствии с конкретными четко определенными целями
  • Обобщите различные типы индексов воздействия и опишите сильные стороны и ограничения каждого
  • Определите проблемы, которые следует учитывать при разработке исследования, и объясните, почему каждый из них важен
  • Сравните и сопоставьте систематические и случайные ошибки и опишите потенциальные эффекты каждого типа
  • Опишите некоторые методы, используемые для мониторинга воздуха, кожи, шума и биологического мониторинга

Согласно EPA, оценка воздействия — это «процесс измерения или оценки величины, частоты и продолжительности воздействия на человека агента в окружающей среде или оценки будущего воздействия агента, который еще не был выпущен.»При оценке воздействия предпринимаются попытки ответить на некоторые из следующих вопросов.

  • Кто или что выставлено?
  • Происходит ли воздействие через вдыхаемый воздух, питьевую воду, контакт с кожей или каким-либо другим путем?
  • Какая длительность воздействия?
  • Как часто и как долго происходит воздействие?

Оценки воздействия обычно используются для характеристики профессионального воздействия на рабочем месте и воздействия окружающей среды на население в целом, такого как выбросы промышленных процессов, загрязненные продукты питания или вода, потребительские товары, содержащие опасные химические вещества и т. Д.В таблице ниже представлены различные приложения для оценки воздействия.

Заявки на оценку воздействия

Эпидемиологическое исследование

В ходе эпидемиологического исследования исследователи оценивают, связано ли воздействие загрязнителя или агента окружающей среды с данным исходом для здоровья. В конечном итоге цель состоит в том, чтобы определить, существует ли причинная связь между воздействием и болезнью.

Гигиена труда

Исследования гигиены труда часто пытаются охарактеризовать воздействие и риск воздействия в контексте производственной деятельности. Цель состоит в том, чтобы как идентифицировать, так и контролировать риски, возникающие в результате физических, химических и других опасностей на рабочем месте.

Оценка рисков

С целью оценки риска, заключающейся в том, чтобы охарактеризовать характер и величину рисков для здоровья от химических загрязнителей и других факторов стресса, оценка воздействия представляет собой компонент, который пытается охарактеризовать, кто подвергается воздействию и в какой степени они подвергаются.

Текущее наблюдение

Регулярный надзор может потребоваться в различных отраслях промышленности, чтобы определить, соответствуют ли они нормативным стандартам, установленным такими агентствами, как EPA и OSHA. Например, программа EPA по мониторингу и наблюдению за рыбой в Великих озерах ежегодно собирает рыбу из Великих озер и анализирует ее на наличие загрязняющих веществ.

Прочие

Другие приложения для оценки воздействия включают оценку эффективности стратегии вмешательства.

Что такое экспозиция?

Воздействие означает контакт человека с веществом или фактором, отрицательно или положительно влияющим на здоровье человека. Согласно глоссарию ИЮПАК, воздействие определяется как «концентрация, количество или интенсивность конкретного физического или химического агента или агента окружающей среды, который достигает целевой популяции, организма, органа, ткани или клетки, обычно выражается в числовых единицах концентрации, продолжительности, и частота (для химических агентов и микроорганизмов) или интенсивность (для физических агентов).»Хотя в этом определении упоминается контакт с внутренними компонентами тела, воздействие происходит на теле снаружи и не приводит автоматически к внутренней дозе. Существует различие между дозой внешнего облучения и дозой внутреннего облучения, поскольку они не всегда одинаковы. Единицы измерения воздействия — это концентрация, умноженная на время.

Причинный агент

Для того, чтобы произошло воздействие, человек должен подвергнуться действию агента.Выявление и понимание поведения причинного агента имеет первостепенное значение для понимания того, как человек подвергся воздействию, и любых последующих последствий для здоровья. Физические и химические свойства агента будут влиять на его поведение в окружающей среде (судьба и перенос), а также в тканях (абсорбция, распределение, метаболизм и выведение).

Компоненты оценки воздействия

Хотя методы, используемые в любой данной оценке воздействия, будут различаться в зависимости от конкретной цели (целей) исследования, принципы и основные компоненты оценки воздействия остаются теми же.В приведенном ниже упражнении освещаются некоторые важные факторы, связанные с проведением оценки воздействия. Хотя эти соображения будут объяснены более подробно на протяжении всего модуля, вы можете пролистать каждый элемент ниже для краткого обзора.

При проведении оценки воздействия необходимо изучить и установить этапы воздействия загрязняющего вещества, вызывающего обеспокоенность, и приводящего к неблагоприятным последствиям для здоровья. Это включает в себя определение источников воздействия, поведения загрязнителя в окружающей среде и условий, в которых люди вступают в контакт с загрязнителем, что приводит к неблагоприятным последствиям для здоровья.Ниже представлена ​​концептуальная модель заболевания, связанного с воздействием, которая может помочь понять путь от воздействия к болезни.

Путь воздействия

Путь воздействия — это физический путь, по которому агент окружающей среды проходит от источника до рецептора. Чтобы охарактеризовать путь воздействия, необходимо рассмотреть судьбу и перенос данного агента, имея в виду, как он будет вести себя в окружающей среде или средах и как или будет ли он вступать в контакт с людьми. Если агент произведен и выброшен из штабеля в воздух, он будет доступен для окружающего населения в окружающем воздухе, вероятно, в направлении преобладающих ветров.Если агент сбрасывается в реку, он будет доступен для воды и биоты реки. Биота может химически изменять агент, так что когда человек ест биоту, агент может быть более или менее токсичным, чем когда он был первоначально сброшен в реку.

Еще один фактор, который необходимо учитывать в отношении судьбы и переноса химического вещества, — это его способность к разложению в окружающей среде и период полураспада в определенных средах окружающей среды. Некоторые химические вещества быстро разрушаются солнечным светом, водой или бактериями до менее токсичных форм, тогда как другие могут оставаться в той же форме в течение длительного времени.С другой стороны, некоторые химические вещества при распаде могут образовывать еще более токсичные побочные продукты. Термин, используемый для описания химического вещества, устойчивого к разложению, — «стойкий». Стойкие органические загрязнители, такие как. Кроме того, многие химические вещества биоаккумулируются в окружающей среде. Например, ПХД концентрируются в рыбе и птицах, которые едят рыбу.

Маршрут воздействия

Пути воздействия — это пути, по которым люди подвергаются воздействию агентов. Вызывающие озабоченность агенты могут иметь разную токсичность в зависимости от путей воздействия.Вдыхание, проглатывание и кожный контакт обычно являются путями воздействия загрязнителей окружающей среды.

Например, прикоснувшись к подоконнику, можно попасть под неповрежденную свинцовую краску. Таким образом, свинец не опасен. Однако, если подоконник будет отшлифован, теперь вы подвергаетесь воздействию свинца, вдыхая его, что делает его токсичным в зависимости от пути воздействия.

Часто вызывающий озабоченность агент можно непосредственно измерить или смоделировать в точке контакта, например, в зоне дыхания, на коже или с помощью диетических оценок.

Понимание средств массовой информации, в которых обнаружен агент, позволит вам понять, каким образом люди могут пострадать. Некоторые распространенные носители:

  • Вода (питьевая или рекреационная; грунтовые или поверхностные)
  • Почвы / отложения
  • Воздух (внутри или снаружи)
  • Биота (растения, животные, микроорганизмы)


Умение понимать и эффективно оценивать журнальные статьи — важный навык. Приведенное ниже действие с вкладками подчеркивает некоторые важные соображения для оценки оценки воздействия.Обратите внимание, что некоторые из концепций, упомянутых в упражнении, будут описаны более подробно на протяжении всего модуля. Печатную версию задания можно получить в меню «Дополнительные ресурсы» справа.

Оценки воздействия могут применяться во многих различных контекстах, что означает, что цели могут сильно отличаться от одного исследования к другому. В профессиональной эпидемиологии и эпидемиологии окружающей среды исследователи часто пытаются изучить взаимосвязь между воздействием и интересующими последствиями для здоровья.Примеры общих планов исследований, используемых в профессиональной эпидемиологии и эпидемиологии окружающей среды, включают случай-контроль, когортные, перекрестные и временные ряды. Для получения дополнительной информации о дизайне эпидемиологических исследований просмотрите следующие модули: описательная эпидемиология и обзор аналитической эпидемиологии.

При разработке исследования для оценки воздействия важно принять во внимание следующие вопросы:

  • Какое воздействие измеряется и как оно связано с предполагаемым возбудителем?
  • Какие методы будут использоваться для определения экспозиции (т.е. что значит быть «разоблаченным»?)?
  • Сколько образцов (т. Е. Размера выборки) необходимо взять, чтобы можно было обнаружить связь?
  • Кто подвергается облучению и как уязвимые подгруппы могут пострадать по-другому?
  • Когда и как долго (продолжительность и частота) будут собираться данные об экспозиции?

Что? — Причинный агент или суррогат

Важно различать фактический вызывающий беспокойство агент и то, что измеряется в исследовании.Иногда бывает трудно или невозможно измерить воздействие действительного агента. В таких случаях оценивается воздействие суррогатной матери. Суррогат, используемый для измерения воздействия, должен тесно коррелировать с фактическим возбудителем. Еще одно важное соображение при использовании суррогатов — определение их места на пути воздействия-реакции.

Хотя исследователи могут измерить воздействие в источнике или в среде, такие измерения могут неточно отражать фактическое воздействие из-за таких факторов, как экологическая судьба и перенос данного агента.Биомаркеры представляют собой пример суррогата, который больше указывает на поглощенную дозу данного агента, а не на фактическое воздействие на человека или население. Такие факторы, как абсорбция, распределение, метаболизм и выведение, будут влиять на биодоступность экспонированного агента.

Как? — Сбор данных

При оценке воздействия часто ставят задачу получить точные, точные и биологически значимые оценки воздействия наиболее эффективным и экономичным способом.Методы сбора данных, используемые при оценке воздействия, часто требуют баланса между точностью / точностью данных и логистическими ограничениями, такими как время, деньги и ресурсы. Если во время этого действия по уравновешиванию будет нарушена слишком большая точность и прецизионность, в исследование могут быть внесены такие ошибки, как неправильная классификация воздействия, что приведет к ослабленным оценкам и даже к потере мощности. Такая ошибка будет рассмотрена позже в модуле.

Воздействие можно классифицировать, измерить или смоделировать с помощью того, что часто называют прямыми или косвенными методами.

Классификация : Субъекты при оценке воздействия могут быть классифицированы с использованием дихотомических значений, таких как «подвергались» или «не подвергались» воздействию определенного вещества. Классификации также могут включать в себя несколько категорий воздействия, таких как «нет», «низкий», «средний» и «высокий» или разные названия должностей для профессионального исследования. Такие классификации могут быть получены путем анкетирования или экспертной оценки.

Измерение : В качестве прямого метода измерения часто считаются более объективным средством оценки воздействия.Наиболее часто используемым измерением является концентрация данного агента. Локальные мониторы используются для оценки воздействия на людей, живущих в определенной близости, а персональные мониторы могут использоваться для измерения индивидуального воздействия.

Моделирование : Моделирование воздействия часто выполняется вместе с измерениями и может быть полезно при недостатке данных мониторинга. Модели оценки воздействия часто основаны на предположениях о фактическом воздействии, а более сложные модели будут учитывать факторы, которые могут повлиять на воздействие (например,грамм. физические и химические свойства, а также судьба и перенос агента). Такие источники, как EPA, предоставляют множество моделей, которые могут использоваться исследователями для прогнозирования воздействия.

Ниже представлена ​​диаграмма, на которой представлены некоторые примеры сбора данных об экспозиции и различные методы, которые можно использовать.

Сколько? — Размер выборки

Количество собранных образцов, количество субъектов в исследовании и количество мест, из которых собираются образцы, — все это важные факторы, которые напрямую влияют на статистическую мощность любого проведенного исследования.Определение размера выборки часто является проблемой, связанной со случайной ошибкой. Расчеты размера выборки часто выполняются, чтобы определить, сколько выборок или субъектов требуется для обнаружения статистически значимой разницы между средним значением генеральной совокупности, выдвинутым при нулевой и альтернативной гипотезах. Чтобы узнать больше, вы можете просмотреть модули по размеру выборки, мощности и случайной ошибке.

Воздействие окружающей среды представляет собой ряд уникальных проблем, которые следователи должны учитывать в отношении размера выборки.Как размер выборки, так и величина эффекта могут влиять на статистическую мощность. Воздействие окружающей среды является обычным явлением и относительно невелико, что затрудняет поиск неэкспонированных групп, а величина воздействия невелика. Чтобы компенсировать эти факторы, которые могут снизить статистическую мощность исследования, требуются более крупные размеры выборки.

Ошибки типов I и II

Проверка гипотез может привести к ошибкам I и II типов, которые описаны на интерактивной диаграмме ниже. Небольшой размер выборки — частая причина ошибок второго типа.

Ошибка типа I и II, объясненная с помощью басни

Мальчик, который плакал волком, — это хорошо известная басня, которая может помочь объяснить ошибки типа I и типа II.

  • Первая ошибка, или ошибка первого типа, — это когда мальчик закричал «Волк», и жители деревни поверили ему и пришли на помощь. Но на самом деле волка не было. Это было бы ложным срабатыванием.
  • Вторая ошибка, или ошибка типа II, — это когда мальчик кричал «Волк», хотя на самом деле волк был, но жители деревни не поверили ему и поэтому не помогли ему.Это было бы ложноотрицательным.

Кто или где? — Открытое население

При проведении оценки воздействия и разработке исследования последствия наличия плохо определенной популяции могут дорого обойтись и подорвать достоверность исследования. При оценке действия агента, исследователи должны учитывать загрязненные среды и то, подвергаются ли люди в сообществе воздействию этих сред, то есть они пьют эту воду, дышат этим воздухом, поедают эту биоту или имеют контакт кожи с этими почвами. или другие средства массовой информации.Также учитывайте наличие и расположение микросреды, например школ, домов престарелых, больниц, детских садов и т. Д.

Важно учитывать особые группы населения, которые могут иметь повышенную восприимчивость к побочным эффектам при воздействии данного агента. Примеры особых групп населения, которые могут быть особенно уязвимы или чувствительны к воздействию определенных агентов, включают детей, людей с хроническими заболеваниями, беременных женщин и их плодов, кормящих женщин и пожилых людей.

Когда? — Размеры экспозиции

Существует три аспекта воздействия: продолжительность, концентрация и частота. Учитывая размеры продолжительности и частоты, становится ясно, что время играет ключевую роль в оценке воздействия. Необходимо учитывать соответствующий период времени по отношению к результату. В зависимости от того, как долго произошло воздействие, последствия для здоровья могут различаться. Долгосрочное хроническое воздействие данного агента часто приводит к другим результатам по сравнению с краткосрочным хроническим воздействием.

Продолжительность воздействия также может повлиять на выбор дизайна исследования. В случае длительного воздействия более целесообразным может оказаться ретроспективное когортное исследование (в котором воздействие уже произошло) или кросс-секционное исследование. Лонгитюдные исследования, в которых за субъектами наблюдают в течение определенного периода времени, пока не будет достигнут определенный результат, как правило, дают большую внутреннюю валидность, но также оказываются более дорогостоящими и требуют большего количества ресурсов.

В случае мониторинга воздействия исследователи должны определить продолжительность выборки для сбора информации о воздействии.Например, исследователи при оценке профессионального облучения могут использовать рабочую смену в качестве продолжительности отбора проб.


Все оценки воздействия требуют определенного способа измерения воздействия данного агента, что может привести к ошибке измерения (т. Е. Измерения воздействия, определенные на образцах, не являются репрезентативными для фактического воздействия). Ошибка измерения — это разница между истинной экспозицией и измеренной или наблюдаемой экспозицией. Хотя большие различия между индивидуумами или группами могут быть важны для выявления статистически значимых различий, исследователи не хотят, чтобы такие большие межличностные различия между людьми с аналогичным воздействием (т.е. межсубъектная изменчивость).

Общие источники погрешности измерения включают следующее:

  • Неисправное оборудование или инструменты, использованные для оценки воздействия
  • Отклонения от протоколов сбора данных
  • Ограничения, связанные с характеристиками участников исследования
  • Ошибки ввода и / или анализа данных

В таблице ниже используется уравнение регрессии, чтобы продемонстрировать влияние ошибки измерения на оценки риска в данном исследовании.Первое уравнение подчеркивает то, что хотят исследователи, а именно возможность определить исход для здоровья («y») на основе истинного воздействия («x»). Однако исследователи определяют последствия для здоровья как функцию измеренного / наблюдаемого воздействия («z»). Ключевой проблемой является разница между β x и β z .

Влияние на оценку риска

Чего хотят следователи :

y = α + β x x + ε

Что есть у следователей :

y ij = α + β z z ij + ε ij

α и β — это коэффициенты, которые необходимо оценить, а ε — остаточная ошибка.

x = истинная экспозиция

y = исход здоровья

z = измеренная / наблюдаемая экспозиция

i = индивидуальный i

j = день j

Двумя типами ошибок, которые могут возникнуть в результате измерений, являются систематические и случайные ошибки, которые могут повлиять на точность и точность измерений экспозиции. Предположим, исследователи хотели отслеживать изменения массы тела со временем среди студентов Бостонского университета.Теоретически они могли взвесить всех учеников на точных весах и, вероятно, обнаружили, что измерения веса тела были более или менее симметрично распределены по колоколообразной кривой. Зная все их веса, исследователи также могли вычислить истинное среднее значение для этой группы студентов. Однако на самом деле невозможно собрать измерения веса для каждого студента в BU. Если исследователи просто хотят проследить тенденции, альтернативой является оценка среднего веса совокупности путем выборки студентов каждый год.Чтобы получить эти измерения, исследователи используют две весы для ванной. Оказывается, один из них был откалиброван и очень точен, а другой не откалиброван, и он постоянно завышает массу тела примерно на десять фунтов.

Теперь рассмотрим четыре возможных сценария, поскольку исследователи пытаются оценить среднюю массу тела, отбирая образцы. На каждой из четырех панелей (показанных ниже) распределение общей популяции (если исследователи измерили ее) показано черной колоколообразной кривой, а вертикальная красная линия указывает истинное среднее значение для популяции.Просмотрите иллюстрацию ниже для получения дополнительной информации.

Неверная классификация воздействия

Для воздействия на окружающую среду данные о воздействии часто собираются в агрегированном масштабе, поскольку отдельные измерения воздействия может быть трудно или невозможно собрать, что может привести к случайной неправильной классификации воздействия. Другой источник случайной ошибочной классификации возникает в результате внутриличностной (внутрисубъектной) изменчивости, особенно при исследовании хронических эффектов.Например, исследование, направленное на оценку воздействия пестицидов с пищей, может потребовать изучения того, как потребление пищи для человека может изменяться в зависимости от сезона, что приведет к разным уровням воздействия для одного и того же человека.

Неслучайная или дифференциальная неверная классификация воздействия имеет место, когда ошибки в воздействии более вероятны в одной из сравниваемых групп. Случайная неправильная классификация воздействия — это когда ошибки в воздействии одинаково вероятны во всех группах воздействия.Случайная ошибочная классификация может быть разбита на две категории: модель ошибок Берксона и классическая ошибка. Модель ошибок Берксона относится к случайной ошибочной классификации, которая приводит к небольшому смещению или отсутствию смещения в измерении, тогда как классическая ошибка относится к случайной ошибочной классификации, которая имеет тенденцию ослаблять оценки риска (т. Е. Смещение в сторону нуля).

Ошибка минимизации экспозиции

Существуют меры, которые можно принимать на протяжении всего исследования (этап разработки, сбора данных и анализа), чтобы минимизировать или скорректировать ошибку измерения.Например, валидационные исследования — это исследования, которые пытаются оценить данный метод сбора данных о воздействии по сравнению с «золотым стандартом». Например, в ходе исследования можно собрать один образец мочи от участников, чтобы проанализировать его на наличие метаболитов фосфорорганических соединений. Но «золотой стандарт» — это 24-часовой сбор мочи. В ходе валидационного исследования предпринимается попытка определить уровень согласия между единичным образцом мочи и 24-часовыми образцами мочи.

Анализ данных — это средство, с помощью которого исследователи могут сообщить ценную информацию о путях заражения и заражения.Другими словами, какова связь между воздействием интереса и интересующим результатом для здоровья? Если да, то каков характер этих отношений? Хотя статистические числа и визуальные дисплеи являются важным компонентом анализа данных, существуют и другие аспекты. Когда вы думаете об анализе данных, перечисленные ниже элементы дают более всесторонний взгляд на анализ данных.

  • Разработайте план управления и анализа данных
  • Оценить качество данных и определить окончательные значения выборки
  • Посмотрите на данные! Графические дисплеи, такие как гистограммы (распределение) и диаграммы разброса
  • Описательная статистика (n, среднее значение, медиана, стандартное отклонение, диапазон)
  • Рассмотрите возможные интересующие индексы воздействия (интенсивность, продолжительность, кумулятивность и т. Д.))

Поддержание целостности собранных данных и наличие протокола для кодирования и анализа этих данных имеет важное значение для любой оценки воздействия. План управления данными — это официальный документ, разработанный исследователями на этапе разработки исследования, в котором описывается, как исследователи будут обрабатывать данные во время и после исследования. Есть три ключевых этапа, которые можно считать неотъемлемой частью любого плана управления данными: подготовительный этап, организация данных, а также анализ и распространение.

Обеспечение качества / Контроль качества

Подумайте о нескольких этапах измерения степени воздействия. При использовании измерительного оборудования используется процесс настройки в «поле», за которым часто следует какой-то вид транспорта из поля в лабораторию или другое место для извлечения и анализа информации о воздействии. Существует множество возможностей загрязнения, которое может повлиять на результаты данных о воздействии. Чтобы свести к минимуму ошибки, которые могут быть внесены в процесс сбора данных о воздействии, существует несколько методов, которые могут быть включены в протокол исследования.

Согласно EPA, «основная цель бланков — отслеживать источники искусственно внесенного загрязнения». Помимо пропусков, исследователи могут использовать различные методы выборки для оценки и исправления ошибок измерения, внесенных в процессе сбора данных и анализа выборки. Просмотрите приведенную ниже деятельность, чтобы найти определения и примеры этих мер обеспечения / контроля качества.

Определение значения выборки

Процессы, связанные со сбором, подготовкой и анализом концентраций пробы, могут давать результаты измерений, которые отличаются от истинного значения пробы в результате загрязнения или ошибок в методе отбора проб.Значения образцов должны быть оценены и, возможно, скорректированы на загрязнение, точность и прецизионность. Скорректированные концентрации образца представляют собой «истинный» уровень образца без каких-либо эффектов от подготовки, анализа или сбора образцов

Аналитические инструменты и методы могут выдавать сигнал даже при анализе бланка, поэтому необходимо установить предел обнаружения. Предел обнаружения или предел обнаружения — это наименьшее количество вещества, которое, как можно определить, значительно отличается от фонового шума или холостого образца.Обычно используются несколько разных пределов обнаружения. В приведенном ниже списке указаны пределы обнаружения в зависимости от прибора, используемого для анализа вещества, или всего метода.

  • Инструментальный LOD : это наименьшая концентрация образца или экстракта образца, которую можно определить на приборе. LOD прибора обычно определяется с использованием лабораторных проб и часто рассчитывается как трехкратное стандартное отклонение пробелов.
  • Метод LOD : При анализе следов часто используются дополнительные шаги помимо анализа чистого образца (например,грамм. удалить нежелательные компоненты матрицы, извлечь и сконцентрировать аналит и т. д.). Метод LOD — это наименьшая концентрация образца, которую можно измерить общим методом. Он включает в себя вариативность от инструмента. Обычно он определяется с использованием пробелов в полях и рассчитывается как трехкратное стандартное отклонение пробелов.

Общие подходы к анализу результатов ниже предела обнаружения:

  • Использовать заявленное значение
  • Заменить на MDL / 2 (данные с нормальным распределением)
  • Заменитель с MDL / √2 (данные с логнормальным распределением)

Точность и прецизионность

Оценивая точность, мы обращаемся к вопросу: каково «истинное значение» относительно значения выборки? Цель состоит в том, чтобы учесть любую ошибку измерения, которая может повлиять на значение выборки, вызывая его отклонение от истинного значения.При оценке точности возникает вопрос: насколько вариативны значения выборки? На изображении ниже показаны различные сценарии точности и точности, при этом «бычий глаз» представляет «истинное значение» или «истинную экспозицию».

Существует несколько методов, которые можно использовать для оценки уровня точности и точности исследования. Примеры представлены на диаграмме ниже.

Смешение и модификация эффектов

Для исследований, оценивающих взаимосвязь между воздействием и исходом, искажение и модификация эффекта — это два фактора, которые могут повлиять на результаты исследования путем переоценки или недооценки истинной величины эффекта.Вмешательство возникает, когда переменные, отличные от воздействия, могут объяснить наблюдаемую связь между мусоросжигательными заводами и плохим состоянием здоровья. На иллюстрации ниже показан сценарий, в котором исследователи хотят оценить взаимосвязь между выбросами мусоросжигательного завода и сердечно-сосудистыми заболеваниями. В этом случае социально-экономический статус (СЭС) может быть смешивающим фактором, поскольку он независимо связан как с воздействием, так и с последствиями для здоровья.

Модификация меры воздействия — это когда величина эффекта, наблюдаемого между воздействием и исходом для здоровья, каким-либо образом изменяется третьей переменной.Известно, что некоторые лекарства более эффективны для мужчин по сравнению с женщинами, что делает секс модификатором эффекта в таких случаях. В исследовании, посвященном влиянию воздействия фтора и переломов бедра, следует учитывать тот факт, что пожилые женщины подвержены повышенному риску переломов бедра по сравнению с мужчинами. Чтобы узнать больше о том, как устранить искажение и изменение эффекта в исследовании, вы можете просмотреть модуль по изменению искажения и эффекта.

В таблице ниже показаны некоторые меры по минимизации и контролю искажений.Обратите внимание, что модификаторы эффекта могут быть только сообщены и не могут быть изменены с помощью аналитических методов.

Минимизация и контроль смешения

Дизайн исследования

  • При наборе или идентификации участников исследования исследователи могут ограничить допуск к участию в исследовании на основании искажающего фактора. (например, женщины в возрасте от 25 до 40 лет, если смешивающими факторами являются возраст и пол).
  • Сопоставление — это еще один метод, с помощью которого исследователи могут сопоставлять субъектов в группах воздействия на основе смешивающего фактора (например,грамм. на каждую облученную женщину в возрасте от 25 до 40 лет исследователи набирают необлученную женщину в возрасте от 25 до 40 лет).
  • Рандомизация — это метод, который можно использовать для клинических испытаний, в которых участники исследования случайным образом распределяются по группе, подвергшейся или не подвергавшейся воздействию, что имеет тенденцию равномерно распределять как известные, так и неизвестные смешивающие переменные между группами.

Фаза анализа

Аналитические методы могут использоваться для корректировки искажения данных, если исследователи собрали информацию о вмешивающемся факторе, например, путем сбора исходных характеристик.

  • Исследователи могут стратифицировать данные на основе смешивающей переменной (переменных) и отдельно измерить величину ассоциации (например, отдельно рассчитать оценки риска для женщин 25-40 лет и женщин 40+). Если присутствует смешение, объединенная оценка риска может быть рассчитана с использованием метода Кокрана-Мантеля-Хензеля.
  • Множественный регрессионный анализ также используется для оценки наличия искажения. Поскольку множественный линейный регрессионный анализ позволяет нам оценить связь между данной независимой переменной и результатом, при котором все другие переменные остаются постоянными, он предоставляет способ корректировки (или учета) потенциально мешающих переменных, которые были включены в модель.

Представление данных

Когда дело доходит до результатов оценки воздействия, одни только цифры часто не отражают всей картины, поскольку ценная информация, такая как тенденции (например, отношения доза-реакция), часто требует некоторого визуального представления. Следователи должны определить наиболее значимый способ передать историю, которую рассказывают данные. Одним из ключевых соображений при представлении данных является обеспечение того, чтобы были определены конкретные цели и задачи (проектная часть исследования), и что любой выполненный анализ направлен на достижение этих целей.

Ниже приведены некоторые распространенные способы оценки данных и их последующего представления при оценке воздействия. Для получения дополнительной информации вы можете просмотреть модуль по представлению данных.

В то время как некоторые оценки воздействия собирают суррогатные данные, такие как названия должностей, история работы, данные анкет, в других исследованиях используются более прямые методы, такие как данные измерений посредством мониторинга воздействия. Данные измерений обычно собираются в виде концентрации интересующего агента.Такие методы, как правило, считаются более объективными и могут включать в себя локальный или личный мониторинг. Учитывая количество ресурсов, необходимых для проведения персонального мониторинга, это часто может быть менее осуществимым выбором для сбора данных о воздействии.

В оставшейся части модуля будут представлены некоторые основные концепции мониторинга воздуха, биологических, кожных, пищевых продуктов и шума, включая примеры методов мониторинга, оборудования, ограничений и соображений.

Чтобы использовать методы отбора проб воздуха, исследователи должны учитывать фазу исследуемого загрязнителя, тип пробы и продолжительность пробы.Отбор проб воздуха подразделяется на две основные категории: газы / пары и твердые частицы. Ниже выделены некоторые отличительные свойства различных категорий.

Газы и пары: Газы занимают все пространство своего корпуса и не существуют в жидком состоянии на STP. Примеры включают закись азота, озон и окись углерода. Пары — это продукты испарения соединений, которые могут находиться в жидком состоянии на STP. Пары могут конденсироваться при высоких концентрациях и сосуществовать как в газовой, так и в аэрозольной формах.Примеры включают толуол, бензол и ртуть.

Твердые частицы (ТЧ): ТЧ относятся либо к твердым частицам, либо к каплям жидкости, взвешенным в газе. Аэрозоль относится к твердым частицам и газу вместе. Ниже приведены примеры твердых частиц: пыль, туман, дым, дым и волокна. Знание химического состава твердых частиц имеет решающее значение для понимания возможных последствий для здоровья. Размер PM также определяет степень воздействия, поскольку мельчайшие частицы действительно могут достигать кровотока, в то время как более крупные частицы не могут пройти через верхние дыхательные пути.

Основные расчеты для мониторинга воздуха

Расчет концентрации : Измерения твердых частиц, газов и паров часто выражаются как масса загрязнителя на кубический метр воздуха, мкг / м 3 или мг / м 3 .

Пример : пробы IH на кобальтовую пыль при скорости 2 л / мин (л / мин) в течение 7 часов и после лабораторного анализа обнаруживают, что 0.Было собрано 11 мг кобальта. Если бы мы хотели рассчитать среднюю концентрацию кобальтовой пыли в воздухе за 7 часов, мы бы использовали следующий расчет:

2 л / мин x 7 час x 60 мин / 1 час = 840 литров проб воздуха

0,11 мг кобальта / 840 литров воздуха x 1000 литров / 1 м 3 = 0,13 мг / м 3

Преобразование мг / м 3 в ppm: При измерении паров или газов измерения могут быть выражены в мг / м 3 или частях на миллион (ppm) или частях на миллиард (ppb).Ниже приведена формула для преобразования мг / м 3 в ppm, где «MW» обозначает молекулярную массу агента. Эту формулу можно использовать, когда измерения проводятся при 25 ° C и 1 атмосфере.

частей на миллион (ppm) = (мг / м 3 x 24,45) / МВт

Среднее значение, взвешенное по времени: Среднее значение, взвешенное по времени, обычно используется в области гигиены труда как мера ежедневного воздействия на рабочих опасного вещества и усредняется для 8-часового рабочего дня с учетом средних уровней агента и время, проведенное в районе.Средневзвешенное по времени значение равно сумме части каждого периода времени (в виде десятичной дроби, например 0,25 часа), умноженной на уровни вещества или агента в течение периода времени, разделенной на часы рабочего дня (обычно 8 часы). Ниже приведен расчет, где C 1 — это концентрация в течение T 1 , а T total — общее время.

Среднее взвешенное по времени (TWA) = (C 1 T 1 + C 2 T 2 + C 3 T 3 …C n T n ) / T всего

Измерение загрязнителей воздуха

То, как исследуемый загрязнитель следует на пути воздействия болезни (от источника до состояния здоровья), в значительной степени повлияет на выбранный метод отбора проб. Ресурсы и осуществимость также играют важную роль. Ниже выделены три широкие категории методов выборки.

  • Интегрированный и непрерывный: При интегрированном мониторинге интересующий загрязнитель извлекается из воздуха и концентрируется на фильтре, твердом адсорбенте или путем реакции с раствором или реагентом.Непрерывный мониторинг включает в себя непрерывный сбор концентраций загрязняющих веществ в течение определенного периода времени.
  • Активное против пассивного: Активный отбор проб требует использования насосного устройства для активного пропускания воздуха через контейнер с пробой воздуха, тогда как пассивный отбор проб этого не делает. Пассивный отбор проб основан на кинетической энергии молекул газа и диффузии газов в замкнутом пространстве на сорбирующую среду.
  • Персональный и район: Мониторинг района — это использование оборудования для мониторинга воздуха в заданных местах, которое используется для представления индивидуального облучения населения.Персональный мониторинг происходит, когда оборудование для мониторинга помещается на человека, чтобы оценить подверженность каждого человека определенному агенту.

Продолжительность отбора проб может зависеть от нескольких факторов, включая выполнимость исследования и характер источника загрязнения. Исследователи должны найти баланс между необходимостью сбора образцов, которые достаточно репрезентативны для желаемого воздействия, и ограничениями, возникающими из-за ограниченных финансов и ресурсов.

При относительно постоянном источнике предполагается, что уровень выбросов и конечная концентрация не колеблются.Как правило, это позволяет использовать более короткую продолжительность отбора проб, таким образом, более короткое время (т.е. несколько часов отбора проб) будет репрезентативным для 24-часового периода.

В случае источников, которые приводят к большему разбросу (например, выбросы от промышленного предприятия обычно меняются в зависимости от часов работы), может потребоваться более длительный отбор проб для сбора более репрезентативных данных. Продолжительность выборки может включать использование минимального и максимального объемов выборки, минут, часов, рабочих смен, репрезентативных временных рамок и 24 часов.

Ресурсы для отбора проб и аналитических методов

  • Руководство по отбору проб и аналитическим методам NIOSH
  • OSHA Отбор проб и аналитические методы
  • Методы и рекомендации EPA по экологическим испытаниям
  • SKC Inc, поставщик оборудования для мониторинга воздуха

В следующей таблице приведены примеры различных типов оборудования для отбора проб, которое можно использовать для сбора данных мониторинга воздуха.Обратите внимание, что это не полный список оборудования для отбора проб воздуха, и он предназначен для обзора некоторых механизмов, лежащих в основе оборудования для отбора проб воздуха, и того, как они отбирают пробы воздуха.

Активный отбор проб PM

Существует несколько методов активного отбора проб твердых частиц. Отбор проб по размеру — это сбор одной фракции размера частиц, такой как сбор PM10 или PM2,5. Если целью является получение данных о конкретном размере ТЧ, можно использовать циклоны и одноступенчатые импакторы для удаления крупных частиц из пробы, за которыми следует фильтр для сбора аэрозолей.Отбор проб с разделением по размеру относится к физическому разделению взвешенных в воздухе частиц на несколько фракций по размеру, что может быть достигнуто с помощью каскадных импакторов (справа) и виртуальных импакторов. На рисунке 1 показан каскадный импактор со схемой, показывающей, как он собирает частицы разных размеров на отдельных пластинах.

Рисунок 1

Активный отбор проб газов / паров

Насос для отбора проб необходим для активного отбора проб газов и паров.Один метод включает использование сорбционных трубок, которые содержат собирающие материалы, такие как активированный уголь, силикагель, тенекс и т. Д. Другой метод включает использование кольцевых денюдеров, показанных на рисунке 2, в которых интересующий агент адсорбируется на стенке, покрытой подходящий коллекционный материал. Частицы и нежелательные газы будут проходить, в то время как целевые газы удаляются, адсорбировавшись на стене. Хотя для этого метода по-прежнему требуется насос, он также основан на диффузии для сбора газа или паров.

Рисунок 2

Пассивный отбор проб газов / паров

Для пассивного отбора проб насос не требуется. Пассивные пробоотборники были разработаны для многих газообразных загрязнителей (например, NO2, O3, ЛОС и т. Д.). Частота отбора проб контролируется физическим процессом, например диффузией через статический слой воздуха или проникновением через мембрану. Важно отметить, что такие факторы, как температура, высокая влажность и скорость забоя могут повлиять на процесс отбора проб.На рисунке 3 показан значок диффузии пара, который можно использовать для пассивного отбора паров. Его относительно легко использовать, и доступно множество типов (для конкретных загрязнителей).

Рисунок 3

Практическое применение

В приведенной ниже статье Dadvand et all исследуется взаимосвязь между окружающей зеленью и личным воздействием загрязнения воздуха среди беременных женщин.Обратите внимание, что в этом исследовании исследователи исходов здоровья должны оценить снижение заболеваемости или «защитный» эффект. Просмотрите введение и методы изучения, прежде чем отвечать на вопросы под статьей.

Цитирование изображений

  • Рис. 1: (слева) Активные экологические решения, каталог продукции; (Справа) Беккер и др. Сезонные колебания высвобождения воспалительного медиатора, вызванного загрязнением воздуха, и окислительного стресса. Специалист по охране здоровья окружающей среды . 2005 Aug; 113 (8): 1032–1038.
  • Рис. 2: (слева) Активные экологические решения, каталог продукции; (Справа) Лаборатория химических процессов в окружающей среде, Критский университет,
  • Рисунок 3: (справа) JEM Industrial Supplies, Inc., каталог продукции

Кожа считается самым большим органом и выполняет множество функций. С одной стороны, кожа служит защитным барьером от внешней среды (физического, химического и биологического).Кожа также играет важную роль в абсорбции, позволяя некоторым веществам проходить через кожу в кровоток. Хотя некоторые вещества, такие как солнечные витамины, играют важную роль в поддержании здоровья, вредные вещества также могут всасываться через кожу.

Как показано на изображении ниже слева, кожа состоит из трех основных слоев: эпидермиса, дермы и гиподермы. Роговой слой — это внешняя часть эпидермиса, состоящая из мертвых клеток, которые заменяются каждые 2-3 недели.Состав этого слоя таков, что он защищает подлежащие ткани от обезвоживания, а также от химикатов и механических нагрузок. Он действует как ограничивающий скорость диффузионный барьер. На изображении справа показано, как разные части тела могут поглощать через кожу химические вещества, такие как пестициды, с разной скоростью. Обратите внимание на области, которые имеют самый высокий рейтинг по сравнению с самым низким.

Проницаемость кожи

Понимание динамики того, как химические вещества могут абсорбироваться через кожу, позволяет выявить некоторые важные факторы, которые влияют на абсорбцию через кожу.Химические вещества проникают в кожу посредством пассивной диффузии, то есть перенос данного химического вещества через кожу происходит при наличии градиентов концентрации. Установившаяся скорость переноса через гомогенную мембрану определяется первым законом диффузии Фика, показанным в таблице ниже.

Первый закон диффузии Фика

Дж н.с. = K мв D / л ΔC

Дж с.с. = установившийся поток или скорость массопереноса (мг / см 2 -ч)

K mv = коэффициент разделения учитывает разницу в равновесии между транспортным средством и мембраной (безразмерный)

D = коэффициент диффузии вещества внутри мембраны (см 2 / час)

L = толщина мембраны (см)

C = градиент концентрации (мг / см 3 )

Измерение воздействия на кожу

Экспериментальные результаты часто суммируются как коэффициент проницаемости K p (см / час), который используется для расчета мощности поглощенной дозы на кожу в данном сценарии.Значения K p зависят от химического состава и важны для характеристики переноса через кожу и часто рассчитываются как функция от K ow и молекулярной массы. EPA использует следующую формулу для расчета K p .

Коэффициент проницаемости кожи (K p )

log K p = 0,71 * log K ow — 0,0061 * МВт — 2.72

Kp = коэффициент проницаемости (см / ч)

Kow = коэффициент разделения октанол / вода

MW = молекулярная масса (г / моль)

** Важно отметить, что соотношение, выраженное в этой формуле, не очень хорошо подходит для соединений с малой полярной молекулярной массой или для больших липофильных соединений.

Ниже выделены три основные категории методов оценки воздействия на кожу.Все следующие методы измеряют массу материала на поверхности кожи, хотя каждый из них измеряет несколько разные аспекты воздействия на кожу.

Методы флуоресцентных индикаторов

Методы флуоресцентных индикаторов основаны на измерении УФ-флуоресценции материалов, отложившихся и удерживаемых на коже. Этот метод часто используется для имитации воздействия пестицидов, когда флуоресцентный индикатор смешивается, разбавляется и применяется как пестициды. Затем используется черный свет, чтобы выявить узоры и участки воздействия на кожу.На рисунке 1 показана фотография Лори Тюмер, художника-эколога, на которой используется этот метод и на объекте показаны области воздействия.

Рисунок 1

Техника удаления

Методы удаления, при которых вещества, осевшие на коже, обычно удаляются смыванием, протиранием или снятием ленты. На рисунке 2 представлен обзор процедуры снятия изоляции с ленты.В этом случае сначала на кожу наносится вещество (a и b), которое не всегда применимо, поскольку исследователи часто ищут воздействия окружающей среды, что не требует нанесения агента. Последние два изображения являются ключевыми этапами, на которых полоска липкой ленты накладывается на участок кожи после воздействия (c), затем лента удаляется с помощью интересующего агента (d), а также несколько микрометров рогового слоя.

Рисунок 2

Методы суррогатной кожи

Методы суррогатной кожи полагаются на собирающую среду, помещенную на кожу субъекта, такую ​​как пластыри или перчатки.На рисунке 3 показан пример использования пластырей как на плече, так и на предплечье, которые используются в качестве средств сбора.

Рисунок 3

Практическое применение

В статье, приведенной ниже, Stapleton et al. Рассматривается воздействие на кожу ПБДЭ в бытовой пыли. В частности, исследователи хотели изучить взаимосвязь между домашней пылью, воздействием на кожу и уровнями ПБДЭ в сыворотке.Просмотрите введение и методы изучения, прежде чем отвечать на вопросы под статьей.

Цитирование изображений

  • Рис. 1: Лори Тюмер, серия фотографий «Светящиеся доказательства».
  • Рисунок 2: Lademann et al. Оптические исследования, позволяющие избежать мешающего влияния борозд и морщин, количественное определение проникновения лекарственных и косметических средств в кожу путем снятия ленты. J. Biomed. Опция .10 (5), 054015 (19 сентября 2005 г.).
  • Рисунок 3: Lundgren et al. Измерение пыли на коже с помощью небольшого вакуумного пробоотборника — сравнение с другими методами. Ann Occup Hyg (январь 2006 г.) 50 (1): 95-103.

Проглатывание — это распространенный путь воздействия многих различных агентов, при этом пища, которую мы едим, является основным источником воздействия многих агентов. Оценка воздействия с пищей помогает оценить воздействие как случайных, так и преднамеренных веществ и то, как это может повлиять на здоровье.Это может включать оценку общего количества и питательности пищевых продуктов, химических веществ, присутствующих в определенных типах пищевых продуктов, независимо от того, являются ли они преднамеренными химическими веществами, такими как те, которые распространены в обработанных пищевых продуктах, или случайными химическими веществами, как в случае фальсифицированных пищевых продуктов (например, фрукты, содержащие пестициды или антибиотики).

Ниже показан знак на реке Хаусатоник, предупреждающий людей не есть животных из реки из-за загрязнения ПХД. General Electric покроет расходы на очистку реки под руководством Агентства по охране окружающей среды, поскольку у компании был завод на реке в Питтсфилде, Массачусетс, который выпускал ПХД, которые недавно были модернизированы в Монографиях МАИР до Группы 1, известных канцерогенов.

Поскольку оценка воздействия с пищей может быть сосредоточена на множестве различных агентов и различных сценариях воздействия, этот модуль будет сосредоточен на воздействии пестицидов с пищей и некоторых методах, используемых для оценки воздействия пестицидов с пищей.

Рабочая группа по окружающей среде (EWG) — это некоммерческая организация, которая проводит исследования для оценки потенциального воздействия на здоровье токсичных химикатов из множества источников, в том числе продуктов питания. Ежегодно они выпускают отчет, в котором потребители получают справочник по пестицидам в различных источниках питания.В рамках своего руководства для потребителей EWG определила «грязную дюжину» и «чистую пятнадцать», чтобы определить, какие пищевые продукты относятся к числу наиболее и наименее загрязненных пестицидами. Просмотрите список EWG «Грязная дюжина», прежде чем отвечать на следующий вопрос.

Оценка воздействия с пищей

Закон о защите качества пищевых продуктов (FQPA) был принят Конгрессом в 1996 году и полностью пересмотрел национальное регулирование в отношении пестицидов с 1960-х годов. Он устанавливает основанный на охране здоровья стандарт для пестицидов, используемых в пищевых продуктах, обеспечивает особую защиту уязвимых групп населения (беременных женщин, младенцев и детей) и создает более упорядоченный процесс утверждения и стимулирования использования безопасных пестицидов.

Был разработан общий алгоритм оценки воздействия пестицидов, поступающих с пищей, а также риска. Алгоритм учитывает частоту обнаружения остатков пестицидов и уровни, количество пестицидов, обнаруженных в одном продукте, и токсичность пестицидов, как показано в формулах ниже.

Оценка воздействия пестицидов с пищей и риска для них

1. Оценка воздействия пестицидов с пищей : Чтобы оценить воздействие пестицидов с пищей, в формуле необходимо учитывать два компонента: (1) средний остаток пестицидов, обнаруженный в данном пищевом продукте, и (2) сколько содержится в данном пищевом продукте. расходуется в среднем.Оба они обсуждаются более подробно в следующем разделе.

Воздействие Проглатывание = Остаток x Расход

2. Оценка риска от воздействия пестицидов с пищей : После оценки воздействия риск может быть определен путем умножения уровня воздействия на опасность.

Риск Диета = Опасность x Воздействие Проглатывание

Чтобы определить воздействие пестицидов в рационе питания, необходимо определить, сколько остатков пестицидов содержится в данном пищевом продукте и сколько из этого пищевого продукта потребляется в среднем.Это две зависимые переменные, где потребление определяет подверженность, а остаток увеличивает / модифицирует риск. Количественная оценка как остатков, так и потребления одинаково важна и важна для оценки воздействия с пищей. В следующей таблице представлены базы данных по диетическому потреблению и остаткам пестицидов.

Базы данных о диетическом потреблении

  • Национальное обследование здоровья и питания (NHANES)
  • Исследование состояния здоровья медсестер (NHS)
  • Национальное исследование детей (NCS)

Базы данных по остаткам пестицидов

  • Программа данных по пестицидам Министерства сельского хозяйства США (PDP)
  • Общее исследование диеты FDA (TDS)
  • Мониторинг наблюдения FDA

Обследования диетического потребления, такие как NHANES, могут быть мощным инструментом для исследователей, поскольку это такая большая база данных и включает множество руководств по использованию этой базы данных.Однако такие поперечные обследования ограничены тем, что они не учитывают сезонные различия в потреблении продуктов питания. Если вернуться к «грязной дюжине», это может быть проблематично, поскольку многие сезонные продукты / товары могут подвергаться более высокому риску воздействия пестицидов. Кроме того, данные перекрестного обследования не могут выявить некоторые уникальные модели потребления в пределах региона или подгруппы населения.

Сбор диетических данных — продольный анализ

Продольные данные о питании могут быть собраны с помощью индивидуальных интервью, подобных перекрестным опросам.Однако использование личных интервью может быть очень дорогостоящим и потребовать больше времени и ресурсов. В таблице ниже указаны дополнительные методы, которые можно использовать для сбора данных за день.

Цифровые фотографии

С помощью цифровой фотографии снимаются выбранные продукты, а затем сняты остатки, которые анализируются с помощью компьютерного программного обеспечения для определения количества потребленных продуктов. Этот метод начался с того, что исследователи собирали данные о потреблении пищи в кафетериях и полагались на обученных людей, которые снимали изображения, а также сравнивали их со стандартными порциями.Методы удаленной фотографии еды были созданы на основе этого метода, чтобы еще больше расширить сбор данных за пределы кафе и позволить участникам делать снимки своих блюд с помощью смартфонов и отправлять их исследователям с помощью беспроводной передачи данных.

Интернет-регистратор данных (iDL)

iDL — это веб-система реального времени, разработанная для оптимальной работы с мобильными устройствами. Это сравнимо с личным собеседованием без неудобств и ограничений, связанных с личным собеседованием.Данные опроса получаются и собираются мгновенно. Преимущества iDL заключаются в улучшении соблюдения участниками протоколов и могут быть адаптированы к другим опросам, если исследователи хотят собрать дополнительные данные, такие как поведение, активность, медицинские записи и т. д.

Данные о множественных остатках

Пища, загрязненная пестицидами, часто загрязнена более чем одним типом пестицидов. При определении воздействия нескольких остатков пестицидов с пищей неправильно просто арифметически добавлять остатки различных пестицидов, обладающих различной токсичностью.Фактор относительной эффективности (RPF) является нормализующим фактором для эффективности или токсичности различных пестицидов по отношению к индексному пестициду. Количество остатка каждого пестицида должно быть скорректировано путем умножения на RPF, чтобы получить эквивалентный остаток индексного пестицида.

В таблице ниже показан алгоритм оценки воздействия множественных остатков (индекс воздействия ).

Алгоритм с несколькими остатками на основе RPF

Шаг 1. Сначала рассчитайте индекс остатка каждого интересующего пестицида, умножив его остаток на коэффициент его остаточной активности.

Остаток , индекс (согласно OP x ) = Остаток x RPF x

Шаг 2. Затем рассчитайте индекс воздействия для каждого интересующего пестицида, умножив произведение, полученное на этапе 1, на среднее потребление интересующего пищевого продукта.

Экспозиция Индекс = Индекс остатков x Расход

Шаг 3. Чтобы оценить совокупное воздействие всех пестицидов, найдите сумму всех индексов воздействия, рассчитанных на этапе 2.

Кумулятивное воздействие Индекс = Σ (Индекс остатка x Расход)

Практическое применение

В статье Лу и др., Приведенной ниже, исследуется воздействие пестицидов в рационе детей с использованием более прямого измерения, известного как 24-часовые дублированные образцы пищевых продуктов, с целью сравнения остатков пестицидов, полученных в результате прямых измерений, с данными, полученными в рамках Программы данных по пестицидам Министерства сельского хозяйства США.Просмотрите введение и методы изучения, прежде чем отвечать на вопросы под статьей.

Оценка воздействия, направленная на оценку уровней воздействия шума, обычно проводилась в учреждениях по охране труда, поскольку некоторые профессии потенциально подвержены вредному уровню шума, например, строительные рабочие и работники службы общественной безопасности. Традиционно причиной беспокойства для здоровья была потеря слуха, которая, как правило, связана с уровнем профессионального облучения.Однако исследователи все больше интересуются изучением воздействия шума окружающей среды, не связанного с потерей слуха.

Существует два основных типа сенсоневральной тугоухости: возрастная и вызванная шумом. Связанная с возрастом потеря слуха, как правило, является кумулятивным эффектом старения, который приводит к потере громкости, когда люди, как правило, теряют более высокие частоты, и это чаще влияет на мужчин, чем на женщин. Потеря слуха, вызванная шумом, возникает в результате повреждения волосковых клеток или слуховых нервов и включает потерю четкости низких частот (гласные) и высоких частот (согласные).Помимо воздействия на слух, воздействие шума может также вызывать не слуховые эффекты, такие как раздражение, стресс, гормональные нарушения, сердечно-сосудистые заболевания и взаимодействие с другими видами воздействия на рабочем месте и окружающей среды.

Характеристика воздействия шума

Чтобы оценить влияние шума на данную популяцию, исследователи должны уметь измерять и интерпретировать данные о шуме. В таблице ниже приведены некоторые важные определения и измерения, используемые для характеристики шумового воздействия.

Ключевые определения, понятия и формулы

Звук : Вибрация пружинных «частиц» воздуха из-за колеблющейся поверхности, такой как вибрирующая вилка.

Распространение звука : Вибрирующие частицы воздействуют на соседние частицы, заставляя их вибрировать, создавая чередующиеся области давления, которые немного выше и ниже атмосферного давления

Звуковые волны : Состоит из длин волн, которые представляют собой расстояние между максимумами (показано ниже) и частотой, которая представляет собой количество волн в секунду.На изображении ниже показана мембрана динамика, посылающая последовательности волн сжатия в ухо. Отдельные молекулы колеблются в фиксированных положениях.

Частота : Количество циклов в единицу времени, часто измеряемое в Герцах (Гц). Частота связана с длиной волны звука. Длина волны — это расстояние в пространстве, необходимое для завершения полного цикла частоты.

Уровень звукового давления (SPL) : логарифмическая мера отношения между фактическим звуковым давлением и фиксированным эталонным давлением (формула ниже).Эталонное давление, используемое в формуле, обычно соответствует пороговому значению слышимости, которое составляет 20 мкПа. SPL обычно используется для измерения силы звука.

L p = 20 log 10 p / p 0

L p = уровень звукового давления (SPL)

p 0 = эталонное звуковое давление

Изменение уровня звука на 1 дБ незаметно для человеческого уха.Обычно требуется изменение шума на 5 дБ, прежде чем это изменение может быть четко воспринято человеческим ухом, а изменение на 10 дБ воспринимается как вдвое (или вдвое) громче. Это важное соображение при проведении оценки воздействия. Если исследователь проводит оценку воздействия, чтобы охарактеризовать воздействие шума в разных местах, даже если могут быть различия в уровнях шума от одного места к другому, эти изменения могут не иметь смысла, если они не достаточно велики.

На схеме ниже представлены примеры источников с разными уровнями звукового давления с таблицей слева. Приложенная таблица справа включает SPL и продолжительность воздействия как в рамках рекомендованных NIOSH пределов воздействия (REL), так и допустимых пределов воздействия (PEL) OSHA. Обратите внимание на разницу в продолжительности воздействия между рекомендованным и разрешенным.

Измерение воздействия шума

Для сбора данных о шуме исследователи должны определить оборудование для отбора проб, которое наилучшим образом соответствует целям исследования.В таблице ниже приведены некоторые примеры типа оборудования, которое можно использовать для сбора и сбора данных о шуме.

Измеритель уровня звука

Измеритель уровня звука, показанный на Рисунке 1, представляет собой прибор для измерения уровня звукового давления. Его можно использовать для выявления и оценки индивидуальных источников шума в целях снижения уровня шума и может помочь в определении осуществимости технических средств контроля для отдельных источников шума. Еще одно применение шумомера — выборочная проверка работы дозиметра шума.

Рисунок 1

Дозиметр шума

Дозиметр шума очень похож на шумомер, за исключением того, что его может носить сотрудник для определения индивидуальной дозы шума в период отбора проб в рабочую смену. На рис. 2 показано, как дозиметр шума можно прикрепить к одежде для определения уровней индивидуального облучения. Они часто используются для измерения соответствия стандартам шума OSHA.Они могут измерять воздействие шума на сотрудника и автоматически вычислять необходимые расчеты дозы шума.

Рисунок 2

Анализатор октавных полос

Анализатор октавных полос, показанный на Рисунке 3, представляет собой измеритель уровня звука, который делит шум на его частотные составляющие, что позволяет дополнительно характеризовать шум помимо простой меры в децибелах. Ниже показан пример анализа октавных полос.Обратите внимание, что анализ позволяет получить более подробную информацию о разбивке частот, составляющих шум. Он помогает определить эффективность различных типов частотно-зависимых средств контроля шума, таких как барьеры и средства индивидуальной защиты (СИЗ). Особую характеристику любого данного шума можно получить, сняв показания шумомера на каждой из центральных полос частот.

Рисунок 3

Шкала громкости и А-взвешивания

Мы обсудили измерения, основанные на объективных показателях, в частности шкалу децибел и уровни интенсивности, на которых она основана.Однако звуки с одинаковой интенсивностью, но на разных частотах воспринимаются как имеющие неодинаковую громкость. Например, звук 80 дБ с частотой 1000 Гц звучит громче, чем звук 80 дБ с частотой 500 Гц. Чтобы учесть этот субъективный показатель, для обозначения восприятия громкости используется единица «фон». Один фон соответствует 1 дБ на частоте 1000 Гц. На диаграмме ниже показаны изолинии равной громкости.

Чтобы компенсировать эту разницу в громкости из-за частоты, выполняется частотно-зависимая коррекция.Шкала A-веса является наиболее часто используемой шкалой для этой коррекции. Когда уровни звукового давления корректируются таким образом, единицы обозначаются как дБА, а не дБ.

Рисунок 4

Практическое применение

В статье, приведенной ниже, Дратва и др. Исследуется влияние транспортного шума на кровяное давление со вторичной целью — изучить эти потенциальные эффекты в уязвимых подгруппах населения. Прежде чем отвечать на вопросы под статьей, ознакомьтесь с методами введения и изучения.

Цитирование изображений

  • Рисунок 1: KH Supply & Services, каталог продукции
  • Рис. 2: Sensidyne, Промышленное оборудование для обеспечения здоровья и безопасности, каталог продукции
  • Рисунок 3: Norsonic, каталог продукции
  • Рисунок 4: Линдосланд, контуры равной громкости, Википедия

Биологический мониторинг включает использование биомаркеров для представления или оценки воздействия.Биомаркер — это биохимический, молекулярный, генетический, иммунологический или физиологический индикатор событий в биологической системе. В результате биомаркеры являются индикаторами воздействия, эффекта и / или восприимчивости. На приведенной ниже диаграмме показана сокращенная версия концептуальной модели болезней, связанных с экспозицией. На этой диаграмме показаны переменные, которые влияют на путь внутреннего облучения. Что важно отметить, так это то, как абсорбция, фармакокинетика и токсикодинамика влияют на путь воздействия к болезни и впоследствии определяют, какие биомаркеры можно использовать для оценки воздействия.

Абсорбция : Внешняя доза агента не обязательно эквивалентна внутренней дозе, на которую влияет то, как агент всасывается в кровоток. Такие факторы, как физические и химические свойства данного агента, путь (ы) воздействия, присутствие других химических веществ, будут влиять на то, сколько агента фактически абсорбируется организмом. ДЭГФ не так легко всасывается через кожу по сравнению с приемом внутрь.

Фармакокинетика : Фармакокинетика данного агента или химического вещества относится к тому моменту, когда оно всасывается, как оно распределяется, метаболизируется / биотрансформируется и выводится.Эти факторы позволят выяснить, где можно найти биомаркеры для данного агента. Некоторые агенты легче выводятся с мочой, тогда как другие выводятся с калом, что может определить, какая среда сбора будет использоваться для измерения биомаркеров. Например, диоксины имеют тенденцию быть липофильными и хранятся в жировой ткани, тогда как большая часть абсорбированного свинца имеет тенденцию накапливаться в костной ткани.

Токсикодинамика : Токсикодинамика описывает механизм действия, означающий взаимодействия токсиканта с местом действия (биологической мишенью), которые приводят к определенному эффекту.Используя приведенную ниже диаграмму для справки, это может быть измененная структура или функция, предшествующая неблагоприятному исходу для здоровья. Например, ожирение — это ксенобиотические соединения, которые нарушают нормальное развитие и баланс липидного обмена, что может привести к ожирению. Канцерогены, как правило, обладают различной токсикодинамикой, что приводит к повреждению нормальных клеток за счет изменения ДНК или регуляции / экспрессии ДНК.

Исследовательская группа по биологии воздействия (EBRG), возглавляемая доктором Дж.Майкл МакКлин — междисциплинарная исследовательская группа в отделе гигиены окружающей среды Школы общественного здравоохранения Бостонского университета. Их исследования сосредоточены на использовании биологических маркеров для оценки воздействия на окружающую среду и на рабочем месте.

Использование и ограничения биомаркеров

«Биомаркеры: потенциальное использование и ограничения» — это статья Ричарда Майё, в которой обсуждаются некоторые преимущества и ограничения использования биомаркеров в отношении изучения неврологических заболеваний.Ниже приводится краткое изложение некоторых общих преимуществ и недостатков использования биомаркеров в качестве индикаторов воздействия.

Преимущества использования биомаркеров : Биологический мониторинг позволяет исследователям интегрировать воздействие несколькими путями, и его легче измерить для долгосрочного воздействия. Как прямая мера воздействия, биомаркеры не содержат систематической ошибки воспоминаний и, как правило, раскрывают полезную информацию о ADME воздействия. Биомаркеры также находятся рядом с исходом для здоровья на пути заболевания, связанного с экспозицией, поэтому они часто имеют отношение к интересующему результату.Индивидуальная изменчивость с биомаркерами дает важную информацию о том, как воздействие может по-разному влиять на людей, в то время как внутрииндивидуальная изменчивость дает некоторое представление о том, как воздействие меняется с течением времени. Биомаркеры также являются отличным инструментом для оценки эффективности применяемых средств контроля воздействия, а также средств индивидуальной защиты.

Недостатки использования биомаркеров : использование биологического мониторинга может быть дорогостоящим и требовать некоторых интрузивных методов для сбора данных от участников.Более того, большинство биомаркеров являются экспериментальными, и данные о «нормальных» популяциях ограничены. Другая проблема связана с вариабельностью аналитических методов, которые могут иметь место как внутри лаборатории, так и между разными лабораториями, и могут давать разные результаты. Хотя меж- и внутренняя вариабельность биомаркеров может предоставить некоторую полезную информацию о воздействии, она также может создавать некоторые ограничения при попытке экстраполировать данные, собранные на выборочной популяции, на общую популяцию.

Действительность биомаркеров зависит от следующих переменных: чувствительность, специфичность, воспроизводимость, стабильность, актуальность во времени, практичность.Просмотрите действия с вкладками ниже, чтобы узнать больше об этих важных соображениях при использовании биомаркеров.

Измерение биомаркеров

Поскольку биомаркеры состоят из такого широкого диапазона биологических индикаторов, существует множество способов измерения биомаркеров, а также множество различных типов биомаркеров. Наилучший метод будет зависеть от заинтересованности, а также от осуществимости с точки зрения имеющихся ресурсов, таких как оборудование и персонал. Еще одно важное соображение — насколько инвазивна процедура с точки зрения сбора данных биомаркеров от исследуемой популяции.Обычно это включает сбор биомаркера в матрице (например, в волосах, коже, слюне и т. Д.). В следующей таблице приведены примеры как инвазивных, так и неинвазивных матриц, с помощью которых можно собирать данные биомаркеров.

Неинвазивные матрицы

Помимо того, что они являются минимально инвазивными, что повышает вероятность участия субъектов, большинство из перечисленных ниже матриц практически не требуют передовых навыков для сбора.

  • Дыхание
  • Моча
  • Мазок из носа
  • Буккальный тампон
  • Слюна
  • Мокрота
  • Грудное молоко
  • Семен
  • Волосы
  • Кусачки для ногтей
  • Кал

Инвазивные матрицы

Инвазивные процедуры сбора данных биомаркеров могут отпугнуть потенциальных участников исследования.Большинство матриц, перечисленных ниже, требуют высоких навыков для правильного сбора, что также может повлиять на имеющиеся ресурсы и время.

  • Уровни свинца в крови
  • Ткань легкого
  • Ткань печени
  • Жировая ткань
  • Костный мозг
  • Кость
  • Амниотическая жидкость
  • Фолликулярная жидкость
  • Бронхоальвеолярный лаваж
  • Кровеносные сосуды

Практическое применение

В статье Руделя и др., Приведенной ниже, описаны методы измерения биомониторинга химических веществ, вызывающих опухоли молочной железы у животных, с целью выявления потенциальных инструментов биомониторинга для исследований рака груди и наблюдения за людьми.Просмотрите введение и методы изучения, прежде чем отвечать на вопросы под статьей.

Определение и измерение воздействия — Разработка протокола наблюдательного сравнительного исследования эффективности: Руководство пользователя

Характеристика воздействия — центральный вопрос в анализе данных наблюдений; однако не существует универсального решения для измерения воздействия. В этой главе мы обсуждаем возможные подходы к измерению воздействия для наблюдательных сравнительных исследований эффективности (CER).Во-первых, полезно установить теоретическую связь между воздействием и интересующим событием / результатом, исходя из концептуальной основы исследования. Для вмешательств, направленных на здоровье и благополучие, при разработке определения воздействия должна определяться физиологическая или психологическая основа механизма действия, известного или предполагаемого. По возможности следует использовать рабочее определение воздействия, имеющее доказательства достоверности с оценками чувствительности, специфичности и положительной прогностической ценности.Другими важными факторами, которые следует учитывать при определении воздействия, являются временные рамки (индукционный и латентный периоды), изменения в статусе воздействия или воздействие других методов лечения, а также последовательность и точность измерения воздействия. Частота, формат и интенсивность воздействия — еще одно важное соображение для измерения воздействия в исследованиях CER, которые применимы к лекарствам (например, дозам), а также к вмешательствам служб здравоохранения, которые могут потребовать нескольких сеансов, посещений или взаимодействий.В этой главе также обсуждаются методы предотвращения недифференциальных и дифференциальных ошибок измерения, которые могут вносить систематическую ошибку, и описывается важность определения вероятности систематической ошибки и влияния на результаты исследования. В заключение мы приводим контрольный список ключевых соображений по характеристике и введению в действие воздействия в протоколах CER.

Введение

В эпидемиологии термин «воздействие» может широко применяться к любому фактору, который может быть связан с интересующим результатом.При использовании источников данных наблюдений исследователи часто полагаются на легкодоступные (существующие) элементы данных, чтобы определить, подвергались ли люди воздействию интересующего фактора. Одно из ключевых соображений при планировании исследования — как определить, а затем охарактеризовать воздействие фактора, учитывая знания о сильных сторонах и ограничениях элементов данных, имеющихся в существующих данных наблюдений.

Термин «подверженность» может применяться к основной независимой переменной, представляющей интерес, и к другим переменным, которые могут быть связаны с результатом, например, вмешивающимся факторам или модификаторам эффекта, которые также должны учитываться при анализе первичного результата.Например, в исследовании сравнительной эффективности ингибиторов протонной помпы и лечения антибиотиками H. pylori для предотвращения рецидивирующего желудочно-кишечного кровотечения (ЖКТ) основными факторами, представляющими интерес, являются ингибиторы протонной помпы и антибиотики H. pylori . Однако было бы также важно измерить воздействие аспирина и нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП), которые увеличили бы риск желудочно-кишечного кровотечения независимо от статуса лечения.Аналогичным образом, при сравнительной оценке когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) для лечения депрессии по сравнению с отсутствием КПТ было бы важно измерить не только воздействие КПТ (например, количество и / или тип сеансов терапии), но и воздействие. к другим факторам, таким как прием антидепрессантов.

Каждое вмешательство (например, прием лекарств, хирургия, программа обучения пациентов) требует уникального и продуманного подхода к установлению воздействия. Хотя может быть необходимо только определить, когда и когда имело место вмешательство, чтобы отнести людей к соответствующей группе сравнения для одноразовых вмешательств, таких как хирургическое вмешательство или введение вакцины, для фармакологических и других более длительных вмешательств, таких как образовательные вмешательства, часто это будет Важно учитывать интенсивность воздействия, включая дозу, частоту и продолжительность.Кроме того, для фармакологических и поведенческих вмешательств способ доставки или контекст, в котором проводится вмешательство, также могут быть важными факторами для определения воздействия. Например, для оценки сравнительной эффективности мультивещательного поведенческого вмешательства для снижения веса по сравнению с программой разового посещения важно учитывать общее количество посещений, чтобы установить воздействие.

Элементы данных, доступные в наборе данных, могут определять способ измерения воздействия.В отличие от рандомизированных клинических испытаний, в которых существуют механизмы, обеспечивающие воздействие и фиксирующие соответствующие характеристики воздействия, в исследованиях сравнительной эффективности наблюдений часто приходится полагаться на косвенные индикаторы для представляющего интерес вмешательства. В клинических испытаниях лекарств можно контролировать уровни лекарств, проводить подсчет таблеток и отпускать лекарства в течение ограниченного количества дней во время обычных визитов для исследования, чтобы облегчить использование лекарств. Однако, если полагаться на данные наблюдений, определение воздействия часто основывается на записях о выдаче лекарств, и только за редкими исключениями могут быть доступны уровни лекарств, подтверждающие воздействие лекарств (например,g. значения международного нормализованного отношения [INR] могут быть доступны из медицинских записей для исследований антикоагулянтов).

Не существует универсального решения для измерения экспозиции. Исследователи, которые стремятся ответить на аналогичные клинические вопросы для одного и того же хронического состояния, могут использовать разные подходы к измерению воздействия интересующего лечения. 1 5 Например, при оценке связи между использованием ингаляционных кортикостероидов (ICS) и риском переломов у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких (ХОБЛ) период, используемый для определения воздействия ICS, варьировался от того, использовали ICS для использования в течение всего периода исследования, чтобы использовать в течение последних 365 дней, чтобы использовать в течение последних 30 дней.Кроме того, воздействие было охарактеризовано дихотомически (например, когда-либо / никогда) или категориально, в зависимости от количества воздействия в течение периодов времени измерения. Эти примеры показывают, что методы измерения воздействия, даже для решения одного и того же клинического вопроса, могут быть разными. Таким образом, целью данной главы является определение важных вопросов, которые следует учитывать при определении воздействия, и описание сильных и слабых сторон различных вариантов, доступных с учетом характера вопроса исследования.

Концептуальные соображения для измерения воздействия

Связь измерения воздействия с вопросом исследования

Концептуальная основа исследования должна служить основой для разработки рабочего определения воздействия. То есть, если цель исследования — изучить влияние хронического использования нового лекарства на исходы лечения пациентов, то измерение воздействия должно соответствовать этой цели. В частности, определение воздействия должно отражать долгосрочное использование лекарства, а не просто фокусироваться на событии одноразового использования.Измерение воздействия может включать альтернативные меры, которые фиксируют одноразовые события; тем не менее, измерение воздействия должно отличать краткосрочное использование от долгосрочного, чтобы можно было адекватно ответить на основной вопрос исследования.

Изучение взаимосвязи «воздействие / результат»

Известные свойства представляющего интерес вмешательства также должны направлять разработку мер воздействия. Полезно установить теоретическую и биологическую связь между воздействием и интересующим событием / результатом, исходя из концептуальной основы исследования.Биологический механизм действия, известный или предполагаемый, должен определять определение воздействия. Если первичное воздействие, представляющее интерес в анализе, представляет собой лекарство, может быть уместно кратко описать, как фармакология, фармакодинамика (влияние лекарства на организм) и фармакокинетика (процесс абсорбции, распределения, метаболизма и т. и выделение из организма) сообщил определение воздействия. Например, при сравнении бисфосфонатов для предотвращения остеопоротических переломов определение воздействия необходимо адаптировать к конкретному бисфосфонату из-за различий в фармакокинетике различных лекарств.Определение экспозиции для ибандроната, который представляет собой бисфосфонат, назначаемый при остеопорозе один раз в месяц и имеющий очень длительный период полувыведения, вероятно, должен отличаться от определения экспозиции для алендроната, альтернативного лечения, которое вводится перорально ежедневно или еженедельно. При практическом применении этих двух лекарств было бы недостаточно изучить использование лекарств за последнюю неделю для определения текущего использования ибандроната, но достаточно для текущего использования алендроната.Аналогичные сценарии можно представить для нефармакологических вмешательств. Например, в исследовании, посвященном изучению мультивещательного образовательного вмешательства по снижению веса, эффекта от вмешательства нельзя было бы ожидать, пока люди не участвовали хотя бы в одном (или некоторых) сеансах. Следовательно, было бы нецелесообразно создавать определение воздействия на основе регистрации в программе, если участие субъекта не может быть подтверждено.

Примеры взаимосвязей «воздействие / результат»

Как отмечалось выше, полезно установить теоретическую и биологическую связь между воздействием и интересующим событием / результатом, исходя из концептуальной основы.Несколько примеров взаимосвязей подверженности и событий отображаются в. Эти панели показывают, как воздействие может быть связано с повышенной вероятностью пользы или вреда.

Рис. 4.1

Примеры воздействия (-ий) и ассоциаций риск / польза.

Первый столбец (A – C) показывает множественные экспозиции во времени, когда время экспозиции не согласовано и прекращается в середине периода наблюдения. Панель A показывает сценарий, в котором существует «пороговый эффект», когда выгода (или риск), связанная с воздействием, увеличивается после определенного количества воздействия, а уровень пользы / риска сохраняется с этого момента.При определении подверженности по этому сценарию важно определить совокупную величину подверженности. Например, при оценке сравнительной эффективности антибиотиков для лечения острой инфекции может существовать порог воздействия, выше которого лекарство считается эффективным лечением. В этом случае измерение экспозиции должно измерять совокупную экспозицию лекарства за период наблюдения и определять людей как облученных, когда пороговое значение превышено (если переменная экспозиции дихотомизирована).Эта ситуация контрастирует с ситуацией на Панели B, в которой связь между воздействием и эффектом быстро уменьшается после того, как воздействие устранено. Этот тип ассоциации может встречаться при оценке сравнительной эффективности гипотензивных препаратов для контроля артериального давления. В этом случае может быть (а) некоторая минимальная степень воздействия, необходимая для того, чтобы лекарство начало оказывать действие, и (б) связь между частотой приема и эффективностью.Однако, когда воздействие прекращается, кровяное давление больше нельзя контролировать, и эффективность быстро снижается. При реализации этой связи «воздействие-событие» необходимо будет измерить количество воздействия, частоту, с которой оно произошло, и время окончания воздействия. На панели C вероятность результата увеличивается с каждым воздействием, которое уменьшается после его удаления. Это может быть образовательное мероприятие по снижению веса. В этом примере продолжительное воздействие повышает эффективность вмешательства, но когда вмешательство отменяется, происходит медленное восстановление веса.Как и в случае с панелью B, важно учитывать как время, так и количество воздействия для вмешательства по снижению веса. Поскольку эффективность медленно снижается только после прекращения воздействия, важно учитывать более длительное окно воздействия, чем при быстром снижении эффективности.

Во втором столбце показаны сценарии, в которых интересующее воздействие происходит в определенный момент времени, например, хирургическая процедура или вакцинация. Взаимосвязь на панели D показывает немедленный и устойчивый эффект после воздействия.Это может представлять собой хирургическую процедуру и представляет собой ситуацию, в которой измерение воздействия является простым до тех пор, пока событие может быть точно идентифицировано, поскольку статус воздействия не будет изменяться в течение периода наблюдения. Измерение экспозиции на панелях E и F более сложное. На панели E воздействие представляет собой единичное событие во времени с немедленным эффектом, который со временем уменьшается. Примером этого может быть чрескожное коронарное вмешательство (ЧКВ), при котором шкала времени на оси абсцисс измеряется в годах.Существует немедленный эффект от воздействия (вмешательства) открытия коронарных артерий, что способствует снижению риска острого инфаркта миокарда (ОИМ). Однако эффективность ЧКВ со временем снижается с риском возврата ОИМ к тому состоянию, которое было до вмешательства. В этом примере очевидно, что важно определить и измерить интервалы, с которыми риск изменяется ЧКВ. По прошествии достаточного количества времени после первоначального ЧКВ может быть нецелесообразно рассматривать человека, подвергшегося воздействию.Как минимум, время, прошедшее после воздействия, следует учитывать при создании рабочего определения воздействия. Панель F представляет собой сценарий, в котором эффект от однократного воздействия не является мгновенным, а происходит относительно быстро, а затем сохраняется. Такую ситуацию можно представить при сравнительном исследовании эффективности вакцинации. Преимущества вакцинации не могут быть реализованы до тех пор, пока не будет получен соответствующий иммунологический ответ от человека, и определение воздействия должно быть создано на основе ожидаемого времени ответа в соответствии с клиническими фармакологическими исследованиями вакцины.

В последнем столбце представлены сценарии, в которых имеется несколько подверженностей с течением времени с различными отношениями подверженность риск / выгода. В каждом из этих примеров важно учитывать совокупную величину воздействия при разработке определения воздействия. На панели G изображенная взаимосвязь показывает реакцию на дозу, при которой риск или польза возрастают медленнее после достижения порога воздействия. Примером этого может быть поведенческое вмешательство, которое включает личное консультирование по изменению образа жизни с целью улучшения лечения гипертонии.Может потребоваться минимальное количество сеансов, прежде чем вмешательство окажет какой-либо эффект, и после достижения порогового значения возрастающая эффективность одного сеанса (воздействия) снижается. При измерении воздействия в этом примере было бы важно определить количество сеансов, в которых участвовал человек, особенно если создается несколько категорий воздействия. Панель H показывает линейное увеличение соотношения риск / польза, связанное с воздействием. Этот пример лучше всего можно проиллюстрировать сравнительной оценкой безопасности воздействия пероральных кортикостероидов на риск переломов.Продолжительное воздействие пероральных кортикостероидов может продолжать увеличивать риск переломов, связанный с их применением. В этом примере было бы необходимо охарактеризовать совокупное воздействие при создании определений воздействия, поскольку будет разница в риске для тех, кто подвергается «небольшому» воздействию, по сравнению с теми, кто подвергается «сильно». Последний сценарий — это панель I, на которой показано большое изменение соотношения риск / польза при первоначальном воздействии, а затем увеличение соотношения риск / польза более медленными темпами с каждым последующим воздействием.Для панели I наиболее важно определить, произошло ли воздействие (поскольку это связано с наибольшим изменением соотношения риск / польза), а затем количественно оценить степень воздействия.

Индукционный и латентный периоды

При создании определений воздействия также важно учитывать индукционный и латентный периоды, связанные с воздействием и интересующим результатом. 6 Период индукции — это время от момента, когда причинные эффекты воздействия были завершены, до начала события или результата.Во время индукционного периода дополнительные воздействия не повлияют на вероятность события или результата, поскольку все воздействия, необходимые для возникновения события или результата, были завершены. Например, дополнительное воздействие вакцины против эпидемического паротита в детстве не увеличит и не уменьшит вероятность заражения паротитом после первоначального контакта с вакциной.

Скрытый период — это время от момента начала результата до момента его идентификации. Другими словами, это период между началом заболевания или результата и установлением или диагнозом результата.Как и в период индукции, воздействия в латентный период не повлияют на результат. На практике бывает очень трудно различить латентный период от индукционного, и особенно трудно определить начало латентного периода. Однако следует учитывать оба периода и, в конечном итоге, не включать их в оценку подверженности риску. С практической точки зрения, достаточно рассматривать индукционный и латентный периоды как единый период времени, в течение которого воздействия не будут влиять на результат.Временная шкала, отображающая множественные воздействия, индукционный период, латентный период и интересующий результат, показана на.

Рис. 4.2

График воздействия, индукционный период, латентный период и результат. Адаптировано с разрешения White E, Armstrong BK, Saracci R. Принципы измерения воздействия в эпидемиологии. 2-е издание, Нью-Йорк: Oxford University Press Inc .; 2008.

В качестве примера учета индукционного и латентного периодов в измерении воздействия рассмотрим оценку сравнительной эффективности холестеринснижающих препаратов для профилактики инфаркта миокарда.Во-первых, индукционный период для лекарства может быть продолжительным, если эффективность достигается за счет снижения холестерина для предотвращения атеросклероза. Во-вторых, вероятно, существует очень небольшой латентный период от начала заболевания до выявления / постановки диагноза. То есть время от момента начала инфаркта миокарда до момента его выявления будет относительно коротким. Любое использование лекарств, которое происходит во время индукционного и латентного периодов, не должно включаться в рабочее определение воздействия.В этом примере было бы неуместно рассматривать человека, подвергшегося воздействию интересующего лекарства, если бы он получил разовую дозу лекарства за день до события, поскольку это не способствовало бы какому-либо снижению риска для события. Из-за короткого латентного периода маловероятно, что облучение произошло в этот период. Воздействие следует измерять в течение периода времени, когда ожидается, что использование гиполипидемических препаратов повлияет на результат. Следовательно, определение воздействия должно охватывать период времени, в течение которого ожидается польза от гиполипидемических препаратов, и это должно быть обосновано на основании того, что известно о связи между атеросклерозом и инфарктом миокарда, а также известного биологического действия гиполипидемических препаратов.

Изменения в статусе экспозиции

Еще одно важное соображение при разработке измерения экспозиции связано с изменениями в статусе экспозиции, особенно если пациенты переключаются между активными экспозициями, когда исследуются два или более. Хотя лечение или переключение экспозиции может быть более уместным для глав, посвященных разработке и / или анализу в этом руководстве, также важно рассмотреть, как это может быть связано с измерением экспозиции. Одним из важных факторов, связанных с переключением лекарства при создании определений воздействия, является определение того, могут ли «побочные эффекты» сохраняться от лекарства, прием которого был прекращен.Если это так, необходимо расширить измерение воздействия за пределы точки, когда произошло переключение. Точно так же, в зависимости от эффектов начатого вмешательства, важно учитывать его биологические эффекты при разработке определения воздействия после переключения. Важно отметить, что эти проблемы не относятся только к лекарствам; «Побочные» эффекты также могут наблюдаться при поведенческих или других вмешательствах, когда эффект выходит за рамки последнего наблюдаемого контакта.

Источники данных

Измерение воздействия с использованием существующих электронных данных

Возможность измерения воздействия на основе имеющихся данных также является важным фактором при создании рабочего определения воздействия. Есть ли последовательный и точный способ идентифицировать воздействие в наборе данных? Если интересующее воздействие представляет собой хирургическую процедуру, например, существует ли единый код, который используется для идентификации этой процедуры, или необходимо расширить идентификацию за пределы одного кода? Если используется более одного кода, коды идентифицируют только интересующую процедуру или есть различия в выявленных процедурах? Что касается лекарств, данные, скорее всего, отражают рецепты или заказы на лекарства (EHR) или отпуск в аптеке (PBM или административные претензии страховщика здоровья), но не фактическое использование.Необходимо ли знать, принимал ли пациент данное лекарство в определенный день или время суток?

Чтобы проиллюстрировать эти проблемы, рассмотрим случай, когда основное интересующее вмешательство представляет собой колоноскопию. В зависимости от источника данных, колоноскопия может быть идентифицирована с помощью кода CPT (например, CPT 45355 Колоноскопия, жесткая или гибкая, трансабдоминальная с помощью колостомии, однократная или множественная), кода HCPCS (например, скрининг на колоректальный рак G0105; колоноскопия для индивидуума). с высоким риском), или код процедуры МКБ-9 (e.г., 45.23 Колоноскопия). Чтобы точно идентифицировать эту процедуру, необходимо учитывать более одного типа кода процедуры при классификации воздействия. Все они могут надежно идентифицировать воздействие процедуры, но использование только одного может быть недостаточным для идентификации события. На это может повлиять источник данных и цель данных. Например, один набор кодов из списка может быть полезен при использовании данных для выставления счетов больнице, а другой может быть полезен для данных заявлений врачей.При принятии этого решения для исследователей важно сбалансировать выбор кодов и точную идентификацию воздействия или вмешательства; создание слишком широкого списка кодов приведет к неправильной классификации подверженности. В целом, будет важно предоставить доказательства наиболее точного и достоверного механизма идентификации воздействия или вмешательства в наборах данных, используемых в анализе. Поэтому исследователи должны сослаться на любые предыдущие валидационные исследования или, возможно, провести небольшое валидационное исследование алгоритма, предложенного для измерения экспозиции, чтобы обосновать решения относительно идентификации экспозиции.Вопросы выбора источника данных подробно рассматриваются в главе 8 (Источники данных).

Измерение воздействия с помощью проспективного сбора данных

В дополнение к использованию существующих источников данных может оказаться целесообразным или необходимым проспективный сбор информации о воздействии, в некоторых случаях от пациентов или врачей, для использования в наблюдательном сравнительном исследовании эффективности. Абстракция (бумажных) медицинских карт — это тип предполагаемого сбора данных, основанный на существующих медицинских записях, которые не были составлены в формате, пригодном для исследований.

Достоверность и точность информации о воздействии, представленной самими пациентами, может зависеть от типа собираемой информации о воздействии (например, использование лекарств в сравнении с историей хирургической процедуры) или от того, сосредоточена ли информация на прошлых воздействиях или собирается в будущем информация о воздействии. Характеристики воздействия и популяция пациентов могут повлиять на достоверность собираемой информации. Воспоминание информации о хирургической процедуре может быть гораздо более точным, чем отзыв об использовании лекарств.Например, женщины могут точно вспомнить, что у них была гистерэктомия или стерилизация маточных труб, 7 , в то время как их способность вспомнить предыдущее использование НПВП может быть довольно неточной. 8 В этих примерах точность отзыва для гистерэктомии составила 96 процентов, в то время как только 57 процентов тех, у кого была запись о выдаче НПВП, сообщили об использовании НПВП — несоответствие, которое показывает возможность ошибочной классификации воздействия при использовании самооценки отзыв о приеме лекарств. В примере с лекарством факторами, связанными с лучшим воспоминанием, были более недавнее использование лекарства и повторное использование лекарства.Подобно использованию других источников данных для измерения экспозиции, использование этого типа данных должно подтверждаться доказательствами их достоверности.

Создание определения экспозиции

Временное окно

Ключевым компонентом при определении экспозиции является период времени, в течение которого определяется экспозиция, часто называемый временным окном экспозиции. Окно времени воздействия должно отражать период, в течение которого воздействие воздействия имеет отношение к интересующему результату. 6 При определении временного окна экспозиции необходимо учитывать индукционный и латентный периоды. Как отмечалось в приведенном выше примере статинов, окно времени воздействия для оценки эффективности статинов для предотвращения ОИМ должно быть в течение периода времени, в течение которого статины могут оказывать свое влияние на сердечно-сосудистые события, что будет происходить в течение нескольких предшествующих лет, а не, например, , в течение 2 недель, непосредственно предшествующих мероприятию.

Не существует золотого стандарта для определения временного окна воздействия, но выбранный период должен быть обоснован на основе биологических и клинических путей между вмешательством / воздействием и результатом.В то же время следует учитывать практические ограничения данных исследования при определении временного окна экспозиции. Например, воздействие лекарства на протяжении всей жизни может быть идеальным определением воздействия при некоторых обстоятельствах, но большинство существующих наборов данных не будет содержать эту информацию. Затем становится необходимым обосновать более прагматичный подход к определению воздействия с учетом продолжительности последующего наблюдения за людьми, доступными в наборе данных. В когортных исследованиях и исследованиях случай-контроль использовались различные подходы к определению окон времени воздействия.Как подчеркивается во вводном разделе этой главы, исследователи выбрали разные окна времени воздействия даже при изучении одного и того же клинического вопроса. В большинстве этих примеров выбор временного окна экспозиции явно не оправдан. В идеале этот выбор должен быть связан с концептуальной структурой и биологической правдоподобностью рассматриваемого вопроса. Однако, как отмечалось выше, существуют прагматические ограничения на возможность измерения экспозиции, и в случае, когда выбор временного окна экспозиции является произвольным или ограниченным данными, следует выполнить анализ чувствительности, чтобы оценить надежность результатов для временное окно.

Единица анализа

При создании определения для измерения экспозиции необходимо учитывать единицу анализа для исследования и возможную точность измерения в рамках ограничений данных. Характер вмешательства во многом диктует подходящую единицу анализа. Если интересующее вмешательство не меняется со временем, единицу измерения можно определить на уровне пациента, поскольку статус воздействия может быть точно классифицирован на время анализа.Это может относиться к хирургическим процедурам или другим вмешательствам, которые происходят в определенный момент времени и имеют стойкий эффект (панель D in). Для других вмешательств или воздействий единицы анализа могут быть более подходящими для определения человеко-времени, поскольку статус воздействия на людей может меняться в течение периода исследования. Это общий подход для определения воздействия в исследованиях результатов медикаментозного лечения, поскольку схемы приема лекарств часто включают добавление или прекращение приема лекарств, неоптимальное соблюдение режима лечения, изменения дозировки или другие факторы, которые могут вызвать изменения в воздействии на интересующее вмешательство.

Шкала измерения

Шкала меры воздействия должна быть введена в действие таким образом, чтобы максимально использовать имеющуюся информацию. Чем точнее измеряется экспозиция, тем меньше погрешность измерения. Во многих наблюдательных исследованиях CER интересующее вмешательство может быть измерено как дихотомическая переменная (т.е. подвергается или не подвергается воздействию). Например, человеку либо была сделана хирургическая процедура, либо нет.

Для других типов облучения / вмешательств при наблюдении за ССВ может быть желательно измерять экспозицию как непрерывную ковариату, особенно когда существует зависимость доза-реакция (например,г., панель Н из). Однако возможность использовать воздействие как непрерывную переменную может быть ограничена доступностью данных о воздействии и неопределенностью, связанной с их точностью. В случаях недифференциальной неправильной классификации переменной непрерывного воздействия на степень смещения к нулевой гипотезе влияет точность измерения воздействия, а не смещение меры воздействия. 9 Следовательно, если точность классификации может быть улучшена путем использования альтернативного подхода к масштабированию (например,g., измеряя экспозицию как категориальную переменную), можно внести меньшее смещение в сторону нуля, чем это связано с непрерывной мерой. Например, если человеку выписали три отдельных рецепта, каждый с 30-дневным запасом лекарств, он, возможно, не принял весь 90-дневный запас, но вполне вероятно, что он принял больше, чем 60-дневный запас. В этом случае порядковая шкала меры воздействия для количества доз лекарства может быть предпочтительнее, когда невозможно точно определить фактическое количество принятых доз.

Дозировка и доза-реакция

Концепция дозы является важным фактором при измерении экспозиции в наблюдательных сравнительных исследованиях эффективности. В самом деле, как показано в каждом из соотношений событий и воздействия, изображенных в первом столбце, кумулятивная доза или общее количество воздействия за определенный период времени часто является оптимальным для адекватного определения воздействия. Для расчета кумулятивной дозы необходимы три элемента воздействия: (1) частота воздействия, (2) количество / доза каждого случая воздействия и (3) продолжительность воздействия.Важно отметить, что концепция дозы применима не только к лекарствам, но и к вмешательствам служб здравоохранения, которые требуют нескольких сеансов, посещений или взаимодействий. Что касается лекарств, можно получить всю информацию, необходимую для расчета совокупного воздействия конкретного прописанного лекарства, из данных о заявках аптек, где такие данные обычно собираются для целей выставления счетов. Информация о дозах каждого лекарства, отпускаемого в США, доступна в Национальном коде лекарств (NDC) для продукта.После извлечения информации о силе каждой дозы из кода NDC, сила дозы может быть объединена с распределенным количеством и запасом в днях, чтобы определить количество каждого события воздействия и частоту воздействия. При использовании данных за пределами США для измерения воздействия может использоваться Система классификации анатомо-терапевтических химических веществ (АТХ) Всемирной организации здравоохранения на основе определенных суточных доз (DDD), которые являются предполагаемыми средними поддерживающими дозами в день для используемого лекарственного средства на основе по его основному показанию у взрослых (http: // www.whocc.no/ddd/definition_and_general_considera/). Определения воздействия кумулятивной дозы можно использовать для изучения зависимости «доза-реакция» между воздействием и событием. Кумулятивная доза также может использоваться для определения наличия порогового эффекта.

Хотя кумулятивное воздействие может быть важным понятием во многих сравнительных исследованиях эффективности лекарств, оно может не иметь такого значения в других исследованиях. Могут быть лекарства, использование которых настолько прерывистое, что невозможно или нецелесообразно фиксировать кумулятивное воздействие.То же самое и с одноразовыми вмешательствами, такими как хирургические процедуры, где понятие дозы имеет меньшее значение.

Способы введения и различные лекарственные формы могут представлять сложности при введении в действие определения воздействия при использовании административных данных. Например, исследование, использующее данные наблюдений для изучения эффективности гидрокортизона в качестве средства лечения раздраженного кишечника (ВЗК), будет стремиться определить только те рецепты на гидрокортизон, которые использовались для лечения ВЗК.Этого можно достичь, сосредоточив внимание только на конкретных лекарственных формах, которые будут использоваться при лечении ВЗК, чтобы избежать неправильной классификации воздействия других форм гидрокортизона. Следовательно, определение воздействия должно быть конкретным для представляющего интерес воздействия и избегать неправильной классификации из-за доступности других лекарственных форм или способов введения. И наоборот, может потребоваться создать более широкое определение, которое рассматривает несколько лекарственных форм, если интересующий вопрос сосредоточен на системном эффекте лекарства, которое может быть доставлено в нескольких формах.

Точно так же поведенческие факторы могут изменять эффект наблюдаемой ассоциации. Сюда могут входить такие факторы, как приверженность к лечению, которые могут учитываться при определении воздействия. Существует несколько примеров наблюдательных исследований лекарств, которые требовали определенного уровня приверженности до классификации человека как облученного. Например, исследование может потребовать, чтобы человек использовал не менее 75 процентов прописанных им лекарств на регулярной основе, прежде чем он будет считаться облученным.Чаще всего это осуществляется путем расчета коэффициента владения лекарством и определения того, превышает ли он пороговое значение, прежде чем классифицировать человека как облученного; опять же, подход должен быть связан с предполагаемым механизмом воздействия. Доступны более подробные описания подходов к анализу комплаентности и стойкости лечения с использованием ретроспективных баз данных. 10 В настоящее время не существует золотого стандарта, который бы указывал, какое количество лекарства необходимо использовать, прежде чем оно подействует.Выбор порога должен сопровождаться обоснованием выбранного уровня. Кроме того, хотя показатель приверженности может использоваться в качестве меры количества воздействия или дозы, также важно учитывать различия между приверженцами и несвязанными пациентами. То есть пациенты, которые придерживаются своих схем лечения, могут систематически отличаться от тех, кто не придерживается лечения. Эти различия влияют на измеряемые результаты независимо от измерения воздействия.Эти факторы следует учитывать при принятии решения о том, следует ли включать соблюдение режима лечения как часть меры воздействия.

Точность измерения экспозиции

Источник данных, используемый для анализа, может ограничивать возможность точного определения характеристик экспозиции. Например, данные EMR могут предоставлять только информацию о заказах на лекарства или списках активных лекарств, что не позволяет точно классифицировать воздействие на ежедневной основе. Попытка сделать это, вероятно, приведет к неправильной классификации воздействия.Использование данных по административным искам, которые предоставляют информацию о выдаче лекарств, может дать более точную оценку использования лекарств на более рутинной основе. Однако этот источник данных будет отражать только отпуск лекарств, а не фактическое использование лекарств. Многократная выдача может обеспечить большую уверенность в том, что человек регулярно принимает лекарство, но не может гарантировать, что пациент принимал лекарство. Более точным показателем использования лекарств может быть информация о тестах на лекарства.Однако только для избранного количества лекарств проводятся рутинные лаборатории для определения уровней, и это не является практическим решением в большинстве проектов наблюдений CER. Таким образом, хотя данные о дозировании могут обеспечить более точное измерение на более рутинной основе, чем другие источники данных, предположения о фактическом использовании по-прежнему являются неотъемлемой частью использования этих данных для определения статуса воздействия. Исследователи должны понимать преимущества и ограничения, связанные с используемым источником данных, и должны гарантировать, что воздействие может быть измерено с достаточной точностью, чтобы ответить на интересующий вопрос исследования.

Воздействие множественных терапий

Сложность наблюдательного CER заключается в отсутствии контроля над другими лекарствами, используемыми людьми в исследовании, и тем фактом, что воздействие других лекарств вряд ли будет случайным образом распределено среди подвергшихся и не подвергавшихся воздействию групп. Следовательно, при характеристике представляющего интерес первичного риска также важно учитывать влияние других рисков на результат. Возможны мультипликативные или аддитивные эффекты. Например, может быть важно учитывать совместные антигипертензивные эффекты различных классов антигипертензивных препаратов в исследовании сравнительной эффективности, поскольку эти препараты часто будут использоваться в комбинации.

Проблемы смещения

Ошибка измерения

В наблюдательных исследованиях CER недифференциальная и дифференциальная ошибка измерения может вносить смещение. Дифференциальная неверная классификация происходит, когда ошибка измерения экспозиции зависит от интересующего события. Эта ошибка измерения может привести к смещению оценок либо в сторону от нуля, либо в сторону нуля, в результате чего наблюдаемая ассоциация будет выглядеть сильнее или слабее, чем истинная основная ассоциация. Ошибка дифференциального измерения может даже привести к наблюдаемым ассоциациям, противоположным истинной основной ассоциации.Недифференциальная ошибка измерения возникает, когда ошибки измерения воздействия пропорционально одинаковы как в группе, которая имеет, так и в группе, которая не испытала интересующий результат. По большей части этот тип ошибки измерения смещает результаты в сторону нулевой гипотезы, вызывая недооценку истинного эффекта ассоциации.

Цель любого измерения воздействия — свести к минимуму количество ошибочных классификаций, возникающих при разработке дизайна исследования.Что касается дихотомических показателей, исследователи должны попытаться максимизировать чувствительность и специфичность меры, чтобы свести к минимуму количество ошибок в классификации. Одним из источников ошибочной классификации в обсервационных исследованиях является неспособность учесть изменения в воздействии лекарств в течение периода наблюдений. Такая ситуация поддерживает единицу анализа человеко-время. В когортных исследованиях статус воздействия может быть определен в один момент времени; это может не отражать использования лекарства в течение периода исследования.Во время наблюдения могут быть частые изменения в режимах приема лекарств; простая классификация пациентов как подвергшихся или не подвергавшихся воздействию в начале периода исследования может привести к высокой степени недифференциальной неверной классификации. 11 Это может быть верно для воздействий, которые происходят периодически, и тех, которые происходят на более частой основе, но связаны с высокими показателями несоблюдения режима лечения.

Потенциальное влияние на неправильную классификацию выбора, сделанного при введении в действие определения воздействия, следует учитывать исследователям при разработке исследования.Например, какова вероятность неправильной классификации экспозиции при данном выборе временного окна экспозиции? Приведет ли выбор относительно короткого временного окна экспозиции к высокой степени неправильной классификации экспозиции, которая потенциально может привести к смещенной оценке эффекта? Исследователям следует учитывать практические ограничения данных и влияние, которое эти ограничения могут иметь на ошибку измерения. Есть много других потенциальных источников неправильной классификации при измерении воздействия, включая: (1) измерение воздействия во время индукционного или латентного периодов, (2) неспособность учесть устойчивые эффекты лекарства или другого вмешательства при создании определения воздействия и (3) ) использование медицинских услуг, не отраженное в источнике данных.Чтобы расширить последний вопрос, следует отметить, что данные из систем здравоохранения, таких как страховые компании, часто не имеют возможности фиксировать использование услуг здравоохранения вне системы. Многие базы данных административных заявлений также не фиксируют использование лекарств в больницах. Такие воздействия не будут регистрироваться в источнике данных и могут привести к неправильной классификации, известной как неизмеримая временная погрешность, которая возникает, когда воздействие в течение такого периода, как госпитализация, не может быть измерено, и не учитывается при анализе данных исследования. 12

Лекарства, отпускаемые без рецепта (OTC), представляют собой сценарий, при котором неправильная классификация особенно проблематична. Измерения, основанные на административных данных или данных EMR, занижают использование безрецептурных продуктов и приводят к неправильной классификации воздействия этих лекарств. Невозможность измерить экспозицию в течение периода наблюдения также может быть проблематичной, если имеющиеся данные не полностью охватывают все источники экспозиции. Использование безрецептурных лекарств в качестве воздействия — лишь один из примеров невозможности точно зафиксировать все воздействия, но это может происходить в других обстоятельствах.Например, данные больничных счетов обычно не включают подробную информацию о лекарствах, которые использовались во время пребывания в стационаре, что может привести к неправильной классификации воздействия во время госпитализации. Таким образом, пока человек пользуется услугами здравоохранения, которые фиксируются источником данных, подробностей для точного определения воздействия недостаточно. Следовательно, исследователи должны определить, существуют ли периоды времени, в течение которых состояние облучения людей не может быть установлено на основе данных, используемых в анализе, и должны оценить потенциальное влияние на измерение воздействия.

Особым типом систематической ошибки измерения для экспозиций, которому уделяется много внимания в недавней литературе, является бессмертная ошибка времени. 13 Эта систематическая ошибка возникает, когда человеко-время неправильно отнесено к категории воздействия. Типичный пример бессмертной погрешности во времени возникает, когда воздействие определяется на основе требования о двух дозах лекарства. Период времени между этими двумя устроениями представляет собой бессмертный период, когда события среди подвергшихся воздействию людей (например,g., смерть) не может быть отнесено на счет облучения, потому что лица, подвергшиеся только одной дозировке, не были квалифицированы как облученные согласно определению. Ясно, что это вносит систематическую ошибку в наблюдаемую ассоциацию и устраняется правильной классификацией человеко-времени с начала периода воздействия (т. Е. Первой выдачи в этом примере). Для определений когорт, основанных на времени, событиях и воздействии, смещение в соотношении скоростей, возникающее из-за бессмертного времени, увеличивается с продолжительностью бессмертного времени. 13

Заключение

В этой главе мы представили множество вопросов, которые необходимо учитывать при создании определений для воздействия при проведении ССВ с использованием данных наблюдений. Операционализация воздействия должна определяться клиническими путями / концептуальной структурой, которая мотивирует вопрос о CER, знанием характеристик воздействия / вмешательства и интересующего результата, осведомленности об уровне детализации воздействия в наборе данных и вариантах характеристики воздействие и обсуждение подходов к ограничению возможности систематической ошибки и ошибки измерения.Ниже мы составили рекомендации в форме контрольного списка, который включает в себя многие ключевые соображения, затронутые в этой главе, для руководства операционализацией воздействия.

Контрольный список: руководство и основные соображения по определению и характеристике воздействия в протоколах CER

Просмотр в собственном окне

Руководство Ключевые соображения Проверка
Предложите определение воздействия, которое соответствует клиническая / концептуальная основа вопроса исследования. Учитывайте физиологические эффекты воздействия / вмешательства при создании рабочего определения воздействия.
Определите наиболее подходящую шкалу для измерения воздействия.
Обоснование выбора временного окна экспозиции. Применительно к лекарствам следует учитывать такие факторы, как доза, продолжительность лечения, фармакодинамические / фармакокинетические свойства, такие как период полувыведения, и известные или предполагаемые биологические механизмы, связанные с интересующим лекарством.
Опишите предлагаемые источники данных и объясните, насколько они адекватны и подходят для определения подверженности.
Предоставьте доказательства действительности рабочего определения воздействия с оценками чувствительности, специфичности и положительной прогностической ценности, когда это возможно. Если нет валидационных исследований для определения представляющего интерес воздействия, используйте меры и определения, которые чаще всего приводятся в литературе, чтобы облегчить сравнение результатов.
Можно разработать и использовать альтернативные определения в дополнение к «обычно используемому» определению воздействия, особенно если есть основания подозревать, что могут быть доступны более точные определения.
Поддержите выбор единицы анализа для измерения воздействия, например, человеко-месяцев воздействия, и обсудите компромиссы для альтернативных единиц измерения.
Решите проблемы дифференциальной и недифференциальной систематической ошибки, связанной с измерением воздействия, и предложите стратегии для уменьшения ошибок и систематических ошибок, где это возможно.

Ссылки

1.
Хаббард Р., Таттерсфилд А., Смит С. и др. Использование ингаляционных кортикостероидов и риск переломов. Грудь. 2006; 130: 1082–8. [PubMed: 17035441]
2.
Johannes CB, Schneider GA, Dube TJ, et al. Риск непозвоночного перелома, связанный с воздействием ингаляционных кортикостероидов, среди взрослых с хроническими респираторными заболеваниями. Грудь. 2005; 127: 89–97. [PubMed: 15653967]
3.
Ли Т.А., Вайс КБ. Риск перелома, связанный с использованием ингаляционных кортикостероидов при хронической обструктивной болезни легких. Am J Respir Crit Care Med. 2004. 169: 855–9. [PubMed: 14711795]
4.
Миллер Д.П., Уоткинс С.Е., Сэмпсон Т. и др. Долгосрочное использование комбинации фиксированных доз флутиказона пропионата / салметерола и частота непозвоночных переломов среди пациентов с ХОБЛ в базе данных исследований общей практики Великобритании. Phys Sportsmed. 2010; 38: 19–27. [PubMed: 21150138]
5.
Вестергаард П., Рейнмарк Л., Мосекилде Л. Риск перелома у пациентов с хроническими заболеваниями легких, получающих бронхолитические препараты, ингаляционные и пероральные кортикостероиды. Грудь. 2007. 132: 1599–607. [PubMed: 178
  • ]
  • 6.
    Rothman KJ. Индукционный и латентный периоды. Am J Epidemiol. 1981; 114 (2): 253–9. [PubMed: 7304560]
    7.
    Грин A, Purdie D, Green L, et al. Обоснованность самостоятельной гистерэктомии и стерилизации маточных труб. Исследование группы изучения женского здоровья.Aust N Z J Public Health. 1997; 21: 337–40. [PubMed: 9270164]
    8.
    West SL, Savitz DA, Koch G, et al. Точность отзыва для рецептурных лекарств: самоотчет по сравнению с информацией из базы данных. Am J Epidemiol. 1995; 142: 1103–12. [PubMed: 7485055]
    9.

    Уайт Э., Армстронг Б.К., Сараччи Р. Принципы измерения воздействия в эпидемиологии. 2-е изд. Нью-Йорк: Oxford University Press Inc .; 2008.

    10.
    Петерсон А.М., Нау Д.П., Крамер Дж. А. и др.Контрольный список для исследований соответствия и устойчивости к лекарствам с использованием ретроспективных баз данных. Ценность в здоровье. 2007; 10 (1): 3–12. [PubMed: 17261111]
    11.
    Ray WA, Thapa PB, Gideon P. Неверная классификация текущего воздействия бензодиазепина с помощью единственного базового измерения и его влияния на исследования травм. Pharmacoepidemiol Drug Saf. 2002; 11: 663–9. [PubMed: 12512242]
    12.
    Suissa S. Неизмеримая погрешность во времени в наблюдательных исследованиях воздействия лекарств на смертность.Am J Epidemiol. 2008. 168 (3): 329–35. [PubMed: 18515793]
    13.
    Суисса С. Бессмертное временное смещение в фармакоэпидемиологии. Am J Epidemiol. 2008. 167 (4): 492–9. [PubMed: 18056625]

    Методы измерения для анализа воздействия на человека.

    Environ Health Perspect. 1995 Apr; 103 (Дополнение 3): 35–43.

    Исследовательская статья

    Институт наук об окружающей среде и гигиене труда, Пискатауэй, штат Нью-Джерси 08855-1179, США.

    Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Определены общие методы, используемые для завершения измерений облучения человека, и приведены иллюстрации для случаев косвенных и прямых методов, используемых для анализа воздействия. Применение методов внешних измерений воздействия, микросреды и персональных мониторов помещается в контекст необходимости проверки гипотез, касающихся биологических эффектов, вызывающих озабоченность. Связь внешних измерений с измерениями, сделанными в биологических жидкостях, исследуется для набора загрязняющих веществ.Эта информация помещается в контекст научных рамок, используемых для оценки воздействия. Примеры взяты из исследований летучих органических веществ и крупномасштабной проблемы: свалки с опасными отходами.

    Полный текст

    Полный текст доступен в виде отсканированной копии оригинальной печатной версии. Получите копию для печати (файл PDF) полной статьи (1,6M) или щелкните изображение страницы ниже, чтобы просмотреть страницу за страницей. Ссылки на PubMed также доступны для Избранных ссылок .

    Избранные ссылки

    Эти ссылки находятся в PubMed. Это может быть не полный список ссылок из этой статьи.

    • Jo WK, Weisel CP, Lioy PJ. Пути воздействия хлороформа и нагрузка на тело от душа с хлорированной водопроводной водой. Анализ рисков. 1990 декабрь; 10 (4): 575–580. [PubMed] [Google Scholar]
    • Секстон К., Селеван С.Г., Вагенер Д.К., Либаргер Дж.А. Оценка воздействия загрязнителей окружающей среды на человека: наличие и полезность существующих баз данных.Arch Environ Health. 1992 ноябрь-декабрь; 47 (6): 398–407. [PubMed] [Google Scholar]
    • Берк Т.А., Акланд Г. Использование данных и оценка воздействия бензина. Сводный отчет рабочей группы III. J Expo Anal Environ Epidemiol. 1992, январь-март; 2 (1): 147–150. [PubMed] [Google Scholar]
    • Рао Х.В., Браун Д.Р. Физиологически обоснованная фармакокинетическая оценка тетрахлорэтилена в грунтовых водах для определения купания и душа. Анализ рисков. 1993 Февраль; 13 (1): 37–49. [PubMed] [Google Scholar]
    • Лиой П.Дж., Фриман Н.К., Уэйнман Т., Стерн А.Х., Бош Р., Хауэлл Т., Шупак С.И.Микроэкологический анализ воздействия загрязненных хромом отходов в жилых домах и вокруг них в Нью-Джерси. Анализ рисков. 1992 июн; 12 (2): 287–299. [PubMed] [Google Scholar]
    • Стерн А.Х., Фриман Н.С., Плебан П., Бош Р.Р., Уэйнман Т., Хауэлл Т., Шупак С.И., Джонсон Б.Б., Лиой П.Дж. Воздействие хрома в жилых помещениях — биологический мониторинг мочи в сочетании с мониторингом воздействия на окружающую среду. Environ Res. 1992 август; 58 (2): 147–162. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sheehan PJ, Meyer DM, Sauer MM, Paustenbach DJ.Оценка рисков для здоровья человека, связанных с загрязнением почв хромом. J Toxicol Environ Health. 1991 Февраль; 32 (2): 161–201. [PubMed] [Google Scholar]
    • Фриман, Северная Каролина, Уолдман Дж. М., Лиой П. Дж. Разработка и оценка местоположения и журнала активности, используемых для оценки личного воздействия загрязнителей воздуха. J Expo Anal Environ Epidemiol. 1991 июл; 1 (3): 327–338. [PubMed] [Google Scholar]
    • Weisel CP, Lawryk NJ, Lioy PJ. Воздействие выбросов бензина в салоне автомобиля.J Expo Anal Environ Epidemiol. 1992, январь-март; 2 (1): 79–96. [PubMed] [Google Scholar]
    • Samet JM, Marbury MC, Spengler JD. Воздействие на здоровье и источники загрязнения воздуха в помещениях. Часть II. Am Rev Respir Dis. 1988 Январь; 137 (1): 221–242. [PubMed] [Google Scholar]
    • Уоллес Л.А. Основные источники воздействия бензола. Перспектива здоровья окружающей среды. Июль 1989 г .; 82: 165–169. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Аптон А.К., Кнайп Т., Тониоло П. Аспекты мест утилизации токсичных химикатов для общественного здравоохранения.Annu Rev Public Health. 1989; 10: 1–25. [PubMed] [Google Scholar]

    Статьи о перспективах гигиены окружающей среды представлены здесь любезно предоставлены Национальным институтом гигиены окружающей среды


    3 Оценка воздействия в экологической эпидемиологии | Экологическая эпидемиология, Том 2: Использование серой литературы и других данных в экологической эпидемиологии

    Schwab, M., A.P. Treblanche, and J.D. Spengler.1991. Самостоятельно сообщаемые уровни нагрузки в дневниках времени / активности: применение к оценке воздействия. J. Expo. Уход за аналом. Environ. Эпидемиол. 1: 339-356.

    Шварц Дж. И А. Маркус. 1990. Смертность и загрязнение воздуха в Лондоне: анализ временных рядов. Являюсь. J. Epidemiol. 131: 185-194.

    Дж. Шварц, Д. Випей, Д. Докери, Дж. Уэр, С. Зегер, Дж. Шпенглер и Б. Феррис, мл. 1991. Ежедневные дневники респираторных симптомов и загрязнения воздуха: методологические вопросы и результаты. Environ.Перспектива здоровья. 90: 181-187.

    Секстон, К. 1991. Национальное исследование по оценке воздействия на человека. EPA (Агентство по охране окружающей среды). Документ с изложением позиции. Вашингтон, округ Колумбия: Управление исследований в области здравоохранения.

    Секстон, К., и П. Б. Райан. 1989. Воздействие загрязнения воздуха на человека: методы, измерения и модели. В: А. Уотсон, Р. Р. Бейтс и Д. Кеннеди, ред. Загрязнение воздуха, автомобили и общественное здравоохранение. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы.

    Секстон К., М.А. Каллахан и Э.Ф. Брайан. 1995. Оценка воздействия и дозы для характеристики рисков для здоровья: роль мониторинга тканей человека в оценке воздействия. Environ. Перспектива здоровья. 103 (Дополнение): 13-29.

    Смит, Т.Дж. 1985. Разработка и применение модели для оценки уровней альвеолярной и интерстициальной пыли. Аня. Ок. Hyg. 29: 495-516.

    Смит, Т.Дж. 1991. Фармакокинетические модели в разработке индикаторов воздействия в эпидемиологии. Аня. Ок. Hyg. 35: 543-560.

    Смит, Т.J. 1992. Профессиональное облучение и доза с течением времени: ограничения кумулятивного воздействия. Являюсь. J. Ind. Med. 21: 35-51.

    Stern, A.H., N.C.G. Фриман, П. Плебан, Р. Р. Бош, Т. Вайнман, Т. Хауэлл, С. И. Шупак, Б. Б. Джонсон и П. Дж. Лиой. 1992. Воздействие содержания хрома в урину в жилых домах в сочетании с мониторингом воздействия на окружающую среду. Environ. Res. 58: 147-162.

    Стивенс, Д.К., Р.Дж. Бык, C.H. Науман, Дж. Бланкато. 1991. Модель принятия решений для биомаркеров воздействия.Regul. Toxicol. Pharmacol. 14: 286-296.

    Truett, J., J. Cornfield, W. Kannel. 1967. Многофакторный анализ риска ишемической болезни сердца во Фрамингеме. J. Chronic Dis. 20: 511-524.


    Винсент, Дж. Х. и Д. Марк. 1988. Измерение аэрозолей в связи с оценкой риска. Международный семинар по оценке воздействия для эпидемиологии и контроля опасностей, Вудс-Хоул, Массачусетс, 1988.

    Vineis, P., and B. Terracini. 1990. Биохимическая эпидемиология рака мочевого пузыря.Эпидемиология 1: 448-452.


    Уоллес, Л.А. 1991. Личное воздействие 25 летучих органических соединений. Исследование группы EPA 1987 года в Лос-Анджелесе, Калифорния. Toxicol. Инд. Здоровье. 7: 203-208.

    Уоллес, Л.А., Э.Д. Пеллиццари, Т.Д. Хартвелл, Р. Уитмор, К. Спарачино и Х. Зелон. 1986. Исследование методологии оценки общего воздействия (TEAM): личное воздействие, взаимоотношения внутри и вне помещений и уровни летучих органических соединений в дыхании в Нью-Джерси. Environ. Int. 12: 369-388.

    Уоллес, Л.А., Э.Д. Пеллиццари, Т.Д. Хартвелл, К. Спарацино, Р. Уитмор, Л. Шелдон, Х. Зелон и Р. Перритт. 1987. Исследование TEAM (Методология оценки общего воздействия): личное воздействие токсичных веществ в воздухе, питьевой воде и дыхании у 400 жителей Нью-Джерси, Северной Каролины и Северной Дакоты. Environ. Res. 43: 290-307.

    Уоллес, Л.А., Э.Д. Пеллиццари, Т.Д. Хартвелл, Р. Уитмор, Х. Зелон, Р. Перритт и Л. Шелдон. 1988. Калифорнийское исследование TEAM: концентрация в дыхании и личное воздействие 26 летучих соединений в воздухе и питьевой воде у 188 жителей Лос-Анджелеса, Антиохии и Питтсбурга, Калифорния.Атмос. Environ. 22: 2141-2164.

    Уолтер, С.Д. 1991. Экологический метод в изучении здоровья окружающей среды. II. Методологические вопросы и возможность. Environ. Перспектива здоровья. 94: 67-73.

    5 МЕТОДОВ ОЦЕНКИ ВОЗДЕЙСТВИЯ СВИНЦА | Измерение воздействия свинца у младенцев, детей и других уязвимых групп населения

    , кроме беглых и иллюстративных примеров (Janghorbani and Ting, 1989a).

    Преимущества и ограничения ICPMS обсуждаются в нескольких недавних обзорах (например,g., Houk and Thompson, 1988; Кавагути, 1988; Коппенаал, 1988, 1990; Маршалл, 1988). Типичный многоэлементный анализ с ICPMS занимает всего несколько минут. Кроме того, спектры относительно просты, потому что в этом методе производится только несколько различных молекулярных и двухзарядных ионов по сравнению с другими многоэлементными методами (Russ, 1989). Однако точность и чувствительность ICPMS все еще ниже, чем у TIMS. ICPMS не продемонстрировала способность производить высокоточные (± 1%) измерения соотношения изотопов свинца в биологических матрицах (Ward et al., 1987; Русь, 1989). К другим ограничениям относятся проблемы внутренней и внешней калибровки, интерференционные эффекты, осаждение твердых частиц во время введения образца, требования к микрограммам количества интересующего элемента и потери при усилении электронного умножителя.

    Проблемы калибровки, подробно описанные Puchelt и Noeltner (1988), Vandecasteele et al. (1988), Доэрти (1989) и Кеттерер и др. (1989) — решаются по нескольким направлениям (Koppenaal, 1988, 1990).Beauchemin et al. (1988a, b, c) продемонстрировали применимость внешних стандартов для анализа биологических материалов на миллиард частей. Кроме того, в настоящее время многочисленные исследователи обращаются к вопросу о необходимости сравнения ICPMS с другими аналитическими методами (Hieftje and Vickers, 1989), включая первые интеркалиброванные измерения изотопного состава свинца в крови (Delves and Campbell, 1988; Campbell and Delves, 1989).

    Другие исследователи изучают основы ICPMS и применимость различных плазм, распылителей и методов для сведения к минимуму проблем, вызванных растворенными твердыми частицами в образцах с изначально высоким содержанием твердых веществ (Koppenaal, 1988, 1990).Последние методы включают проточную инъекцию (Dean et al., 1988; Hutton and Eaton, 1988), комплексообразование-концентрирование (Plantz et al., 1989) и ионный обмен (Lyons et al., 1988). Их можно адаптировать для исследования различных изотопов свинца в биологических жидкостях (например, крови и моче).

    Потенциал ICPMS для медицинских исследований был признан в недавних обзорах (например, Dalgarno et al., 1988; Delves, 1988). Уже было несколько отчетов об относительно хорошем

    .
    Методы экспонирования: Методы построения музейной экспозиции

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Пролистать наверх