Роберт капа: ‘Величайший военный фотограф’ Роберт Капа

Содержание

‘Величайший военный фотограф’ Роберт Капа

‘Если твои фотографии недостаточно хороши, ты подошел недостаточно близко.’
© Роберт Капа

В 1938 году Капа был назван ‘величайшим военным фотографом в мире’. Но ‘величайший военный фотограф’ ненавидел войну: в качестве документального фотографа он побывал на пяти войнах.

Андре Фридман, позже работавший под псевдонимом Роберт Капа, родился в 1913 году в еврейской семье в Будапеште. Он изучал политические науки в Берлине, но был вынужден покинуть Германию из-за нацистского режима и перебраться в Париж в 1933 году.

В Париже Андре работал в Alliance Photo, где познакомился с журналистом и фотографом Гердой Таро. Вместе они придумали ‘знаменитого’ американского фотографа Роберта Капа и начали продавать отпечатки Андре под новым именем. В те годы Капа познакомился с Пабло Пикассо и Эрнестом Хемингуэем, оформлял книги последнего, подружился с коллегами-фотографами Дэвидом Сеймуром и Анри Картье-Брессоном.

С 1936 года снимки Капы с полей испанской гражданской войны регулярно появлялись в прессе. Его фотография солдата, который в мгновение спуска затвора был смертельно ранен, получила международную известность и стала одним из самых сильных образов войны.

После того, как его подруга и коллега Герда Таро была убита в Испании, Капа работал фотокорреспондентом во время японско-китайской войны в 1938. Через два года он переехал в США, примерно в те же годы работал в северной Африке и Италии. В 1944 Капа снимал высадку союзнических войск в Нормандии, а тремя годами позже вместе с Анри Картье-Брессоном, Дэвидом Сеймуром, Джорджем Роджером и Уильямом Вандивертом основал фотоагентство Magnum Photos. В 1951 году Капа возглавил его, но уже в 1953 был вынужден переехать в Европу, спасаясь от движения против ‘антиамерикански настроенных’ жителей США.

В 1947 году вместе со своим другом писателем Джоном Стейнбеком Роберт получил приглашение в Советский Союз, где в течение нескольких месяцев документировал повседневную жизнь людей. По результатам этой командировки была создана книга ‘Русский дневник’ (‘Russian Journal’) с фотографиями Капы. В 1948 и 1950 Капа работал в Израиле. Погиб Роберт Капа во Вьетнаме в самом конце Индокитайской войны, подорвавшись на мине.

В 1955 году была учреждена ‘Золотая Медаль Роберта Капы’  за особые профессиональные достижения в области документальной фотографии.

All photos  © Robert Capa / Magnum Photos

 

Что Роберт Капа снял в Нормандии — Bird In Flight

Этот рассказ — один из самых устоявшихся мифов в истории фотографии: миф о бесстрашном герое-одиночке, рискующем жизнью ради того, чтобы рассказать человечеству правду, и бездушных корпорациях, халатность которых способна немедленно уничтожить единственные свидетельства решающих событий мировой истории. Этот миф появлялся не только в книгах по истории фотографии, не только в биографиях и других книгах о Капе, но и в романах, комиксах, автобиографиях знаменитостей вроде Ингрид Бергман, в фильмах, не говоря уже о бесконечных пересказах в СМИ. Стивен Спилберг утверждал, что именно эта история вдохновляла его на съемках картины «Спасти рядового Райана».

Стивен Спилберг утверждал, что именно эта история вдохновляла его на съемках картины «Спасти рядового Райана».

Первая версия этой истории начала распространяться сразу после «дня Д», впервые была опубликована осенью 1944 года и окончательно утвердилась после издания мемуаров Капы «Слегка не в фокусе» в 1947-м. С тех пор ее бесконечно повторяли, всегда основываясь на версиях Капы и Морриса. Эту версию заново публикуют к каждому юбилею «дня Д», и никто за семь десятилетий не удосужился ее проверить. Никто, несмотря на множество белых пятен в этой истории, ни разу не подверг ее сомнению (а уж меньше всего руководители Международного центра фотографии, в котором находятся архивы Капы).

Наше расследование спровоцировали две «юбилейные» публикации. Сначала вышел лестный очерк про Джона Морриса в журнале Vanity Fair, в очередной раз пересказывающий этот миф. Вскоре после этого TIME Inc. — корпорация, которая в 1944 году заказала и опубликовала снимки Капы с «дня Д», — разместила на своем сайте видео, посвященное этим снимкам, которые еще называют «великолепными 11».

Видео для TIME подготовило одно из подразделений Magnum Photos, агентства, которое Капа с коллегами основал в 1947-м. Закадровый текст читал сам Джон Моррис, на тот момент 97-летний. Одним словом, в записи видео участвовали люди и организации, заинтересованные в создании и распространении этого мифа, — все, кого я называю «синдикатом Капы».

Детали двух этих практически идентичных пересказов официальной истории вызвали подозрение Дж. Росса Бомана: они показались ему нелогичными и неправдоподобными. Самый молодой фотожурналист, когда-либо получивший Пулитцеровскую премию (в 1978 году в возрасте 24 лет), Боман и сам — опытный военный фотограф, работавший в зонах боевых действий на Ближнем Востоке, в Сальвадоре, Родезии и других местах. Как основатель фотоагентства Visions, специализирующегося на подобных репортажах, он к тому же очень опытный фоторедактор. Росс связался со мной, чтобы узнать, не мог бы я опубликовать его анализ в своем блоге, Photocritic International. Я согласился.

Пока я редактировал его скептический текст и проверял факты, уже мой собственный «детектор лжи» забил тревогу. Я понял, что критический анализ Бомана поднял больше вопросов, чем ответов, и эта история требует глубокого изучения. Я решил продолжить расследование сам.

Тогда я впервые погрузился в литературу о Капе. Прочитав множество свидетельств Морриса об этой истории в разных интервью, очерках и статьях, я пришел к выводу, что та ее часть, которой он сам был свидетелем (потеря негативов в проявочной лондонской редакции LIFE), попросту не могла происходить так, как он описывает.

Оглядываясь назад, я не могу понять, почему так много людей (в том числе профессиональные фотографы) безо всяких сомнений приняли на веру эту совершенно неправдоподобную версию, состряпанную Моррисом. Каждый, кто знаком с аналоговой фотографией и практикой проявки, должен был счесть ее невероятной. Нагреватели в деревянных шкафах для сушки пленки образца 1944 года были неспособны так уж сильно нагреть воздух, а эмульсии тех времен не плавились даже под воздействием довольно высоких температур. А двери шкафов для просушки обычно держали закрытыми, а не открытыми, поскольку основная функция таких шкафов — предотвращать прилипание пыли. Поверить во все это мог только человек, полностью невежественный в фотоматериалах и процессах. Но, к своему стыду, я и сам заметил нестыковки, только когда начал проверять факты из статьи Бомана — через полвека после того как впервые прочел эту басню в мемуарах Капы.

Конечно, сам Капа, публикуя эту историю в своих мемуарах, не мог не знать, что это неправда, — он ведь начинал свою карьеру в фотографии именно в качестве помощника по проявке. И у меня возник следующий вопрос: если этой истории с пленками Капы не происходило, что же произошло на самом деле? И если все люди, рассказывавшие ее, были готовы лгать, то что они скрывали? Наше расследование началось.

Капа, публикуя эту историю в своих мемуарах, не мог не знать, что это неправда.

…За эти годы я тщательно ознакомился с тем, что писали о фоторепортаже Капы с «дня Д». По моему мнению, все эти публикации о Капе больше похожи на жития святых, чем на научное исследование. Его собственные мемуары тоже производят впечатление неточного и ненадежного источника. Воспоминания Морриса безоговорочно повторяют истории Капы (плюс его собственную сагу об «испорченных» негативах).

Книги Ричарда Уилана, который считается основным исследователем творчества Капы, просто некритически цитируют или перефразируют Капу и Морриса — возможно, потому, что их спонсировали, субсидировали, публиковали и рекламировали напрямую заинтересованные лица. Остальная серьезная литература о Капе, созданная под бдительным надзором его младшего брата Корнелла или других членов «синдиката Капы», почти вся была одобрена Корнеллом и опирается на предоставленные им материалы. Следовательно, это исследования, дискредитированные своей непоколебимой лояльностью к наследникам Капы и уже поэтому подозрительные.

Еще один недостаток этих публикаций — зависимость от ненадежных и совсем не нейтральных источников: самого Роберта Капы с его явной склонностью к созданию мифа вокруг себя; его младшего брата Корнелла, у которого есть все основания укреплять репутацию брата; и их близкого друга Джона Морриса, который сам приложил руку к созданию этой легенды. Только неавторизованная биография Капы «Кровь и шампанское» (2002), написанная Алексом Кершоу, создавалась независимо от влияния Корнелла — но ценой потери доступа к ключевым материалам для исследования. Все остальное опубликованное о Капе (в том числе статьи в СМИ, регулярно появлявшиеся к юбилеям «дня Д»), слепо повторяют утвердившийся миф.

Наконец, литература о Капе страдает от еще одного фундаментального недостатка: те, кто ее создает (за исключением самого Капы и его брата), лишены и практических знаний о производстве фотографий, и военного опыта, и навыков анализа фотоматериалов. Поэтому исследование творчества Капы должно отбросить существующую литературу, обращаясь вместо нее к самим фотографиям и документам, которые не контролируются «синдикатом Капы» и к которым представители «синдиката» не могут запретить доступ. Такие материалы и лежат в основе нашего исследования.

Биография Роберта Капы — Fototips.ru

Военный фотограф, сооснователь агентства Магнум, друг Хемингуэя и Пикассо и история потери самого важного фоторепортажа XX века.

Роберт Капа (Венгрия, 22 октября 1913 — Вьетнам, 25 мая 1954) — военный фотограф и фотожурналист, Работал на пяти войнах, в 1947-м основал Magnum Photos — первое агентство для фотографов-фрилансеров по всему миру.

Карьера

Эндре Эрнё Фридман, который через 20 лет станет известен как Роберт Капа, родился 22 октября 1913 года, в Будапеште, в семье Дежё и Юлии Фридман. Из-за политических убеждений ему в 18 лет пришлось покинуть страну и переехать в Германию. В детстве он хотел стать писателем, в Берлине поступил на отделение журналистики, но у родителей не было денег на оплату его учебы. В начале 1932 года для молодого человека нашлась работа в сфере фотографии — курьером в фотоагентстве, и Фридман полюбил новое дело. Некоторое время он был ассистентом в фотолаборатории, потом — учеником фотографа, и в итоге стал фотожурналистом.

Первую работу в этой области подбросил случай — заболел фотограф, который должен был ехать в Копенгаген, где Лев Троцкий, высланный из СССР, должен был читать лекцию. Послали Фридмана. Сделанный им фоторепортаж позже напечатали несколько изданий.

EUROPE.
DENMARK. Copenhagen. November 27th, 1932.
The Ukranian politician Leon TROTSKY lecturing Danish students on the history of the Russian Revolution.
Capa’s coverage of Trotsky’s lecture was his first published story.

В 1933-м, когда представители национал-социалистической партии получили большинство голосов на выборах в Рейхстаг, фотограф переехал во Францию. Здесь он познакомился с Гердой Таро, фотожурналисткой немецко-еврейского происхождения, которая оказалась в стране по той же причине, что и Эндре.

Герда Таро

Тут же он встретил своих будущих коллег по Magnum Photos — француза Анри Картье-Брессона и поляка Дэвида Сеймура.

Но найти работу в Париже фотожурналисту-фрилансеру, к тому же еврею из Венгрии, оказалось непросто. Он отчаянно нуждался в деньгах. Примерно в это время Фридман взял псевдоним “Роберт Капа”. К имени прилагалась и история, которую он придумал вместе Гердой — Капа, якобы, был известным и популярным американским фотографом, и от его имени Эндре и его подруга продавали свои снимки. К тому моменту, как Фридман стал знаменит, имя уже приклеилось, и он остался Робертом Капой до конца своих дней.

Гражданская война в Испании и Японо-китайская война

С 1936-го по 1939-й Капа вместе с Гердой Таро и Дэвидом Сеймуром работал в Испании. Это была первая его война. Здесь он познакомился с Эрнестом Хемингуэем, который тоже освещал ход боевых действий. И здесь же сделал снимок погибающего республиканца, который прославил молодого фотографа во всем мире. Дискуссии вокруг этой фотографии не утихают и сейчас — спорят и о личности солдата, и о том, был ли кадр постановочным.

SPAIN. Córdoba front. Early September, 1936. Death of a loyalist militiaman.

Меньше чем через год после этого подруга Капы погибла под гусеницами танка во время Битвы при Брунете — первая женщина-корреспондент, убитая во время боевых действий. В 1938 году фотограф уехал на вторую свою войну, в китайский город Ханькоу (нынешний Ухань), чтобы снимать сопротивление японскому вторжению. Там он снова в гуще событий, а его камера — главный свидетель истории.]

CHINA. Hubei. Hankou. March, 1938. Young women being trained as Nationalist Chinese soldiers. After having lost Shanghai and Nankijng to the Japanese troops, CHANG KAI SHEK retreated to Hankou, where he resisted until late 1938.

Вторая Мировая

В начале Второй Мировой Капа перебрался из Парижа на постоянное жительство в Нью-Йорк, но ему приходилось очень много работать на Европейском театре военных действий. Это был единственный фотограф Союзников, официально принадлежавший к категории “граждан враждебного государства”. Венгрия, родина Капы, была страной нацистского блока, а он еще не получил американского гражданства. 7 октября 1943 года фотограф был в Неаполе, где вместе с другим сотрудником журнала Life, Уиллом Лангом-младшим, фотографировал взрыв здания почты.

Но самой знаменитой его работой стала съемка Высадки в Нормандии, 6 июня 1944 года. Вооруженный двумя камерами Contax II с 50мм объективами и несколькими пленками, он вместе с первыми солдатами Союзников десантировался в секторе “Омаха-Бич”. В Life с тревогой ждали негативы Капы.

FRANCE. Normandy. June 6th, 1944. US troops assault Omaha Beach during the D-Day landings.FRANCE. Normandy. June 6th, 1944. US troops assault Omaha Beach during the D-Day landings.

“Пули разрывали воду вокруг меня”, — писал Капа. Пляж был в девяноста метрах впереди. Стальные заграждения в тумане казались останками города-призрака. Под градом гильз фотограф добрался до ближайшего стального укрытия. Было еще рано, слишком темно для хороших кадров. Но он снимал и снимал, почти не глядя в видоискатель. Вокруг умирали люди, тела плавали в море, покрасневшем от крови. Унести погибших с поля боя было практически невозможно. Оставшиеся в живых не могли продолжать наступление из-за яростной обороны немцев.

За почти 90 минут, которые он провел на берегу, Капа сделал более сотни снимков. В какой-то момент он попытался добраться до медицинского транспортного корабля, успел помочь врачам загрузить носилки с ранеными, достать новую пленку, снять экстренное переливание плазмы солдату на палубе и только тогда свалился без сил. Когда очнулся, на шее у него висела бумага с надписью, сделанной кем-то из медиков: “Потеря сознания от истощения. Армейских жетонов нет”. В тот день на пляже Нормандии погибло более трех тысяч солдат.

FRANCE. Normandy. W.W.II. Operation OVERLORD. Omaha Beach. June 6th, 1944.

Капа не знал, что на его кадрах, но был уверен, что эти четыре отснятых пленки хранят самые потрясающие снимки военных действий из всех, что ему приходилось делать. Кассеты со 106 фотографиями передали в Лондон, но там развернулась своя трагедия. 15-летний Дэннис Бэнкс, который занимался проявкой пленок, допустил ошибку в работе: при просушке он перегрел негативы, эмульсия поплыла. Почти весь труд Капы был уничтожен. Чудом сохранились лишь 11 кадров.

Десять из этих фотографий попали в выпуск Life от 9 июня 1944 года. Подпись под ними гласила, что изображения “немного не в фокусе”, потому что у фотографа дрожали руки от напряжения момента. Эта фраза стала названием автобиографической книги Роберта Капы (в России более известной как “Скрытая перспектива”). Книгу посоветовал написать старый друг, Хемингуэй, который искренне считал фотографа одним из самых талантливых людей. Он уже давно предлагал Роберту вспомнить мечту детства и начать писать. Капа спросил, как это делается. “Очень просто”, — ответил Хемингуэй. — “Берешь карандаш, пачку бумаги, и пишешь”.

FRANCE. Normandy. Omaha Beach. The first wave of American troops lands at dawn. June 6th, 1944.

Говорят, Капа, вернувшись в Лондон, ничего не сказал сотрудникам Life. Но Джон Моррис, фоторедактор журнала, был уверен, что фотограф так никогда полностью его не простил за потерю пленок. “То, что напечатали, — ничто в сравнении с тем материалом, который они угробили”, — жаловался Капа своему брату Корнеллу. Может, отчасти в качестве компенсации Уилсон Хикс, ответственный редактор Life, предложил фотографу штатную работу и зарплату в 9 тысяч долларов в год.

Постоянно безденежный, не имеющий собственного угла Капа согласился. “Пришлось. Мне не очень понравилась эта идея, но особого выбора не было”, — писал он.

В 1947 году, вместе с другом, писателем Джоном Стейнбеком, Капа поехал в Советский Союз. Он фотографировал Москву, Киев, Тбилиси, руины Сталинграда. “Русский дневник”, путевые заметки Стейнбека, изданные в 1948-м, были проиллюстрированы работами Капы. В СССР книга впервые появилась только в 1990 году.

В том же 1947-м Капа исполнил свою давнюю мечту и вместе с друзьями — Анри Картье-Брессоном, Уильямом Вандивертом, Дэвидом Сеймуром и Джорджем Роджером — основал фотоагентство Magnum Photos.

“Папа” Капы и Magnum Photos

EUROPE. Great Britain.
`London, May 1944. Enest Hemingway recovering for a car accident.

Война снова столкнула Капу и Хемингуэя на передовой. Однажды, во время разведки, друзья наткнулись на позиции немцев; те расстреляли мотоцикл, на котором ехали солдаты и корреспонденты. Капе и еще двум разведчикам посчастливилось упасть в глубокий кювет, а писатель угодил в неглубокую яму, из которой вполне хорошо просматривался. Два часа они лежали на земле, совсем рядом с врагами, рискуя погибнуть в любой момент. Их спасли подошедшие силы американской армии. Хемингуэй потом долго возмущался, что Капа, вместо того, чтобы что-то предпринять и помочь всем выбраться с линии огня, лежал с камерой наготове — чтобы, если писателя все-таки убьют, первым запечатлеть его бездыханное тело на пленку.

Впрочем, такое излишнее журналистское рвение Роберта их взаимной приязни не помешало. Фотограф, как все близкие люди, называл Хемингуэя “Папа”, часто снимал его — за работой, на охоте, в кругу семьи. Они дружили до самого конца.

Enest Hemingway

Хемингуэй не был единственным знакомым писателем фотографа. В 1947 году Капа, вместе с Джоном Стейнбеком, поехал в Советский Союз, где запечатлел послевоенные Москву, Киев, Тбилиси, руины Сталинграда. “Русский дневник”, путевые заметки Стейнбека, изданные в 1948-м, были проиллюстрированы работами Капы. В СССР книга впервые появилась только в 1990 году.

В том же 1947-м Капа исполнил свою давнюю мечту и вместе с друзьями — Анри Картье-Брессоном, Уильямом Вандивертом, Дэвидом Сеймуром и Джорджем Роджером — основал фотоагентство Magnum Photos.

Первая Индокитайская война и смерть

В 1954 году Капа был в Японии — занимался делами выставки Magnum Photos. Джон Моррис из Life телеграфировал ему предложение поработать на вооруженном конфликте в Индокитае. “2000 долларов”, — пообещал редактор, — “если будет риск для жизни, оплата может значительно возрасти”. Капа, до этого освещавший Арабо-израильскую войну 1947 — 1949 годов, устал от работы военного репортера. Она предполагала слишком много крови и смертей. Он даже дал слово больше не снимать на полях сражений.

Но и отказаться от предложения он не мог — у него были долги. А тут — крупная сумма. Однако Моррис, которого беспокоили нехорошие предчувствия, перезвонил фотографу и сказал: “Боб, не надо. Это не наша война”. Капа отмахнулся от волнения редактора. “Это будет красивая история”, — сказал он двум репортерам Life, с которыми ехал по северному Вьетнаму.

25 мая, в 2:55 дня, полк продвигался через опасную зону. Слышалась стрельба. Капа решил выйти из машины и сфотографировать продвижение колонны. Через пять минут журналисты услышали взрыв — их коллега случайно наступил на противопехотную мину. Он был еще жив, когда подоспела помощь. Один из журналистов вызвал медиков. У Капы были тяжело ранены левая нога и грудь. Его повезли в маленький полевой госпиталь, но по прибытию врачам оставалось только констатировать смерть. Он умер с камерой в руках.

Наследие

Младший брат Роберта, Корнелл, тоже фотограф, сделал все, что смог, чтобы сохранить и донести до потомков наследие Капы. Он основал Международный фонд заинтересованной фотографии, а позже — Международный центр фотографии в Нью-Йорке, где коллекции его брата и других фотографов обрели постоянное пристанище.

В 1955 году Международный пресс-клуб Америки основал награду, Золотую медаль Роберта Капы, которая вручается фотожурналистам за “лучший опубликованный фоторепортаж из-за рубежа, потребовавший исключительной храбрости и инициативы”. Среди награжденных ею — девять членов Magnum Photos, включая и Стива Маккарри.

Личная жизнь

Смерть Герды Таро оказалась большим ударом для Роберта Капы. По некоторым сведениям, они были обручены, и фотограф так никогда и не женился, хотя у обаятельного, яркого Капы было много поклонниц. Он, казалось, всегда был полон жизни, харизмы и уверенности в себе. На его шлеме во время итальянской кампании 1943 года было написано: “Собственность Роберта Капы, великого военного корреспондента и любовника”. Никто никогда не оспаривал эти заявления.

Всегда, приезжая в редакцию Life, он обязательно приносил цветы и конфеты сотрудницам, которые часами пытались разобрать его подписи к снимкам — Капа прекрасно говорил на венгерском и немецком, немного на французском, а его английский был так плох, что коллеги называли “капанийским”.

Во время Второй Мировой он был влюблен в Элейн Джастин, жену актера Джона Джастина. И эта история закончилась свадьбой — правда, после развода с Джастином Элейн вышла не за Капу, а за их общего друга. После войны у фотографа завязался роман с актрисой Ингрид Бергман, который оба тщательно скрывали. Капа даже некоторое время ради нее работал в Голливуде, но тамошняя атмосфера очень его душила, и летом 1946 года фотограф и актриса расстались.

Так вышло, что единственной женщиной, которой он оставался верен до самой смерти, оказалась война. А он мечтал однажды стать безработным военным фотографом.

Книга «Скрытая перспектива», Роберт Капа

Первый русский перевод легендарной книги воспоминаний о Второй мировой войне самого известного военного фотокорреспондента Роберта Капы. Спустя более 50 лет после первой публикации в США книга впервые выпущена на русском языке. Издание включает более ста фотографий, в том числе ставшие легендарными снимки высадки в Нормандии.

Роберт Капа (настоящее имя Эндре Фридман) — великий фотограф, человек фантастической судьбы. Он из числа тех художников ХХ века, которые сделали свою жизнь одним из своих произведений, важнейшим произведением.

Капа бежал из Германии, где учился, случайно занялся фотографией и стал одним из лучших военных репортеров стран-союзников, будучи при этом гражданином враждебной Венгрии. Говорил он с изрядным акцентом (порой из-за произношения он рисковал жизнью на фронте), но это не мешало ему сходится с людьми. Хемингуэй и Стейнбек считали его своим другом. Список любовниц Капы возглавляла Ингрид Бергман, однако он так и не женился из-за гибели невесты в Испании на съемках гражданской войны. Капа вмести с Картье-Брессоном организовал легендарное агентство «Magnum». За свою недолгую жизнь Капа прошел с фотоаппаратом 5 войн и оставил одни из самых лучших кадров ушедшего века. Погиб великий фотограф, как и жил — подорвавшись на мине в Индокитае, в 1954 году, будучи верным своему принципу «если снимок не получился — значит вы недостаточно близко подошли».

Книга была написана Капой как сценарий. Текст очень кинематографичен, но, возможно, книге повезло — фильм не был снят. Мемуарную прозу такого уровня, такой проникновенности, настолько визуальную могли экранизировать очень немногие режиссеры пятидесятых. Капа жил фотографией, работа за столом его обременяла, и он страшно затянул с написанием. Когда «Скрытая перспектива» была написана, Голливуду она уже была не нужна, зато ее издали и проиллюстрировали авторскими снимками.

Это уникальная книга. Во-первых, Капа описывает войну — второй фронт, боевые действия в Сахаре и Италии — с необыкновенной точностью и художественной яркостью. Он как фотограф точно считывает те моменты из фронтовых будней и повседневности тыловой жизни, которые остаются обычно незамеченными. В книге помимо описаний военных действий и жизни военного фотографа есть и лирическая линия. Роман героя противопоставляется военным действиям и существует вопреки войне, он не имеет будущего в мирной жизни.

Во-вторых, «Скрытая перспектива» повествует об ответственности художника, журналиста перед временем и обществом. В самом начале книги Капа описывает важный, возможно, поворотный момент его карьеры. Фотограф оказывается на военном аэродроме в Англии, он проводит некоторое время с летчиками за игрой в карты и выпивкой. Затем пилоты улетают бомбить Францию. Возвращаются не все. Первым на посадку заходит сильно пострадавший самолет. Капа на бегу отщелкивает целую пленку. Вторую он тратит на фотографии раненых и убитых членов экипажа, распихивает санитаров, чтобы кадры получились фактурнее. Последним из самолета вылезает командир и кричит репортеру «Вот таких снимки ты ждал? Фотограф!». Капа быстро покидает авиабазу: «Я ненавидел себя и свою профессию. Эти фотографии для гробовщиков. Но какого черта? Я не хочу быть гробовщиком! Если уж участвовать в этих похоронах, поклялся я себе, то не в роли постороннего».

«У Капы нет случайных фотографий, неслучайны и запечатленные на снимках эмоции. Он умел снимать и движение, и радость, и горе. Его фотоаппарат мог улавливать мысль. Он запечатлел мир.» / Джон Стейнбек

Роберт Капа. Ретроспектива

Роберт Капа. Первая волна высадки американских войск в день D вблизи Колл Вилле-сюр-Мер (Omaha Beach), Нормандия, Франция, 6 июня 1944. Photograph by Robert Capa. © International Center of Photography/Magnum – Collection of the Hungarian National Museum

Правительство Москвы
Департамент культуры города Москвы
Мультимедиа Арт Музей, Москва /
Музей «Московский Дом Фотографии»
Министерство внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии
Институт Балашши – Венгерский культурный центр
Венгерский национальный музей, Будапешт

представляют выставку
В рамках Дней венгерской культуры в России

РОБЕРТ КАПА «РЕТРОСПЕКТИВА»

Официальные спонсоры Дней венгерской культуры в Росси:
Гедеон Рихтер, ОТП Банк

Выставка будет проходить с 19 мая по 19 июля
в Мультимедиа Арт Музее, Москва
ул. Остоженка, 16

В рамках Дней венгерской культуры в России МАММ представляет ретроспективу классика фоторепортажа, одного из основателей легендарного фотоагентства Magnum – Роберта Капы.

В экспозицию вошли 120 работ, которые в 2008 году Венгерский Национальный музей приобрел у Международного центра Фотографии Нью-Йорка. В их числе знаменитые военные фоторепортажи, которые Капа снимал на протяжении всей своей жизни, портреты звезд эпохи – Ингрид Бергман, Пабло Пикассо, Эрнеста Хемингуэя др., а также фотографии из поездки по СССР с близким другом, писателем Джоном Стейнбеком в 1947 году, ставшие основой их совместной книги «Русский дневник». «Он умел снимать и движение, и радость, и горе. Его фотоаппарат мог улавливать мысль. Он запечатлел мир», – вспоминал Стейнбек.

Роберт Капа, а точнее Андре Фридман (псевдоним Роберт Капа появится только в 1935 году) родился 22 октября 1913 года в еврейской семье, владевшей в Будапеште модным ателье. В подростковом возрасте он всерьез увлекся социалистическими идеями, благодаря поэту и художнику-авангардисту Людвигу Кассаку. Именно в это время Андре увидел фотографии американских фотографов-реформаторов: Якоба Августа Рииса и Льюиса Хайна, работы которых способствовали возникновению его интереса к фотографии.

Будущая звезда военного фоторепортажа страстно мечтал о карьере журналиста – это позволило бы совместить его любовь к литературе и увлечение политикой. К сожалению, в Европе начала 30-х годов, уже возникли фашистские и антисемитские настроения – руководство университета ограничивало прием студентов-евреев, кроме того, Андре Фридман принимал активное участие в уличных демонстрациях и однажды был арестован. Благодаря жене шефа полиции, клиентке ателье его матери, на следующий день он был освобожден из тюрьмы, но вынужден был покинуть Венгрию.

В 1931 году он приехал в Берлин и поступил в университет на факультет журналистики, но из-за отсутствия денег проучился в университете всего год, а затем устроился лаборантом в берлинское фотоагентство «Дефот». Через некоторое время руководство отправило его в Копенгаген сделать фоторепортаж с выступления Льва Троцкого перед студентами. Троцкий запретил вести фотосъемку, но молодому фоторепортеру все же удалось сделать несколько снимков. Это был его первый крупный репортаж, опубликованный во многих европейских изданиях.
После прихода к власти Гитлера, он был вынужден покинуть Германию и некоторое время скитался по Европе. Сначала уехал в Вену, затем перебрался в Будапешт, и в конце концов, обосновался в Париже, где и произошли встречи, навсегда изменившие его жизнь. Сначала он познакомился со своим соотечественником, фотографом Андре Кертешем, ставшим его другом и учителем, потом с Анри Картье-Брессоном, а в 1934 году – с Гердой Таро, которая стала не только его близкой подругой, но и личным менеджером.

В 1935 году молодой фотограф был командирован на съемки в Испанию, но, несмотря на то, что они прошли успешно, продать фотографии оказалось сложно. Во-первых, в это время в Париже работал его однофамилец, а в журналах указывалась только фамилия автора. А во-вторых, Фридман плохо владел французским и не мог полноценно отстаивать свои интересы при общении с редакторами парижских изданий.

Тогда Андре Фридман и Герда Таро придумали Роберта Капу – успешного, американского фотографа, автора скандальных снимков, и к тому же, по совместительству, владельца фотоагентства, в котором работали Таро, Фридман и Кертеш. Добившись признания во Франции, Капа и Таро уехали в США, где Роберт Капа был представлен уже как знаменитый и богатый французский фотожурналист. Обман вскоре раскрылся, но это было уже неважно, в мире уже знали и любили фотографа Роберта Капу.

Летом 1936 года в Испании началась гражданская война. В числе других журналистов Капа и Таро оказались в горах Сьерра-Морена, где происходили ожесточенные бои. 5 сентября 1936 года Роберт Капа сделал, возможно, свой самый знаменитый снимок. Во время очередной атаки Капа, практически вслепую, сфотографировал падающего, смертельно раненого солдата.
Фотография «Смерть республиканца», напечатанная журналом LIFE и другими крупными изданиями вызвала множество споров. Капа всем и всегда яростно отвечал, что на войне не должно быть постановочных кадров, а лучшей иллюстрацией является правда.

Во время Второй Мировой войны Капа был корреспондентом журнала LIFE. С 1940 по 1945 годы Роберт Капа по заказу журнала выполнял съемки на всех фронтах. В 1944 году он был единственным фотожурналистом, осветившим высадку союзнического десанта в Нормандии. В лондонской редакции LIFE по оплошности лаборанта практически вся съемка была испорчена, удалось спасти только одиннадцать кадров, которые были опубликованы в крупнейших мировых изданиях и сегодня являются классикой фоторепортажа.

В 1947 году Роберт Капа вместе с Анри Картье-Брессоном основали агентство Magnum Photo. На сегодняшний день оно по праву считается одним из самых известных фотоагентств в мире, но первое время оно постоянно оказывалось на грани банкротства. Капа и Картье-Брессон, сражаясь за свое детище очень много работали. В 1948 году, когда Египет, Сирия, Ливан, Иордания, Ирак, Саудовская Аравия и Йемен объявили войну недавно провозгласившему свою независимость Израилю, Капа отправился в зону военных действий. А год спустя Капа уже делал репортаж из Советского Союза.

Роберт Капа погиб 25 мая 1954 года от взрыва противопехотной мины в Индокитае, куда уехал на съемку по заданию журнала LIFE. С 1955 пресс-клуб США ежегодно вручает фотожурналистам «Золотую медаль Роберта Капы» за лучшие фоторепортажи, созданные с риском для жизни.

Роберт Капа/Robert Capa

Роберту Капе суждено было родиться в то смутное время, когда Европа переживала тяжёлые времена, когда зарождались многочисленные политические направления, и когда именно творческой личности можно было самореализоваться.

Роберт Капа (урожденный Андре Ерно Фридман), родился в семье евреев 22 октября в 1913 году в Будапеште. Учеба мальчику давалась нелегко, а время диктовало свои условия. Юноша довольно рано занялся политической деятельностью, благо времена были достаточно «смутными». Уже в 17-летнем возрасте Роберт Капа оказался в числе официально изгнанных из Венгрии бунтарей. И что удивительно — судьба привела его в Германию, где в 1931 году в Берлине он начинает изучать журналистику и социологию. Именно в это время, Роберт познает лишения, бедность и голод. Родители были не в состоянии помогать сыну ввиду банкротства, однако подобное положение вещей явилось толчком для его решения стать фотожурналистом. Устроившись в фотоагентство «Дефот», Роберт работал обыкновенным лаборантом-фотографом, но зарождающаяся страсть к сенсациям сделала свое дело. Собственно, сегодня его можно было бы назвать, пожалуй, первым фотографом-папарацци. В ноябре 1932 года он был командирован в Копенгаген в качестве фотокорреспондента на политические мероприятия, в которых принимал участие Лев Троцкий. Однако известный политик запретил какую-либо фотосъёмку митинга, усложнив выполнение задания. Но, талант есть талант! Роберт с успехом отснял необходимый материал, причем остался совершенно незамеченным. В дальнейшей карьере это, безусловно, сыграло решающую роль.

Robert Capa

Начало 30-х. Зарождающаяся «Новая Германия», с её новой идеологией и новыми порядками заставила Роберта Капу (на тот момент он еще был 20-летним парнишкой Андре Фридманом) бежать во Францию, которая всегда была пристанищем для представителей творческой богемы и интеллигенции. Именно в Париже, в 1934 году Роберт Капа впервые познал великое чувство любви, познакомившись с немкой Гердой Таро. Разумеется, она тоже была обладательницей бунтарской души и разума, а её политические взгляды (коммунистические) никак не «вписывались» в идеи нацистской Германии. Молодые люди жили более чем скромно, едва сводили концы с концами и, чтобы поправить свое материальное положение они придумали весьма оригинальный и достаточно рискованный выход — открыли собственное фотоагентство. Изобретательность влюбленных авантюристов заключалась в том, что они выступали в качестве якобы наёмных работников американского фотожурналиста Роберта Капа. Основным акцентом этой затеи стало имя, пусть даже и неизвестное, но все-таки американца, а не простого венгра, коим являлся на тот момент Андре. И что интересно — снимки неуловимого и вездесущего «американца» были невероятно востребованы, поскольку освещали самые интересные события подчас в необычном ракурсе. Так молодой фотограф Андре Ерно Фридман к 1934 г. стал Робертом Капа (имя было придумано его возлюбленной), а в 1935 г., получив определенное признание во Франции, молодые люди решились на следующую авантюру — в их планы входило покорение Нового света, где Роберт играл роль успешного французского фотожурналиста. Однако штаты встретили их весьма прохладно, и коммерческая деятельность закончилась, не успев начаться.

Robert Capa

Жить в тени чужой славы, а тем более в тени вымышленного героя было достаточно трудно и, когда основатель знаменитых журналов «Vogue» и «Vu» Люсьен Фогель раскрыл обман, жизнь теперь уже не Андре Ерно Фридмана, а Роберта Капа приобрела совершенно другой оттенок. Как он сам в последствие признавался, «Роберт Капа появился на свет в возрасте 22 лет в Париже». Дальнейшее развитие событий было продиктовано политическим противостоянием в Испании, куда молодой и отчаянный фотожурналист был командирован своим работодателем Люсьеном Фогелем. Пожалуй, этот этап в жизни Роберта Капы стал отправной точкой в карьере теперь уже не просто «шустрого» фотографа-авантюриста, а талантливого фоторепортера. Снимок, который Роберт Капа сделал утром 5-го сентября (Смерть Солдата Лоялиста или полное название «Лоялистский ополченец в момент смерти, Сьерра-Морена, 5 сентября 1936 года») облетел все самые знаменитые издания и прославил Роберта. Хотя на сегодняшний день возникло немало спорных моментов по-поводу этого снимка и существует предположение о постановочном происхождении единственного кадра, сделанного во время атаки республиканцев. Точка в этом затянувшемся споре не поставлена до сих пор, и не нам судить о подлинности снимка, ведь по сути своей Роберт Капа был действительно талантлив и заслужил признание не только этим кадром.

27 июля 1937 года Роберт Капа потерял не только свою возлюбленную, но и друга — Герда Таро погибла в Испании, где так же была в качестве фоторепортера. Как и положено, о неординарных людях ходит немало слухов. Так, есть сведения о том, что перед отъездом Герды Роберт сделал ей предложение, но получил отказ. Как знать, быть может это и было правдой…

А дальше Роберт Капа «с головой» ушел в работу. В 1938 г. он стал фотосвидетелем японской агрессии в Китае, освещал не только боевые действия, но и все последствия войны для простых людей. В 1939 г., узнав о начале Второй мировой войны, он вылетает в Лондон, где с 1940 г. по 1945 г. является штатным фотокорреспондентом журнала «Life». Будучи авантюристом по натуре, человеком, умеющим рисковать и получать от этого моральное удовлетворение, Роберт Капа старался быть в первых рядах на передовой, а его фоторепортаж о высадке союзников в Нормандии оказался эксклюзивным и единственным. Разумеется, он не был лишен чувства страха и нисколько не стеснялся рассказывать о своих эмоциях, которые переживал во время самых опасных командировок. Но ведь благодаря чувству самосохранения Роберт Капа и не погиб на ТОЙ войне и предоставил миру потрясающие и в то же время ужасающие кадры. По окончании войны, талантливый фоторепортер, получивший всемирное признание стал полноправным гражданином США. Роберт Капа надеялся, что больше никогда ему не придется освещать драматические военные события, и наивно верил в безмятежную жизнь известного фотохудожника. Однако столь «скушное» существование продлилось недолго. За это время Роберт Капа успел поработать на «Фабрике Грёз», что оставило у него достаточно негативные воспоминания, побывал в СССР и также остался недовольным «слишком правильным моральным режимом русских». Его бунтарская душа рвалась к совершенно другим вершинам, где должны были присутствовать риск, страх и эмоции…

1947 год ознаменовался основанием фотоагентсва «Магнум», где Роберт Капа вместе со своими друзьями (Джорджем Роджером, Девидом Сеймуром и Анри Картье-Брессоном) еле-еле сводили концы с концами. Сегодня же — это одно из самых знаменитых объединений фотографов-документалистов.

Не удивительно, что в 1948 году Капа оказался в очередной «горячей точке» — в молодом государстве Израиль. Ведь не стоит забывать, что Андре Ерно Фридман был евреем и судьба израильтян его, безусловно, волновала. Есть сведения о том, что он даже собирался перебраться в Израиль, однако этого не произошло.

50-е годы 20-го века в США стали нелегким временем для многих приверженцев левых прокоммунистических взглядов, начался печально известный период «Охоты на ведьм». Для того чтобы спасти американский филиал фотоагентсва «Магнум» от гонений, Роберту Капе пришлось перешагнуть не только через свои принципы, но, к сожалению, и через некоторых своих друзей. Сегодня нередко можно услышать обвинения в адрес фоторепортера, свидетельствующие о его тесной связи с определенными гос.службами, подвергавшими гонениям неугодных им граждан США. Если это действительно правдивые факты, то оправданием может быть желание Роберта спасти многих ценою потери избранных, а если ложь — то «Бог судья» тему, кто оклеветал этого по истине талантливого человека. Как это случается довольно часто, жизнь Роберта оборвалась трагически, на взлете, при исполнении своих обязанностей. Случилось это 25 мая на территории Индокитая, где фотожурналист освещал военные события. Хотя в тот раз военные действия его интересовали меньше, чем жизнь простых людей, вынужденных испытывать все тяготы и лишения войны. Он… подорвался на противопехотной мине. Известие о гибели Роберта Капа моментально облетело весь мир, друзья, сослуживцы и просто поклонники его таланта практически в один голос говорили о том, что фотожурналист сам приблизил свой конец, играя постоянно со смертью в опасные игры.


 


Источник: creativestudio.ru

Роберт Капа — биография и семья

Основоположник военной фотожурналистики

Он оставил потомкам фотографии с пяти войн: гражданской войны в Испании, второй китайско-японской войны, Второй мировой войны (европейский театр военных действий – Италия, Нормандия; кроме того, Лондон и Северная Африка), арабо-израильской войны 1948 года, а также первой войны в Индокитае. В 1947 году Капа стал одним из основателей организации ‘Magnum Photos’ – первого агентства для фотографов-фрилансеров со всего мира.

Роберт Капа (Эндре Эрнё Фридман) – фоторепортер, прославившийся своими фотографиями с мест военных действий. Он оставил потомкам фотографии с пяти войн: гражданской войны в Испании, второй китайско-японской войны, Второй мировой войны (европейский театр военных действий – Италия, Нормандия; кроме того, Лондон и Северная Африка), арабо-израильской войны 1948 года, а также первой войны в Индокитае. В 1947 году Капа стал одним из основателей организации ‘Magnum Photos’ – первого агентства для фотографов-фрилансеров со всего мира.

Фридман родился в Австро-Венгерской империи – в 1913 году Будапешт был одним из главных городов именно этого государства. В 1932 году Эрнст покинул родной город после того, как принял участие в антиправительственных манифестациях и был арестован.

Вообще Капа мечтал быть писателем, однако, перебравшись в Берлин, занялся фотографированием и вскоре искренне полюбил эту работу. В 1933 году он переехал в Париж: оставаться в немецкой столице при нацистах стало невозможным. Имя ‘Роберт Капа’ появилось как раз в эти годы: во-первых, оно было запоминающимся и могло помочь в карьере журналиста, во-вторых, оно звучало очень ‘по-американски’ – почти как имя режиссера Фрэнка Капры (хотя на самом деле ‘Капа’ — это ‘акула’ по-венгерски).

В 1936-1939 гг. Капа работал в Испан

ии, фотографируя ужасы гражданской войны, в 1938 он оказался в китайском городе Вухан, где снимал сопротивление японской агрессии.

Всемирная известность пришла к Роберту после кадра ‘Падающий солдат’: сраженный пулей испанский ополченец попал в кадр в момент своего падения. До сих пор идут споры о том, подлинный ли это кадр или постановочный (аргументы есть у обеих сторон), неизвестно также и точное место съемки (но это где-то возле Сьерра Муриано).

Бесспорно одно: это эмоционально невероятно сильный кадр.

Капа фотографировал в Испании достаточно много, однако, когда в 1939 году ему пришлось бежать из Европы, коллекция фотографий была утеряна. ‘Всплыла’ она только в конце 1990-х гг. в Мехико и в 2007 году наконец оказалась в Международном центре фотографии.

С началом Второй мировой Капа перебрался в Нью-Йорк: в Париже после его оккупации фотограф оставаться не мог.

Роберт снимал войну во всех ее проявлениях на разных участках европейского театра военных действий, работая для нескольких американских изданий и информационных агентств. В 1943 году он был в Неаполе, а в 1944 — в Нормандии, на месте высадки союзников.

Фотографии, сделанные в День ‘Д’, стали самыми знаменитыми кадрами Роберта Капы. Он высадился со второй волной штурмующих, вооруженный двумя фотоаппаратами ‘Contax II’ с

50-миллиметровыми объективами и несколькими пленками. В первые часы операции Капа сделал 106 фотографий; но служащий агентства ‘Life’, который через некоторое время проявлял эти пленки в Лондоне, ошибся – и испортил три с половиной пленки из четырех.

Из ста шести кадров сохранилось восемь.

Капа никак не комментировал этот инцидент.

После Второй мировой Капа вместе со своим другом, знаменитым писателем Джоном Стейнбеком, отправился в загадочный Советский Союз: Москва, Киев, Тбилиси, Батуми и только-только начавший подниматься из руин Сталинград. Стейнбек после этого путешествия написал книгу-репортаж ‘Русский журнал’, а фотографии Капы ее проиллюстрировали. Кстати, после основания Израиля Капа проехал по нему с Ирвином Шоу – и вновь писатель создал книгу об экзотической стране, а фотограф снабдил ее иллюстрациями.

В 1947 Капа стал одним из основателей ‘Magnum Photos’, а в 1951 году – президентом этой организации.

В начале 1950-х Капа приехал в Японию на выставку, связанную с деятельностью ‘Magnum Photos’. Этому событию предшествовали два других: несколькими годами ранее Роберт Капа поклялся больше никогда не фотографировать войны, а Франция увязла в войне в Индокитае. Второе из этих событий привело к предложению журнала ‘Life’ Роберту Капе: сделать несколько снимков и из этой зоны

оевых действий; о первом же Капа вспоминать не стал.

Вместе с двумя журналистами издания ‘Life’ Капа присоединился к французскому пехотному полку; 25 мая 1954, когда подразделение продвигалось через опасную территорию и оказалось под огнем, Роберт в погоне за кадром отошел в сторону и наступил на мину. Когда его нашли, он потерял ногу и получил ранение в грудь, но был еще жив.

Однако к тому моменту, как его доставили в госпиталь, Роберт Капа, один из самых знаменитых военных фотографов, умер.

Погиб с фотоаппаратом в руках.

Что касается личной жизни фоторепортера – в 1934 году он встретил Герду Похорилл, еврейку, бежавшую из Германии. Они вместе жили в Париже (где Фридман научил Герду искусству фотографии и они вместе придумали имя ‘Роберт Капа’ для него и ‘Герда Таро’ для нее) и вместе фотографировали в Испании в 1936 и 1937 г.

Говорят, они были помолвлены, но в 1937 году Герда была убита в одном из боев…

Капа был глубоко потрясен ее смертью и никогда не женился, хотя в 1943-1945 гг. встречался с Элейн Джастин, женой актера Джона Остина (в 1945 году она бросила Роберта), а в 1945-1946 гг. – с актрисой Ингрид Бергман (она пыталась склонить Капу к свадьбе и убедить его осесть в Голливуде, однако он не хотел ни первого, ни – особенно – второго, так что и эти отношения сошли на нет)


Роберт Капа Биография, жизнь и цитаты

Биография Роберта Капы

Детство и образование

Роберт Капа родился Эндре Фридманом в еврейской семье рабочего класса. Его родители, Дезё Фридманн и Юлианна Берковиц, владели салоном одежды в Пеште, Венгрия, где его отец работал портным. Его брат Корнел родился пятью годами позже.

У Капы было относительно счастливое детство, и хотя он не преуспевал в школе, он легко заводил друзей и обладал приветливым обаянием.Подростком он попал в группу студенческих активистов. Хотя он не был политически активным, его принадлежность к группе привлекла к нему внимание венгерской полиции, которая позже задержала его для допроса относительно его предполагаемых симпатий к коммунистам. Находясь под стражей, следователи избивали его, но в конце концов отпустили, когда не нашли за что осудить. Считается, что богатый и связанный клиент его отца организовал его освобождение при условии, что Капа немедленно покинет Венгрию.

Раннее обучение

В возрасте семнадцати лет Капа был вынужден покинуть страну. В 1931 году он прибыл в Берлин и быстро подал заявку и получил стипендию, чтобы начать изучение политологии в Немецкой высшей школе политики. Вскоре ему наскучили занятия, и он изо всех сил пытался заплатить за еду и жилье. Его родители больше не могли посылать ему деньги, и ему необходимо было найти способ обеспечить себя в финансовом отношении. Несмотря на свой интерес к журналистике, вместо этого он обратился к фотографии как к средству стабильного дохода.Объясняя свое решение, Капа заявил: «Пока я учился, средства моих родителей закончились, и я решил стать фотографом, что было ближе всего к журналистике для любого, кто оказался без языка». Друг познакомил Капу с фотографом Отто Умбером (Умбо), который дал ему работу в своем фотоагентстве Dephot (Deutscher Photodienst). Капа начал работать ассистентом фотолаборатории и быстро поднялся, научившись снимать на камеры агентства Leica. К лету 1932 года бросил колледж, чтобы продолжить карьеру фотографа.

В ноябре 1932 года Капа получил свое первое крупное задание от Дефо — сфотографировать лекцию Льва Троцкого в Копенгагене. Изображения Троцкого были частью крупной журнальной статьи, в которой его имя впервые упоминалось в титрах. Хотя количество его заданий увеличилось, он был вынужден покинуть Берлин в 1933 году с приходом к власти гитлеровской нацистской партии. Летом он получил разрешение вернуться в Венгрию, чтобы навестить свою семью, а через несколько месяцев поселился в Париже.

Первые месяцы Капы в Париже были непростыми.По словам журналиста Алекса Кершоу, он неоднократно был вынужден продать свою камеру Leica за деньги и даже пытался ловить рыбу в реке Сена для еды. В конце концов его удача изменилась, когда он встретил фотографа Дэвида «Чима» Сеймура в парижском кафе. Через Чима он познакомился с другим фотографом Анри Картье-Брессоном. Трое мужчин станут друзьями на всю жизнь.

Все еще пытаясь найти работу, судьба Капы начала меняться, когда его друг и бывший коллега по Дефо Саймон Гуттманн прибыл во Францию ​​и помог ему получить первое крупное задание после его переезда в Париж.Командировка привела Капу в Испанию, где он сфотографировал боксера Паолино Узкудуна и воздухоплавателя Эмилио Эрреру.

В это же время, в 1934 году, Капа познакомился с Гердой Похориллес (позже Гердой Таро), швейцаркой, жившей в Париже. Как и Капа, она бежала из Германии в прошлом году, когда к власти пришел Гитлер. Они быстро влюбились друг в друга и начали жить и работать вместе. Похориллес сыграл важную роль в изменении траектории карьеры Капы. Во время работы в международном фотоагентстве Alliance Photo она начала продвигать его фотографии как фотографии мифического американского деятеля по имени Боб Капа.Она продала его изображения в три раза дороже, чем средний европейский фотограф, утверждая, что они были сделаны известным американским фотографом, который считал, что французы будут платить слишком мало за его работу. Заинтригованные агентства начали покупать его фотографии. Только когда уловка была раскрыта, он был вынужден признаться и навсегда изменить свое имя на Роберт Капа. Вскоре после этого Герда Похориллес сменила фамилию на Таро. Брат Капы, Корнел, тоже фотограф, последовал примеру своего брата и сменил имя на Корнелл Капа.

После смены имени спрос на изображения Капы неуклонно рос. Работая внештатным фотографом, он получил множество заказов в Париже и его окрестностях. Его первое значительное назначение в качестве военного фотографа произошло в 1936 году, когда Люсьен Фогель из журнала Vu отправил его освещать гражданскую войну, бушующую в Испании. Он пошел с Таро, и они оба попали в авиакатастрофу, но, что примечательно, оба не пострадали. Именно в Испании в сентябре 1936 года он сделал свою знаменитую фотографию «Падающий солдат ».Об этом времени, сказал Капа, «чтобы делать снимки в Испании, не нужно никаких уловок. Вам не нужно позировать своей камерой. Фотографии есть, и вы просто их делаете. Правда — лучшая фотография, лучшая пропаганда. » Его освещение Гражданской войны в Испании привело к публикации в журнале Life в ноябре 1936 года, что положило начало длительным рабочим отношениям с журналом.

Несмотря на то, что пребывание в Испании было для Капы звездным часом в карьере, оно также было отмечено личной трагедией.Его партнерша Герда Таро, которая осталась в Испании, пока Капа уезжала в Париж по работе в июле 1937 года, погибла, когда машина, в которой она ехала, была сбита танком. Смерть Таро, которую многие считают первой женщиной-фотожурналисткой, погибшей во время освещения войны, глубоко повлияла на Капу. Измученный горем, он так и не смог полностью оправиться от потери, и, хотя у него было множество отношений, он так и не женился. Спустя годы, говоря о Таро, он часто называл ее своей женой. По словам Кершоу, «в глазах Анри Картье-Брессона это было, как если бы на Капу была наброшена завеса.Человек, который в конце концов появился из-за этого, был, как другие видели его, совсем другим: циничным, все более оппортунистическим, временами глубоко нигилистическим, боящимся привязанности, постоянно разбитым сердцем».

Зрелый период

После освещения войны в Испании карьера Капы пошла в гору.Начиная с начала 1938 года, он провел шесть месяцев в Китае, снимая документальный фильм о китайско-японской войне, а затем остался, чтобы сфотографировать действие, сняв первые в истории военные кадры в цвете.Затем он вернулся в Испанию, чтобы прикрыть падение страны перед генералом Франко. Находясь в Испании, он подружился с писателями Эрнестом Хемингуэем и Мартой Геллхорн, которые оба были там по заданию. Когда журнал Life опубликовал статью о пребывании Хемингуэя в Испании, в нее была включена серия фотографий Капы. К этому времени его работы были широко популярны, и в декабре 1938 года фоторепортаж с его изображениями раздираемой войной Испании включал заголовок «Величайший военный фотограф в мире: Роберт Капа». Много лет спустя, в 2007 году, в Мексике был обнаружен чемодан с примерно 4500 негативами времен Гражданской войны в Испании, сделанными Капой, Таро и Чимом.Считавшиеся утерянными с 1939 года, изображения и история, стоящая за ними, были предметом документального фильма Мексиканский чемодан и передвижной выставки в Международном центре фотографии (музей, основанный братом Роберта Капы Корнеллом).

В 1939 году, когда в Европе разразилась Вторая мировая война, Капа снова бежал от преследований и отправился в Нью-Йорк, чтобы навестить свою мать и брата, которые теперь жили там. Устроившись на работу в журнал Life , он провел несколько месяцев в командировке в Мексике, освещая их президентские выборы.Тем не менее жажда действий Капы не могла быть утолена, и в 1941 году он вернулся в Англию, чтобы начать освещать войну. Он был отправлен на фронт в марте 1943 года с союзными войсками в Северной Африке, а затем освещал боевые действия в Италии. Он сделал много важных фотографий во время войны, но самым известным был его снимок первой группы американских войск, высадившейся на берег в Нормандии в день «Д». Его последние снимки времен Второй мировой войны были сделаны, когда он прыгал с парашютом вместе с американскими войсками, чтобы захватить немецкий город Лейпциг.

Стресс войны и наблюдение за смертью людей в конечном итоге сказались на Капе. Помимо приступа малярии в Италии, он страдал от боевой усталости и депрессии. Но после многих лет освещения ужасов войны он был в восторге от того, что вместе с Эрнестом Хемингуэем освещал освобождение Парижа. Находясь в Париже, двое друзей поссорились из-за снимка, сделанного Капой, когда автор был брошен в канаву во время аварии. Хемингуэй чувствовал, что Капа должен был отступить, но вместо этого он остался и сфотографировал аварию, которую Хемингуэй воспринял как попытку выставить его дураком.Хотя они остались друзьями, они никогда больше не были так близки после этого инцидента.

Несмотря на серьезность работы Капы, он умел радоваться жизни и имел большую группу знаменитых друзей. Помимо дружбы с Хемингуэем и Геллхорном, он путешествовал с писателем Джоном Стейнбеком, тусовался с режиссером Джоном Хьюстоном и актером Джином Келли, знал Пабло Пикассо и его семью. У него также было множество романов с красивыми женщинами; в первую очередь его многолетний роман с тогдашней замужней Ингрид Бергман, с которой он познакомился в Париже.Хотя им приходилось скрывать свои отношения от общественности, он последовал за ней в Голливуд в 1946 году и стал гражданином США. В это время он написал свои мемуары «Слегка не в фокусе: иллюстрированные мемуары легендарного фотожурналиста о Второй мировой войне », которые он надеялся (но так и не удалось) превратить в сценарий.

Более поздний период

После недолгого пребывания в Голливуде, где он никогда не чувствовал себя как дома, Капа вернулся в Европу, стремясь вернуться к своей работе фотожурналистом.К этому времени он и его соратники устали от продолжающейся эксплуатации внештатных фотожурналистов крупными журналами. Капа и его друзья стремились изменить ситуацию после его возвращения в Париж. В 1947 году, работая с Анри Картье-Брессоном, Джорджем Роджером, Дэвидом «Чимом» Сеймуром и Уильямом Вандивером, он основал Magnum Photos, совместное фотоагентство, которое позволяло его членам сохранять авторские права на свои собственные изображения. Что касается создания Magnum, он позже заявил: «Зачем эксплуатировать других? Давайте эксплуатировать себя.» Magnum Photos, в которую сейчас входят почти сто фотографов со всего мира, существует до сих пор и продолжает продвигать работу и наследие Капы. Израиль, чтобы задокументировать независимость страны и последующие боевые действия, которые начались в последующие дни. Фотографии, которые он сделал в России, в конечном итоге привели его к проблемам с правительством. Что еще хуже, деньги, которые он заработал на продаже своих российских фотографий Ladies’ Home Journal привлекло внимание ФБР.С 1930-х годов на него вели досье, в котором ставились под сомнение его связи с коммунизмом. Российских фотографий, кажется, было достаточно, чтобы заслуживать дальнейшего изучения. В результате в 1953 году действие его паспорта было приостановлено США на несколько месяцев, что ограничило его трудоспособность. Позже он был вынужден сделать официальное заявление ФБР о том, что он никогда не был членом коммунистической партии. В конце концов его паспорт был обновлен с ограничением, что он больше не может посещать страны «железного занавеса».Этот неприятный опыт усугублялся его сильной болью в спине и кратковременной госпитализацией.

Последнее крупное назначение Капы началось в апреле 1954 года, когда он отправился в Японию, чтобы работать в Mainichi Press. Там он получил предложение от журнала Life в заменить фотографа для освещения войны французов в Индокитае. Хотя он устал освещать войну и ее зверства, он принял это задание. Во время путешествия с конвоем в дельте Красной реки (Вьетнам) Капа был убит на мине, когда он фотографировал солдат, продвигающихся по полю.Ему было сорок лет. В конце концов, Капа умер, так как провел большую часть своей карьеры: на передовой со своей камерой. Как заявил после своей смерти генерал Рене Коньи, «Капа пал как солдат среди солдат».

Наследие Роберта Капы

Роберт Капа определил, что значит быть военным фотографом, заложив основу для будущих поколений фотожурналистов, работающих в полевых условиях. По словам журналиста Алекса Кершоу, «Капа был первым фотографом, который сделал фотожурналистику гламурной и сексуальной.» Он был не только одним из первых фотографов, принесших свою камеру на поле боя, он также часто оказывался в войсках, путешествуя с ними из одной зоны боевых действий в другую. Его близость к историям, которые он рассказывал через свои фотографии, преуспела в показывая реалии войны и конфликта зрителю с неслыханной ранее непосредственностью. Эта близость также, что важно, сигнализировала о самых реальных опасностях жизни военного фотографа. Отчасти то, что делало изображения Капы такими мощными и визуально привлекательными, было его способность очеловечивать своих подданных и рассказывать что-то из их историй.Именно этот подход стал определять фотожурналистику в последующие годы.

Другим, не менее важным аспектом наследия Капы было создание Magnum Photos. По-прежнему процветающее сегодня Magnum Photos, коллективное фотоагентство, которое предоставляет изображения для изданий по всему миру, позволило фотографам-фрилансерам лучше контролировать свои изображения, то, как они используются, и деньги, полученные от них. В Magnum наследие Капы все еще живо. Его влияние можно увидеть в следующем поколении фотографов Magnum, включая Еву Арнольд, Эллиота Эрвитта, Берта Глинна, Инге Морат, Марка Рибу и таких современных фотографов, как Сьюзен Мейселас, Тим Хетерингтон, Филип Джонс-Гриффитс, Дон Маккаллин и Джеймс. Нахтвей.

Роберт Капа | Американский фотограф

Роберт Капа , настоящее имя (венгерская форма) Фридманн Эндре Эрнё , (род. 1913, Будапешт, Венгрия — умер 25 мая 1954, Тай Бинь, Вьетнам), фотограф, чьи изображения войны сделали его одним из величайших фотожурналистов. ХХ века.

В 1931 и 1932 годах Капа работал в немецком фотоагентстве Dephot, прежде чем обосноваться в Париже, где он взял себе имя Роберт Капа. Он впервые прославился как военный корреспондент во время гражданской войны в Испании.К 1936 году его зрелый стиль полностью проявился в мрачных, крупных планах смерти, таких как Солдат-лоялист, Испания . Такие непосредственные образы воплощали известное изречение Капы: «Если ваши фотографии недостаточно хороши, значит, вы недостаточно близки». Во время Второй мировой войны он освещал большую часть ожесточенных боев в Африке, Сицилии и Италии для журнала Life , а его фотографии вторжения в Нормандию стали одними из самых запоминающихся за всю войну.

Роберт Капа.

London Express/Hulton Archive/Getty Images

Приняв присягу в качестве гражданина США в 1946 году, Капа в 1947 году вместе с фотографами Анри Картье-Брессоном и Дэвидом («Чим») Сеймуром основал Magnum Photos, первую совместное агентство международных фотографов-фрилансеров.Хотя он освещал боевые действия в Палестине в 1948 году, большую часть времени Капа проводил, помогая новым членам Magnum и продавая их работы. Он работал директором офиса Magnum в Париже с 1950 по 1953 год. В 1954 году Капа вызвался фотографировать войну во Франции в Индокитае для Life и был убит фугасом во время выполнения задания. Его безвременная смерть помогла закрепить за ним посмертную репутацию бесстрашного фотожурналиста. Публикации с его фотографиями включают «Смерть в процессе создания» (1937 г.), «Слегка не в фокусе» (1947 г.), «Образы войны» (1964 г.), «Дети войны», «Дети мира» (1991 г.) и Роберт. Капа: Фотографии (1996).

Эта статья была недавно отредактирована и обновлена ​​Эми Тикканен.

Роберт Капа | Международный зал славы фотографии

Эндре был хорошим учеником, но очень независимым. Он и его друзья бродили по улицам. У одной девушки, которую он очень любил, Евы Беснё, был фотоаппарат. Следуя за ней с камерой, они стали друзьями. Ее влияние на него было безошибочным. Однажды она написала об Эндре: «Он был хорошим парнем. Если бы вы ему нравились, он бы сделал для вас что-то.Он был теплым, но в нем также была приятная нотка иронии. Очень умный и стремящийся учиться, острый ум, но не слишком бескомпромиссный. Немного цинично. Он был очень забавным и умел рассказывать интересные вещи — смешно и преувеличенно. Жизнь была слишком скучна для него. Он сделал это более интересным». Еще одно большое влияние на его жизнь оказал Лайош Кассак. Ричард Уилан писал, что «Кассак сформулировал политическую философию, которая была демократической, эгалитарной, пацифистской, полуколлективистской, прорабочей, антиавторитарной и антифашистской, с сильным акцентом на достоинстве человека и правах личность в обществе.Банди (прозвище Эндре) должен был принять эту либеральную, недогматичную философию и поддерживать ее до конца своей жизни». Под влиянием обоих этих факторов Эндре решил стать журналистом.

12 июля 1931 года Эндре покинул Венгрию из-за своей политической принадлежности и потому, что он знал, что остальная часть его жизни не там. Через три недели он прибыл в Берлин и работал ассистентом фотолаборатории в журнальном агентстве. Его первым заданием за пределами фотолаборатории было освещение политического митинга.Фотокорреспондентам запретили, но он решил спрятать 35-мм камеру и снимать незаметно. Изображения были опубликованы, и его карьера началась. Он продолжал работать и изучать политологию в Берлине, пока приход Гитлера к власти снова не заставил его покинуть страну. С 1933 по 1939 год работал внештатным фотографом в Париже. Он и его спутница Герда Таро, тоже фотожурналист, пытались продать свои фотографии. Именно тогда он решил, что его изображения были бы более ценными, если бы их сделал признанный американский фотограф, поэтому они с Таро просто придумали этого фотографа и назвали его Роберт Капа.Удивительно, но это сработало, и изображения Капы продавались по 150 франков каждое, что было больше, чем обычно. Обман вскоре был раскрыт редактором Vue. Однако это не дало ему ничего, кроме продвижения по службе, и вскоре его отправили в Испанию для освещения Гражданской войны в Испании. Он и Герда отправились в Испанию, где она умерла, и Капа сделал одну из своих самых известных фотографий «Смерть солдата-лоялиста». Впервые в истории на пленку попал человек, в абсолютный момент смерти которого только что сразила пуля.Эта фотография произвела на публику большее впечатление, чем любая военная фотография в истории. Основываясь на этом образе, Капа разработал свою философию: «Если ваши фотографии недостаточно хороши, вы недостаточно близки».

3 декабря 1938 г. газета Picture Post опубликовала снимки испанской войны и объявила Роберта Капу «величайшим военным фотографом в мире». За свою короткую жизнь Капа задокументировал пять войн, нестабильные выборы и официальное основание государства Израиль. Во время Второй мировой войны он сопровождал первую волну солдат, высадившихся на пляже Омаха в день «Д».Когда вокруг него летели пули и умирали солдаты, ему все же удалось выставить несколько рулонов пленки. Он описывает свой опыт так: «Пули пробивали воду вокруг меня, и я направился к ближайшему стальному препятствию. Было еще очень рано и очень серо для хороших снимков, но серая вода и серое небо сделали маленьких человечков, уворачивающихся от сюрреалистических замыслов гитлеровского мозгового траста по борьбе с вторжением, очень эффективными». Однако сохранились только 11 негативов. Чрезмерно нетерпеливый ассистент фотолаборатории в Life включил нагрев сушильного шкафа, и он расплавил большинство негативов.В перерывах между заданиями Капа жил в номере отеля «Ланкастер» в Париже. Среди его друзей были Эрнест Хемингуэй, Джон Стейнбек, Ирвин Шоу, Пабло Пикассо, Анри Картье-Брессон и другие. Картье-Брессон писал о своем друге: «Для меня Капа носил ослепительный костюм матадора, но никогда не стремился убивать; великий игрок, он щедро дрался за себя и за других в вихре. Судьба решила, что он будет повержен на пике своей славы».

Вместе с Картье-Брессоном, Дэвидом Сеймуром и Джорджем Роджером Капа был одним из основателей Magnum и занимал пост президента с 1948 по 1954 год.Magnum был создан как фотоагентство для защиты прав фотографов. Организация действует и сегодня.

Выполняя задание «Жизнь в Индокитае» в 1954 году, Капа наступил на мину и мгновенно погиб, все еще сжимая камеру.

Роберт Капа ненавидел войну. Однажды он сказал: «Самое горячее желание военного фотографа — безработица. Не всегда легко оставаться в стороне и быть не в состоянии делать что-либо, кроме как записывать страдания вокруг себя».

Капа был предметом многих книг, писал тексты и фотографировал для других и был представлен на многочисленных персональных выставках.Он был занесен в Международный зал славы и музей фотографии в 1976 году.

Фотография Роберта Капы

Портрет Роберта Капы с сигаретой. (Фото Альфреда Эйзенштадта/The LIFE Picture Collection © Meredith Corporation)

Роберт Капа (1913–1954) был выдающимся военным фотографом своего времени и одной из самых притягательных фигур. Совершенно верно, что этот венгерский эмигрант, Эндре Фридманн, сговорился в 30-х годах создать лихой образ Роберта Капы, а затем расширил его до тех пор, пока Роберт Капа не стал больше, чем жизнь — во время гражданской войны в Испании, в Китае, освещая борьбу против Японии, с У.войска С. в Северной Африке и Италии, а также на страшном пляже в Нормандии в день «Д». Все это от человека, который ненавидел войну: «Самое горячее желание военного фотографа — безработица». Но всегда есть еще одна война. Проработав штатным фотографом LIFE с 1944 по 1946 год, Капа стал соучредителем Magnum Photos в 1947 году. В 1954 году он был в Японии с выставкой Magnum, когда LIFE понадобился фотограф в Индокитае. Роберт Капа, конечно, вызвался добровольцем, но его там убьют на задании, наступив на фугас.Его брат, фотограф Корнелл Капа, сказал: «Он умер на неважной дороге, в неважном действии. Это должно было быть судьбой для него, чтобы сделать это». Он умер с фотоаппаратом в руках.

Роберт Капа с парашютом и снаряжением перед прыжком в войска во время Второй мировой войны. (Фото Роберта Капы/The LIFE Picture Collection © Meredith Corporation)

Капа был с первой волной солдат союзников, атаковавших пляж Омаха в день «Д».Он отснял четыре рулона пленки. Однако фотоассистент испортил все изображения, кроме 11. К счастью, горстки уцелевших было более чем достаточно, чтобы отразить массовое нападение. Капа разделял страхи и усталость людей, которых он сопровождал. Во время одной кампании он просто повторял себе: «Я хочу гулять под калифорнийским солнцем и носить белые туфли и белые брюки».

—Адаптировано из The Great LIFE Photographers

.

Роберт Киркланд играет в баскетбол.(Фото Роберта Капы/The LIFE Picture Collection © Meredith Corporation)

Актриса Таллула Бэнкхед на прослушивании в Театре Бартера с режиссером Робертом Портерфилдом. (Фото Роберта Капы/The LIFE Picture Collection © Meredith Corporation)

Роберт Капа и Герда Таро: любовь во время войны | Фотография

Все начинается с фотографии. В 1934 году бедному венгерскому фотографу Андре Фридманну, живущему в изгнании в Париже, поручают сделать рекламные снимки для рекламного буклета швейцарской компании по страхованию жизни.В поисках потенциальных моделей он подходит к молодой беженке из Швейцарии Рут Серф в кафе на левом берегу и убеждает ее позировать ему в парке Монпарнас.

Поскольку она не полностью доверяет неопрятной юной прелестнице, Рут приводит с собой свою подругу Герту Похорилле, миниатюрную рыжеволосую девушку с обаятельной улыбкой и уверенными манерами. Так начинаются самые знаковые отношения в истории фотографии, переплетенная и сложная история радикальной политики, богемы и храбрости, которая за прошедшие годы приобрела оттенок современного мифа.

Вместе Андре Фридманн и Герта Похорилле изменили свои имена и свою судьбу, став Робертом Капой и Гердой Таро, самыми знаменитыми визуальными летописцами гражданской войны в Испании. Вместе они также изменили природу военной фотографии, заново изобретя форму, которая находит отклик и по сей день. Капа стал самым известным из них двоих и, возможно, самым известным военным фотографом 20-го века благодаря своим интуитивным фотографиям высадки в день «Д» на пляже Омаха в Нормандии.Его самая известная цитата стала изречением, по которому работали последующие поколения военных фотографов: «Если ваши снимки недостаточно хороши, вы недостаточно близки».

Этот смелый, но дерзкий подход к съемке происходящего изнутри стоил жизни Герде Таро и Роберту Капе — первый погиб на передовой гражданской войны в Испании в 1937 году; последний подорвался на фугасе в Индокитае в 1954 году. Миф о Роберте Капе и Герде Таро продолжает стремительно развиваться сегодня, когда в Великобритании был опубликован роман испанской писательницы и учительницы Сусаны Фортес под названием « В ожидании Роберта Капы ».Книга получила желанную премию Premio Fernando Lara в Испании после ее первой публикации в 2009 году и с тех пор была переведена на 20 языков; права на экранизацию были куплены Майклом Манном, отмеченным наградами режиссером фильмов Heat (1995), The Insider (1999) и Public Enemies (2009). Короткий роман Фортеса, по сути, представляет собой исторический роман, в котором основное внимание уделяется отношениям между Капой и Таро. В то время как исторические настройки точны, Фортес буквально вкладывает слова в каждый из их уст, представляя разговоры, мысли и дебаты, а также подчеркивая как обреченную романтику, так и безрассудную богемность того времени.

С гражданской войной в Испании в качестве основного фона повествование представляет собой непростое, иногда неловкое слияние фактов и вымысла, и почти наверняка оскорбит многих хранителей репутации как Капы, так и Таро, так же как, без сомнения, войдет в мейнстрим. кинозрителей, если по нему будет снят голливудский фильм. «Я старалась очень уважительно относиться к фактам — биографическим данным, местам и т. д.», — говорит Фортес, когда я связываюсь с ней в Испании, где она находится в туре по рекламе книги.«Я перерыла все, что смогла найти: письма, воспоминания, биографии… Но чтобы роман дышал, нужно строить души для своих персонажей. Это отражается в диалогах, литературном напряжении, юморе, драках, страсти. , секс, смешанные чувства. Другими словами, жизнь. Это часть работы романиста. Каждый всегда пишет одной ногой на земле, а другой в воздухе. Это единственный способ идти по пути ».

Однако, когда я упоминаю книгу Джимми Фоксу — опытному историку фотографии и бывшему директору знаменитого агентства Magnum, которое Капа основал вместе с Анри Картье-Брессоном, — он говорит: «Я был встревожен романом.Он был таким трепещущим и сладким. Я думаю, что неправильно превозносить романтику таким образом. Капа был ярким парнем, большим пьяницей и бабником, у которого было так много любовников, в том числе Ингрид Бергман. Таро нашла любовь всей своей жизни в Теде Аллане, человеке, который был с ней, когда она была смертельно ранена. Но, конечно, это не так точно вписывается в большую упрощенную романтическую версию».

Независимый режиссер Триша Зифф, снявшая фильм Мексиканский чемодан (2010) об обнаружении Капой, Таро и Дэвидом клада невидимых негативов. Чим» Сеймур соглашается.» В ожидании Роберта Капы  — это роман, основанный на романе, но это также и роман, основанный на романе. Если он станет голливудским фильмом, миф, несомненно, возьмет верх».

Если и есть что-то, с чем согласны все эксперты, так это то, что отношения Роберта Капы и Герды Таро не были прямолинейными. Вскоре после их первой встречи молодого Андре Фридмана отправили в Испанию по заданию берлинского фотожурнала. Впоследствии он сфотографировал шествие Страстной недели в Севилье и описал празднества Герте Похорилле в письме, в котором также упомянул, как много он думал о ней.По возвращении он провел летние каникулы на юге Франции с Гертой и ее друзьями. По словам Рут Серф, цитируемой в книге Алекса Кершоу «Кровь и шампанское: жизнь и времена Роберта Капы », пара «влюбилась на юге Франции», несмотря на ее подозрения в том, что он «мошенник и бабник». Если юная Герта была очарована его своенравием, то его, в свою очередь, покорил ее независимый дух. «Это была женщина, — пишет Кершоу, — которая не душила его своей привязанностью и которая так же не стыдилась своей сексуальности, как и осознавала свой статус аутсайдера в Париже как немецкая еврейка.В этом суть взаимного влечения пары: их общий радикализм и острое чувство изгнания. Фридман уехал из своей родной Венгрии в Берлин в 1931 году, вскоре после его ареста тайной полицией за левацкую студенческую активность. В феврале 1933 года, в возрасте 19 лет. , он бежал из Берлина, когда Гитлер пришел к власти, отправился в Вену, затем вернулся домой в Будапешт, а затем навсегда покинул Венгрию в сентябре, чтобы жить в нищете в Париже, где он встретил Похорилле в тот роковой день в 1934 году.

К тому времени, она тоже пережила радикальную политику, аресты и бегство.Родившийся в семье буржуа в Штутгарте в 1910 году, Похорилле вступил в молодую коммунистическую организацию и примерно в то же время, когда Фридман бежал из Берлина, распространял антинацистские листовки и расклеивал коммунистические пропагандистские плакаты на стенах под покровом темноты. Она была арестована нацистами 19 марта 1933 года и допрошена о предполагаемом заговоре большевиков с целью свержения Гитлера.

После освобождения она воспользовалась поддельным паспортом, чтобы по суше добраться до Парижа, где за ней присматривала коммунистическая сеть.И Андре Фридман, и Герта Похорилле, хотя и были еще молоды, когда встретились, уже были опытными активистами и изгнанниками, намереваясь создать для себя новую жизнь, оставаясь при этом верными своим радикальным левым корням.

Хотя Фридманн редко мог позволить себе купить пленку и ему часто приходилось закладывать свою камеру, чтобы выжить в Париже, он обучил Похорилле основам фотографии и нашел для нее работу в недавно созданном фотоагентстве Alliance Photo. И она, казалось, заякорила его — по крайней мере, на время.«Без Герты Андре бы не добился успеха», — сказала Кершоу покойная Ева Бесньо, еще один венгерский фотограф, который вращался в тех же богемных кругах Берлина. «Она подняла его, дала ему направление. Он никогда не хотел обычной жизни, и поэтому, когда что-то не ладилось, он пил и играл в карты. Ему было плохо, когда они встретились, и, может быть, без нее все было бы стал для него концом».

Когда фотографическая карьера Фридмана неуверенно пошла в гору в Париже, его младший брат Корнелл присоединился к нему, проявляя фотографии, сделанные Андре, а также фотографии его друзей, Анри Картье-Брессона и Дэвида «Шима» Сеймура, в затемненной ванной комнате в отель с видом на знаменитое кафе дю Дом.Именно там трое фотографов смешались с философами, писателями и художниками, пили и мечтали о лучших временах. Примерно в это же время Андре Фридманн и Герта Похорилле стали Робертом Капой и Гердой Таро в общем акте самопознания, который и сегодня кажется смелым.

Впервые кто-либо услышал о Роберте Капе, когда пара появилась в офисе Alliance Photo и объявила, что они обнаружили известного американского фотографа с таким именем. Вскоре пара обнаружила, что может продавать фотографии, приписываемые вымышленному Капе, французским фотоагентствам в три раза дороже, чем фотографии Фридмана, — таков был статус, предоставленный приезжим американским фотографам.Их совместная уловка вскоре была раскрыта, но псевдонимы остались на месте. В своем эссе для каталога выставки Герда Таро: Архив , опубликованного в 2007 году, Ирме Шабер отмечает: «Таро и Капа не просто реагировали на свое шаткое экономическое положение. Они также реагировали на антисемитизм Германии и растущую антипатию к по отношению к иностранцам во Франции. И чтобы избежать позора, связанного с тем, что они беженцы, они отвергли все этнические или религиозные ярлыки».

Если их совместное переосмысление было первым важным фактором в драматической траектории Роберта Капы и Герды Таро, вторым было их решение вместе отправиться в Испанию в 1936 году, чтобы прикрывать республиканское сопротивление фашистским повстанцам Франко.Как и многие писатели и художники, включая Джорджа Оруэлла и Андре Мальро, они отправились туда по политическим убеждениям и презирали любое понятие журналистской отстраненности. Борьба с фашизмом была в очень реальном и личном смысле их борьбой, учитывая их историю изгнания и беженцев, а гражданская война в Испании была буквальным и метафорическим фронтом этой битвы.

Это было приключение, которое едва не закончилось, едва начавшись, когда самолет, нанятый французским журналом Vu , чтобы доставить их в Барселону, совершил аварийную посадку в поле на окраине города.Пара добралась до Барселоны, чтобы увидеть сцены брожения и беспорядка, когда анархистские силы захватили город. Там они фотографировали молодых республиканцев, уезжающих из Барселоны на фронт. Затем в сентябре они сами отправились на фронт, прибыв в деревню Серро Муриано недалеко от Кордовы, где они обнаружили и сфотографировали толпы жителей, бегущих из своих домов, когда фашисты обстреляли деревню. На одной из известных серий снимков Капа запечатлел Таро, присевшего с камерой в руке за стеной рядом с солдатом-республиканцем.На другом, еще более известном снимке, пожалуй, самом известном военном фотоснимке Капа запечатлел ополченца в самый момент его гибели от снайперской пули.

В эту долю секунды родилась легенда о Роберте Капе, военном фотографе, и спустя десятилетия тот же самый снимок станет центром дебатов, которые все еще кипят, об этичности и правдивости военной фотографии. В В ожидании Роберта Капы Фортес пишет: « Смерть лоялиста-ополченца содержал всю драму картины Гойи Третье мая 1808 , всю ярость, которую Герника позже проявит… Его сила, как и все символы , заключался не только в изображении, но и в том, что оно представляло.Фортес также представляет, как Таро осторожно пытается выяснить у Капы, что на самом деле произошло в тот день, и тот отвечает: «Мы просто дурачились, вот и все. Возможно, я жаловался, что все слишком спокойно и нечего фотографировать. Затем несколько мужчин побежали вниз по склону, и я тоже присоединился к ним. Мы поднимались и спускались с горы несколько раз. Мы все чувствовали себя хорошо. Смеющийся. Стреляли в воздух. Я сделал несколько фотографий…»

Хотя контекст фотографии все еще оспаривается, воображаемый разговор действительно описывает то, что, вероятно, произошло в тот день, как раз перед тем, как франкистский снайпер открыл ответный огонь из-за холма, убив ополченца, который бежал вниз с холма для Камера Капы.«Люди хотят правды от военной фотографии больше, чем от любой другой фотографии, — говорит Джимми Фокс, фоторедактор Magnum, работавший с такими людьми, как Дон Маккаллин и Филип Джонс Гриффитс, — но плоская поверхность изображения не является реальностью и никогда не может быть».

В Испании Капа вскоре приобрел репутацию фотографа, который делал фотографии, несмотря ни на что, задавая тон военным репортажам, какими мы их знаем сейчас. Таро тоже часто видели бегущей через линию фронта со своей камерой, ее храбрость сочеталась с ее безрассудством.Она путешествовала туда и обратно на передовую, снимая то, что видела, часто движимая смесью человечности, политической приверженности и проницательного понимания силы фотографии формировать общественное мнение.

На протяжении 1937 года Таро побывала на нескольких линиях фронта, либо с Капой, либо в одиночку. Им удалось вернуться в Париж на короткий отпуск в июле того же года, отпраздновав День взятия Бастилии танцами на улицах под Сакре-Кер и, по словам Шабера, вынашивая «большие планы на будущее».Затем Таро вернулась в Испанию одна, несмотря на растущее беспокойство ее друзей, которые, увидев ее недавние фотографии боев, опасались за ее безопасность.

Вопреки запрету на выезд журналистов на фронт, она снова отправилась в Брюнете с канадским журналистом Тедом Алланом, своим близким другом, попутчиком и будущим любовником. Согласно дневникам Аллана, написанным позже, они проводили «утро, день и вечер вместе, гоняясь за историями… В течение трех или четырех недель мы были постоянными товарищами.И, наконец, однажды днем ​​мы оказались в ее гостиничном номере». Она сказала Аллану: «Капа — мой друг, мой copain », и сказала, что, возможно, поедет с ним в Китай. «Ничего не решено», — написал Аллан. «Всё было возможно».

В воскресенье, 25 июля, пара оказалась в ловушке в окопе недалеко от Брюнете, когда вокруг них безжалостно падали бомбы. Таро продолжала фотографировать, часто держа камеру высоко над головой, чтобы запечатлеть кровавую бойню. Аллан защищал ее пленочной камерой, когда вокруг них падали осколки и камни.Затем, когда республиканские войска начали уходить из этого района, Таро и Аллан выбежали из окопа и сели на подножку автомобиля, в то время как самолеты продолжали обстреливать отступающую колонну. В суматохе машину протаранил вышедший из-под контроля республиканский танк, и пара была брошена в грязь. Доставленная в ближайший полевой госпиталь, Таро скончалась от полученных травм рано утром следующего дня. Ей было 26. Раненый Аллан больше не видел ее. По словам Ирэн Голден, дежурной медсестры, ее последними словами были: «Они позаботились о моей камере?»

На похоронах Герды Таро в Париже присутствовали десятки тысяч скорбящих, в том числе Капа, Чим и Тед Аллан.Организованный французской коммунистической партией, объявившей ее своей, он стал, как выразился Шабер, «ярким проявлением международной солидарности с Испанской республикой». После смерти Герда Таро стала героем. Роберт Капа стал самым знаменитым и мифологизированным военным фотографом века, пока он тоже не погиб в бою в Индокитае в 1954 году в возрасте 40 лет. «Он никогда не говорил о ней», — говорит фотограф Ата Кандо в году. Мексиканский чемодан .

Герда Таро теперь полностью вышла из тени Капы и стала самостоятельным важным фотографом. Многие фотографии, приписываемые ему (первоначально у них была общая подпись CAPA), теперь идентифицированы как ее. «Она была женщиной-первопроходцем и как фотограф, и как политический активист», — говорит Зифф. «Она была очень раскрепощенной для своего времени, ставя свою работу выше любой более традиционной женской роли. Она заново изобрела себя, но миф о Капе был настолько силен, что, даже когда она умерла, некоторые газеты описывали ее как жену Роберта Капы.Их жизни были переплетены, но она была очень собственной женщиной, и он знал это. Они оба верили, что их фотографии могут изменить мир и изменить образ мышления людей. И это сделали их фотографии». опубликовано Abrams, 24,99 фунтов стерлингов и В ожидании Роберта Капы Сусаны Фортес опубликовано HarperPress

Фотография Роберта Капы

Родившийся Андре Фридманн в 1913 году в Будапеште, Роберт Капа помнят как одного из величайших военных фотографов. ХХ века.Мы изучаем работу и жизнь этого влиятельного фотографа, исследуем его непростые отношения с войной, а также рассказываем о событиях, происходящих в мире в честь 100-летия Капы.

Маленькая девочка отдыхает во время эвакуации города, Барселона, 1939 год | © Robert Capa/Magnum Photos

Жизнь Роберта Капы окружает определенная аура, полная величия, печали и тайны. Военный фотограф, который ненавидел войну, Капа сказал: «Самое горячее желание военного фотографа — это безработица».Именно фотография войны позволила ему влиять на мир, но, к сожалению, она также оборвала его жизнь, когда он погиб от фугаса в 1954 году в возрасте 40 лет. Открывая миру многогранный опыт пяти отдельных войн, Капа работа до сих пор считается одной из самых влиятельных фотографий войны, которые когда-либо были сделаны.

Роберт Капа родился в еврейской семье в Венгрии по имени Андре Фридман в 1913 году, но в возрасте 18 лет уехал из Будапешта, чтобы работать в Берлине.Работая ассистентом в темной комнате, его жизнь в Германии подошла к концу с подъемом фашизма, и он переехал в Париж, надеясь продолжить свою желанную карьеру в качестве внештатного журналиста. Во Франции Фридман изо всех сил пытался найти работу, пока — с помощью Герды Таро — он не создал для себя новую личность: Роберт Капа. Рекламируя себя как «известного» американского фотографа, Капа смог получить работу фотожурналиста, и его первое задание привело его в Данию, чтобы сфотографировать речь Льва Троцкого «В защиту Октября».Однако именно его более поздние фотографии Гражданской войны в Испании (1936-1939) действительно привлекли внимание всего мира. Во время этого конфликта Капа сделал свою печально известную фотографию «Смерть солдата-лоялиста» . Этот образ, по-видимому, запечатлевший момент смерти, одновременно ужасает и завораживает, удерживая внимание зрителя, поскольку трагический момент постоянно запечатлен в неподвижном движении. Эта фотография была предметом многочисленных споров, и многие скептики использовали криминалистическую экспертизу изображения, чтобы определить, что местонахождение фотографии отличается от того, где оно, как утверждается, находится.С этим открытием многие утверждали, что фото было постановочным. Эти дебаты придают фотографии дополнительную ауру; фотография смерти и войны, а также подлинности и символизма, предмета и скандала сделали эту фотографию одной из самых критически обсуждаемых фотографий всех времен.

Высадка американского десанта на пляже Омаха, Нормандия, 6 июня 1944 года | © Robert Capa/Magnum Photos

За свою карьеру военного фотожурналиста Капа стал свидетелем пяти отдельных войн: Гражданской войны в Испании, Второй китайско-японской войны, Второй мировой войны, арабо-израильской войны 1948 года и Первой войны в Индокитае.В этих конфликтах Капа запечатлел поразительный спектр переживаний: от вызывающих страх образов с линии фронта в битве за Нормандию до празднования освобождения Парижа и от последствий войны для мирных жителей до солдат, которые остаются мертвыми в по следам разрушения. Сообщается, что под влиянием чудовищ, свидетелем которых он был из первых рук, Капа сказал, что перестанет сообщать о войне и что он никогда не верил в другой конфликт после Второй мировой войны. Однако он продолжал освещать конфликты, пока, к сожалению, не был убит в 1954 году во Вьетнаме, наступив на мину во время своего репортажа о Первой войне в Индокитае.

Освобождение Парижа 26 августа 1944 года | © Robert Capa/Magnum Photos

Человек с множеством двойственностей, изображения, которые Капа показал миру, навсегда изменили фотожурналистику, пролив свет на абсолютное разрушение, которое источает война. Скандал следовал за его наследием от его созданной личности до потенциальной незаконности Смерти солдата-лоялиста и его всегда парадоксальных отношений с конфликтами, в которых он работал. Однако, как бы вы ни относились к подлинности его работ и личности, которую он создал, нельзя отрицать влияние, которое оказал Капа.Каждая сделанная фотография представляет собой метафору, которая навсегда останется в сознании зрителя, изображая время, раздираемое опустошением, которое все еще ощущается сегодня. Именно эти вневременные реверберации, созданные его фотографиями, сделали его «величайшим военным фотографом в мире».

Для получения дополнительной информации о праздновании 100-летия Роберта Капы посетите Международный центр фотографии Capa на странице 100.

Фотограф времен Второй мировой войны Роберт Капа: Развенчание мифа | Культура | Репортажи об искусстве, музыке и образе жизни из Германии | ДВ

11 размытых и нечетких фотографий, сделанных Робертом Капой у побережья Нормандии, Франция, 6 июня 1944 года, закрепили за ним репутацию самого известного военного фотографа.

Спустя семьдесят пять лет после окончания Второй мировой войны изображения того, что впоследствии стало широко известно как день «Д», остаются культовыми во всем мире.

Капа был единственным фотографом, высадившимся на берег с американскими войсками, когда они вторглись на участок побережья на северо-западе Франции. Он сфотографировал солдат сзади, когда они штурмовали «Омаха-Бич» — кодовое название американских военных для участка пляжа, защищаемого немецкими войсками.

Другие изображения, такие как «Солдат в прибое» (выше), показывают солдат по шею в воде или в укрытии.Это была смелая и смелая операция, но в последнее время возникли вопросы о том, как появились фотографии, что бросило тень на репутацию Капы как военного фотографа.

«Если ваши снимки недостаточно хороши, значит, вы недостаточно близко»

Карьера Капы началась во время гражданской войны в Испании (1936–1939 гг.), когда он фотографировал республиканские войска, сражающиеся с войсками генерала Франсиско Франко, Союзник Гитлера.

Вместе со своим партнером Гердой Таро Капа создал новый стиль фотожурналистики, в котором использовались небольшие портативные камеры, чтобы максимально приблизиться к происходящему.«Если ваши снимки недостаточно хороши, значит, вы недостаточно близки», — цитирует Капа известную фразу.

Таро погиб в 1937 году, работая на передовой в Испании.

Они знали друг друга по Гражданской войне в Испании: Капа (слева) и Эрнест Хемингуэй (справа), сопровождавшие войска США во Франции в июле 1944 года

Из Европы в США

Капа родился Эндре Фридман в еврейской семье в Будапешт в 1913 году. В молодости он переехал в Берлин, а затем отправился в Париж, спасаясь от нацистов.Там он начал использовать псевдоним Роберт Капа и начал ездить по работе в Испанию.

В 1939 году он въехал в США по туристической визе и смог получить заказы внештатных сотрудников, используя свои связи среди журналистов, фотографов и авторов.
Капа был не единственным военным фотографом, документировавшим Вторую мировую войну, но он считался особенно смелым и амбициозным даже среди союзных войск.

В своих мемуарах 1947 года  Немного не в фокусе он представляет в высшей степени вымышленный отчет о своей работе во время Второй мировой войны, о своих страхах и своих мотивах.

Капа искал эксклюзивные фотографии и очень хотел быть на месте во время вторжения союзников. Несмотря на его венгерское гражданство — Венгрия была союзником нацистской Германии — военные США добавили его в небольшую группу репортеров, которым разрешено присутствовать на запланированном дне «Д».

Эксклюзивная пленка: От пляжа Омаха до редакторов в Нью-Йорке

Важно было не только то, что 30-летний фотограф выжил во время операции «День Д»; он также должен был уложиться в крайний срок для редактирования.Рулоны пленки нужно было перевезти с французского побережья через Ла-Манш в Лондон, где они должны были быть проявлены. Военная цензура должна была дать добро, и тогда подготовленный самолет переправлял негативы через Атлантику в нью-йоркские офисы Life , журнала, где работал Капа. Тексты также будут написаны для сопровождения изображений. Тем временем фотограф остался с наступающими союзными войсками.

Фотографии дня «Д», сделанные Робертом Капой, регулярно демонстрируются на выставках

Фотографии дня «Д», сделанные Капой, являются не только одними из самых известных изображений Второй мировой войны; в то время они также сыграли важную роль в укреплении его репутации военного фотографа.

До дня «Д» он уже успел сфотографировать боевые действия в Северной Африке и наступление союзников в Италии, среди прочего. В 1947 году генерал США Дуайт Д. Эйзенхауэр вручил Капе и 19 другим корреспондентам Медаль Свободы, которой награждались гражданские лица, помогавшие США во время Второй мировой войны.

Разгром гитлеровской Германии и послевоенная жизнь в Берлине

Капа, сфотографированный в марте 1945 г. Высадка американских десантников на территорию гитлеровской Германии

Капа стал свидетелем освобождения Парижа 25 августа 1944 г. с военного джипа.В марте 1945 года он выпрыгнул из самолета с американскими десантниками, приземлившись в тылу противника в районе немецкого городка Везель.

Капа не фотографировал битву за Берлин. «Была одна история, которую Капа действительно хотел осветить — освобождение Лейпцига», — отметил Алекс Кершоу в своей биографии 2002 года «Кровь и шампанское — жизнь и времена Роберта Капы ».

Только после окончания войны летом 1945 года Капа приехал в Берлин, где сделал фотографии освобожденного города и его жителей.Он также встретил и влюбился в шведскую голливудскую звезду Ингрид Бергман. Их роман закончился в начале 1947 года.

Что на самом деле произошло на Омаха Бич?

Легенда о Роберте Капе, военном фотографе, неоднократно подвергалась сомнению. В 2014 году автор Аллан Дуглас Коулман запустил блог, в котором он и другие пытаются реконструировать события дня «Д». Их исследование ставит под сомнение давно рассказанную историю о том, как появились изображения дня «Д».

Критика, в двух словах, состоит в том, что Капа был на пляже Омаха позже, чем сообщалось ранее, когда самые тяжелые бои уже закончились, и что он не оставался так долго, как предполагалось ранее.Общее количество сделанных им фотографий также оспаривается: Капа предположительно сделал гораздо меньше фотографий, чем он сказал, возможно, даже не больше, чем 11 известных фотографий. Редакционная группа Life утверждает, что лондонский лаборант случайно уничтожил другие негативы нагреванием, что оспаривается как технически невозможное.

Так Капа сделал только те 11 культовых фотографий Дня Д?

Бывший редактор Life Джон Моррис, который отвечал за публикацию фотографий Капы в Нормандии в 1944 году, сказал Кристиан Аманпур из CNN в 2014 году, что, похоже, уничтоженные рулоны пленки не содержали негативов.

«Теперь кажется, что, возможно, на трех других рулонах с самого начала ничего не было. Эксперты недавно сказали, что с таких пленок нельзя расплавить эмульсию, и он просто никогда их не снимал», — сказал Моррис. «Теперь я считаю, что вполне возможно, что Боб просто собрал все свои 35-миллиметровые рулоны пленки вместе и просто отправил их обратно в Лондон, зная, что на одном из этих рулонов будут снимки, которые он на самом деле снял тем утром».

Ирме Шабер, биограф партнера Капы Таро и куратор первой выставки Герды Таро в Международном центре фотографии в 2007 году, сказала, что «не исключено, что Капа украсил потенциально скудный урожай Омаха-Бич любопытными историями, призванными отвлечь и обратить внимание.Он не сомневался в таких вещах, это известно. Прямой военный аспект также никогда не был очень важен для Капы. Для него это был прежде всего человеческий аспект». 

Споры о «Падающем солдате»

Еще одна знаменитая фотография Капы, сделанная в 1970-х годах, подвергалась сомнению. На изображении времен Гражданской войны в Испании якобы изображен солдат-республиканец в момент смерти. Сегодня остается неясным, является ли изображение подлинным или постановочным.Не вызывает сомнений то, что Капа и Таро не считали себя сторонними наблюдателями за гражданской войной в Испании, а скорее стояли на стороне республиканских войск и их союзников против Франко.

«Падающий солдат»: многие вопросы, связанные с культовым снимком, остаются без ответа

«Фотография «Падающего солдата» — урок истории средств массовой информации, который поднимает вопросы, выходящие далеко за рамки фотографа Капы, — сказал Шабер. «Продолжающиеся дебаты необходимы и интересны, и они гарантируют, что эта ранняя культовая фотография будет перенесена в цифровую эпоху в учебной манере.«И фотографии дня «Д», и «Падающий солдат» показывают, что вопрос правды на войне стоит особенно остро, — добавила она. Например, личность человека на фотографии Капы «Солдат в прибое» до сих пор неизвестна. И Эдвард Риган, и Хьюстон Райли утверждают, что узнают себя на кадре. Шабер, которая сама тщательно исследовала Таро, подтверждает это фото и военно-исторические исследования по-прежнему необходимы и важны.

Роберт Капа: «Великий художник и фотограф»

Что касается Кершоу, критические вопросы, связанные с происхождением изображений, ничего не меняют. «Это лучшие изображения дня «Д», и они были реальными. Они потрясающие», — сказал Кершоу DW. По его словам, статус Капы как одного из самых известных военных фотографов также остается неизменным. «Он был великим художником и фотографом. Рок-звездой, отличным репортером».

Роберт Капа во время войны в Индокитае в 1954 году

После Второй мировой войны Капа и его коллеги Анри Картье-Брессон, Дэвид Сеймур (Шим) и Джордж Роджер основали фотоагентство Magnum, до сих пор считающееся одним из самых известных.Капа сфотографировал еще две войны: первую арабо-израильскую войну, последовавшую за основанием государства Израиль в 1948 году – задание, которое было для него очень важным – и Первую войну в Индокитае (1946–1954).

Капа якобы всегда тщательно решал, ради каких войн он готов рисковать своей жизнью, а каких нет. На самом деле он не хотел ехать в Индокитай, территорию французских колониальных владений на территории современного Вьетнама. Кершоу написал, что вопрос о том, почему он ушел, остается эмоционально заряженным.Одна из возможностей состоит в том, что он пропустил такую ​​работу. Игрок, Капа тоже отчаянно нуждался в деньгах. Или, возможно, он хотел восстановить свою репутацию военного фотографа, предполагает другая теория.

Военная фотография Капы выходит за рамки сражений: две женщины и ребенок плачут во время Первой войны в Индокитае, 1954 год

‘Стоит ли риск того?’

25 мая 1954 года 40-летний мужчина сопровождал французское подразделение в бою против коммунистических солдат Вьетминя.

Роберт капа: ‘Величайший военный фотограф’ Роберт Капа

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх