Афганки: Костюм летний «Афганка» — купить в интернет-магазине.

Содержание

Афганки дали отпор талибам* флешмобом в соцсетях

Женщины афганского происхождения по всему миру протестуют против нового требования талибов* носить хиджаб в публичных местах. Они публикуют в социальных сетях свои фотографии в национальных костюмах, показывая, что культура в их стране на самом деле другая. «Газета.Ru» — о том, кто решил запустить этот флешмоб и почему его поддержали.

«Талибан (организация запрещена в России)», пришедший к власти в Афганистане, все сильнее оказывает давление на общество, особенно женщин. Однако афганки не хотят подчиняться. Они не только выходят на митинги в Кабуле, но и запустили флешмоб в соцсетях, отстаивая свои права на ношение светской одежды.

На днях «Талибан» потребовал разделения в учебных заведениях по классам в зависимости от пола, а также обязал студенток, преподавателей и других работниц носить хиджабы, которые являются обязательным атрибутом у женщин в соответствии с их толкованием шариата.

В ответ на это афганки разместили свои фотографии в ярких и красочных традиционных платьях — они резко контрастируют с черным хиджабом.

close

100%

Запустила кампанию Бахар Джалали, бывший преподаватель Американского университета Афганистана (это первый частный университет в стране), в LinkedIn. Ее коллеги и другие неравнодушные поддержали инициативу в Twitter, используя хэштеги #DoNotTouchMyClothes и #AfghanistanCultur.

«За всю историю Афганистана ни одна женщина не одевалась подобным образом, — прокомментировала Джалали фото женщины в парандже. — Это совершенно чуждо афганской культуре. Я разместила свою фотографию в традиционной афганской одежде, чтобы информировать, просвещать и опровергать дезинформацию, распространяемую «Талибаном».

No woman has ever dressed like this in the history of Afghanistan. This is utterly foreign and alien to Afghan culture. I posted my pic in the traditional Afghan dress to inform, educate, and dispel the misinformation that is being propagated by Taliban.

https://t.co/jrp772jIKu

— Dr. Bahar Jalali (@RoxanaBahar1) September 12, 2021

Действительно, если набрать в поиске Google «афганская традиционная одежда», то ничего подобного с нынешним дресс-кодом афганок не увидеть.

Национальные афганские платья с плиссированными юбками и объемными рукавами украшаются вышивкой ручной работы и разноцветными стеклянными бусинами. Наряды выполнены в красных, фиолетовых и зеленых цветах. Так называемую «демоверсию» этих платьев афганки на протяжении последних 20 лет носили в университеты или на работу, сообщает «Би-би-си».

В продолжение кампании в соцсетях свое фото в традиционной одежде разместила Васлат Хасрат-Назими, руководитель афганской службы DW News. «Это афганская культура, и именно так одеваются афганские женщины», — написала она в Twitter.

Me wearing traditional Afghan attire in Kabul. This is Afghan culture and this is how Afghan women dress. @RoxanaBahar1 pic.twitter.com/fUZSqy4rRK

— Waslat Hasrat-Nazimi (@WasHasNaz) September 12, 2021

Пеймана Ассад, британский политик афганского происхождения, заявила в своем посте: «Наша национальная одежда — это не костюмы дементоров, которые талибы заставляют носить женщин».

This is Afghan culture. My traditional dress #AfghanWomen

Thank you to Dr @RoxanaBahar1 for the inspiration.

Our cultural attire is not the dementor outfits the Taliban have women wearing. pic.twitter.com/i9wFASfWR6

— Peymana Assad (@Peymasad) September 12, 2021

К флешмобу присоединились сразу несколько афганок, работающих в «Би-би-си». Журналистка Сана Сафи написала: «Если бы я была в Афганистане, то на голове у меня был бы платок. Это настолько «консервативно» и «традиционно», насколько вы себе только можете представить».

Ее коллега Содаба Хайдаре поделилась аналогичными фото в национальной одежде и сообщила: «Это наша традиционная одежда. Мы любим буйство красок. Даже наш рис разноцветный, как и наш флаг».

this is what an afghan woman looks like. this is our culture. this is our traditional dress. we love lots of colour. even our rice is colourful and so is our flag.


Inspo @RoxanaBahar1 pic.twitter.com/cj3FxfzROT

— Sodaba (@SodabaH) September 12, 2021

Судя по социальным сетям, все женщины склоняются к одной мысли: их одежда — это их идентичность и право.

«Афганские женщины носят именно такие красочные и скромные наряды. Черная паранджа никогда не была частью афганской культуры, — сформулировала общий посыл в Twitter Спожмай Масид, правозащитница из Вирджинии. — На протяжении веков мы были исламской страной. Да, наши бабушки одевались скромно, но в традиционную одежду, а не в замызганные бурки».

This is our Afghan authentic dress. Afghan women wear such colorful and modest attires. The black burqa never has been part of the Afghan culture. #FreeAfghanistan pic.twitter.com/v9LIbcvklG

— Spozhmay Maseed (@spozhmey) September 12, 2021

Судьба афганок вызывает опасения после прихода к власти талибов. Запрещенная в России организация правила страной с 1996 по 2001 года, осуществляя жесткую политику относительно женщин.

Их подвергали насилию, против воли выдавали замуж, заставляли сидеть по домам, запрещали работать и учиться после 12 лет.

На этот раз представители Талибана обещали более мягкий подход. «Мы собираемся разрешить женщинам работать и учиться. Конечно, будут определенные рамки. Женщины станут важной частью афганского общества, но в рамках ислама», — приводило слова представителя движения «Талибан» Забихулла Муджахида ТАСС. Однако эти обещания пока выполнены не были (за исключением права на образование).

Афганки по всему миру выкладывают в соцсетях свои фото в красочных национальных платьях. Что случилось?

Захватившие власть в Афганистане талибы обязали женщин носить хиджаб в общественных местах. Афганки по всему миру ответили на это масштабным флешмобом, во время которого девушки фотографируются в национальных платьях и выкладывают свои снимки в соцсетях с хештегом AfghanWomen. Их поддержал даже актер Хью Джекман (правда, он никаких нарядов не надевал).

«Вот как выглядит женское афганское платье», — пишет София Моруват.

Вот как выглядит женское афганское платье #DoNotTouchMyClothes #AfghanCulture #AfghanWomen pic.twitter.com/0E2iKIW2Ln

— Sophia Moruwat (@SophiaKhanm) September 13, 2021

«Вот что такое традиционные афганские наряды, а не те демонические одежды, которые обязывает носить Талибан», — пишет пользователь Zohra.

these are traditional afghan clothes, not the demonic outfits the taliban is desperately trying to impose #AfghanWomen #DoNotRecognizeTaliban #Afghanistan pic.twitter.com/GdTYWCh047

— zohra (@zadspice) September 12, 2021

«Пусть Господь Бог дарует больше сил афганским женщинам», — просит

Мониша Сривастава.

May lord grant more power to #AfghanWomen #DoNotTouchMyClothes pic.twitter.com/37TvSaIPAr

— Monisha Srivastava (@Monisha_sri11) September 13, 2021

А вот и Хью Джекман, который выразил поддержку афганским женщинам.

I stand with #AfghanWomen who are facing violence and uncertainty. Who’s with me? @WomenforWomen @ZainabSalbi pic.twitter.com/OSY9b3iUqt

— Hugh Jackman (@RealHughJackman) September 14, 2021

«Вот как одеваются афганские женщины. Некоторые из нас носят традиционные одежды, другие — европеизированные, некоторые надевают хиджаб, а некоторые одеваются сдержанно, но „Талибан“ заставляет надевать хиджаб с никабом (головной убор, закрывающий лицо. — Прим. Zerkalo.io). Никаб и хиджаб — это не наш дресс-код», — убеждена

Нахид Фатахи.

This is how we #AfghanWomen dress. Some of us wear traditional clothes, some westernized, some wear hijab and some dress modestly but niqab hijab is forced by the Taliban, niqab hijab is not our dress code. #DoNotTouchMyClothes #AfghanistanCulture pic.twitter.com/BCG2NoJlJa

— Nahid Fattahi ناهید فتاحی (@NahidFattahi) September 13, 2021

«Черный дресс-код, который навязывает афганским женщинам „Талибан“ — это не наша культура. Вот наш традиционный наряд и культура. Он яркий и уникальный», — пишет Рада Акбар.

The black dress code Taliban are imposing on Afghan women is not our culture. This is our traditional attire and culture. It’s colorful and unique. #AfghanWomen #AfghanCulture pic.twitter.com/YLErPn4DAU

— Rada Akbar (@RADAAKBAR) September 13, 2021

«Моя жена в традиционном наряде в Бамиане (город в Афганистане. — Прим. Zerkalo.io). Вот это афганская культура, и вот как одеваются афганские женщины», — поделился фотографией Шафи Карими.

My wife wearing traditional Afghan attire in Bamyan. This is Afghan culture and this is how Afghan women dress. #DoNotTouchMyClothes #AfghanistanCulture #AfghanWomen#WomensArt pic.twitter.com/Luu3JZtxjS

— Shafi Karimi (@karimi_shafi) September 14, 2021

«Богатая и древняя культура моего Афганистана — это яркость и красота», — пишет Best Dressed Afghan.

My rich and ancient Afghan culture is that of color and beauty. Thank you @RoxanaBahar1 for encouraging us to remind the world of it. ❤️🇦#DoNotTouchMyClothes #AfghanistanCulture #AfghanWomen #AfghanFashion #Afghanistan pic.twitter.com/VZfcg5VWDa

— Best Dressed Afghan (@bestdressedafg) September 13, 2021

«Приятно видеть, как афганские женщины демонстрируют красоту и яркость нашего наряда. Я присоединяюсь! Я чувствую себя симпатичнее в моих афганских одеяниях. У нас есть наша культура, и мы никому не позволим ее стереть», — говорит Lem.

Love seeing how Afghan women are showing our beautiful and colorful attire, I want to join! I feel prettiest in my Afghan clothing. We have our own culture and we will not allow anyone to erase it.#DoNotTouchMyClothes #AfghanistanCulture #AfghanWomen pic.twitter.com/BXJhHMK6ga

— Lem 🍋 (@lemaafzal) September 13, 2021

«Это афганская культура»

This is #AfghanCulture ❤️🇦 this is traditional #AfghanWomen attire pic. twitter.com/Q4DiwlQ3vT

— #stopkillingAfghans🇦 (@pikesandchars) September 13, 2021

«Онлайн-кампания афганских женщин против дресс-кода «Талибана»: «Не трогайте мои наряды», — декламирует Наташа Фата.

Afghan Women’s Online Campaign Against Taliban Dress Code: ‘Do Not Touch My Clothes’ https://t.co/OoCTYv5cd6#AfganistanWomen #AfghanWomen #DoNotTouchMyClothes #DoNotRecognizeTaliban #AfghanistanCulture pic.twitter.com/kDnYAvqQMk

— Natasha Fatah (@NatashaFatah) September 13, 2021

«Наш настоящий традиционный наряд», — демонстрирует Madiha.

our actual attire 🇦#AfghanistanCulture #AfghanWomen #Afghanistan pic.twitter.com/7s1D6LHfL9

— madiha (@MadihaAzimi) September 14, 2021

«Девочки, хвастайтесь своей культурой. Не дайте им высосать из вас жизненную силу. Не дайте им забрать у вас вашу яркость. У вас есть ваша идентичность и право на ее выбор, вы не талибские тени», — утверждает Khybereena.

Ladies flaunt your culture.

Don’t let them kill the life in you.
Don’t let them kill colours of you.
You have your own identity and right to choose it, you are not Talib’s black.#AfghanWomen pic.twitter.com/3pgT258KNZ

— #ReleaseAliWazir (@khybereena) September 12, 2021

«Это наше традиционное афганское платье. Афганские женщины надевают такие яркие и скромные наряды. Черная бурка никогда не была частью афганской культуры», — утверждает Спожмэй Масид.

This is our Afghan authentic dress. Afghan women wear such colorful and modest attires. The black burqa never has been part of the Afghan culture. #FreeAfghanistan🇦 pic.twitter.com/v9LIbcvklG

— Spozhmay Maseed (@spozhmey) September 12, 2021

«Вот это афганская культура. Мой традиционный наряд. Наш народный костюм — это не одежда дементоров, которую заставляет носить женщин «Талибан», — пишет Пеймана Ассад.

This is Afghan culture. My traditional dress #AfghanWomen

Thank you to Dr @RoxanaBahar1 for the inspiration.

Our cultural attire is not the dementor outfits the Taliban have women wearing. pic.twitter.com/i9wFASfWR6

— Peymana Assad 🏔 (@Peymasad) September 12, 2021

«Вот как выглядит афганская женщина. Это наша культура. Это наше традиционное платье. Мы любим многоцветье. Даже наш рис яркий, как и наш флаг», — прокомментировала свою фотографию Sodaba.

this is what an afghan woman looks like. this is our culture. this is our traditional dress. we love lots of colour. even our rice is colourful and so is our flag.
Inspo @RoxanaBahar1 🇦 pic.twitter.com/cj3FxfzROT

— Sodaba سودابه (@SodabaH) September 12, 2021

Афганки и талибы* – Мир – Коммерсантъ

20 октября состоится заседание московского формата по Афганистану, на котором будет обсуждаться политическое будущее страны. Этот диалог станет очень важной возможностью для российского руководства: если он внесет свой вклад в будущую стабильность Афганистана, то эффект будет ощущаться далеко за пределами афганских границ.

Предыдущая фотография

Председатель Женского форума по Афганистану, бывшая глава МИД Швеции Маргот Вальстрём

Фото: Коммерсантъ / Дмитрий Лебедев  /  купить фото

Бывший министр иностранных дел Аргентины Сусана Малькорра

Фото: Коммерсантъ / Глеб Щелкунов  /  купить фото

Следующая фотография

1 / 2

Председатель Женского форума по Афганистану, бывшая глава МИД Швеции Маргот Вальстрём

Фото: Коммерсантъ / Дмитрий Лебедев  /  купить фото

Бывший министр иностранных дел Аргентины Сусана Малькорра

Фото: Коммерсантъ / Глеб Щелкунов  /  купить фото

Одна из острых проблем после смены в власти в Кабуле — положение афганских женщин.

Множество фактов свидетельствует о том, что общества, в которых женщины и девочки обладают такими же возможностями, как и мужчины, живут гораздо благополучнее.

Положение женщин в любой стране тесно связано с ее безопасностью и успешностью. К сожалению, Афганистан в этом отношении имеет ужасную репутацию.

В связи с этим самое время напомнить, что Россия — государство—участник Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации женщин. Конституция Российской Федерации гарантирует равенство между женщинами и мужчинами. Поэтому московская встреча по Афганистану станет прекрасной возможностью для России оказать влияние на будущее девочек и женщин в этой стране, следуя духу своих обязательств, и помочь Афганистану преодолеть его нынешние проблемы.

Ситуация остается крайне тяжелой для всех афганцев: страна находится на грани голода, мировое сообщество под эгидой ООН уже пообещало выделить более $1 млрд на оказание гуманитарной помощи афганскому народу. Одно из новых предложений — провести очередную конференцию под эгидой ООН по гуманитарному содействию Афганистану.

Привлечение афганских женщин к этому процессу поможет обеспечить оптимальное распределение этих средств — они должны оказаться там, где нужны больше всего.

Если говорить о ситуации в мире в целом, то все больше фактов свидетельствует о том, что женщины повышают эффективность распределения ресурсов. Всемирный банк подтвердил важную роль женщин в экономике, установив, что экономический рост становится более высоким и устойчивым, когда женщины и мужчины в полной мере представлены на рынке труда.

Кроме того, когда женщины распоряжаются доходом, это идет на пользу семьям, поскольку больше средств тратится на питание, здоровье и образование.

Права афганских женщин и девочек имеют стратегическое значение для будущего страны, и их гарантия будет способствовать как политической стабильности, так и экономическому развитию. Кроме того, участие афганских женщин в выработке мирного соглашения повысит вероятность того, что оно станет более устойчивым и жизнеспособным.

Недавно состоялся Женский форум по Афганистану, в котором приняли участие женщины-лидеры мирового уровня и афганские женщины-лидеры, отстаивающие права рядовых афганок. Все они пришли выводу, что происходящее в Афганистане повлияет на весь мир, и это дело касается всех.

«Мы надеемся, что Россия поддержит нас и выступит за вовлечение афганских женщин и девочек в социальную, политическую и экономическую жизнь страны, а также будет способствовать скорейшему признанию новыми афганскими властями базовых принципов, согласно которым все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах».

*талибы — представители запрещенного в РФ движения «Талибан»

Маргот Вальстрём — председатель Женского форума по Афганистану, бывшая глава МИД Швеции; Сусана Малькорра — бывшая глава МИД Аргентины

Афганки о запретах талибов: «Их ценности

Боец «Талибана» и участница протеста в Кабуле, сентябрь 2021 годаФото: REUTERS

РавноправиеАфганистан

Шабнам Хайн | Наталья Позднякова

12 сентября 2021 г.

Несмотря на запреты, женщины в Афганистане выходят на акции протеста, чтобы отстоять свои права. Талибы, придя к власти, уже запретили им спорт и участие в общественной деятельности.

https://www.dw.com/ru/afganskie-zhenshhiny-o-zapretah-talibov-ih-cennosti-ne-nashi/a-59146633

Реклама

«Из соображений безопасности все демонстрации в Афганистане запрещены, — говорится в первом официальном заявлении министерства внутренних дел Афганистана, сформированного после прихода к власти талибов. — Любое публичное собрание должно быть санкционировано МВД. Спецслужбы должны быть информированы о деталях акции и используемых на ней лозунгах. Нарушение правил будет жестко наказываться».

Этот запрет на проведение массовых уличных акций адресован, прежде всего, афганским женщинам, которые с начала сентября бесстрашно выходят на протесты, выступая против новых властей — радикального исламистского движения «Талибан».

Афганские женщины против власти талибов  

 »Мы будем и дальше выходить на демонстрации и бороться за наши права, даже не имея разрешения», — заявляет кабульская активистка Махбобе Назрин Докт в интервью DW. «Министерство внутренних дел еще толком не начало выполнять свою работу. У кого мы должны получать разрешение на проведение акции? Это же очевидно, что они не дадут нам его, как только увидят, с какой целью мы хотим собраться», — поясняет активистка. 

Акция протеста афганских женщин в Кабуле, 8 сентября 2021 года Фото: Hoshang Hashimi / AFP/Getty Images

Она организует акции протеста в афганской столице Кабуле с начала месяца. За это в минувшую среду, 8 сентября, Назрин была задержана: «Они внесли мои данные в систему и предупредили меня о том, чтобы я не организовывала протесты. Но я не дам себя запугать. Если мы не будем бороться, мы проиграем».  

Талибы запретили женщинам занятия спортом и общественную деятельность    

Афганские женщины опасаются репрессий со стороны талибов и ограничения своих прав и свобод. Во время правления «Талибана» с 1996 по 2001 годы афганки были лишены возможности участвовать в общественной жизни и получать образование. После того, как талибы снова пришли к власти в этом году, они сразу же ликвидировали министерство по делам женщин.

Новое афганское правительство сообщает о закрытии министерства по делам женщин Фото: Rahmat Gul/dpa/AP/picture alliance

Новое афганское правительство, сформированное «Талибаном», состоит только из мужчин-талибов, и почти все они — муллы. Как сообщила в августе агентству AFP одна из женщин-доцентов, даже в министерстве образования нет ни одной женщины, только мужчины-доценты и студенты. Сейчас они решают вопрос о том, нужно ли снова открыть образовательные учреждения в Афганистане.          

Талибы заявили о своем намерении разработать «разумный учебный план, который соответствует исламским, национальным и историческим ценностям». Занятия физкультурой для девочек они запретили, как и женский спорт. В одном интервью австралийскому каналу SBS News зампредседателя комиссии по культуре в правительстве талибов Ахмадула Вазик заявил, что женский спорт является «неподобающим» и в нем «нет необходимости». Вазик аргументировал такой вывод тем, что, например, при игре в крикет лицо или тело женщины может оказаться не закрытым одеждой.

«Талибы далеки от цивилизации. Их ценности — не наши»

«Их ценности — не наши», — говорит DW Базира Тахери из Герата, что на западе Афганистана. — Бойцы «Талибана» всю свою жизнь провели в каких-то отдаленных местах, вдали от цивилизации и научились только воевать. Они едва умеют читать и писать. У многих из них нет представления о том, что такое жизнь в городе. Афганское общество за последние 20 лет изменилось. Мы не допустим того, чтобы талибы отняли у нас наши права».  

Протесты в Герате, сентябрь 2021 года Фото: Mir Ahmad Firooz Mashoof/Anadolu Agency/picture alliance

Базира организует в Герате акции протеста, пытаясь защитить права женщин. На одной из этих акций в минувший вторник, 7 сентября, женщина была ранена талибами. Но ей повезло, в нее не попала ни одна из пуль талибов.

«Это была мирная демонстрация. Многие женщины выступали с короткими речами. Напротив нас стояли талибы с оружием в руках и наблюдали. Внезапно они начали стрелять, сначала в воздух, потом в нас. Я знаю, что многие женщины были тяжело ранены», — рассказала Базира.

Афганским женщинам нужна поддержка

Протесты женщин заставляют талибов нервничать. Журналистов, которые сообщают об этом, жестоко избивают. Два сотрудника известной газеты Etilatrus были арестованы и подверглись насилию. В социальных сетях появляются шокирующие фотографии этих людей, избитых плетьми. «Это лишь маленькая часть того, что сделали талибы журналистам нашей газеты», - пишет ее издатель Заки Даржабай в Twitter. 

«Нам нужна поддержка и солидарность мирового сообщества», — подчеркивает активистка из Кабула, которая не хочет называть свое имя. Она не верит в то, что афганские женщины смогут быстро и эффективно самоорганизоваться и выступить против талибов. Шок от того, что они пришли к власти, еще силен. Кроме того, талибы лишили многих афганцев интернета и телефонной связи.

«Талибан» хочет признания со стороны международного сообщества. А оно должно вступиться за нас и наши права. Талибы будут вынуждены сдаться под давлением со стороны», — убеждена афганская активистка.

Смотрите также: 

Побег из Афганистана

To view this video please enable JavaScript, and consider upgrading to a web browser that supports HTML5 video

 

Написать в редакцию

Реклама

Пропустить раздел Топ-тема

1 стр. из 3

Пропустить раздел Другие публикации DW

На главную страницу

как изменилась их жизнь сейчас, рассказ афганки

15 августа 2021 года исламистское движение «Талибан» (запрещенная в России террористическая организация) объявило о полном захвате Афганистана. С тех пор для женщин этой страны настал ад. Последние 20 лет они боролись за право получать образование, работать и выглядеть так, как хотят. Теперь за эти свободы каждая из них может лишиться жизни. Как сейчас женщины Афганистана переживают это страшное время – из первых уст: VOICE публикует письмо жительницы Кабула, появившееся на страницах The Guardian.

Редакция сайта

Теги:

насилие над женщинами

права женщины

борьба за права

Афганистан

женская свобода

Власть в стране была захвачена стремительно. Как и многие другие города, Кабул был сдан без сбоя. Вечером 15 августа 2021 года талибы (члены террористической организации, запрещенной в России. — Прим. ред.) вошли в президентский дворец и объявили о создании в скором времени Исламского Эмирата Афганистана. Также они заявили об окончании военного конфликта. После этого страна погрузилась в глубокий экономический, социальный, гуманитарный и правозащитный кризис. Весь мир облетели новости, как женщины Афганистана вынуждены прятаться от боевиков, боясь преследования за то, что учатся или работают.

С продвижением к столице талибов (члены террористической организации, запрещенной в России. — Прим. ред.) страну в течение нескольких месяцев покинули порядка 250 тысяч жителей, среди которых 80% – женщины и дети. Все помнили, как жили женщины Афганистана, пока боевики были у власти в прошлый раз, с 1996 по 2001 год. Их обязали носить бурку – покрывающую с головы до ног накидку с сеткой в области глаз. Женщинам не разрешали работать, учиться, выходить из дома без сопровождения мужчин. За нарушение правил могли забить камнями. Никто не хотел возвращения этого ада на земле, но он сам настиг мирных жителей…

Новый Афганистан: про женщин и их права

Ранним воскресным утром я шла в университет на занятия, когда из женского общежития выбежала группа женщин. Я спросила, что случилось. И одна из них сказала мне, что полиция их эвакуирует, потому что талибы (члены террористической организации, запрещенной в России. — Прим. ред.) прибыли в Кабул, и они будут избивать женщин, у которых нет паранджи. Мы все хотели вернуться домой, но не могли пользоваться общественным транспортом. Водители не пускали нас в машины, потому что не хотели брать на себя ответственность за перевозку женщины. Еще хуже было девушкам из общежития, которые приехали из провинции, были напуганы и не понимали, куда им идти. Это были первые предпосылки того, что положение женщин в Афганистане снова становится бесправным.

Между тем стоявшие вокруг мужчины смеялись над афганскими девушками и женщинами. Смеялись над нашим ужасом. «Иди и надень свою чадари [паранджу]», — крикнул один из них. «Это ваши последние дни на улице», — ухмылялся другой. «Я женюсь на четверых из вас за один день», — сказал третий. Когда государственные учреждения закрылись, моя сестра пробежала много миль по городу, чтобы добраться домой. «Я с большой болью выключила компьютер, который помогал моему народу и сообществу в течение четырех лет, — сказала она. — Я вышла из-за стола со слезами на глазах и попрощалась с коллегами. Я знала, что это последний день моей работы».

Я почти одновременно оканчивала два лучших университета Афганистана. Я должна была окончить в ноябре 2021-го Американский университет Афганистана и Кабульский университет, но сегодня утром вся жизнь пробежала у меня перед глазами – как перед смертью. Я работала так много дней и ночей, чтобы стать той, кем являюсь сегодня… Но сегодня утром, когда я вернулась домой, первое, что мы с сестрами сделали, — это спрятали свои удостоверения личности, дипломы и сертификаты. Это было ужасно. Почему мы должны скрывать то, чем должны гордиться? Сегодня женщины в Афганистане не могут показываться такими, какие они есть.

Как девушка, я чувствую себя жертвой той политической борьбы, которую развязали мужчины. Жизнь женщин в Афганистане, только-только налаженный уклад изменились в одночасье. Я чувствую, что больше не могу громко смеяться, больше не могу слушать свои любимые песни, больше не могу встречаться с друзьями в нашем любимом кафе, я больше не могу носить свое любимое желтое платье или розовую помаду. И больше не могу пойти на работу или получить университетскую степень, над которой я работала годами.

Я любила красить ногти. Сегодня, возвращаясь домой, я заглянула в салон красоты, куда раньше ходила делать маникюр. Фасад магазина, украшенный красивыми фотографиями девушек, был побелен за ночь. Всё, что мне было видно, — это женщины Афганистана с испуганными лицами и мужчины с уродливыми лицами, ненавидящие женщин, не желающие, чтобы женщины получали образование, работали и имели свободу.

Что разрушало меня сильнее всего — это те люди, которые выглядели счастливыми и высмеивали женщин. Вместо того , чтобы стоять рядом с нами, на нашей стороне, они поддерживают талибов (членов террористической организации, запрещенной в России. — Прим. ред.) и наделяют их еще большей властью. Афганские женщины многим пожертвовали ради той небольшой свободы, которую они имели. Будучи сиротой, я была вынуждена ткать ковры, чтобы получить образование. Я сталкивалась с множеством финансовых проблем, но у меня было много планов на будущее.

Я не ожидала, что при талибах (члены террористической организации, запрещенной в России. — Прим. ред.) женщины в Афганистане станут затворницами, не ожидала, что всё закончится так. Теперь, похоже, мне нужно сжечь всё, чего я достигла за 24 года своей жизни. Иметь какое-либо удостоверение личности или награды Американского университета сейчас рискованно. Даже если мы сохраним их, мы не сможем их использовать. В Афганистане для женщин нет работы.

Когда провинции рушились одна за другой, я думала о своих прекрасных детских мечтах. Мы с сестрами могли не спать всю ночь, вспоминая истории, которые моя мама рассказывала нам об эпохе «Талибана» (террористическая организация, запрещенная в России. — Прим. ред.) и о том, как тогда права женщин в Афганистане были попраны, как с ними обращались боевики.

Я не ожидала, что мы снова будем лишены всех наших основных прав и вернемся на 20 лет назад. Что после 20 лет борьбы за свои права и свободы мы должны покупать бурки и скрывать свою идентичность. Женщинам Афганистана запретили быть теми, кем они попытались быть, потратив столько времени на осуществление своей мечты. В течение последних месяцев, когда талибы (члены террористической организации, запрещенной в России. — Прим. ред.) установили контроль над провинциями, сотни людей покинули свои дома и приехали в Кабул, чтобы спасти своих девочек и жен. Они живут в парках или на улицах.

Я была частью группы студентов и студенток Американского университета, которые пытались помочь им, собирая пожертвования наличными, едой и средствами первой необходимости и раздавая их им. Я не могла сдержать слез, когда слышала рассказы некоторых семей. Один мужчина потерял сына во время конфликта, и у него не было денег, чтобы заплатить за проезд на такси до Кабула. И они отдали свою невестку в обмен на транспорт. Стоит ли рассказывать, как живут женщины в Афганистане, если их ценность может быть равна стоимости поездки…

Сегодня, когда я услышала, что талибы (члены террористической организации, запрещенной в России. — Прим. ред.) достигли Кабула, я почувствовала, что они будут порабощать нас. Они смогут играть с моей судьбой как захотят.

Еще я работала учительницей в центре обучения английскому языку. Мне невыносимо думать, что я больше не смогу стоять перед классом и учить детей петь песенки про алфавит. Каждый раз, когда я думаю о том, что мои прекрасные маленькие ученицы должны прекратить учебу и быть запертыми дома, у меня текут слезы.

Что изменилось в жизни женщин Афганистана

Правозащитники отмечают, что в Афганистане женщины и весь народ переживают в 2022 году один из самых мрачных моментов в жизни целого поколения. Как будто и не было двадцати лет отстаивания своих свобод. До этого в течение долгого времени страна являлась одним из худших мест на планете с точки зрения прав человека. В 2001 году здесь сформировалось новое правительство и появилось несколько неправительственных организаций (НПО), которые сфокусировали работу на соблюдении прав человека. Но с приходом экстремистов в Кабул все усилия оказались напрасны.

В январе в соцсетях разошлось видео, на котором был слышен крик женщины Афганистана. Она молила о помощи и кричала, что к ней в дом пришли талибы (члены террористической организации, запрещенной в России. — Прим. ред.). Ее зовут Тамана Зарьяби Парьяни, и за три дня до этого она приняла участие в акции протеста. После той ночи она и еще четыре участницы акции пропали. Позже их освободили, но подробности своего задержания они не раскрыли из-за оказываемого давления.

На январской акции около двадцати женщин, вышедших к зданию Кабульского университета, требовали соблюдения своих прав. На фото женщины Афганистана с закрытыми и открытыми лицами пытаются заявить о себе, стоя с плакатами. Протестующих быстро разогнали, распылив газ из перцового баллончика и угрожая участницам оружием. Красноречиво о дискриминации женщин рассказывают фильмы про Афганистан «Подпольные девочки Кабула», «Усама» и другие.

Русские женщины не смогли бы мириться в Афганистане с подобным укладом, когда говорят, что нужно носить, за кого выходить замуж, запрещают работать и иметь свое мнение. Но это не только вопрос прав и свобод, это угроза самой жизни. Сегодня в СМИ продолжают всплывать истории погибших в Афганистане женщин. Одних убили за то, что не надели бурку, других за то, что отказались кормить боевиков по причине отсутствия денег. И множество случаев, когда талибы (члены террористической организации, запрещенной в России. — Прим. ред.) забирали девочек и женщин в сексуальное рабство. Примеров крайней жестокости масса

В конце весны 2022 года новая власть выпустила распоряжение о том, что афганские женщины должны выходить на улицу с закрытым лицом и покидать дома только в случае необходимости. Пользоваться общественным транспортом им запретили. И объявили при этом, что нарушение требования повлечет за собой серьезное наказание родственников мужского пола.

Кроме этого, талибы (члены террористической организации, запрещенной в России. — Прим. ред.) отложили возвращение афганских старшеклассниц в школы, что затронуло права 1,1 миллиона девочек. Страна оказалась в международной изоляции, погрузившись в экономический и гуманитарный кризисы.

Фото: Getty Images

Бабка надвое шмаляла Древние старухи и молодые афганки отстреливают джихадистов как собак: Общество: Мир: Lenta.ru

Сначала они несут обед детям, а потом несут смерть исламистам. Афганские женщины берут в руки оружие, чтобы отомстить боевикам «Исламского государства» и «Талибана» за смерть близких. Кто-то учится стрелять сам, кто-то идет на курсы при полиции, а кто-то поступает в военную академию, где обучение ведут бравые британские офицеры. На тропу войны выходят даже древние старухи, еле способные держать в руках автомат. «Лента.ру» рассказывает об афганских мстительницах.

Смерть в женском платье

«Вначале они убили моего брата, потом кузена, дядю и зятя. В память о них я буду воевать до последней капли крови», — говорит 53-летняя Зармина, полевой командир одного из афганских женских батальонов. Изначально ее отряд насчитывал всего 45 женщин-бойцов, однако в последнее время домохозяек, желающих сменить фартук на бронежилет, становится все больше. Причем выдержкой и хладнокровием они могут дать фору многим мужчинам.

В последнее время женщин, решивших бросить вызов талибам и боевикам ИГ, становится все больше. Подъем женского боевого движения начался на севере страны в ноябре прошлого года в районе Дарзаб — именно там Зармина сплотила вокруг себя овдовевших и осиротевших афганок.

По ее словам, многие жительницы страны вынуждены отправляться на передовую или замещать полицейских, которых с каждым днем становится все меньше. Сама она застрелила уже не одного джихадиста, однако сильнее всего в память врезалась первая встреча с боевиками один на один. «Тогда талибы напали на наш полицейский участок. Я только платок успела скинуть — и давай стрелять. У меня был всего 21 патрон, но я положила семерых талибов», — с гордостью вспоминает она.

Афганки оплакивают родных, погибших от рук боевиков

Фото: Reuters

Когда в отряд Зармины поступает новая соратница, с ней проводят духоподъемную беседу. Женщине рассказывают историю афганки из провинции Фарах, которая застрелила 25 талибов и тяжело ранила еще пятерых. Боевики на глазах женщины расстреляли ее сына, охранявшего КПП. Убитая горем афганка собрала оружие, оставшееся на контрольно-пропускном пункте, и открыла шквальный огонь по злодеям.

Мне пора в могилу? Нет, это тебе пора в могилу

Бок о бок с молодыми женщинами и девушками воюют афганские бабушки. Для боевиков они особенно опасны: никогда не ожидаешь, что милая старушка может пустить тебе пулю в голову. Предводительницей этих необычных «отрядов смерти» стала Гюль Биби — женщина, разменявшая девятый десяток. На фронт ее привела личная трагедия. «В моей семье погибли девять человек. Талибы и игиловцы убили пять моих сыновей и четырех племянников», — делится горем она.

По словам Гюль Биби, на фронт ее, как и других, привела личная трагедия

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

Группа воинствующих бабушек под предводительством Биби наводит ужас на экстремистов в северной провинции Джаузджан, причем делает это без всякой помощи со стороны центральных властей. Кто-то из них обменивает последнюю скотину на «калаш», кто-то пытается разжиться стволами за счет полицейских участков.

«Женщины просто пришли ко мне и сказали, что если я не дам им оружие, они убьют себя прямо здесь и сейчас, до того, как это сделают игиловцы или талибы», — вспоминает начальник полиции Шеру Али одну из первых встреч с отрядом Гюль Биби. Местные стражи порядка пошли женщинам навстречу, снабдив их автоматами и боеприпасами. Теперь на счету пожилых афганок сотни убитых террористов.

Бабушки обычно учатся стрелять сами. Для женщин, которые боятся взять в руки оружие, некоторые полицейские участки самостоятельно организовывают бесплатные курсы. Точное число посещающих их афганок не сообщается, известно только, что каждую неделю на обучение приходят все новые группы из 40-50 домохозяек.

Женская военная академия

«В них столько энтузиазма! Они очень верят в свою страну, ради нее каждый день рискуют собой», — так капитан британской армии Дэниэл Берджес описывает афганок, поступивших в военную академию.

Видео: dailymail.co.uk

Британский контингент покинул территорию Афганистана в 2014-м, однако в стране по-прежнему остаются инструкторы, консультирующие местных военных. Кроме того, британские офицеры открыли под Кабулом военную академию «Сандхерст в песках» — по примеру Королевской военной академии в Сандхерсте (английское графство Беркшир). В Лондоне отмечают: программа обучения в Афганистане практически идентична британской, несмотря на определенные культурные и религиозные отличия.

«Сандхерст в песках» работает с 2013 года, однако именно в этом учебном году преподаватели отметили небывалый наплыв женщин, желающих получить военное образование и офицерское звание.

Материалы по теме:

У каждой из них с боевиками личные счеты. «Я ненавижу ИГ и «Талибан», они враги нашей страны. Я хочу помочь Афганистану стать свободным и безопасным государством. Я лучше умру, защищая свою родину, чем буду сидеть сложа руки», — рассуждает 22-летняя курсантка Нафиса Расули. С ней согласна 21-летняя Захра Ахамади: раньше она очень боялась террористов, однако теперь готова воевать.

Опасные отряды

«Конечно, сражаться с боевиками на передовой — не женское дело. Однако сейчас вооруженных афганок можно встретить и в полиции, и в армии», — рассказывает Рахмат, афганский генерал. По его словам, местные жители и стражи порядка рады, что теперь джихадистов будут бить не только мужчины, но и женщины.

Материалы по теме:

Однако подобный энтузиазм разделяют далеко не все. Многим мужчинам просто не нравится воевать бок о бок с женщинами, а у афганских властей растущее число вооруженных женских группировок вызывает лишь беспокойство.

«Мы не будем поддерживать ни одну из таких группировок до тех пор, пока они не вольются в какое-либо из наших законных вооруженных формирований», — рассказал официальный представитель МВД Афганистана Раджиб Даниш. Впрочем, пока он делает громкие заявления из высокого кабинета, сотни дочерей Афганистана сражаются с джихадистами на передовой.

Деятельность террористических группировок «Исламское государство» и «Талибан» запрещена на территории России

Россия предлагает оправдания талибам, закрывающим школы для девочек и отрицание других основных прав афганских девочек и женщин.

Даже Пакистан, предполагаемый покровитель Талибана, выразил озабоченность в ходе диалога Организации Объединенных Наций по правам человека в Афганистане по поводу отказа в получении образования афганским девочкам. Диалог был частью 51-й сессии Совета ООН по правам человека, которая открылась в понедельник в Женеве.

Россия и Китай заметно не присоединились к критике. Российский дипломат указал на прогресс, достигнутый в области прав женщин при Талибане.

«Мы отмечаем усилия нового афганского правительства по обеспечению прав женщин и девочек в вопросах брака и наследования имущества», — заявил представитель России на мероприятии в ООН, добавив, что более 130 000 женщин работают в сфере здравоохранения и образования. сектора.

На мероприятии не присутствовал ни один представитель Талибана, потому что ООН не признает так называемый Исламский Эмират Талибана законным правительством Афганистана. Вместо этого дипломаты бывшего афганского правительства по-прежнему аккредитованы в качестве афганских представителей в штаб-квартирах ООН в Нью-Йорке и Женеве.

Далее российский дипломат сообщил, что некоторые школы были закрыты, потому что талибы не могли позволить себе организовать отдельные классы для девочек. Он обвинил США и других западных доноров в замораживании помощи Афганистану и введении санкций против талибов, которые, по словам российского дипломата, негативно сказались на афганском секторе образования.

«Мы призываем США и Великобританию и их сателлитов — вместо того, чтобы выдвигать новые требования талибам, начать выполнять свои собственные обязательства по прошлому конфликту», — сказал он, добавив, что нынешний кризис в Афганистане стал результатом последние два десятилетия американской интервенции там.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

Глава ООН призывает талибов отменить «неоправданный» запрет на образование девочек

Призывая к возвращению девочек в средние школы Афганистана, представитель Китая также избегал критики политики талибов.

«Мы призываем заинтересованные страны уважать суверенитет и территориальную целостность страны и отменить односторонние санкции», — заявил представитель Китая.

Заявление, сделанное в понедельник, было самым сильным из всех, когда-либо сделанных российским официальным лицом в поддержку талибов.

«Заявления российского представителя в Женеве не согласуются с тем, что Россия ранее говорила в других местах об Афганистане», — сказал «Голосу Америки» Джон Сифтон, директор по защите интересов Азии в Human Rights Watch.

«Не далее как в июне этого года Россия согласилась с резко сформулированным заявлением Совета Безопасности ООН по Афганистану, в котором Совет Безопасности как блок, включая Россию, призвал Талибан разрешить девочкам ходить в школу».

Даже талибы не сказали, что западные санкции и связанные с ними экономические проблемы вынудили их закрыть средние школы для девочек. Официальные лица Талибана представили религиозные и культурные обоснования своего решения против среднего образования для девочек.

«Мы признаем, что экономический кризис влияет на гуманитарную ситуацию. Мы согласны с этим. Но идея о том, что это ответственно за то, что талибы не пускают девочек в средние школы, абсурдна. Это нелепо. Это ложь», — сказал Сифтон.

Женщины «стерты»

ООН и правозащитные группы обвиняют Талибан в проведении политики, направленной на устранение женщин из общественной жизни.

«В мире нет страны, в которой женщины и девочки так быстро лишались бы своих основных прав человека исключительно из-за пола», — заявил специальный докладчик ООН по Афганистану Ричард Беннетт на 51-й сессии Совета ООН по правам человека.

«Знаешь, что это за чувство — быть стертым?» На том же заседании задала вопрос Махбуба Серадж, активистка за права афганских женщин. «Я стерта, и я не знаю, что еще делать. … Сколько раз я должен кричать и кричать и говорить: «Мир, обрати на нас внимание. Мы умираем?

Талибы защищают свою политику в отношении афганских женщин, обвиняя при этом ООН и правозащитников в распространении «злонамеренной пропаганды» против их фактического правительства.

«Сегодня ничто не угрожает жизни женщин в Афганистане, и ни одна женщина или ее близкие не погибают в войне или рейдах», — говорится в заявлении талибов, опубликованном в ответ на доклад Беннетта. «В стране открыт 181 государственный и частный университет для мужчин и женщин, и тысячи женщин работают в сфере образования, высшего образования, здравоохранения, паспортного и национального удостоверения личности, аэропортов, полиции, СМИ, банков и других секторов».

Однако за пределами талибов такие заявления воспринимаются с глубоким скептицизмом.

Талибан становится все более авторитарным, подавляя свободу выражения мнений и отказывая людям в их гражданских и политических правах, сообщает ООН.

На мероприятии ООН представители многих стран призвали к более сильному международному давлению на Талибан с целью соблюдения прав женщин.

«Любой, кто хочет участвовать в международной системе, должен уважать [права женщин]. Если мы все не будем настаивать на этом, то нам будет стыдно», — заявила Мишель Тейлор, представитель США в Совете по правам человека ООН.

В апреле Генеральная Ассамблея ООН исключила Россию из Совета по правам человека из-за сообщений о зверствах страны в Украине.

Оставшиеся афганские женщины

Самира не получала денег от WAW , и у нее до сих пор не было постоянного жилья. Пробыв на кладбище три ночи, она переехала в поселение в парке. Она заплакала, когда вспомнила женщину, которая вручила ей сотню афгани, на которые она купила хлеб, свой первый прием пищи в тот день. По ее словам, следующие месяцы она провела на суровом холоде, переезжая из парка в парк. На нее косо смотрели, и ей делали предложения, и в какой-то момент в отчаянии она подружилась с группой женщин, которые давали ей героин.

Другие женщины исчезли в дальних уголках страны. Некоторые пропали без вести, а некоторые перестали отвечать на звонки после отправки загадочных сообщений. Хакик рассказал мне об одной женщине, которую поспешно воссоединили с родителями. Однажды, когда она ушла из дома по делам, к ней подошел муж и зарезал ее. ( WAW отказался подробно рассказывать об этом деле, но сказал мне, что «мы опустошены тем фактом, что у нас больше нет инструментов для защиты людей».)

Когда Байден объявил о выводе войск из Афганистана, он пообещал, что США «продолжат поддерживать афганский народ». Окончание военного конфликта стало передышкой для многих семей, особенно в сельских районах страны, но с августа США и большая часть международного сообщества ведут против Афганистана войну другого типа, используя экономическую мощь. Администрация Байдена заморозила семь миллиардов долларов афганских активов и в феврале выделила половину этих средств для семей, потерявших родственников в 9/11. По некоторым оценкам, около полумиллиона государственных служащих, включая учителей и медицинских работников, перестали получать зарплату. США также ввели санкции в отношении правительства Талибана, что ограничивает возможности групп по оказанию помощи и НКО по оказанию услуг и в сочетании с замораживанием активов вызывает серьезный дефицит ликвидности. До ухода на иностранных доноров приходилось три четверти государственных расходов страны. Эти деньги испарились. В мае Организация Объединенных Наций предупредила, что почти половине населения грозит голодная смерть. «Мы никогда не видели последствий бедности и социального распада в таких масштабах», — сказала Анита Дуллард, пресс-секретарь Международного комитета Красного Креста. (В прошлом месяце Всемирная продовольственная программа подсчитала, что четыре миллиона детей «остро недоедают». )

В Кабуле, который больше связан с банковской системой, чем остальная часть страны, и где население перенасыщено внутренне перемещенными лицами, явно ощущается ужасающий экономический кризис. Вскоре после моего прибытия мужчина в отчаянии сжег себя на улице. Среди оркестра гудков в пробках в центре города молодые девушки стучали в окна автомобилей, выпрашивая деньги. В тихом уголке города женщины собрались у пекарни в сумерках, чтобы дождаться куска хлеба. Одна женщина подтолкнула ко мне своего сына, подняв его тонкие руки; ее муж погиб на войне, сказала она, и она приехала сюда, чтобы прокормить семью.

После прихода к власти талибов WAW собрала почти одиннадцать миллионов долларов для помощи афганцам. Немногое из этих денег на самом деле пошло в Афганистан. Сотрудники в стране не получали зарплату до конца 2021 года и не имели финансовой поддержки для помощи женщинам, о которых они когда-то заботились. WAW сообщил мне, что он предоставлял небольшие стипендии и еду некоторым клиентам и сотрудникам, используя ресурсы, уже находящиеся в стране, но не мог отправить больше денег, потому что был обеспокоен нарушением санкций США. Некоторые организации используют 9Система 0061 «хавала » — неофициальная сеть денежных переводов с участием неизвестных посредников, которую WAW сочла «слишком рискованной с юридической точки зрения». Организация настаивает на том, что клиенты по-прежнему могут запрашивать постоянную гуманитарную поддержку. Более дюжины женщин и бывших сотрудников, с которыми я разговаривал, сказали, что они ничего не получали уже несколько месяцев.

Деятельность женской организации при новом режиме увязла в трудностях; например, талибы распустили министерство по делам женщин, которое когда-то было Основной правительственный контакт WAW . Для Вишванат тот факт, что крупнейшая афганская женская организация решила сосредоточиться на эвакуации и расселении беженцев, а не строить планы для двадцати миллионов женщин, «у которых не было роскоши уехать», отражает моральную проблему. «Нам нужны были нестандартные, небюрократические решения для серьезного кризиса», — сказала она мне.

Сотрудники и клиенты WAW , с которыми я разговаривал, часто возвращались к мучительному вопросу: несправедливость WAW 9Поспешное отступление 0062. В одну из суббот этой весной несколько десятков человек собрались возле главного офиса в Кабуле, чтобы провести демонстрацию против руководства. Одна женщина держала табличку с надписью на английском языке: «Я была сотрудником WAW . Теперь я голоден и безработный». Они также подали официальную жалобу в министерство экономики движения «Талибан», заявив о коррупции, отказе от клиентов, фаворитизме в процессе эвакуации и невыплате пожертвованных денег клиентам и персоналу. В последние месяцы, после того как США ослабили некоторые финансовые ограничения, WAW выплатил зарплату бывшим сотрудникам. Тем временем Хакика и Ширзада выгнали из WAW — в отместку, по их мнению, за то, что они выступили против того, как Насим справился с ситуацией. (Пфорцхаймер сказал мне, что Хакик не выполняет свои обязанности. Ширзад сказал мне, что чувствовал давление, чтобы он ушел в отставку.) уже свел на нет достижения последних двадцати лет. Несмотря на обещания, данные международному сообществу, девочкам не разрешили вернуться в средние школы. Талибан также постановил, что женщины должны оставаться дома, что ограничивает их возможности работать. Если они выходят на улицу, они должны быть покрыты с головы до ног свободной одеждой. Если они путешествуют на большие расстояния, они должны быть в компании родственника-мужчины. Правила не применяются единообразно или регулярно, но юридическая предпосылка висит как облако. Известные активисты подвергались преследованиям и задержаниям.

В июле отчет Сети аналитиков Афганистана показал, что организации по оказанию помощи свернули свою деятельность из-за нехватки финансирования, и что доноры обеспокоены видимостью «сотрудничества с талибами». Фактически, произошел раскол между высокопоставленными чиновниками в Кабуле, которые хотят привлечь международное сообщество и разрешить девочкам посещать средние школы, и верховным лидером Хайбатуллой Ахундзадой в Кандагаре, который занял более жесткую позицию. . Некоторые эксперты утверждают, что дальнейшая изоляция Афганистана только подорвет позиции умеренных сил. Майель, 9Донор 0061 WAW сказал мне, что гуманитарные потребности должны быть приоритетными независимо от политического руководства, и что организации должны искать возможности там, где они могут. «Мы не можем просто позволить им умереть», — сказала она.

Мне пришло в голову, что женщины, с которыми я разговаривал, как клиентки, так и бывшие сотрудники, почти никогда не упоминали Талибан. Проблемы, о которых они говорили, были более насущными — поиск убежища и следующей еды, как избежать захвата жестокими родственниками. Самира была особенно уязвима на улице, молодой и одинокой. Она вылечилась от героиновой зависимости и продолжает попрошайничать в течение дня; иногда ночью она ходит в больницы и делает вид, что навещает пациентов, чтобы найти место для сна. Когда я спросил ее, сталкивалась ли она с притеснениями со стороны талибов, ее голос был ровным. «Талибан — не единственная угроза для молодых женщин, — сказала она мне.

Экономическое давление, обрушившееся на страну, скорее всего, приведет к еще большему насилию в семьях, что усугубит проблемы, которые пытались решить такие организации, как WAW . По оценке организации «Спасите детей», за первые восемь месяцев после прихода к власти талибов до ста двадцати тысяч афганских детей могли быть насильственно проданы или жены отчаявшимися семьями в обмен на финансовую отсрочку.

Международные доноры и организации ограничили свою поддержку гуманитарных программ, в основном реализуемых через ООН. Согласно одному исследованию, количество местных НПО и групп гражданского общества сократилось вдвое. В последние месяцы WAW начала тесно сотрудничать с ООН в области образования детей и девочек, но решила держаться подальше от проектов, ориентированных на женщин. Большая часть его усилий была сосредоточена на афганских женщинах в США. «Со временем мы хотели бы сделать больше, чтобы вернуться к сути того, что означает WAW », — сказал мне Пфорцхаймер. Я спросил ее, верит ли она, что это возможно при Талибане. Она смеялась. «Если мы останемся и хорошо поработаем, и поймем ландшафт, может быть», — сказала она.

Султан и Вишванат покинули WAW , разочарованные тем, что они описали как нежелание организации находить решения для помощи женщинам в Афганистане. Вишванат был, в частности, расстроен тем, как мало из одиннадцати миллионов долларов, собранных после краха, было направлено на такие усилия. (Половина была выделена для обслуживания афганцев, приехавших в США; четверть будет использована для помощи в продолжении эвакуации, гуманитарной помощи и детских программ, а четверть будет зарезервирована для возможных будущих операций.) Они создают новую НГО. под названием «Абаад: афганские женщины вперед», которая будет оказывать гуманитарную помощь и финансировать экономические программы для женщин. Среди его первых клиентов будут те, кто WAW один раз обслуживался.

На протяжении десятилетий Афганистан зависел от НПО в предоставлении услуг, базовой гуманитарной помощи и реализации проектов, направленных на помощь наиболее маргинализированным слоям населения. Но быть «республикой неправительственных организаций», как назвал это один аналитик, сопряжено со своими проблемами. По сути, N.G.O. обязан донорам и их идеологическим наклонностям, а не сообществам, которые он поддерживает. Как утверждал ученый Фейсал Девджи после ухода США, «эти бенефициары не обладают ни политическим равенством, ни демократической властью над своими благотворителями, сколько бы с ними ни советовались при распределении помощи или запуске проектов развития».

У женщин в стране нет другого выбора, кроме как вырезать для себя пространство, как они могут. Я разговаривал с одной женщиной-журналисткой, которая руководила сетью женских СМИ в Кабуле. Она закрыла его, но предпочла остаться в Афганистане в качестве независимого журналиста. Прошлой осенью группа женщин собралась в столице на пресс-конференцию о праве на образование и занятость. Как и WAW на протяжении многих лет, организаторы использовали Коран, чтобы оправдать свои требования, в которых основное внимание уделялось праву женщины учиться и работать в соответствии с исламским законодательством. Они использовали исламскую историю, чтобы указать на то, какой вклад женщины внесли в области здравоохранения, бизнеса, правительства и сельского хозяйства. Один из ведущих недавно сказал мне, что, хотя политический климат ухудшился, группа продолжает оказывать давление на правительство по таким вопросам, как образование.

Даже в контексте прав женщин приюты являются особенно деликатным вопросом, поскольку их часто обвиняют в том, что они служат прикрытием для публичных домов. Некоторые решили рискнуть. Однажды днем ​​я отправился в один из немногих приютов в стране, которому удалось получить разрешение талибов на работу. Несколько бывших клиентов WAW были переведены туда, и группа выросла примерно до тридцати женщин и детей. Когда я приехал, они убирали дом, готовясь к Иду. Одна женщина была намного старше остальных — у нее были седые волосы и глаза, обрамленные морщинами. Другая женщина, которая стояла в нескольких футах друг от друга и молча смотрела, прибыла недавно. Она была в мечети одна; Мне сказали, что талибы не знали, что с ней делать, и привезли ее в приют.

Солнечный свет лился через открытые двери в одном конце дома. Группа из четырех подростков отошла от лестницы, где они болтали, и постояли в тепле. Они обняли друг друга, яростно шепча, словно делясь секретом. Они хихикали. ♦

афганских женщин высказываются в фильмах «Мы все еще здесь», «Моя ручка — крыло птицы»: NPR

Меган Коллинз Салливан/NPR

Меган Коллинз Салливан/NPR

На этой неделе исполняется год с тех пор, как талибы восстановили контроль над Афганистаном, горькая годовщина для многих афганцев и иностранцев, таких как я, которые жили и работали там. Мы с болью наблюдаем, как его лидеры восстанавливают свой карательный, сверхконсервативный эмират, который вытесняет афганских женщин и девочек из поля зрения.

Но талибам не удалось заставить замолчать женскую половину афганского общества, чьи голоса дома и за рубежом звучат в двух новых мощных антологиях: Мы все еще здесь: афганские женщины о мужестве, свободе и борьбе за существование Слышал и Моя ручка — крыло птицы . Оба проекта были запущены с большим трудом до падения Кабула, поскольку поколения женоненавистничества и войны задушили женское самовыражение. Возвращение талибов только увеличило препятствия и опасность для жертвователей, многие из которых бежали.

Мы все еще здесь , сборник эссе, опубликованный на этой неделе под редакцией афгано-канадского активиста, писателя и режиссера Нахида Шахалими, представляет собой важную коллекцию рассказов из первых рук. В предисловии автор Маргарет Этвуд рассказывает, как она создавала женские роли в На «Рассказ служанки» повлияла ее поездка в Афганистан в 1978 году.

«Только рассказывая вам о прошлом, вы можете по-настоящему понять, что у нас когда-то было и что мы неоднократно теряли», — пишет Шахалими во вступлении. «По состоянию на 15 августа 2021 года надежды больше нет».

Истории и интервью в сборнике рассказывают о 13 афганских женщинах, молодых и старых, преуспевших в различных профессиях. Среди них программист, депутат парламента, режиссер, бизнес-леди, участник мирных переговоров, певица, бывший министр правительства и журналист. Все они образованы и получают пользу от родственников, которые расширяли права и возможности девочек в своих семьях.

Большинство женщин пережили жизнь беженцев. Одной из них является Разия Баракзай, которая инициировала первые женские акции протеста в Афганистане после возвращения талибов. «Наши группы теперь намного больше, чем те пять женщин, с которыми мы начинали», — пишет она. «Более шестисот активистов со всего мира объединились, чтобы поддержать нас, и наша цель — продолжать наращивать эту поддержку».

В конце концов Баракзай покинула свою родину из-за растущих угроз убийством.

Из представленных в этой коллекции женщин ясно, что мне рассказала подруга, сыгравшая видную роль в предыдущем афганском правительстве: среди афганских женщин существуют разные мнения о том, как вести себя с талибами, что делает его трудно объединиться против общего врага.

Шахалими аргументирует аналогичный момент в заключении антологии: «Мы все еще здесь, и мы продолжим возвышать наши голоса. Но мы увидим необходимые нам перемены только тогда, когда все — женщины, мужчины, афганцы и международное сообщество — встанут плечом к плечу. плечом в истинной солидарности».

Литературный агент однажды сказал мне, что для писателей важно дать читателям надежду. Это не то, что легко найти на страницах этой книги. Тем не менее, в сборнике содержатся важные детали и увлекательные личные истории, которые показывают, как афганские женщины и девушки использовали возможности, предоставленные им за последние 20 лет.

Однако я нашел надежду в другой антологии, Моя ручка — крыло птицы — , изданной в США в октябре. Он включает 23 душераздирающих истории, переведенных на английский язык с языка дари или пушту.

18 авторов сборника были выбраны из примерно 100 участников проекта «Нерассказанное — Напиши Афганистан». Проект был запущен в 2019 году для женщин-писателей, маргинализированных сообществом или конфликтами. Основательница проекта Люси Ханна пишет, что в настоящее время небезопасно раскрывать личности авторов книги, некоторые из которых используют псевдонимы.

Она добавляет, что после захвата власти талибами в прошлом году 18 женщин «смотрели друг на друга в поисках утешения. письмо, которое теперь было рискованно иметь в печатном виде. Некоторые вышли на улицы, другие скрылись, а шестеро пересекли границы и теперь живут в Германии, Италии, Иране, Швеции, Таджикистане и США».

Это повышенное осознание очевидно в их рассказах.

«Мы чувствуем запах жареного лука на кухне. Мы слышим звон тележки с мороженым. Мы держим фиолетовую сумочку», — объясняет журналист Би-би-си Лайз Дусе в предисловии к сборнику: «Мы сидим на «мягких, покрытых шоколадом сиденьях» роскошный автомобиль, который мог позволить себе только кто-то другой. Это детали, которые мы узнавали в нашей собственной жизни».

Но есть много деталей, с которыми мы не можем себя идентифицировать, и, как и Дусе, мне иногда приходилось отводить взгляд от страницы.

«Самые красивые губы в мире». , изящно написанное произведение Элахе Хоссейни, оказалось особенно трудным для чтения. Оно рассказывается с точки зрения обедневшего ребенка, которого уговорили стать террористкой-смертником, чтобы она могла воссоединиться со своей мертвой матерью. История основана на реальном нападении. три года назад в свадебном зале в афганской столице.

Некоторые истории рассказаны с мужской точки зрения, в том числе «D for Daud» Анахиты Гариб Наваз о диккенсовском жертвоприношении учителя ради молодого ученика. Но большая часть антологии сосредоточена на экстремальных проблемах, с которыми сталкиваются афганские женщины, и не только из-за талибов за последний год. Как «Дочь номер восемь» Фрешты Гани, история женщины, которая постится с трагическими последствиями в надежде, что ее восьмой ребенок будет мальчиком.

Антология также затрагивает сексуальную идентичность и безответную любовь, опасные темы в Афганистане еще до августа прошлого года.

Какой бы трагичной она ни была, эта обширная коллекция вселяет надежду на то, что афганские женщины и девушки выстоят. Одна из моих любимых историй — «Цветение» Зайнаб Ахлаки, о двух школьных друзьях и их мечтах, которая связана с разрушительным террористическим нападением в прошлом году на школу в бедном районе Кабула под названием Дашт-э-Барчи.

Это знакомая мне история, так как я провела годы, рассказывая о молодых девушках и женщинах, которые бросали вызов невероятным шансам посещать школу по всему Афганистану, даже если это означало сидеть в грязи в опасных местах, таких как провинции Кандагар и Гильменд или Дашт-и-Барчи. . Я по-прежнему в восторге от их стойкости, как и от женщин в обеих антологиях.

Сорайя Сархадди Нельсон открыла первое бюро NPR в Кабуле в 2006 году и была там руководителем до 2010 года. В настоящее время она живет в Германии, где ведет подкаст Common Ground Berlin и работает над книгой о бежавших афганских альпинистках в Европу.

После года правления талибов успехи для афганских женщин и молодежи почти испарились

Поиск экспертов, проектов, публикаций, курсов и многого другого.

Расширенный поиск

Поиск USIP.org

Тип контента Публикация в блогеЦентрКурсЮжный Суданский мирный процесс Цифровая библиотека ЭлементСобытиеВнешние новостиСтипендияТема обсужденияGC — Academy LandingGC — Продвижение курсаGC — EventGlossary TermGrantINPROL PublicationLanding PageNewsOnline CoursePagePersonProjectsPublicationPublic Education PageLibrary ResourceSite Notification

страны Африка-Ангола-Бенин-Ботсвана-Буркина-Фасо-Бурунди-Камерун-Кабо-Верде-Центральноафриканская Республика-Чад-Коморские Острова-Кот-д’Ивуар-Демократическая Республика Конго-Джибути-Экваториальная Гвинея-Эритрея-Эфиопия-Габон-Гана- Гвинея-Гвинея-Бисау-Кения-Лесото-Либерия-Мадагаскар-Малави-Мали-Мавритания-Маврикий-Мозамбик-Намибия-Нигер-Нигерия-Руанда-Сан-Томе и Принсипи-Сенегал-Сейшельские острова-Сьерра-Леоне-Сомали-Южная Африка-Юг Судан-Судан-Свазиленд-Танзания-Гамбия-Республика Конго-Того-Уганда-Замбия-ЗимбабвеАмерика-Антигуа и Барбуда-Аргентина-Багамы-Барбадос-Белиз-Боливия-Бразилия-Канада-Чили-Колумбия-Коста-Рика- Куба-Доминика-Доминиканская Республика-Эквадор-Сальвадор-Гренада-Гватемала-Гайана-Гаити-Гондурас-Ямайка-Мексика-Никарагуа-Панама-Парагвай-Перу-Сент-Китс и Невис-Сент-Люсия-Сент-Винсент и Гренадины-Тринидад и Тобаго-США-Уругвай-ВенесуэлаАзия-Афганистан-Австралия-Бангладеш-Бутан-Бруней-Бирма-Камбоджа-Китай-Фиджи-Индия-Индонезия-Япония-Казахстан-Кирибати-Кыргызстан Стан-Лаос-Малайзия-Мальдивы-Маршалловы Острова-Микронезия-Монголия-Науру-Непал-Новая Зеландия-Северная Корея-Пакистан-Палау-Новая Гвинея-Филиппины-Самоа-Сингапур-Соломоновы Острова-Южная Корея-Шри-Ланка-Суринам- Таджикистан-Таиланд-Тимор-Лешти-Тонга-Туркменистан-Тувалу-Узбекистан-Вануату-ВьетнамЕвропа-Албания-Андорра-Армения-Австрия-Азербайджан-Беларусь-Бельгия-Босния-Герцеговина-Болгария-Хорватия-Кипр-Чехия-Дания-Эстония- Финляндия-Франция-Грузия-Германия-Греция-Гренландия-Святой Престол (Ватикан)-Венгрия-Исландия-Ирландия-Италия-Косово-Латвия-Лихтенштейн-Литва-Люксембург-Македония-Мальта-Молдова-Монако-Черногория-Нидерланды-Норвегия -Польша-Португалия-Румыния-Россия-Сан-Марино-Сербия-Словакия-Словения-Испания-Швеция-Швейцария-Турция-Украина-Великобритания Ближний Восток и Северная Африка-Алжир-Бахрейн-Египет-Иран-Ирак-Израиль и Палестинские территории -Иордания-Кувейт-Ливан-Ливия-Марокко-Оман-Катар-Саудовская Аравия-Сирия-Тунис-Объединенные Арабские Эмираты-Йемен

Области проблем Гражданско-военные отношенияАнализ и предотвращение конфликтовДемократия и управлениеОкружающая средаОбразование и обучениеНасилие на выборахХрупкость и устойчивостьГендерГлобальное здравоохранениеГлобальная политикаПрава человекаСправедливость, безопасность и верховенство законаПосредничество, переговоры и диалогНенасильственные действияМирные процессыПримирениеРелигияНасильственный экстремизмМолодежь

Сортировать

Актуальность

Дата

Нет содержимого, соответствующего критериям фильтрации.

Дом ▶ Публикации

Вызывающее тревогу сокращение экономических и образовательных возможностей Талибана показывает, что они не изменились с 1990-х годов.

Четверг, 25 августа 2022 г. / Автор: Белкис Ахмади; Мэтью Паркс

Тип публикации: Анализ и комментарии

Поделиться

Распечатать страницу

Несмотря на предыдущие заверения в том, что они смягчили свою позицию, прошедший год правления Талибана был омрачен тревожным отступлением от основных прав женщин и девочек, поскольку 20-летние достижения почти испарились. Тем временем нынешний экономический кризис вынудил молодых афганцев покинуть рынок труда и поставил их в тяжелое финансовое и гуманитарное положение. Белкис Ахмади и Мэтью Паркс из USIP исследуют, как репрессивная политика талибов повлияла на афганских женщин, девочек и молодежь за последние 12 месяцев, и предлагают Соединенным Штатам и международному сообществу способы поддержать следующее поколение афганцев.

Школа, пострадавшая во время боя между афганскими правительственными войсками и талибами недалеко от Шебергана, Афганистан. 4 мая 2021 г. (Киана Хайери/The New York Times)

Как изменилась жизнь женщин после прихода к власти талибов?

Ахмади: После возвращения к власти в прошлом году талибы ввели ограничения на доступ женщин к образованию, занятости и другим экономическим ресурсам, а также резко ограничили мобильность женщин в целом. Эти ограничения были введены официальными указами, приказами и письмами как на национальном, так и на местном уровне.

В то время как ситуация до прихода к власти талибов была проблематичной, в Докладе о глобальном гендерном разрыве Всемирного экономического форума за 2022 год Афганистан занял 146 место из 146 по уровню образования женщин, их участию в экономической жизни и возможностям.

Методы принуждения талибов включают прямые предупреждения, запугивание, задержание и, в соответствующих случаях, увольнение с государственных должностей. Согласно отчету «ООН-женщины»: «На практике ограничения свободы передвижения женщин часто выходят за рамки того, что прописано в указах», из-за культуры страха и запугивания, связанной с талибами.

Почти сразу после того, как талибы взяли под свой контроль страну, они приказали женщинам-государственным служащим оставаться дома. Университеты оставались закрытыми в течение нескольких месяцев, и девочки в большинстве районов по-прежнему не могут посещать школу после шестого класса.

Правительственная реорганизация Талибана включала упразднение Министерства по делам женщин и замену его Министерством пропаганды добродетели и предотвращения порока, которое во время предыдущего правления талибов в 1990-е годы.

Вскоре министерство ввело дополнительные ограничения на передвижение и доступ к таким услугам, как здравоохранение, потребовав, чтобы женщины покидали свой дом в сопровождении кровного родственника мужского пола. Женщинам больше не могут выдавать водительские права. И в ходе событий, демонстрирующих как невежество талибов в вопросах женщин, так и их неспособность эффективно управлять современным государством, талибы приказали женщинам-служащим в Министерстве финансов прислать члена семьи мужского пола, чтобы заменить их, независимо от квалификации или образования мужчины. уровень. Решения и приказы Талибана ясно показывают, что группировка считает женщин людьми второго сорта, и они очень хотят попытаться стереть присутствие женщин на общественной площади.

Каковы социальные и психологические последствия нарушения прав женщин в Афганистане?

Ахмади: Поведение талибов и последующая политика в отношении женщин имеют тяжелые последствия для социального статуса женщин и их психологического благополучия на протяжении всей жизни. Отношение к женщинам как к менее человеческим существам или как к гражданам второго сорта влияет на то, как общество в целом, особенно молодые мужчины и мальчики, относится к женщинам и относится к ним дома и на публике.

В сочетании с уже патриархальным обществом Афганистана это подтверждает усилия по постоянному усилению контроля над мобильностью женщин, их образованием и профессиональным выбором — даже над их выбором одежды, доступом к повседневным услугам и их способностью осуществлять свои основные права.

Это вредит женской самооценке, уверенности в себе и свободе действий. Силовики из Министерства порока и добродетели часто посещают общины, собирают людей на рынках и используют радио- и телевизионные платформы или громкоговорители в мечетях, чтобы призвать общественность быть их глазами и ушами в обеспечении соблюдения женщинами правил поведения талибов.

С точки зрения правосудия, какие существуют механизмы, с помощью которых женщины могут получить доступ к правосудию?

Ахмади: До 15 августа 2021 года существовали законы, специальные комиссии и механизмы разрешения семейных споров, которые обеспечивали определенный уровень защиты и поддержки женщин. Были закрыты или запрещены такие учреждения, как Министерство по делам женщин (которое было представлено в каждой провинции), Афганская независимая комиссия по правам человека и постоянно растущий список женских правозащитных групп, специальных комиссий и НПО.

При талибах женщинам также было запрещено заниматься юридической практикой или работать судьей, прокурором или адвокатом. Из примерно 300 женщин-судей в Афганистане до захвата власти 244 были полностью эвакуированы из страны.

Талибан подорвал существующие механизмы и службы, обеспечивающие защиту и юридические консультации женщинам. Талибы сделали Независимую ассоциацию юристов Афганистана (AIBA) частью Министерства юстиции. Объединив AIBA с министерством, талибы лишили афганцев, особенно женщин, ранее надежного механизма доступа к независимым адвокатам.

Как и ожидалось, талибы заменили опытных судей своими членами, большинство из которых не имеют формального юридического образования. Суды прекратили рассмотрение дел, связанных с разводом, раздельным проживанием или насилием в семье. Многие женщины, у которых были незавершенные дела о разводе до прихода к власти талибов, не могут продолжать свои дела. В сельской местности большинство семейных и имущественных дел слушаются и решаются старейшинами-мужчинами и талибами. Неудивительно, что дела с участием женщин решаются в пользу мужской стороны.

Все это вынуждает женщин, ставших жертвами домашнего насилия, молча и часто в изоляции терпеть насилие. Из-за отсутствия женщин-участников правосудия в сочетании с политикой талибов, поощряющей патриархальные нормы, женщины остаются без поддержки и возможностей для навигации в секторе правосудия.

В Афганистане очень молодое население, более 60 процентов его граждан моложе 25 лет. Как изменилась их жизнь за последний год?

Парков: Подъем нового поколения афганских ученых, активистов и государственных служащих стал одним из величайших достижений за последние 20 лет. Была надежда, что наступит новая эра, когда старая гвардия влиятельных лиц будет заменена образованными и настроенными на реформы мужчинами и женщинами.

Но тысячи афганцев этого поколения бежали из страны из-за страха перед преследованием талибов и уменьшения возможностей. Многие из тех, кто остался, изо всех сил пытаются найти работу и ведут себя сдержанно, чтобы избежать репрессивного гнева талибов. Многие представители этого нового поколения переживают огромную травму, горе и страх — трагические последствия быстрого распада Афганской республики и унаследованное наследие длительного и жестокого конфликта.

И хотя международные средства массовой информации справедливо уделяют внимание проблемам, с которыми сталкиваются афганские женщины и девушки, молодые мужчины также сталкиваются с преследованием и снижением своих средств к существованию. Многие молодые люди всех полов не имеют возможности посещать школу и не имеют элементарной грамотности, что делает их более уязвимыми для вербовки талибами и другими экстремистскими группировками из-за отсутствия других жизнеспособных экономических возможностей.

Помимо запрета на среднее образование для девочек, продолжающийся экономический кризис лишил многие афганские семьи возможности оплачивать скромные вступительные расходы, чтобы отправить кого-либо из своих детей в школу. И хотя девушкам не запрещено посещать университетские курсы, официальные лица предупреждают, что отсутствие нового поколения выпускников средних школ в сочетании с экономическими барьерами вскоре приведет к «фактическому запрету».

Талибы также объявили о своих намерениях реформировать школьные программы во всех государственных школах и университетах, чтобы продвигать свою интерпретацию шариата и национальной пропаганды, что может снизить общее качество образования и, возможно, привить впечатлительной молодежи экстремистские убеждения талибов. В некоторых областях они уже начали заменять определенные уроки и преподавателей.

Продолжающееся сокращение возможностей трудоустройства и образования для афганской молодежи в сочетании с экономическим и гуманитарным кризисом, несомненно, будет иметь серьезные негативные последствия для долгосрочной стабильности Афганистана. Некоторые семьи прибегают к детским бракам и труду, чтобы сохранить еду на столе.

Учитывая ограничения на трудоустройство и передвижение женщин, бремя кормления семьи может ложиться на детей мужского пола и подростков. Это, в свою очередь, приводит к тому, что они теряют возможность заниматься своим образованием, внеклассной деятельностью и развивать свой потенциал.

Экстремальное недоедание, которое, по прогнозам экспертов, может остаться эндемичным в обозримом будущем, унесет бесчисленное количество жизней и затормозит физическое и умственное развитие бессчетного числа людей, поставив поколение после захвата власти в еще более невыгодное положение и способствуя дальнейшему перемещению населения по всему региону.

Как США и международное сообщество могут продолжать поддерживать следующее поколение афганцев?

Parkes: США и международное сообщество должны продолжать поддерживать возможности получения образования в Афганистане, чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение и крах, а также попытаться убедить Талибан и регион в том, что образованное общество имеет решающее значение для долгосрочной стабильности и процветания. страны.

Доноры должны творчески подходить к способам безопасной поддержки и продвижения молодых афганских активистов, все еще находящихся в Афганистане, предоставляя им инструменты для проведения реформ как на уровне общины, так и на национальном уровне. Предоставление ресурсов через онлайн-образование и образовательные инициативы на уровне сообщества могут помочь молодежи сократить разрыв, вызванный закрытием школ и отсутствием доступа. Многие университеты и учебные центры уже внедрили платформы и методы онлайн-обучения, разработанные во время пандемии, чтобы обеспечить безопасное продолжение образования. Им также следует рассмотреть возможность проведения онлайн-курсов и кампаний для консультирования молодежных активистов как внутри страны, так и за ее пределами о том, как безопасно вести политическую деятельность с авторитарными режимами.

И если система формального образования продолжит ухудшаться, обеспечение того, чтобы эти инициативы могли расширяться и поддерживать себя с течением времени, будет еще более важным. Дополнительное донорское финансирование системы формального образования следует использовать в качестве стимула, позволяющего всем девочкам вернуться в школу, и для смягчения последствий вмешательства в разработку учебных программ. Усиление поддержки развития сельского хозяйства и программ профессионального обучения может повысить занятость и повысить уровень жизни населения.

Смягчение последствий гуманитарного и экономического кризиса имеет первостепенное значение для развития детей, предотвращения дальнейшего перемещения молодежи и обеспечения того, чтобы афганцы могли вернуться в школу.

Доноры также должны рассмотреть возможность финансирования программ лечения травм и психосоциальной поддержки для афганцев как внутри страны, так и по всей диаспоре. Это не только поможет улучшить условия жизни, но и заложит основу для примирения путем преодоления общего наследия войны.

Мэтью Паркес — старший программный специалист в группах USIP по Афганистану и Центральной Азии.

Связанные публикации

Спустя год после того, как талибы захватили Афганистан, его отношения с соседями остаются прохладными, поскольку регион осознает реальность того, что теперь они несут большую долю проблем Афганистана, и талибы понимают, что ни признания, ни финансовой помощи не будет. из области легко.

Тип: Анализ и комментарии

Глобальная политика

Год спустя ситуация в Афганистане «выглядит действительно мрачной», поскольку женщины и девочки потеряли достижения, достигнутые за последние два десятилетия, а гуманитарный кризис в стране продолжает нарастать, говорит Белкис Ахмади из USIP. «Талибан пытается стереть женщин из общества».

Тип: Подкаст

Анализ и предотвращение конфликтов

30 августа 2022 года исполняется год с момента вывода последних американских войск из Афганистана. Во время 20-летней военной интервенции Америки было несколько возможностей для переговоров о мире между талибами, правительством Исламской Республики Афганистан и Соединенными Штатами, но эти возможности были упущены, остались непризнанными или были преднамеренно отвергнуты одним или несколькими сторон. В этой важной истории Стив Брукинг, первый британский чиновник, отправленный в Афганистан после 9/11, исследует, почему три стороны не смогли или не захотели прийти к урегулированию путем переговоров.

Тип: Миротворчество

Мирные процессы

На этой неделе исполняется год со дня захвата Афганистана талибами. Несмотря на обещания некоторых группировок Талибана об умеренности и реформах, за последний год они восстановили многие из самых жестких политик своего эмирата 1990-х годов, вытеснив женщин из общественной жизни и не допуская инакомыслия. Для многих афганцев, особенно для женщин, девочек и этнических и религиозных меньшинств, угроза насилия нависла над повседневной жизнью. Специальный посланник США по делам афганских женщин, девочек и прав человека Рина Амири обсуждает, как жизнь афганцев изменилась за последний год, что делают смелые афганские женщины в знак протеста против нарушения их прав и как Соединенные Штаты и международное сообщество могут помочь.

Тип: Подкаст

Права человека

Просмотреть все публикации

«Афганские женщины» не те, кем вы их считаете – Foreign Policy

7 мая талибы выступили с заявлением, согласно которому их вариант ношения хиджаба является обязательным для всех женщин Афганистана, несмотря на то, что это покрытие всего тела, иногда называемое паранджа не является традиционной афганской одеждой. После захвата контроля над страной в соответствии с соглашением между Соединенными Штатами и талибами группа запретила девочкам получать среднее образование и не позволяла женщинам работать или путешествовать на большие расстояния без сопровождения мужчин, среди многих других ограничений.

Тем временем весь мир наблюдает, как талибы совершают постоянные нарушения прав человека, поднимая вопрос о том, почему права женщин в Афганистане не считаются такими же, как права женщин в других странах мира.

Спустя более 20 лет после 11 сентября снова и снова говорят о «спасении афганских женщин», но благие намерения Запада не обязательно улучшат жизнь женщин в Афганистане. Это потому, что термин «афганские женщины» — это политико-экономическая конструкция, придуманная несколькими акторами, которая использует женщин Афганистана в политических целях. За последние два десятилетия западные державы, афганские лидеры и (в некоторой степени) женщины Афганистана внесли свой вклад в усиление этого термина для удовлетворения политических и экономических потребностей вовлеченных сторон.

Термин «афганские женщины» превратился в коробку. Чтобы поместиться в эту коробку, женщины должны быть жертвами; им нужно пережить насилие со стороны мужчин, носить определенную одежду и обращаться за помощью, но самое главное, они должны быть достаточно амбициозными, чтобы их спасли жители Запада. Короче говоря, женщины Афганистана снова стали возможностью для бизнеса.


Женщины учатся в школе под открытым небом в Афганистане, 1960 год.

Женщины учатся в школе под открытым небом в Кабуле, 1960. Touring Club Italiano/Marka/Universal Images Group via Getty Images

Инструментализация женщин в Афганистане в политических и экономических целях не является чем-то новым. Права женщин использовались в качестве инструмента, начиная с эпохи афганского короля Амануллы Хана в начале 20-го века. Вдохновленный реформами тогдашнего турецкого лидера Мустафы Кемаля Ататюрка; Король Аманулла стремился модернизировать Афганистан, предоставив женщинам больше свобод.

Королева Сорайя Тарзи открыла первую школу для девочек в Афганистане. Женщины получили право голоса в 1919. Эти и некоторые другие свободы для женщин в Афганистане просуществовали недолго, потому что Великобритания обвинила короля Амануллу в поддержке восстания в Индии против британского владычества. В ответ Великобритания поддержала вождей афганских племен и религиозных деятелей в Афганистане в их восстании против политики короля, что привело к смещению короля Амануллы в 1929 году. 1980-е годы. Массовые зверства и сексуальное насилие имели место по всему Афганистану, когда моджахеды при поддержке США захватили власть у коммунистического правительства.

Я помню, как ребенком в провинции Гильменд боевики каждую ночь заходили в один из домов наших соседей, и все могли слышать крики женщин из этого дома. Эти семьи принадлежали к коммунистическому правительству или следовали его идеологии. Утром семья покидала общину. Каждую ночь все наши соседи не спали, опасаясь, кто будет следующим.

Спустя двадцать лет после 11 сентября снова заговорили о «спасении афганских женщин», но благие намерения Запада не обязательно улучшат жизнь женщин в Афганистане.

Сексуальное насилие над женщинами стало основной стратегией в последние несколько лет гражданской войны; в результате самоубийства среди женщин и девочек стали обычным явлением.

Последняя инструментализация женщин Афганистана имела место после 2001 года. Начиная с 11 сентября, спасение афганских женщин стало одним из главных оправданий вторжения США. Внешняя политика каждой западной страны, Организация Объединенных Наций и целые глобальные гуманитарные организации включили термин «афганские женщины» в свои документы, призывая к продлению их так называемой интервенции в Афганистане каждый финансовый год.

Афганские девочки поднимают руки на уроке английского языка в средней школе в Афганистане, 2006.

афганские девочки поднимают руки на уроке английского в средней школе Биби Махру в Кабуле, 22 ноября 2006. Переполненная школа состоит из сотрудников ЮНИСЕФ. предоставил палатки и поврежденные войной здания. Паула Бронштейн /Getty Images

Термин «афганские женщины» стал нарицательным в каждой гуманитарной организации, школе, университете, конференции и глобальной платформе. Для многих афганских женщин, в том числе и для меня, работой на полную ставку стало не только постоянно представлять Афганистан, но и делать это как «афганская женщина» и постоянно вести себя как таковая, у которой есть свои параметры.

Я сбился со счета количеству консультационных встреч донорских агентств и стран, где основной темой являются «афганские женщины», но участниками этих встреч являются преимущественно белые мужчины Запада. Часто их основным предложением является финансирование женских организаций, и это финансирование не обходится без определенных условий; эти заинтересованные стороны никогда не интересовались тем, чего на самом деле хотят афганские женщины.

Намерение всегда состоит в том, чтобы помочь, но эта помощь исходит из базового предположения, что «мы, развитые» и «цивилизованные» люди знаем, что для вас хорошо, поэтому мы поможем вам так, как считаем нужным. Чтобы претворить в жизнь эти благие намерения, политика должна быть быстрой и универсальной, и именно так более 15 миллионов женщин Афганистана были помещены в ящик и названы бедными, несчастными жертвами.

Это не означает, что богатые страны мира не должны поддерживать более бедные, такие как Афганистан, когда они отчаянно нуждаются в помощи, но это означает, что население, получающее поддержку, должно иметь право голоса в том, как они хотят решить свои проблемы. .


Афганские женщины присоединяются к антиправительственной демонстрации в Афганистане в 2016 году.
Афганские женщины присоединяются к антиправительственной демонстрации в Кабуле 16 мая 2016 г. ШАХ МАРАИ/АФП через Getty Images

Афганские болельщики болеют за свою национальную команду в 2016 году.
Афганские футбольные болельщики болеют за свою национальную команду во время просмотра трансляции матча между Индией и Афганистаном в Кабуле 3 января 2016 года. ВАКИЛ КОХСАР/АФП через Getty Images

Об «афганских женщинах» написано очень много, но очень мало написано о самих афганских женщинах, что позволяет им выражать свои взгляды за пределами созданных для них параметров ящика жертвы. Последние несколько лет я провела интервью с другими женщинами из Афганистана, которые не принимают созданную для них идентичность.

Когда люди слышат термин «афганские женщины», им на ум приходит образ бедной жертвы, человека с очень ограниченной свободой воли, которому не разрешено участвовать в общественной жизни и который не имеет равных прав. К сожалению, женщины Афганистана сделали слишком мало, чтобы вырваться из этого предназначенного для них ящика.

Быть «афганской женщиной» — это обязанность, которую нужно выполнять, и это не кажется естественным большинству афганских женщин, с которыми я беседовала. Тем не менее, это также дает определенные возможности, если вы остаетесь в рамках. Например, западные учреждения и организации по оказанию помощи гордятся тем, что помогают афганским женщинам и спасают их от страданий, предлагая им поддержку в виде стипендий, профессионального обучения и площадок для обсуждения их страданий. Чтобы воспользоваться этими возможностями, женщины Афганистана должны показать, что они несчастны и нуждаются в помощи.

Организации по оказанию помощи нуждаются в том, чтобы афганские женщины стали жертвами, чтобы они могли управлять своими проектами, создавать рабочие места и поддерживать предприятие, которое возможно только в том случае, если есть женщины-жертвы.

Фатима Айран, афганская студентка-экономист, боялась изображать себя сильной женщиной, которая никогда не подвергалась физическому насилию, опасаясь, что такой рассказ снизит ее шансы на поступление в колледж, а не обнимет свою «бедную афганку». личность, которая потенциально может открыть для нее многие двери.

Это не означает, что афганские женщины не заслуживают учиться в престижных учебных заведениях по их заслугам, а скорее то, что эти учебные заведения и международное сообщество в целом возлагают большие надежды на женщин Афганистана, недооценивая их интеллект и способности. . Потому что, в конце концов, умную и сильную женщину не нужно спасать.

Точно так же организации по оказанию помощи нуждаются в том, чтобы афганские женщины были жертвами, чтобы они могли управлять своими проектами, создавать рабочие места и поддерживать предприятие, которое возможно только в том случае, если есть женщины-жертвы. Сальма Алокозай, бывший правительственный чиновник Афганистана, сказала: «Термин «афганские женщины» душит меня, потому что он представляет собой нищету и относится к бизнесу, от которого получают выгоду его заинтересованные стороны. Он не описывает ни женщин Афганистана, ни то, что они влекут за собой».

Афганка показывает свой палец с чернилами после того, как пришла на избирательные участки, чтобы отдать свой голос в Кабуле в 2010 году.

Афганка показывает свой палец с чернилами, после того как она пришла на избирательные участки, чтобы отдать свой голос в Кабуле, 18 сентября. , 2010. Паула Бронштейн/Getty Images

Тем временем афганские лидеры, включая политиков, вождей племен и даже террористические организации «Талибан» и другие группировки моджахедов, успешно использовали «афганских женщин» в качестве полезного делового инструмента в своих отношениях с Западом. Например, на государственном уровне за последние 20 лет в афганском правительстве было очень мало институционализированных программ для женщин; те, что существовали, были созданы только для привлечения донорского финансирования.

Национальный бюджет Афганистана предусматривает до 30 процентов квоты для женщин. Точно так же женщины входили в состав афганских полицейских сил не для обеспечения правопорядка, а скорее для выполнения требований доноров. На общественном и местном уровне многие группы гражданского общества и общественные программы включали имена женщин в их семьях в список лидеров своих инициатив по получению доступа к финансированию и ресурсам.

В прошлом году после того, как талибы пришли к власти, они сделали «афганских женщин» одним из основных направлений своих переговоров с западными правительствами. Они требовали места в ООН и, в свою очередь, предлагали разрешить девочкам посещать начальную школу. Они призвали Соединенные Штаты разморозить деньги на помощь и предложили женщинам возможность работать в афганских министерствах в качестве уборщиц или учиться в университетах, но на определенных условиях.

Они не возражают, если женщины попрошайничают на улицах — это не противоречит их интерпретации исламских правил, — но они запрещают женщинам работать в офисах. Они допускают девочек в начальные школы и, в некоторой степени, в высшие учебные заведения, но только в том случае, если они носят черный хиджаб, полностью закрывающий тело. Но они запретили девочкам получать среднее образование, что лишает их возможности когда-либо получить высшее образование. В их политике нет никакой логики, но им удается поддерживать актуальность темы «афганских женщин», потому что это единственный способ привлечь внимание всего мира — товар, которым влиятельные посредники торгуют в поисках поддержки и благосклонности в международном масштабе. сообщество.


Студенты в чадрах держат флаги талибов, слушая выступающих перед митингом в поддержку талибов в Образовательном университете Шахида Раббани в Кабуле в 2021 году.
Студенты в чадрах держат флаги талибов, слушая выступающих перед митингом сторонников талибов в Образовательном университете Шахида Раббани в Кабуле, 11 сентября 2021 года. ААМИР КУРЕШИ/АФП через Getty Images

Афганская женщина фотографирует на свой мобильный телефон, когда она и ее сторонники присутствуют на предвыборном митинге в Афганистане в 2014 году.
Афганская женщина делает снимок на свой мобильный телефон, когда она и ее сторонники присутствуют на предвыборном митинге кандидата в президенты Афганистана Абдуллы Абдуллы в Джелалабаде, Афганистан, 18 февраля 2014 г. ШАХ МАРАИ/АФП через Getty Images

Некоторые женщины в Афганистане внесли свой вклад в эту коммодификацию, сохранив коробку жертвы нетронутой. Последние 20 лет проекты не разрабатывались с учетом потребностей женщин; вместо этого потребности афганских женщин формировались в соответствии с требованиями проектов доноров.

Женщины, в том числе и я, занимали руководящие должности в правительстве и строительных компаниях, донорских организациях и в секторе безопасности как на афганском, так и на международном уровне. Однако ничего не изменилось после того, как мы взяли на себя наши роли. Большинство должностей, занимаемых женщинами, предназначались для символических целей, не давая им существенных полномочий в принятии решений, и женщины почти не протестовали, опасаясь упустить возможности.

Немногие женщины, имевшие доступ к международным платформам, выступали от имени всего женского населения страны, создавая статичный и единый образ женщин Афганистана. Весь мир начал видеть всех женщин Афганистана через одну и ту же монолитную линзу, как будто все примерно 15 миллионов женщин Афганистана имеют единые политические взгляды и одинаковое видение своей страны. Те женщины Афганистана, которые имели доступ к «шкатулке», соблюдали правила сохранения этого нарратива.

Если женщины Афганистана не играют роли, предназначенные для них, они теряют свое членство в племени под названием «афганские женщины». Как только женщина из Афганистана получает образование, она уже не нуждается в помощи, и ее называют «афганской диаспорой».

Из личного опыта, когда я высказываю свое мнение и делюсь аналитическими оценками, мне сразу же говорят, что я, должно быть, никогда не жила в Афганистане, в СМИ, издательствах, на консультационных встречах доноров и на конференциях, предназначенных для так называемых афганских женщин. . На самом деле, я жил и испытал на себе войну и травмы, повторяющиеся волны с 19-го века.80-х и были сосланы в обл.

Из-за превращения афганских женщин в товар за последние 20 лет очень мало было сделано для расширения сферы их политической работы. Фокус женской активности был направлен исключительно на женские проблемы, игнорируя их взгляды на другие социально-политические и связанные с конфликтами события.

Если предположить, что женщины Афганистана не знают о том, как они используются, и не позволяют этому случиться, то это лишает их свободы воли.

Действительно, были времена и возможности, когда мы могли и должны были сильнее протестовать против этого нарратива о жертве. Да, мы жаждали образования. Мы боялись, что если мы выступим против стран-доноров, они прекратят свою поддержку. Нам сказали, что мы не можем участвовать на определенных платформах, если не будем одеты определенным образом.

Рина Амири, специальный посланник США по афганским женщинам, девочкам и правам человека, пишет в Твиттере в основном о нарушениях прав женщин талибами. Но отделение женских проблем от общенациональных проблем, таких как экономика, права человека и дестабилизация государственных институтов, — это та же ошибка, которая была совершена за последние два десятилетия. Женщин Афганистана нельзя отделить от Афганистана. Талибы нарушают права каждого.


Афганские женщины в хиджабе или парандже стоят в очереди в 2003 году.

Афганские женщины стоят в очереди на лечение в поликлинику Калакан в Афганистане, 23 февраля 2003 года. женская коробка снова находится в процессе создания, чтобы служить новой эре. «Афганские женщины» последних 20 лет наделялись полномочиями, получали образование, руководили домохозяйствами и общинами и соревновались в спорте. Они разбивали ящик жертвы и искали членства в глобальном сообществе наделенных полномочиями женщин.

Организации по оказанию помощи закрыли проекты, потому что они не смогли обосновать свои программы расширения прав и возможностей женщин, чтобы помочь афганским женщинам, которых больше не нужно было спасать.

Однако это означало, что двери их благодетелей закрывались за ними. Международное сообщество сокращало рабочие места, которые ранее были сосредоточены на обучении по гендерным вопросам, а организации теряли проекты, потому что они постепенно не могли оправдать свои программы расширения прав и возможностей женщин, чтобы помочь афганским женщинам, которых больше не нужно было спасать. Точно так же афганские лидеры больше не могли использовать афганских женщин в качестве козыря, потому что афганские женщины столкнулись с ними за столами переговоров на равных.

Это было шоком, когда в 2021 году весь мир отдал тех самых афганских женщин, которых они когда-то хотели спасти, террористической группе, которая лишила их прав. Прошел почти год с тех пор, как этим уполномоченным женщинам было запрещено ходить на работу, в школу или участвовать в политической и общественной жизни. Однако на этот раз иностранные лидеры не требуют нас спасти.

Мина Шариф, афганская активистка, считает, что нарратив «афганских женщин» должен соответствовать бюджетам стран-доноров. «В Афганистане должно быть разрешено достаточно насилия над женщинами; их нужно какое-то время угнетать, чтобы они снова стали предприятием для экономики помощи», — сказала она.

«В 2001 году американцы и их союзники вторглись в Афганистан, чтобы расширить права и возможности афганских женщин, и 20 лет спустя кажется, что мы слишком наделены полномочиями, чтобы они нас слушали», — сказала FP афганская художница Рада Акбар.

Дело не в том, что женщины Афганистана не нуждаются в поддержке всего мира. Проблема в том, что поддержка дается ценой нашего унижения и лишения свободы воли.

В первую годовщину второго раунда темной эры в Афганистане мы, женщины Афганистана, обращаемся к миру за поддержкой. Но во-первых, мы хотим, чтобы лидеры международного сообщества считали нас равными, чтобы мы могли требовать равных прав от талибов. Пока нас считают жертвами и товаром, политические заинтересованные стороны нашей страны будут стремиться обменять нас на политические преимущества.

Исправление от 18 августа 2022 г.: в более ранней версии этой статьи неточно описывалось, как умерла семья Салеха Мухаммада Зирай. Мы опустили соответствующий раздел текста и сожалеем об ошибке.

агентств ООН вновь принимают на себя обязательства по оказанию помощи женщинам и девочкам в Афганистане через год после прихода к власти талибов |

Год правления талибов в Афганистане привел к ухудшению жизни женщин и девочек, затронув все аспекты их прав человека, сообщили в понедельник три агентства ООН.

 

«Это был год растущего неуважения к их праву на свободную и равную жизнь , лишение их возможности зарабатывать средства к существованию, доступа к здравоохранению и образованию, а также избегать ситуаций насилия», — сказала Сима Бахус, Исполнительный директор Структуры «ООН-женщины».

🚨Происходящее в #Афганистане — тревожный звоночек для всех нас. 🚨

Это показывает, как десятилетия прогресса в области гендерного равенства и прав женщин могут быть уничтожены за несколько месяцев.

Борьба за права женщин в Афганистане — это глобальная борьба, и борьба за права женщин повсюду. pic.twitter.com/CMV8puevUq

— Структура «ООН-женщины» (@UN_Women) 15 августа 2022 г.

Г-жа Бахус рассказала, как «тщательно выстроенная политика неравенства» талибов отделила Афганистан от остального международного сообщества, стирая десятилетия прогресса в области гендерного равенства и прав женщин всего за несколько месяцев.

«Ужасный акт самосаботажа»

Афганистан — единственная страна в мире , где девочкам запрещено ходить в среднюю школу и фактически запрещено участвовать в политической жизни, поскольку у талибов есть полностью мужской кабинет и нет министерства по делам женщин.

В настоящее время афганским женщинам в основном запрещено работать вне дома, они должны закрывать лицо в общественных местах, и во время путешествий их должен сопровождать мужчина-сопровождающий. Кроме того, они продолжают подвергаться многочисленным формам гендерного насилия.

«Этот преднамеренный набор мер дискриминации в отношении афганских женщин и девочек также является ужасным актом самосаботажа для страны, испытывающей огромные проблемы , в том числе от связанных с климатом и стихийных бедствий до воздействия глобальных экономических встречных ветров, которые оставляют некоторые 25 миллионов афганцев живут в нищете и многие голодают», — сказала она.

Афганистан остается во власти глубокого экономического и гуманитарного кризиса , как указала глава Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) доктор Наталья Канем.

Жизнь в опасности 

Резкий рост цен на продукты питания и топливо, усугубленный засухой и войной в Украине, означает, что примерно 95 процентов населения и почти все домохозяйства, возглавляемые женщинами, d не получают достаточно съесть .

Г-жа Канем сказала, что запрет девочкам посещать среднюю школу не только нарушает их право на образование и мешает им полностью реализовать свой потенциал, но и подвергает их повышенному риску раннего замужества, ранней беременности, насилия и жестокого обращения .

«Разрушение системы здравоохранения поставило под угрозу доступ женщин и девочек к услугам в области репродуктивного здоровья, включая охрану материнского здоровья, особенно для более чем девяти миллионов человек, проживающих в отдаленных районах страны. Для примерно 24 000 женщин, которые ежемесячно рожают в труднодоступных районах, родов могут, по сути, стать смертным приговором, », — сказала она.

Экономические издержки 

Афганистан уже испытывал трудности с образованием еще до прихода к власти талибов в августе прошлого года, поскольку более четырех миллионов детей уже не посещали школу, 60 процентов из них девочки.

Запрет девочкам посещать среднюю школу также имеет денежную стоимость , согласно новому анализу Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ). Это показывает, что страна теряет 2,5 процента своего годового валового внутреннего продукта (ВВП) из-за этого решения.

ЮНИСЕФ заявил, что афганская экономика выиграет не менее 5,4 миллиарда долларов, если нынешняя группа из трех миллионов девочек закончит среднюю школу и присоединится к рабочей силе.

МООНСА/Шамсуддин Хамеди

Нынешний гуманитарный кризис в Афганистане больше всего затронул женщин и детей.

Отказано в истинном потенциале 

В оценках не учитываются нефинансовые последствия отказа девочек в доступе к образованию, которые включают будущую нехватку женщин-учителей, врачей и медсестер, а также увеличение расходов на здравоохранение, связанных с подростковой беременностью.

Также исключаются более широкие преимущества образования, такие как общий уровень образования, снижение числа детских браков и снижение младенческой смертности.

Анализ показывает, что Афганистан не сможет восстановить ВВП, потерянный во время переходного периода, и достичь своей истинной потенциальной производительности без реализации прав девочек на доступ и полное среднее образование .

«Решение от 23 марта не допускать девочек обратно в среднюю школу было шокирующим и глубоко разочаровывающим », — сказал д-р Мохамед Айоя, представитель ЮНИСЕФ в Афганистане.

«ЮНИСЕФ хочет, чтобы каждая девочка и мальчик в Афганистане ходили в школу и учились», — добавил он. «Мы не прекратим выступать, пока эта цель не будет достигнута. Образование является не только правом каждого ребенка, но и основой для будущего роста в Афганистане».

Женщины, мир и развитие 

Организация Объединенных Наций неоднократно подчеркивала свою приверженность продолжению деятельности в Афганистане и защите там женщин и девочек.

Г-жа Бахус, глава Структуры «ООН-женщины», подчеркнула, как исключение женщин из всех аспектов жизни лишает население половины его талантов и энергии .

Она призвала де-факто власти открыть школы для всех девочек, снять ограничения на трудоустройство и участие женщин в политике и отменить все решения и политику, лишающие женщин их прав.

«Без полного участия женщин и девочек во всех аспектах общественной жизни мало шансов на достижение прочного мира, стабильности и экономического развития », — заявила она.

В то же время ее агентство расширяет предоставление жизненно важных услуг «женщинами, женщинами», чтобы удовлетворить насущные потребности, а также поддерживает бизнес, возглавляемый женщинами, и возможности трудоустройства во всех секторах.

«Год спустя, когда внимание женщин настолько уменьшилось, а их права так сильно пострадали, жизненно важно направить целевое, существенное и систематическое финансирование для исправления и изменения этой ситуации и содействия значимому участию женщин во всех взаимодействиях с заинтересованными сторонами по Афганистану, в том числе в составе делегаций, которые встречаются с официальными лицами Талибана», — сказала она.

Афганки: Костюм летний «Афганка» — купить в интернет-магазине.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх