Сэлфи или селфи: «Сэлфи» или «селфи» как пишется?

Содержание

«Сэлфи» или «селфи»: как правильно?

Одной из самых популярных тенденций не только в интернет-пространстве, но и в обыденной жизни является селфи. Это такая разновидность автопортрета, которая заключается в запечатлении самого себя на электронные носители с помощью фотокамеры, смартфона или вебкамеры, используя монопод или зеркало. Не смотря на присутствие данного слова в лексиконе всего человечества уже более 10 лет, многих до сих пор интересует история возникновения слова «селфи», этимология, особенности произношения и правописания.

История возникновения и внедрения в оборот слова «селфи»

Хотя фотографии в стиле автопортрета стали популярны задолго до изобретения лексемы селфи, впервые слово selfie в своем современном значении было замечено в режиме онлайн еще в 2002 году на одном из австралийских форумов. Пользователь добавил в сеть фото своих синяков после падения с лестницы, а неудачный ракурс и отсутствие фокуса автор объяснил тем, что он сделал selfie.

После 2010 года слово распространилось среди русскоязычных жителей в странах СНГ. Со временем в пользовании появились исконно русские синонимы: «себяшка», «самофото». «самострел». К 2013 году популярность слова селфи стала настолько высокой, что оно было детально изучено авторитетными лингвистами. После этого лексему включили в Оксфордский словарь английского языка и подтвердили его австралийское происхождение. Уже в ноябре этого же года оно было объявлено как «слово года».    

Как правильно пишется слово selfie на русском языке

Не смотря на всю популярность селфи и высокую частоту употребления данного слова в лексиконе каждого человека, в орфографических и орфоэпических словарях современного русского языка оно еще не было запечатлено, так как не стало объектом серьезных научных исследований. Поэтому можно рассуждать только интуитивно:

  • Слово селфи не исконно русское, а используется в качестве русскоязычной транслитерации selfie;
  • Лексема selfie происходит от слова self (англ. сам), которое пишется «селф»;  
  • Учитывая этот факт, произносится лексикод как [сэлфи] с ударением на первом слоге;
  • На основе анализа авторитетных русскоязычных международных изданий (ВВС, Википедия и др.), слово пишется как «селфи».

Таким образом, безумная раскрученость одного из вариантов написания как «селфи» позволяет именно его брать за основу правописания, однако отсутствие научной обоснованности позволяет использовать и лексему «сэлфи».

Статья подготовлена специалистами интернет магазина IQmobile.ru - большой выбор селфи палок и моноподов для гаджетов.

"Зеркальце, скажи": как появились селфи и чем они опасны

https://ria.ru/20210316/selfi-1601210895.html

"Зеркальце, скажи": как появились селфи и чем они опасны

"Зеркальце, скажи": как появились селфи и чем они опасны - РИА Новости, 16.03.2021

"Зеркальце, скажи": как появились селфи и чем они опасны

Сегодня отмечается День без селфи. Бум автопортретов в соцсетях пришелся на середину десятых годов. Сейчас по хештегу #selfie в инстаграме насчитывается более... РИА Новости, 16.03.2021

2021-03-16T08:00

2021-03-16T08:00

2021-03-16T08:05

культура

стиль жизни

селфи

пол маккартни

джон леннон

apple iphone

южная корея

соцсети

фотография

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/155566/62/1555666257_0:0:2045:1151_1920x0_80_0_0_801f7cbfcd9f3d6aabf3e7456d70018b.jpg

МОСКВА, 16 мар — РИА Новости, Ольга Распопова. Сегодня отмечается День без селфи. Бум автопортретов в соцсетях пришелся на середину десятых годов. Сейчас по хештегу #selfie в инстаграме насчитывается более 444 миллионов снимков. О том, как правильно снимать себя любимого, переболели ли мы "селфиманией" и почему Рембрандт может считаться одним из ее основоположников, — в материале РИА Новости. Сам себе кумирВесной 2014 года в Сети распространилась новость: Американская психиатрическая ассоциация признала пристрастие к селфи психическим расстройством. Даже указывали на хроническую стадию: шесть снимков в день. Конечно, это был фейк, розыгрыш, но в каждой шутке, как известно, есть доля правды.Согласно The Telegraph, только за 2015-й в попытке сделать селфи погибло более 50 человек — то есть даже больше, чем от нападения акул. Люди (преимущественно мужчины, 72,5 процента) попадали под колеса автомобиля, срывались с крыш и мостов.С появлением "масок", которые позволяют делать кукольное лицо, забили тревогу и пластические хирурги. Теперь пациенты приходят к ним не за "губами как у Анджелины Джоли" или "носом как у Николь Кидман", а с собственными измененными до неузнаваемости селфи. Это ведь не просто портрет — переконструирование личности. Убирая фотографа, то есть наблюдателя, модель снимает себя так, как хочет, чтобы ее видели, а не как есть на самом деле. Даже если это совсем не соответствует реальности: отсюда странные позы и губки "бантиком".Хобби аристократов и художниковФеномен селфи возводят к живописной традиции автопортретов — довольно поздней. Долгое время считалось, что художник, как и всякий ремесленник, должен быть в тени. Все изменилось в эпоху Возрождения. У Рембрандта, например, любимой моделью был Рембрандт. Известно более 80 его автопортретов. Одни искусствоведы считают, что художник был помешан на собственной внешности. Другие — что он создавал "визуальный дневник". Если бы мастер жил в наше время, он наверняка бы оценил возможности фронтальных камер. Потому что Роберту Корнелиусу, чей дагерротип, сделанный в 1839 году, считают первым фотопрототипом "себяшек", пришлось помучиться. Выдержка тогда была около 15 минут, и все это время приходилось не двигаться, стараться не моргать. Кстати, делиться своими фото с друзьями тоже придумали не сейчас. Еще в 1860-х дворяне рассылали по знакомым и родственникам carte de visite — открытки с собственными изображениями. Вообще, селфи, всенародное увлечение, на первых порах были хобби аристократов. Один из первых автопортретов на свой Kodak Brownie сняла в 1914 году 13-летняя великая княжна Анастасия. "Я сделала это фото, глядя на себя в зеркало. Было непросто, руки дрожали", — писала она отцу.Если раскрасить этот снимок 1920 года, сложно отличить его от современных селфи: во многом, конечно, из-за главного признака такого автопортрета — вытянутых рук. И в космосе, и на похоронахОднако все это предыстория. Селфи в современном понимании появились только в XXI веке, когда совпали два важных условия. Во-первых, почти каждый обзавелся аккаунтом в соцсетях (ведь автопортреты делают не только для себя, но и ради лайков) и смартфоны. Первый телефон с фронталкой, японский Kyocera VP-210, выпустили еще в 1999-м, но памяти хватало лишь на 20 снимков. Камеру там разместили спереди ради видеосвязи. Когда в 2010-м Стив Джобс представлял iPhone 4, он тоже говорил об этом. Но девушки сразу нашли еще одно применение — поправить макияж. И начался ажиотаж: для "поколения я-я-я", как иногда называют миллениалов, или рожденных в 1980-1990-е, это стало идеальным средством самовыражения. Термин "селфи" признан редакцией Оксфордских словарей в 2013-м словом года (наряду с "тверкингом", активным танцем бедрами, о котором теперь уже мало кто помнит).Самым известным селфи в мире считается фотография, снятая телеведущей Эллен Дедженерес во время церемонии вручения "Оскаров" в 2014 году. В кадр попали 12 кинозвезд: Мерил Стрип, Брэд Питт и Анджелина Джоли (тогда еще были вместе), Дженнифер Лоуренс, Брэдли Купер, Джулия Робертс, Кевин Спейси и другие. Снимок набрал свыше 1,3 миллиона лайков в инстаграме и более трех миллионов репостов в твиттере.Через четыре года организаторы Каннского кинофестиваля запретили делать селфи на знаменитой красной дорожке. Гости задерживаются, "создается неуместный беспорядок", пояснил директор смотра Тьерри Фремо. Как сделать идеальное селфиВ помещении следует развернуться лицом к окну, поднять смартфон чуть выше своего роста. "Во-первых, так свет лучше падает на лицо. Во-вторых, волей-неволей придется поднять подбородок и по-балетному вытянуть шею, а это отличная поза, если есть намек на неидеальный овал лица", — объясняет она."Подумайте о чем-то приятном, расслабьтесь", — советует фотограф Ярославна Чернова. Смотреть нужно в объектив, а не на свое отражение на экране: "Иначе взгляд получается чуть ниже и зритель не сможет считывать выражение глаз". Самые трендовые селфи в данный момент, считает Чернова, — фото в зеркале, когда модель закрывает лицо телефоном, показывая только модный образ. А по стилю преобладает минимализм: нюдовый макияж, базовая одежда. Пик селфимании, возможно, позади. Однако она не прошла. По словам теоретика новых медиа и преподавателя Высшей школы экономики Льва Мановича, заинтересовались феноменом и ученые: с некоторых пор есть такая академическая тема, как selfie studies, которой посвящены уже тысячи статей. Надеемся, что даже фанаты селфи это когда-нибудь поймут.

https://ria.ru/20200421/1570316262.html

https://ria.ru/20200608/1572518338.html

южная корея

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/155566/62/1555666257_126:0:1830:1278_1920x0_80_0_0_1b4776068e98847b7d62beed9a4875cf.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

стиль жизни, селфи, пол маккартни, джон леннон, apple iphone, южная корея, соцсети, фотография, технологии

МОСКВА, 16 мар — РИА Новости, Ольга Распопова. Сегодня отмечается День без селфи. Бум автопортретов в соцсетях пришелся на середину десятых годов. Сейчас по хештегу #selfie в инстаграме насчитывается более 444 миллионов снимков. О том, как правильно снимать себя любимого, переболели ли мы "селфиманией" и почему Рембрандт может считаться одним из ее основоположников, — в материале РИА Новости.

Сам себе кумир

Весной 2014 года в Сети распространилась новость: Американская психиатрическая ассоциация признала пристрастие к селфи психическим расстройством. Даже указывали на хроническую стадию: шесть снимков в день. Конечно, это был фейк, розыгрыш, но в каждой шутке, как известно, есть доля правды.Согласно The Telegraph, только за 2015-й в попытке сделать селфи погибло более 50 человек — то есть даже больше, чем от нападения акул. Люди (преимущественно мужчины, 72,5 процента) попадали под колеса автомобиля, срывались с крыш и мостов.С появлением "масок", которые позволяют делать кукольное лицо, забили тревогу и пластические хирурги. Теперь пациенты приходят к ним не за "губами как у Анджелины Джоли" или "носом как у Николь Кидман", а с собственными измененными до неузнаваемости селфи.

Но есть и польза. "Это самораскрытие, вынесение своих достижений или событий на более широкую аудиторию, — говорит психолог Виктория Дубинская. — А темная сторона — стремление создать идеальный образ и болезненное самолюбование".

Это ведь не просто портрет — переконструирование личности. Убирая фотографа, то есть наблюдателя, модель снимает себя так, как хочет, чтобы ее видели, а не как есть на самом деле. Даже если это совсем не соответствует реальности: отсюда странные позы и губки "бантиком".

Хобби аристократов и художников

Феномен селфи возводят к живописной традиции автопортретов — довольно поздней. Долгое время считалось, что художник, как и всякий ремесленник, должен быть в тени. Все изменилось в эпоху Возрождения.

У Рембрандта, например, любимой моделью был Рембрандт. Известно более 80 его автопортретов. Одни искусствоведы считают, что художник был помешан на собственной внешности. Другие — что он создавал "визуальный дневник".

Если бы мастер жил в наше время, он наверняка бы оценил возможности фронтальных камер. Потому что Роберту Корнелиусу, чей дагерротип, сделанный в 1839 году, считают первым фотопрототипом "себяшек", пришлось помучиться. Выдержка тогда была около 15 минут, и все это время приходилось не двигаться, стараться не моргать.

Кстати, делиться своими фото с друзьями тоже придумали не сейчас. Еще в 1860-х дворяне рассылали по знакомым и родственникам carte de visite — открытки с собственными изображениями.

Вообще, селфи, всенародное увлечение, на первых порах были хобби аристократов. Один из первых автопортретов на свой Kodak Brownie сняла в 1914 году 13-летняя великая княжна Анастасия. "Я сделала это фото, глядя на себя в зеркало. Было непросто, руки дрожали", — писала она отцу.

Если раскрасить этот снимок 1920 года, сложно отличить его от современных селфи: во многом, конечно, из-за главного признака такого автопортрета — вытянутых рук.

И в космосе, и на похоронах

Однако все это предыстория. Селфи в современном понимании появились только в XXI веке, когда совпали два важных условия. Во-первых, почти каждый обзавелся аккаунтом в соцсетях (ведь автопортреты делают не только для себя, но и ради лайков) и смартфоны.

Первый телефон с фронталкой, японский Kyocera VP-210, выпустили еще в 1999-м, но памяти хватало лишь на 20 снимков. Камеру там разместили спереди ради видеосвязи. Когда в 2010-м Стив Джобс представлял iPhone 4, он тоже говорил об этом. Но девушки сразу нашли еще одно применение — поправить макияж.

И начался ажиотаж: для "поколения я-я-я", как иногда называют миллениалов, или рожденных в 1980-1990-е, это стало идеальным средством самовыражения. Термин "селфи" признан редакцией Оксфордских словарей в 2013-м словом года (наряду с "тверкингом", активным танцем бедрами, о котором теперь уже мало кто помнит).

© Фото : Роскосмос//Юрий Маленченко / Перейти в фотобанкСелфи Юрия Маленченко во время выхода в открытый космос 3 февраля 2016 года.

1 из 3

Селфи Юрия Маленченко во время выхода в открытый космос 3 февраля 2016 года.

2 из 3

Японский астронавт Акихико Хосидэ в открытом космосе.

© AFP 2021 / Roberto Schmidt

Президент США Барак Обама, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и премьер-министр Дании Хелле Торнинг-Шмитт делают селфи во время похорон Нельсона Манделы, 10 декабря 2013 года.

3 из 3

Президент США Барак Обама, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и премьер-министр Дании Хелле Торнинг-Шмитт делают селфи во время похорон Нельсона Манделы, 10 декабря 2013 года.

1 из 3

Селфи Юрия Маленченко во время выхода в открытый космос 3 февраля 2016 года.

2 из 3

Японский астронавт Акихико Хосидэ в открытом космосе.

3 из 3

Президент США Барак Обама, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и премьер-министр Дании Хелле Торнинг-Шмитт делают селфи во время похорон Нельсона Манделы, 10 декабря 2013 года.

Самым известным селфи в мире считается фотография, снятая телеведущей Эллен Дедженерес во время церемонии вручения "Оскаров" в 2014 году. В кадр попали 12 кинозвезд: Мерил Стрип, Брэд Питт и Анджелина Джоли (тогда еще были вместе), Дженнифер Лоуренс, Брэдли Купер, Джулия Робертс, Кевин Спейси и другие. Снимок набрал свыше 1,3 миллиона лайков в инстаграме и более трех миллионов репостов в твиттере.

Через четыре года организаторы Каннского кинофестиваля запретили делать селфи на знаменитой красной дорожке. Гости задерживаются, "создается неуместный беспорядок", пояснил директор смотра Тьерри Фремо.

Как сделать идеальное селфи

"Самое важное для хорошего портрета — это правильное освещение. Для непрофессионала комфортнее всего рассеянный дневной свет, когда солнце закрыто облаками. Или же нужно найти место в тени", — указывает фотограф Марина Бесчастнова.

В помещении следует развернуться лицом к окну, поднять смартфон чуть выше своего роста. "Во-первых, так свет лучше падает на лицо. Во-вторых, волей-неволей придется поднять подбородок и по-балетному вытянуть шею, а это отличная поза, если есть намек на неидеальный овал лица", — объясняет она.

21 апреля 2020, 04:57КультураВизажист из США раскрыла секрет идеального селфи

"Подумайте о чем-то приятном, расслабьтесь", — советует фотограф Ярославна Чернова. Смотреть нужно в объектив, а не на свое отражение на экране: "Иначе взгляд получается чуть ниже и зритель не сможет считывать выражение глаз".

Самые трендовые селфи в данный момент, считает Чернова, — фото в зеркале, когда модель закрывает лицо телефоном, показывая только модный образ. А по стилю преобладает минимализм: нюдовый макияж, базовая одежда.

Пик селфимании, возможно, позади. Однако она не прошла. По словам теоретика новых медиа и преподавателя Высшей школы экономики Льва Мановича, заинтересовались феноменом и ученые: с некоторых пор есть такая академическая тема, как selfie studies, которой посвящены уже тысячи статей.

"Однако даже на продвинутых моделях смартфонов фронтальная камера пока одна, а внешних уже несколько. Наверное, это признак того, что происходящее вокруг все-таки важнее", — рассуждает он.

Надеемся, что даже фанаты селфи это когда-нибудь поймут.

8 июня 2020, 08:00КультураСам себе фотограф: как организовать профессиональную съемку дома

​Селфи палка Xiaomi Mi Selfie Stick Wired (EAC, 3.5 мм, черный) (XMZPG04YM): отзывы

​Селфи палка Xiaomi Mi Selfie Stick Wired (3.5 мм, черный)

Легкая конструкция Прочные материалы
Удобство крепления Подключение через 3.5 Jack

Популярность съемки на смартфон достигла огромных маcштабов, а установка фронтальной камеры на смартфон перевернула представление о том, как надо делать фото.

Сэлфи фото завоевало свою нишу, и для удобства съёмки были сделаны сэлфи-моноподы, которые позволяют сделать удачный кадр с необычного ракурса, или уместить в кадр целую компанию! Сэлфи палка Xiaomi это легкая, удобная в обращения и надёжная конструкция, которая обладает всеми необходимыми свойствами для того, чтобы ваши кадры были самыми удачными и яркими!

Все эти мелочи делают сэлфи палку Xiaomi приятной в обращение и необходимой любому фанату мобильного фото. Благодаря весу вы не заметите её в сумке, а компактность позволяет убрать в карман.

Каждый раз используя этот девайс вы будете радоваться прекрасным кадрам, которые будут хранить воспоминания встреч или мест, это незаменимый спутник в путешествиях, и на встречах с друзьями!

В фирменном интернет-магазине «Румиком» представлены аксессуары для смартфонов Xiaomi, отличающиеся надежностью, технологичностью, и вы можете быть уверены, что они сделанны с любовью к конечному пользователю!

Главные характеристики

Основные характеристики

Моноподы

Связь

Дополнительно

Главные характеристики

Гарантия

14 дней

Производитель

Xiaomi

Размеры

50 х 40 х 190 мм

Материал

Металл

Основные характеристики

Тип аксессуара

Монопод

Совместимость

Android 4.4 и выше, iOS 5.0 и выше

Моноподы

Длина в разложенном состоянии

70 см

Длина в сложенном состоянии

19 см

Связь

Тип подключения

3.5 мм

Дополнительно

Поддерживаемая ширина смартфона

55 - 85 мм

Особенности

Возможность установить смартфон как в портретной, так и в альбомной ориентации

Технические характеристики и комплектации товара могут
быть изменены без уведомления со стороны производителя

Напиши отзыв — получи MI-бонусы!

Помогать другим покупателям определиться с выбором товара теперь выгодно! Расскажите о товаре, который приобрели у нас, и получите за это MI-бонусы! (Подробную информацию смотрите в разделе MI-бонусы за отзывы о товарах)

Пишите отзывы о каждом товаре, приобретенном в интернет-магазине Румиком. Благодаря этому другие покупатели смогут узнать о качестве, достоинствах и возможных недостатках товара, который они собираются приобрести. А Вы за свои отзывы получите заслуженную награду на ваш бонусный счет.

Олеся

Добрый день! подскажите эта селфи палка подойдет к xiomi mi a1?

Ответ компании

Добрый день, Олеся. Да, данная модель подойдет для Вашего смартфона.

Торговая марка №605834 – ЛАБОРАТОРИЯ СЕЛФИ СЕЛФИ СЭЛФИ: владелец торгового знака и другие данные

Дата подачи заявки27 октября 2014 г.

Дата публикации16 февраля 2017 г.

Дата гос. регистрации16 февраля 2017 г.

Дата истечения срока действия исключительного права27 октября 2024 г.

Адрес для переписки140050, Московская область, Люберецкий р-н, пос. Красково, ул. Егорьевское шоссе, 3А, ООО "ВИК - здоровье животных", В.Я. Виолиной

Все торговые марки
ООО ВИК - ЗДОРОВЬЕ ЖИВОТНЫХ

Описание

Официальная торговая марка ЛАБОРАТОРИЯ СЕЛФИ СЕЛФИ СЭЛФИ с идентификационным номером 605834 зарегистрирована 16 февраля 2017 г. и опубликована 16 февраля 2017 г. Заявка на регистрацию была подана 27 октября 2014 г. Исключительное право на ЛАБОРАТОРИЯ СЕЛФИ СЕЛФИ СЭЛФИ действует до 27 октября 2024 г. Правообладателем является ВИК - ЗДОРОВЬЕ ЖИВОТНЫХ. Адрес для переписки: 140050, Московская область, Люберецкий р-н, пос. Красково, ул. Егорьевское шоссе, 3А, ООО "ВИК - здоровье животных", В.Я. Виолиной.

Правообладателем ВИК - ЗДОРОВЬЕ ЖИВОТНЫХ зарегистрированы торговые марки, общее количество — 85, среди них ТИОЦЕКЕТ, SELFIELAB SELFIE LAB, АКТАВАНТ, ФЕНБЕНГРАН, СОЛАДОКСИ СОЛАДОКСИ 500, КСИДИКОЛЬ, СТРЕПТОФУР, СОЛЮТИСТИН, КВИНОЦИКЛИН, ПРОДАКТИВ, АНЕСТОФОЛ, СУЛЬТЕПРИМ, СТИНАМОКС, СЕДАМИДИН, НИФУЛИН, ВАК-МАРКЕР ВАКМАРКЕР ВАК ВАКМАРКЕР ВАК МАРКЕР BAKMAPKEP BAK MAPKEP, ДИДИЦИД, САНИ ДИП САНИДИП САНИ ДИП САНИДИП, КОКЦИКЛАРИЛ, ЧИКЕН ПАТРУЛЬ ЧИКЕН, ПАРАТЕРМ, ФЛАВОСТИМ, ЛИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО, ЭГОСФЕРА, КВИНОЛАЙН, ТИЛИЗАМОКС, АКВА ПАТРУЛЬ АКВАПАТРУЛЬ, ФОАМИСЕПТ, ТИОЦЕФУР, ТАР ТАРСПРЕЙ ТАР СПРЕЙ, ФЕНИКОЛ, ФЕРРАКС, ХУФ ПРОТЕКТ, МИЗОФЕН, СЕЛФИЛАБ СЕЛФИ СЕЛФИ ЛАБ СЭЛФИ СЕЛФИЛАБ, ЭПРИНЕЛЬ, СЕПТИФОРТ, ПУЛЬМОКИТ, FERRAXX, ЭГОСФЕРАЛАБ ЭГОСФЕРА ЭГОСФЕРА ЛАБ ЭГО СФЕРА ЭГОСФЕРАЛАБ, ОКСИЛОНГ, БИО СТРИМ, САНТОМЕКТИН, ФИЛЬМАЛЮМ, КЛОЗАЛЬБЕН, СЕЛФИ ЛАБСЕЛФИ ЛАБ СЕЛФИ СЭЛФИ ЛАБСЕЛФИ, КЛИНДАСПЕКТИН, КОКЦИНАТ, ФЛЕКСОПРОФЕН, DOCTOR VIC VIC, ФЛЕКСИЭКТИВ, ЗИТРЕКС, ТИЛМИПУЛ, ТИАЦИКЛИН, ФЛОРИКОЛ, ФЛОКСОКВИН ФЛОКС КВИН ФЛОКСКВИН ФЛОКСОКВИН ФЛОКС КВИН ФЛОКС-О-КВИН, TIOCEFUR, КЛИН КОСМИК КЛИНКОСМИК КЛИН КОСМИК КЛИНКОСМИК, БИО ДИП ДИП БИОДИП БИОДИП, ФУД КЛИН ФУДКЛИН ПЕРОКСИ, МАДИКОКС, ТИЛИМУН, КОЛИМИКСОЛ, КЕАМИЛК, КЕТЭНРО, КЛАВУКСИЦИН, СОЛАМОКС, DOCTOR VIC, ЦИКОЦИН, ПУЛЬМОСОЛ, РЕФОРС-ВИВА, СЕЛЕТОК, ЛАКТИК ДИП ЛАКТИКДИП ЛАКТИК ДИП ЛАКТИКДИП, МОЁ МОЕ ПРОСТРАНСТВО, ЭНРОФЛОН, ФОРТИКАРБ, МАММИЛАКТИ, ТЕРПЕНТИАМ, ЛАБОРАТОРИЯ СЕЛФИ СЕЛФИ СЭЛФИ, СПЕЛИНК, АКТИВАЙЗЕР, ДОЛИНК, КОЛИКВИНОЛ, МОНЕНЗА, ПОДАРИ ДРУГУ ЗДОРОВЬЕ. Последняя торговая марка была зарегистрирована 2 июля 2020 г. и действительна до 10 сентября 2029 г. Проверить информацию и посмотреть отзывы о торговой марке ЛАБОРАТОРИЯ СЕЛФИ СЕЛФИ СЭЛФИ можно онлайн на РБК Компании.

Все данные о наименовании торговой марки ЛАБОРАТОРИЯ СЕЛФИ СЕЛФИ СЭЛФИ, дате регистрации и правообладателе актуальны и соответствуют сведениям из открытых реестров данных. Последняя дата обновления 12 марта 2021 г. 17:06.

На РБК Компании представлены зарегистрированные торговые марки России. В карточке ЛАБОРАТОРИЯ СЕЛФИ СЕЛФИ СЭЛФИ с идентификационным номером 605834 — сведения о владельце, дате регистрации, сроке действия исключительного права, адрес для переписки, а также информация о других зарегистрированных торговых марках организации.

Selfie и его свита: неологизмы эры социальных сетей

Selfie ['sɛlfɪ] (также selfy), мн. selfies – разг. фотоавтопортрет, сделанный, как правило, смартфоном или веб-камерой и выложенный в социальные сети

Изучая английский, вы, должно быть, не раз приходили к мысли, что никогда не сможете выучить всех английских слов, как бы ни старались. И эта мысль повергает в печаль: ведь так хочется иногда блеснуть знаниями, непринужденно вставив в разговор интересное слово или выражение. Тем не менее, язык развивается и мы просто обязаны «держать руку на пульсе событий», интересуясь новыми словами, заучивая новые выражения, а иначе через некоторое время наш английский будет отдавать нафталином.

Итак, известнейший неологизм эры социальных сетей, «Слово года–2013» по версии Оксфордского словаря английского языка, коротенькое, задорное и суперпопулярное, встречайте:

По мнению составителей словаря, слово selfie безоговорочно заняло первое место в категории неологизмов, внесших значительный вклад в развитие английского языка. Однако, это слово не так уж и ново: первое упоминание selfie зафиксировано в 2002 году.

Сообщение на одном из австралийских форумов от пользователя Hopey, 13.09.2002:

“Um, drunk at a mates 21st, I tripped ofer [sic] and landed lip first (with front teeth coming a very close second) on a set of steps. I had a hole about 1cm long right through my bottom lip. And sorry about the focus, it was a selfie.”

«Хм, напившись на совершеннолетии приятеля, я споткнулся и "приземлился" вперед губой (а за губой сразу же были зубы) на ступеньки.
В моей нижней губе образовалось отверстие длиной примерно в сантиметр. И прошу прощения за фокус, это было селфи».

И это селфи было первым! Публиковать его здесь мы не будем – слишком печальная это картина… Одно утешение – парень изобрел новое слово, а это не каждому удается.

И это слово стало родоначальником целой вереницы забавных словечек:

Helfie (hair selfie) – фотоснимок собственной стрижки, прически.

Belfie (buttocks selfie) – фото «пятой точки» автора (бывает и такое!).

Felfie (fake selfie) – фальшивое селфи, например, на фоне телевизионного изображения райских островов (чтобы было чем похвастаться в соцсетях), а также farm selfie – автопортрет фермера на фоне его угодий (это сейчас модно!).

Drelfie (drunken selfie) – селфи подшофе (то есть «пьяное селфи»).

Legsie – снимок собственных ног, часто на фоне живописного пейзажа.

Shelfie (или bookshelfie) – фотография книжной полки как демонстрация широты интересов и глубины познаний.

Welfie (workout selfie) – снимок собственного подтянутого тела в модном спортивном костюме на фоне тренажерного зала.

Хотите пощекотать себе нервы? Тогда введите в поиске изображений ключевые слова sellotape selfie: авторы селфи-снимков обматывают лицо скотчем – а что получается, вы увидите сами... 

Читайте также:

А вы знаете новые слова в английском языке?

«SMS-сокращения 4U»: Популярные акронимы эры текстовых сообщений

И словотворчество продолжается! Вот так: сколько ни учи английские слова, появляются новые. Но мы не сдаемся, и с удвоенной энергией продолжаем осваивать такие забавные, порой, неологизмы. А какие производные selfie встречались вам? Поделитесь в комментариях!

Программа SELFIE для цифрового образования в школах

Эта испанская школа внедряет цифровые технологии, чтобы сделать обучение более эффективным. Так сегодня поступают многие учебные заведения. Но получают ли наши дети ожидаемую отдачу от использования цифровой техники в школах?

Учащиеся школы «Итака» в Севилье гораздо чаще работают со своими портативными электронными устройствами, чем с учебниками. Используя материалы, опубликованные в облачном хранилище, в группах они готовят образовательные проекты — как в школе, так и дома. И в их расписании есть такие инновационные предметы, как робототехника.

По оценкам экспертов, профессиональная деятельность в будущем примерно в 90 процентах случаев будет связана с цифровыми технологиями. Так что и школе важно понимать, как с этими технологиями работают учащиеся, учителя и сотрудники.

Директор школы и учитель математики Кармен Ласаро объясняет: «Мы на самом деле постоянно анализируем, как мы используем эти средства и как бы мы хотели бы применять эти технологии в будущем. Иными словами, каков наш план действий на ближайшие годы?»

«Итака» — одна из 650 школ в Европе, которые экспериментируют с онлайн-системой самоанализа SELFIE. Программа собирает анонимные отзывы учащихся, учителей, руководителей школ и готовит персонализированные отчёты, которые показывают сильные и слабые стороны использования технологий в учебном процессе. Об этом рассказывает координатор проекта SELFIE Панагиотис Кампилис:

«В рамках SELFIE мы собираем информацию по методу 360 градусов. Это не просто данные об инфраструктуре, устройствах, сетях Wi-Fi и так далее. Это ещё и информация о том, как технологии используются в преподавании и учёбе, для домашних заданий, для общения».

Систему SELFIE разрабатывает Объединённый исследовательский центр Еврокомиссии и Генеральная дирекция по вопросам образования, молодёжи, спорта и культуры вместе с группой экспертов со всей Европы. Эта программа доступна для всех школ, не только для так называемых «цифровых лидеров». Она бесплатна и проста в использовании.

«SELFIE — это часть представленного Еврокомиссией "Плана действий в цифровом образовании". Поставлена задача к концу 2019 г. привлечь миллион пользователей — в частности, руководителей школ, учителей, учащихся из стран-членов ЕС и с Западных Балкан», — рассказывает Панагиотис Кампилис.

После официального запуска в этой школе в Варшаве в конце октября программа SELFIE стала доступна на 24 европейских языках. В планах — добавление новых языков, в том числе сербского, русского, грузинского и турецкого. Эта система помогает школам понять, как они развивают цифровое образование, без сравнения с другими учебными заведениями.

«Директору очень важно знать, как школа работает на всех уровнях — как дела у учащихся, что думают учителя, есть ли у нас всё необходимое. Мне может казаться, что моя школа — самая лучшая. Но что, если я ошибаюсь? SELFIE помогает проверить это», — говорит директор школы имени Клементины Гофман-Танской Йоанна Кильбаса.

Поскольку каждая школа имеет свои особенности, каждая может адаптировать SELFIE под себя: в систему легко добавляются дополнительные вопросы, которые позволяют приспособить программу к определённому набору предметов и методов обучения.

По словам координатора проекта SELFIE Дерде Ходсона, «это очень гибкий инструмент, в нём много модулей, он действительно создан для того, чтобы школы могли сами анализировать свою работу. Не идёт речи о постановке целей, о соревновании между школам — каждая школа действительно как бы делает селфи, фиксирует, где она находится на пути внедрения цифровых технологий в образование».

Систему SELFI можно испытать и в вашей школе — она доступна на портале Еврокомиссии в разделе «Образование» (http://ec.europa.eu/education/schools-go-digital).

Селфи из ада, 2018 - Фильмы

Джулия, довольно успешная девушка-блогер приезжает в гости к своей сестре Ханне, живущей недалеко от Нью-Йорка. Ханну сразу насторожило поведение сестры. Она плохо выглядит, явно чем-то напугана и категорически отказалась сделать селфи в честь приезда. Но Ханна решает не докучать Джулии расспросами, надеясь, что она все расскажет сама. Но уже на следующий вечер Джулия внезапно заболевает, а затем впадает в кому. А в доме Ханны начинают происходить странные явления. Подозревая, что разгадка тайны связана с работой Джулии, Ханна решает взломать её ноутбук и зайти в блог, который она вела. Воспользовавшись помощью знакомого программиста, девушка узнаёт, что Джулия в последнее время занималась исследованием феномена под названием «Селфи из ада». В так называемой Темной комнате, размещенной в недрах Теневого Интернета, допуск к которому есть только у избранных, размещено 13 фото. Того, кто посмотрит их все, ждёт смерть. Марк, парень Джулии, сделал это, и она вела расследование, чтобы спасти его. Ханна слишком далеко зашла в своих попытках разгадать загадочный феномен, и теперь тёмные силы ведут охоту и на неё.

Режиссер Элдар Сейлан снял свою первую полнометражную картину Селфи из ада по своей одноимённой короткометражке, которую снял вместе с приятелями-студентами. Ролик был размещён на YouTube и набрал более 20 млн просмотров. В ней снялась и актриса Мила Адамс в роли Джулии. Она же стала и одним из продюсеров короткометражки. Таким было задание её дипломного проекта.

В полнометражном фильме Мила Адамс исполняет ту же роль. А Ханну сыграла актриса Элисон Уолкер.

Джулия, довольно успешная девушка-блогер приезжает в гости к своей сестре Ханне, живущей недалеко от Нью-Йорка. Ханну сразу насторожило поведение сестры. Она плохо выглядит, явно чем-то напугана и категорически отказалась сделать селфи в честь приезда. Но Ханна решает не докучать Джулии расспросами, надеясь, что она все расскажет сама. Но уже на следующий вечер Джулия внезапно заболевает, а затем

Определение селфи от Merriam-Webster

self · ie | \ ˈSel-fē \

: изображение, которое включает в себя самого себя (часто с другим человеком или в составе группы) и снято им самим с помощью цифровой камеры специально для публикации в социальных сетях.

Когда селфи - это не селфи? | Египет

Когда Бен Иннес поделился ухмыляющейся фотографией, на которой он стоит рядом с человеком, который угнал его самолет, он охарактеризовал это как «лучшее селфи на свете».Эта цитата вызвала тысячу педантичных твитов.

Иннес был одним из трех пассажиров и четырех членов экипажа, которых удерживал Сейф Эльдин Мустафа, который во вторник угнал рейс EgyptAir, направлявшийся в Каир из Александрии, и вынудил его перенаправить на Кипр.

«Я попросил одного из бортпроводников перевести для меня и спросил, могу ли я сделать с ним селфи», - рассказала Sun 26-летняя Иннес. «Он просто пожал плечами, и я встал рядом с ним и улыбнулся в камеру, пока стюардесса снимала. Это должно быть лучшее селфи на свете.”

Но было ли это селфи на самом деле? Селфи определяется Oxford Dictionaries как «фотография, сделанная человеком, обычно с помощью смартфона или веб-камеры, и загруженная на веб-сайт социальной сети». Они должны знать, что это было их слово года в 2013 году.

Извините за педантизм, но, поскольку ни один из участников, похоже, не держит камеру, фотография угонщика EgyptAir не является селфи.

- Камал Сантамария (@KamahlAJE) 30 марта 2016 г.

Хорошо, поэтому я знаю, что это не главное, НО ПОЧЕМУ ЭТО ПОСТОЯННО ГОВОРИТ СЕЛФИ, ЭТО НЕ СЕЛФИ, ЭТО НЕ СЕЛФИ - https: // t.co / m8yjEqveSe

- Рэйчел МакГрат (@RachelMcGrath) 30 марта 2016 г.

Иннес была не единственной, кто назвал снимок селфи. «Только Бен мог сделать селфи! #proud », - как сообщается, написала в Твиттере Сара Иннес, родственница, которая позже удалила свой аккаунт, по-видимому, из стыда за неправильную терминологию.

Снимок был назван «селфи угонщика» в нескольких сообщениях СМИ.

чертовски много педантов селфи. "Селфи угонщика" читается лучше, чем "сфотографироваться с угонщиком".«Это работает. Пусть будет.

- Адам Х. Джонсон (@adamjohnsonNYC) 30 марта 2016 г.

Это не первый случай, когда знаменитое селфи вызывает споры о том, была ли использована правильная терминология.

Возможно, самым вирусным селфи всех времен было фото, сделанное на церемонии вручения «Оскара» 2014 года и твитнутое ведущей Эллен ДеДженерес.

Это было широко известно как «селфи Эллен». Но даже сама ДеДженерес никогда не называла это так. На самом деле это было селфи, сделанное Брэдли Купером.Так технически «селфи Брэдли».

Слово "селфи" потеряло всякий смысл? Лингвист Бен Зиммер, лингвист-обозреватель Wall Street Journal, придумал фразу «анахроним» для случаев, когда слово или фраза остается в употреблении, даже если значение больше не является точным, приводя такие примеры, как набор номера телефона, даже если телефоны больше не работают. есть циферблаты.

«Селфи» может еще стать последним анахронимом, фраза, означающая фотографию, сделанную самого себя, но при этом принципиально сохраняющая вторую половину этого словарного определения: «со смартфоном или веб-камерой и загружена на веб-сайт социальной сети».

Руководство по стилю Guardian определяет селфи как «автопортретную фотографию. В нем могут быть или не быть другие люди, и вы можете опубликовать его в социальных сетях, поместить в рамку или поместить в альбом, но если вы в нем, и вы его сняли, это селфи ».

Границы | Парадокс селфи: они никому не нравятся, но у всех есть причины их брать. Исследование психологических функций селфи в самопрезентации

Введение

Селфи

стали невероятно популярными, и почти невозможно посетить любой сайт социальных сетей, не увидев лица наших друзей крупным планом.Селфи - это автопортретная фотография самого себя (или себя и других людей), сделанная камерой (телефона), которую держат на расстоянии вытянутой руки или направленной на зеркало, которая обычно публикуется в социальных сетях (Sorokowski et al., 2015 ). Хотя точных данных о всемирном распространении селфи нет, оценки существующей статистики селфи впечатляют. Например, статистика Google за 2014 год (Brandt, 2014) сообщила о 93 миллиардах селфи, сделанных в день - это только пользователей телефонов Android .Согласно опросу, проведенному с участием 3000 человек, среди лиц в возрасте от 18 до 24 лет каждый третий сделанный снимок - это селфи (Hall, 2013). Аксессуары для селфи, такие как палки для селфи, были бестселлерами, а производители телефонов адаптировали свои продукты для селфи. Смартфон Sony Xperia TM C3 PROselfie TM , например , оснащен широкоугольной фронтальной камерой со светодиодной вспышкой и приложениями для селфи в реальном времени. Следовательно, в 2013 году термин «селфи» был официально добавлен в Оксфордский словарь английского языка, определяя селфи как «фотографию, сделанную самим собой, обычно сделанную с помощью смартфона или веб-камеры и переданную через социальные сети.«Растущее присутствие селфи в последние годы также становится видимым на языке, как сообщает Bennett (2014), использование термина« селфи »на английском языке выросло на 17000% с 2012 по 2014 год. Короче говоря, съемка, публикация и Просмотр селфи стал для многих повседневной привычкой, и простая их распространенность делает актуальным получение дополнительных сведений о психологии селфи и их последствиях на индивидуальном и общественном уровне. Настоящее исследование направлено на то, чтобы способствовать более глубокому пониманию селфи посредством изучения связанных мотивов и психологических переменных, и в частности, амбивалентного характера и суждений о селфи.

На самом деле, текущая дискуссия о ценности и последствиях селфи довольно разнообразна. В то время как некоторые подчеркивают ценность селфи как нового материала для творческой работы и расширенных возможностей выражения эмоций, другие в первую очередь обеспокоены чрезмерной самопрезентацией, которой способствуют селфи, и указывают на связанные с этим конфликты, угрозы самооценке или снижение внимательности. . Реттберг (2014), например, анализирует селфи с точки зрения культуры. Она описывает, как культура селфи порождает эксперименты и взаимное вдохновение, изобретая новые жанры, такие как серийные селфи или покадровые селфи.Например, удостоенное наград покадровое видео Me от Ари Ли показывает селфи, сделанные каждый день в течение 3 лет.

Напротив, Роман (2014) сосредотачивается на часто негативных побочных эффектах селфи для социального взаимодействия. Если вы полностью погружены в задачу сделать идеальное селфи, это может уменьшить ощущение самого момента или даже вызвать социальный конфликт. Стремясь к идеальному снимку самого себя на фоне идеального пейзажа, людей, похоже, не волнует, мешают ли они обзору или не уважают потребности других.Селфи, заключает она, «превзошла любую любезность, общественный договор или даже общее понимание друг друга» (Роман, 2014, стр. 314). Еще одно сбивающее с толку явление, связанное с бумом селфи, - это исчезновение естественных, откровенных снимков, и что даже маленькие дети в возрасте до 3 лет знакомы с позированием и развитием улыбки на фотографиях. У подростков чрезмерная сосредоточенность на том, чтобы фотографировать себя и делиться своими фотографиями, ассоциируется с еще более серьезными последствиями. Например, обмен селфи среди девочек-подростков коррелирует с переоценкой формы и веса, неудовлетворенностью телом, а также с тонкой идеальной интернализацией (McLean et al., 2015), а высокая частота публикации селфи в Instagram и связана с конфликтом в романтических отношениях (Ridgway and Clayton, 2016).

В дальнейших сообщениях упоминались отношения между селфи и нарциссизмом (Barry et al., 2015; Sorokowski et al., 2015; Weiser, 2015) или селфи как «прототип выразительной недостоверности» (Lobinger and Brantner, 2015). В отличие от «нормальных» аутентичных фотографий с естественными выражениями лица и позами, участники исследования Лобингера и Брантнера (2015) оценивали селфи с четко узнаваемыми позами (например,ж., утиное лицо, позирование перед зеркалом) как недостоверный способ хвастаться, часто подражая образцам для подражания из звезд и знаменитостей, вместо того, чтобы показать свое истинное «я». Другим типичным элементом селфи, связанным с суждениями о недостоверности, была видимость процесса фотографирования, например, селфи, на которых видна рука изображенного человека. Такие элементы подчеркивают, что изображенный человек сделал это фото намеренно, разрушая любую иллюзию о том, что селфи - это естественный взгляд на жизнь человека.В этом смысле селфи никогда не сможет показать подлинный, естественный снимок жизни человека. Что бы он ни делал, он прервал это занятие, чтобы сделать селфи. Фактически, некоторые автоснимки даже играют с этим аспектом и намеренно демонстрируют недостоверность, например, фотографии, на которых изображен «спящий» человек, но через зеркало видно, что этот человек сделал фотографию , . С другой стороны, отсутствие аутентичности может быть одной из причин, по которой люди заявляют, что предпочитают видеть другие фотографии своих друзей, чем селфи (Christoforakos and Diefenbach, 2016).

Селфи в совокупности кажутся загадочным явлением. Помимо художественных и дизайнерских проектов, обсуждаемые последствия селфи кажутся довольно негативными - нарушение социальных норм, сосредоточение внимания на фотографировании себя, а не на том, что происходит вокруг нас, создание конфликтов в отношениях, разжигание неудовлетворенности телом, недостоверность и нарциссическое поведение. По-прежнему очень популярны селфи. Они кажутся больше для людей, чем просто новый модный способ фотографировать.Наверное, селфи не стали бы такими популярными, если бы не имели особой ценности, помимо «обычных» фотографий. Настоящая статья освещает эту парадоксальную ситуацию с психологической точки зрения и более глубокого понимания мотивов, стоящих за селфи. В нашем исследовании изучается, как люди могут получить пользу от селфи, как они размышляют о селфи и видят свое собственное положение в культуре селфи и почему селфи могут быть более распространенными, чем предполагают отдельные утверждения.

Далее мы сначала обсуждаем теоретические основы и соображения, лежащие в основе нашей работы, а именно возможные преимущества и ценность, которые селфи могут дать людям, с упором на самопрезентацию и управление впечатлениями.Мы также обсуждаем первые результаты саморефлексии на селфи и различия между суждениями о себе и другими. Затем мы представляем эмпирическое исследование, в котором эти явления исследуются более подробно, с последующим общим обсуждением и последствиями для будущих исследований.

Фон

Потенциальная ценность селфи - от самоисследования к самопрезентации

Сначала, помимо социального измерения, автопортрет и селфи могут рассматриваться как средство исследования себя и личности.Рутледж (2013) подчеркивает функцию селфи как триггера для самообучения и самонаблюдения, поддерживая нашу потребность «выяснить, кто мы и что мы… пытаетесь ли вы обрести большее сознание или выяснить, что вас тронуло. купить синие туфли. … Мы можем оглянуться назад на наши мотивы и действия и понять, что не смогли бы получить никаким другим способом ». Однако эта внутренняя перспектива кажется лишь небольшой частью картины. В целом, внешняя ориентация и публичное выступление кажутся важной частью селфи, учитывая, что большинство людей делают селфи не только для себя.Чаще всего воображаемая аудитория кажется уже присутствующей во время селфи, и люди намеренно используют свои фотографии, чтобы сформировать определенное впечатление. Лю (2016), например, исследовал управление впечатлениями в контексте селфи из путешествий, которые делятся через социальные сети, показывая, как туристы стратегически корректируют фотографические изображения, чтобы управлять своими впечатлениями, и подчеркивая роль публикации селфи как стратегического поведения самопрезентации. В соответствии с этим существующие определения селфи в исследованиях (Сороковски и др., 2015) или Оксфордский словарь английского языка, прямо упоминают, что селфи обычно делятся через социальные сети, или описывают селфи как «размещение собственных фотографий» (Barry et al., 2015).

Чтобы лучше понять ценность селфи как формы самопрезентации в Интернете, предыдущие исследования в социальных сетях предлагают полезную отправную точку, особенно с учетом того, что обмен фотографиями стал ключевой функцией в социальных сетях (Weiser, 2015). Например, в исследованиях на примере Facebook уже изучались преимущества построения идентичности и неявных заявлений об идентичности через фотографию профиля и другие изображения (Zhao et al., 2008), использование функций саморекламы и их связь с нарциссизмом и самооценкой (Mehdizadeh, 2010), преимущества социальных онлайн-технологий для экспериментов с идентичностью и самораскрытия (Best et al., 2014), а также а также проблемы управления несколькими самопрезентациями через разные сервисы и профили (Brivio and Ibarra, 2009). Другое направление исследований касалось отношения к самооценке и благополучию. Здесь исследования показали положительный эффект селфи на самооценку благодаря возможности выборочной самопрезентации в социальных сетях, например, редактирование или изучение собственного профиля Facebook (Gonzales and Hancock, 2011; Toma, 2013).Однако посещение чужих профилей Facebook может иметь довольно негативное влияние на благополучие, особенно если друзей Facebook не известны лично: пренебрегая тем, что этот выборочный взгляд не отражает «истинную жизнь» других, один приходит к удручающему выводу, что другие должны быть счастливее и жить лучше (Chou and Edge, 2012). Таким образом, тот же эффект, который повышает нашу самооценку, когда сутенерствует собственный профиль и представляет весьма избирательный, благоприятный взгляд на нашу жизнь, может сработать при посещении профилей других людей.

В целом, самопрезентация онлайн через профили в социальных сетях, сообщения в блогах и т. Д. Контролируется гораздо лучше, чем самопрезентация в офлайн-среде, поскольку первая может быть отредактирована и исправлена ​​перед публикацией, с множеством возможностей изображение, воспринимаемое другими (Stǎnculescu, 2011). В рамках этого селфи расширяют возможности управления мнением других о себе до предела и обеспечивают некоторую степень новой независимости и контроля. Можно быстро получить представление о себе в любом месте и в любом месте без посторонней помощи.Хотя фотографировать себя с помощью камеры, находящейся на расстоянии вытянутой руки, было возможно еще до того, как эпоха смартфонов, смартфонов и специализированного оборудования для селфи довели эту форму селфи-фотосъемки до совершенства. Человек не только выбирает определенные изображения для самопрезентации, но и уже запускает процесс «управления» в тот самый момент, когда делает снимок своей жизни. С помощью селфи-камеры, действующей как зеркало, контролируемая самопрезентация в социальных сетях начинается уже во время фотосъемки.

Исследования индивидуальных различий в стратегическом самопрезентационном поведении дополнительно подтвердили, что самопрезентация является центральным мотивом использования социальных сетей. Błachnio et al. (2016) исследовали взаимосвязь между индивидуальными склонностями к разным стилям самопрезентации (например, саморекламу, самоуничижение) и использованием Facebook и обнаружили положительную корреляцию с индивидуальной склонностью к саморекламе. Размышляя об особой ценности селфи, также можно представить отношения между индивидуальным участием в съемке и публикации селфи и индивидуальными стратегиями самопрезентации, как это обсуждается в следующих параграфах.

Селфи в свете привычных стратегий самопрезентации

Среди множества возможностей социальных сетей селфи появляются как элемент с особенно высоким потенциалом для самопрезентации и управления впечатлениями: По сути , селфи сосредотачиваются на самом себе. Селфи-камера обеспечивает контроль при съемке; все остальное сделает редактирование фотографий. Когда лицо человека находится на переднем плане, селфи могут быть очень выразительными снимками, передавать эмоции и изображение по желанию.Таким образом, селфи, похоже, предоставляют наилучшие возможности для стратегической самопрезентации и управления впечатлениями.

Однако селфи могут быть особенно полезны для определенных типов самопрезентации. Учитывая, что люди по-разному используют разные стратегии самопрезентации, энтузиазм по поводу селфи может также зависеть от того, насколько хорошо селфи как средство самопрезентации сочетается с индивидуально предпочтительными стратегиями самопрезентации. Например, в таксономии стратегий самопрезентации, предложенной Мерцбахером (2007), две стратегии, в частности, кажутся хорошо соответствующими тому, что могут обеспечить селфи: первая стратегия - это самореклама, т.е.д., подчеркивая собственные достижения и способности, чтобы другие воспринимали их как способных, умных или талантливых (см. также Jones and Pittman, 1982; Tedeschi and Norman, 1985). Показывая строго контролируемое изображение самого себя в том виде, в каком он хочет, чтобы его видели другие, селфи создают основу для саморекламы. Вторая стратегия - это самораскрытие, то есть раскрытие (выборочных частей) себя и эмоций с целью передать приятный образ и заработать сочувствие, доверие и признательность со стороны других (см.также Schlenker, 1980; Тедески и др., 1985). В соответствии с этим, селфи, «снимки» из жизни человека, предлагают легкую возможность выразить эмоции и раскрыть понимание собственной жизни. Селфи - это «визуальный дневник» и способ поделиться эмоциями с друзьями и семьей (Wortham, 2013). В отличие от саморекламы, самораскрытие не направлено на представление лучшего «отполированного» я, а скорее нацелено на сочувствие через открытость и «естественное» понимание себя (хотя все еще является выборочным пониманием).Селфи-тенденции, такие как «уродливые» селфи или «селфи после душа», могут попасть в эту категорию.

Другие стратегии самопрезентации в таксономии (Merzbacher, 2007) кажутся менее совместимыми с селфи, например, преуменьшение. Недооценка в смысле стратегического способа самопрезентации означает якобы преуменьшение собственной значимости, способностей и достижений, но неявное ожидание возражений со стороны других, что в конечном итоге приводит к положительной переоценке самого себя.Селфи, однако, не совсем совместимы с этой стратегией. Размещение любой фотографии самого себя - это уже знак серьезного отношения к себе. Размещение селфи, то есть фотографии, на которой человек находится в центре, кажется чем угодно, но только не преуменьшением. Более того, у селфи нет реализованного канала обратной связи, необходимого для эффективного использования недосказанности как стратегии с положительным эффектом для себя. Важным элементом преуменьшения как стратегии самопрезентации является партнер по взаимодействию, который откажется от скромной самопрезентации.Следовательно, люди, которые обычно используют преуменьшение, должны с меньшим энтузиазмом относиться к селфи как инструменту самопрезентации.

В целом, возможности для самопрезентации можно считать основным фактором, привлекающим популярность селфи. Однако селфи не могут в одинаковой степени способствовать развитию всех типов различных стратегий самопрезентации, поэтому энтузиазм по поводу селфи может варьироваться в зависимости от индивидуальных тенденций в привычной самопрезентации.

Самоотражение на селфи

С аналитической точки зрения, самопрезентация может быть одной из самых ярких психологических причин для селфи.Однако возникает еще один интересный вопрос: как люди сами размышляют над этим вопросом: видят ли они селфи в первую очередь как инструмент самопрезентации? Где они видят преимущества и недостатки селфи в своей повседневной жизни? Как они отражают свое собственное и чужое поведение при съемке селфи?

На данный момент лишь небольшое исследование посвящено личным размышлениям и субъективным мотивам фотографирования и публикации селфи. Исключение составляет исследование Sung et al. (2016), в которых изучалась мотивация публикации селфи с помощью онлайн-опроса и предыдущего интервью.Исследование интервью выявило четыре основных мотива, а именно стремление к вниманию, общение, развлечение и архивирование, каждый из которых оценивался в онлайн-опросе по 3–6 пунктам. Среди четырех шкал мотивов стремление к вниманию (примеры: «Чтобы похвастаться», «Чтобы получить признание других»), по-видимому, в наибольшей степени совпадает с самопрезентацией. В то время как мотивы поиска внимания, общения и развлечения были положительно связаны с нарциссизмом и частотой публикации селфи, архивирование - нет.

В собственном качественном исследовании ( N = 86, см. Также Christoforakos and Diefenbach, 2016) мы исследовали субъективные ассоциации людей с селфи, тем самым различая воспринимаемые положительные и отрицательные аспекты селфи. Оба аспекта были исследованы в формате открытого вопроса и классифицированы с помощью качественного контент-анализа. В целом, наиболее распространенными положительными ассоциациями были независимость (съемка автопортретов без посторонней помощи), смысл / документация (селфи как маркер смысла, селфи как воспоминания), родство (чувство близости к людям, когда они видят их селфи), контроль. / самостройка (контроль над картинкой и изображением, воспринимаемым другими), и положительные эмоции (напр.г., веселье, погоня за скукой). Напротив, в качестве наиболее негативных последствий селфи участники назвали иллюзию / фальшивку (недостоверные, неестественные изображения, создание поверхностного иллюзорного мира), угрозу самооценке (например, риск негативной реакции со стороны окружающих, уязвимость), негативное впечатление на окружающих ( например, самовлюбленные, эффектные), изображения плохого качества и ненужные / неинтересные изображения. Таким образом, наши выводы о положительных ассоциациях в целом показывают параллели с исследованием мотивации селфи, проведенным Сунгом и др.(2016), например, взаимосвязь - общение, значение / документация - архивирование, положительные эмоции - развлечение. Тем не менее, аспект контроля и самооценки был затронут более подробно в нашем исследовании, а также аспект независимости как положительного следствия селфи не обсуждался Sung et al. (2016).

Более того, интересной тенденцией в наших качественных данных (Christoforakos and Diefenbach, 2016) была другая форма аргументации при разговоре о собственных привычках к селфи (например,g., «для меня это форма документации») по сравнению с другими, делающими селфи и общими суждениями (например, «люди становятся более самовлюбленными»). Не все утверждения явно указывали на суждения «я» по сравнению с другими суждениями, так как в исследовании явно не просили об этой дифференциации. Однако в тех утверждениях, которые имели место, акцент был сделан на ситуативных и практических причинах для самостоятельной селфи (например, «быстрое фото без помощи других», «использование селфи-камеры в качестве зеркала»), тогда как другие суждения скорее относились к причины, лежащие в человеке (напр.g., самовлюблённый, самовлюблённый), изображая прототипического фотографа, делающего селфи, как «тип персонажа, которому это нужно». Мы восприняли это как намек на более систематическое исследование суждений о собственных селфи в сравнении с другими «селфи и размышлениями людей о селфи как социальном феномене». В целом, изучение интерпретаций и объяснений причин для селфи может предложить более глубокое понимание психологии и субъективного опыта селфи.

Цели исследования

Настоящее эмпирическое исследование преследовало несколько целей:

Во-первых, исследование психологических функций селфи с особым упором на селфи как средство самопрезентации, а также представление общих стратегий самопрезентации.Мы сосредоточились на стратегиях саморекламы, самораскрытия и преуменьшения, предполагая положительные отношения с аффектом, связанным с селфи, для первых двух и отрицательные отношения для вторых.

Во-вторых, исследование имиджа и предполагаемых последствий селфи, а также отношения к личным и общественным ценностям. Таким образом, помимо косвенных выводов о ценности селфи (например, корреляции между аффектом, связанным с селфи, и привычными стратегиями самопрезентации), в нашем исследовании также были рассмотрены явные размышления о том, как люди воспринимают селфи и их последствия в нашем социальном взаимодействии.

В-третьих, основываясь на частотах различий между суждениями о себе и другими в нашем предыдущем исследовании (Christoforakos and Diefenbach, 2016), мы стремились к систематическому изучению этого эффекта. В соответствии с корыстной интерпретацией мы приняли более симпатичные суждения (например, самоироничные) в отношении собственных селфи и более критический взгляд (например, неаутентичный) в отношении селфи других.

Материалы и методы

Участников

Двести тридцать восемь человек (167 женщин), проживающих в Германии, Австрии и Швейцарии, приняли участие в исследовании и заполнили весь опрос.Возрастной диапазон составлял от 18 до 63 лет ( M = 25,33; SD = 7,21).

Процедура

Исследование проводилось посредством онлайн-опроса с помощью unipark, участие заняло около 15 минут. Все материалы были представлены на немецком языке. Ссылка-приглашение на исследование была распространена через различные списки рассылки и университетские панели. В качестве стимула среди всех участников, заполнивших опрос, были розыгрыши три подарочных сертификата Amazon (50 евро). Селфи-поведение участников и связанные с ним переменные оценивались с помощью ряда показателей, перечисленных в следующих разделах.

Меры

Поведение и настройки селфи

Участники указали, как часто они обычно делали селфи и получали селфи от друзей. Оба показателя оценивались по 6-балльной шкале (1 = никогда, 2 = один раз в месяц, 3 = один раз в неделю, 4 = несколько раз в неделю, 5 = один раз в день, 6 = несколько раз в день). Кроме того, участники оценили, насколько им нравятся селфи по сравнению с обычными (неселфи) фотографиями. Предпочтения оценивались по 5-балльной шкале (1 = предпочитаю селфи, 5 = предпочитаю обычные фотографии).

Аффект, связанный с селфи

Участники описали свои эмоциональные переживания, когда делали селфи с помощью расписания положительных и отрицательных воздействий (PANAS; Watson et al., 1988) в немецком переводе Krohne et al. (1996). Его краткая форма (Mackinnon et al., 1999) состоит из пяти пунктов, оценивающих положительный аффект (PA, например, восторженный, вдохновленный), и пяти пунктов, оценивающих негативные эмоции (NA, например, энтузиазм, вдохновленный). 10 предметов были представлены в случайном порядке. Суждения оценивались по 5-балльной шкале (1 = совсем нет, 2 = немного, 3 = умеренно, 4 = совсем немного, 5 = чрезвычайно), а значения шкалы рассчитывались путем усреднения соответствующих пунктов.Альфа Кронбаха составляла 0,80 для PA и 0,68 для NA. Несмотря на низкую надежность шкалы для NA, мы оставили шкалу в первоначальном виде, чтобы облегчить сравнение с предыдущими исследованиями.

Стратегии самопрезентации

Индивидуальные стратегии самопрезентации оценивались путем выбора пунктов из привычных шкал самопрезентации Мерцбахером (2007), который основывался на шкале тактики самопрезентации Ли и др. (1999). Мы сосредоточились на тех аспектах самопрезентации, которые мы считали особенно актуальными в контексте селфи, т.е.е., самореклама и самораскрытие. Далее мы оценили занижение, предположив, что эта стратегия , а не поддерживается через селфи, что позволяет проверить потенциальный дифференциальный эффект. Каждая стратегия (самореклама, самораскрытие, преуменьшение) оценивалась с помощью пяти утверждений, например: «Я рассказываю другим о своих успехах» (самореклама), «Я показываю, что мои чувства хорошо приняты другими» (самореклама). раскрытие), «Я сознательно преуменьшаю свои достижения» (преуменьшение). 15 утверждений были представлены в случайном порядке.Участники оценивали, насколько хорошо различные утверждения описывают их типичное поведение по 9-балльной шкале (1 = никогда, 9 = большую часть времени). Значения шкалы были рассчитаны путем усреднения соответствующих пунктов с удовлетворительной надежностью шкалы (Альфа Кронбаха: самореклама 0,84, самораскрытие 0,78, занижение 0,78). Анализ главных компонентов (вращение варимакс, 58% объясненной дисперсии) с тремя извлекаемыми компонентами выявил удовлетворительное решение с пятью элементами, оценивающими одну стратегию, образующими один компонент, и ни одной нагрузкой больше 0.30 по другим компонентам.

Воспринимаемые последствия селфи

Воспринимаемые последствия селфи оценивались на основе предыдущего качественного исследования, в котором мы исследовали наиболее заметные положительные и отрицательные ассоциации, связанные с селфи (как упоминалось в разделе «Предпосылки», см. Также Christoforakos and Diefenbach, 2016). В настоящем исследовании мы сосредоточились на шести аспектах, четыре из которых были названы положительными эффектами селфи (независимость, значение, родство, самооценка), а два из них были названы отрицательными эффектами селфи (иллюзорный мир, угроза самому себе). -почитать).Каждый аспект оценивался двумя пунктами, представленными в случайном порядке. Примеры элементов: «Селфи обеспечивают независимость» (независимость), «Селфи дают возможность почувствовать себя ближе к другим» (родство) или «Селфи показывают иллюзорный мир» (иллюзорный мир). Участники указали свое согласие по 5-балльной шкале (1 = совсем не согласен, 5 = полностью согласен). Значения шкалы были рассчитаны путем усреднения соответствующих пунктов с точностью шкалы от 0,62 до 0,79. Анализ главных компонентов (вращение варимакс, 79% объясненной дисперсии) с шестью извлекаемыми компонентами выявил удовлетворительное решение с двумя элементами, оценивающими один аспект, образующий один компонент, и никакие нагрузки не превышают 0.30 по другим компонентам.

Свои высказывания по сравнению с чужими селфи

Суждения о собственных и чужих селфи оценивались с помощью 10 утверждений, относящихся к пяти различным аспектам: самоирония («Селфи моих / других людей часто бывают забавными или самоироничными»), достоверность («Мои / другие люди» селфи показывают мою / свою истинную личность »), самопрезентация (« Я / другие люди используют селфи как средство самопрезентации »), веселье (« Я / другие люди делают селфи, потому что это весело »), ситуативная изменчивость ( «Мои / чужие селфи сильно различаются в зависимости от ситуации»).10 утверждений были представлены в случайном порядке, так что контраст суждений о собственных селфи и селфи других, возможно, не был очевиден для участников. Для каждого утверждения участники указали свое согласие по 5-балльной шкале (1 = совсем не согласен, 5 = полностью согласен).

Результаты и обсуждение

Поведение и настройки селфи

Отчеты о поведении селфи показали широкий диапазон, в Таблице 1 показаны зарегистрированные частоты съемки и получения селфи. Например, 50% заявили, что делают селфи примерно раз в месяц.27% заявили, что делают селфи один раз в неделю или чаще, один участник даже несколько раз в день. Статистика получения селфи в целом была выше, всего 49% заявили, что получали селфи не реже одного раза в неделю, а шесть участников даже несколько раз в день. Таким образом, кажется, что человек получает селфи чаще, чем делает их. Более того, съемка и получение селфи положительно коррелированы (непараметрическая корреляция Спирмена ρ = 0,56, p <0,001), так что эти два действия можно интерпретировать как общий показатель вовлеченности в селфи.Нынешняя высокая вариабельность самооценки самооценки согласуется с предыдущими исследованиями с использованием объективного подсчета, а также с отчетом о широких диапазонах и высоких стандартных отклонениях в статистике селфи (Barry et al., 2015; Sorokowski et al., 2015).

ТАБЛИЦА 1. Зарегистрированные частоты съемки и получения селфи.

Рейтинг предпочтения селфи по сравнению с изображениями, не являющимися селфи, показал явное предпочтение большему количеству изображений, не являющихся селфи. Среднее значение по 5-балльной шкале (1 = я предпочитаю селфи, 5 = предпочитаю обычные фотографии) было M = 4.30 ( SD, = 0,83), значительно отклоняясь от средней точки шкалы [ t (237) = 24,14, p <0,001]. Восемьдесят два процента дали оценку 4 или 5, что указывает на то, что они хотели бы просматривать в социальных сетях больше обычных фотографий, а не селфи. Хотя собственное участие в селфи коррелировало с более высоким уровнем принятия селфи (получение селфи: непараметрическая корреляция Спирмена ρ = -0,22, p <0,001; съемка селфи: ρ = -0,30, p <0.001), также в подгруппе людей с высокой степенью вовлеченности в селфи, желание более обычных снимков по-прежнему преобладало. Даже среди тех, кто делает селфи один раз в неделю или чаще ( n = 65), предпочтение более обычных фотографий вместо селфи по-прежнему было значительным [ M = 3,94, SD = 0,085, t (64 ) = 8,95, p <0,001]. То же самое относится к подгруппе тех, кто делает селфи раз в неделю или чаще [ n = 116, M = 4.16, SD = 0,86, t (115) = 14,54, p <0,001]. Таким образом, люди, которые сами делают много селфи, как правило, не любят смотреть чужие селфи и предпочитают больше обычных фотографий. В первую очередь, это выражает несколько парадоксальную ситуацию, когда многие люди делают селфи, но в то же время хотят уменьшить количество селфи в социальных сетях в пользу большего количества изображений, не являющихся селфи, выражая несколько отстраненное отношение к ценность селфи.

Аффект, связанный с селфи и стратегии самопрезентации

Анализ эмоциональных переживаний участников во время селфи показал средние значения в нижнем диапазоне шкалы как для положительного аффекта ( M, = 2,64, SD, = 0,83), так и для отрицательного аффекта ( M = 1,40, SD ). = 0,49). Тем не менее, положительный эффект был значительно более выраженным, чем отрицательный [ t (237) = 21,41, p <0,001], что указывает на то, что в среднем съемка селфи в целом является довольно положительным опытом.Положительный эффект, связанный с селфи, также был связан с вовлечением в селфи, т. Е. Положительно связан с частотой съемки селфи (непараметрическая корреляция Спирмена ρ = 0,32, p <0,01) и получения селфи (непараметрическая корреляция Спирмена ρ = 0,18). , р <0,01).

Дальнейший анализ показал, что опытная позитивность селфи различалась в зависимости от индивидуально предпочтительных стратегий самопрезентации: дисперсионный анализ показал общие различия между спецификациями трех рассмотренных стратегий самопрезентации [ F (2) = 28.73, p <0,001]. Наименее популярно занижение ( M = 4,03; SD = 1,46), тогда как самореклама более популярна ( M = 4,34; SD = 1,38) и самораскрытие наиболее выражено ( M = 4,93; SD = 1,36). Как показано в таблице 2, высокие значения саморекламы и самораскрытия коррелировали с положительным опытом съемки селфи, а высокие значения недооценки коррелировали с отрицательным опытом селфи.

ТАБЛИЦА 2. Корреляция между индивидуальными стратегиями самопрезентации и аффектом, связанным с селфи.

Вероятная интерпретация состоит в том, что люди, которые склонны недооценивать свои успехи и компетенции, представляя себя, не могут получить выгоду от селфи - по крайней мере, не как средство самопрезентации - и, таким образом, связывают негативные эмоции со съемкой селфи. Селфи, неизбежно требующее внимания к себе, противоречит подобным привычкам самопрезентации.Однако для многих других, использующих более популярные стратегии саморекламы и самораскрытия, селфи являются подходящим средством самопрезентации в соответствии с их предпочтениями и, таким образом, связаны с положительными эмоциями. Как обсуждалось выше, селфи кажутся хорошей возможностью для выборочной самопрезентации с акцентом на сильных сторонах, достижениях и способностях (самореклама), а также для демонстрации эмоций, приятной открытости и понимания своей жизни (самораскрытие).

В целом, характер корреляций предполагает, что перспектива самопрезентации имеет решающее значение для понимания ценности селфи. Кроме того, рассмотрение привычных стратегий самопрезентации помогает объяснить индивидуальные различия в аффектах и ​​симпатиях к селфи. В соответствии с нашими ожиданиями, самореклама и самораскрытие были связаны с положительным аффектом, связанным с селфи, и преуменьшением - с отрицательным аффектом, связанным с селфи. Другими словами, люди, которые обычно используют саморекламу и / или самораскрытие в качестве стратегии самопрезентации, также проявляют наибольшую страсть к селфи.

Идея связи между съемкой селфи и саморекламой вполне параллельна предыдущим исследованиям использования селфи для управления впечатлениями, таким как стратегически скорректированные селфи из путешествий (Лю, 2016) или самореклама как основной движущей силы использования Facebook ( Carpenter, 2012; Błachnio et al., 2016). Более того, широкий круг исследований, изучающих отношения к нарциссизму, уже обсуждал потенциальные аспекты саморекламы селфи. Например, Barry et al. (2015, стр. 3) описал селфи как «по своей природе [фотографии], сфокусированные на самом себе, причем некоторые из них, возможно, были явными попытками привлечь внимание других из-за своей внешности, принадлежности или достижений.”(Сороковски и др., 2015) исследовали различные подфазы нарциссизма и выявили потребность в восхищении как наиболее важный предиктор поведения при размещении селфи, фактически, единственную подшкалу нарциссизма, которая значительно предсказывала публикацию селфи среди женщин.

Связь между публикацией селфи и самораскрытием в качестве стратегии самопрезентации, насколько нам известно, до сих пор не исследовалась эмпирически. В анекдотических отчетах уже подчеркивается потенциал селфи для выражения эмоций и передачи эмоций другим людям, например.g., «речь идет о том, чтобы показать своим друзьям и семье свою радость, когда у вас хороший день, или открыть диалог или линию связи, используя изображение так же, как вы могли бы просто написать« привет »или« как дела? »» (Wortham, 2013). Наше исследование, однако, предполагает, что самораскрытие через селфи может также выполнять функции, выходящие за рамки установления линии общения, а именно самораскрытие, чтобы вызвать сочувствие, в смысле стратегической самопрезентации (Merzbacher, 2007).

В совокупности селфи представляют собой мощный инструмент управления впечатлениями, т.е.е., «процесс, с помощью которого люди контролируют впечатления, которые формируют о них другие» (Лири и Ковальски, 1990). Однако полезность этого инструмента зависит от индивидуально предпочитаемых стратегий самопрезентации. Хотя самореклама и самораскрытие хорошо поддерживаются, преуменьшение и, возможно, другие стратегии (которые мы не оценивали в настоящем исследовании) не поддерживаются. Как следствие, люди, предпочитающие преуменьшение, скорее проявляют антипатию к селфи и сообщают о негативных эмоциях, делая селфи.

Воспринимаемые последствия селфи

Средние значения согласия для изученных воспринимаемых последствий селфи приведены в таблице 3. Анализ показал значительное согласие в отношении потенциальных негативных эффектов селфи (иллюзорный мир, угроза самооценке), но лишь частичное согласие в отношении потенциальных позитивных эффектов. Среди потенциальных положительных эффектов единственным аспектом, по которому было достигнуто существенное согласие, была постановка самого себя, то есть возможность использовать селфи для представления намеченного изображения другим.Однако меньшее количество участников признали положительные эффекты селфи в отношении независимости, значения или родства, а средние значения согласия оставались значительно ниже нейтральной средней точки шкалы. Фактически, только небольшая часть выборки показала согласие по положительным аспектам и получила оценку выше средней точки шкалы (независимость: 14%, что означает: 14%, родство: 8%), тогда как соотношение участников, набравших баллы выше средней точки шкалы, составило 62 % за постановку самого себя, 62% за угрозу самооценке и 67% за иллюзорный мир.

ТАБЛИЦА 3. Средние значения согласия и значимость отклонения от средней точки шкалы (= 3) для воспринимаемых последствий селфи.

Анализ корреляции между воспринимаемыми последствиями селфи и аффектом, связанным с селфи, а также поведением селфи (см. Таблицу 4), показал правдоподобную закономерность: те, кто часто сами делают селфи, сообщали о более высоком согласии с положительными и более низком согласии с отрицательными последствиями селфи.Кроме того, согласие в отношении положительных последствий селфи было связано с более позитивным аффектом, связанным с селфи, а согласие в отношении негативных последствий селфи было связано с более негативным аффектом, связанным с селфи.

ТАБЛИЦА 4. Корреляции между воспринимаемыми последствиями селфи, поведением селфи и аффектом, связанным с селфи.

В целом, те, кто часто делает селфи и при этом чувствует себя хорошо, также более оптимистично оценивают общие последствия селфи.Однако, согласно нашим результатам, большинство участников видят наиболее очевидные последствия селфи с негативной стороны, то есть угрозу самооценке и создание иллюзорного мира. Это аналогично предыдущему исследованию, в котором обсуждалась потенциальная опасность селфи для уверенности и самоуважения, возникающая в результате неоднократных попыток добиться «идеального селфи» и отсутствия положительной обратной связи (Barry et al., 2015).

С положительной стороны, наиболее доминирующим аспектом является постановка самого себя.Другие положительные аспекты, такие как чувство родства, автономии или смысла, испытала лишь небольшая часть участников. Они также оказались наиболее увлеченными селфи, часто делали селфи и при этом чувствовали себя хорошо. В некотором смысле, съемка селфи может быть самоусиливающимся процессом, когда вы обнаруживаете неожиданные положительные аспекты (помимо постановки себя) во время занятия, и этот положительный опыт побуждает к дальнейшему взаимодействию. Тем не менее большинство проявило довольно критическое отношение, и среди мнимых последствий селфи явно преобладают негативные моменты.Если селфи и хороши для чего-то, так это постановка самого себя, по крайней мере, по мнению большинства.

Для получения исчерпывающей картины отношений между индивидуально предпочтительными стратегиями самопрезентации участников, аффектом, связанным с селфи, и предполагаемыми последствиями селфи, мы провели апостериорный анализ пути , вычисленный с помощью пакета R lavaan. Рассматривая стратегии самопрезентации как экзогенную переменную человека и на основе обнаруженных корреляционных паттернов, тестируемая модель предполагала влияние стратегий самопрезентации на аффект, связанный с селфи, и, в свою очередь, влияние аффекта, связанного с селфи, на воспринимаемые последствия селфи ( Фигура 1).Индексы соответствия указывают на хорошее соответствие модели, CFI = 0,957; RMSEA = 0,046; SRMR = 0,067 (McDonald, Ho, 2002; Beauducel, Wittmann, 2005; Kline, 2015). Критерий χ 2 является значимым [χ 2 (30) = 44,963; p = 0,039], но это обычное следствие большого количества участников (Bühner, 2011). В общем, индивидуальные стратегии самопрезентации, похоже, решают, воспринимает ли человек селфи как положительный или отрицательный, и результирующая валентность аффекта подразумевает сосредоточение внимания либо на положительных, либо на отрицательных последствиях селфи.В то время как положительный аффект, связанный с селфи, сопровождается положительными суждениями о селфи, подчеркивая такие последствия, как родство, автономия, значение и самооценка, отрицательный аффект, связанный с селфи, подразумевает согласие с негативными последствиями селфи, такими как создание иллюзорного мира и угрозы для самооценка. В целом, нынешняя модель post hoc , предлагающая путь от переменных личности (стратегии самопрезентации) через аффективные последствия селфи к когнитивным суждениям (т.д., предполагаемые последствия), обеспечивает правдоподобную структуру для наших данных и может использоваться для дальнейших исследований.

РИСУНОК 1. Анализ пути взаимосвязей между стратегиями самопрезентации, аффектом, связанным с селфи, и воспринимаемыми последствиями селфи. Значимые пути обозначены звездочкой, p <0,05, ∗∗ p <0,01. Остатки не показаны для упрощения презентации.

Собственные высказывания по сравнению с чужими селфи

Таблица 5 показывает средние значения согласия с утверждениями о собственных селфи по сравнению с чужими.Значительные различия между собственными и другими утверждениями наблюдались по всем изученным аспектам, а именно самоиронии, достоверности, самопрезентации, веселью и ситуационной изменчивости. В целом, результаты подтвердили наши ожидания, продемонстрировав более приятную интерпретацию собственных селфи и более критическую интерпретацию селфи других: собственные селфи оценивались как более самоироничные и считались более аутентичными, чем у других. Напротив, другие, как предполагалось, использовали селфи для самопрезентации и веселились, делая селфи в большей степени, чем он сам.Дальнейший анализ соотношений согласия (т. Е. 4 или 5 оценок) более подробно показал расхождение между собственными и другими утверждениями. Например, 40% заявили о самоиронии в своих селфи, но только 13% восприняли самоиронию в чужих селфи. Напротив, 90% заявили, что чужие селфи являются средством самопрезентации, но только 46% засвидетельствовали это своим селфи. Очевидно, существует систематическое несоответствие в восприятии собственных селфи по сравнению с чужими, то есть предвзятость к селфи.

ТАБЛИЦА 5. Средние значения согласия и значимость различий для утверждений о собственных селфи и селфи других.

Неожиданным результатом было то, что чужие селфи получили более высокую степень ситуационной изменчивости, например, показывая разные изображения или позы из одной ситуации в другую. Принимая во внимание наше предыдущее исследование (Christoforakos and Diefenbach, 2016), в котором участники сосредоточились на ситуативных и практических причинах для селфи самому, но на личных факторах селфи других, мы ожидали, что участники будут игнорировать вариации селфи других в разных ситуациях.Однако это было не так. Хотя согласие по отдельным аспектам (например, потребностям самопрезентации, развлечениям) действительно было выше, люди также признавали ситуационные вариации в чужих селфи. Однако проблема в нашей операционализации может заключаться в том, что наши вопросы, оценивающие ситуативную изменчивость, запрашивали только наблюдаемые вариации, а не то, в какой степени ситуация (в отличие от характера) повлияла на поведение. Можно все еще представить, что спусковой крючок для селфи лежит в человеке (потребности самопрезентации), и ситуация скорее используется для оправдания селфи и адаптации позы к окружающим.В этом смысле более низкие оценки ситуационной изменчивости для себя по сравнению с другими также могут быть заявлением о том, что он не принимает участия в игре. Кроме того, вполне вероятно, что, наряду с общей потребностью людей в личном контроле и влиянии (Frey and Jonas, 2002; Pittman and Zeigler, 2007), можно не захотеть констатировать ситуационные факторы, более ответственные за свои действия, чем внутренние, личные факторы.

Таким образом, высказывания людей о собственных селфи по сравнению с чужими селфи предполагают отстраненное отношение к селфи.В крайнем случае, съемка селфи может показаться некачественной. Это поверхностное занятие, полезное для других, чтобы повеселиться и осознать свои потребности в самопрезентации, но сам не воспринимает страсть к селфи слишком серьезно. Хотя «другие» выглядят как настоящие селфи, это не означает, что кто-то полностью отказывается от селфи. Однако если один делает селфи, это не типичные селфи, а более аутентичные или более самоироничные, чем у других. Хотя возможно, что люди действительно испытывают трудности с пониманием чувства юмора друг друга и с трудом обнаруживают признаки самоиронии в чужих селфи, эта модель также соответствует корыстному предубеждению и эффектам социального спроса.Самопрезентация - это доминирующее впечатление от чужих селфи, но для себя создаются более благоприятные мотивы. Явное размышление о своем поведении в селфи и осознание участия в деятельности, которую, по сути, считают нелепой, также может быть классическим случаем когнитивного диссонанса из-за осознанного разрыва между установкой и поведением (Festinger, 1957). Этот диссонанс можно уменьшить, преуменьшая его нарциссические аспекты и оправдывая селфи самоиронией или подлинным пониманием своей жизни.В целом, нынешние модели открытий предполагают некоторую предвзятость и романтизацию собственного селфи-поведения. Тем не менее, несколько механизмов могут играть роль и в настоящем исследовании, и эффекты истинного неправильного восприятия (например, не видеть иронии в чужих селфи, действительно видеть собственные селфи как более аутентичные) и потребности во внутреннем и внешнем обосновании не могут быть полностью разделены. .

Общие обсуждения

Настоящее исследование позволило глубже понять психологические мотивы и ощутимые преимущества селфи, уделяя особое внимание аспектам самопрезентации, а также размышлениям людей о селфи и их последствиях на индивидуальном и социальном уровне.В дополнение к предыдущему исследованию, в котором изучалась взаимосвязь между вовлечением в селфи и личностными качествами (Barry et al., 2015; Sorokowski et al., 2015; Weiser, 2015), в настоящем исследовании подчеркивается связь с популярными, привычными стратегиями самопрезентации. Первые предыдущие исследования самоотчетов о мотивации делать селфи (Sung et al., 2016) были продвинуты за счет более широкого изучения предполагаемых последствий и понимания того, как люди размышляют о своем собственном и чужом поведении во время селфи.Наши результаты подтвердили, что самопрезентация имеет отношение к популярности и привлекательности селфи, но также показали, что такая привлекательность вряд ли отражается в явной приверженности селфи. Рассмотрение предубеждений и механизмов, описанных в социальной психологии, может помочь понять это кажущееся противоречие, предвзятость к селфи или парадокс селфи. Ниже мы резюмируем результаты нашего исследования, а затем обсуждаем альтернативные интерпретации, параллели с выбранными механизмами из социальной психологии и исследования самопрезентации, а также следующие вопросы исследования.

Таким образом, наши результаты характеризуют селфи как сложную и несколько противоречивую практику с менее общим согласием, чем может предполагать широкое распространение селфи в социальных сетях. Отчеты участников об их собственном поведении при съемке селфи показали, что значительная часть участников регулярно делала селфи, однако с разным уровнем положительного аффекта, связанного с этим. Дальнейший анализ показал, что позитивный настрой при съемке селфи различается в зависимости от индивидуально предпочитаемых стратегий самопрезентации.В соответствии с нашими ожиданиями, особенно участники, которые обычно используют саморекламу и / или самораскрытие в качестве стратегии самопрезентации, оказались наиболее увлеченными селфи. Для них селфи могут стать желанной возможностью поддержать их естественное самопрезентационное поведение. В соответствии с этим, наиболее очевидным преимуществом селфи была постановка самого себя (62%). Другие положительные аспекты, такие как независимость, значение и родство (которые в предыдущем исследовании выявили как потенциальные положительные последствия селфи), получили меньшее согласие и были признаны лишь небольшой частью выборки (8–14%).Напротив, гораздо большая часть участников (62–67%) заявили о согласии с потенциальными негативными последствиями, такими как селфи, создающие иллюзорный мир и угрозы для самооценки. Этот общий довольно негативный взгляд на селфи был продолжен, когда было обнаружено, что подавляющее большинство (82%) заявили, что хотели бы видеть в социальных сетях более обычные фотографии вместо селфи. Таким образом, хотя (иногда) являясь частью культуры селфи, есть также ощущение, что было бы желательно больше фотографий без селфи.

Такие отчеты говорят о том, что люди преимущественно воспринимают негативные последствия селфи, и что делается больше селфи, чем оценивают зрители. Тем не менее люди во всем мире каждый день делают тысячи селфи. Более того, существуют систематические различия в восприятии собственного и чужого селфи. Согласно гипотезе, люди оценивали других, что они получают больше удовольствия от селфи, и предполагали, что самопрезентация через селфи более важна для других, чем для себя.Более того, чужие селфи были оценены как менее аутентичные, чем собственные, в то время как собственным селфи была присвоена более высокая степень самоиронии. Заявив общее желание меньше селфи в социальных сетях, отдельный человек, кажется, находит веские причины для того, чтобы время от времени делать / публиковать селфи, и интерпретирует свои селфи таким образом, чтобы они выглядели более оправданными (аутентичными, самоуверенными). иронично), чем у других.

Хотя настоящее исследование еще раз подтвердило ценность селфи для самопрезентации, кажется, что понимание их потенциала для самопрезентации - лишь часть истории понимания селфи.Еще более интересная часть - это история, которую люди строят вокруг селфи: общее критическое отношение к селфи и желание большего количества неселфи-фотографий в социальных сетях, даже среди тех, кто активно занимается селфи. Когда вы спрашиваете одного человека, селфи никогда не должны были стать такими популярными. Взятые вместе, описанное выше несоответствие между суждениями о собственных и чужих селфи, противоречивой ролью самопрезентации и вовлеченностью в деятельность, которую кто-то описывает как в основном критическую, формирует то, что мы назвали предвзятостью к селфи, что приводит к парадоксу: Похоже, никто не любит селфи, но у всех есть причины их делать.

В провокационной интерпретации вся сумма селфи может быть «исключительными фотографиями» людей, которые на самом деле не поклонники селфи. Они могут без особого энтузиазма следовать социальным нормам, не желая разрушать развлечения для других. Не воспринимая это всерьез и не проявляя к нему особой страсти, они могут скорее воспринимать селфи как своего рода социальное обязательство, которое втайне надеется перестать быть популярным. Если, однако, все так думают, но не действуют в соответствии с этим, наблюдаемый результат состоит в том, что все будут и дальше заниматься селфи и еще больше способствовать своей популярности.Это означало бы, что масса людей создаст культуру, которой, кажется, полностью привержены лишь немногие. В этом случае возможный вывод может заключаться в том, чтобы найти способы освободить людей от селфи, поскольку это, по сути, деятельность, от которой лишь немногие могут получить прибыль, а многие считают ее негативной.

Альтернативная интерпретация может заключаться в том, что многим людям действительно нравится делать селфи и получать от этого выгоду как способ самопрезентации, но преуменьшают это в своих отчетах. Люди могут больше извлекать выгоду из преимуществ самопрезентации, но создавать более благоприятные мотивы для своего собственного поведения в селфи в пользу социальных требований и собственного позитивного взгляда на себя.В этой интерпретации может подразумеваться, что мы должны осознавать, что селфи - это долгожданная возможность отыграть потребности самопрезентации, и люди даже находят способы оправдания с помощью других гипотетических мотивов. В этом случае наблюдаемая предвзятость селфи может фактически выполнять психологическую функцию. В каком-то смысле можно действовать нарциссически, не чувствуя нарциссизма. Помимо этого, есть несколько параллелей с описанными предубеждениями и механизмами в социальной психологии и исследованиях самопрезентации, которые также могут помочь понять несоответствие между суждениями о собственных и чужих селфи.

Первая параллель касается предвзятости атрибуции. Одним из очевидных факторов для более сочувственной интерпретации собственного поведения в селфи может быть классическая корыстная предвзятость, то есть «пристрастие к эгоизму», когда «мы пытаемся объяснить свое поведение в терминах, которые нам льстят и ставят нас в тупик. хороший свет »(Миллер и Росс, 1975, стр. 213). Мотивации самопрезентации могут быть связаны с нарциссизмом и рассматриваться как менее авторитетные, и поэтому приписываться другим, а не себе.Для себя человек предпочитает, чтобы в отношениях были более авторитетные черты характера, такие как самоирония или искренность. Это также согласуется с предыдущим исследованием атрибуции несоответствий между онлайн и офлайн самопрезентациями (DeAndrea and Walther, 2011). Он показал, что типы атрибуции, которые люди приписывают онлайн-поведению, зависят от точки зрения человека, давшего объяснение: люди объясняли свое собственное онлайн-поведение более благоприятно, чем онлайн-поведение как друзей, так и знакомых.Короче говоря, люди, делающие селфи, могут защитить свою самооценку, заявляя о социально желательных причинах делать селфи для себя, вместо менее уважаемых причин (например, нарциссических амбиций), которые они подозревают у других.

Также фундаментальная ошибка атрибуции, т. Е. Тенденция сосредотачиваться на внутренних характеристиках (характере или намерении) при объяснении поведения другого человека и ситуационных факторах при интерпретации своего собственного поведения (Jones and Harris, 1967), могла играть роль в суждениях самого себя. по сравнению с чужими селфи.В то время как для себя один утверждает, что селфи дают подлинное представление о реальных жизненных ситуациях, для других внутреннее желание самопрезентации считается более актуальным. Однако открытие, противоречащее этой интерпретации, состоит в том, что люди также приписывают более высокую ситуативную изменчивость селфи других людей, так что они признают вариации от ситуации к ситуации. В целом, общая тенденция к эгоистической атрибуции оказывается более очевидным фактором, чем неспособность учесть ситуативные влияния при объяснении поведения других.

Еще одним важным фактором может быть игнорирование двунаправленных влияний на поведение самопрезентации. Например, типичные позы для селфи, часто немного эффектные и самовлюбленные, просто стали устоявшимся способом представить себя на селфи и оправдать наши ожидания относительно того, как выглядит типичное селфи. Даже если для одного я могу выбрать эффектную позу просто «для развлечения», это не значит серьезно и скорее претендует на выражение самоиронии - это также приглашение для других имитировать эту позу (с той же идеей самоирония), добавляя к процессу эскалации селфи-поведения друг друга.Люди могут интерпретировать селфи-поведение других как обусловленное в основном потребностями самопрезентации, но недооценивать то, что их собственное поведение также могло вдохновлять людей на такие позы. Короче говоря, они могут игнорировать влияние собственной самопрезентации на самопрезентацию других и, таким образом, неспособны адекватно интерпретировать поведение других в селфи. Эта предвзятость уже описывалась в других контекстах. Например, Baumeister et al. (1989) описали, как люди выводят уровень самооценки своих партнеров непосредственно из поведения партнеров, без поправки на то, как сами протагонисты изменили поведение партнеров.Затем они пришли к выводу, что люди могут не вносить адекватных коррективов в интерпретацию, когда их самопрезентации меняют поведение других. Опять же, это также показывает, что люди склонны пренебрегать ситуационными влияниями при оценке действий других.

Хотя это, конечно, не утомительно, но приведенные выше параллели с популярными предубеждениями в предыдущем исследовании могут помочь понять общую важность понимания социальных сетей - как по своей сути социальной среды - через призму социальной психологии.

Ограничения и дальнейшие исследования

Настоящее исследование имеет несколько ограничений, которые необходимо рассмотреть в будущих исследованиях.Во-первых, настоящее обсуждение является лишь одним из способов интерпретации корреляционных результатов и общей картины результатов. Это должно быть усовершенствовано (квази) экспериментальными исследованиями в будущем, которые позволят более точные интерпретации и, возможно, причинно-следственные связи. Например, описанная предвзятость к селфи, как и большинство описанных предубеждений в психологии, сначала представляет собой простое описание систематических сдвигов между суждениями, атрибуциями или поведением от одного контекста к другому. С одной стороны, теоретический анализ, эмпирические корреляции между привычными стратегиями самопрезентации и аффектом, связанным с селфи, а также суждения о чужих селфи предполагают, что их потенциал самопрезентации является главным фактором их широкого успеха.С другой стороны, люди скорее минимизируют влияние самопрезентации на себя и вместо этого подчеркивают иронию и подлинность как более распространенные в их собственных фотографиях, чем в селфи других. Интересным вопросом для будущих исследований может стать более глубокое понимание основных процессов и отношений между этими двумя результатами: (1) лежит ли в основе сознательный процесс? Сознательно ли люди преуменьшают самопрезентационный потенциал селфи? Чувствуют ли они стыд за свои потребности в самопрезентации и пытаются найти более обоснованные причины для селфи? Или (2) наблюдаемая предвзятость к селфи отражает отсутствие способности к саморефлексии? Действительно ли они воспринимают свои селфи как более аутентичные или самоироничные, чем чужие? Разве люди не знают, что их действительно привлекает в селфи, и могут ли они предполагать другие мотивы для публикации селфи, чем они могут быть на самом деле? Может ли неясная мотивация селфи, открытая для различных интерпретаций, даже быть причиной их популярности? Конечно, правдоподобны и промежуточные позиции.Будущие исследования могут помочь лучше понять выявленную предвзятость к селфи и связанные с ней механизмы.

Во-вторых, наше исследование основано на самоотчетах и ​​не включает объективных данных о съемках и получении селфи. Мы выбрали этот подход из-за нашего основного интереса к саморефлексии и, следовательно, легкости в изучении предмета. Более или менее важным, чем точная информация об одном селфи, было то, как люди воспринимали свое собственное и чужое селфи-поведение и ментальные конструкции вокруг него.Следовательно, мы стремились избежать какого-либо дополнительного давления с обоснованием, которое может быть вызвано изучением жестких данных об использовании. Наряду с этим следует отметить, что согласно самоотчетам, наша выборка не была чрезмерно активной выборкой селфи, и амбициозные селфи с частотой несколько раз в неделю (или чаще) составляли меньшинство. Несмотря на это ограничение, обнаруженные эффекты заметны и могут быть даже сильнее в образце, ориентированном на селфи. Это, однако, должно быть подтверждено в будущих исследованиях, включая более высокую долю тех, кто любит делать селфи.Кроме того, включение объективных данных об использовании может помочь в продвижении настоящих результатов и получить более дифференцированную картину отдельных явлений, например, ценность совместного использования селфи по сравнению с селфи как средства документирования для одного человека. Более того, такие методы, как выборка опыта (Hektner et al., 2007), ежедневный дневник, который просит людей сообщать о характере и качестве своего опыта, связанного с повседневными жизненными событиями, могут быть адаптированы к контексту селфи. Данные могут быть легко собраны через смартфон, т.е.е., природный объект, связанный с селфи. Изучение опыта людей в реальном времени во время съемки, публикации или получения селфи позволит глубже понять, какой момент на самом деле вызывает наиболее положительный эффект, и соответствующие контекстные факторы.

В-третьих, наши выводы ограничены европейским образцом, и изучение потенциальных межкультурных различий для восприятия и принятия селфи может быть интересным предметом для дальнейших исследований. Например, исследование может противопоставить индивидуалистическую и коллективистскую культуры в отношении их культуры селфи.Можно интуитивно предположить, что селфи как тип фотографии, ориентированный на личность, может быть более приемлемым в индивидуалистических культурах. С другой стороны, особенно во многих преимущественно коллективистских азиатских странах, придающих большое значение взаимозависимости и развитию идентичности через взаимоотношения, селфи кажутся довольно популярными.

Возможно, существует другая форма интерпретации селфи между разными культурами. В нашем исследовании большинство участников отказались от связи между селфи и родством с другими и выделили самопрезентацию как наиболее важный фактор.В других культурах могут быть разные взгляды и, например, они сосредоточены на коллективной деятельности по совместному фотографированию селфи или публикации селфи в качестве акта установления контакта и подчеркивания единства. Первые намеки в этом направлении можно найти в исследовании Sung et al. (2016), где общение стало основным двигателем намерения публикации селфи, а более индивидуально-ориентированные факторы, такие как стремление к вниманию или нарциссизм, оказались менее актуальными. Другим аспектом может быть высокая ценность общественного признания в коллективистских культурах, и симпатия к селфи других может быть уместной практикой.Вместо эгоистического акта самопрезентации селфи можно интерпретировать как знак признательности к мнению других и просьбу о подтверждении через других.

Далее, в будущих исследованиях можно будет изучить индивидуальные различия, которые имеют отношение к использованию стратегий самопрезентации и, таким образом, могут повлиять на индивидуальную привлекательность селфи как инструмента самопрезентации. Например, основные черты самооценки (Deci and Ryan, 2002) могут играть роль, особенно ориентация на индивидуальную автономию, которая отражает общую тенденцию основывать свое поведение на основных интересах и интегрированных ценностях и испытывать истинный выбор в своем поведении.Учитывая, что люди с высокой ориентацией на автономию, как правило, реже используют стратегии самопрезентации (Lewis and Neighbours, 2005), ориентация на высокую автономию может также снизить интерес к селфи или другим формам самопрезентации в социальных сетях.

Наконец, наше исследование отношений между селфи и привычными стратегиями самопрезентации было ограничено конкретным набором стратегий самопрезентации. Стремление к экономному дизайну исследования, сфокусированному на тех стратегиях, которые мы считали наиболее подходящими или неподходящими для селфи.Однако будущие исследования могут включать в себя дальнейшие стратегии самопрезентации. Это также может включать изучение отношения к различным мотивам самопрезентации. Например, заметным отличием мотиваций самопрезентации является самопостроение / самореализация по сравнению с получением вознаграждения от других и, таким образом, удовлетворением аудитории (Baumeister, 1982). Это различие также демонстрирует параллели с позициями различных исследователей относительно ценности селфи, например, что селфи - это средство исследования себя и личности (Rutledge, 2013), селфи как практика свободы или практика самотерапии и повышения осведомленности. (Тиденберг и Круз, 2015), в отличие от других, продвигающих мотивацию управления впечатлениями и изготовление селфи для распространения желаемых впечатлений среди других (Лю, 2016).

Заключение

Как показало настоящее исследование, самопрезентация может быть центральным фактором привлекательности селфи, но в то же время преуменьшается в самоотчетах. Хотя многие люди способствуют успеху селфи, лишь немногие заявляют о своей приверженности. Однако, в конце концов, сочетание этих двух факторов, возможность самопрезентации без очевидного раскрытия потребностей в самопрезентации, также может быть частью секрета их успеха. То, что мы здесь назвали парадоксом селфи и предвзятостью к селфи, также могло быть ключевым фактором их популярности.Формирует легкую возможность для самопрезентации, которая позволяет людям стратегически приспосабливаться и экспериментировать с впечатлением, которое они производят на других, но все же в игровой и несколько двусмысленной манере, которая даже интерпретируется как самоирония (по крайней мере, с помощью селфи- сами берущие).

Умные экспериментальные исследования, несомненно, прольют свет на точную мотивацию селфи. Но в повседневной жизни конкретные мотивы человека для селфи обычно остаются невыясненными. Другие и, возможно, даже вы сами, никогда не смогут полностью и окончательно понять, что мотивирует делать селфи, и это может быть то, что на самом деле привлекает людей.В этом смысле настоящее исследование также способствует более глубокому пониманию факторов успеха социальных сетей в целом. В конце концов, все может быть связано с удовлетворением основных человеческих потребностей (здесь: популярностью, самовыражением) таким образом, чтобы люди чувствовали себя комфортно, не раскрывали слишком много о более глубоких мотивах и позволяли им сохранять позитивное видение себя и имидж. другим.

Заявление об этике

Не запрашивалось одобрение комитета по этике. Исследование проводилось посредством онлайн-опроса и не включало никаких экспериментальных манипуляций или обмана относительно цели исследования.Участники могли прекратить участие в любое время.

Взносы авторов

SD и LC разработали и провели исследование. SD проанализировал данные и подготовил рукопись, LC критически отредактировал рукопись. Оба автора одобрили окончательный вариант рукописи для подачи.

Финансирование

Часть этого исследования финансировалась Федеральным министерством образования и исследований Германии (BMBF), проект Kommunikado (FKZ: 01IS15040D).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

  1. http://i2.kym-cdn.com/photos/images/original/000/518/574/17c.jpg
  2. http://i0.kym-cdn.com/photos/images/original/000/604/134/e4b.jpg
  3. unipark.com

Список литературы

Барри К. Т., Дусетт Х., Лофлин Д. К., Ривера-Хадсон Н. и Херрингтон Л. Л. (2015). «Позвольте мне сделать селфи»: ассоциации между фотографией себя, нарциссизмом и чувством собственного достоинства. Psychol. Поп.Медиа-культ. дой: 10,1037 / ч / млн 0000089

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумейстер Р.Ф. (1982). Самопрезентация социальных явлений. Psychol. Бык. 91, 3. DOI: 10.1037 / 0033-2909.91.1.3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф., Хаттон, Д. Г., и Тайс, Д. М. (1989). Когнитивные процессы во время преднамеренной самопрезентации: как самопрезентанты изменяют и неверно интерпретируют поведение своих партнеров по взаимодействию. J. Exp. Soc. Psychol. 25, 59–78. DOI: 10.1016 / 0022-1031 (89)

-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Beauducel, A., и Wittmann, W. W. (2005). Имитационное исследование индексов соответствия в CFA на основе данных с несколько искаженной простой структурой. Struct. Equat. Модель. 12, 41–75. DOI: 10.1207 / s15328007sem1201_3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бест П., Манктелоу Р. и Тейлор Б. (2014). Интернет-общение, социальные сети и благополучие подростков: систематический обзор повествования. Ребенок. Молодежь Серв. Ред. 41, 27–36. DOI: 10.1016 / j.childyouth.2014.03.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Błachnio, A., Przepiorka, A., Boruch, W., and Bałakier, E. (2016). Стили самопрезентации, конфиденциальность и одиночество как предикторы использования Facebook среди молодежи. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 94, 26–31. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.12.051

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бривио, Э., Ибарра, Ф. К. (2009).Самостоятельная презентация в блогах и социальных сетях. Stud. Health Technol. Поставить в известность. 144, 113–115.

Google Scholar

Бюнер М. (2011). Einführung in die Test-und Fragebogenkonstruktion. Hallbergmoos: Pearson Deutschland GmbH.

Google Scholar

Christoforakos, L., and Diefenbach, S. (2016). «Das Selfie-Paradoxon - Kaum einer mag sie, all tun es», Стендовый доклад на Конгрессе Немецкого психологического общества (DGP) , Лейпциг.

Google Scholar

Chou, H.-T. Г., Эдж Н. (2012). «Они счастливее и живут лучше, чем я»: влияние использования Facebook на восприятие жизни других. Cyberpsychol. Behav. Soc. Netw. 15, 117–121. DOI: 10.1089 / cyber.2011.0324

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

ДеАндреа, Д. К., и Вальтер, Дж. Б. (2011). Атрибуция несоответствий между онлайн и офлайн самопрезентациями. Commun.Res. 38, 805–825. DOI: 10.1177 / 0093650210385340

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Деци, Э. Л., и Райан, Р. М. (2002). Справочник по исследованию самоопределения. Рочестер, штат Нью-Йорк: University Rochester Press.

Google Scholar

Фестингер, Л. (1957). Теория когнитивного диссонанса. Пало-Альто, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Google Scholar

Фрей Д. и Йонас Э. (2002). «Die Theorie der kognizierten Kontrolle», в Theorien der Sozialpsychologie , ред.Фрей и М. Ирле (Берн: Хубер), 13–50.

Google Scholar

Гонсалес, А. Л., и Хэнкок, Дж. Т. (2011). Зеркало, зеркало на моей стене в фейсбуке: влияние фейсбука на самооценку. Cyberpsychol. Behav. Soc. Netw. 14, 79–83. DOI: 10.1089 / cyber.2009.0411

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hektner, J. M., Schmidt, J. A., and Csikszentmihalyi, M. (2007). Метод выборки опыта: измерение качества повседневной жизни. Thousand Oaks, CA: Sage.

Google Scholar

Джонс, Э. Э., и Харрис, В. А. (1967). Атрибуция отношений. J. Exp. Soc. Psychol. 3, 1–24. DOI: 10.1016 / 0022-1031 (67)

-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонс, Э. Э., и Питтман, Т. С. (1982). К общей теории стратегической самопрезентации. Psychol. Перспектива. Self 1, 231–262.

Google Scholar

Клайн Р. Б. (2015). Принципы и практика моделирования структурных уравнений. Нью-Йорк, Нью-Йорк: публикации Гилфорда.

Google Scholar

Krohne, H. W., Egloff, B., Kohlmann, C.-W., and Tausch, A. (1996). Исследования с использованием немецкой версии Таблицы положительных и отрицательных воздействий (PANAS). Диагностика 42, 139–156.

Google Scholar

Лири М. Р. и Ковальски Р. М. (1990). Управление впечатлением: обзор литературы и двухкомпонентная модель. Psychol. Бык. 107, 34. DOI: 10.1037 / 0033-2909.107.1.34

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, С.-Дж., Куигли, Б.М., Неслер, М.С., Корбетт, А.Б., и Тедески, Дж. Т. (1999). Разработка шкалы тактики самопрезентации. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 26, 701–722. DOI: 10.1080 / 00221325.2010.526975

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лобингер, К., Брантнер, К. (2015). Глазами смотрящего: субъективные взгляды на подлинность селфи. Внутр. J. Commun. 9, 1848–1860.

Google Scholar

Лю, С. О. (2016). Селфи из путешествий в социальных сетях как объективированная самопрезентация. Тур. Manag. 54, 185–195. DOI: 10.1016 / j.tourman.2015.11.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккиннон А., Йорм А. Ф., Кристенсен Х., Кортен А. Э., Якомб П. А. и Роджерс Б. (1999). Краткая форма расписания положительных и отрицательных аффектов: оценка факториальной достоверности и инвариантности демографических переменных в выборке сообщества. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 27, 405–416. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (98) 00251-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маклин, С. А., Пакстон, С. Дж., Вертхайм, Э. Х. и Мастерс, Дж. (2015). Фотосъемка селфи: самостоятельное редактирование фотографий и вложение в фотографии связаны с неудовлетворенностью телом у девочек-подростков. Внутр. J. Eat. Disord. 48, 1132–1140. DOI: 10.1002 / eat.22449

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мерцбахер, Г.(2007). Описание личности с точки зрения самопрезентации и теории черт. Бамберг: Бамбергский университет.

Google Scholar

Миллер, Д. Т., и Росс, М. (1975). Корыстные предубеждения в установлении причинно-следственной связи: факт или вымысел? Psychol. Бык . 82, 213–225. DOI: 10,1037 / ч0076486

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Питтман, Т.С., и Зейглер, К.Р. (2007). «Основные человеческие потребности», в Социальная психология: Справочник основных принципов , ред.В. Круглански и Э. Т. Хиггинс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 473–489.

Google Scholar

Реттберг, Дж. У. (2014). Видеть себя через технологии. Basingstoke: Palgrave Macmillan.

Google Scholar

Риджуэй, Дж. Л., и Клейтон, Р. Б. (2016). Instagram без фильтров: изучение ассоциаций удовлетворенности собственным телом, публикации селфи в instagram и негативных результатов романтических отношений. Cyberpsychol. Behav. Soc. Netw. 19, 2–7.DOI: 10.1089 / cyber.2015.0433

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шленкер Б. Р. (1980). Управление впечатлениями: самооценка, социальная идентичность и межличностные отношения. Монтерей, Калифорния: Брукс / Коул.

Google Scholar

Сороковски П., Сороковска А., Олешкевич А., Фрацковяк Т., Гук А. и Писанский К. (2015). Публикация селфи связана с нарциссизмом у мужчин. Личный. Индивидуальный.Отличаются. 85, 123–127. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.05.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стенкулеску, Э. (2011). «Онлайн-самопрезентация с точки зрения киберпсихологии», в Труды 7-й международной научной конференции «Электронное обучение и программное обеспечение для образования» (eLSE), , (Бухарест: Национальный университет Aparare Carol I), 155–160.

Google Scholar

Сунг, Ю., Ли, Дж .-А., Ким, Э., и Чой, С. М. (2016).Почему мы публикуем селфи: понимание мотивации публикации собственных фотографий. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 97, 260–265. DOI: 10.1016 / j.paid.2016.03.032

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тедески, Дж. Т., Линдсколд, С., и Розенфельд, П. (1985). Введение в социальную психологию. Иган Миннесота: Вест Паблишинг Ко.

Google Scholar

Тедески, Дж. Т., и Норман, Н. (1985). Социальная власть, самопрезентация и личность. Self Soc. Жизнь 293, 322

Google Scholar

Тийденберг, К., Круз, Э. Г. (2015). Селфи, изображение и переделка тела. Body Soc. 21, 77–102. DOI: 10.1177 / 1357034X15592465

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тома, К. Л. (2013). Чувствуешь себя лучше, но делаешь хуже: влияние самопрезентации в Facebook на скрытую самооценку и выполнение когнитивных задач. Media Psychol. 16, 199–220. DOI: 10.1080 / 15213269.2012.762189

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уотсон Д., Кларк Л. А. и Теллеген А. (1988). Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного воздействия: шкалы PANAS. J. Pers. Soc. Psychol. 54, 1063–1070. DOI: 10.1037 / 0022-3514.54.6.1063

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вайзер, Э. Б. (2015). # Я: нарциссизм и его аспекты как предикторы частоты публикации селфи. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 86, 477–481. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.07.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжао, С., Грасмук, С., Мартин, Дж. (2008). Создание идентичности в facebook: расширение возможностей цифровых технологий в устойчивых отношениях. Comput. Гм. Behav. 24, 1816–1836. DOI: 10.1016 / j.chb.2008.02.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

И слово года - это…

Держитесь за свои монокли, друзья - слово года Оксфордских словарей на 2013 год - «селфи.Это неофициальное существительное (множественное число: селфи), определяемое как «фотография, сделанная человеком, обычно сделанная с помощью смартфона или веб-камеры и загруженная на веб-сайт социальной сети». Впервые он был использован в 2002 году на австралийском онлайн-форуме (сравните австралийские уменьшительные «barbie» для барбекю и «firie» для пожарного) и впервые появился как хэштег #selfie на Flickr в 2004 году. вы пишете в Твиттере о кончине английского языка, позвольте мне напомнить вам, что Oxford Dictionary Online - это , а не , то же самое, что Oxford English Dictionary.O.D.O. отражает текущее и практическое использование; это либеральный и всеобъемлющий дескриптивистский словарь, который часто обновляется. Он демонстрирует язык в том виде, в каком он используется сегодня, так же, как бот Джо Тоскано, @tofu_product, имитирует ваш голос в Twitter, используя алгоритм, который читает ваши последние две сотни твитов («Тофу впитывает вкус. Я пишу так же, как и вы, »Читает свою биографию). С другой стороны, O.E.D. - это исторический документ, который в значительной степени опирается на цитаты и хронологию как на свидетельства развития смысла с течением времени.Слова могут быть удалены из O.D.O. после того, как они перестали использоваться, но слова никогда (на самом деле) не удаляются из O.E.D.

Селфи сегодня повсюду. Они занимают видное место в фильме Софии Коппола «Кольцо Bling» как кинематографический образ: главные герои делают десятки снимков, на которых они гуляют в голливудских клубах и носят украденную дизайнерскую одежду, и загружают их в Facebook. Марсоход сделал селфи. Папа появился на селфи, сделанном итальянской молодежью в церкви Св.Петра (но я бы сказал, что это не совсем считается папским селфи - его Святейшество явно не тот, кто держит телефон с камерой). Ким Кардашьян - ведущая художница-селфи нашего времени, а ее выставочный зал - Instagram. Ее самое печально известное селфи на сегодняшний день - это показательный снимок после рождения ребенка, на котором она была в раздевалке в белом купальном костюме с простой подписью «#NoFilter», на что Канье Уэст затем ответил через Twitter: «НАЧАЛО СЕЙЧАС». Сестра Ким, Хлоя, недавно дала радиоинтервью, в котором она раскрыла предполагаемые секреты Ким, сказав: «Флэш - наш друг», и предложила стрелять сверху, чтобы избежать двойного подбородка.Но селфи предназначены не только для молодежи. Этим летом Джеральдо Ривера написал в Твиттере свою фотографию в одном полотенце, провозгласив: «70 - это новые 50» (ссылаясь на текилу, он позже удалил изображение и написал в Твиттере: «Примечание для себя: никаких твитов после часа ночи»). Даже Житель Нью-Йорка участвовал в создании «селфи»: карикатура Кори Пандольфа в выпуске Tech Issue на этой неделе изображает женщину, сидящую за уличным художником, которого она инструктирует: «Сделайте это похожим на селфи».

Строго говоря, современные селфи - это цифровое дело, но это новая итерация старой формы: автопортрет (друг в Твиттере пошутил: «Ласко был первым селфи?»).Как отмечает Кейт Лоссе в своем превосходном учебнике, заметной точкой перегиба в недавнем стремительном росте селфи стало добавление фронтальной камеры к iPhone 4. Селфи даже не обязательно должно быть с изображением лица; моя коллега Эмили Гринхаус описала Энтони Вейнера как «распространителя селфи ниже пояса». Джек Дорси, возможно, пионер массового распространения селфи, также познакомил нас с селфи Vines, шестисекундными видеороликами, которыми можно поделиться в Твиттере. В самом деле, селфи - не что иное, как визуальное обозначение первоначального видения Дорси Твиттера как средства обновления статуса: «вот где я, вот что я делаю.«Иногда селфи о том, что вы делаете, может быть совершенно опасным. Недавний отчет AAA об опасностях отвлеченного вождения предупредил о новой тенденции делать селфи во время вождения и загружать их в Twitter и Instagram с использованием хэштегов, таких как #drivingselfie и #rainx. Джон Б. Таунсенд II, представитель AAA, сказал: «Не позволяйте этому селфи за рулем или видео быть последней фотографией, которую вы когда-либо сделаете».

В августе в СМИ произошла неразбериха, когда Oxford Dictionaries объявили о добавлении в свой корпус слов «селфи», а также слов «twerk», «vom», «phablet» и множества других слов, которые, похоже, были снял с азбуки суп.Эта новость была представлена ​​в забавном сообщении в блоге под названием «В Оксфордские словари онлайн добавлены интересные слова - сожмите!» в котором редакторы постарались грамотно представить каждое слово в контексте. Больше всего это отражает самосознание и знание своей аудитории. Беглость Oxford Dictionaries в работе с Интернетом становится все более очевидной - теперь они выпускают ежеквартальные обновления, и последовавший за этим шквал в СМИ не случаен. Показательно, что их Слово года на 2013 год было объявлено перед Днем благодарения, а не в декабре или даже январе, когда Merriam-Webster и Американское общество диалектов соответственно озвучили свои главные слова.Слов в году столько, сколько словарных выходов. Кэтрин Мартин, руководитель отдела словарей США в Оксфорде, сказала мне в электронном письме: «Концепция« Слова года »по своей сути субъективна: мы анализируем частоту и исторические свидетельства, но наша настоящая цель - определить появляющееся слово, которое олицетворяет дух времени года, и это движущая сила выбора ».

Слово «селфи» еще не включено в O.E.D., но в настоящее время рассматривается для включения в будущем; Попадает ли слово в учебники истории - решать подросткам.Как написал Бен Циммер в Language Log: «Молодежный сленг - очевидный источник большей части наших лексических инноваций, нравится вам это или нет». И, несмотря на назойливый тон, это сообщение в блоге Oxford Dictionaries от августа действительно намекает на все более важное различие между «акронимом» и «инициализмом» - любое из них может описывать выражение «LOL», в зависимости от того, произносите ли вы его «lawl» или « ell-oh-ell. " С детьми все будет в порядке. Не «хорошо». Но ладно.

В чем разница между селфи и автопортретом?

Встречаемся с новым приобретением Гетти @thegetty #museumselfie #manet #TheGetty #museum pic.twitter.com/4g9gSrnHra

- Кейт (@MissKateSwan) 21 января 2015 г.

Селфи - это автопортрет, сделанный с помощью смартфона. По крайней мере, это то, что я предполагал до тех пор, пока две недели назад я не наткнулся на статью в The Guardian о выставке Getty In Focus: Play . «Вы действительно видите автопортреты, - сказал о выставке куратор Арпад Ковач, - но это скорее автопортреты, чем селфи».

Мне сразу же стало любопытно, и я попросил его подробнее рассказать о разнице (выделено мной):

Автопортрет и селфи - это две отдельные, хотя иногда и частично совпадающие, попытки создать и приукрасить определение себя.

Такие качества, как средняя специфичность, глубоко укоренившаяся история и традиции (или их отсутствие), которые определяют эти усилия, лишь поверхностно различают их. Что имеет больший вес, так это . Селфи по своей сути заменяемое и даже одноразовое качество. Если после фотографирования себя результаты неудовлетворительны, его легко забывают и заменяют новым снимком.

Автопортрет, будь то тщательно составленный этюд или созданный в спешке, часто содержит больше решений, чем можно легко стереть.Называть автопортрет Рембрандта селфи не только анахронизмом, но и сводить на нет тщательно просчитанный набор решений, которые привели к рендерингу.

Это не означает, что селфи не могут быть автопортретами или что селфи по своей природе требует противоположного расчетного намерения. Художник мог выбрать изобразить себя через селфи; однако автопортреты не сразу означают селфи.

Не селфи: Смеющийся Рембрандт (фрагмент), около 1628 года, Рембрандт Харменс.ван Рейн. Масло на меди, 8 3/4 x 6 3/4 дюйма. Музей Дж. Пола Гетти, 2013.60

Исходя из этого рассуждения, эфемерность - а не просто средство или умение - это то, что принципиально отличает автопортрет Рембрандта от, скажем, селфи Рембрандта. (Если бы Рембрандт жил сегодня, разве он не делал бы и то, и другое?) Портрет сохраняется не потому, что он лучше, чем селфи, а потому, что это означает .

За второй точкой зрения я обратился к писательнице и теоретику Алли Бернесс, основательнице Museum Selfies tumblr.Она любезно превратила вопрос в заставляющую задуматься запись в своем собственном блоге здесь.

Алли поддержал идею о том, что технология не является определяющим фактором. «И селфи, и автопортреты - это формы саморепрезентации с использованием технологий», - отметила она. «Смартфоны и фотоаппараты - это технологии, зеркала и живопись - другие». Однако, по ее мнению, ключевое отличие заключается не в эфемерности, а в контексте и интерпретации (опять же, я выделил жирным шрифтом):

Автопортреты созданы для того, чтобы их можно было читать как искусство, они отображаются в музеях или галереях, и нам дается разрешение просматривать их как тексты, функционирующие независимо от намерений художника.

Селфи - это обычная практика фотографии, которую посетители приносят в музеи и галереи. Опасно читать селфи так же, как искусство, игнорировать контекст их социального взаимодействия и намерения того, кто делает селфи.

Важно помнить, эти изображения передаются в рамках разговора, серии контекстных взаимодействий и связаны с создателем селфи интимным, воплощенным и ощутимым образом. Нам разрешено исключить эти элементы из нашего чтения автопортретов художника.

Селфи, таким образом, похожи не столько на документы, сколько на речь, фрагменты воплощенного языка. Соглашаясь, Арпад отметил, что «селфи способствуют активному обсуждению и ответам, которые могут быть мгновенными и, что более важно, в форме селфи». Является ли эта интимная беседа одной из причин, почему при просмотре автопортретов незнакомцев редко возникает дискомфорт, в то время как при просмотре селфи незнакомцев часто возникает чувство дискомфорта? Однако он сомневался, всегда ли автопортреты являются искусством. «Многие люди в прошлом и настоящем создавали автопортреты по причинам, не связанным с искусством», - размышлял он.«Автопортреты по своей сути не могут быть признаны искусством больше, чем рисунки или пометки на странице».

Мое мнение: селфи - это способ разговора, по сути своей контекстный и часто эфемерный. Селфи могут быть и автопортретами, и оба могут быть и искусством.

Что вы думаете: что определяет селфи? Есть ли разница между селфи и автопортретом?

Причина смерти: селфи | Вне сети

Это началось как возмездие за проигранную ставку: в 2014 году Гиги Ву, опытный турист из Тайваня, позировал на вершине заснеженной горы, одетый только в бикини.Результатом этого трюка стала серия бесспорно великолепных фотографий. Со Ву, модель и любитель приключенческого спорта, продолжала заниматься этим в течение следующих четырех лет, фотографируя себя на вершинах более чем 100 самых впечатляющих вершин Азии, всегда в бикини. Изображения одновременно абсурдны и красивы, сопоставление Ву сказала тайваньскому телевидению, что она ее обожает.

Они также обратились к подписчикам, и, согласно BuzzFeed , она быстро собрала тысячи из них. Поклонникам понравилось, как она работала как с скалолазанием, так и с персонажами в бикини, и они призвали ее продолжать.Тем временем ненавистники недоумевали, почему Ву был таким глупым, чтобы залезть в скудных купальных костюмах. На самом деле, она этого не сделала - купальники всегда были в ее рюкзаке, помимо спутникового телефона, аптечки и других принадлежностей.

В январе этого года У отправился в одиночное многодневное путешествие по тайваньскому национальному парку Юйшань, где находится серия пиков высотой более 10 000 футов. Но при попытке взойти на вершину в центральной горной цепи парка 36-летний Ву упал с высоты 60-100 футов и приземлился в отдаленном ущелье.Она связалась с друзьями по спутниковому телефону и сообщила, что не может двигать нижней частью тела. Они, в свою очередь, оповестили аварийных служб.

Погода была плохая, с минусом. После нескольких неудачных попыток добраться до нее с вертолета спасатели отправились в путь пешком. У, которая была полностью одета, завернулась в аварийное одеяло и попыталась избежать обезвоживания. По сообщению гонконгского новостного канала TVB, она писала в своем дневнике и быстрые заметки для близких.

Поисково-спасательной группе потребуется 43 часа, чтобы добраться до Ву. К тому времени, как они прибыли, она умерла либо от переохлаждения, либо от внутренних повреждений, либо от того и другого.

В последующие дни учетные записи Ву в Facebook и Instagram были удалены и заменены мемориальной страницей, которая получила комментарии как от недоброжелателей, так и фанатов.

Возможно, это не должно вызывать удивления.

В конце концов, смерть

Ву - лишь последняя из череды смертельных случаев, связанных с селфи.Некоторые исследователи социальных сетей называют эти случайные смерти «убийствами», в которых участвовали люди из социальных сетей и, конечно же, авантюристы. Канадский рэпер Джон Джеймс МакМюррей погиб в октябре прошлого года после того, как заполз на крыло Cessna во время съемок музыкального клипа. В октябре прошлого года также стали свидетелями широко разрекламированных смертей блоггеров-путешественников Минакши Мурти и Вишну Вишваната, которые, по всей видимости, упали, делая селфи в Йосемитском районе Тафт-Пойнт, популярном скале с перепадом высоты 800 футов.Месяцем ранее Томар Франкфуртер, 18-летний парень из Иерусалима, также разбился насмерть в парке, когда, как сообщается, делал селфи на водопаде Невада. В июле прошлого года три звезды популярного на YouTube шоу о приключениях и приключениях « High on Life » упали насмерть у водопада недалеко от Сквамиша, Британская Колумбия. А в конце марта мужчина из Макао упал на 1000 футов насмерть, пытаясь сделать селфи на ободе в Западном Гранд-Каньоне.

https: //www.facebook.com / photo.php? fbid = 917723671615739 & set = pb.100001343431532.-2207520000.1554483314. & type = 3 & Theater

Кроме того, есть сотни других людей, о которых вы, вероятно, никогда не слышали, которые погибли, пытаясь сделать идеальную фотографию клиффхэнгера. Студент, который в январе упал с высоты 700 футов со знаменитых скал Мохер в Ирландии. 68-летняя женщина, смертельно ошпаренная в чилийском гейзере. Мужчина лет пятидесяти, которого ударила молния во время прогулки с палкой для селфи в горах Уэльса.Девочку-подростка унесло неожиданной волной на пляже на Филиппинах.

Для каждой из этих зарегистрированных смертей также есть тысячи близких к неудачам (неудачников?). К ним относятся такие громкие инциденты, как женщина, которая в марте этого года якобы перелезла через барьер в зоопарке Аризоны, чтобы сделать селфи с ягуаром, и была растерзана животным; печально известные селфи с медведями в 2014 году, сделанные посетителями туристического центра Тейлор-Крик на озере Тахо во время ежегодного выгула лосося; и несколько сообщений за последние годы о людях, которых забодали бизонами в Йеллоустоне.В этих инцидентах никто не погиб, но власти говорят, что могли. Селфи привели к авариям пелотона на Тур де Франс и, возможно, способствовали крушению вертолета над Нью-Йорком в марте 2018 года. Согласно отчету New York Times , пилот, который был единственным выжившим, рассказал Национальный совет по безопасности на транспорте, что авария могла произойти из-за того, что пассажир пытался сфотографировать свои ноги, свисающие из двери вертолета - так называемое «селфи с ботинком» - и мог случайно попасть в аварийный выключатель подачи топлива.Все пятеро пассажиров погибли.

Легко списать эти трагедии на катастрофически неверный приговор. Кресельные интернет-комментаторы проводили полевой день с каждой зарегистрированной смертью. На каждое причитание молодых жизней, потерянных в результате смерти Мурти и Вишваната, вы найдете одинаковое количество комментариев о том, что эти двое были «на удивление глупы», «изнежены», «беспечны» или «одержимы собой». Когда в январе департамент шерифа округа Станислав опубликовал свой медицинский отчет, в нем говорилось, что пара была «отравлена ​​алкоголем перед смертью».Презрение в Интернете взорвалось еще больше: «Нарциссизм!» «Глупость!» Похоже, не имело значения, что судмедэксперт также дал понять, что невозможно определить количество алкоголя в их организме.

Служба национальных парков еще не опубликовала свой отчет с подробностями расследования смерти Мурти и Вишваната. (Сотрудник по вопросам свободы информации Службы парков сказал мне в марте, что могут пройти «недели или даже месяцы», прежде чем отчет будет готов.) Маловероятно, что отчет прольет много света на случай даже после того, как он будет обнародован.Возможно, мы никогда не узнаем точно, почему и как Мурти и Вишванат упали или что заставило Ву споткнуться.


Может показаться обнадеживающим осуждать подобные смерти как глупые или эгоцентричные, но это не совсем справедливо. И, честно говоря, новые исследования не подтверждают эту позицию.

Исследование 2018 года, опубликованное в журнале Journal of Family Medicine and Primary Care , показало, что из 259 поддающихся проверке смертей, связанных с селфи, зарегистрированных с 2011 по 2017 год, более четверти произошли, когда человек, снимающий селфи, занимался тем, что авторы исследования называют «Не рискованное поведение.«Чтобы раскрыть это дальше, авторы обнаружили, что большинство смертей с участием молодых людей, похоже, было вызвано рискованным поведением, в то время как действия более половины женщин, которые умерли, делая селфи, были сочтены« неопасными ».

Итак, что здесь происходит на самом деле? Неужели проект саммита Гиги Ву так сильно отличается от стилизованных изображений, которые мы любим видеть в глянцевых журналах, таких как Outside ? Относим ли мы его к той же категории, что, скажем, эпическое произвольное восхождение элитного спортсмена Алекса Хоннольда на Эль-Капитан и оскароносный документальный фильм Free Solo о его смертоносной попытке?

Мурти и Вишванат, по всей видимости, упали, делая селфи в районе Тафт-Пойнт Йосемити.(Xuanxu / Creative Commons)

Я попросил экспертов по социальным сетям и психологии взвесить подобные вопросы. То, что они сказали, может вас удивить.

Сара Дифенбах - профессор психологии потребителей в Мюнхенском университете Людвига-Максимилиана и ведущий автор исследовательской статьи 2017 года The Selfie Paradox . Она говорит, что, будь то крайность или нет, мы делаем селфи по самым разным причинам: для общения с людьми, которых мы любим, для повышения самооценки, для улучшения собственного имиджа, для ведения хроники своей личной истории и - все чаще - для построения нашей личной жизни. бренды.

Брендинг может быть новым, говорит Дифенбах, но желание контролировать наши изображения и общаться с нашим сообществом - нет. На самом деле, утверждает она, такое поведение является частью самой нашей ДНК.

Наш вид эволюционировал как гиперсоциальные существа, озабоченные тем, как другие воспринимают нас. У нас гораздо более долгое детство, чем у большинства других млекопитающих, и это сделано намеренно: нам нужно это время, чтобы понять, как ассимилироваться в нашей культуре и утвердить свою идентичность. «У нас всегда была очень важная потребность в самопрезентации», - объясняет Дифенбах.

Уилл Сторр, автор книги 2017 года « Селфи: как Запад стал одержимым» , согласен. Он говорит, что мы всегда хотели задокументировать наши подвиги в живом цвете - нам просто нужно было дождаться, пока технологии наверстают упущенное, прежде чем мы сможем сделать это эффективно.

До появления фронтальных камер, говорит Сторр, мы нашли другие способы привлечь внимание, которое приходит с помощью селфи. Аристократы заказывали себе портреты. Исследователи несли камеи с изображением близких. Пионеры вешали на стены кабины свои зарисовки и силуэты.Начиная с 1925 года люди стали выстраиваться в очередь к кружкам за фотоаппаратами. Два десятилетия спустя Эдвин Лэнд принес нам фотоаппарат Polaroid, который значительно упростил получение мгновенного изображения. В 1950-х годах появление домашнего слайд-проектора означало, что целое поколение могло держать в заложниках друзей, соседей и расширенные семьи, просматривая изображение за изображением отпусков и выпускных.

Стремление к публичной моде нашего имиджа только усилилось в эпоху цифровых технологий, а это значит, что намного труднее быть замеченным.

Когда мы делаем селфи, наше внимание сосредоточено на камере и снимке, а не на том, где мы ставим ноги или что нас окружает. Мы буквально понятия не имеем, что собираемся сойти с обрыва или упасть с водопада.

Эксперты говорят, что проблема в том, что происходит в нашем мозгу, когда мы делаем фотографии. Психологи называют это избирательным вниманием или слепотой невнимания. Основная концепция такова: наш мозг не может обрабатывать все стимулы, которые он получает за один раз, поэтому он принимает решение о том, что отдать предпочтение, а что игнорировать. Возможно, вы видели видео, которое часто используют для иллюстрации концепции: зрителей просят подсчитать, сколько раз небольшая группа людей передает баскетбольный мяч вперед и назад. В конце ролика рассказчик спрашивает зрителей, заметили ли они парня в костюме гориллы, прогуливающегося по кадру. Многие люди этого не делают. Почему? Потому что они сосредоточились на другом - в данном случае на подсчете пассов.

Именно это и происходит, когда мы делаем селфи: наше внимание сосредоточено на камере и снимке, а не на том, где мы ставим ноги или что нас окружает.Мы буквально понятия не имеем, что собираемся сойти с обрыва или упасть с водопада. Другими словами, мы не намерены вести себя рискованно; мы просто не осознаем, что забрели в это царство, пока не стало слишком поздно.

Но как насчет тех людей, которые делают селфи и сознательно ищут риск?

Сторр, который сразу заявляет, что не оправдывает их, тем не менее утверждает, что есть довольно простой способ разобраться в этих рискованных селфи в нашей современной культуре.

Он указывает на 1980-е годы, эпоху беспощадного поведения на Уолл-стрит и рост популярности знаменитых спортсменов. Именно тогда, по его словам, наша повышенная потребность в самоидентификации действительно укрепилась. Такие виды спорта, как горные лыжи и горный велосипед, начали вытеснять командные занятия. То же самое и с экстремальными видами спорта. В конце 1970-х годов менее 80 человек в год пытались покорить Эверест. К 1990 году это число увеличилось более чем в три раза. В прошлом году на саммит поднялись сотни человек.

Почему такой огромный приток? Потому что, говорит Сторр, существует меньше и более наглядных способов заявить о своем статусе в нашей культуре, чем покорение горы, облачение в костюм белки для бейсджампинга или падение большой волны.Сегодня ничего из вышеперечисленного не произошло, если у вас нет фотографии.


Посмотрите на городское увлечение кровлей, когда люди, снимающие селфи, намеренно взбираются на невероятно высокие здания в поисках идеального кадра .

Как Виктор Томас. Он начинал как более традиционный фотограф - в основном фотографировал предметы в менее смелой обстановке. Но он говорит, что стремление к инновациям - и необходимость выразить более широкое социальное сообщение - подтолкнуло его к более экстремальным условиям. Уроженец Бруклина, Томас нашел нишу для фотографирования и селфи с крыш многоэтажек Манхэттена, часто свешиваясь с края или с круто поставленной ногой.

Переход стал неоспоримым благом для его карьеры: сейчас у Томаса более 32000 подписчиков в Instagram на @ vic.invades, а также спонсорство и приглашения выставить свои работы, которые, по его словам, иначе он никогда не получил бы. Томас быстро признает, что ему это нравится. Но он также говорит, что в его экстремальных селфи есть что-то более существенное, и это столь необходимая социальная критика.

«Я хочу запечатлеть точки зрения, недоступные другим людям», - говорит Томас. «Там, где я родом, у людей нет пентхаусов.Я хочу забрать их у богатых и вернуть их сообществу ».

https://www.instagram.com/p/BNK41AxAM4K/

Он знает, что говорят критики - что он идет на ненужный риск, что падение может поставить под угрозу или даже убить случайных прохожих или спасателей, призванных спасти его. Они указывают на несчастные случаи, подобные той, в которой погиб каскадер У Юннин. В 26 лет Юннин сделал себе имя после публикации ужасающих селфи, на которых он изображен без тросов на зданиях и шпилях по всему миру.В ноябре 2017 года он поскользнулся, свешиваясь с 62-этажного здания в Чанша, в центральном Китае, и упал насмерть. Его видеокамера все это записала. Когда эти кадры были опубликованы, мир социальных сетей сошел с ума, высмеивая покойного Юннина за глупое безрассудство.

Томас говорит, что определенно получал подобное порицание, но сейчас он так же решителен, как и тогда. «Мне больше нечего сказать ненавистникам, кроме как просто наслаждаться искусством и немного верить в меня», - говорит он.«Поверьте, я в правильном настроении, чтобы делать эти вещи. Я вхожу с ясной головой и целеустремленностью ».

Может быть, в какой-то момент это чувство цели оправдывает риск.

Вот как известный фотограф-охранник дикой природы Аарон Гекоски понимает свои селфи. До получения награды «Фотограф года дикой природы в 2017 году» от Музея естественной истории в Лондоне, Гекоски стал международной сенсацией после того, как позировал для селфи в безумии с черными акулами.Изображения стали вирусными. По его словам, это был преднамеренный трюк, но далеко не беспричинный.

«Элемент селфи был средством передвижения - это был крючок, который позволил мне поговорить об охране акул», - говорит Гекоски. «Это радость социальных сетей. Я хочу, чтобы люди что-то почувствовали. Если в процессе со мной что-то случится, я буду знать, что сделал это по благородному или правому делу. Моя камера была оружием и силой добра ».

Это сообщение побудило Гекоски все чаще выходить перед камерой, поскольку он расследует незаконную торговлю дикими животными и ухудшение состояния окружающей среды.Но он сразу же отмечает, что чаще всего работает вместе с биологами, которые являются экспертами в распознавании признаков стресса или растущей агрессии у таких животных, как акулы или слоны.


Это один из множества факторов, которые, по-видимому, отличают Гекоски от, скажем, человека, которого в прошлом году забил до смерти медведь в Индии после попытки сделать селфи с животным, или подростков по всему миру, которые были поражен электрическим током при прыжках по крышам поездов.

Сценарии такого типа приводят к увеличению числа жертв селфи.Ими движет риск ради риска, и их, возможно, труднее всего предотвратить, хотя и не из-за отсутствия попыток.

Памплона, например, начала штрафовать людей, которые пытаются сделать селфи во время бега быков. Попытка селфи там теперь может стоить вам 3000 долларов или больше. После инцидентов с селфи с медведями на озере Тахо в 2014 году Лесная служба США ввела новый план для посетителей, который включает штрафы для людей, которые слишком близко подходят к животным. Если такое поведение продолжится, говорит пресс-секретарь Хизер Ноэль, они готовы полностью закрыть этот район во время сезона лосося.

Между тем, в статье еще в 2016 году в журнале Journal of Travel Medicine рекомендовалось, чтобы врачи консультировали своих пациентов об опасностях селфи и предоставляли печатные материалы с описанием таких рисков. После январской смерти на утесах Мохер младший министр здравоохранения Ирландии рекомендовал установить «сиденья для селфи», чтобы обеспечить безопасность туристов. В прошлом году в рамках совместной инициативы Департамента туризма и Департамента природных ресурсов Висконсина в государственных парках были установлены десятки стендов для селфи.Есть даже приложение Saftie, которое использует сложные алгоритмы, чтобы сигнализировать тем, кто делает селфи, когда их фон кажется небезопасным.

Подобные инициативы могут помочь с селфи-смертями, вызванными слепотой по невнимательности, говорит психолог Кейт Кэмпбелл, соавтор книги « Эпидемия нарциссизма: жизнь в эпоху прав ». Или, к сожалению, они могут помочь тем, кто ищет самое рискованное место для селфи.

Факт остается фактом: независимо от того, правильно это или неправильно, наша культура поощряет крайние селфи.Получение большого количества подписчиков в социальных сетях может быть очень прибыльным. Между тем, такие компании, как Red Bull, похоже, продвигают рискованные селфи, что делает их гораздо более привлекательными для людей, которые ищут спонсорство или больше последователей.

Некоторые говорят, что единственный способ закрыть такие изображения - лишить их популярности. Реально это потребует участия медиа-платформ, на которых размещены изображения.

Прецедент такого рода действий есть. Instagram, например, недавно представил новую функцию под названием «Защита дикой природы в Instagram."Попробуйте выполнить поиск по запросу #slothselfie или #elephantselfie, и вы увидите всплывающее окно с предупреждением о жестоком обращении с животными. Тем не менее, это далеко не идеальная система - само всплывающее окно можно легко закрыть одним движением большого пальца. Между тем, хэштег #bearselfie не содержит предупреждений. (Хотя, честно говоря, это в основном даст вам лучшее от полноценных геев.) И #sharkselfie по-прежнему приведет вас прямо к 34 300 сообщениям, в которых люди позируют с акулами. Похоже, что большинство из этих снимков было сделано в аквариуме или на фотошопе, но не все.Прошлым летом 19-летняя модель Катарина Заруцки попала в международные новости после того, как ее укусили во время отпуска на Багамах, когда она позировала для фото в Instagram с дрожащими акулами-няньками.

https://www.instagram.com/p/BThjJJQhVyR/

Facebook, купившая Instagram в 2012 году, в значительной степени полагается на свои стандарты сообщества в отношении контроля за сомнительным контентом. Эти стандарты гласят, что изображения, прославляющие насилие или членовредительство, будут удалены. Между тем предупреждающие надписи добавляются к любому графическому контенту, включая художественные изображения человеческого тела.Компания использует сложную комбинацию искусственного интеллекта и антропологического анализа, чтобы выявлять проблемные сообщения, включая опасные вирусные проблемы, такие как «Kiki Challenge», когда дети выскакивали перед движущимися автомобилями во время танцев.

«Когда дело доходит до безопасности и сохранения, у нас есть политики, запрещающие контент, который может нанести реальный вред, и мы стремимся лучше информировать людей на нашем сайте о создании контента, который использует дикую природу и природу», - представитель Facebook и Instagram, пожелавший остаться неназванным, сообщил мне по телефону.

Twitter блокирует аккаунты всех, кто публикует изображения членовредительства. YouTube заявляет, что запрещает «контент с насилием или кровью, предназначенный для шока или отвращения у зрителей». Очевидно, это не относится к тому, кто упал насмерть, поскольку именно там я нашел видео смертельного промаха Юннина, на которое я решил не ссылаться.

Я связался с Twitter и YouTube, чтобы узнать, есть ли у них планы по пересмотру или усилению правил, касающихся публикации опасных селфи.Ни одна из компаний не ответила. Представитель Instagram и Facebook сказал мне, что они постоянно совершенствуют свои правила и способы обнаружения проблемных изображений, но у них нет никаких конкретных планов по усилению контроля за селфи.


Что касается Службы национальных парков, главный представитель Майк Литтерст заявил, что агентство не намерено создавать общесистемную политику в отношении селфи. Несколько объектов NPS, в том числе Национальный исторический парк Томаса Эдисона в Нью-Джерси и Франклин Д.Рузвельта запретили использовать палки для селфи, но это больше «связано с защитой культурных ресурсов», - говорит Литтерст. В других парках, таких как Йеллоустон, посетителей просят дать обещание, что они будут «делать безопасные селфи, никогда не приближаясь к животным, чтобы сделать снимок».

Скотт Гедиман, сотрудник по связям с общественностью в Йосемити, сообщил мне по электронной почте, что парк не намерен вносить какие-либо изменения в свою политику после недавних смертей там, в том числе в Тафт-Пойнт, где умерли Мурти и Вишванат.

Есть меньше и более наглядных способов заявить о своем статусе в нашей культуре, чем покорение горы, облачение в костюм белки для бейсджампинга или падение большой волны.

Честно говоря, мы до сих пор не знаем, что стало причиной их падения. Сразу после аварии брат Вишваната, Джишну Вишванат, сказал, что пара, возможно, делала селфи - Служба парков нашла фотоаппарат и штатив там, где упали Мурти и Вишванат. Но затем, в конце прошлого года, Джишну, который проживает в Австралии, объявил в Facebook, что он закончил общение со СМИ, заявив, что новости о смерти пары были наполнены слишком большим количеством «дезинформации».”

В конце концов, Минакши Мурти может сказать последнее слово о ее смерти в посте в Instagram, который она опубликовала на @holidaysandhappyeverafters за семь месяцев до ее смерти.

Это была фотография, на которой она сидит на краю Гранд-Каньона, с длинной подписью, которая частично гласила:

Оооочень сегодня на #socialmediabadasstribe мы говорим об ограничениях # doitforthegram. –Да, конечно, это может быть безгранично, но ребята, нам действительно нужны границы (это тоже удобно в качестве жизненных уроков, но мы вернемся к этому позже -)

Многие из нас, в том числе и ваш покорный слуга, являются поклонниками смелых попыток стоять на краю обрывов ⛰ и небоскребов - но знаете ли вы, что порывы ветра могут быть ФАТИЧНЫМИ ??? ☠️ Стоит ли наша жизнь одной фотографии?

Селфи против пози | WSU Insider

Профессор Крис Барри показывает селфи (слева) и букву (справа) на двух телефонах.Фотоиллюстрация Боба Хабнера / WSU.

Уилл Фергюсон, WSU News

Если вы теряете сон из-за количества лайков в вашей учетной записи Instagram, вы можете дважды подумать, прежде чем размещать это селфи.

Это главный вывод из нового исследования психологов Университета штата Вашингтон, опубликованного в Journal of Research in Personality.

Ученые провели новый эксперимент с сотнями реальных пользователей Instagram, чтобы определить, существуют ли определенные типы публикаций с самооценкой, которые заставляют других делать поспешные суждения о личности пользователя.

Их работа показывает, что люди, которые публикуют много селфи, почти всегда рассматриваются как менее симпатичные, менее успешные, более незащищенные и менее открытые для нового опыта, чем люди, которые делятся большим количеством фотографий, сделанных кем-то другим. По сути, селфи против пози.

«Даже когда два канала имели схожий контент, например, изображения достижений или путешествий, чувства к человеку, который разместил селфи, были отрицательными, а чувства к человеку, который разместил сообщения, были положительными», - сказал Крис Барри, профессор психологии WSU и ведущий автор. исследования.«Это показывает, что существуют определенные визуальные подсказки, независимые от контекста, которые вызывают либо положительную, либо отрицательную реакцию в социальных сетях».

Барри начал исследовать возможные связи между активностью в Instagram и личностными качествами около пяти лет назад. В то время идея о том, что люди, которые делают много селфи, вероятно, являются нарциссами, занимала центральное место в мире поп-культуры.

Барри решил проверить популярную теорию. Он провел два исследования, изучающих потенциальную связь между публикацией большого количества селфи в Instagram и нарциссической личностью.

Как ни странно, исследование оказалось безрезультатным.

«Мы просто ничего не нашли», - сказал Барри. «Это заставило нас подумать, что, хотя сообщения в социальных сетях могут не указывать на личность автора, другие люди могут так думать. Поэтому мы решили провести еще одно исследование ».

Новый эксперимент

Барри вместе со студентами-психологами WSU и сотрудниками из Университета Южного Миссисипи проанализировали данные двух групп студентов для исследования.Первая группа состояла из 30 студентов государственного университета на юге США.

Участников попросили заполнить анкету о личности, и они согласились позволить исследователям использовать для эксперимента свои 30 последних постов в Instagram.

Посты были закодированы в зависимости от того, были ли они селфи или букеты, а также на основе того, что было изображено на каждом изображении, например, внешнего вида, принадлежности к другим людям, событий, действий или достижений.

Вторая группа студентов состояла из 119 студентов одного университета на северо-западе США.Эту группу попросили оценить профили в Instagram первой группы по 13 признакам, таким как самовлюбленность, низкая самооценка, экстраверсия и успех, используя только изображения из этих профилей.

Группа

Барри затем проанализировала данные, чтобы определить, есть ли в первой группе фотографий учеников визуальные подсказки, которые вызвали согласованные оценки личности у второй группы.

Они обнаружили, что студенты, разместившие больше цветов, считались относительно более высокими по самооценке, более предприимчивыми, менее одинокими, более общительными, более надежными, более успешными и имеющими потенциал для того, чтобы стать хорошими друзьями, в то время как обратное верно для студенты, у которых в ленте есть большее количество селфи.

Персональные оценки селфи с темой внешнего вида, например, изгибом в зеркале, были особенно отрицательными, как выяснили исследователи.

Другие интересные результаты исследования включали то, что студенты в первой группе, которые были оценены второй группой как высоко эгоцентричные, как правило, имели больше подписчиков в Instagram и подписывались на большее количество пользователей.

Исследователи также обнаружили, что чем старше были участники исследования во второй группе, тем больше они склонны отрицательно оценивать профили с точки зрения успеха, внимания к другим, готовности пробовать новое и симпатии.

«Одна из примечательных особенностей этого исследования заключается в том, что ни один из этих студентов не знал друг друга и не знал о шаблонах Instagram или количестве подписчиков людей, которых они просматривали», - сказал Барри.

У исследователей есть несколько теорий для объяснения своих результатов.

В целом положительная реакция на букеты может быть связана с тем, что фотографии выглядят более естественными, подобно тому, как наблюдатель видел бы плакат в реальной жизни.

Другое объяснение состоит в том, что селфи публиковались гораздо реже, чем букеты, и их появление могло сигнализировать о чем-то странном или необычном в плакате.

«Хотя могут быть разные мотивы, по которым люди публикуют собственные изображения в Instagram, то, как эти фотографии воспринимаются, похоже, следует более последовательной схеме», - сказал Барри. «Хотя результаты этого исследования - всего лишь небольшой кусочек головоломки, их важно помнить, прежде чем вы сделаете следующий пост».

Контакт для СМИ:

.
Сэлфи или селфи: «Сэлфи» или «селфи» как пишется?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх