Брессон анри: Анри Картье-Брессон — 20 произведений

Содержание

Анри Картье-Брессон — 20 произведений

Анри́ Картье́-Брессо́н (фр. Henri Cartier-Bresson) (22 августа 1908 — 3 августа 2004) — французский фотограф, мастер реалистичной фотографии XX века, фотохудожник, отец фоторепортажа и фотожурналистики, представитель документальной фотографии.

 — сказал когда-то Брессон.

Матерью Анри была Марта Ле Вердьер (девичья фамилия), а отцом — Андре Картье-Брессон.

Двойная фамилия отца, «Картье-Брессон», впервые зарегистрированная в 1901 году, получилась соединением фамилии крестьян Картье, родом из департамента Уаза, и фамилии промышленников Брессон, производителей хлопковой нити.

Взаимоотношения начались, когда городская семья Брессонов поручила уход за своими детьми членам сельской семьи Картье. Позже два сына Картье (одного из них звали Андре) поступили учениками к Брессону — и, в конце концов, женившись на дочерях своего шефа, вошли в долю предприятия. Совместный бизнес двух семей процветал, и имя «Картье-Брессон» стало в начале XX-го века во Франции очень известной маркой хлопчатых ниток.

22 августа 1908 года у Марты и Андре Картье-Брессонов рождается первенец. В память о дедушке с отцовской стороны — Анри Картье, мальчику (старшему из пяти детей) дали имя Анри.

Живописью он интересовался с юности. В декабре 1913 года Анри познакомился со своим дядей Луи, художником, который ввел его в мир искусства. К сожалению, дядя умер в 1915 году, но Анри продолжал следовать его советам. Он учился в ателье художника Андре Лота. Своим выдающимся мастерством фотографа Картье-Брессон во многом обязан образованию в качестве художника и графика.

В 1930 году, после начала обучения живописи и графике, он отправился в путешествие в Африку. Вернувшись во Францию в 1932 году, он решил посвятить себя фотографии. Его очень впечатлили несколько снимков, сделанных Эженом Атже и Андре Кертесом, но более всего его подтолкнул к фотоискусству снимок, сделанный Мартином Мункачи (англ.) в 1929-м или 1930 году, на котором изображены трое чернокожих людей, голышом бросающиеся в волны озера Танганьики (Танзания).

Он высоко оценил эстетику этой фотографии и восхищенно писал: «О! Это можно сделать при помощи фотоаппарата!!». В том же году в Марселе он приобрел новинку тогдашнего рынка, фотоаппарат фирмы Leica — лёгкую малоформатную камеру, позволившую наконец ему достичь необходимого мастерства в той фотографии, к которой он имел склонность.

В 1947 году Картье-Брессон со своими коллегами Робертом Капой, Дэвидом Сеймуром (англ.), Джорджем Роджером (англ.), Марией Айснер (англ.), Биллом Вандивартом и Ритой Андиверт основывает содружество фотожурналистов — агентство «Магнум фото» (Magnum Photos).

В 1954 году стал первым зарубежным фотографом, посетившим СССР после смерти Сталина.

В 1954 году Лувр организовал свою первую выставку фотографий, и это были работы Картье-Брессона. Его работы выставлялись в самых известных галереях и музеях мира. Издано множество книг, в которых опубликованы его фотографии, в основном сопровождаемые анализом их художественных достоинств.

В 1966 году покинул агентство и поселился в горах Прованса, где увлёкся рисованием альпийских ландшафтов.

Женат Анри Картье-Брессон был дважды:

Умер 3 августа 2004 года в Монжюстене (Альпы Верхнего Прованса, Франция).

Методы работы Анри Картье-Брессона стали легендой в мире фотографии. Например, он прославился своей способностью оставаться «невидимым» для людей, которых снимал. Бликующие металлические части фотоаппарата он заклеивал чёрной изолентой, чтобы они не блестели. Существует легенда что он всегда делал законченный снимок в момент съемки, никогда не изменял, не кадрировал сделанную фотографию. Она ошибочна и опровергнута несколькими тестовыми отпечатками, значительные части которых заштрихованны для последующей перекадровки. Брессон никогда не печатал и не проявлял пленку самостоятельно. Во многих источниках упоминается, что он принципиально снимал только объективом с «нормальным» фокусным расстоянием (не «телевиком»), что вынуждало его близко подходить к фотографируемому объекту и вступать с ним в непосредственный контакт. Также он известен тем, что старался снимать любую сцену в момент достижения наивысшего эмоционального напряжения, сопряженного с его ощущением изобразительной формы, которое он называл «решающим моментом», широко известное выражение в фотографическом мире, которое для Картье-Бресснона означало

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →


ещё …

Поймать жизнь в объектив: Лучшие снимки фотографа Анри Картье-Брессона

Документалист и пионер уличной фотографии

110 лет назад родился французский фотограф Анри Картье-Брессон. Он вошел в историю как отец фотожурналистики и мастер документальной фотографии. В своем творчестве Анри придерживался главного принципа – не подделывать настоящее, а показывать саму правду.

В детстве Картье-Брессон учился живописи у своего дяди-художника. Позже эти знания очень помогали ему в работе фотографом. В фотоискусстве Анри был новичком и всему учился на собственных ошибках. Только со временем он стал разбираться во всех тонкостях: начиная с того, какую фотобумагу лучше использовать, и заканчивая тем, как выстроить цельный фоторепортаж.

«Я скитался по улицам, возбужденный и готовый наброситься на что-нибудь этакое, сцапать жизнь «в ловушку» — что называется, поймать момент.

Сверх того, я страстно желал ухватить суть всего и сразу в одной-единственной фотографии или в контексте одной-единственной ситуации, готовой развернуться на моих глазах», — писал Картье-Брессон.

Для Анри было очень важно не упустить пиковую точку в любой ситуации, зафиксировать кульминацию сцены. Этот момент в своей работе фотограф называл «решающим». Картье-Брессон считал, что фотограф всегда должен носить с собой камеру, чтобы быть готовым к тому, что на его глазах может случиться что-то важное. По его мнению, часто самые лучшие фотографии сделаны в самый неожиданный момент.

Позже он выпустил книгу под названием «Решающий момент», куда вошли самые известные его работы и размышления автора об искусстве фоторепортажа. «Решающий момент» называют «библией фотографов» и одним из самых важных изданий в ХХ веке.

В 1947 году Картье-Брессон вместе с единомышленниками основал агентство «Магнум фото» (Magnum Photos), которое сотрудничало со многими печатными изданиями во всем мире.

Когда в 1954 году Лувр, один из самых известных и самых больших музеев в мире, организовал свою первую выставку фотографий, на ней были представлены работы Анри Картье-Брессона.

Анри Картье-Брессону удалось запечатлеть не только жизнь улиц, но и поймать в объектив главных людей ХХ века, среди которых Жан-Поль Сартр, Альбер Камю, Коко Шанель, Эзра Паунд, Мэрилин Монро, Джордж Баланчин, Эдит Пиаф и многие другие.

Писательница Сьюзан Сонтаг

Режиссер Джон Хьюстон

Дизайнер Коко Шанель

Мадам Ланвен, основательница модного дома Lanvin 

Писатель Альбер Камю

Философ Жан-Поль Сартр

Карикатурист Сол Стейнберг

Поэт Эзра Паунд

Писатель Андре Пьейр де Мандьярг 

Писатель Трумен Капоте

Фотограф Альфред Стиглиц

Художник Анри Матисс

Мэрилин Монро

Скульптор Альберто Джакометти

Художник Пьер Йосси

Писатель Артур Миллер

Хореограф Джордж Баланчин

Писатель Поль Леото

Певица Эдит Пиаф

Читайте также: Взгляд изнутри: Ночная жизнь Парижа 1930-х в объективе Брассаи.

 

Анри Картье-Брессон: словить момент — STYLEINSIDER

Мир едва ли знал его в лицо, но его слава ширилась по всему земному шару. Он по праву считается отцом репортажной съёмки, так как больше всего в фотографии он ценил естественность и непостановочность. Сама возможность словить тайну жизни, вовремя нажав на кнопку спуска затвора, влекла его к камере. Анри Картье-Брессон. Человек, олицетворяющий целую эпоху в фотоискусстве.

Во время того, как у него брали интервью, он инстинктивно закрывал большую часть лица своими фотографиями. Кажется, будто этим он хотел сказать, что его снимки – это он сам, что они говорят о нём больше, выразительнее, глубже. Выходя на улицу, он брал с собой маленькую камеру, блестящие части которой были тщательно выкрашены в чёрный цвет, чтобы не привлекать к себе внимание. Он был категорически против использования вспышки, которое сравнивал с приходом на концерт с пистолетом в руке. За Картье-Брессоном закрепилась слава человека кроткого и неприхотливого, хотя и обладавшего недюжинным талантом.

Анри Картье-Брессон воспитывался во французской буржуазной семье и с детства был приобщён к искусству. В раннем возрасте он начал заниматься музыкой, фотографией и живописью. Последнюю он считал своим главным увлечением, и на склоне лет фотоаппарату предпочёл кисть.

По мотивам жизни Картье-Брессона можно было бы снять увлекательный фильм, даже несколько фильмов, написать авантюрный роман и получить за него Пулитцеровскую премию. Он учился живописи у кубиста Анри Лота, затем примкнул к сюрреалистическому движению, постулаты которого использовал в фотоискусстве. Позже фотограф получил образование в Кембридже, уехал в Африку, где едва не умер от лихорадки. Объездил бесчисленное количество стран как свободный фотограф и как член содружества фотожурналистов «Магнум фото». Во время Второй мировой войны Картье-Брессон попал в руки вражеской армии и считался пропавшим без вести. В МоМА даже начали готовить посмертную выставку в его честь, но фотографу удалось бежать из плена, так что выставку трансформировали в ретроспективную.

В предисловии к своей книге «The Decisive Moment», обложку которой оформил художник-фовист Анри Матисс, Картье-Брессон написал: «Для меня, фотография – это мгновенное распознание, распознание в долю секунды, значимости события и, в то же время, это тщательная организация форм, которая придаёт данному событию необходимую выразительность». По одной этой фразе можно распознать фотографа-философа, который видел в фотографии инструмент перехода от внешних обликов к самой сути вещей.

На фоне нашей беспрерывной спешки в мире высоких технологий мир Анри Картье-Брессона кажется несколько статичным, иногда даже нереальным. Но кто знает, не был ли этот мир ближе к истокам вечной, ускользающей и неуловимой красоты жизни?

Автор статьи: Карина Потиха

Комментарии

Выставка Анри Картье-Брессон (Франция) – Афиша-Музеи

Замечательный у выставки Картье-Брессона заголовок, прелесть что такое: «Фо­тограф». Ну разве скажешь о Картье-Брессоне как-нибудь еще короче? Человек, для многих олицетворяющий фотографию ХХ века вообще; возможно, просто самый известный фотограф всех времен и народов — как еще определить такого? Фотограф, разумеется, фотограф par excellence. Определенно похуже заголовок у Мартины Франк — «Фотограф»: зритель, нет, это не дежавю, это тебе не привиделось. Перед тобой действительно тоже фотограф; ну а кого еще ты ожидал увидеть на главной площадке Фотобиеннале? (Тут нельзя не заметить, что тиражировать удачные заголовки — это не совсем то же самое, что размножать удачные кадры; по большому счету, тогда кто недостоин здесь такого заголовка, кто здесь не фотограф?) Однако ж равнять Картье-Брессона хотя бы даже с его су­пругой — хотя бы даже таким словно нечаянным, невинным образом, как одно заглавие на две экспозиции, все же вряд ли допустимо. Г-же Франк, вероятно, больше подошло бы что-нибудь вроде «Жена фотографа» — что сразу объясни­ло бы зрителю многие моменты творческой биографии нашей героини и, что уж там, куда точнее соответствовало бы месту и роли Мартины Франк в мировой истории. Хоть и прозвучало бы, согласимся, для нее несколько зазорно. Но даже тогда г-же Франк вряд ли удалось бы отобрать лавры у Эллиотта Эрвитта, чья ретроспектива называется… «Ретроспектива», что уж просто верх прозрачно­сти; Эрвитт, известный приколист, первым бы оценил неброский юмор устроителей Фотобиеннале — когда б до Москвы добрался.

Однако что объединяет эти три экспозиции в Манеже куда существеннее, нежели неординарные названия, так это их происхождение: все три предостав­лены агентством Magnum Photos. Являют, стало быть, классику фотожурналистики второй половины ХХ века. А учитывая Картье-Брессона — так еще немного и от первой половины. Выбор персон мог быть и другим, но, в принципе, он равновесен: Картье-Брессон — отец-основатель этого важнейшего фотокооператива, формирующего моду в фоторепортаже уж седьмой десяток лет; Мартина Франк, было выше сказано, жена отца-основателя, представитель средней генерации; Эрвитт, напротив, чуть не из самого первого призыва, старше его среди нынешних магнумовцев только столетняя Ева Арнольд… Но зритель напрасно станет выискивать в кадрах этих троих некую общую формулу, хотя бы намеки общего магнумовского стиля — с целью в дальнейшем реконструировать в воображе­нии некоего типичного фотографа Magnum Photos, рыцаря без страха и упрека, не вылазящего из горячих точек и не покидающего первые полосы: сюрреалистическая притягательность снимков одного, припудренная доброжелательность второй и бодрое балагурство третьего покажутся несводимыми в рамках «фотожурналистики вообще». Во всяком случае, если вообразить себе такое СМИ, что публикует исключительно фотографов Magnum, мы легко получим представление о полосе юмора в этом издании. И о разделе — условно — «Общество» или «Жизнь». Но что такое первая полоса и злоба дня в исполнении идеального фоторепортера — нет, за этим не сюда; сугубо репортажных, репортерских кадров в портфолио даже самого размагнумовца в итоге оказывается не так уж мно­го; это удивительно, как исторические кадры теряют всю свою значительность — и важность, и привлекательность, едва только злоба дня проходит.

Henri Cartier-Bresson (Анри Картье-Брессон). Классик фотоискусства – ФотоКто

Анри Картье-Брессон родился 22 августа 1908 года в городе Шантлу неподалеку от Парижа в семье Марты Ле Вердьер и Андре Картье-Брессона. Своей двойной фамилией фотограф обязан слиянию рода крестьян Картье и семейства промышленников Брессон, произошедшему задолго до рождения будущего фотографа. Семейная история гласит, что некогда юные Брессоны воспитывались у Картье, а Картье обучались у Брессонов, пока, во всеобщей выгоде, брачные союзы учеников с дочерьми шефа не превратили эти две семьи в одну. К рождению будущего фотографа весьма известная во Франции марка хлопчатобумажных ниток «Картье-Брессон» приносила неплохую прибыль. Собственное же имя Анри получил в память о дедушке с отцовской стороны.
Живописью будущий мэтр фоторепортажа интересовался с юности. В своих воспоминаниях Брессон писал: «Интерес к изображениям у меня был всегда. В детстве я занимался рисунком по вторникам и четвергам и мечтал отдаваться этому занятию и во все другие дни. Как у большинства детей, у меня была камера Brownie-box, и я снимал ей время от времени, в основном, чтобы заполнять маленькие альбомы изображениями воспоминаний о летних каникулах». В декабре 1913 Анри впервые встретил своего дядю Луи, художника, который ввел его в мир искусства и начал заниматься с мальчиком живописью. Хотя дядя умер в 1915 году, его уроки успели произвести на мальчика неизгладимое впечатление. Анри решил следовать его стопам и получить художественное образование. В течение семи лет молодой человек обучался в ателье художника Андре Лота, а в 1929 году посещал лекции по живописи в Кембриджском университете. Немалому научил Картье-Брессона и кинематограф: по собственным словам фотографа, фильмы, которые он смотрел в это время (ранние картины Дэвида Гриффита, Брисе, фильмы Эриха Штрохайма, «Хищник», «Броненосец Потемкин» Сергея Эйзенштейна, «Жанна’д’Арк» Карла Дрейера) «учили его видеть».
Позже, в 1930 году, во время своего путешествия в Африку, молодой художник познакомился с работами Эжена Атже (Atget), которые открыли ему уникальные возможности фотоискусства. «Последней каплей» стал снимок Мартина Мункачи (Martin Munkácsi), который изображал троих чернокожих людей, голышом бросающихся в волны озера Танганьики. Именно эстетика и динамика этой фотографии восхитили Картье-Брессона настолько, что он купил свой первый «настоящий» фотоаппарат – коробку из покрытого воском орехового дерева, под пластинки 9х12, разумеется, в комплекте со штативом и черной накидкой фотографа. Объектив этого аппарата закрывался крышечкой, которая одновременно играла роль затвора – эта маленькая техническая особенность позволяла снимать только то, что не шевелится.
Первые снимки Брессона не были особенно удачными – многие из них слишком контрастны, другие вялы. Впрочем, фотограф расстраивался только тогда, когда изображения не получались совсем. К тому же его первой камере не была суждена долгая жизнь. Через год фотоаппарат, не выдержав климата Африки, покрылся плесенью, а эмульсия фотопластинок зацвела. Сам же Картье-Брессон по возвращении на родину заболел и был вынужден лечиться, существуя на маленькое ежемесячное пособие по болезни. Результат месяцев безделья оказался неожиданным – фотограф получил возможность снимать в свое удовольствие и обнаружил, что существует фотоаппарат Leica, который, благодаря своей компактности, отлично подходит для репортажа, съемки жизни в движении.
Впрочем, идея фоторепортажа, то есть истории в нескольких фотографиях, в то время вряд ли приходила фотографу в голову. Картье-Брессон целыми днями бродил по улицам, выискивая достойные снимка события и пытаясь поймать в одном изображении самую суть сюжета. К собственно репортажной съемке Брессон пришел несколько позже, после более глубокого знакомства с творчеством коллег и первых опытов работы с иллюстрированными журналами.
После начала войны, в 1939 году, Картье-Брессон вступил во французскую армию в должности капрала армейского кинофотоподразделения. Когда нацисты захватили Францию, фотограф попал в плен, откуда с третьей попытки, после тридцати шести месяцев заточения, бежал, чтобы вернуться в Париж и стать участником Сопротивления. Теперь, чтобы фиксировать на пленку военные будни, от фотохудожника требовался не только верный глаз, но мужество и хладнокровие. У Картье-Брессона в придачу к ним обнаружился талант лидера: фотограф-репортер организовал французских фотожурналистов для съемок во время оккупации и отступления фашистов. После окончания войны в 1945 году Картье-Брессон показал, что с успехом может работать и в кинематографе – по заказу американской службы военной информации он создал фильм «Возвращение», глубокую и трогательную картину о возвращении французских военнопленных на родину.
В 1947 году Картье-Брессон стал одним из основателей знаменитого международного объединения фоторепортеров Magnum. Создание этой организации было ответом на грабительскую в отношении фотографов политику многих западных агентств и журналов. Агенты «Магнума» предлагали редакциям готовые эксклюзивные материалы, в которых по условиям договоров нельзя было изменить хотя бы одну запятую или откадрировать хотя бы один снимок. Поскольку члены агентства-кооператива Magnum оставались полными собственниками своих фоторабот, нет ничего удивительного в том, что под крылом «Магнума» объединились наиболее даровитые и энергичные фотожурналисты Европы, в числе которых был знаменитый военный фоторепортер Капа.
Вскоре после создания «Магнума» Картье-Брессон отправился на съемки в Индию, получившую независимость в результате освободительного движения, а затем в Китай. Теперь имя фотографа звучало среди журналистов мирового масштаба. Но расцвет славы пришел к мастеру после его парижской выставки в 1950-х годах, которая с триумфом обошла Европу и Америку.
В качестве фотографа Картье-Брессон сотрудничал с ведущими западными изданиями: «Вог», «Лайф» и «Харперс базар». Перед его объективом представали как бытовые сюжеты, так и самые значительные события XX века, как обычные люди, так и важные персоны. Вот имена лишь некоторых из его знаменитых моделей: Ирен и Фредерик Жолио-Кюри (1944), Анри Матисс (1944), Альбер Камю (1944), Поль Валери (1946), Уильям Фолкнер (1947), Трумэн Капоте (1947), Хоан Миро (1953), Жан Ренуар (1960), Андре Бретон (1961), Мэрилин Монро (1961), Ролан Барт (1963), Коко Шанель (1964), Жан-Поль Сартр, Эзра Паунд (1970), Луи Арагон (1971). Первая выставка фотографии в Лувре, состоявшаяся в 1954 году, была посвящена именно творчеству Картье-Брессона. Другие выставки фотографа также проходили в самых известных галереях и музеях Парижа, Милана, Токио, Кёльна и других городов мира. Многие годы Картье-Брессон оставался старейшиной цеха французских фотографов. На альбомах его фотографий выросли сотни лучших фотографов страны.
В 1952 году была опубликована книга Картье-Брессона «Решающий момент», которая объединила около ста его лучших фотографий. Затем в свет вышли другие альбомы мастера – «Европейцы» (1955), «Мир Анри Картье-Брессона» (1968, с фотографиями за сорок лет), «Лицо Азии» (1972), (1974). В конце 1960-х и 1970-х годах Картье-Брессон с успехом занимался кинематографией («Калифорнийские впечатления», 1969, «Южные снимки, 1971).
Приходилось фотографу бывать и в СССР. В 1954 году Картье-Брессон стал первым западным фотографом, которому после смерти Сталина было позволено посетить Страну Советов. Фотографии, сделанные во время этого визита, вошли в альбом Картье-Брессона «Москвичи». Повторное путешествие в СССР, в 1972 году, позволило художнику увидеть и запечатлеть изменения, произошедшие в стране за без малого двадцать лет. Накопленный материал стал основой для книги Брессона «О России», изданной в 1974 году. Российские любители фотографии могли увидеть эти снимки в Большом Манеже, на выставке, проходившей в рамках Фотобиеннале-2000 в Москве.
Анри Картье-Брессон был женат дважды. В 1937 его женой стала родившаяся в Джакарте танцовщица Ратне Мохини (брак распался в 1967-м), а в 1970 – фотограф Мартина Франк (en:Martine Franck). В первом браке детей у Картье-Брессона не было, во втором родилась дочь Мелани (Melanie).
Сохранением десятков тысяч знаменитых работ фотографа занимается созданный в 2003 году в Париже Фонд Анри Картье-Брессона. Сам мастер, который всегда придерживался идеи связи законов фотографии с живописью, с 1975 года практически оставил фотографию для графики. С 1970 года он создал большое количество художественных произведений, среди которых фотографий было совсем немного – по собственному своему признанию, Картье-Брессон вынимал фотокамеру из чехла лишь время от времени, для того чтобы сделать портрет или камерный снимок.
Искусство, которое возвело его на Олимп, всегда ставилось Картье-Брессоном ниже занятий живописью или рисунком. Нередко художник удостаивал его весьма резких замечаний («Фотография сама по себе меня не интересует. Я просто хочу захватить кусочек реальности. Я не хочу ничего доказывать, ничего подчеркивать. Вещи и люди говорят сами за себя. Я не занимаюсь «кухней». Работа в лаборатории или в студии у меня вызывает тошноту. Ненавижу манипулировать — ни во время съемки, ни после, в темной комнате. Хороший глаз всегда заметит такие манипуляции… Единственный момент творчества — это одна двадцать пятая доля секунды, когда щелкает затвор, в камере мелькает свет и движение останавливается»).
Об уникальной реакции, удивительном таланте и необычных методах работы Анри Картье-Брессона до сих пор ходят легенды. Например, широко прославилась «невидимость» фотографа – его модели в большинстве и не подозревали, что их снимают (для пущей маскировки Картье-Брессон заклеивал блестящие металлические части своего фотоаппарата черной изолентой). Еще одна «фирменная» особенность Картье-Брессона – окончание работы над фотографией в момент съемки затвора. Он никогда не кадрировал свои снимки и не делал каких-либо других попыток их изменить. Также фотограф известен тем, что старался снимать любой сюжет в момент достижения им пика эмоционального напряжения, «решающего момента» (выражение, которое с его легкой руки получило в фотографическом мире широкую известность). Для самого Картье-Бресснона «решающий момент» означал «моментальное распознавание, в долю секунды, значимости происходящего и одновременно точной организации форм, что придают этому событию соответствующую ему экспрессию».
Анри Картье-Брессон умер 2 августа 2004 года в Иль сюр ля Сорг, небольшом городке на юге Франции, не дожив нескольких недель до своего 96-летия. Фотограф был похоронен на частном кладбище этого города.

15 высказываний Анри Картье-Брессона о фотографии

© Hotels Paris Rive Gauche

Первый фотоаппарат Анри Картье-Брессона, Leica I

Картье-Брессон — первый фотограф, чьи работы были выставлены в залах Лувра в Париже. Это было в 1954 году. Сегодня же его фотографии находятся в коллекциях ведущих музеев мира, включая Музей современного искусства в Нью-Йорке и Музей Виктории и Альберта в Лондоне.

Французы, испанцы и все остальные европейцы, американцы, мексиканцы, китайцы, индийцы и даже россияне советского периода — героями его фотографий становились люди со всех уголков Земли. За почти сорок лет путешествий по миру с камерой в руках (в конце 60-х годов он практически забросил фотографию и вернулся к своему любимому занятию — живописи) Картье-Брессон создал сотни (если не тысячи) талантливых снимков, иллюстраций времени и настроений, многие из которых стали классическими. На его работах выросло не одно поколение фотографов, но не меньше для развития этого искусства сделали не только его снимки, но и его размышления о фотографии. Проект Weekend собрал 15 высказываний Анри Картье-Брессона о деле своей жизни:

1. Фотография — это одномоментное, в долю секунды, опознавание значения того или иного события, равно как и точная организация тех визуальных форм, которые позволяют этому событию себя выразить.

2. Каждый раз, под тем или иным углом нашего зрения, пространство может обретать объем и разворачиваться, ширясь до бесконечности. Пространство, в момент присутствия, воздействует на нас с большей или меньшей интенсивностью, а после оставляет нас наедине с нашей памятью и ее метаморфозами. Из всех средств визуального выражения фотография есть единственное, которое навечно фиксирует одновременно точный и мимолетный момент.

3. Только из глубокого, развитого чутья может возникнуть тонкая и точная визуальная организация смысла.

© AFP 2013, François Guillot

Выставка Анри Картье-Брессона в Национальной библиотеки Франции, 25 Апреля 2003 года

4. Удел фотографа — непрерывно исчезающие вещи. И когда они уходят, никакая изобретательность, ничто на свете не заставит их вернуться.

5. Порой одно-единственное событие может содержать в себе крайне богатый, многогранный, неоднозначный смысл. И тогда нужно углубиться во все сопутствующие ему обстоятельства, чтобы ухватить стоящую за ним проблему. Ибо мир всегда в движении, и ты не можешь застыть в своем отношении к тому, что изменчиво и подвижно.

6. Поэзия — основа всего. И только через глубинный контакт с реальностью и полноту жизни можно достигнуть поэзии. Очень часто я вижу фотографов, которые культивируют странность и нелепость сцены, думая, что это поэзия. Но это не так. Поэзия появляется тогда, когда два элемента неожиданно вступают в конфликтные отношения, и между ними вспыхивает искра. Но она возникает очень редко, и ты не можешь подстеречь ее. Это все равно, что гоняться за вдохновением.

7. Содержание не отделимо от формы. Под формой я подразумеваю строгую организацию поверхностей, очертаний и смыслов.

8. Свобода, для меня, заключается в строгой рамке кадра, а внутри этой рамки возможны любые вариации.

© AFP 2013, François Guillot

Выставка Анри Картье-Брессона в Национальной библиотеки Франции, 25 Апреля 2003 года

9. Наибольший восторг у меня вызывает геометрия кадра, его конструкция. Нельзя снимать ради структуры, форм и схем, но, когда каждый элемент фотографии находится на своем месте, — это доставляет чувственное и интеллектуальное удовольствие. Это осознание миропорядка, который находится перед тобой.

10. Золотое правило гласит: два единственных компаса, которые есть у фотографа в распоряжении, — это его глаза. Любой чисто геометрический анализ, любое сведение фотоснимка к голой схеме (и это в самой природе фотографии!) может быть сделано только после того, как фотография отснята, проявлена и распечатана.

11. Думать следует до или после съемки, никогда во время ее.

12. Разница между хорошим снимком и посредственным — вопрос миллиметров, малейших отличий, но она существенна. Я не думаю, что фотографы сильно отличаются друг от друга. Отличия почти не заметны, но это именно те маленькие различия, которые имеют значение.

13. Задача фотографа —  воспринять реальность, почти одновременно «записывая» ее в записную книжку, каковой является наша камера. Мы не должны ни манипулировать реальностью во время съемки, ни подтасовывать результаты нашей работы в фотолаборатории.

14. В истинном портрете Вы не найдете ни льстивых прикрас, ни гротескных карикатур, но только глубокое и точное отражение индивидуальности.

15. Мы, фотографы, снимая репортаж, неизбежно выносим суждения и оценки тому, что видим, и это предполагает большую ответственность.

Подготовлено на основе информации открытых источников

Композиция в фотографии: примеры фотографий Картье-Брессона

Вероятно, у 90 процентов людей, хоть что-то знающих об истории фотографии, имя «Картье-Брессон» неизбежно ассоциируется со словосочетанием «решающий момент». Все уверены, что главная фишка великого Анри — именно в этом. Допустим, это действительно так. Тогда, если уместно сравнение фотографа с охотником, Брессон относится не к тому типу охотников, которые, высунув язык, сломя голову мчатся за добычей через бурелом. У этих, в общем все просто: когда догнал, тогда и завалил, этот момент и решающий. Нет, концепция «решающего момента» предполагает долгое сидение в засаде в ожидании того самого мгновения, когда добыча окажется аккурат в том месте, чтобы ювелирно уложить ее одним точным выстрелом. Возвращаясь от охотничьей метафоры к языку фотографическому — чтобы запечатлеть «решающий момент», нужно сначала максимально точно выстроить кадр, а потом уже, заранее предугадав, в каком именно месте должен оказаться главный объект съемки, подождать, пока он окажется именно там, и нажать на спуск. Если внимательно посмотреть на снимки Картье-Брессона, можно обнаружить, что большинство их, действительно, были сделаны с использованием этого алгоритма. Разница лишь в том, что в одних случаях фотографу, вероятно, приходилось ждать несколько часов, а в других — несколько секунд.

Дадим, однако, слово самому Брессону, чтобы не получилось, как в анекдоте про Шаляпина и Мойшу: «Бывает так, что ты медлишь, тянешь время, ждешь, пока что-либо произойдет. Иногда возникает чувство, что все слагаемые картинки есть — кроме одного, которого определенно не хватает. Но чего? Внезапно кто-то появляется в твоем поле зрения. Следишь за его перемещением через видоискатель, ждешь и ждешь, а потом вдруг нажимаешь кнопку спуска — и уходишь с необъяснимым чувством, что на самом деле поймал что-то. Потом, чтобы понять, что именно, можно напечатать эту картинку, проанализировать, из каких линий и фигур она складывается, и увидеть, что снимок был сделан в решающий момент, на нем удалось инстинктивно запечатлеть такой геометрический узор, без которого фотография была бы бесформенной и безжизненной».

Давайте для примера попробуем проанализировать не самый известный снимок Картье-Брессона.

На первый взгляд очевидно, что снимок сбалансирован по объему светлых и темных областей, но положение двух маленьких фигур, пересекающих двор, кажется довольно произвольным. Однако, если начертить несколько линий, оказывается, что они прекрасно вписываются в геометрию картинки. Нетрудно заметить, что нижняя фигура находится на линии, продолжающей биссектрису прямого угла тени крыши.

Если же посмотреть чуть внимательнее, видно, что сама эта фигура и ее тень тоже образуют прямой угол, и его биссектриса строго перпендикулярна первой. Другая фигура вписывается в геометрию не так строго, но ее тень является прямым продолжением одной из линий, имеющихся в верхней части снимка, а сама она очень неплохо вписывается между двумя другими линиями. Если еще приглядеться к этой фотографии, можно заметить, что линии черепицы на крыше отлично перекликаются с маленькими косыми линиями, покрывающими прямоугольные тени в средней и нижней части кадра. Кроме того, на этой фотографии несомненно имеется множество других интересных линий и их комбинаций. Поиграться с ними и обнаружить узоры, которые они образуют, вы можете сами.

Ясное дело, та же самая операция весьма полезна для анализа не только других фотографий Картье-Брессона, но и своих собственных, причем как удачных, так и неудачных. Удачных — чтобы понять, как получилось то, что получилось. Неудачных — чтобы разобраться, как в следующий раз сделать лучше. Помимо всего прочего, не следует забывать, что у Брессона, как и у всякого другого фотографа, далеко не всякое нажатие на кнопку спуска рождало шедевр. Разумеется, у него было множество неудачных снимков, но он никому их не показывал, все они тщательно отбраковывались при отборе. Именно потому мы знаем его как великого мастера.

Рассмотрим внимательно еще одну его фотографию, пожалуй, самую знаменитую — «Париж.Площадь Европы. Вокзал Сент-Лазар».

Этот снимок — просто кладезь всевозможных подобий и геометрических находок. При взгляде на него первым делом внимание оказывается захвачено энергией момента — человек, прыгающий через лужу, пойман в поистине великолепной позе! Но этого, конечно же, для мастера мало, и через некоторое время глаз обнаруживает маленькую фигурку балерины на цирковой афише, поза которой почти в точности повторяет фигуру главного героя. Но и это еще не все — и прыгающий человек, и балерина отражаются в воде, ноги прыгуна вместе с ногами его отражения образуют практически правильный пятиугольник, который, в свою очередь, визуально равен другому пятиугольнику, образованному линиями отражений забора, линией обруч-пятка ноги отражения, и линией, соединяющей заднюю ногу прыгуна и ногу отражения.

При описании словами это все звучит громоздко и довольно глупо, но стоит посмотреть на фотографию, и все эти линии становятся прекрасно видны. Лестница, с которой прыгает главной герой, визуально рифмуется как с верхушкой забора, так и с частоколом на крайней левой крыше, а ноги прыгуна рифмуются с линиями крыш над ним. И, наконец, линии крыш, обрамляющие снимок сверху, подобны линиям, образованным обручами в и отражением фигуры человека в луже, а это уже придает фотографии некоторый философский смысл, заставляя вспомнить известное выражение Гермеса Трисмегиста «то, что находится вверху, соответствует тому, что пребывает внизу». Философский смысл можно найти и в том, что фигура мужчины (прыгуна) подобна фигуре женщины (балерины) — по крайней мере, так делал известный теоретик фотографии Александр Лапин.

Ни для кого не секрет, что Картье-Брессон пришел в фотографию, имея за плечами классическое художественное образование. Это означает, что он прекрасно знал композиционные приемы классического изобразительного искусства. Одно из главных правил, которым он неукоснительно следовал, касается соотношения фигуры и фона. Вообще-то, это очень простая и понятная вещь: чтобы изображение хорошо читалось и было приятным глазу, темные объекты следует располагать на светлом фоне, и наоборот. Очень характерный пример — портрет проститутки с улицы Куаухтемокцин.

Белая дверь служит фоном для черных волос и майки женщины, волосы и майка, в свою очередь, обрамляют белое лицо и грудь, на лице выделяются черные глаза, которые тоже служат рамой для светлых белков. Но и тут Брессон не был бы собой, если бы не включил в кадр темную полосу пространства комнаты — она отлично уравновешивает весь кадр.

Не менее интересен следующий снимок мастера, сделанный в Кальяри на острове Сардиния в 1962 году:

В этом кадре Брессону удалось втиснуть в одну рамку сразу темную фигуру женщины на светлом фоне (передний план) и светлую фигуру моряка на фоне темной стены на заднем плане. Тень моряка, в свою очередь, образует еще один композиционный центр — темную фигуру на светлом фоне.

Такое чередование светлых и темных областей, как на этой и предыдущей фотографией, подводит нас к следующему важному композиционному понятию — ритм в фотографии. Но эта тема настолько большая и важная, что было бы преступлением лишь мельком коснуться ее здесь. Поэтому ритму мы посвятим отдельный выпуск наших размышлений.

Итак, давайте подытожим, чему мы научились сегодня у Анри Картье-Брессона.

Первое: решающий момент — это не только кульминационный миг происходящего действия, это также и то самое краткое мгновение, когда все элементы картинки сошлись в неразделимое целое, чтобы распасться в следующую секунду. Когда снимаете, сначала тщательно выстраивайте кадр, потом ждите, пока не появится недостающий элемент. Дома анализируйте геометрию снимков, как удачных, так и неудачных.

Второе: главный объект съемки должен быть отделен от фона. Если объект светлый, его надо поместить на темный фон, и наоборот.

В заключение хотелось бы отметить вещь, казалось бы, очевидную — грамотной композиции недостаточно для того, чтобы сделать хорошую фотографию. Композиция — это о визуальном языке, о том, как сказано. Но у снимка должно быть содержание, более того, содержание, по крайней мере в документальной фотографии, обычно признается более важным, чем форма. То есть фотографу должно быть «что сказать». А для этого, как говорил Дерсу Узала, «много думать надо, трубка курить надо, однако». Понятно, что «о чем» рождается исключительно «в темноте под закрытыми веками», и любое публичное обсуждение этой тонкой материи бессмысленно. Но оно обязательно должно быть, свое, персональное.

Принципы практики • Magnum Photos

Агнес Сир была директором Фонда Анри Картье-Брессона в течение 15 лет, ранее проработав в компании Magnum в течение 20 лет. Присоединившись к Фонду с самого начала, Сир работал над созданием архива с уважаемым фоторедактором и издателем Робертом Делпайром. Сир знает практику Анри Картье-Брессона наизнанку, и здесь она проводит пит-стоп-тур по определяющим характеристикам его подхода.

Вы также можете прочитать американского директора по культуре Magnum Photos Полин Вермар о роли Анри Картье-Брессона в истории уличной фотографии здесь .

В бегах

«Когда он решил остановиться в конце 1960-х, Анри Картье-Брессон сказал:« С меня достаточно тротуара, я хочу рисовать, я хочу жить в другой темпоральности », потому что фотография, согласно Картье-Брессон, «à la sauvette» (в бегах)… Ему было ясно, что фотографируешься за доли секунды; он любил говорить, как вор, как уличный торговец, который не имеет права там находиться и которого выгоняет полиция.

Картье-Брессон особенно любил эту идею изображения «à la sauvette», потому что ему очень нравилась идея стать маленьким воришкой — маленьким воришкой фотографий. И очень часто были сцены, где это было ясно, например, однажды он сфотографировал Ива Сен-Лорана. Он пошел к себе домой, и Сен-Лоран очень нервничал. Анри Картье-Брессон рассматривал картины на стенах библиотеки, и, наконец, Сен-Лоран сказал: «Хорошо, когда вы собираетесь сделать мой портрет?», А Картье-Брессон сказал: «О, я взял его давным-давно.«Он не был из тех, кто устраивал все, кому приходилось фотографировать при свете и на заднем фоне».

Обрамление и геометрия

«У гения Картье-Брессона была рамка, понятие геометрии в его мозгу и в глазах, которые, очевидно, были у него, но которые он много использовал, когда учился у Андре Лота, когда он смотрел на картины, и когда он смотрел, например, работы Паоло Уччелло. Он часами сидел в Лувре, рассматривая свои работы. Он делал это всю свою жизнь, и это сформировало его мозг.Когда он делал снимок, рамка была очевидна, потому что это было что-то естественное для него.

В этом была его сила, потому что не каждый может сделать снимок, как, например, фотография Сен-Лазара, на котором мужчина прыгает через лужу, с его отражением в луже воды и на стене на заднем плане. плакат с человеком, прыгающим в той же позе. Он сделал эту фотографию за забором, не имея возможности полностью приблизиться к объекту, который затем ему пришлось кадрировать, и что есть только один из них, потому что это всего лишь один-единственный момент — вы действительно должны уметь определять расстояние просто по зрению.

Решающий момент против психоанализа

«Картье-Брессон нашел выражение« решающий момент »слишком ограничивающим, потому что он также очень интересовался психоанализом и подсознанием. Он много говорил о том, чему его научил Андре Бретон. Он научил его искать в завалах подсознания.

Это довольно важные вещи, которые нужно знать. Так думает не только фотограф, поэтому понятие «решающий момент» затмевает все это.Это очень точно, очень буквально. Он не принимает во внимание все различные временные аспекты фотографии, подсознания, прошлого, накануне ».

Камера как альбом для рисования

«Когда Картье-Брессон открыл камеру Leica в 1932 году, она стала продолжением его глаза… Он никогда не носил ее на плече, а только с повязкой на запястье. Это было немного похоже на оружие.

Его часто спрашивали, что для него значит фотоаппарат, и он отвечал, что это может быть поцелуй, это может быть порез ножом или кресло психоаналитика . .. Понятно, что он все еще имел в виду подсознание и агрессию, потому что сделать снимок может быть агрессивным.Мы также видим, что он думал о фотографии в более нежном смысле, в симбиозе с человеком, когда он говорит, что это может быть поцелуй.

Он также имел обыкновение говорить, что «нужно подходить к предмету с хитростью волка и в бархатных перчатках; не торопиться ». Он сказал бы, что рыбак никогда не бросит камень в то место, где он хочет поймать рыбу в реке. То же самое и с фотографией ».

Больше, чем наблюдатель

«Конечно, сначала нужно иметь талант.Если у вас нет таланта, не беспокойтесь. Но нужно развивать талант. Я думаю, что если вы фотограф, развивать свой талант только с помощью фотографии довольно скучно. Вы должны читать, вы должны смотреть на скульптуру и картины. Вот как вы развиваете этот талант.

Вы должны участвовать. Это определенно было тем, что Картье-Брессон говорил довольно часто… Вы должны заниматься тем, что видите, иначе фотографии не будут хорошими; В противном случае вы будете просто выполнять свою работу равнодушным зрителем. Так что талант и вовлеченность — вещи, которые имеют большой вес ».

Изучите новый онлайн-курс Magnum Искусство уличной фотографии здесь .

10 фактов об Анри Картье-Брессоне

Считающийся одним из величайших фотографов 20-го века, Картье-Брессон был свидетелем событий, изменивших мир — от гражданской войны в Испании до смерти Ганди, — и запечатлел «решающие моменты» из жизни простых людей.

1.Живопись и рисунок были его первой любовью

Родившийся в 1908 году в деревне под Парижем, молодой Картье-Брессон должен был унаследовать семейный текстильный бизнес, но у начинающего художника были другие идеи. После трехкратного провала экзаменов на степень бакалавра его родители наконец разрешили своему 17-летнему сыну два раза в неделю учиться у французских художников Жана Коттене и Жака-Эмиля Бланша.

2. Он двигался в чешских кругах

После обучения в Колледже Магдалины в Кембридже с 1928 по 1929 год Картье-Брессон занялся творчеством парижских художников.Он регулярно посещал дикие вечеринки, устраиваемые Гарри Кросби (племянником Дж. П. Моргана), где он пообщался с Сальвадором Дали и Максом Эрнстом, встретил Марселя Дюшана и Ман Рэя и был представлен галеристу из Нью-Йорка Жюльену Леви. Позже Леви дал Картье-Брессону первую коммерческую паузу, устроив выставку своих работ в 1933 году.

Анри Картье-Брессон (1908–2004), За вокзалом Св. Lazare, Paris, 1932. Серебряно-желатиновая печать, напечатанная позже. Лист: 40,6 x 30,4 см (16 x 12 дюймов). Эстимейт: 10-15 тысяч долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

3. Он заболел черноводной лихорадкой в ​​ Кот-д’Ивуаре и ожидал смерти

Когда Картье-Брессон было чуть больше двадцати, он почти год жил в Кот-д’Ивуаре, где проводил большую часть своего времени на охоте.Он также путешествовал в Камерун и Того и вдоль реки Нигер.

Отсутствие доступа к материалам для рисования вдохновило его начать фотографировать людей, которых он встречал. Немногое из этих ранних изображений осталось; Картье-Брессон только с опозданием осознал их решающее значение и добавил их в свое портфолио ближе к концу своей жизни.

Приключение подошло к концу, когда он заболел черной лихорадкой (осложнение малярии) и вернулся во Францию, чтобы выздороветь, уже отправив инструкции своей семье на похороны.

4. Он не скрывал своих политических взглядов

Проведя время в Мексике и США, Картье-Брессон работал ассистентом режиссера Жана Ренуара на Une partie de campagne и La Règle du jeu . Между тем, Картье-Брессон снял три документальных фильма в поддержку дела республиканцев в гражданской войне в Испании.

Позднее он сказал о том периоде: «Гитлер был за нами. Мы все были левыми. Здесь нечего стыдиться.Гордиться нечем ».

Анри Картье-Брессон (1908–2004), Леонор Фини, Италия , 1933. Серебряно-желатиновый оттиск, напечатанный позже. Лист: 16 x 11 дюймов (40,6 x 30,2 см). Эстимейт: 8-12 тысяч долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

5. Он провел три года в качестве военнопленного — и сбежал с третьей попытки

Стремясь присоединиться к борьбе с фашизмом, Картье-Брессон вызвался участвовать в военных действиях и в 1940 году был направлен в отдел кино и фотографии в Меце, Франция.Вскоре после призыва в плен к немцам он провел в плену три года.

После двух неудачных попыток побега ему наконец удалось добраться до ближайшего фермерского дома. Остаток войны он провел, работая, чтобы освободить других, и фотографировал оккупацию Франции своей любимой камерой Leica.

Американский офис военной информации поручил Картье-Брессону снять документальный фильм о возвращении французских военнопленных ( La Retour , 1946), который стал центром первой персональной выставки художника в Музее современного искусства в 1947 году.Музей планировал выставку как ретроспективу, так как Картье-Брессон считался мертвым. Но художник был жив — и присутствовал на его открытии.

Анри Картье-Брессон (1908–2004), Тиволи, Лацио, Италия , 1933. Серебряно-желатиновый оттиск, напечатанный позже. Лист: 20 x 15 ½ дюймов (50,8 x 39,3 см). Эстимейт: 10-15 тысяч долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

6. Почему-то он всегда оказывался в нужном месте в нужное время

Cartier-Bresson плавно перемещался между искусством и коммерцией, участвуя в выставках галерей и работая фотожурналистом для таких изданий, как Harper’s Bazaar и LIFE .

В 1947 году вместе со своим близким другом Робертом Капой и несколькими другими фотографами он основал Magnum Photos, кооператив, который позволял членам сохранять права на свои изображения. Картье-Брессон провел три года, путешествуя по Азии и Ближнему Востоку вместе со своей первой женой, Каролиной Жанной де Соуза-Ийке, яванской танцовщицей, выступавшей под именем Ратна Мохини.

Заработав репутацию человека, оказавшегося в нужном месте в нужное время, он задокументировал похороны Махатмы Ганди — встретившись с лидером независимости Индии всего за несколько часов до его убийства.Он задокументировал гражданскую войну в Китае в 1948 году, падение Шанхая коммунистами в 1949 году и войну за независимость Индонезии.

В 1954 году он стал первым западным фотографом за семь лет, которому разрешили снимать на территории Советского Союза, заплатив LIFE за свои снимки через Magnum.

7. Он превратил осмотрительность в искусство

Чтобы добиться откровенных снимков, которыми он прославился, Картье-Брессон стремился максимально гармонировать со своим окружением.Он никогда не использовал вспышку и закрывал свою хромированную камеру Leica черной лентой, чтобы сделать ее менее заметной.

Его альбом 1952 года Images à la sauvette ( Изображения потихоньку ) ссылается на этот метод работы. Обложка книги была разработана его близким другом Анри Матиссом, которого он сфотографировал в 1944 году — работа, которая была представлена ​​на персональной выставке Картье Брессона в 1947 году в MoMA.

Анри Картье-Брессон (1908–2004), На берегах Марны , 1938.Серебряно-желатиновый оттиск, напечатанный позже. Лист: 12 x 16 дюймов (30,4 x 40,6 см). Эстимейт: 6000-8000 долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

Картье-Брессон пошел на все, чтобы сохранить анонимность, которая облегчила его работу. Получая почетную степень в Оксфордском университете в 1975 году, он скрывал лицо от толпы листом бумаги.

8. Трумэн Капоте описал его как «танцующего, как взволнованная стрекоза»

В 1946 году Картье-Брессон был отправлен на задание к американскому писателю Трумэну Капоте.Как позже описал Капоте: «Я помню, как однажды наблюдал, как Брессон работает на улице в Новом Орлеане — он танцевал по тротуару, как взволнованная стрекоза, три лейки раскачивались на ремнях на его шее, четвертый прижался к его глазу: щелчок-щелчок — щелчок (камера кажется частью его собственного тела), щелчок с радостной интенсивностью, религиозное погружение. ‘

Это стремительное движение было подтверждено в документальном фильме 1962 года, в котором Картье-Брессон фотографирует французскую улицу.Фотограф постоянно находится в движении, пряча фотоаппарат за спиной до последнего момента.

Анри Картье-Брессон (1908–2004), Сринагар, Кашмир, Индия , 1948.Серебряно-желатиновый отпечаток, отпечатанный 1989 г. Лист: 20 x 23 дюймов (50,8 x 60,6 см). Эстимейт: 18-22 тысячи долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

Картье-Брессон однажды сказал о своей работе: «Для меня фотография — это одновременное признание в доли секунды значения события, а также точная организация форм, которые придают этому событию его надлежащее выражение.Эта идея породила концепцию «решающего момента», которая остается синонимом Cartier-Bresson.

Возможно, нет изображения лучше, иллюстрирующего эту чувствительность, чем Behind the Gare St. Lazare (1932), на котором безымянный силуэт запечатлен на полпути через зеркальное водное пространство. Бомонт Ньюхолл, первый куратор отдела фотографии МоМА, выставил Gare St. Lazare на персональной выставке Cartier Bresson 1947 года «Фотографии Анри Картье-Брессона » в музее Нью-Йорка.

Зарегистрируйтесь сегодня

Интернет-журнал Christie’s каждую неделю доставляет на ваш почтовый ящик наши лучшие функции, видеоролики и новости аукционов

Подписывайся

9.Он ушел из Magnum, агентства, в котором он был соучредителем, чтобы сосредоточиться на розыгрыше .

Проведя 1950-е и 1960-е годы, путешествуя по миру по командировкам — возвращаясь в Китай, Индию и Мексику, а также побывав на Кубе и в Японии — Картье-Брессон в конце концов устал от своего путешествия по миру. Он женился во второй раз в 1970 году на фотографе Magnum Мартине Франк, и вскоре у пары родилась дочь.

В 1974 году он ушел из Magnum и переключился на портретную и пейзажную фотографию.Он также вернулся к своему первоначальному призванию: живопись и рисунок.

Анри Картье-Брессон (1908–2004), Бал королевы Шарлотты, Лондон, Англия , 1959.Серебряно-желатиновый оттиск, напечатанный позже. Лист: 19 x 15 ¾ дюймов (50,5 x 40 см). Эстимейт: 12-18 тысяч долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

10. Он оставил после себя более полумиллиона негативов

На протяжении своей выдающейся карьеры Анри Картье-Брессон запечатлел некоторые из самых драматических моментов 20-го века, от коронации Георга VI до краха Пекина.Он фотографировал известных художников, писателей и кинозвезд, включая Пабло Пикассо, Альберто Джакометти, Альберта Камю, Мэрилин Монро, Кларка Гейбла и многих других.

Когда он умер в 2004 году, незадолго до своего 96-летия, он оставил после себя более полумиллиона негативов, сделанных за 50 лет в более чем 40 странах.

Анри Картье-Брессон (1908–2004), Hotel Courtyard, rue de la Boetie, Париж , 1953.Серебряно-желатиновый оттиск, напечатанный позже. Лист: 15 ¾ x 11 дюймов (40 x 30,2 см). Эстимейт: 5000-7000 долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

И все же самые любимые работы Картье-Брессона зачастую самые скромные в тематическом отношении: снимки обычных людей, ведущих свою повседневную жизнь.Такие изображения, как Rue Mouffetard (1952), переопределили роль фотографии «муха на стене» и вдохновили великих деятелей 20-го века, таких как Мартин Парр.

«Картье-Брессон работал до того, как появилось телевидение, когда люди видели мир глазами журналов», — говорит Питер Галасси, куратор ретроспективы Музея современного искусства 2010 года, Анри Картье-Брессон: современный век .

«Эта работа привела его по всему миру во все мыслимые сферы жизни.Он одинаково хорошо относился к крестьянам и королям. Я думаю, что сегодня для нас важна широта его любопытства ».

Анри Картье-Брессон — фотограф, кинорежиссер

Анри Картье-Брессон был французским фотографом, чьи гуманные, спонтанные фотографии помогли сделать фотожурналистику видом искусства.

Сводка

Анри Картье-Брессон родился 22 августа 1908 года в Шантелу, Франция. Пионер фотожурналистики, Картье-Брессон путешествовал по миру со своей камерой, полностью погружаясь в свое нынешнее окружение. Считается одним из крупнейших художников 20-го века, он освещал многие крупнейшие мировые события от гражданской войны в Испании до французских восстаний 1968 года.

Ранние годы

Широко считается одной из ведущих художественных сил 20-го века. Анри Картье-Брессон родился 22 августа 1908 года в Шантелу, Франция.Старший из пяти детей, его семья была богатой — его отец разбогател на текстильной фабрике — но Картье-Брессон позже пошутил, что из-за бережливости его родителей часто казалось, что его семья была бедной.

Картье-Брессон получил образование в Париже и рано полюбил литературу и искусство. Творчество, безусловно, было частью его ДНК. Его прадед был художником, а дядя — известным печатником. Даже его отец пробовал себя рисовать.

Подростком Картье-Брессон восстал против формального образа жизни своих родителей.В начале своей взрослой жизни он скатился к коммунизму. Но в центре его жизни оставалось искусство. В 1927 году он начал двухгодичный курс обучения живописи у известного раннего кубиста Андре Лота, затем переехал в Кембриджский университет, чтобы еще больше погрузиться в художественные и литературные курсы.

Вдохновленный авангардной сценой, охватившей Париж, и только что освободившийся из армии, которая разместила его недалеко от Парижа, Картье-Брессон отправился в Африку в 1931 году, чтобы охотиться на антилоп и кабанов.Картье-Брессон, не заинтересованный в том, чтобы есть то, что он выследил, в конце концов устал от этого вида спорта и бросил его.

Но Африка подогрела для него еще один интерес: фотография. Он экспериментировал с простым домовым, который получил в подарок, фотографируя новый мир вокруг себя. Для Картье-Брессона существовала прямая параллель между его старым увлечением и его новым.

«Обожаю фотографировать», — отмечал он позже. «Это как быть охотником. Но некоторые охотники — вегетарианцы, и это мое отношение к фотографии.Короче говоря, как вскоре обнаружат его разочарованные редакторы, Картье-Брессон предпочитал делать снимки, а не печатать и демонстрировать свои работы.

Вернувшись во Францию ​​позже в том же году, Картье-Брессон купил свою первую 35-миллиметровую камеру Leica, простую стиль и потрясающие результаты помогут определить работу фотографа.

Фактически, на всю оставшуюся жизнь подход Картье-Брессона к фотографии останется таким же. искусственным освещением, эффектами темной комнаты, даже кадрированием.Натуралист Картье-Брессон считал, что все правки нужно делать сразу после того, как изображение было создано. Его оборудование часто было небольшим: 50-миллиметровый объектив и, если он нуждался, более длинный 90-миллиметровый объектив.

Коммерческий успех

Картье-Брессон быстро стал фотографом. К середине 1930-х годов он демонстрировал свои работы на крупных выставках в Мексике, Нью-Йорке и Мадриде. Его изображения открыли первые необработанные возможности уличной фотографии и фотожурналистики в целом.

Во время выставки своих гравюр в Нью-Йорке в 1935 году Картье-Брессон подружился с другим фотографом, Полем Стрэндом, который начал экспериментировать с пленкой.Вдохновленный увиденным, Картье-Брессон отказался от фотографии и вернулся во Францию, где устроился помощником французского режиссера Жана Ренуара. В течение следующих трех лет Картье-Брессон работал над несколькими фильмами Ренуара, в том числе над его самым признанным критиками «Реглем дю Жё» (1939).

Но у документалиста из Картье-Брессона не было особого таланта и умения снимать художественные фильмы. Вместо этого его тянуло показывать реальные истории из реальной жизни.

Его собственная жизнь резко изменилась в 1940 году после вторжения Германии во Францию.Картье-Брессон присоединился к армии, но вскоре был захвачен немецкими войсками и отправлен в лагерь для военнопленных на следующие три года.

В 1943 году после двух неудачных попыток Картье-Брессон навсегда сбежал и сразу же вернулся к своей фотографии и киноработе. Он создал фотоотдел сопротивления и после окончания войны получил заказ от Соединенных Штатов для снятия документального фильма о возвращении французских военнопленных.

Человек мира

Вскоре после войны Картье-Брессон отправился на восток, проведя значительное время в Индии, где он встретился и сфотографировал Махатму Ганди незадолго до его убийства в 1948 году.Последующая работа Картье-Брессона по документированию смерти Ганди и ее непосредственного воздействия на страну стала одним из самых ценных фоторепортажей журнала Life.

Его работа по укреплению фотожурналистики как законных новостей и формы искусства вышла за рамки того, что он делал за камерой. В 1947 году он объединил Роберта Капу, Джорджа Роджера, Дэвида «Чима» Сеймура и Уильяма Вандиверта и основал Magnum Photos, одно из ведущих фотоагентств мира.

Страсть к путешествиям в душе, интерес Картье-Брессона к миру привели его в трехлетнюю одиссею по Азии.Когда фотограф вернулся во Францию ​​в 1952 году, он опубликовал свою первую книгу «Решающий момент», богатую коллекцию его работ за два десятилетия.

Что еще более важно, возможно, книга закрепила за Картье-Брессоном сердце как фотографа. На протяжении своей долгой карьеры он возил свою Leica по всему миру, чтобы задокументировать и продемонстрировать триумф и трагедию во всех их проявлениях. Он был там во время гражданской войны в Испании и китайской революции. Он задокументировал коронацию Георга VI и рассказал историю хрущевской России.Его субъекты варьировались от Че Гевары до Мэрилин Монро, в то время как клиенты его журнала использовали широкий спектр, включая не только Life , но и Harper’s Bazaar , Vogue и многие другие.

Спустя годы

В 1966 году Картье-Брессон покинул Magnum и начал уделять внимание тому, чем он был когда-то: рисованию и живописи. Он презирал интервью и отказывался много рассказывать о своей предыдущей карьере фотографа, казалось, довольствуясь тем, что зарылся в свои записные книжки, зарисовывая пейзажи и статуэтки.

В 2003 году Картье-Брессон вместе со своей женой и дочерью сделал важный шаг в сохранении своего наследия как художника, создав Фонд Анри Картье-Брессона в Париже, чтобы сохранить свои работы. В более поздние годы он также будет награжден многочисленными наградами и почетными докторскими степенями за свою работу.

Всего за несколько недель до своего 96-летия Анри Картье-Брессон скончался в своем доме в Провансе 3 августа 2004 года.

Анри Картье-Брессон: решающий момент

Анри Картье-Брессон был величайшим документальным фильмом в мире фотограф и мастер откровенной фотографии.Он, пожалуй, самый значительный и влиятельный фотограф ХХ века.

Картье-Брессон сделал для фотографии то же, что Пикассо сделал для живописи. Он был фотографом-провидцем, который помог изменить то, как мы видим фотографии, и был пионером жанра уличной фотографии. Он также стал соучредителем легендарного фотоагентства Magnum Photos.

Его методы работы и способности являются частью фотографических знаний: он обладал сверхъестественным талантом оставаться невидимым для своих объектов; его композиции были идеально сбалансированы, и он редко кадрировал свои изображения; и у него был инстинкт запечатлеть самые яркие моменты сцены.

Представленная Картье-Брессоном концепция «решающего момента» — мимолетного значимого мгновения, запечатленного камерой, — сформировала современную уличную фотографию и вдохновила поколения фотожурналистов.

Когда фотограф поднимает камеру на что-то, что происходит перед ним, есть момент, когда движущиеся элементы находятся в равновесии. Фотография должна ухватить этот момент.

Анри Картье-Брессон

Черно-белые фотографии Картье-Брессона являются одними из самых знаковых в фотографии, в том числе его яркие изображения некоторых важнейших политических моментов 20-го века.

Он сфотографировал Ганди буквально за несколько минут до убийства и остался, чтобы освещать похороны. В 1954 году он был первым западным фотографом, которому разрешили фотографировать в Советском Союзе после смерти диктатора Иосифа Сталина и окончания его жестокого правления.

Он умел находиться в нужной части мира, пока разворачивалась история. Он сказал, что его намерением было «заманить жизнь в ловушку» и «сохранить ее в процессе проживания».

Среди его самых известных фотографий были застывший во времени мужчина и его отражение, когда он перепрыгивает через гигантскую лужу за вокзалом Сен-Лазар в Париже, двое мужчин у глазка в Брюсселе и велосипедист, мчащийся по кривой в форме винтовой лестницы, с которой Картье-Брессон сделал снимок.

Часто сцена вполне обычная — женщина ест в кафе, играют дети, целуются влюбленные. Но в картинах Картье-Брессона он приобретает значение, трогающее всех.

Большинство фотографов (самого высокого уровня) за свою карьеру делают, может быть, два или три отличных снимка, Картье-Брессон сделал более дюжины. С кажущейся легкостью ему удавалось создавать один шедевр за другим.

Картье-Брессон — величайший фотограф 20 века.Он похож на Толстого в литературе. Его картины выходят за рамки любого разбиения на то, чем должна быть картина, или каких-либо интеллектуальных рассуждений о ней. Если бы у вас была карьера, в которой было пять отличных фотографий, это было бы неплохо. Он сделал их сотни. Ни у кого другого нет такого послужного списка.

Ричард Аведон

В этой статье мы более подробно рассмотрим карьеру и стиль фотографии Картье-Брессон. Это будет еще одна длинная статья, поэтому не стесняйтесь использовать приведенное ниже оглавление и переходите к любому интересующему вас разделу.

Если вы найдете какую-либо информацию полезной, мы были бы благодарны, если бы вы могли поделиться ссылкой на статью через обычные каналы (веб-сайты, форумы, социальные сети и т. Д.).

Примечание редактора: на исследование и написание этой статьи Анри Картье-Брессона ушло более трех недель — публикация занимает всего пару минут и ничего вам не стоит. Заранее благодарим за вашу поддержку.

Анри Картье-Брессон © Franck / Magnum Photos

Анри Картье-Брессон Биография

Имя: Анри Картье-Брессон
Национальность: француз
Жанр: улица, фотожурналистика, документальный фильм, портреты
Дата рождения: 22 августа 1908 г. — Шантелуп, Сена- эт-Марна, Франция
Умер: 3 августа 2004 г. (95 лет) — Монтжюстен, Франция

Ранняя жизнь

Анри Картье-Брессон родился в Шантелу, Сена-и-Марна, 22 августа 1908 года.Он был старшим из пяти детей, рожденных Андре Картье-Брессоном, богатым фабрикантом текстиля, и Марте Левердье, дочерью торговцев хлопком и богатых землевладельцев.

Брессон получил образование в Париже в лицее Кондорсе. Впервые он заинтересовался фотографией в подростковом возрасте, увидев фотографии румынского фотографа Мартина Мункачи.

Картье-Брессон сказал, что первая фотография, которая поразила его, была фотография Мункаски трех африканских детей, бегущих к воде озера Танганьика.Этот образ заставил его понять, «что фотография может зафиксировать вечность в одно мгновение».

В 1927 году он изучал живопись у Андре Лота, который был одним из первых приверженцев кубизма. Картье-Брессон заявил, что Лот научил его всему, что он знал о фотографии, включая важность композиции. Он также некоторое время учился у художника-портретиста Эмиля Бланша.

Картье-Брессон затем переехал в Англию и изучал английскую литературу и искусство в Кембриджском университете, но бросил учебу через год.Он вернулся во Францию ​​в 1929 году и получил свою первую камеру, Box Brownie от американского эмигранта Гарри Кросби.

В 1930 году Брессон начал свою военную службу во французской армии и находился в Ле Бурже, недалеко от Парижа.

Африка, охота и предсмертный опыт

После увольнения, наполненный поэзией и литературой и ищущий приключений, он отправился на охоту в Западную Африку и французскую колонию Кот-д’Ивуар.

Через несколько месяцев после прибытия в Африку он заболел черноводной лихорадкой (тяжелая форма малярии) и чуть не умер.Позже, описывая этот опыт, он сказал, что знахарь вывел его из комы и, когда он был болен, он отправил дедушке открытку с подробным описанием его похорон.

В 1931 году Картье-Брессон вернулся в Марсель, чтобы восстановить силы. Поездка в Африку не была напрасной. Умение охотиться пригодится ему в фотосъемке и в ожидании решающего момента.

Картье-Брессон позже скажет: «Я обожаю фотографировать; это как быть охотником.Но некоторые охотники — вегетарианцы, и это мое отношение к фотографии ». Хотя ему нравился процесс фотографирования, для Картье-Брессона погоня всегда была лучше, чем улов.

Enter Photography

В том же году он приобрел свою первую профессиональную камеру — маленькую и легкую Leica с объективом 50 мм. Он обнаружил, что камера дала ему чувство независимости и единства с окружающей средой, и часто называл это продолжением своего глаза.

Поскольку он был независимо богат и жил на щедрое пособие отца, Картье-Брессон проводил большую часть своих дней, бродя по улицам, экспериментируя со своей новой страстью.

В Африке у меня была черноводная лихорадка, и теперь мне пришлось выздоравливать. Я уехал в Марсель. Небольшое пособие позволяло мне ладить, и я работал с удовольствием. Я только что открыл для себя Leica. Он стал продолжением моего глаза, и я никогда не расставался с ним с тех пор, как нашел его.

Я бродил по улицам весь день, чувствуя себя очень взволнованным и готовым к атаке, полон решимости «заманить в ловушку» жизнь — сохранить жизнь в процессе жизни. Прежде всего, я жаждал уловить всю суть в пределах одной единственной фотографии некоторой ситуации, которая разворачивалась у меня на глазах.

Анри Картье-Брессон

Вскоре после покупки камеры он сделал один из своих самых узнаваемых снимков: Behind Gare St. Lazar .

Он воткнул камеру между планками забора возле вокзала Сен-Лазар в Париже в нужный момент и запечатлел фигуру прыгающего человека, которая отражала танцоров на плакатах на стене позади него.

За вокзалом Сен-Лазар, Париж, Франция. 1932 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos

В течение следующих нескольких лет Картье-Брессон широко фотографировал по всей Европе и США и вскоре получил заказы от таких журналов, как Life и Harper’s Bazaar .

В 1932 году ему устроил свою первую выставку в Америке Жюльен Леви, друг Жана Кокто. Находясь в Нью-Йорке, он встретил Пола Стрэнда, который в то время снимал фильмы.

Кинопроизводство и Ренуар

Вдохновленный Стрэндом, когда он вернулся во Францию, Картье-Брессон занял позицию второго помощника в фильмах Жана Ренуара «День в стране» и «Правила игры» .

Он также принимал участие в создании пропагандистского фильма, снятого известным режиссером для Коммунистической партии Франции, в котором осуждались известные французские семьи во Франции, в том числе семья Картье-Брессона.

Картье-Брессон из своего опыта работы с Ренуаром сказал: «Жан очень хорошо знал, что я никогда не буду снимать художественный фильм. Он увидел, что у меня нет воображения ».

Годы войны

В 1940 году, когда Германия вторглась во Францию, Картье-Брессон, служивший в армейском отделе кино и фото, был схвачен и взят в плен. Он провел 35 месяцев в лагерях для военнопленных, дважды сбегал, но был вновь схвачен.

При третьей попытке побега в 1943 году ему это удалось, и он скрывался на ферме в Турене, пока боевики французского Сопротивления не получили фальшивые документы, разрешавшие ему путешествовать по Франции.Вернувшись в Париж, он снова занялся фотографией как член Сопротивления.

Он создал фотоотдел во французском подполье, чтобы задокументировать немецкую оккупацию, а также их возможное отступление, опыт, который позже сформировал его представления о фотоагентстве Magnum, когда оно было создано в 1947 году.

Послевоенное

После освобождения Франции в 1944 году Управление военной информации США наняло Картье-Брессона для постановки фильма о возвращении на родину французских военнопленных и депортированных лиц, La Retour (Возвращение).

Картье-Брессон затем отправился в Нью-Йорк, где была запланирована ретроспектива в Музее современного искусства, задуманная как дань уважения его работе, основанной на убеждении, что он был убит на войне.

Находясь в Соединенных Штатах, он решил ненадолго съездить и посмотреть страну. Во время этой поездки он сделал фирменные снимки, такие как Гарлем, Пасхальное воскресенье 1947 года, на котором изображена афроамериканка в шляпе с атласными цветами, обрамленная архитектурными деталями скромного кирпичного сооружения.

Пасхальное воскресенье в Гарлеме, Нью-Йорк 1947 © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos

Magnum Photos

Вернувшись в Париж в 1947 году, Картье-Брессон узнал, что его соратники Роберт Капа, Дэвид Сеймур (Чим), Уильям Вандиверт и Джордж Роджер , планировал создать совместное фотоагентство с офисами в Нью-Йорке, Париже и других мировых столицах.

Дублированная Magnum Photos, группа назвала Картье-Брессон своим советом директоров, зная, что он был единомышленником и осознавал свой значительный престиж.Кооператив, первый в своем роде, был создан, чтобы дать фотографам-фрилансерам больший редакторский и финансовый контроль над своей работой.

Был назначен руководителем дальневосточных заданий; и его настойчивость в использовании малоформатных фотоаппаратов, отсутствия дополнительного оборудования, такого как вспышка, штативы или телеобъективы, а также целостности кадра на снимке — без манипуляций с темной комнатой — стали золотым стандартом для послевоенной фотожурналистики, а также оказали большое влияние на фотографию изобразительного искусства. .

Фотожурналистика

В конце 1940-х годов Картье-Брессон стал международным фотожурналистом. Однако сам Картье-Брессон категорически отказался от титула.

Журналистика не даёт мне обветшать, и с помощью фото-заданий я могу увидеть много новых мест, но я не журналист. Я просто обнюхиваю и измеряю температуру в помещении.

Анри Картье-Брессон

Для Магнума он отправился в Китай, Индию, где он сфотографировал Ганди за несколько минут до его убийства, и Индонезию, фотографируя политические события и людей на их улицах и в домах.

Ганди. Дели, Индия. 1948 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos

Признание и решающий момент

К 1952 году Картье-Брессон наконец получил признание в своей родной стране.

Была опубликована его первая книга, Images a`la sauvette (с английским названием The Decisive Moment ,) с обложкой Матисса. В книгу вошла большая коллекция его изображений, и он подробно рассказывает о своих методах и подходах к фотографии. Книга остается одной из самых влиятельных книг по фотографии всех времен.

После «Решающего момента» он начал долгое сотрудничество с выдающимся издателем изящных искусств Робертом Делпайром. Это включало книгу о балийском театре Les Danses a`Bali с текстом Антонена Арто. Также была опубликована его книга Les Europe ́ens с обложкой художника Жоана Миро.

В 1955 году он стал первым фотографом, выставленным в Лувре во Франции.

По заданию

Одним из любимых назначений Картье-Брессона была Москва в 1954 году.Он был первым иностранным фотографом, которому разрешили въезд в СССР после смерти Сталина в следующем году. Французский фотограф начал снимать повседневную жизнь в своем обычном откровенном стиле. Результатом этого задания стала замечательная серия фотографий, которая была опубликована в журнале Life в 1955 году.

1960-е снова стали периодом интенсивных международных путешествий. Он вернулся в Мексику, где совершил одно из своих первых фотографических набегов в составе этнографической группы в начале 1930-х годов.По заданию журнала Life он отправился на Кубу в период напряженности между этой страной и Соединенными Штатами. Он посетил Японию и снова отправился в Индию.

Изображение на обложке журнала Life в начале 1955 года. Советский Союз. Москва, Россия. 1954. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos

Уход из фотографии

Картье-Брессон прекратил свои отношения с Magnum Photos в 1966 году. Позже он сказал, что оставался в агентстве «на два года дольше».

В конце 60-х он полностью ушел из профессиональной фотографии и вместо этого сосредоточился на проектах документального кино.Он считал, что фотография и ее использование в иллюстрированных журналах были вытеснены новостями по телевидению. Его фильмы включают впечатлений от Калифорнии (1969) и южных экспозиций (1971).

Спустя годы и живопись

После развода с 30-летней женой, яванской танцовщицей Ратной Мохини, Картье-Брессон в 1970 году женился на фотографе Magnum Мартине Франк.

Есть определенные вещи, которые нельзя просто придумывать.В 1932 году она сказала мне, что я выйду замуж за человека, который не будет из Индии или Китая, но также не будет белым. А в 1937 году я женился на яванке. Эта гадалка также сказала мне, что брак будет трудным и что, когда я стану старым, я выйду замуж за кого-то намного моложе меня и буду очень счастлив.

Анри Картье-Брессон

После 1974 года он фотографировал очень мало, а затем часто тайно, что он усовершенствовал за свою долгую карьеру фотожурналиста.Работа с небольшой камерой, которую он часто дополнительно минимизировал, заклеивая черной лентой все металлические части, которые могут отражать свет и бросаться в глаза.

Картье-Брессон вернулся к своей первой любви к живописи и рисунку и провел оставшиеся дни в своей студии рядом с площадью Виктуар или в своей квартире с видом на Тюильри, откуда он мог видеть те же виды, которые рисовали Моне и Писсарро. веком раньше.

Наследие Картье-Брессона

Анри Картье-Брессон в 1996 году © Мартина Франк / Magnum Photos

Анри Картье-Брессон скончался на юге Франции 5 августа 2004 года в возрасте 95 лет.

За свою жизнь он получил необычайное количество наград, премий и почетных докторских степеней. Его работы также выставлялись в некоторых из лучших галерей мира, включая Лувр, Музей современного искусства, Художественный институт Чикаго и Национальную портретную галерею.

В 2003 году, незадолго до своего 95-летия, Картье-Брессон вместе со своей женой, Мартиной и дочерью Мелани основал в Париже Фонд Анри Картье-Брессона, чтобы сохранить наследие легендарного фотографа.Открытие сопровождалось ретроспективной выставкой во Французской национальной библиотеке, открывшейся в апреле 2003 года.

Стиль фотографии

  • Откровенный, ненавязчивый
  • Терпеливый, решающий момент
  • Композиция: использование геометрии, формы, контрастов, редко кадрирования
  • Черно-белые изображения
  • Повествование, непрерывность
  • Минимализм, одна камера, один объектив

Мастер-класс по фотографии Картье-Брессона

Цель этого раздела — предоставить введение в приемы фотографии Картье-Брессона, которые, мы надеемся, помогут вдохновлять вас тем или иным образом.

Следующая цитата HCB дает неоценимое представление о его философии фотографии:

Для меня фотоаппарат — это альбом для рисования, инструмент интуиции и спонтанности, мастер момента, который, с визуальной точки зрения, одновременно задает вопросы и решает . Именно благодаря экономии средств достигается простота выражения.

Анри Картье-Брессон

Ниже вы найдете выдержки из различных книг и интервью с Картье-Брессон вместе с коротким абзацем, в котором резюмируются ключевые моменты.

Суматра, Индонезия. 1950 © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos

The Decisive Moment

Фраза The Decisive Moment была впервые введена в 1952 году в качестве названия английского издания книги Картье-Брессона Images a`la sauvette . Французское название книги фактически переводится как «изображения в бегах», а не как решающий момент, как многие думают.

Эта фраза была взята из цитаты кардинала де Реца XVII века и используется Картье-Брессоном во введении к книге.

В этом мире нет ничего, что не имело бы решающего момента, и шедевр хорошего управления — это знать и использовать этот момент.

Кардинал де Рец

Итак, что означает решающий момент? Вот еще один отрывок из введения, в котором резюмируется собственное представление Картье-Брессона о решающем моменте:

Для меня фотография — это одновременное признание, в доли секунды, значимости события, а также важности события. точная организация форм, придающих этому событию правильное выражение.Анри Картье-Брессон

Анри Картье-Брессон
Йер, Франция 1932 © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos
Работа со сценой

Эта фраза часто используется для описания изображения, которое иллюстрирует действие, эмоции и всю историю в единый кадр.

Ваш глаз должен видеть композицию выражения, которую предлагает вам сама жизнь, и вы должны интуитивно знать, когда нажимать камеру.

Анри Картье-Брессон

Дело в том, что Картье-Брессон не просто снимал один кадр, он находил свою композицию (или историю) и «обрабатывал сцену», делая несколько изображений (иногда до 20 кадров).

Вместо одного решающего момента может быть до дюжины решающих моментов даже в пределах одной сцены.

Во время работы фотограф должен четко осознавать, что он пытается сделать. Иногда у вас возникает ощущение, что вы уже сделали максимально четкую картину конкретной ситуации или сцены; тем не менее, вы обнаруживаете, что навязчиво стреляете, потому что вы не можете быть уверены заранее, как именно будет разворачиваться ситуация, сцена.

Вы должны оставаться в сцене, на случай, если элементы ситуации снова вырвутся из ядра. В то же время важно не стрелять, как пулеметчик, и не обременять себя бесполезными записями, которые загромождают вашу память и портят точность репортажа в целом.

Анри Картье-Брессон

Картье-Брессон был настоящим наблюдателем, который осознавал важность или потенциал события.

Сначала он находил свою композицию, а затем ждал, пока что-нибудь войдет в кадр или произойдет момент, чтобы завершить картину.Он часто говорил: «Он не фотографировал, а снимал его».

Еще он любил сравнивать себя с рыбаком — единственная разница в том, что его улов был моментальным.

Иногда случается так, что вы зависаете, медляете, ждете, чтобы что-то случилось. Иногда возникает ощущение, что здесь собраны все элементы изображения, за исключением одной вещи, которой, кажется, не хватает. Но что одно? Возможно, кто-то внезапно попадает в поле вашего зрения. Вы следите за его продвижением через видоискатель.Вы ждете и ждете, а затем, наконец, нажимаете кнопку — и уходите с чувством (хотя вы не знаете почему), что у вас действительно что-то есть.

Анри Картье-Брессон

Нельзя сказать, что он часами ждал подходящего изображения, он постоянно приспосабливался и реагировал на меняющиеся обстоятельства.

Мои контактные данные можно сравнить с тем, как вы забиваете гвоздь в доску. Сначала вы делаете несколько легких ударов, чтобы создать ритм и совместить гвоздь с деревом.Затем, гораздо быстрее и с минимальным количеством ударов, вы с силой ударяете гвоздь по голове и вбиваете его.

Анри Картье-Брессон
Картье-Брессон Контактная информация из Севильи, Испания-1933. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos

Когда он понял, что у него есть шанс, он двинулся дальше. Однако иногда у вас нет возможности тратить время на работу над сценой, и в этой ситуации, как поясняет HCB ниже, вам нужно действовать быстро.

Когда что-то происходит, нужно действовать очень быстро.Как зверь и добыча — врум! Вы понимаете это, а люди не замечают, что вы это приняли.

Очень часто в другой ситуации можно сделать один снимок. Вы не можете взять два. Сфотографируй и выгляди как дурак, выгляди как турист. Но если вы сделаете два-три снимка, у вас будут проблемы. Это хорошая тренировка, чтобы знать, как далеко вы можете зайти.

Когда плод созреет, его нужно сорвать. Быстро! Не потакая себе, но смелая. Мне очень нравится видеть, как работает хороший фотограф.Здесь есть элегантность, как в корриде ».

Анри Картье-Брессон
Охота за фотографиями

Картье-Брессон сохранял бы свои изображения только в том случае, если бы каждый элемент его изображения (фон, объект и композиция) был идеальным. Сюжеты его фотографий были не так важны, как дух места или момент, который он пытался запечатлеть.

Он много путешествовал и сфотографировал множество мест, включая Индию, Европу, Китай, Африку и США.Когда он работал за границей, ему требовалось время, чтобы познакомиться со страной.

Например, когда он работал в Индии, он провел год, знакомясь с людьми, при этом полностью погрузившись в индийскую культуру.

Хотя снимать уличную фотографию на заднем дворе — это здорово, путешествовать как можно чаще — это здорово. Исследуйте разные страны и культуры, и это поможет вдохновить вас на фотографии и откроет вам глаза.

Анри Картье-Брессон
Мусульманские женщины молятся восходящему солнцу за Гималаями.Кашмир, Индия, 1948 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photo
Доверяя своей интуиции

Нельзя сказать, что он снимал не на собственном заднем дворе — многие из его лучших снимков были сделаны на улицах Парижа.

Иногда лучшие фотографии часто можно найти там, где вы живете, вам просто нужно оставаться, как Картье-Брессон любил говорить «ясным» и открытым для возможностей.

Фотография — это не документальность, а интуиция, поэтический опыт. Это тонуть, растворяться, а затем принюхиваться, нюхать, нюхать — быть чувствительным к совпадениям.Вы не можете его искать; ты можешь этого не хотеть, иначе ты этого не получишь. Сначала ты должен потерять себя. Тогда это случается.

Анри Картье-Брессон

При выборе объектов часто самые мелкие детали или события делают лучшие фотографии:

В фотографии самая маленькая вещь может стать отличным объектом. Маленькая человеческая деталь может стать лейтмотивом. Мы видим и показываем окружающий мир, но это само событие, которое вызывает органичный ритм форм.

Наверное, величайшим умением Картье-Брессона было его умение преуспевать в несчастном случае или распознавать ситуацию, которая обещала счастливую аварию.

Его культовая фотография За Gare de Saint-Lazare (1932) — прекрасный пример счастливой случайности.

Проезжая стройку за вокзалом Парижа, фотограф просунул объектив сквозь деревянные доски временного забора и, не глядя в видоискатель, щелкнул затвором и сделал одну из своих самых известных фотографий.

Искусство рассказа

Картье-Брессон считал, что одно изображение редко может показать целую историю, и успешный иллюстрированный рассказ зависит от последовательности нескольких дополнительных изображений, поддерживающих основной образ истории.

Элементы, которые вместе могут высекать искры от объекта, часто разбросаны — либо в пространстве, либо во времени — и объединение их силой является «сценическим менеджментом» и, как мне кажется, надуманным.

Но если можно сфотографировать «сердцевину», а также погасшие искры предмета, то это картина-рассказ.Страница служит для воссоединения дополнительных элементов, которые разбросаны по нескольким фотографиям.

Статья по теме: Цитаты о фотожурналистике и документальной фотографии

Во время съемки фотограф должен построить историю, иначе его работе не хватит непрерывности. В отличие от писателя он не может измениться: то, что происходит в решающий момент, записывается навсегда.

Картина-рассказ включает в себя совместную работу мозга, глаза и сердца.Цель этой совместной операции — изобразить содержание разворачивающегося события и передать впечатления.

Анри Картье-Брессон

Его лучшие работы примечательны тем, что он полностью игнорирует фотографические традиции и обычный драматический реквизит фотожурналиста.

Например, когда Картье-Брессон освещал коронацию Георга VI в Лондоне в 1937 году, вместо того, чтобы фотографировать процессию, как любой другой фотожурналист, он вместо этого направил камеру на толпу.

Коронация короля Георга VI, Лондон, Англия. Май 1937 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos
Работа для себя и история

Картье-Брессон считал, что история в равной степени касается вас и того, как вы видите мир.

Вы должны знать, в каких рамках вы должны рассказывать свою историю для журнала, но вы не должны работать в журнале… вы работаете на себя и на историю.

Анри Картье-Брессон

Он не интересовался постановочной или студийной фотографией и предпочитал более откровенный подход.

«Промышленная» или постановочная фотография меня не касается. И если я сделаю суждение, то оно может быть только на психологическом или социологическом уровне. Есть те, кто фотографирует заранее, и те, кто выходят, чтобы открыть изображение и запечатлеть его.

Если вы хотите больше узнать о методах работы Картье-Брессона при выполнении заданий, я рекомендую прочитать книгу Ишу Пателя «Мое время с Анри Картье-Брессоном». Вот небольшой отрывок из статьи:

За эти годы он упростил техническую часть фотографии, чтобы она соответствовала своему ненавязчивому стилю съемки, и при этом создавать технически совершенные фотографии.

Например, он судил о освещении на глаз, хотя в кармане брюк носил небольшой люксметр. Поскольку он в основном снимал в затемненных областях, он установил F-стоп на 5,6 или 8 и выдержку от 1/60 до 1/125 секунды, чтобы он мог быстро обратить внимание на объект съемки. Он дал понять, что «для меня не так важна техника, а люди и их деятельность».

Он сказал: «Подумайте о фотографии до и после, но не во время. Секрет в том, чтобы не торопиться, но и действовать очень быстро ».Другими словами, в дальнейшем не должно было быть ни кадрирования изображения, ни осветления, ни других уловок, используемых при печати. Изображение, запечатленное на пленку, должно было стоять само по себе.

Ишу Патель
Остров Сифнос, Киклады, Греция 1961 © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos

Монтаж и постобработка

Картье-Брессон редко обрабатывал пленку самостоятельно и часто отправлял свои фильмы тем, кому доверял. То же самое и с печатью. Это позволило ему проводить больше времени на съемках, а не в темной комнате.

Он говорит, что изображение не должно подвергаться чрезмерной обработке и что вам следует лишь воссоздать настроение снятой сцены.

В процессе увеличения важно воссоздать ценности и настроение того времени, когда был сделан снимок; или даже изменить отпечаток, чтобы привести его в соответствие с намерениями фотографа в тот момент, когда он его снимал.

Картье-Брессон считал, что если вы снимаете плохой снимок, никакая постобработка (работа в темной комнате в его день) не может улучшить его.

Процесс редактирования

При редактировании своей работы Картье-Брессон часто смотрел на свои контактные листы или отпечатки вверх ногами, чтобы судить о достоинствах своих изображений как композиции, а не о влиянии содержания и сюжета.

Для фотографов есть два вида выбора, и любой из них может привести к возможному сожалению. Есть выбор, который мы делаем, когда смотрим в видоискатель на объект; и есть тот, который мы делаем после того, как пленки были проявлены и напечатаны.После проявки и печати вы должны разделить изображения, которые хоть и в порядке, но не самые сильные.

Анри Картье-Брессон

Картье-Брессон также делится тем, почему важно извлекать уроки из наших неудач:

Когда уже слишком поздно, вы с ужасающей ясностью знаете, где именно вы потерпели неудачу; и в этот момент вы часто вспоминаете характерное чувство, которое у вас было, когда вы на самом деле создавали фотографии.

Было ли чувство колебания из-за неуверенности? Было ли это из-за какой-то физической пропасти между вами и разворачивающимся событием? Вы просто не учли некоторые детали в отношении всей установки? Или это было (а это случается чаще), что ваш взгляд стал расплывчатым, ваш взгляд отвлекся?

Картье-Брессон смотрит на контрольные листы в Магнум, Нью-Йорк.1959 © Рене Бурри / Magnum Photos

Мастерство композиции

Картье-Брессон считал, что композиция должна служить для выделения объекта, и все, что может отвлекать зрителя, должно быть исключено из кадра.

Если фотография должна передать свой предмет во всей его яркости, отношения формы должны быть строго установлены. Фотография подразумевает распознавание ритма в мире реальных вещей. Что делает глаз, так это находит и сосредотачивается на конкретном предмете в массе реальности; то, что делает камера, — это просто фиксировать на пленке решение, принятое глазом.

Анри Картье-Брессон

Хотя его фотографии могут показаться спонтанными, на самом деле его композиции очень просчитаны. Для этого он использовал ряд техник искусства, в том числе золотое сечение (также известное как Золотое правило).

Картье-Брессон говорит, что, хотя мы всегда должны думать о композиции, когда дело доходит до фактической съемки изображения, фотограф всегда должен использовать интуицию. Cartier-Bresson снимает то, что кажется правильным, а не то, что соответствует правилам композиции.

Композиция должна быть одной из наших постоянных забот, но в момент съемки она может исходить только от нашей интуиции, поскольку мы стремимся уловить беглый момент, а все взаимосвязи находятся в движении.

Золотая лихорадка. Шанхай, декабрь 1948 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos
Секрет великолепной композиции: геометрия

Когда Чарли Роуз брал интервью у Картье-Брессона, он спросил его: «Что делает композицию великолепной?» Картье-Брессон просто ответил: «Геометрия.

Моя страсть никогда не заключалась в фотографии «сама по себе», а в возможности — через забывчивость — записать за доли секунды эмоции объекта и красоту формы; то есть геометрия, пробуждаемая тем, что предлагается. Фотографический снимок — один из моих альбомов для рисования.

Анри Картье-Брессон

Если вы посмотрите на любое из его изображений, вы заметите, когда это возможно, он использует геометрические линии и формы (треугольники, круги и квадраты), используя их в качестве рамок внутри рамок или для рисования зритель в изображение.

Чтобы «придать смысл» миру, нужно почувствовать себя вовлеченным в то, что он создает в видоискатель. Такое отношение требует концентрации, дисциплины ума, чувствительности и чувства геометрии — простота выражения достигается за счет большой экономии средств. Всегда нужно делать фотографии с величайшим уважением к объекту и самому себе.

Поезд до Аскота от вокзала Ватерлоо. Лондон, Англия 1953 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos
Золотое сечение

Итак, какие композиционные инструменты использовал Картье-Брессон? В основном он использовал технику, называемую золотым сечением, также известную как золотое правило.

Он использовал его не только при кадрировании своего снимка, но и при анализе изображений на этапе редактирования.

При применении золотого правила единственная пара компаса в распоряжении фотографа — это его собственная пара глаз. Любой геометрический анализ, любое приведение изображения к схеме может быть выполнен только (по самой своей природе) после того, как фотография была сделана, проявлена ​​и напечатана — и тогда его можно использовать только для посмертного исследования. картина.

Я надеюсь, что мы никогда не увидим того дня, когда в фотомагазинах будут продаваться маленькие решетки, которые можно закрепить на наших видоискателях; и Золотое правило никогда не будет выгравировано на нашем матовом стекле ».

Анри Картье-Брессон

Теперь вы можете спросить себя, что такое «Золотое правило»? Чтобы полностью ответить на этот вопрос, потребуется другая статья, но вот краткое изложение:

Золотое сечение, также известное как Фи, — это математический инструмент, используемый для достижения визуальной гармонии и баланса в композиции.Для многих это самый приятный способ расположения линий и форм в композиции.

Эту технику использовали некоторые из величайших художников всех времен, и расчет был найден в их самых известных работах. Леонардо да Винчи был художником, широко использовавшим технику золотого сечения.

Подобно правилу третей, эту математическую концепцию можно применить к фотографии, чтобы сделать изображения более привлекательными для зрителя.

Bankers Trust, Манхэттен, Нью-Йорк, 1960 © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos
Обрезка

Картье-Брессон — один из первых пуристов, которые настаивали на том, чтобы никогда не обрезать свои изображения и не печатать весь негатив.

Он считал, что всякий раз, когда вы делаете снимок, он всегда должен формироваться в видоискателе. Если его не устраивало обрамление или композиция, он не обращал внимания на изображение.

Если вы начнете вырезать или кадрировать хорошую фотографию, это означает гибель геометрически правильного взаимодействия пропорций. Кроме того, очень редко бывает, что фотография, которая была плохо скомпонована, может быть сохранена путем воссоздания ее композиции с помощью увеличителя фотолаборатории; целостности видения больше нет.

Анри Картье-Брессон

Фотограф Ева Арнольд, давний друг и коллега по Magnum, утверждает, что Картье-Брессон кадрировал бы свои фотографии, если бы они делали снимки лучше. Так было с Behind Gare St. Lazar , которое является одним из немногих изображений, которые он разрешил обрезать.

© Анри Картье-Брессон / Magnum Photos

Уроки портрета

Хотя Анри Картье-Брессон известен своим откровенным стилем фотографии, он также сделал несколько портретов за свою карьеру.

Всегда предпочитал снимать дома натурщицы. Когда его спрашивали, сколько времени займет сеанс, он любил отвечать: «Дольше, чем у дантиста, но короче, чем у психоаналитика».

Если у фотографа есть шанс добиться истинного отражения мира человека, который находится как вне его, так и внутри него, необходимо, чтобы объект портрета находился в нормальной для него ситуации.

Мы должны уважать атмосферу, которая окружает человека, и интегрировать в портрет среду обитания человека — ведь у человека, не меньше, чем у животных, есть среда обитания.

Анри Картье-Брессон

Еще один важный урок портретной съемки — оставаться ненавязчивым, чтобы объект забыл о камере. Он также рекомендует не использовать какое-либо яркое оборудование, которое может запугать объект съемки:

Прежде всего, необходимо заставить сидящего забыть о камере и фотографе, который с ней обращается. На мой взгляд, для того, чтобы птичка не вылетела, достаточно сложного оборудования, светоотражателей и прочего оборудования.

Анри Матисс, Ванс, Франция. 1944 © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos
Познакомьтесь с предметом съемки

Далее Картье-Брессон дает представление о том, как уловить эмоции человеческого лица и о важности знакомства с предметом.

Что может быть более беглым и преходящим, чем выражение человеческого лица? Первое впечатление, производимое конкретным лицом, часто бывает правильным; но фотограф всегда должен стараться обосновать первое впечатление, «живя» с заинтересованным лицом.

Обычно, когда я фотографирую, мне хочется задать несколько вопросов, чтобы узнать реакцию человека. Трудно говорить в то же время, когда вы внимательно наблюдаете за чьим-то лицом. Но все же вы должны установить какой-то контакт.

В то время как с Эзрой Паундом я простоял перед ним около полутора часов в полной тишине. Мы смотрели друг другу в глаза. Он потирал пальцы. Я сделал, может быть, всего одну хорошую фотографию, четыре возможных и две неинтересных.Получается около шести снимков за полтора часа. И никакого смущения с обеих сторон.

Анри Картье-Брессон

Картье-Брессон объясняет, почему так сложно делать портреты для клиентов и находить правильный баланс.

Решающий момент и психология, не меньше, чем положение камеры, являются главными факторами в создании хорошего портрета.

Мне кажется, было бы довольно сложно быть фотографом-портретистом для клиентов, которые заказывают и платят, потому что, кроме одного или двух меценатов, они хотят, чтобы их польстили, а результат уже не является реальным.

Натурщик с подозрением относится к объективности камеры, в то время как фотограф внимательно следит за психологическим изучением натурщика.

Анри Картье-Брессон

Наконец, он говорит, что портрет — это не только отражение натурщика, но и фотографа.

Верно и то, что во всех портретах, сделанных одним фотографом, проявляется определенная идентичность. Фотограф ищет личность своей натурщицы, а также пытается выразить себя.Настоящий портрет не подчеркивает ни учтивости, ни гротеска, но отражает личность.

Эзра Паунд, Венеция 1971 © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos

Какую камеру использовал Анри Картье-Брессон?

Leica M3 и 50 мм Leica Summicron

Это была установка Картье-Брессона большую часть его жизни. Для пейзажей он также использовал широкоугольный и телеобъектив.

Думаю, что с помощью 50 мм можно покрыть большое количество вещей. Иногда, особенно для пейзажа, нужен 90 мм, потому что он обрезает весь передний план, что не так интересно.Но это ты не решаешь заранее… Я буду работать с таким объективом… Нет.

Это зависит от тематики. Тема направляет вас, она там. Ваша рамка, вы ее видите, это признание определенного геометрического порядка, а также предмета.

Анри Картье-Брессон

Он начал с Leica II и III с Elmar 50 мм, прежде чем переключиться на него. Он также иногда использовал Zeiss Sonnar 50 мм.

Нам не нужно очень большое оборудование. Практически я все время работаю с 50 мм, очень широко открытым объективом, потому что я никогда не знаю, собираюсь ли я в этот момент снимать в темной комнате, а в следующий — на улице при ярком солнце.

Анри Картье-Брессон в 1957 году. Фотография Джейн Боун © The Observer
Пленка и резкость

Картье-Брессон не верил в использование вспышки и, как известно, заклеил корпус своей камеры черной лентой, чтобы сделать ее менее заметной. 35-миллиметровая камера Leica позволяла ему фотографировать, не привлекая внимания.

Картье-Брессон работал исключительно с черно-белой пленкой. Он никогда не увлекался цветной пленкой, несмотря на несколько смелых попыток в конце 50-х, когда работал над заданием по просьбе журнала.

Вот что он сказал о том, почему мы не должны заботиться о резкости изображения (или линз, если на то пошло).

Меня постоянно забавляет представление некоторых людей о фотографической технике — понятие, которое проявляется в ненасытной тяге к резкости изображений.

Это страсть навязчивой идеи? Или эти люди надеются с помощью этой техники trompe l’oeil приблизиться к реальности? В любом случае они так же далеки от реальной проблемы, как и проблемы того другого поколения, которое наделяло все свои фотографические анекдоты преднамеренной нерезкостью, какой она считалась «художественной».”

Анри Картье-Брессон

Другие ресурсы Cartier-Bresson

Рекомендуемые книги Анри Картье-Брессона

Заявление об ограничении ответственности: Photogpedia является партнером Amazon и зарабатывает на соответствующих покупках.

Видео с Анри Картье-Брессоном

Перо, кисть и камера
Интервью с Чарли Роузом (2002)
Анри Картье Брессон — документальный фильм Just Plain Love

Анри Картье-Брессон в поисках 9

Фотографии есть еще фотографии Анри Картье-Брессона? Посетите галереи Cartier-Bresson в MoMA и Magnum Photos.

Рекомендуемая литература

Фонд Анри Картье-Брессона
Мое время с Картье-Брессоном, Ишу Патель
Интервью с Шилой Тернер-Сид, Aperture

Проверка фактов

В каждой публикации профиля фотографа мы стремимся быть точными и справедливыми. Если вы видите что-то не так, свяжитесь с нами, и мы обновим сообщение.

Если вы хотите добавить еще что-нибудь о работе Анри Картье-Брессона, отправьте нам электронное письмо: hello (at) photogpedia.com

Ссылка на Photogpedia

Если вам понравилась статья или вы нашли ее полезной, мы были бы благодарны, если бы вы могли дать нам обратную ссылку или поделиться ею в Интернете через Twitter или любой другой канал социальных сетей.

На исследование и написание этой статьи ушло 3 недели. Отправка ссылки занимает менее 2 минут и ничего вам не стоит.

Наконец, не забудьте подписаться на нашу ежемесячную новостную рассылку и подписаться на нас в Instagram и Twitter.

Источники

Интервью и беседы, 1951–1998
Интервью с Шилой Тернер-Сид, Aperture, 1973
Некролог Анри Картье-Брессона, The Times, 2004
Мое время с Картье-Брессоном, Ишу Патель, 2008
Жизнь и жизнь Глядя, New York Times, 2013 г.
Профиль Анри Картье-Брессона, Музей современного искусства
История Magnum, Magnum Photos
Профиль Анри Картье-Брессона, Magnum Photos

Рассказывают известные фотографы: Анри Картье-Брессон, 1958
Анри Картье-Брессон: Just Plain Love
Документальный фильм о ручке, кисти и камере
Интервью с Чарли Роузом, 2002 г.

Индия: Анри Картье-Брессон, 1988 г.
Иконы фотографии 20-го века, 1999 г.
The Mind’s Eye: Writings on Photography и фотографы, 2004 г.
Анри Картье Брессон: Человек, образ и мир, 2006 г.
Энциклопедия фотографии двадцатого века, 2005 г.
Анри Картье Брессон: Альбом для вырезок, 20 06
Решающий момент, 1952 (издание 2018 года)
Анри Картье-Брессон: биография, 2012
Мастера фотографии, Aperture, 2015

Анри Картье-Брессон Биография, жизнь и цитаты

Биография Анри Картье-Брессона

Детство

Анри Картье-Брессон родился в 1908 году в Шантелуп-ан-Бри, Франция, в семье богатого торговца текстилем. Он был старшим из пяти детей.Его мать, Марта, познакомила его с искусством, включая поездки в Лувр в Париже, посещение концертов камерной музыки и регулярное чтение ему стихов. Его отец, Андре, был суровым человеком, поглощенным ролью отцовского долга и преданным своему успешному текстильному бизнесу. В ответ на отступничество отца в мир бизнеса, Анри в раннем возрасте поклялся никогда не идти по стопам отца.

Живопись заинтересовала Картье-Брессона, когда ему было всего пять лет.Его дядя Луи был опытным художником и обладателем Римской премии 1910 года. Они вместе провели много часов в студии Луи, и Анри начал называть своего дядю своим «мифическим отцом». Ученичество Картье-Брессона в мастерской его дяди закончилось внезапно и трагически, когда Луи погиб во время Великой войны; молодой Картье-Брессон также потерял в этой войне двух своих братьев.

Генри продолжал рисовать самостоятельно и, между рисованием и чтением, нашел способ убежать от суматохи реального мира.В конце концов, его родители наняли двух репетиторов по искусству, чтобы они учили его, пока он учился в католической школе. Хотя фотография в то время еще не представляла для Картье-Брессона особого интереса, он посмотрел несколько фильмов, в том числе основополагающие фильмы Д.В. Гриффит и Эрих фон Штрогейм, которые оказались критическими источниками вдохновения, когда он начал продюсировать свои собственные фильмы после Второй мировой войны.

Раннее обучение

Несмотря на то, что его отец хотел, чтобы его сын поступил в самую престижную французскую бизнес-школу, Картье-Брессон трижды провалил вступительный экзамен на степень бакалавра.Вместо этого в 1926 году он ушел из дома, чтобы учиться в частной художественной академии французского скульптора и художника-кубиста Андре Лота на Монпарнасе. Лот выступал за объединение эстетики кубистов с техническими условностями французских художников-неоклассиков, таких как Пуссен и Давид, которые, как он думал, свяжут модернизм с традицией. Лот и его ученики часто ездили в Лувр, чтобы изучить работы старых мастеров, а работы выдающихся деятелей эпохи Возрождения, таких как Ян ван Эйк и Пьеро делла Франческа, произвели впечатление на подающего надежды молодого художника.Этот опыт контрастировал с посещением студентами галерей вокруг Парижа, где они изучали современное искусство. Сочетая лучшее из старого и нового, Лот стал для Картье-Брессона учителем «фотографии без фотоаппарата». Он также некоторое время изучал портретную живопись у светского портретиста Жака-Эмиля Бланша.

Картье-Брессон провел год — с 1928 по 1929 — изучая искусство и литературу, а также английский язык в Колледже Магдалины Кембриджского университета в Англии.В 1930 году он был вынужден оставить учебу, когда его призвали во французскую армию и разместили в Ле Бурже недалеко от Парижа. Вернувшись во Францию, его бывший наставник по искусству познакомил его с важными контактами во французских художественных кругах, включая писателя-сюрреалиста Рене Кревеля. Они поладили, и Кревель и Картье-Брессон вскоре стали посещать шумные парижские кафе и вместе с другими сюрреалистами наслаждались захватывающей ночной жизнью столицы. Анри привлекал известный нигилизм Кревеля, его бунтарский дух и его преданность философии, изложенной в сюрреалистическом манифесте.Спонтанное выражение сюрреализма и опора на интуицию побудили Картье-Брессона добавить такие идеи в свои собственные эксперименты. Через Кревеля Картье-Брессон познакомился с основателем сюрреализма Андре Бретоном, а также с Максом Эрнстом, Марселем Дюшаном и Ман Рэем. В этот период Картье-Брессон также увлекся современной философией и литературой и с жадностью читал работы таких мыслителей, как Шопенгауэр, Ницше, Достоевский, Рембо, Пруст, Малларме, Фрейд, Маркс и Энгельс.

Картье-Брессон, безусловно, был увлечен сюрреализмом, а идеи и личности этого движения очень его заинтриговали.Но в конечном итоге он решил последовать совету коллег Роберта Капы: «Остерегайтесь лейблов. Они обнадеживают, но кто-то собирается наклеить на вас один, от которого вы никогда не избавитесь, -« маленький фотограф-сюрреалист ». Вы потеряетесь — вы станете драгоценным и воспитанным. Вместо этого возьмите ярлык «фотожурналист» и оставьте другое для себя, в глубине души ».

В 1931 году, выполнив свои военные обязанности, в течение которого он прочитал роман Джозефа Конрада « Сердце тьмы » (1899), Картье-Брессон отправился в Кот-д’Ивуар во французской колониальной Африке с намерением сбежать из ограничения городской жизни и приключения.Он выжил благодаря охоте, стрельбе из дичи, а затем продаже мяса сельским жителям. Приобретя фотоаппарат перед отъездом в Африку, Картье-Брессон фотографировал подержанным фотоаппаратом Krauss. Его годичное приключение закончилось, когда Анри заболел черноводной лихорадкой, паразитарной болезнью, которая чуть не убила его. Его состояние ухудшилось до такой степени, что он отправил этой семье открытку с изложением своих последних желаний.

Картье-Брессон вернулся во Францию ​​в 1931 году, выздоравливая сначала в Марселе.Случайно он увидел фотографию Три мальчика на озере Танганийка (около 1929 г.), сделанную венгерским фотографом Мартином Мункачи, на которой изображены три голых мальчика, бегущих по волнам на африканском пляже. Образ их силуэтов настолько поразительно запечатлел момент времени, что Генри был вдохновлен заниматься фотографией с серьезностью, отсутствовавшей в его предыдущих занятиях с медиумом. Он вспомнил этот опыт, сказав: «Я внезапно понял, что фотография может исправить вечность в мгновение ока.Это единственное фото, которое на меня повлияло. В этом изображении такая интенсивность, такая спонтанность, такая жизнерадостность , такая «чудесность», что даже сегодня он меня поражает ».

Годом позже Картье-Брессон купил свою первую камеру Leica. новинка для рынка, и это помогло облегчить импровизированный характер его подхода к фотографии с ее небольшим размером и портативностью, позволяя ему действовать быстро, делать откровенные снимки своих объектов, не будучи чрезмерно навязчивыми.С 1932 по 1933 год он путешествовал по Европе и Африке со своим фотоаппаратом в компании друзей, а затем скитался по Мексике большую часть 1934 года. Хотя большое количество фотографий, которые он сделал за этот трехлетний период, было заказано для публикаций, Cartier -Брессон также начал составлять портфолио для выставки.

Зрелый период

Картье-Брессон ненадолго отказался от фотографии, чтобы стать кинорежиссером. Незадолго до Второй мировой войны он отправился в Нью-Йорк, где провел год, изучая принципы монтажа у модернистского фотографа Пола Стрэнда, и провел свою первую фотовыставку в галерее Жюльена Леви в 1935 году.Он вернулся в Париж в 1936 году, решив запечатлеть ухудшение политического климата в Европе в движущихся изображениях. После того, как Г.В. Пабст и Луис Бунюэль отклонили его предложения о помощи, он вместе с Жаном Ренуаром работал над пропагандистским фильмом для коммунистической партии. Фильм La vie est à nous (Жизнь наша) (1936) подверг критике ведущие семьи, контролировавшие Францию. Последующий фильм Ренуара, La Regle du Jeu (Правила игры) (1939), в котором Картье-Брессон играл английского дворецкого, ставшего теперь классиком, был сатирической комедией, исследующей отношения между аристократами и их слугами.Картье-Брессон впоследствии снял три документальных фильма в поддержку республиканской Испании. В 1937 году он вернулся к фотографии, когда он присоединился к сотрудникам недавно созданной коммунистической газеты Ce Soir вместе с Робертом Капой и Дэвидом «Чим» Сеймуром.

С началом Второй мировой войны Картье-Брессон присоединился к французским вооруженным силам в качестве фотографа. В том же году его взяли в плен и отправили в немецкий трудовой лагерь. Проведя ужасные три года в лагере, он сбежал с третьей попытки.Он вернулся на ферму в Вогезах, где ранее закопал свою Leica, откопал камеру и оставался там до конца войны. На ферме он встретил свою первую жену Ратну Мохини; он также продолжал подпольную деятельность сопротивления с Национальным движением военнопленных и депортированных (MNPGD), используя ферму в качестве своей домашней базы. Как только по радио было объявлено о высадке союзных войск в Нормандии, он вместе с Капой отправился в Париж, чтобы освещать освобождение города от немецкой оккупации.Капа сделал одни из самых символичных фотографий вторжения союзников в день «Д» на Омаха-Бич и, возможно, Второй мировой войны в целом, которые называются Великолепная одиннадцать . Фактически, эти двое мужчин были ответственны за создание некоторых из самых запоминающихся изображений агонии разрушительной войны. Позже Картье-Брессон создал фильм о возвращении французских военнопленных под названием Le Retour (1946). Вместе с ними Картье-Брессон и Капа определили фотожурналистику военного времени.

В 1947 году Картье-Брессон стал соучредителем Magnum Photos вместе с другими фотографами Капой, Сеймуром и Джорджем Роджерсом. Агентство помогло защитить интересы фотографов, законных владельцев негативов и все права на воспроизведение. Члены-основатели Magnum разделились и путешествовали по миру с Cartier-Bresson, документируя Азию. Картье-Брессон больше не работал по контрактам с журналами и вынужден был искать работу самостоятельно. Его политическая деятельность была строго левой, и он был предан журналистской фотографии, особенно в интересах коммунистической прессы.Его работа в Азии включала документацию коммунистического перехода в Китае, раздела Пакистана и смерти Махатмы Ганди. К 1950 году он был удостоен премии US Camera Prize за лучший репортаж года за репортаж о Ганди и еще одной награды от престижного зарубежного пресс-клуба за его фотографии, сделанные в Нанкине и Шанхае.

Одним из важнейших событий его карьеры стала публикация в 1952 году книги его собственных работ под названием The Decisive Moment .Обложка книги была разработана его другом Анри Матиссом, а 126 фотографий, которые она представила, были взяты из его растущего портфолио изображений со всего мира. Он объяснил, как он пришел к этому титулу, процитировав священнослужителя и политического агитатора 17 -го -го века кардинала де Реца: «Il n’y a rien dans ce monde qui n’ait un moment decisif» («Нет ничего в этот мир, в котором нет решающего момента »). Эта фраза стала не просто названием его первой крупной публикации, она стала его эстетическим смыслом raison d’être .Он объяснил: «Для меня фотография — это одновременное признание за доли секунды значения события, а также точной организации форм, которые придают этому событию его надлежащее выражение».

Книга «Решающий момент » стала кульминацией усилий Картье-Брессона и его друга Э. Териаде. Териаде был успешным издателем книг по изобразительному искусству, который ранее составлял впечатляющие книги для Джакометти, Пикассо, Матисса и других. Работая вместе, Териаде подняла фотографии Картье-Брессона из фотожурналистики в искусство, потенциально из низшего искусства в высокое.Териаде планировал опубликовать несколько книг с Картье-Брессоном и другими важными фотографами, но Вторая мировая война позволила ему опубликовать только одну книгу с Картье-Брессоном: Европейцы (1955).

К моменту своей первой выставки во Франции в 1955 году, проходившей в Павильоне Марсана в престижном Лувре в Париже, Картье-Брессон приобрел международное признание, не в последнюю очередь благодаря своим откровенным портретам таких известных людей, как Уильям Фолкнер, Трумэн Капоте, Ман Рэй, Марсель Дюшан и многие другие.Его вторая жена позже вспоминала, что его популярность как портретиста и способность извлекать максимум из каждой ситуации были ключом к его успеху. Он никогда не отказывался от того, чтобы его представили никому, у него всегда была чуткость к тому, с кем он разговаривал (будь то правитель или нищий), и в конечном итоге он был очень связан со многими важными людьми; все эти атрибуты позволяли ему получить доступ к фотографиям, с которыми не мог сравниться ни один другой фотограф. В течение следующих 10 лет он продолжал путешествовать по миру, часто в контексте войны или ее ужасных последствий, из Мексики, США.С., Китай, Япония, Индия и СССР. Кроме того, он был первым западным фотографом, сделавшим фотографии в Советском Союзе времен холодной войны.

Поздний период

В 1966 году Картье-Брессон покинул Magnum и ушел из фотографии. В 1970 году он развелся со своей давней женой, чтобы жениться на коллеге-фотографе Мартине Франк. У пары родилась дочь по имени Мелани. Анри больше не путешествовал по миру, а вместо этого посвятил себя отцовству.

В 1970-х Картье-Брессон ушел из фотографии и даже вообще перестал фотографировать, не считая того, что время от времени делал частные портреты.Фактически, он перестал носить с собой камеру, которая большую часть его взрослой жизни была продолжением его тела; он хранил фотоаппарат в сейфе, где и оставался мало использованным в последние годы его жизни.

Он также снова начал рисовать, применяя эстетику, отточенную за всю жизнь создания в основном фотографий. К концу жизни Картье-Брессон даже неохотно обсуждал фотографию — среду, которая была делом всей его жизни. Всегда избегая фотографировать самого себя, Анри также избегал интервью и не хотел участвовать в качестве куратора, архивариуса или даже комментатора своей фотографии.В 2003 году вместе с женой и дочерью он создал Фонд Анри Картье-Брессона. 3 августа 2004 года он скончался в Цересте, Франция.

Наследие Анри Картье-Брессона

Ничто не отражает суть работы Картье-Брессона более точно, чем концепция «решающего момента». С момента его изобретения возможности фотографии обсуждались, и разрыв между «художественной» и «документальной» фотографией казался неразрешимым. Сочетание его склонности к дисциплинированной живописи великих мастеров с его интересом к сюрреализму и современной философии, а также с его жаждой приключений и желанием быть в курсе текущих событий.Картье-Брессон использовал фотографию для создания визуальных документов удивительной спонтанности. Поскольку он отказался изменять свои изображения после того, как сфотографировал фотографию, в том числе предыдущую кадрирование, хотя часто и искусно оформлено, похоже, объединяет две возможности фотографии: искусство и визуальную документацию.

Одним из величайших достижений разностороннего фотографа было то, что он не полагался на журналы для получения комиссионных, что могло быть ограничительным с профессиональной точки зрения. В случае заказов художественная лицензия часто была весьма ограничена, а предмет диктовался характером данной комиссии.Соучредитель Magnum позволил ему продолжить свои усилия в области фотожурналистики, но выбирать своих собственных субъектов вместо того, чтобы принимать задания; в то же время он мог свободно заниматься фотографией из-за ее художественных возможностей. Картье-Брессон, считавший себя фотожурналистом и считавшийся одним из настоящих пионеров уличной фотографии, был способен создавать очень современные композиции. Разнообразие его произведений огромно; его карьера в некотором смысле была одним долгим экспериментом, который вдохновил таких разных фотографов, как Хелен Левитт, Роберт Франк, Дайан Арбус и Ли Фридлендер.

Анри Картье-Брессон: 70-летняя ретроспектива — Фотографии Анри Картье-Брессона

Швейцарский художник и скульптор Альберто Джакометти, 1961 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

© Камагуэй, Куба, 1963 Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Дессау, Германия, 1945 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Салерно, Италия, 1933 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos , любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Труман Капоте, 1947 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Торчелло недалеко от Венеции, 1953 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

За вокзалом Сен-Лазар, Париж, Франция, 1932 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Rue de Vaugirard, Париж, Франция , Май 1968 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Велосипедный маршрут «Les 6 jours de Paris», велодром, Париж, Франция, ноябрь 1957 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессон

Альберто Джакометти, Рю д’Алезия, Париж, Франция, 1961 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Толпа ждет у банка, чтобы купить золото в последние дни Гоминьдана , Шанхай, Китай, декабрь 1948 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Линейный ускоритель, Стэнфордский университет, США, 1967 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Джордж Хойнинген-Хюэн: Анри Картье-Брессон, Нью-Йорк, 1935 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Первый оплачиваемый отпуск, берега Сены, Франция, 1936 г. © H Энри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Мартина Франк, Париж, Франция, 1967 © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Ливорно, Тоскана, Италия, 1933 © Генри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Анри Картье-Брессон Фотограф | Все о фото


Анри Картье-Брессон, родившийся в Шантелу, Сена и Марна, рано увлекся живописью, особенно сюрреализмом.В 1932 году, проведя год в Кот-д’Ивуаре, он открыл для себя Leica — камеру, которую он выбрал впоследствии — и на всю жизнь увлекся фотографией. В 1933 году у него была первая выставка в галерее Жюльена Леви в Нью-Йорке. Позже он снял фильмы с Жаном Ренуаром. Взятый в плен в 1940 году, он сбежал с третьей попытки в 1943 году и впоследствии присоединился к подпольной организации для помощи заключенным и беглецам. В 1945 году он сфотографировал освобождение Парижа с группой профессиональных журналистов, а затем снял документальный фильм Le Retour ( Возвращение ).В 1947 году вместе с Робертом Капой, Джорджем Роджером, Дэвидом «Чимом» Сеймуром и Уильямом Вандивертом он основал компанию Magnum Photos.

После трех лет путешествий по Востоку в 1952 году он вернулся в Европу, где опубликовал свою первую книгу « Images à la Sauvette » (опубликована на английском языке как The Decisive Moment ). Он объяснил свой подход к фотографии в следующих терминах: «Для меня фотоаппарат — это альбом для набросков, инструмент интуиции и спонтанности, мастер момента, который в визуальном плане одновременно задает вопросы и решает.Именно благодаря экономии средств достигается простота выражения ». С 1968 года он начал сокращать свою фотографическую деятельность, предпочитая сосредоточиться на рисовании и живописи. В 2003 году вместе с женой и дочерью он создал Фонд Анри Картье. Брессона в Париже за сохранение своих работ. Картье-Брессон получил огромное количество премий, наград и почетных докторских степеней. Он умер в своем доме в Провансе 3 августа 2004 года, за несколько недель до своего 96-летия.

Источник: Magnum Photos

Его техника: Анри Картье-Брессон почти исключительно использовал 35-миллиметровые дальномерные фотоаппараты Leica, оснащенные обычными 50-миллиметровыми объективами, а иногда и широкоугольными для пейзажей.Он часто обматывал хромированный корпус камеры черной лентой, чтобы сделать его менее заметным. С быстрыми черно-белыми пленками и резкими линзами он мог фотографировать почти незаметно, чтобы запечатлеть события. Больше не привязанные к огромной пресс-камере 4 × 5 или неудобной двухлинзовой зеркальной камере среднего формата, камеры миниатюрного формата дали Картье-Брессону то, что он назвал , «бархатной рукой [и] ястребиным глазом». Он никогда не фотографировал со вспышкой, практика, которую он видел как «Невежливо … как прийти на концерт с пистолетом в руке. Он верил в компоновку своих фотографий в видоискателе, а не в темной комнате. Он продемонстрировал это убеждение, напечатав почти все свои фотографии только в полнокадровом режиме и полностью без кадрирования или других манипуляций в темной комнате. Более того, он подчеркнул, что его отпечатки не были обрезаны, настаивая на том, что они включают первый миллиметр или около того неэкспонированного чистого негатива вокруг области изображения, в результате чего после печати образуется черная рамка вокруг позитивного изображения.

Анри Картье-Брессон работал исключительно в черно-белом цвете, другие чем несколько неудачных попыток в цвете.Он не любил проявлять или делать свои собственные отпечатки и проявлял значительное отсутствие интереса к процессу фотографии в целом, сравнивая фотографию с маленькой камерой с «мгновенным рисунком» . Технические аспекты фотографии были значимы для него только там, где они позволяли ему выразить то, что он видел: «Постоянные новые открытия в химии и оптике значительно расширяют поле нашей деятельности. Мы должны применить их к нашей технике, чтобы улучшить мы сами, но существует целая группа фетишей, связанных с техникой.Техника важна лишь постольку, поскольку вы должны овладеть ею, чтобы передать то, что вы видите … Камера для нас — инструмент, а не симпатичная механическая игрушка. В точном функционировании механического объекта, возможно, есть бессознательная компенсация тревог и неуверенности повседневных усилий. В любом случае люди слишком много думают о технике и недостаточно о зрении ».

Он положил начало традиции тестирования новых объективов для фотоаппаратов, фотографируя уток в городских парках.Он никогда не публиковал изображения, но называл их «мое единственное суеверие» , так как считал это «крещением» объектива. Анри Картье-Брессон считается одной из самых скромных личностей в мире искусства. Он не любил публичность и демонстрировал свирепую застенчивость с тех пор, как скрывался от нацистов во время Второй мировой войны. Хотя он сделал много известных портретов, его собственное лицо было мало известно миру (что, по-видимому, имело то преимущество, что позволяло ему спокойно работать на улице).Он отверг чужие применения термина «искусство» к своим фотографиям, которые, как он думал, были просто его внутренней реакцией на моменты времени, с которыми он столкнулся. «В фотографии самая маленькая вещь может стать отличным объектом. Маленькая человеческая деталь может стать лейтмотивом».

Источник: Википедия


Анри Картье-Брессон интуитивно записал решающие моменты человеческой жизни во всем мире в поэтическом документальном стиле. Его фотографии наделяют спонтанные случаи смыслом, загадочностью и юмором с точки зрения точной визуальной организации, а его работы, хотя их чрезвычайно трудно воспроизвести, повлияли на многих других фотографов.Его фотографии можно охарактеризовать как его собственную фразу: «решающий момент», волшебный момент, когда мир становится в видимый порядок и значение, и может быть запечатлен одаренным фотографом.
Брессон анри: Анри Картье-Брессон — 20 произведений

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх