Алек сот фотограф: «Мой самый большой страх — потерять то, чему я научился» — Bird In Flight

Содержание

«Мой самый большой страх — потерять то, чему я научился» — Bird In Flight

Что такое Little Brown Mushroom? (Коричневый грибочек — Прим. ред)

Это песочница, где я играю с другими людьми. Поначалу мы делали маленькие книги, в которых были текст и картинки. Вдруг песочница стала превращаться в настоящий бизнес, потом в образовательную штуку, и я убил эти разросшиеся части — они подчинили мою жизнь, а у меня есть настоящее дело, фотография.

Теперь я играю кое с чем другим, я пока не готов об этом говорить. Я думаю, что для художников очень важно иметь возможность играть и сотрудничать с другими, очень разными людьми. Классно же, когда ты музыкант, у тебя есть своя группа, но вы встречаетесь с другими музыкантами и вместе джемите.

Почему вы не любите селфи? Что это за антиселфи-флешмоб у вас в инстаграме?

Когда я завел инстаграм, мне тут же захотелось сделать селфи, но я задумался: «Что это вообще такое?» И стал делать антиселфи, с перечеркнутым лицом. Если честно, меня немного озадачило мое желание сделать селфи.

Но селфи — это очаровательно. Вроде как: «Вот он я, как тебе?» Это чистое и неподдельное выражение неприкрытости, и меня беспокоит, что я тоже это чувствую.

Вы часто постите в инстаграм стихи и говорите о связи поэзии с фотографией. Вы любите поэзию?

Мне кажется, поэзия очень похожа на фотографию: она такая же открытая. Читатель, равно как и зритель в случае с фотографией, может вложить в стих столько смысла, сколько захочет. Раньше я не любил поэзию, но думал, что могу многому поучиться у поэтов. А в итоге я полюбил стихи.

Одно время по пятницам я постил в инстаграм четверостишие какого-нибудь любимого поэта. Мне нравилось это еженедельное упражнение — искать стих, который будет как-то связан со мной, с моей жизнью именно в эту неделю. Я делал это три года. Но сам я не пишу стихов.

Есть съемки или фотографии, за которые вам стыдно?

В моем архиве есть какие-то неопубликованные фотографии, о которых мне хочется сказать: «Боже, о чем я думал, когда снимал это?!» Многие из них меня смущают, теперь я бы снял их иначе.

Если говорить об опубликованных фото, то, например, проект «Спящие вдоль Миссисипи» весь такой наивный…

С другой стороны, мои ранние работы были хорошо приняты публикой, потому что в них есть баланс между технической подкованностью и сырой энергией. С годами ты становишься более точным, но у тебя уже отсутствует эта сырая энергия, запал.

Алек Сот: “Фотография – это уникальный поиск со своим собственным набором переменных”

Ольга Бубич побеседовала с прославленным мастером и рассказчиком историй о его видении фотографии.

Неслучайно Алека Сота считают одним из самых «нетипичных» фотографов агентства «MAGNUM». Его творчество пронизано парадоксальным сочетанием красоты и нищеты, фольклором американской глубинки и ностальгической нежностью к «одноэтажной Америке». Истории «одиночек и мечтателей», случайных героев Сота, поражают доверчивой простотой, но именно такая химия не может не подкупать самого скептического зрителя. С такой же простотой и открытостью

Алек Сот рассуждает и о фотографии, сравнивая свой подход к работе с пикированием птицы, хватающей на лету рыбу.

Алек Сот – автор ряда фотокниг, опубликованных как известными издательствами, так и в его собственном «Little Brown Mushroom». Сегодня фотографии американца находится в крупных публичных и частных коллекциях, включая Музей современного искусства в Сан-Франциско, Музей изобразительных искусств в Хьюстоне, Институте искусств Миннеаполиса и Центре искусств Уолкера.

Критику Ольге Бубич удалось связаться с прославленным мастером и рассказчиком историй и задать несколько вопросов о его видении фотографии. Темами для беседы послужили свобода и детерминированность зрительской интерпретации, связь текста и изображения, книги, стены и парадоксы.

Алек Сот, фотограф, член агентства Magnum Photos.

Bleek Magazine: Я бы хотела начать нашу беседу с вопроса о Вашем фирменном методе связи изображений, представленном когда-то в публикации «Отсюда – туда».

При построении подобной цепочки “прыжков” от одной фотографии к другой, что чаще всего служит Вам в качестве связующей ассоциации?

Алек Сот: На первых этапах работы с этим методом я трактовал его весьма буквально. Я просто брал одну их деталей изображения (картинку на футболке, предмет на заднем плане) и привязывал его к следующей картинке. Но такой шаг казался слишком уж хитроумным. С течением времени я стал «играть» со свободными ассоциациями, что стало больше напоминать личные фантазии. Мне нравится использовать реальность нашего мира как своеобразный трамплин для воображения.

© Алек Сот, из проекта «Сны вдоль Миссисипи» («Sleeping by the Mississippi»).

Bleek Magazine: Рассматривая фотографии из Ваших проектов, может показаться, что ассоциация, которую Вы берете как этот «трамплин», иногда бывает достаточно субъективной или вообще неясной. Как, по Вашему мнению, фотограф все же может сохранить баланс между не столь «лобовой» очевидностью, с одной стороны, и не слишком переигранной туманностью – с другой? Или, быть может, такая проблема и вовсе не должна тревожить фотографа, которому стоит просто оставить зрителя один на один с поиском разгадок визуального сообщения?

Алек Сот: Меня этот вопрос тоже волнует, так как в мои намерения вовсе не входит фотографирование «в стол». Я действительно хочу, чтобы мое сообщение доходило до зрителя, но в то же время я не думаю, что единственный правильный ответ существует. Я сам работаю в разных направлениях. С одной стороны, я делаю очень личные, интроспективные снимки, связанные по принципу свободной ассоциации. С другой стороны, моя работа – серьезная и, формально, документальная. Внутри этой шкалы я двигаюсь вверх и вниз. И, как мне кажется, мои лучшие фотографии, занимают позиции где-то посередине.

© Алек Сот, из проекта «Сны вдоль Миссисипи» («Sleeping by the Mississippi»).

Bleek Magazine: Пять лет назад в ходе Вашей беседы с Джорджем Слейдом в Центре искусств Уолкера в Миннеаполисе Вы сказали, что фотография предполагает «свободное заполнение зрителями пробелов”. А Вам важно, чем именно Ваши зрители заполнят увиденные пробелы? И вообще, стоит ли фотографу волноваться о том, чтобы его/ее визуальное сообщение было надлежащим образом «прочитано» зрителем?

Алек Сот: Обычно я стараюсь не сильно утруждать себя зрительскими интерпретациями моих «пробелов». Если я представляю портрет определенного человека, большая часть значения действительно выстраивается зрителем самостоятельно. И, надо сказать, что подобная субъективность выглядит не очень этично. Ведь, в конце концов, фотография все же запечатлевает реального человека, который, в свою очередь, может ощутить, что его или ее просто эксплуатируют как tabula rasa проекций публики. Такие вопросы, на самом деле, меня волнуют, но, в то же время, именно созданием этой открытости в искусстве я и занимаюсь.

Bleek Magazine: А как бы Вы вообще определили процесс “видения” в современной фотографии? Является ли он актом сознания или нашими эмоциями? Это рациональный поиск подсказок в предъявляемом потоке изображении, или же речь идет о чувствах и «подстраивании» зрительских ассоциаций и визуального опыта под то, что испытывает сам фотограф?

Алек Сот: В современной фотографии слишком много разнообразия, чтобы кто-либо был в состоянии дать однозначный ответ. Что мы на самом деле имеем ввиду, говоря о «видении»? То, что видит человек, глядя на мир, ведь перевернуто вверх тормашками. Наш мозг самостоятельно переворачивает изображение, наподобие зеркала в фотоаппарате. Другими словами, мозг активно обрабатывает картинку, таким образом изменяя ее. «Видеть» и «думать» навеки связаны. Конечно же, оказываются связанными и наши эмоции и мысли. Это огромный клубок связей, который мне вряд ли под силу раскрутить.

Bleek Magazine: Размышление над этими вопросами также приводит нас к дилемме о том, стоит ли вообще “рассказывать историю” (опять же упоминаемую вами в разговоре с Джорджем Слейдом). Тогда Вы отметили, что степень представления истории в формате выставки и в книге, разнятся. А какой формат предпочитаете лично Вы и почему?

Алек Сот: Привлекательность фотографии заключается в том, что она так замечательно работает на таком множестве платформ. Я сам работаю далеко не только с форматом книг и выставок. Я выставляюсь онлайн, публикуюсь в журналах, создаю живые показы слайдов. Это все – составляющие моей профессии.

В книгах мне нравится их долговечность. Однако, их минусами являются нехватка размаха крупных принтов и спонтанности, которую дает, например, живая презентация,  а также доступности, свойственной журналам и сети. Хотя, так и есть, мне действительно присуща особенность сначала «думать в формате книги», но я пытаюсь рассмотреть все возможные формы распространения.

Издательство «Little Brown Mushroom», определенно, не возникло как реакция на фрустрацию по поводу моих других издателей. Я преисполнен бесконечным восторгом по отношению к тому, чем они занимаются, я продолжаю выпускать серьезные книги с серьезными издательствами. В свое время я принял решение создать «LBM», чтобы иметь собственное пространство для сотрудничества и скромных игр. Сейчас я уже не пользуюсь им именно как издательством. Вместо публикаций, мы играем с «оффлайн» мероприятиями и образовательными проектами.

© Алек Сот, из проекта «Ниагара» («Niagara»).

Bleek Magazine: В презентациях Вы часто признаетесь, что при работе над проектом “Ниагара” Вы почувствовали нехватку голосов. Так, в результате, в серию были добавлены тексты – любовные письма. Как бы Вы объяснили растущую популярность синтеза изображений и текстов в фотопроектах?  Смогли бы Вы привести примеры историй, где, на Ваш взгляд, соотношение визуального и текстового компонентов представлено наиболее успешно?

Алек Сот: Исторически текст в фотографии всегда играл важнейшую роль. Достаточно вернуться к массе публикаций, посвященных истории фотокниги, и мы увидим бесконечные примеры, когда  в успехе издания ключевую роль сыграл именно текст. Но по мере упрочнения положения фотографии в мире искусства, начали появляться и так называемые «анти-текстовые» настроения. Казалось, что в области определения отношения фотографии и коммерческих публикаций царило некое замешательство, равно как и в связи с укрепляющейся верой в чистоту изображения.

Я ценю чистое изображение, но я также ценю то, что происходит с изображениями, когда они вступают во взаимоотношение с текстом. Что касается оппозиции «книга или стенка», я не думаю, что это выбор лишь из двух. В течение нескольких лет я сотрудничал с писателем и опубликовал несколько номеров «The LBM Dispatch» (речь идет о нерегулярно выходившей газете, над которой Алек работал в тандеме с известным американским литератором и журналистом Бредом Зелларом – прим. переводчика). Но затем я брал те же самые фотографии, публиковал их или выставлял без текстового сопровождения. Разница с Уолкером Эвансом выходила небольшая.

Примеров успешного использования текстов – не счесть. Но лично мне особенно нравятся публикации Джейсона Фулфорда и его издательства «J&L». Также моя постоянная любимица – фотокнига «

Вещи, которые мне нужно помнить не забыть» Дарин Мики («J&L»). Текст в этой книге представлен очень тонко, но тем не менее я нахожу его идеальным.

© Алек Сот, из книги «Самый одинокий человек в Миссури» («The Loneliest Man in Missouri»).

Bleek Magazine: Весьма интересно наблюдать игру текста и изображения в Вашей книге “Самый одинокий человек в Миссури”, где стихотворение Томаса Стернза Элиота появляется в неожиданном контексте: его читает стриптизерше тот самый «самой одинокий человек». В результате создается очень печальное настроение парадоксов, к которому мы, в рутине абсурда, начинаем потихоньку привыкать.

Заимствуя метафору «изображения как текста», как бы Вы определили свою фотографию? Это джойсовский поток сознания? Сюрреалистическое стихотворение Артюра РембоИли бесконечная охота на Моби Дика?  

Алек Сот: Конечно, фотографию можно сравнить с литературой. Мне самому более естественно сравнение с поэзией, а не романом. Но сравнение работает только до определенного момента. И не стоит забывать, что я сам предпочитаю все же сравнение с рыбалкой. Но, в конце концов, фотография – это ни Моби Дик, и ни рыбалка. Это уникальный поиск со своим собственным набором переменных.

© Bleek Magazine. Автор интервью, перевод: Ольга Бубич.

Персональный сайт фотографа: www.alecsoth.com

Фотоисторияили типология. Как из серии фотографий сделать современный фотопроект?

Так вот, серийность в фотопроектах может быть представлена двумя вариантами — серия-фотоистория и серия-типология. Давайте разберемся что это такое, и чем они отличаются друг от друга.

Фотоистория. Фотоистория пришла к нам из фотожурналистики, где задачей фотографа было проиллюстрировать своими фотографиями текст статьи, рассказывающей о каких-то событиях или явлениях. Её же называют фотоочерком, фоторепортажем. Здесь каждая фотография выступает как бы иллюстрацией мысли, каждая новая фотография эту идею подтверждает снова. Итак, каждая фотография — иллюстрация. Фотографии как маленькие рассказы, из которых и складывается текст — большая фотоистория. Например, проект «Дети Африки». Каждая фотография этого проекта как бы говорит — дети Африки страдают. Когда мы видим 30 таких фотографий в серии, то мы точно понимаем, что хотел сказать нам автор проекта «Дети Африки».

Проект Мартин Парра «Лакшери» хороший пример фотоистории. Уже по одной картинке становится понятно, о чем идет речь. С каждый новой картинкой — эти предположения подтверждаются в большей степени. Каждая фотография — это маленький рассказ, из которых складывается фотоистория.

Фото © Мартин Парр (Martin Parr) «Лакшери»

Красивая фотоистория у Набуёси Араки, посвященная смерти его жены. Фотографии в рамке по всей квартире, застывшие виды в окне, лужи, а потом снег, кошка, которая лежит, идет, смотрит и ждет.

Фото © Набуёси Араки (Nabuyoshi Araki)

Часто фотографы, работающие с фотоисторией, снимают в смешанном жанре, то есть в одном проекте объединяют фотографии разных жанров: ортреты, пейзажи, натюрморты, жанровые сцены. Хороши пример — книга Манфреда Виллманна «Деревня». Манфред поехал в немецкую деревню снимать проект и прожил там 2 года. Это отличная фотоистория о том, как живут люди в деревни, что такое действительно настоящая жизнь и счастье по-настоящему.

Фото © Манфред Виллманн (Manfred Willmann)

Типология. Современная серия — это всё-таки типология. Это не фотоочерк, не фоторепортаж и не фотоистория. Типология пришла нам в виде наследие Августа Зандера (August Sander), Карла Блосфельда (Karl Blossfeldt), Бернда и Хиллы Бехеров (Bernd and Hilla Becher). Типология — это набор отдельных изображений, каждое из которых не несет никакого отдельного высказывания, а смысл проекта всплывает только тогда, когда Вы посмотрели все эти фотографии вместе. То есть каждая из фото, в отличие от случая с фотоисторией, не иллюстрации мысли автора. Она просто слово. И так у Вас слово за словом складывается предложение. Предложение, которые и несет смысл. Смысл не иллюстрируется каждой фотографией отдельно, как это было в фотоистории. Здесь вся серия целиком — и есть мысль. Это называется синтагматический принцип. Принцип, по которому не возможно понять смысл, не услышав фразу целиком. Только когда все слова фразы собраны вместе в предложные и каждое на своем месте — тогда и появляется смысл. На таких фотографиях часто нет ситуаций и сюжетов, раскрывающих мысль всего проекта в целом. Часто может показаться, что это бессвязные наблюдения или заметки, ничего не значащие картинки.

Как снять типологию? Перед тем, как снимать подумайте, иллюстрирует ли фотография напрямую главную идею проекта или нет. Если нет — не снимайте. Собирайте фотографии передающие ощущение, а не конкретные понятные явные смыслы, вторящие теме проекта. В серии-фотоистории каждая фотография снова и снова подтверждает смысл, заявленный в заголовке проекта. Для современного проекта — это было бы слишком просто. Смысл в проекте-типологии рождается на пересечении фотографий, составляющих проект. И сами эти фотографии, составляющие проект, по отдельности часто кажутся безликими, невыразительными и ни о чём конкретном не говорящими. И только будучи собранными вместе в серию-типологию, они на ваших глазах создают смысл проекта.

Как правило такие проекты исследуют типичекое в группах или наоборот в похожем, пытаются выявить тонкие различия. Это как социологическое исследование, когда из большого количества ответов можно выделить и выявить общие черты. Типология — это как научная работа по исследованию закономерностей, в окружающем нас мире.

Август Зандер — один из первых фотографов, который начал снимать типологию. Конечно, тогда еще он не знал, что это такое и что это станет языком фотографии XXI века. В любом случае исследование типологическое людей Германии по профессиям, увлечениям, роду деятельности положило начало первым типологиям в фотографии.

Фото © Август Зандер (August Sander)

Карл Блосфельд снимал растения и систематизировал их. На фото мы можем видеть тонкие отличия во вроде бы одинаковых и никому не интересных стеблях, теперь поражающих воображение.

Фото © Карл Блосфельд (Karl Blossfeldt)

Бехеры снимали газгольдеры, водонапорные башни и другие промышленные объекты в Германии, а затем и за ее пределами. Собирая фотографии в серии, они получили типологии, которые имеют не только прикладное значение для изучения этих объектов, но и показали миру, что искусством может быть не только красивая фотография, но и сама идея.

Фото © Бернд и Хилла Бехеры (Bernd and Hilla Becher)

Это же принцип заложен и во многих современных фотопроектах. Из современных авторов, использующих типологию в своих фотопроектах надо отметить следующих: Алек Сот (Alec Soth), Синди Шерман (Сindy Sherman), Андреас Гурски (Andreas Gursky), Томас Руфф (Thomas Ruff), Шерри Левин (Sherrie Levine).

Томас Руфф снимает «как на паспорт» выходцев из бывшего ГДР, чтобы зритель не отвлекаясь на эмоции, жесты, то есть не отвлекаясь от сути, смог проследить типическое в серии эти портретов — то есть выявить то общее, что есть в этих людях и нет в других.

Фото © Томас Руфф (Thomas Ruff)

Алек Сот, наверное, самый важный фотограф, работающий с типологией, потому что ему удалось в одном проекте объединить несколько линий типологии и построить на этом вест свой проект. При внимательном изучении Вы увидите, что здесь повторяются типы объектов: бородачи, заброшенные дома, объекты-одиночества, пустынные пейзажи. Алек Сот очень тонко перемешивает это все в своем проекте, и через этот неповторимый коктейль из нескольких линий типологии, собирает своё большое высказывание о безысходности.

Фото © Алек Сот (Alec Soth) «Broken Manual»

И последний автор Шерри Левин — современный художник, предлагает нам найти 26 отличий на современных отпечатках фотографий Уолкера Эванса (Walker Evans), выставленных в галерее, подражая современным фотопроектам в виде типологии. Это концептуальный проект, исследующий как изменилось отношение к фотографии со времен Эванса до наших дней, как изменилось наше представление о фотографии, чего современный зритель ожидает от фотографии и тд. Все это решено через популярную сейчас типологию. Фактически, это типология одной и той же фотографии.

Фото © Шерри Левин (Sherrie Levine)

«Ваша типология — это какая-то чепуха, повторение одного и того же много раз. Зачем же снимать одинаковое, когда можно снять разное и сделать из этого хороший фотопроект?» Ваши комментарии и новые вопросы пишите ниже.

36 советов от фотографов агентства Magnum Photos

Несколько лет назад Алек Сот, автор множества интересных фотопроектов, собрал большой список различных советов, которыми его именитые профессиональные фотографы коллеги из агентства Magnum Photos поделились с начинающими фотографами. Сегодня мы предлагаем и вам познакомиться с этими советами и надеемся, что они то уж точно помогут вам в профессиональном росте. Читайте, принимайте к вниманию, используйте в своей работе, экспериментируйте, опираясь на эти советы, данные лучшими мастерами фотографии из агенства Magnum Photos.

Аббас Аттар

Купите пару удобных туфель… и влюбитесь.

Алек Сот

Пробуйте все. Фотожурналистику, фэшн, портреты, ню — все, что угодно. Вы не узнаете, в каком жанре хотите работать, пока не попробуете их сами. Однажды, еще в колледже, на летних каникулах, я работал с фотографом, который занимался натюрмортами и к тому же был истово верующим. Мы весь день фотографировали в студии и слушали христианское радио — тогда я понял, что я не студийный фотограф и совсем не истово верующий христианин.

А на следующих каникулах я работал уже в небольшой районной газете и, к своему удивлению, обнаружил, что мне нравится делать фотографии на заказ. Очень важно, чтобы вам нравилось то, что вы делаете, и то, что вы снимаете. Если вам скучно, если предмет вам не по душе, это будет видно на фотографиях. Если вы хотите снимать котят, значит, снимайте котят.

Алекс Майоли

Читайте побольше литературы и поменьше смотрите на работы других фотографов. Работайте каждый день, даже без задания, даже без оплаты. Работайте, работайте и работайте — вы делаете это для себя, а не для редакторов или наград. Сотрудничайте с людьми, которыми вы восхищаетесь, и это не обязательно должны быть фотографы. Ключевой момент здесь — партнерство.

Алекс Уэбб

Фотографируйте, потому что вы это любите; потому что вы должны это делать; потому что главная награда для вас — это сам процесс. Любые другие вещи: признание, богатство — приходят не ко всем, и они скоротечны. И даже если к вам придет успех, в вашей работе в любом случае придет такое время, когда о вас не будут помнить, когда вам не будут платить. Иногда и то и другое сразу. В нашем обществе есть много других, более простых способов заработать себе на жизнь. Фотографируйте ради страсти, а не ради карьеры.

Алессандра Сангвинетти

Какой совет я дала бы начинающему фотографу? Вообще-то мне и самой бы пригодился хороший совет. Первое, что приходит в голову, — слова Боба Дилана: «Будьте умницами и всегда носите с собой лампочку».

Брюс Гилден

Мой совет: «Снимайте то, кем вы есть».

Карл де Кейзер

Отдавайте фотографии все, что у вас есть, по крайней мере в течение 5 лет, и только потом решайте, нужно вам это или нет. Очень многие одаренные фотографы сдались слишком рано. Время становления, поисков себя и поисков работы, которое наступает после спокойных лет учебы в университете, — главный убийца талантов.

Кристофер Андерсон

Забудьте о такой профессии — фотограф. Будьте фотографом, а профессия — может, она и приложится. Не спешите покупать камеру в надежде, что фотографии помогут вам оплатить ипотеку. Джими Хендрикс сперва научился играть на гитаре и только потом решил стать музыкантом. Он любил музыку и создавал прекрасные вещи — и только после этого музыка стала его профессией. Ларри Тауэлл, к примеру, стал «профессиональным» фотографом только тогда, когда стал «знаменитым» фотографом. Делайте фотографии, которые вы считаете нужным сделать, и, возможно, это станет вашей работой. Но если вы начнете с того, что будете думать о фотографиях как о карьере, то получите кучу отвратных снимков, которые ничего не будут говорить вашему сердцу.

Крис Стил-Перкинс

Никогда не думайте, что фотография — это просто. Это как поэзия. Можно легко сочинить пару рифмованных строк, но это не будет выдающейся поэмой.

Изучайте фотографию, смотрите, чего удалось достичь другим людям. Но при этом не пытайтесь имитировать этих людей, просто учитесь у них.

Фотографируйте то, что вам действительно небезразлично, то, что вам интересно, а не то, что должно.

Фотографируйте их так, как вам кажется правильно, а не так, как должно.

Будьте открыты для критики — она может быть очень полезна. Но держитесь своих ценностей.

Учеба и теория — полезные вещи, но вы учитесь главным образом на практике. Снимайте, много-много. Расстраивайтесь, что ничего не получается, снимайте дальше, оттачивайте мастерство, выходите в мир и общайтесь с ним.

Константин Манос

Не пытайтесь делать фотографии, а просто старайтесь показать, как выглядит тот или иной предмет. То, как вы располагаете элементы снимка в кадре, показывает нам что-то, чего мы прежде не видели и чего не увидим больше. И помните, что поймать момент — значит сделать кадр еще более уникальным в потоке времени. Также постарайтесь побывать на семинарах фотографов, которыми вы восхищаетесь. Но сперва наведите справки, так ли они хороши в качестве учителей, как в качестве фотографов. Сделать хорошие фотографии просто. Очень хорошие фотографии сделать сложно. А великие фотографии — почти невозможно.

Дэвид Алан Харви

Вы должны хотеть что-то выразить. Вы должны быть кристально честны с самим собой на этот счет. Подумайте об истории, политике, науке, литературе, музыке, кино, антропологии. Как одна из этих дисциплин влияет на другую? Что пробуждает в человеке отклик? Сегодня, когда любой человек может сделать технически идеальную фотографию с помощью телефона, вам надо быть автором. Все дело именно в авторстве. Ко мне приходит множество молодых людей, которые говорят, что решили стать фотографами, чтобы «объездить мир» или «сделать себе имя». Неправильная мотивация, на мой взгляд. Все это — побочные, даже отрицательные моменты в работе фотографа. Без осязаемых идей, мыслей, чувств, иногда даже практически буквального участия в «диалоге» сегодняшний фотограф утонет в море посредственности.

Сейчас фотография — это язык. И, как в любом языке, необходимо знать ее правописание и грамматику. Но, что еще более важно, начинающие фотографы должны научиться профессионально рассказывать историю с помощью образов, с дидактическим либо эзотерическим императивом. Это и означает быть поэтом, а не техническим «писателем». Проще говоря — найдите свой личный проект по сердцу. Дайте себе задание, которое вы мечтали бы получить. И помните, что вы и только вы управляете своей судьбой. Верьте в нее, знайте ее, воплощайте ее.

Донован Уайли

Никогда не теряйте удовольствие от процесса. Не старайтесь «искать» подходящие образы и сюжеты, но держите сердце и ум открытыми. Реагируйте на то, что вы видите. Работайте над достижением своей цели, будь то издание книги или проведение выставки, но самое главное — работайте над поиском собственного голоса, собственной темы и ее применения. Поймите, что ваша работа говорит больше о вас, чем о том, что вы показываете. Постарайтесь найти равновесие, прочно встать на обе ноги. Сами ноги фотографировать не обязательно!

Иными словами, постарайтесь воплотить личный опыт в коллективный. Это вполне возможно, и, я думаю, в этом и состоит основная задача любого вида искусства (почитайте книгу Майкла Шмидта «Перемирие»). Изучите работы великих фотографов, полюбите это делать. Начните с самого начала, просмотрите ранних американских, немецких, французских мастеров. Затем приглядитесь к художникам из 60-х, которые использовали фотографию в своих работах: Эд Рушей и так далее.

Не закапывайтесь в теорию, но уважайте ее. Почитайте, что пишет о фотографии Роберт Адамс, да и вообще изучите его как следует — вы многое для себя почерпнете. Читайте больше художественной литературы, особенно ранних русских и французских писателей, современных американских, ирландских — Джойса, например. Путь, который прошла литература как искусство в плане описаний и образов, очень схож с путем развития фотографии.

Не полагайтесь на стиль ради стиля. Если у вас есть свой объект для фотографирования и если вам это поможет, то можете воспользоваться стилем других людей. И наоборот, если вы фотографируете то, что снимают все, то выработайте свой, собственный стиль, подход, который будет характерен только для вас. Постепенно у вас появится и то, и другое — и свой объект, и свой стиль, но на это потребуется время.

Изучите книгу «Как вы это видите» Томаса Вески и Хайнца Лисброка (How You Look At It: Photographs of the 20th Century). Эссе из нее помогут вам. Всегда старайтесь быть правдивыми с самим собой… Например, если идея стать фотографом нравится вам больше, чем сама фотография, то стоит подумать о том, чтобы стать актером. Если же вы искренне любите фотографию, то не сдавайтесь. Поймите, что фотография — уникальная среда, и наслаждайтесь данным фактом. Уважайте ее рамки и работайте в них — и вы сможете продвинуться много дальше.

Продолжение следует...

Retouch and photos: Алек Сот- Alec Soth

    Столь большой перерыв в публикациях вызван моей загруженностью, что может служить слабым оправданием. Когда мы стоим на месте - другие идут вперед, оставляя нас позади.  Этот пост будет не о фото, а о том, что мы пытаемся ими донести.

  Алек Сот - американский фотограф, член фотоагенства "Магнум". Многое из сказанного им на лекции, созвучно с моим нынешним мироощущением. Это жажда свободы в выборе и творчестве, поиски своего пути и в какой-то мере попытки сбежать.

 Алек специализируется на проектах. Его первая попытка как-то объединить фотографии, показалась Соту достаточно топорной: фотография мальчика с петухом, после - снимок молодого парня с  куриным яйцом в руках и татуировкой Суперемена - следующая: костюм Супермена...

  Он решил, что идея, которая объединяет снимки в книгу, должна быть более глубокой. Серия "Спящий у Мисиссипи"  была создана  с целью передать стремление воплотить  мечты, взросление в ожидании большого будущего. В книге есть фотографии мест, где выросли известные личности, такие как Джонни Кэш, снимки людей, пейзажи, элементы обстановки, декор или даже некий мусор.


 Дом Джонни Кэша и  Партик

     Алек рассказывает, что ему  очень трудно было просить людей сфотографировать их (ох, как знакомо), но мало кто ему отказывал и все происходило легко и непринужденно. Его даже  пустили  снимать в самой защищенной тюрьме этой части страны, что стало неким приключением.

  Следующий проект "Ниагара" построен на достаточно противоречивых событиях вокруг Ниагарских водопадов:  места венчания многих пар и самоубийств отчаявшихся одиночек. В этом проекте присутствуют довольно много снимков обнаженных пар, как попытка показать близость отношений.

  Третья серия была посвящена мужской мечте о побеге от своей жизни.  Она задумана как некий разрозненный пазл-инструкция для тех, кто хочет сбежать. Начало побега, дороги, отели, разные  судьбы тех, кто решился на это. Называется книга "Сломанный дневник". Чаще всего  встречаются портреты отшельников,  их вещи, знаменитые места проживания фанатиков-одиночек.  





  Фотографии из книг Сломанный дневник и Ниагара

  
   Самой большой проблемой фотографии Сот считает невозможность поведать историю полностью одним снимком. Кадр может только  заинтриговать, зажечь интерес.  
  Снимки Алека не всегда мне понятны, но  то, что фотограф пытается создавать серии основанные на достаточно противоречивых и сложных вещах вызывает уважение.

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки | Алек Сот

Мультимедиа Арт Музей вместе с Международным фотографическим фестивалем в Риме и Музеем Макро представляет в рамках 9-го фестиваля «Фотобиеннале-2012» выставку американского фотографа Алека Сота, основанную на альбоме «Безжалостная красавица» (La Belle Dame sans Merci).

Алек Сот (р. 1969) родился в Миннеаполисе (Миннесота), где живет и сегодня. Он является членом агентства Magnum Photo, а его работы выставлялись на групповых и персональных выставках, включая Биеннале Уитни и Биеннале в Сан-Паулу 2004 года. В 2008 году выставка его работ была представлена в Jeu de Paume в Париже и Фотомузее Винтертура (Швейцария). В 2010 Уолкер Арт Центр организовал масштабную выставку фотографий Сота под названием «Отсюда туда» (From Here to There). В 2008 Сот открыл собственное издательство Little Brown Mushroom. Он опубликовал следующие книги NIAGARA, 2006, Fashion Magazine, 2007, Dog Days, Bogotá, 2007, The Last Days of W, 2008, Broken Manual, 2010. В 2008 Сот открыл свое собственное издательство Little Brown Mushroom. Работы Сота представлют Sean Kelly Gallery (Нью-Йорк) и Weinstein Gallery (Миннеаполис). Алек Сот является членом агентства Magnum Photo.

Алек Сот позиционирует себя в первую очередь как фотографа, создающего фотокниги, а уже потом как фотографа, представляющего свои работы на выставках. Он автор семи монографий, последняя из которых «Безжалостная красавица», вышедшая в 2011 году в Риме.

В название проекта La Belle Dame sans Merci Сот цитирует строки знаменитой баллады английского поэта-романтика Джона Китса 1819 года, одной из самых известных художественных интерпретаций образа роковой женщины. Развивая тему, в этом цикле фотограф проводит исследование восприятия женщины и собирает воедино большое количество эротических образов: от наиболее откровенного, когда женщина предлагает себя мужчине на цветущем лугу, до картины душевой, в которой висит фотография Мишель Пфайфер, или до композиции из фруктов, ассоциирующихся с мужскими и женскими половыми органами.

Структура произведений Сота принципиально не завершена и предлагает нам следовать за повествованием, ассоциациями и связями. Так, например, за портретом женщины, прикасающейся к животу, следует портрет мужчины в той же позе, а потом классический образец Венеры Целомудренной и т.д. Нет ни внятных объяснений, ни определенного пункта назначения, так что нам остается всего лишь наслаждаться процессом.

«В проекте „Безжалостная красавица“ дихотомия „любви-смерти“ становится главным импульсом, на котором строится движение вперед, или, точнее, оно замедляется, ускоряется или вращается само по себе по кругу в процессе некой фрагментарной, эллиптической прогрессии. Воплощением этой двойственной природы, согласно доминирующей мужской точке зрения, является роковая женщина. Змий, который появляется примерно в середине цикла, символизирует ее со всей ясностью. Эта работа называется „Ламия“, напоминая о персонаже греческой мифологии, представляющим собой наполовину женщину и наполовину змею, которая соблазнял молодых людей, чтобы питаться их кровью. „Ламия“ — это еще и стихотворение Китса 1819 года. [...]

Китс умер 23 февраля 1821 года, в Риме, где и сегодня можно увидеть его могилу со знаменитой эпитафией „Здесь лежит тот, имя которого было написано на воде“. Сот выбирает Рим для своего проекта „Безжалостная красавица“, обращаясь к воображаемой биографии, и, в то же время, по-новому подходя к наиболее типичным способам, которые используют при фотографировании той или иной местности. В результате получается цикл работ, который отражает образ Рима, но исследует данный ландшафт более современными методами, логика которых состоит в том, что настоящее исследование разворачивается на заднем плане, на фоне того, что происходит ближе всего к зрителю. Город — это часть той тайны, которую эти работы не могут до конца раскрыть, схватывая только отдельные детали».

Франческо Занот

Основатели агентства+ Гарик Пинхасов, Мартин Пар, Алек Сот)", Искусство и культура

В 1978.

Георгий Пинхасов присоединился к Московскому союзу художников-графиков (секция фотографии) и получил статус независимого художника. Его фотоработы были замечены видным российским кинорежиссёром Андреем Тарковским, который пригласил Георгия Пинхасова делать репортаж о своем фильме Сталкер (1979).Георгий Пинхасов «Портрет дизайнера"В 1985 году Г. Пинхасов женился на француженке и переехал в Париж. В 1988 представив серию цветных фотографий «Тбилисские бани» он присоединился «ассоциативным членом» к фотографам агентства Магнум Фото, основанного легендарным Анри Картье-Брессоном.

С 1990 года полноправный член агентства. Фотографии Георгия отличаются собственным абстрактным стилем, непревзойденной игрой теней и силуэтов в лучших традициях советской и мировой фотографии, в каждом снимке хорошо передается высочайшее мастерство автора. Георгия Пинхасова больше привлекает исследование индивидуальных особенностей прдеметов, людей, мест — детали, выцепляемые светом из темноты, отражения, тени, абстрактные образы знакомых объектов. Мартин Паррродился в1952 году в Суррее (Англия). С 1970 по 1973 год в манчестерском университете Метрополитен. С 1994 года М.

Парр — член агентства Магнум, несмотря на то, что внутри этой организации существовала серьёзная оппозиция, не желавшая приёма фотохудожника. Ряд критиков рассматривали художественный стиль Парра как провокационный, а его фотографические работы — высмеиванием окружающих. Работает он как правило с малоформатной фотокамерой, используя вспышку (даже днём).Работы Парра и в самом деле — в противоположность к привычному зрителю фотоискуссву, скорее приукрашивающему действительность — показывют серую и скучную повседневность, безрадостное увядание стариков, уродливые и смешные стороны человеческого существования. Фотограф-документалист повседневности, М. Парр также и собиратель — подобных его работам снимков других фотографов, почтовых открыток, покрытых изображениями мелких предметов и товарных упаковок. Это своё собрание Алек Сотродился в 1969 году в Миннеаполисе штат Миннесота и проживает там по сей день.

Он учился в Нью-Йоркском колледже Сары Лоуренс на художника, где увлекся фотографией, слушая лекции [16, "https://nanayna.ru"].

ДжоэлаСтернфилда. После получения степени бакалавра искусств он вернулся в родной город, где открыл свою фотостудию. На протяжении пяти лет Алек Сот путешествовалот заснеженной Миннесоты до жаркой Луизиане, целью которого было создание лирических изображений культурной градацию вдоль берега самой знаменитой реки США, именем которой и назван этот проект — «SleepingbytheMississippi» («Сны вдоль Миссисипи»). Выставка этих фотографий в Нью-Йорке в 2004 году принесла ему мировую известность. В этом же году он был принят в Magnum как кандидат, и в 2008 году стал полноправным членом агентства.

СледующийпроектАлека.

Сота"Niagara" («Ниагара») также названа по имени его главного объекта — два года он фотографировал американскую и канадскую стороны водопада, проводя исследование его притягательной силы и воздействия на людей. В 2006 году он выпустил книгу по данному проекту. Год спустя в 2007 году он опубликовал проект «DogDays, Bogota» («Собачьи дни, Богота»), который ждал своего часа с 2002 года, когда Алек Сот вместе с женой в Колумбии удочерили девочку. Биологическая мать ребенка передала им книгу для дочери, в которой были стихи, фотографии и письма. Это побудило Алекса Сотасделать книгу для приемной дочери о ее родном городе, и пока они два месяца ждали оформления документов, он фотографировал город, показывая красоту, которая притаилась за суровостью этих мест. В дальнейшем он продолжал работать над различными проектами, и признан одним из неординарных фотографов Агентва «Магнум».Алекс Сот, фотография из серии «Сны вдоль Миссисипи»)5. Во времена создания Агентства «Магнум» российская документальная фотография была в весьма плачевном положении — с одной стороны, фотографы были вынуждены работать не идеологию, а с другой стороны железный занавес полностью изолировал советских фотографов от международной художественной жизни. В последующие годы постепенно документальная фотография получила свое развитие и в России, каждый из периодов ее развития можно связать с социальными событиями в стране тех лет, но при этом необходимо отметить, что из российских фотографов только один смог войти в легендарное Агентство «Магнум», что говорит о том, что достичь мирового уровня нашим фотографам в данном направлении пока не удалось.

Список литературы

Константинова Е.В., Ландо С. М., Плешанов П. А. История мирового фотоискусства. — СПб.:ГИКиТ, 2015. — 851 с. Левашов В. Лекции по истории фотографии. -.

М.: Тримедиа Контент, 2014. — 300 с. Левашов В. Фотовек. Очень краткая история фотографии за последние 100 лет.

— 2-е изд., испр. — T reemedia, ИП Гусев Л. Е., 2016. — 70 с.

Алек Сот

Я знаю, как бьется ваше сердце , Arendt House, Люксембург, 12 декабря 2020 г. - 15 апреля 2021 г.

Прогулка по Демократическому лесу Эгглстона на YouTube

Алек обсуждает Джона Кейджа и другие вещи на YouTube

The Palms 30 января 2021 г., 20:00. Алек Сот и Дэйв Кинг. По заказу The Great Northern.(покупка билетов) Обзоры в Star Tribune и Mpls.St.Paul Magazine.

Параметры нашей клетки от К. Фаусто Кабрера и Алека Сота доступны для предзаказа на MACK. Недавняя пресса о «Параметры нашей клетки» в The Guardian, Star Tribune, BuzzFeed, CNN, The New Yorker.

Я знаю, как бьется ваше сердце , FOAM, Амстердам, Нидерланды, 10 сентября - 6 декабря 2020 г.

Алек Сот: пространство между нами , Шанхайский центр фотографии Сян Ченг, Шанхай, Китай.1 августа - 18 октября 2020 г.

Алек Сот проводит экскурсию по своей библиотеке для MACK Live 16 апреля 2020 года.

Алек Сот: Фотография - это язык . Kunst Haus Wien. Вена, Австрия. 26 февраля - 16 августа 2020 г.

Информационный бюллетень Little Brown Mushroom - последний экспериментальный проект Алека в LBM. Зарегистрироваться Сегодня!

Линии желаний: переосмысление американского повествования о путешествии в фотографиях Алека Сота Ребекки Бенгал для журнала IMA, том 30.Эта статья находится сейчас на Magnum Photos

.

Новый онлайн-курс под названием Alec Soth: Photographic Storytelling теперь доступен на learn.magnumphotos.com

Моника. Варшава. 2018 обсуждается в этом интервью с Аароном Шуманом об обучении на ошибках.

Режиссер Бреннан Вэнс недавно выпустил через MN Originals короткометражный фильм о счастье и фермерском доме.

Sleeping by the Mississippi можно увидеть в Морском художественном музее Миннесоты до 1 сентября 2019 года.На этой персональной выставке представлена ​​подборка из 21 крупномасштабной фотографии из серии.

Luxora, Arkansas , 2002 включен в выставку Go Down Moses, куратором которой является Теджу Коул. Выставка откроется в Музее современной фотографии в Чикаго 18 июля 2019 года.

Недавняя пресса: New York Times, Guardian, Photograph Magazine, Magnum, Vice, Huck, Star Tribune, AnOther, MINN Post, Monopol, Wall Street International, MPR News, Art News, Document, Daily Art Magazine, Minnesota Monthly, T Magazine , Internazionale, Artsy, Garage, Sleek, ASX, Berlin Art Link, Photobookstore Magazine, Feature Shoot, Domus, Wallpaper, Lens Culture, Art Observed, Brooklyn Rail, Financial Times, W Magazine, Washington Post, New Yorker.

Алек Сот и Винс Алетти беседуют в галерее Шона Келли, 4 апреля 2019 г.

Я знаю, как бьется твое сердце. Разговор в T Magazine с Ханей Янагихарой.

Я знаю, как бьется твое сердце. Опубликовано в блоге The New York Times Lens

Я знаю, как бьется твое сердце . Показан Шоном О'Хаганом в The Guardian

Алек Сот об интимности личного пространства в Huck Magazine

Брюс Науман, художник художника, снятый для журнала T Magazine.

Desert Island Фото . Алек Сот в беседе в Барбакане для Photoworks

Снимок «Дети эпидемии» для журнала «Нью-Йорк Таймс».

This Land, Pier 24, Сан-Франциско, Калифорния, 1 июня - 31 марта 2019 г.

In Focus: Expressions, Музей Дж. Пола Гетти, Лос-Анджелес, Калифорния, 22 мая - 7 октября 2018 г.

Фотограф Алек Сот провел год в чужих домах

В последней серии фотографа «Я знаю, как бьется ваше сердце» можно мельком увидеть людей в их собственных домах.

Алек Сотту нужна была пауза. На протяжении большей части своей карьеры он фотографировал тех, кто находится на задворках общества в определенных сферах - заброшенных жителей «третьего побережья» Америки в «Сне у Миссисипи» или любовь и романтику, которые люди ищут в отелях в его серии «Ниагара». . » Лаура и Кейт Малливи, сестры модельера, стоящие за Rodarte, даже пригласили фотографа сотрудничать с ними в их книге 2011 года Rodarte, Catherine Opie, Alec Soth .Он решил сделать паузу, чтобы воссоединиться с природой, отказавшись от постоянных путешествий и общения с людьми, которые стали регулярной частью его жизни. Этот шаг оказался плодотворным, и Сот начал свой последний проект, названный в честь строки из стихотворения Уоллеса Стивенса. Я знаю, как бьется ваше сердце. , ради которого он путешествовал по Соединенным Штатам, Соединенному Королевству и Европе, представляет собой серию портретов людей в своих домах, в местах, где им обычно наиболее комфортно. Результаты были объединены в его новейшую книгу с тем же названием и четыре выставки: в Миннеаполисе в Weinstein Hammons Gallery с 15 марта по 4 мая, в Берлине с 16 марта по 18 апреля в LOOCK Galerie, в Нью-Йорке, в Sean Kelly с 21 марта. до 27 апреля и в Сан-Франциско в галерее Fraenkel с 23 марта по 11 мая. Документ догнал Сота, чтобы обсудить его перерыв, происхождение «Я знаю, как бьется ваше сердце » и силу медитации.

Выше сгиба

Мода

Документу исполняется пять лет

Мода

Представляем: Козабуро, финалист премии LVMH 2017

Неделя моды

Prada направляет художников-иллюстраторов "Чудо-женщину" 1940-х годов

Мода

Эфемерное облегчение: за кулисами Недели мужской моды в Милане Весна / Лето 2018

Энн Бинлот - Значит, вы взяли долгий перерыв в фотографии, верно?

Алек Сот - Я взял перерыв в определенной фотографии. В тот год я фотографировал, но не путешествовал и не работал. Наверное, самое главное, я не фотографировал людей. Но я снимал свет, природу и все такое.

Анн - Почему вы считали, что вам нужен творческий отпуск?

Алек - Я не думал об этом как о творческом отпуске. Я подумал: «Это новый я». Я подумал, что такой будет моя жизнь. Я оставил все остальное.Я фотограф в Magnum Photos, известном фотоагентстве, которое часто ассоциируется с военными фотографами. Я никогда не был таким фотографом, но я живу в мире, бегаю по миру, снимаю документы и подумал: «Ага, я покончил с такой деятельностью». Это было не из-за негатива. энергия. На самом деле это было результатом положительной энергии своего рода квазидуховного опыта. Я просто хотел соединиться с природой и ее вещами, а не оказаться в этой грязи человеческих конфликтов.

Анн - Чувствовали ли вы, что для вашей практики было полезно использовать этот момент паузы?

Алек - Это полностью омолаживало, и это был реальный вопрос, вернусь ли я к обычной старой фотографии. В конце концов, я начал экспериментировать с другими людьми. Я просто играл с ними, и это заставило меня снова начать фотографировать. Одна из тех, с кем я столкнулся очень рано, - это Анна Халприн, легендарный хореограф, которая сделала карьеру, зная, как играть в космосе с другими людьми. В том матче мы не играли. Это была обычная фотосессия, но после этого времени я почувствовал себя помолодевшим и подумал, что могу подойти к портретной съемке чуть более мягким и открытым способом.

Слева: Симона. Лос-Анджелес , 2017. Справа: Ute’s Books. Одесса , 2018.

Ann - Вы назвали работу Питера Худжара одним из источников вашего влияния. Когда вы впервые узнали о его фотографиях?

Алек - Действительно, очень, очень рано. Давным давно. Это интересно, потому что лет 10-15 назад меня попросили назвать моего любимого фотографа, и я назвал его.Это было даже для меня странно. Я подумал: «Вау, это странный ответ», потому что он не был проектным фотографом, как я. Он не был фотографом-повествователем. Он собрал множество картинок в книжную форму. Он больше интересовался индивидуальным изображением и индивидуальным принтом, но его интимность - это то, чем я всегда восхищался.

Ann —Вы раньше выполняли эти проекты, где фотографировали географию и сообщества. Раньше вы смотрели на мир макро, а теперь вы смотрите на более мелкие аспекты через личность. Почему переход?

Алек - У меня был такой духовный опыт. Я думаю, что у всех есть такие вещи - когда ты, вроде бы, пьешь кофе утром или что-то еще, и свет горит точно, и ты ни о чем не думаешь, и ты сосредоточен. Вы просто полностью во что-то погружены. Он настолько специфичен, что в этот момент можно потерять себя. Я просто осознал, насколько это дорого. Казалось, что разговор об экономике, классе и политике, и все это вырвет меня из этого момента.Первоначально у меня был такой момент в одиночестве, а затем я пытался провести такие моменты в интимной обстановке комнаты другого человека. Так бывает не всегда, но я просто хотел момент, когда можно было бы каким-то образом прикоснуться к другому человеку.

Винс. Нью-Йорк , 2018.

Анн —Когда вы решили сделать эту серию, как вы выбирали предметы? Они кажутся довольно разнообразными.

Алек - Я решил: «Я не собираюсь выбирать место. Я просто отвечу на приглашения ». Меня просят пойти в разные места и прочитать лекцию или устроить представление. Так что я бы просто сказал да. У меня был год, чтобы говорить «да» на эти вещи.Я найду кого-нибудь в этом месте, прежде чем поеду туда. Я рассказывал им, чем я занимаюсь, и что хочу такого рода интимного обмена, и спрашивал совета. Затем они присылали мне информацию - фотографии людей, социальные сети, что у вас есть. И я бы попытался прочитать, с кем мне хотелось бы проводить время. Я настраивал эти сеансы, и это странно. Это как портретная фотосессия. Это из дома. Это сеанс терапии. Это странная близость. Иногда вы говорите на разных языках.

Ann - Вы цитировали книгу Уокера Эванса, в которой были оба интерьера -

Алек — Да, Сообщение из интерьеров .

Энн — Да. В нем были и интерьеры, и портреты. В книге, в интервью с Ханей Янагихарой, вы рассказывали о своем желании заглядывать в дома, когда вы были китайским курьером. Почему так приятно видеть, как живут другие люди?

Алек —Я фотограф.Это такое ключевое удовольствие. Но есть элемент подобия: когда вы смотрите на то, как живет кто-то другой, вы смотрите на то, как живете вы. Мы все пытаемся понять, как жить.

Ann —Да.

Alec - Универсальный. Это просто завораживает. Когда я нахожусь в чужом доме - какие у них книги? Что они читают? Это всего лишь еще один способ узнать, кто этот человек. Что внутри них творится? У нас так много подсказок.Мы видим, как люди одеваются. Мы видим их манеры. И всю эту другую информацию предоставляет интерьер.

Слева: Анна. Кентфилд, Калифорния, , 2017. Справа: Лейла и Сабина. Новый Орлеан , 2018 г. © Алек Сот. Предоставлено: Шон Келли, Нью-Йорк,

.

Анн - Я видела вашу фотографию Кени на выставке Armory Show на стенде Шона Келли. Не могли бы вы рассказать мне больше об этом опыте?

Алек - Каким был Кени? Я имею в виду, что это было нетипично для многих фотографий на этом снимке, поэтому Кени была немного более обеспокоена, чем некоторые из людей, которых я фотографировал.Мы встретились заранее в кофейне, и это была возможность по-настоящему разрешить проблему. А потом Кени не хотела, чтобы я был в их доме. Так что все было немного иначе. Я останавливался в AirBnB, и именно здесь был сделан снимок. Так что они подошли, и это было немного по-другому, потому что Кени был более осведомлен о презентации.

Энн — Чем занимается Кени?

Алек - Я не знаю, чем занимается Кени.

Ann - Интересно.

Алек —Да, он был очень модным.

Анн - Вы сказали в своем интервью Хании: «Довольно, хватит удовлетворения эго». Я имею в виду, я знаю, что мы работаем с творческими людьми, и эти эго всегда бегают вокруг, и они не довольны, пока они получают то, что хотят. Что заставило вас укротить свое эго?

Алек - Это отличный вопрос, но я также чувствую себя дерьмовым мошенником, отвечая на этот вопрос, потому что я даю гребаное интервью, и это типа: «Я, я, я, больше я.«И я снова в ней. [Смеется]. Я говорю: «Вот и я снова». Я очень расстроен этим, потому что, когда я разговаривал с Ханией, я был в очень хорошем состоянии. Я просто работал и получал этот опыт. А теперь я занимаюсь продвижением работы и просто распространяю ее, и это просто очень проблематично, и я не решил ее. Знаете, меня очаровывает роль эго в искусстве?

Энн - Ага! [Смеется. ]

Алек - Потому что это точно двигатель. Вот почему многие из нас стучат по тротуару, чтобы получить работу и быть замеченными. Но в этом вы точно можете потеряться. Я не думаю, что когда-нибудь терялся в этом, но я просто чувствую это течение. Как будто там внизу водопад, и он быстро качается к краю, или вы переходите этот водопад. Это опасно.

Энн — Да. [Смеется.] Как вы узнали о стихотворении, в котором у вас есть название серии: «Серая комната»?

Алек - Итак, я всегда читал Уоллеса Стивенса.Он просто великолепен в работе с сознанием. Просто думая о сознании. Вы знаете, мы говорим об эго, о том, что такое «я», и обо всем в этом роде. Итак, поэтически он просто справляется с этим. Я очень часто обращаюсь к поэзии за помощью в понимании того, в каком фотографическом затруднительном положении я нахожусь. В этом случае я делаю эту работу о нахождении в комнате с другим человеком. И, конечно же, у Уоллеса Стивенса есть идеальное стихотворение на эту тему и идеальную строку или слова.

Анн - Вы говорили о Дайан Арбус и эксплуатации.В прошлом году я видел выставку одного фотографа, и он снимал маргинализованных домашних работников. Эта фотография продавалась за 90 000 долларов, и он должен был заработать 45 000 долларов, если она будет продана? Поговорим о фотографах и эксплуатации. Когда пересекается черта?

Алек - Каждый проводит свою линию. Я провожу аналогию с мясом. Я всегда ел мясо, а потом я перестал есть мясо, но я не был веганом. Затем, через год, я начал есть мясо.Но это больше фермерское хозяйство. Я проверяю предысторию и тому подобное. Это больше похоже на движущиеся линии. И все мы должны делать это по-разному.

Энн — Да.

Алек - Если я собираюсь фотографировать людей, мне нужно выяснить, что это за линия. Это то, что делает Брюс Гилден? Могу ли я сделать это полностью совместным? И испытуемый выбирает, какую картинку я сделаю, стилизует и все для нее делает? В конце концов, это то, с чем я борюсь. Некоторое время я думал: «Вот и все. Я с этим покончил. Я веган. Я готов ». И теперь я снова ем мясо, но пытаюсь сделать его более этически осознанным.

Энн - Как вы определяете свои собственные обязанности как фотографа?

Алек - Это развивающийся вопрос. Мне нравится, когда люди знают, как эти вещи можно использовать. Я всегда прошу у людей разрешения. Ну, я имею в виду, большую часть времени.Есть один большой проект, который является исключением, но я прошу людей сфотографировать его. Я объясняю, для чего они нужны, но я не знал, что фотографии [ Sleeping by the Mississippi ] будут представлены на Биеннале Уитни. Я был никем ... что-то изменится, если это окажется той картиной на стене. Вдруг все по-другому. И я только начинаю снова обдумывать значение этого, потому что не могу выбросить из головы тот момент, когда вся эта работа раскрывается и входит в коммерческий мир.

Слева: Галина. Одесса , 2018. Справа: Кени. Новый Орлеан , 2018. Все изображения

Анн - Вы все еще медитируете?

Алек — О да. Все время. Но ничего особенного. Это как чистить зубы.

Ann - И действительно ли это проясняет вашу голову и заставляет вас чувствовать себя сосредоточенным?

Алек - No.

Энн - [Смеется]

Алек - Помогает. Я имею в виду… о боже! Любой, кто прочитает что-нибудь из всего этого, начинает медитировать. Да. Это лучшее, но не лечит. Это не лекарство ни от чего. Это просто помогает. А вы живете в Бруклине! Приступайте к медитации!

Энн - Я не могу! Мой разум слишком шумный!

Алек - Все так говорят.

Энн - [Смеется]

Алек —Нет, правда! Так говорит каждый человек. И весь смысл медитации в том, чтобы не перестать думать. Чтобы понять, как работает шум в вашем уме. Вы должны быть самым крутым медитатором в мире, чтобы в течение десяти секунд не думать. Это действительно трудно. Но вы можете немного замедлить его и лучше понимать, когда он берет верх. Поверьте мне.

Фотограф

Magnum Алек Сот приносит свои извинения за прыжки с парашютом в рамках проекта фотографа Тоники Джонсон

Фотограф

Magnum Алек Сот принес извинения после того, как New York Times заказала и опубликовала серию изображений, которые очень напоминали долгосрочный исследовательский проект фотографа Тоники Джонсон.

В своем сообщении в Instagram Сот объяснил, как появилась работа: его попросили провести четыре дня, фотографируя в Энглвуде, районе Чикаго, и сравнивая его с более богатыми районами города.Основная часть работы - The Great Divide - напоминает продолжающуюся работу Джонсона, жителя Энглвуда, под названием The Folded Map Project. «Хотя я ничего не знал о работе Джонсона, я чувствую себя ужасно из-за нанесенного мною оскорбления. Я приношу свои извинения Тонике Льюис Джонсон и очень сожалею о том, что принял это задание », - пишет Сот.

Посмотреть этот пост в Instagram

Я хотел бы поблагодарить Тонику Льюис Джонсон за работу и ее проект Folded Map Project. @ tonikaj⁣ ⁣ Ее работа является примером долгосрочной преданной работы, которая именно то, что нужно миру прямо сейчас.Чего ему не нужно, так это фотографов, ныряющих в сложные ситуации для быстрого просмотра контента. ⁣ 4 мая со мной связались редакторы секции мнений New York Times. В рамках их продолжающейся серии из трех частей о неравенстве в США они хотели, чтобы я снял фоторепортаж в Чикаго с 7 по 10 мая с фотографиями, опубликованными 17 мая. Мне сказали, что вскоре после этого будет опубликовано онлайн-фоторепортаж. Это было в начале пандемии, и мой личный проект пришлось отменить, поэтому я согласился на эту работу.⁣ ⁣ Четыре месяца спустя, совершенно неожиданно, я узнал от друга, что это онлайн-эссе было опубликовано. Вскоре после этого я начал получать сообщения о схожести с The Folded Map Project. Хотя я ничего не знал о работе Джонсона, я чувствую себя ужасно из-за нанесенного мною оскорбления. Я приношу свои извинения Тонике Льюис Джонсон и очень сожалею о том, что принял это задание. ⁣ ⁣ Тем не менее, я рад, что узнал о ее приверженности делу, и буду жертвовать весь свой доход от New York Times на проект Folded Map Project.Я также рекомендую вам ознакомиться с работой: foldedmapproject.com (ссылка в биографии) .⁣

Сообщение, опубликованное Алеком Сотом (@littlebrownmushroom),

The New York Times с тех пор добавила примечание в начале своей статьи, признавая сходство и предлагая читателям пойти и посмотреть работы Джонсона. Он не принес извинений.

Сот заявил, что пожертвует весь свой доход от New York Times на проект Folded Map Project.«Что ему не нужно, так это фотографы, прыгающие с парашютом в сложные ситуации для быстрого просмотра контента», - добавил он.

Джонсон принял извинения Сота, однако отметил в комментарии в Instagram, что и издание, и фотограф обязаны исследовать существующие проекты, прежде чем приступить к такой работе.

[] Конкретный урок для Алекса состоит в том, что он ДОЛЖЕН был узнать о моей работе, и он мог бы легко узнать о ней, если бы он просто погуглил «сегрегация в Чикаго», прежде чем фотографировать задание.

Джонсон, гражданин Чикаго 2017 года, описывает сложенную карту как «визуальное исследование неравенства и неравенства в Чикаго с использованием его картографической системы». В проекте рассматриваются пары контрастных локаций север / юг, созданные путем складывания карты города. Вы можете узнать больше о проекте здесь.

Специалисты отрасли поспешили раскритиковать статью в New York Times, когда она была впервые опубликована. Ким Беллвар, репортер Washington Post, поделилась своими мыслями:

The New York Times поддерживает тесные отношения с Magnum Photos и, похоже, предпочла не сообщать ни о недавних заявлениях о потенциальных изображениях жестокого обращения с детьми в архиве агентства, ни о приостановлении действия Дэвида Алана Харви по обвинению в сексуальных домогательствах.

Такие агентства, как Magnum, уже давно критикуют за прыжки с парашютом в неблагополучные регионы мира, несмотря на существование фотографов из таких регионов, которые уже производят отмеченные наградами работы.

Подпишитесь, чтобы прочитать | Файнэншл Таймс

Разумный взгляд на мировой образ жизни, искусство и культуру

  • Полезные чтения
  • Интервью и отзывы
  • Кроссворд FT
  • Путешествия, дома, развлечения и стиль

Выберите подписку

Испытание

Попробуйте полный цифровой доступ и узнайте, почему более 1 миллиона читателей подписались на FT

  • В течение 4 недель получите неограниченный цифровой доступ премиум-класса к надежным, отмеченным наградами бизнес-новостям FT

Подробнее

Цифровой

Будьте в курсе важных новостей и мнений

  • MyFT - отслеживайте самые важные для вас темы
  • FT Weekend - полный доступ к материалам выходных
  • Приложения для мобильных устройств и планшетов - загрузите, чтобы читать на ходу
  • Подарочная статья - делитесь до 10 статьями в месяц с семьей, друзьями и коллегами

Подробнее

Распечатать

Печатное издание

FT доставляется с понедельника по субботу вместе с доступом к электронной бумаге

  • Доставка на дом или в офис с понедельника по субботу
  • FT Газета выходного дня - стимулирующая смесь новостей и особенностей образа жизни
  • ePaper access - цифровая копия печатной газеты

Подробнее

Команда или предприятие

Premium FT. com доступ для нескольких пользователей, с интеграцией и инструментами администрирования

Премиум цифровой доступ плюс:
  • Удобный доступ для групп пользователей
  • Интеграция со сторонними платформами и CRM-системами
  • Цены на основе использования и оптовые скидки для нескольких пользователей
  • Инструменты управления подписками и отчеты об использовании
  • Система единого входа на основе SAML (SSO)
  • Специализированный аккаунт и команды по работе с клиентами

Подробнее

Узнать больше и сравнить подписки

Или, если вы уже являетесь подписчиком

Войти

Книжных списков для подростков

Андерсон, Лори Халс. Лихорадка 1793
В 1793 году в Филадельфии четырнадцатилетняя Матильда Кук, разлученная со своей больной матерью, узнает о настойчивости и самостоятельности, когда ей приходится справляться с ужасами эпидемии желтой лихорадки.

Андерсон, М.Т. Удивительная жизнь Октавиана Ничто, предателя нации: вечеринка с оспой
На заре Войны за независимость молодой Октавиан воспитывался в очень необычных условиях в Нованглианском колледже просветления.Хотя ученые и дают ему первоклассное образование, они также внимательно следят за ним… слишком внимательно. По мере взросления Октавиан узнает ужасающую правду своей ситуации, и эта правда заставляет его усомниться в его понимании себя и Революции: если Патриоты могут бороться за свою свободу, почему он не может бороться за свою?

Avi. Истинные признания Шарлотты Дойл
Шарлотта Дойл, настоящая юная леди, плывёт из Англии в Америку в 1832 году и обнаруживает, что она единственная пассажирка на борту.Когда команда восстает, она оказывается втянутой в битву за власть и борьбу за выживание.

Берри, Джули. Прекрасная война

Это Хейзел, Джеймс, Обри и Колетт. Классический пианист из Лондона, британский потенциальный архитектор, ставший солдатом, гений регтайма из Гарлема в армии США и бельгийская сирота с великолепным голосом и разрушительным прошлым. Их история, рассказанная богиней Афродитой, которая должна рассказать историю или предстать перед судом на горе Олимп, полна надежд и горя, предрассудков и страстей и показывает, что, хотя Война - грозная сила, она не может сравниться с запредельной силой. любви.


Блэквуд, Гэри. Год Палача
В 1777 году пятнадцатилетний Крейтон, похищенный и насильственно доставленный из Англии в американские колонии, становится участником политических волнений, которые могут означать поражение патриотов и изменить курс. истории.

Бланделл, Джуди. Что я видел и как я солгал
В 1947 году, когда ее веселый отчим Джо вернулся с войны, а семейная жизнь вернулась в нормальное русло, юная Эви, пораженная красивым молодым бывшим солдатом, который, похоже, тайно держится за Джо. , оказывается в запутанной паутине лжи, разрушительный исход которой навсегда изменит ее жизнь и жизнь ее семьи.

Карсон, Рэй. Прогулка по Земле с незнакомцем
Молодая женщина, обладающая сверхъестественной способностью ощущать присутствие золота, маскируется под мальчика и ищет безопасности и романтики в Калифорнии.

Купер, Мишель. Краткая история Монмаре
В свой шестнадцатый день рождения в 1936 году София начинает дневник жизни в вымышленной островной стране у побережья Испании, где она является одним из последних потомков бедной королевской семьи, пытающейся удержать свою нацию. вместе накануне Второй мировой войны.

Куртенэ, Брюс. The Power of One
Следит за Пикаем, белым британским мальчиком в Южной Африке во время Второй мировой войны, в возрасте от пяти до одиннадцати лет, когда он выживает в оскорбительной школе-интернате и продолжает добиваться успеха в жизни и на боксерском ринге. с помощью курицы, боксера, пианиста, чернокожих африканских заключенных и многих других.

Де ла Крус, Мелисса. Alex & Eliza
Когда Алекс и Элиза встречаются одной роковой ночью, начинается эпическая история любви, которая навсегда изменит ход американской истории.

Доннелли, Дженнифер. Северное сияние
В 1906 году шестнадцатилетняя Мэтти, решившая поступить в колледж и стать писателем вопреки воле отца и жениха, устраивается на работу в летнюю гостиницу, где узнает правду о смерти Гость. Основано на реальных событиях.

Draper, Sharon M. Copper Sun
Две пятнадцатилетние девушки - одна рабыня, а другая - служанка по контракту - сбегают со своей плантации в Каролине и пытаются добраться до Форта Мозес, Флорида, испанца колония, дающая убежище рабам.

Эллиот, Лаура. Гамильтон и Пегги!

Когда кокетливый адъютант Александр Гамильтон пишет Пегги, прося ее помочь в добросовестном ухаживании за Элизой, Пегги обнаруживает, что не в состоянии отрицать столь страстную просьбу. Между ними складывается крепкая дружба, но Александра попадает в ту же войну, что и ее отец, и опасность для их жизни реальна.

Elliott, LM Под раздираемым войной небом
После того, как его самолет был сбит гитлеровскими Люфтваффе, девятнадцатилетний Генри Форестер из Ричмонда, штат Вирджиния, пытается пройти через оккупированную Францию ​​с помощью Французское Сопротивление в надежде воссоединиться с его подразделением.

Годберсен, Анна. The Luxe
В 1899 году на Манхэттене пять подростков из разных социальных слоев вели опасно скандальную жизнь, несмотря на строгие правила общества и тщательно продуманные планы родителей и других людей.

Грац, Аллен. Заключенный B-3087

Будучи еврейским мальчиком в Польше 1930-х годов, Янек находится во власти нацистов, захвативших власть. Все, что у него есть, и все, кого он любит, жестоко отняли у него.И тут в плен попадает сам Янек - на руке у него татуировка с надписью PRISONER B-3087.


Грин, Бетт. Лето моего немецкого солдата
Когда немецких военнопленных привозят в ее городок Арканзас во время Второй мировой войны, двенадцатилетняя Пэтти, еврейская девушка, подружилась с одним из них и должна справиться с последствиями этой дружбы.

Ли, Маккензи. Джентльменское руководство по пороку и добродетели

Генри (Монти) Монтегю не волнует, что его мошеннические страсти далеко не подходят джентльмену, которым он родился.Но когда Монти отправляется в свое грандиозное турне по Европе, его поискам удовольствий и пороков угрожает конец. Мало того, что его отец ожидает, что он возьмет на себя семейное поместье по возвращении, Монти еще и безумно влюблен в своего лучшего друга и попутчика Перси. Итак, Монти клянется совершить в этом году долгую эскападу, в последний раз гедонистически ура и заигрывая с Перси от Парижа до Рима. Но когда одно из безрассудных решений Монти превращает их поездку за границу в мучительную охоту, это ставит под вопрос все, что он знает, включая его отношения с мальчиком, которого он обожает.


Ли, Стейси. Под нарисованным небом
Сейчас 1849 год в штате Миссури, и американка китайского происхождения Саманта в беде. Магазин ее отца сгорел, он умер в результате пожара, и она находится в розыске за убийство после убийства человека, который пытался ее изнасиловать. К счастью, отважная рабыня Аннамаэ помогает ей сбежать. Беглый раб и китаянка торчат, как больной палец, на Орегонской тропе, поэтому они маскируются под мальчиков - Энди и Сэмми - и пытаются затаиться на своем пути в Калифорнию.

Ли, Стейси. Девушка снизу

Днем семнадцатилетняя Джо Куан работает горничной у жестокой дочери одного из самых богатых людей Атланты. Но по ночам Джо подрабатывает псевдонимом автора колонки с советами для благородной южной леди «Дорогая мисс Свити». Когда ее колонка становится бешено популярной, она использует силу пера для решения некоторых проблем общества, но она не готова к негативной реакции, которая последует, когда ее колонка бросает вызов устоявшимся представлениям о расе и поле.

Лу, Мари. Королевство спины

Рожденный с даром музыки, Наннерл Моцарт имеет только одно желание - чтобы его запомнили навсегда. Но даже когда она радует публику своей мастерской игрой, у нее мало надежды на то, что она когда-нибудь станет признанным композитором, которым так мечтает. Она молодая женщина из Европы 18 века, а это значит, что ей запрещено сочинять. Она будет выступать только до тех пор, пока не достигнет брачного возраста - ее тиранический отец ясно дал понять это.

Манискалько, Керри. Преследование Джека-Потрошителя

Семнадцатилетняя Одри Роуз Уодсворт родилась дочерью лорда, и ей предстояла жизнь в богатстве и привилегиях. Но между светскими чаями и примеркой шелковых платьев она ведет запретную тайную жизнь. Вопреки желанию своего сурового отца и ожиданиям общества Одри часто ускользает в лабораторию своего дяди, чтобы изучить ужасную практику судебной медицины.


Матас, Кэрол. В доме моего врага
Когда немецкие солдаты прибывают в Злочев во время Второй мировой войны, молодая еврейская девушка должна решить, скрывать ли свою личность и работать на нациста в Германии, чтобы выжить.

Медина, Мэг. Burn Baby Burn

Норе Лопес исполнилось семнадцать во время печально известного нью-йоркского лета 1977 года, когда город осажден поджогом, массовым отключением электроэнергии и серийным убийцей по имени Сын Сэма, который стреляет в молодых женщин на улицах.Семейная жизнь Норы тоже не так хороша: ее агрессивный брат Гектор становится все более опасным с каждым днем, ее мать беспомощна и не хватает арендной платы, а ее отец приезжает только по праздникам. Все, чего хочет Нора, - это исполнилось восемнадцать и побыть одна.


Мейер, Кэролайн. Обреченная королева Анна
В 1520 году тринадцатилетняя Анна Болейн, завидуя красоте своей старшей сестры и положению при дворе, объявила, что однажды она станет королевой Англии и что ее сестра преклонит колени у ее ног.

Майерс, Уолтер Дин. Вторжение
Джозия Веджвуд и Маркус Перри были друзьями в Вирджинии, но теперь, когда они оба участвуют во вторжении в Нормандию, различия в их позициях неудобны, поскольку Джозия - белый пехотинец, а Маркус - черный водитель транспорта, Единственная роль, которую ему позволит разделенная армия.

Намиока, Ленсей. Узы, которые связывают, узы, которые рвутся: роман
Айлин воодушевлена ​​- ее семья считает неконтролируемой - даже в пять лет, в доме ее семьи в Китае в 1911 году, она не хочет связывать ноги, особенно после Вторая сестра показывает Айлин свои связанные ноги и говорит ей, как это больно.По мере того, как она растет, ее жизнь меняется, когда она бросает вызов традициям.

Нейлор, Филлис Рейнольдс. Blizzard’s Wake
В марте 1941 года, когда сильная метель внезапно обрушилась на Бисмарк, Северная Дакота, девочка, пытающаяся спасти своих застрявших отца и брата, нечаянно помогает человеку, который убил ее мать четыре года назад.

Наземян, Абди. Like a Love Story

Сейчас в Нью-Йорке 1989 год, и для трех подростков мир меняется.Реза - иранский мальчик, который только что переехал в город со своей матерью, чтобы жить со своим отчимом и сводным братом. Он боится, что кто-то угадает правду о себе, которую он с трудом может признать. Реза знает, что он гей, но все, что он знает о жизни геев, - это изображения в СМИ мужчин, умирающих от СПИДа. Джуди - амбициозный модельер, которая поклоняется своему дяде Стивену, гомосексуалисту со СПИДом, который посвящает свое время активным действиям в качестве члена ACT UP. Джуди и представить себе не могла, что найдет роман ... пока она не влюбится в Резу, и они не начнут встречаться.


Паулсен, Гэри. Woods Runner
Из своей усадьбы в Пенсильвании 1776 года тринадцатилетний Самуэль, высококвалифицированный лесоруб, отправляется в Нью-Йорк, чтобы спасти своих родителей от банды британских солдат и индейцев, похитивших их после резни. большая часть их сообщества. Включает исторические заметки.

Пек, Ричард. Река между нами
В первые дни Гражданской войны семья Прюитт принимает двух таинственных девушек, которые бежали из Нового Орлеана, чтобы перебраться на север, в Иллинойс.

Пек, Ричард. Похороны учителя: комедия в трех частях
В сельской Индиане в 1904 году мечты пятнадцатилетнего Рассела бросить школу и присоединиться к молотилке пшеницы рушатся, когда его старшая сестра берет на себя преподавание в его однокомнатной школа за подлым, старый Мирт Арбакл «уносится и умирает».

Преус, Марги. Бамбуковый меч
В Японии в 1853 году, во время визита американского коммодора Мэтью Перри в Японию, Йоши, молодой японский мальчик, мечтающий однажды стать самураем, узнает об Америке от Маджиро и переживает приключения с Джеком. юный юнга на борту одного из U.С. кораблей. Включает исторические заметки и глоссарий.

Ринальди, Энн. Девять дней как королева
Леди Джейн Грей, которая в шестнадцать лет была королевой Англии девять дней перед казнью, рассказывает историю своей жизни с девяти лет.

Ринальди, Энн. Рыжеволосая принцесса
В 1542 году девятилетняя леди Елизавета живет в поместье недалеко от Лондона, стремясь вернуть себе благосклонность своего отца, короля Генриха VIII, и с годами ей грозит его смерть и таковыми из других близких родственников, пока она не окажется следующей в очереди, чтобы взойти на трон Англии в 1558 году.

Шлитц, Лаура Эми. Наемная девушка
Четырнадцатилетняя Джоан Скраггс в дневнике ведет хронику своей жизни, когда она уезжает с семейной фермы в Пенсильвании, чтобы работать наемной девушкой в ​​Балтиморе летом 1911 года.

Шварц, Вирджиния. Если бы у меня было два крыла
В 1861 году тринадцатилетняя Фиби сбегает с плантации своего хозяина в Алабаме и присоединяется к четырем другим рабам, которые едут в Канаду по подземной железной дороге.

Сепетис, Рута. Salt to the Sea: Роман
Титаник. Лузитания. Вильгельм Густлофф. Все крупные морские катастрофы, а последние практически неизвестны. Рута Сепетис меняет это в своем захватывающем историческом романе. Рассказанный короткими отрывками, «Соль к морю» вращается между четырьмя рассказчиками, пытающимися избежать различных трагедий в Европе 1945 года. По мере того, как Вторая мировая война подходит к концу, беженцы пытаются избежать последних опасностей войны, но оказываются на борту корабля с мишенью на его корпусе.

Сепетис, Рута. Фонтаны тишины

Мадрид, 1957 год. В условиях фашистской диктатуры генерала Франсиско Франко Испания скрывает темную тайну. Тем временем, туристы и иностранные бизнесмены устремляются в Испанию под гостеприимными обещаниями солнца и вина. Среди них восемнадцатилетний Дэниел Мэтисон, сын нефтяного магната, который приезжает в Мадрид со своими родителями в надежде познакомиться со страной, где родилась его мать, через объектив своей камеры. Фотография - и судьба - знакомят его с Аной, чьи семейные препятствия переплетаются, раскрывая давнюю хватку гражданской войны в Испании, а также пугающие определения состояния и страха. Фотографии Дэниела оставляют у него неудобные вопросы среди теней опасности. Его загоняют в угол трудных решений, чтобы защитить тех, кого он любит. Жизни и сердца сталкиваются, открывая невероятно темную сторону солнечного испанского города.


Смит, Шерри Л. Flygirl
Во время Второй мировой войны светлокожая афроамериканка «перешла» на сторону белого, чтобы присоединиться к женщинам-пилотам ВВС.

Спинелли, Джерри. Milkweed: роман
Снимает невзгоды и жестокость жизни в гетто Варшавы во время нацистской оккупации Второй мировой войны глазами еврейского сироты, который должен использовать всю свою смекалку и отвагу, чтобы выжить в невообразимых событиях и обстоятельствах .

Тейлор, Милдред. Земля
После Гражданской войны Пол, сын белого отца и черной матери, оказывается в ловушке между двумя мирами цветных и белых, поскольку он преследует свою мечту о владении собственной землей. (Приквел к фильму «Ролл грома», победителю медали Ньюберри, «Услышь мой крик»)

Вейн, Элизабет. Черный голубь, Белый ворон
Переехав в Эфиопию, чтобы избежать предрассудков Америки 1930-х годов, Эмилия Менотти, ее черный приемный брат Тео и их мать Рода, пилот-каскадер, преданы своей новой стране даже после войны с Италией. маячит, вовлекая подростков в конфликт.

Вейн, Элизабет. Кодовое имя Verity
В 1943 году британский истребитель терпит крушение в оккупированной нацистами Франции, и выжившая рассказывает историю о дружбе, войне, шпионаже и большом мужестве, рассказывая о том, что ей нужно, чтобы выжить, сохраняя при этом в секрете все, что она может.

Белый, Кирстен. И я темнею

Никто не ожидает, что принцесса будет жестокой. И Ладе Драгвле это нравится. С тех пор, как она и ее нежный младший брат Раду были вырваны из своей родины, Валахии, и брошены отцом для воспитания при османских дворах, Лада знала, что безжалостность - ключ к выживанию. Она и Раду обречены действовать как пешки в порочной игре, невидимый меч парит над каждым их ходом. Ибо родословная, которая делает их особенными, также делает их целями.


Йолен, Джейн. Девушка в клетке
Когда английские войска вторглись в Шотландию в 1306 году, одиннадцатилетняя принцесса Марджори, дочь недавно коронованного шотландского короля Роберта Брюса, была захвачена королем Англии Эдвардом Длинноногим и держалась в клетке на публике. отображать.

Йолен, Джейн. Меч законного короля
Волшебник Мерлиннус изобретает для короля Артура способ доказать, что он законный король Англии - вытаскивает меч из камня, - но проблема возникает, когда кто-то первым вынимает меч.

Янг, Эдриенн. Девушка, которую дало море

Това живет среди свелл, людей, которые нашли ее выброшенной на берег в детстве и использовали ее как дар Истины, но когда два соседних клана похоронили свою извечную кровную месть и объединившись в единое целое, ее мир опасно близок к краху.


Зусак, Маркус. The Book Thief
Пытаясь разобраться в ужасах Второй мировой войны, «Смерть» рассказывает историю Лизель - молодой немецкой девушки, чьи таланты кражи книг и рассказывания историй помогают поддерживать ее семью и еврея, которого они скрывают. , а также их соседи.

Все названия можно найти в разделе для молодежи. Если не указано иное, в названии указаны книги HARDCOVER.


7/4/20

Список: фотографии с Алек Сот

Али е предмет младопороценцев, актов, пушчавников али покрайин, ки пихайо вдих, фото Алек Сот с седажем в Миннесоти уджаме лепото Северне Америка на свой найзанимивейшо разставо до дат. Собранные листья - это первая коллекция в Великой Британии за наградой фотографии. Разстава има штири сериях подписей из десеттъя сентсиональне кариэра энега од найболь фотографий на свет.

Дэйв в Триш. Денвер, Колорадо, из Сборника песен, 2014 | Любезен Алек Сот

Soth je s svojimi mednarodno priznanimi knjigami Sleeping by the Mississippi (2004), Niagara (2006), Broken Manual (2010) в Songbook (2015) придобил углыл кот посебен в живых глас в содобни фотографии. Сотови экспресивни пристоп до документации фотографии, которые могут быть видны скози все ньегове разставе в кнжиге. Родной из Миннесота, Soth raziskuje odlično ameriško fasinacijo z odprto cesto in sija luči idej, ki so jih v 20.Столетью разправляли умники, так что Роберт Франк в Стивен Шор, кот туди писатели, кот е Джека Керуака.

В свои экспансивни кариери я Сот приказал изрочитев американке, с поударком на "повпречнем" америшкем. Неговы збирке фотографии того, чтобы узнать о чловешкега обчутка в скупности, скози неплодне покрайине, глобоке портрет в широком одпрто дивино. Sotra komentira: "Meni, najlepša stvar je ranljivost", kar je mogoče videti v celotnem njegovem delu. Spanje s prvo mednarodno priznano zbirko Mississippi, Soth, prikazuje prizore iz Sothove rodne države Minnesota.V celotni kolekciji Zbrani listi je delo brez težav razkrivalo pripoved ZDA, s posbnim poudarkom na jugu. Spanje z Mississippi vključuje element, kot so otroška postelja Charles Lindbergh in Peter's Houseboat, ki odražajo nekonvencionalno življenje mnogih zunaj močno poseljenih mest v ZDA

млрд. Сандаски, Огайо, из сборника песен, 2014 г. | Любезен Алек Сот

Prva santa Britanska retrospektiva vključuje zbirko Niagara, v kateri so čudovite pokrajine in zanimive nastavitve. Мотели так погост мотив в збирки; Sot jih opiše kot "spektakularne samomore in cenovno ugodne medene tedne".Пресенетлив интимный портрет, "Туманный" из Ниагары, заявила о ранении в воронах четырех человек. Broken Manual, другие pomemben projekt, ki se pojavlja na razstavi, vključuje vrsto fotografij, ki spodbujajo razmišljanje во взнемирливом размере. Zbirka Broken Manual vrsto poveljnikov in puščavnikov, ki imajo skoraj versko navzočnost, kar odraža željo po pobegu in pobeganju od civiliziranosti.

Najnovejši projekt, prestavljen na razstavi Golated Leaves, Songbook, kronika Sothovih potovanj po Ameriki pri iskanju človeške Interakcije v dobi, ki jo uživajo socialne mreže in mediji.V celotni zbirki Soth ujame napetost med željo po tesni skupnosti in Individualizmu v današnji družbi. Черно-белая фотография "Дэйв в Трише" из проекта Сборник песен, приказ любезен на английском языке. Веселье плеснега мошкега в "Бил Сандаскью, Огайо", который находится в монокроматском палитре в zajame lepoto чустев чловека.

Из размишляня, ки сподбужайо разискованье американских покрайин, жэ "собранные листья", ки га гости музей знаний в лондону, разстава, ки жо е треба видети.

Мисти из Ниагаре, 2005 Любезен Алек Сот

Zbrane listine: Fotografije Aleca Sota bodo potekale do 28. marca 2016.

Vstop je 8 £, Upokojenci 7 £ в Koncesije 6 € (Cene vključujejo darovanje).

Razstava je odprta od 10. do 18. ure, od ponedeljka do nedelje.

Media Space, Znanstveni muzej, Razstavna cesta, London, Velika Britanija, +44870870 4868

Джина Чахал

.
Алек сот фотограф: «Мой самый большой страх — потерять то, чему я научился» — Bird In Flight

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх